Что нужно было толстому для работы: о правилах жизни, своих пороках, недостатках и жене.

Содержание

о правилах жизни, своих пороках, недостатках и жене.

Лелеете мечту о литературной славе, но не можете начать писать? Мешают самолюбование, вредные привычки и лень? Перечитываем дневники Льва Толстого, вспоминаем, как он боролся с прокрастинацией, и начинаем двигаться к великой цели.

Иван Крамской. Портрет Л. Н. Толстого (фрагмент). 1873. Государственная Третьяковская галерея

Заведите себе дневник

Лев Толстой вел дневники большую часть своей жизни. В них он не только описывал события, но и рассуждал о собственных моральных качествах, литературе и высоком предназначении писателя. Если решите вести дневник как Лев Толстой, в нем вам придется разговаривать с самим собой — прежде всего ставить цели на будущее:

Упрекать себя за ничегонеделание и тут же воодушевляться чужими примерами:

21 марта 1855 года. Ничего не делал. Получил восхитительное письмо от Маши, в котором она описывает мне свое знакомство с Тургеневым. Милое, славное письмо, возвысившее меня в собственном мнении и побуждающее к деятельности.

Записывать разные неприличности и ностальгировать по своим ранним произведениям:

4 июня 1856 года. Встал в 5, гулял, признаюсь, с ужасно эротическими мыслями. Читал первые стихотворения Пушкина. Потом разбирал свои старые тетради, непонятная, но милая дичь.

Обязательно запишите в дневник правила, по которым намерены жить

Декабрь 1853 — январь 1854 года
«Дурно ли, хорошо — всегда работать», «Вставать до восхода солнца»,
«Писать всегда и все четко и ясно», «С утра определять занятия на день и стараться исполнять их»
.

Правила могут касаться не только работы, но и вашего морального облика в целом:

Просто зафиксируйте их, даже если вы нутром чуете, что следовать правилам получится далеко не всегда.

Признайтесь себе в своих худших пороках

Будьте честны с самим собой: собственные пороки, как и врагов, нужно знать в лицо. Расставьте приоритеты и начните искоренять недостатки характера:

6 сентября 1854 года. Важнее всего для меня в жизни исправление от лени, раздражительности и бесхарактерности. Любовь ко всем и презрение к себе!

При этом никто не запрещает позднее переосмыслить пороки и принять себя таким, какой вы есть. Или хотя бы отделить относительные недостатки от абсолютных.

14 июля 1855 года. Может быть, я не переработаю свой характер, а сделаю только одну и важную глупость из желания переработать его. Есть ли нерешительность капитальный недостаток — такой, от которого нужно исправляться? Есть недостатки абсолютные, как-то: лень, ложь, раздражительность, эгоизм, которые всегда недостатки.

Постоянно практикуйтесь в своих пороках. Отвлекайтесь от основного дела

Сели за работу, но пришел ваш друг Горчаков? Порадуйтесь этому! Вам нравятся ваши усы? Разглядывайте их в зеркале, а потом запишите все это в дневник.

Читайте также:

11 июля 1854 года… Только перед вечером написал очень мало. Почему? Лень, нерешительность и страсть смотреть свои усы и фистулы. За что и делаю себе два упрека.

Вставайте поздно, раздражайтесь. Срывайтесь на близких. Зимой можете позволить себе похандрить, в особо критических ситуациях — даже погадать. Нарушайте собственные правила. И не забудьте написать об этом в дневник — для себя и ваших будущих биографов.

9 января 1854 года. 1) Встал поздно. 2) Разгорячился, прибил Алешку. 3) Ленился. 4) Был беспорядочен. 5) Был грустен.

10 и 11 января 1854 года. Встал очень поздно и от холода ничего не мог делать. После обеда ушел к Жукевичу и безалаберно провел весь вечер и ночь.

1) Валялся. 2) Падал духом. 3) Злился — ударил кошку и 4) вообще забыл о правилах. 5) Гадал.

Проиграйте в карты последние деньги. Всегда заявляйте себе, что это в последний раз. Надейтесь на то, что от неприятностей вас убережет Бог. Хотя не исключено, что к этому моменту вы уже успели проиграть свой дом в Ясной Поляне.

28 января 1855 года. Два дня и две ночи играл в штосс. Результат понятный — проигрыш всего — яснополянского дома. Кажется, нечего писать — я себе до того гадок, что желал бы забыть про свое существование.

6, 7, 8 февраля 1855 года. Опять играл в карты и проиграл еще 200 р[ублей] сер[ебром]. Не могу дать себе слово перестать, хочется отыграться, а вместе могу страшно запутаться… Предложу завтра Одаховскому сыграться, и это будет последний раз.

12 февраля 1855 года. Опять проиграл 75 р. Бог еще милует меня, чтобы не было неприятностей; но что будет дальше? Одна надежда на него!

Если вам лень что-то делать, обязательно напишите об этом в дневнике. Отмечайте этот факт как можно чаще. Быть может, в конце концов лениться просто надоест и вы возьметесь за дело.

5 июля 1855 года. Факты: лень, лень, лень.

12 июля 1855 года. Целый день не писал ничего, читал Бальзака, занимался только ящиком новым. 1) Лень, 2) Лень, 3) Лень…

Заставьте недостатки служить вашей цели

Помните, вы как-то сокрушались о том, что самолюбие и тщеславие — одни из ваших главных пороков? Взгляните на них другими глазами. Если ваши неизменные враги — лень и раздражительность, то именно тщеславие поможет их преодолеть.

Сравните себя с кем-нибудь из коллег по цеху. Прежде всего с тем, кто много и продуктивно пишет и, возможно, уже купил себе старинный замок во Франции на гонорары.

Постоянно напоминайте себе о том, как сильно вы хотите стать знаменитым. Если у вас есть и здоровое писательское тщеславие, и высокая цель — это огромный плюс.

17 сентября 1855 года. Все-таки единственное, главное и преобладающее над всеми другими наклонностями и занятиями должна быть литература. Моя цель — литературная слава. Добро, которое я могу сделать своими сочиненьями…

Уйдите с работы и женитесь

Будьте решительнее. Подайте в отставку, чтобы сосредоточиться на литературной карьере.

17 сентября 1855 года. …Завтра еду в Королес и прошусь в отставку, а утро пишу «Юность».

В какой-то момент признайтесь себе: вы пропадете, если не начнете что-то делать. И начните хотя бы с малого.

Женитесь. Даже если считаете, что это совсем не нужно, и вы будете отвлекаться еще больше. Об этом позже напишете в дневник.

28 августа 1862 года. Мне 34 года. Встал с привычкой грусти… Поработал, написал напрасно буквами Соне… Скверная рожа, не думай о браке, твое призванье другое, и дано зато много.

Любовь и брак могут помочь вам навести порядок в жизни.

8 февраля 1863 года. Мы в Ясной… Мне так хорошо, так хорошо, я так ее люблю. Хозяйство и дела журнала хороши… Как мне все ясно теперь… Все она. Она не знает и не поймет, как она преобразовывает меня, без сравненья больше, чем я ее.

А когда приступите к написанию самого известного вашего романа, жена, возможно, даже будет помогать вам. Например, переписывать начисто черновики, пока вы будете сочинять новые главы. Это ли не удача для писателя?

Еще больше материалов о Льве Толстом — в нашем спецпроекте к 190-летию со дня рождения писателя

Автор: Людмила Котлярова

«Толстой несомненно колеблет трон» – Власть – Коммерсантъ

В 1873 году граф Лев Николаевич Толстой был избран членом-корреспондентом Императорской Санкт-Петербургской академии наук, хотя всего несколькими годами ранее академики ругали писателя за глумление над Россией и лучшими страницами ее истории. Удивительная непоследовательность власти в отношении писателя, подрывавшего ее устои, продолжалась до последних дней жизни Толстого.

Евгений Жирнов

«Встретил нападение с двух сторон»

Те, кто учился в советские времена, вряд ли могут забыть о статье Ленина «Лев Толстой, как зеркало русской революции». Ведь практически на любом занятии или лекции, где рассматривалась история первой русской революции, упоминалась эта ленинская работа. Ленин писал, что революция — явление сложное и противоречивое. Как и все в Толстом: «Противоречия в произведениях, взглядах, учениях, в школе Толстого — действительно кричащие».

Но куда интереснее другое. Таким же противоречивым было и отношение власти к писателю, который каждый день шаг за шагом расшатывал устои существующего строя. А из сохранившихся документов и воспоминаний складывается удивительная картина непоследовательности в принятии и исполнении решений, касавшихся Л. Н. Толстого. Причем началось все еще на заре его писательской славы.

Каким бы великим философом вы себя ни мнили, а все же нельзя безнаказанно презирать свое отечеств

Публикация романа «Война и мир» вызвала всеобщий интерес, но отнюдь не всеобщий восторг. Современники описываемых Толстым событий находили немало несуразностей и неверную, с их точки зрения, трактовку многих событий. И самыми ярыми критиками писателя стали поэт и член Императорской Санкт-Петербургской академии наук князь П. А. Вяземский и член Государственного совета, в недавнем прошлом бывший министром народного просвещения академик А. С. Норов. Академик А. В. Никитенко 13 октября 1868 года записал в дневнике:

«Авраам Сергеевич (Норов) просил пересмотреть и, где нужно, поправить его статью по поводу романа «Война и мир», о войне двенадцатого года и о Бородинском сражении. Статья любопытна, особенно подробности Бородинского боя, где Авраам Сергеевич потерял ногу. Итак, Толстой встретил нападение с двух сторон: с одной стороны — князь Вяземский, с другой — Норов, последний, как очевидец. И впрямь, какой бы великий художник вы ни были, каким бы великим философом вы себя ни мнили, а все же нельзя безнаказанно презирать свое отечество и лучшие страницы его славы».

С этими оценками были согласны другие академики и многие вельможи и высокопоставленные чиновники. Казалось бы, ни о каком избрании Толстого в академию не может быть и речи. Тем более что, судя по дневнику академика Никитенко, вся деятельность Императорской академии наук находилась под постоянным присмотром руководителей Министерства народного просвещения. Но 13 декабря 1873 года на заседании II Отделения академии граф Лев Толстой был избран членом-корреспондентом.

«Сильное впечатление, но и отвращение»

Но ярче всего Толстой выступил в качестве зеркала русской государственной непоследовательности в ходе событий, сопровождавших постановку его пьесы «Власть тьмы», написанной осенью 1886 года. Публика с нетерпением ждала постановки драмы, о которой восторженно рассказывали знакомые автора, слышавшие ее чтение в доме Толстого. Новая пьеса вызвала и немало толков в прессе. Такой взрыв интереса предвещал драме огромный успех, и знаменитая в то время актриса М. Г. Савина просила Толстого дать ей пьесу для постановки в Александринском театре, обещая сама похлопотать по поводу разрешения на постановку в цензуре и дирекции императорских театров. Толстой согласился, Савина получила пьесу в гранках, еще до выхода ее из печати, и в театре приступили к подготовке спектакля.

Но к тому времени уже никто не сомневался в том, что граф Толстой — убежденный, хоть и противоречивый, противник существующего строя и церкви. О выходе нового произведения Толстого известили императора Александра III, и, ознакомившись с отзывами о пьесе, монарх написал генерал-адъютанту П. А. Черевину:

Известный защитник всех слабых и угнетенных от власть имущих для разрешения конфликтов с яснополянскими крестьянами не стеснялся обращаться за помощью к властям (на картине — Лев Толстой в роли мирового посредника в годы крестьянской реформы)

Фото: РГАКФД/Росинформ, Коммерсантъ

«Я переговорю с вами об этом при первом докладе. Надо было бы положить конец этому безобразию Л. Толстого, он чисто нигилист и безбожник. Не дурно было бы запретить теперь продажу его драмы «Власть тьмы», довольно он уже успел продать этой мерзости и распространить ее в народе».

Цензура без промедления запретила постановку пьесы. Однако друзья Толстого — шталмейстер императорского двора А. А. Стахович и ближайший помощник писателя В. Г. Чертков — решили изменить отношение влиятельных людей к «Власти тьмы». В домах известных в Санкт-Петербурге особ были организованы чтения драмы. А Стахович читал пьесу в доме министра императорского двора И. И. Воронцова-Дашкова в присутствии самого императора. Мемуаристы потом утверждали, что Александру III пьеса понравилась и что он пожелал присутствовать на генеральной репетиции пьесы в Александринке. Театр возобновил подготовку к постановке. А публика с еще большим нетерпением ждала представления ожидаемо запрещенной и неожиданно разрешенной драмы.

Однако главный цензор, начальник Главного управления по делам печати Е.  М. Феоктистов, оказавшийся в крайне неприятном положении, отправил пьесу обер-прокурору Священного правительствующего синода К. П. Победоносцеву, который некогда был воспитателем императора и имел на бывшего питомца значительное влияние. 18 февраля 1887 года Победоносцев писал Александру III:

«Я только что прочел новую драму Л. Толстого и не могу прийти в себя от ужаса. А меня уверяют, будто бы готовятся давать ее на императорских театрах и уже разучивают роли.

Не знаю, известна ли эта книжка вашему величеству. Я не знаю ничего подобного ни в какой литературе. Едва ли сам Золя дошел до такой степени грубого реализма, на какую здесь становится Толстой.

Искусство писателя замечательное, но какое унижение искусства! Какое отсутствие,— больше того,— отрицание идеала, какое унижение нравственного чувства, какое оскорбление вкуса! Больно думать, что женщины с восторгом слушают чтение этой вещи и потом говорят о ней с восторгом. Скажу даже: прямое чувство русского человека должно глубоко оскорбиться при чтении этой вещи. Неужели наш народ таков, каким изображает его Толстой? Но это изображение согласуется со всею новейшею тенденцией Толстого,— народ-де у нас во тьме со своей верой, и первый он, Толстой, приносит ему свое евангелие».

Победоносцев, зная, что император считает себя поборником нравственности, писал:

«Нравственный уровень нашей публики очень низок, равно как и вкус ее. Ложи наполнятся молодыми девицами и детьми… Какова будет в нравственном отношении привычка смотреть в течение нескольких часов живую картину разврата, преступлений и дикого быта».

А кроме того, обер-прокурор задел еще одну чувствительную струну:

«Стоит подумать еще и о том, как отзовется такое публичное представление русского сельского быта у иностранцев за границею, где вся печать, дышащая злобою против России, хватается жадно за всякое у нас явление и раздувает иногда ничтожные и выдуманные факты в целую картину русского безобразия».

В написанном на следующий день письме Александр III практически оправдывался как школьник:

«Благодарю вас, любезный Константин Петрович, за Ваше письмо о драме Л.  Толстого, которое я прочел с большим интересом. Драму я читал, и она на меня сделала сильное впечатление, но и отвращение. Все, что вы пишете, совершенно справедливо, и могу вас успокоить, что давать ее на императорских театрах не собирались, а были толки о пробном представлении без публики, чтобы решить, возможно ли ее давать, или совершенно запретить. Мое мнение и убеждение, что эту драму на сцене давать невозможно, она слишком реальна и ужасна по сюжету. Грустно очень, что столь талантливый Толстой ничего лучшего не мог выбрать для своей драмы, как этот отвратительный сюжет, но написана вся пьеса мастерски и интересно».

«С четырьмя августейшими братьями»

Цензура получила указание окончательно запретить постановку «Власти тьмы», и вопрос можно было считать исчерпанным. Но в 1890 году ее решили поставить в домашнем театре А. В. Приселкова, что законами не возбранялось. Главным требованием было ограничение количества мест в зрительном зале, которые в силу особых обстоятельств пересчитывал сам петербургский градоначальник генерал-лейтенант П.  А. Грессер. Он же предупредил Приселкова, чтобы тот не ждал на представлении высокопоставленных особ.

«Такое категорическое заявление одного из высших чинов столичной полиции,— вспоминал Приселков,— не давало места сомнению, и потому, попросив передать градоначальнику мою сердечную благодарность за дружеское извещение, пришедшее, к сожалению, немного поздно,— я начал встречать съезжавшихся гостей и приглашать их занять места, не исключая и кресел, приготовленных для августейших гостей. Каково же было мое радостное изумление, когда ровно в 9 часов их высочества с четырьмя августейшими братьями государя императора во главе поднимались по лестнице».

Такая поддержка не могла не оказать своего действия, и драму решили поставить на сцене театра известного в то время издателя А. С. Суворина, о чем писатель и драматург Н. Н. Гнедич вспоминал:

«Когда я неожиданно стал надоедать с ней начальнику по делам печати Феоктистову, он морщился, карежился и кисло мне замечал:

— Что вы пристали к этой мерзости? Охота вам!

Наконец по идее старшего драматического цензора Литвинова — кстати сказать, очень милого и благожелательного человека — Суворин набрал и отпечатал издание «Власти тьмы» с пропуском всего того, что считал Феоктистов нецензурным. Таким образом, его прижали к стене: им самим было одобрено к сцене все остальное. У нас закипела работа. Закипела она и в Александринском театре, где пьесу Толстого решили тоже ставить и где вся обстановка была приготовлена еще пять лет назад. Но Феоктистов вдруг одумался. Он снова прислал запрещение — и наши репетиции прекратились».

Однако запрет задевал финансовые интересы дирекции императорских театров, и имевший влияние при дворе их директор И. А. Всеволожский взялся решить проблему.

«Когда Феоктистов,— писал Гнедич,— увидел «Власть тьмы» на репертуаре вопреки его запрещению, он кинулся к телефону, соединился с Всеволожским и с пеной у рта спросил:

— Кто позволил поставить на репетицию «Власть тьмы»?

Всеволожский радостно всхлипнул и отвечал с почтением, как и подобает истому царедворцу:

— Государь император».

«Граф за это выдрал его за виски»

Подобная непоследовательность в отношении Толстого наблюдалась и в действиях самой цензуры. 25 декабря 1892 года тот же Феоктистов писал председательствующему в Санкт-петербургском цензурном комитете Е. А. Кожухову о рассказе «Суратская кофейня», запрещенном цензурой в 1887 году и пять лет спустя повторно не допущенном к печати:

«Вчера В. С. Адикаевский прислал мне прилагаемую статью графа Л. Толстого без всяких объяснений, а от одного из наших чиновников, приходившего ко мне, я узнал, будто она предназначалась для «Северного вестника» и запрещена цензурой. Прочитал я ее и изумился: нет в этой статье ни единого слова, которое могло бы показаться предосудительным. Вообще статья прекрасная.

В недоумении моем — неужели от меня ускользает затаенный ее смысл — обратился я к К. П. Победоносцеву. Он пишет мне: «Поистине Вам скажу, что не вижу ни малейшего повода препятствовать напечатанию статьи графа Толстого».

Неужели в самом деле цензор запретил ее? Что же он усмотрел в ней? Разве подпись автора?

Если запрещение действительно последовало, покорнейше прошу Вас отменить его и безотлагательно, чтобы не задерживать печатания книжки «Северного вестника»».

Проповедываемая давно уже графом утопия есть, собственно говоря, довольно невинное самоуслаждение маститого беллетриста

Но в 1893 году новую публикацию «Суратской кофейни» Санкт-петербургский цензурный комитет опять запретил. А 26 августа 1893 года тот же самый цензурный орган просил Е. М. Феоктистова разрешить к печати статью Толстого «Не делание. Речь Золя и письма Дюма», хотя в ней и содержалось изложение вредных идей писателя:

«Вообще проповедываемая давно уже графом утопия о непротивлении злу насилием неприложима на практике и не могущая поэтому пустить корней в массах народных, есть, собственно говоря, довольно невинное самоуслаждение маститого беллетриста. Со своим новым словом носится он и старается выкрикнуть его при всяком удобном случае. Препятствовать графу в настоящем случае было бы, по мнению цензора, ошибкой, ибо, как известно из прежней практики, все запрещаемое в подобном роде этому писателю легко распространяется иным путем и расходится обыкновенно в виде литографированных листов в большом количестве среди интеллигентной публики».

Разрешение на публикацию было получено.

Все педагогические теории мыслителя Толстого расходились с практикой преподавателя Толстого (на фото — Л. Н. Толстой среди крестьянских детей)

Фото: Росинформ, Коммерсантъ

Но сколько бы ни иронизировали цензоры по поводу воззрений Толстого и бессмысленной пропаганды его идей, непоследовательность действий всех государственных органов только добавляла писателю славы и влияния и одновременно ослабляла власть. 10 мая 1896 года издатель Суворин записал в дневнике:

«М. А. Стахович привез прочесть письмо Толстого о патриотизме к американцу Максону и письмо о том же к поляку. Патриотизм вреден. Эгоизм считается злом, а патриотизм гораздо вреднее. Частный человек призывается на воровство и грабеж, а государства воруют и грабят безнаказанно, отбирая чужие земли. Патриотизм — «yдepжaтeльный», чтоб удержать завоеванное, и патриотизм — «восстановительный», чтоб возвратить отнятое, самый вредный, ибо самый злобный. Эгоизм — чувство естественное, прирожденное, патриотизм — приобретенное. Надо заботиться о слабости своего отечества, об его уменьшении, а не наоборот».

Но к этому времени власти уже ничего не могли противопоставить пропаганде Толстого. В печати появлялись рассказы о противоречивости Толстого. К примеру, живший некоторое время у писателя в Ясной Поляне писатель Н. В. Успенский вспоминал о реальном, а не показном отношении графа к крестьянским детям, учившимся в учрежденной им школе:

«— Почитайте-ка, от скуки, сочинения моих учеников, предложил мне граф в один осенний вечер, и скажите ваше мнение…

Передо мной очутилась кипа детских тетрадей, из которых в одной я вычитал следующее:

«Однажды Лев Николаич вызвал Савоскина к доске и приказал ему решить задачу из арихметики: если я тебе дам пять калачей, и ты один из них съел, то сколько у тебя осталось калачей?..»

Савоскин никак не мог решить этой задачи, и граф за это выдрал его за виски… »

Передавались рассказы родных писателя о том, что пропагандируемое им вегетарианство для него самого притворное и что, когда в усадьбе нет посетителей, он не прочь поесть мясца. А для усмирения яснополянских крестьян, как утверждали чиновники, защитник всех страждущих России не стеснялся прибегать к помощи губернских властей. Правда, просил о ней не сам, а отправляя в Тулу одного из сыновей.

Но все это не влияло на постоянно растущую армию поклонников Толстого. Сам граф, как записал А. И. Куприн, не без иронии рассказывал о них:

«Вы знаете, я на днях был болен. Приехала какая-то депутация, кажется, из Тамбовской губернии, но я не мог их принять у себя в комнате, и они представлялись мне, проходя пред окном… и вот… Может, вы помните у меня в «Плодах просвещения» толстую барыню? Может быть, читали? Так вот она подходит и говорит: «Многоуважаемый Лев Николаевич, позвольте принести вам благодарность за те бессмертные произведения, которыми вы порадовали русскую литературу. ..» Я уже вижу по ее глазам, что она ничего не читала моего. Я спрашиваю: «Что же вам особенно понравилось?» Молчит. Кто-то ей шепчет сзади: «Война и мир», «Детство и отрочество»… Она краснеет, растерянно бегает глазами и, наконец, лепечет в совершенном смущении: «Ах да… Детство отрока… Военный мир… и другие…»»

Против таких фанатов любые меры были бесполезны. Еще в начале 1892 года хозяйка петербургского политического салона А. В. Богданович писала в дневнике о Толстом:

«Жена испугалась, что ее мужа могут выслать в Сибирь. Но об этом изгнании, если о нем думают, подумать нужно серьезно, так как к Толстому, если он будет выслан очень далеко, пойдет масса народу, на него будут смотреть как на мученика. За границей тоже поднимутся ужасные газетные толки».

Попробуй кто тронуть Толстого. Весь мир закричит, и наша администрация поджимает хвост

А А. С. Суворин 29 мая 1901 года отмечал:

«Два царя у нас: Николай второй и Лев Толстой. Кто из них сильнее? Николай II ничего не может сделать с Толстым, не может поколебать его трон, тогда как Толстой несомненно колеблет трон Николая и его династии. Его проклинают, синод имеет против него свое определение. Толстой отвечает, ответ расходится в рукописях и заграничных газетах. Попробуй кто тронуть Толстого. Весь мир закричит, и наша администрация поджимает хвост… Герцен громил из Лондона. Толстой громит в Лондоне из Ясной Поляны и Москвы, громит в России при помощи литографий, которые продаются по 20 коп. Новое время настает, и оно себя покажет. Оно уже себя показывает тем, что правительство совершенно спуталось и не знает, что начать. «Не то ложиться спать, не то вставать». Но долго ли протянется эта безурядица? Хоть умереть с этим убеждением, что произвол подточен и совсем не надо бури, чтоб он повалился. Обыкновенный ветер его повалит».

Живопись — Государственный музей Л.Н. Толстого

В фондах музея хранится cвыше 500 произведений живописи. Коллекция включает обширную портретную галерею Толстого и его окружения, пейзажи Ясной Поляны и других мест, связанных с Толстым, иллюстрации к его произведениям. Одно лишь перечисление имен говорит об уровне собрания. В фондах и в экспозиции музея находятся выдающиеся работы И. Е. Репина, Н. Н. Ге, Л. О. Пастернака, М. В. Нестерова.

Современники Толстого, его друзья и почитатели, среди которых было немало художников, понимали важность сохранения для потомков всего, что связано с именем великого писателя. Еще в 1908 году, в канун празднования 80-летнего юбилея Толстого, они задумали создать музей его имени. И. Е. Репин стал почетным членом возникшего в Петербурге Общества Толстовского музея. В «комитете почина» по организации музея в Петербурге принял деятельное участие скульптор И. Я. Гинцбург, так много работавший над изображением Толстого в скульптуре. Многие жертвовали свои произведения в дар музею.

В организации и открытии Толстовского музея в Москве, которое состоялось уже после смерти писателя, в декабре 1911 года, непосредственное участие приняли Л.  О. Пастернак, В. В. Переплетчиков, С. Д. Меркуров, автор посмертной маски Л. Н. Толстого, и другие.

Уже тогда в коллекции музея находились значительные художественные ценности, которые и сейчас составляют гордость музея. Среди них — выдающиеся работы И. Н. Крамского, И. Е. Репина, Н. Н. Ге, Л. О. Пастернака, М. С. Башилова, С. Н. Салтанова, И. Я. Гинцбурга, П. П. Трубецкого, работы дочери Толстого Т. Л. Сухотиной-Толстой. Многие художественные произведения были подарены музею старшими детьми Толстого — Сергеем, Ильей и Татьяной. Свою лепту в пополнение коллекции внесли также друзья и близкие писателя: В. Г. Чертков, А. К. Черткова, Ю. И. Игумнова, П. И. Бирюков, Н. Л. Оболенский и др.

Основу изобразительной коллекции составляет галерея прижизненных портретов писателя — от самого первого, выполненного рукой непрофессионального художника, профильного изображения будущего писателя в его студенческую пору, до последнего, одного из самых драматических портретов, созданного художником В.  Н. Мешковым незадолго до смерти Л. Н. Толстого.

Открывает живописную портретную галерею блестящий портрет писателя в пору расцвета его творчества, в период между двумя романами — «Войной и миром» и «Анной Карениной», работы И. Н. Крамского (1873 г.). В экспозиции представлена его копия, исполненная в 1912 году художником-передвижником Н. В. Орловым, произведения которого на крестьянскую тему высоко ценил Лев Николаевич.

Среди других выдающихся портретов, исполненных с натуры, особое место занимают работы ближайшего друга и единомышленника Толстого Н. Н. Ге (живописный портрет 1891 г. и бюст — первое изображение писателя в скульптуре, 1891 г.) и портреты работы И. Е. Репина, живописные, графические, а также скульптурные. С И. Е. Репиным писателя связывала многолетняя прочная дружба. Ему же принадлежат портреты ближайшего окружения Толстого, его родных и друзей — С. А. Толстой, дочерей Татьяны и Марии, сына Льва, друзей писателя В. Г. Черткова, М. А. и С. А. Стаховичей.

Художники, которым довелось видеть и знать Толстого, писать его, каждый раз открывали в нем все новые и новые грани сложной грандиозной личности, не всегда доступной пониманию, но обладающей большой притягательной силой.

М. В. Нестеров, писавший Толстого в 1907 году для задуманной им грандиозной картины «На Руси», признается в том, как трудно дать в искусстве целостный образ писателя: «Познакомившись <с Толстым>, я увидел еще многое, что ускользнуло от тех, кто писал с него, ускользнуло и от меня, хотя и я успел взять от него то, что мне было нужно для моих целей». Помимо живописного портрета 1907 года и его повторения 1921 г., в фондах музея находится десять портретных карандашных изображений писателя, сделанных Нестеровым в Ясной Поляне летом 1906 года. Среди них одиy рисунок был особенно дорог Толстому, он напоминал ему «своим выражением, мягкостью братца Николеньку».

Художнику Л. О. Пастернаку, которому, как и Репину, выпало счастье на протяжении многих лет знать Толстого и писать его, более того — работать с ним над воплощением в графике образов романа «Воскресение», удалось в целом ряде картин выразить свое понимание писателя. Сам художник считал все сделанное им о Толстом своего рода мемуарами на языке изобразительного искусства. Музей Толстого — обладатель наиболее полной толстовианы Пастернака (более 200 произведений), только портретных работ в музее 36. Среди них самый значительный, столь непохожий на другие портреты по своей образной характеристике — обобщенный до символа — портрет 1901 года, изображающий Толстого в профиль на фоне грозового неба.

В разные годы писали Толстого художники А. В. Моравов, Ю. И. Игумнова, И. П. Похитонов, П. И. Нерадовский. В советское время — С. В. Малютин, А. А. Пластов, К. И. Рудаков, Б. В. Щербаков, Д. А. Шмаринов и др.

Особую группу произведений в изобразительном фонде музея составляют работы представителей рода Толстых, в том числе и детей Льва Николаевича, а также его жены Софьи Андреевны Толстой. Это барельефы и силуэты Ф. П. Толстого, Д. Н. Толстого, брата писателя, тетушек А. И. Остен-Сакен, А. А. Толстой, многочисленные портреты Толстого и его окружения работы дочери писателя Татьяны Львовны, талант которой ценили И. Е. Репин и Н. Н. Ге. Эту группу замыкают пейзажи Ясной Поляны и Хамовников кисти уже нашего современника, правнука писателя О.  В. Толстого.

Виды мест, связанных с жизнью и творчеством Л. Н. Толстого, запечатлели художники С. Н. Салтанов, В. К. Бялыницкий-Бируля, В. П. Батурин, С. А. Виноградов, П. И. Петровичев, Б. В. Щербаков и др.

Коллекция музея постоянно пополняется, у музея всегда существовали и существуют прочные связи с художниками, которым дорого творчество писателя.

«Писатель русский знаменитый, Лев Николаевич Толстой, не ел курей и рыб убитых и уважал народ простой»Интервью с толстоведом Юлией Красносельской

Это далеко не первое (и, конечно же, не последнее) интервью со специалистом по творчеству Льва Толстого на «Горьком» — широта и актуальность этой темы в обосновании не нуждается. С Юлией Красносельской, филологом из МГУ, мы обсудили нелюбовь автора «Войны и мира» к прогрессизму, абстрактным целям и толстовцам, расхожие банальности, с помощью которых нередко объясняются его жизнь и творчество, а также достоинства и недостатки некоторых книг о Толстом, и в том числе популярных его биографий, написанных Виктором Шкловским и Андреем Зориным.

— Насколько полезно исследователю любить своего героя и заниматься тем писателем, который вызывает сильный эмоциональный отклик и живейшее интеллектуальное удовольствие? Или все-таки нужна дистанция — как у ученого, который проводит эксперимент над подопытным животным и должен быть к нему равнодушен?

— Мы с коллегами часто обсуждаем эти вопросы… Толстоведы в целом с большой любовью относятся ко Льву Николаевичу и его творчеству, что подчас является предметом иронии со стороны наших коллег. Тем не менее нельзя не признать, что произведения Толстого различаются по качеству. Однако исследователю могут быть интересны не только шедевры. Недавно вышла замечательная книга Ирины Паперно «Кто, что я? Толстой в своих дневниках, письмах, воспоминаниях, трактатах», в которой говорится, что, хотя славу Толстому принесли романы, но, окажись он на необитаемом острове, писал бы там не романы, а дневник. В центре внимания Паперно оказываются именно дневники и трактаты, однако ее книга не менее увлекательна, чем лучшие работы об «Анне Карениной» и «Войне и мире». Это говорит о том, как важно уметь находить ключ к не самым популярным произведениям Толстого.

Юлия Красносельская 

Мне наверное также было бы неинтересно всю жизнь заниматься «Войной и миром». Когда-то я посвятила много времени и сил изучению повести «Альберт», опубликованной в 1858 году. Она считается одной из самых неудачных повестей Толстого. В то время он оказался на распутье, чувствовал, что литература меняется, что разваливаются прежние литературные кружки, что все популярнее становится обличительный жанр, и не очень понимал, как ему на это реагировать. Он примкнул в это время к лагерю поклонников «чистого искусства», которые ценили литературу скорее за красоту художественной формы, за «вечные» идеи, а не за общественный пафос. Под влиянием этого направления Толстой пишет повести «Люцерн» и «Альберт». Очевидно, что это уже не «Детство и не «Севастопольские рассказы» и уж тем более не будущие шедевры вроде «Войны и мира» и «Смерти Ивана Ильича». Соответственно, об этих повестях довольно мало написано, но в какой-то момент я поняла, что в «Альберте» присутствуют мотивы и детали, которые позволяют осознать не только литературные, но и общественно-политические ориентиры Толстого пятидесятых годов. На эту повесть можно смотреть и как на неудачный манифест «чистого искусства», и как на политическое высказывание, очень злободневную вещь, раскрывающую, например, отношение писателя к готовящейся крестьянской реформе. И возможность такого прочтения повести делала ее исследование чрезвычайно увлекательным.

— У вас есть работа «Русский эпос в эпоху европейских революций: к вопросу о политическом замысле „Войны и мира” Л. Толстого». Каково, на ваш взгляд, место философских, общественных и эстетических идей ЛН в контексте европейской интеллектуальной истории того времени?

— Это необъятная тема, но можно отметить, что Толстого иногда воспринимали как писателя специфически «русского». У истоков такой репутации стоит Тургенев, который заслуженно считается самым «европейским» из русских классиков середины XIX века. Блестяще образованный, лично знакомый с ведущими европейскими писателями, он нередко подчеркивал, что Толстому не хватает всестороннего образования, в определенной степени даже считал его невежественным. Когда Толстой начал публиковать будущую «Войну и мир», Тургенев удивлялся, насколько это громоздкое, затянутое, неопределенное по жанру сочинение. Но позднее он пересмотрел свои взгляды и представлял Толстого европейской общественности как автора национального эпического романа, признавая тем самым право такого странного и необычного сочинения на эстетическую ценность. «Русскость» изменила свое значение, стала достоинством.

Толстого, таким образом, могли в какой-то степени выводить за рамки европейской эстетической и философской традиции, но, разумеется, как русский интеллектуал он не мог не читать европейские журналы, не откликаться на современные европейские идеи и не зависеть от них. Так уж было устроено российское государство со времен Петра I и русская культура классической эпохи. Прежде всего Толстому нужно было самоопределяться по отношению к традиции, которая была важна для поколения Тургенева, Герцена, Грановского, то есть людей 1840-х годов, впитавших в молодости идеи немецкой философии, гегельянства в первую очередь. Принято считать, что отношение Толстого к этой традиции было негативным. Борис Николаевич Чичерин, известный правовед-гегельянец, приятель Толстого в 1850-е годы, вспоминал, что Толстой пытался читать Гегеля, но у него не получалось, он ничего не понимал. Кроме того, Толстой не принимал идею прогресса, считая, что она убивает вневременной идеал. Однако не веря в идею общественного прогресса, он верил в бесконечное самосовершенствование человеческой души, верил, что человек в своем внутреннем развитии может постоянно идти вперед, что создавало определенные точки пересечения и с современной ему прогрессистской мыслью. В книге Донны Орвин «Искусство и мысль Толстого» хорошо показано, как Толстой, общаясь в 1850-е годы с людьми сороковых годов — Боткиным, Анненковым, Тургеневым, — испытывал их воздействие и усваивал их идеи о разуме, природе, анализе и синтезе. В том числе и благодаря им он оказался втянут в орбиту важнейших эстетических и философских европейских дискуссий. Его интерес к философии истории, проявившийся в «Войне и мире», тоже вписывается в общеевропейское обсуждение вопроса о том, «какая сила движет народами». После появления первых частей «Войны и мира» критик Павел Анненков написал статью, где сопоставлял толстовское видение исторической действительности с «маленькой историей» в духе Гервинуса и Шлоссера. Так, он писал, что стремление писателя низвести видных политических деятелей с пьедестала не совсем оригинально, что оно встречается в трудах европейских историков. Но если мы почитаем черновые варианты «Войны и мира», то увидим, что Толстой спорит с Гервинусом и Шлоссером, отмежевывается от них. Но в любом случае он не был независим от современных европейских веяний.

Если же говорить о современных ему общественных идеях, то можно вспомнить хотя бы влияние на Толстого Герберта Спенсера, от которого он якобы воспринял идею отказа от частной собственности на землю. Впоследствии, как мы знаем, эта идея стала едва ли не центральной в толстовской социальной программе и получила европейский резонанс. В Англии, Швейцарии и других странах стали появляться колонии земледельцев, вдохновленные идеями Льва Николаевича. Иными словами, Толстой и реагировал на культурные и общественные тренды своего времени, и определял их.

— Недавно переиздали и попытались переинтерпретировать и реактуализировать довольно радикальную работу Толстого по эстетике — его трактат «Что такое искусство?» С какими еще текстами ЛН стоило бы, на ваш взгляд, проделать подобное?

— Толстоведы постоянно заняты такой работой, поэтому не думаю, что произведения Толстого нуждаются в дополнительной актуализации. Задача не в том, чтобы обратить внимание на что-то забытое, а скорее в том, чтобы расширить знания о тексте или биографии, дать новое прочтение, встроить произведение в новый контекст. Насколько я знаю, цель Олега Аронсона, автора предисловия к трактату «Что такое искусство?», состоит в том, чтобы встроить философию Толстого в современный философский контекст, а также пересмотреть ставшие привычными интерпретации его произведений — прежде всего трактовку Выготским «Что такое искусство?». Это нельзя не приветствовать.

В принципе, конечно, некоторые произведения писателя не столь часто привлекают внимание исследователей. Я говорила уже о его раннем «Альберте», можно вспомнить и какие-то поздние вещи — например, «Круг чтения», о котором недавно защитила диссертацию Анастасия Тулякова. По ее мнению, этот календарь, составленный из цитат авторитетных для Толстого мыслителей, является целостным текстом, который, как в фокусе, собирает воедино различные тенденции позднего Толстого и потому может быть назван ключевым для понимания позднего творчества писателя. Это можно назвать попыткой актуализации текста, который даже толстоведам кажется подчас скучноватым, «нечитабельным».

Что касается переизданий, то сама я являюсь любителем академических изданий и жду появления новых томов 100-томного собрания сочинений Толстого. Для полноценной научной работы необходимы, конечно, все варианты его произведений, в то время как в 90-томное Юбилейное собрание сочинений вошло далеко не все. Тот же «Альберт», которого я упоминала, первоначально был представлен в редакцию «Современника» (и отвергнут Некрасовым) совсем не в том виде, в каком он был в итоге опубликован. Так что важно собрать и опубликовать все сохранившиеся рукописи, хотя рукописный фонд очень большой.

— Широко распространенный миф о Толстом, нуждающийся в разоблачении?

— Жизнь Толстого хорошо изучена и описана, поэтому я думаю, что задача состоит не в разоблачении мифов, а в несведении Толстого к тем мифам, которые бытуют в массовом сознании. Они существуют не потому, что не развенчаны, а потому что упрощают восприятие Толстого и его творчества, позволяют запросто решать те проблемы, которые его мучили десятилетиями, не давали покоя. Мифы позволяют легко судить о сложном. О Толстом много пишут, но часто разговор действительно сводится к растиражированным банальностям: вегетарианство, косьба, неприятие церкви, дурной характер, одержимость половой жизнью, анархизм. Иными словами, «Писатель русский знаменитый, Лев Николаевич Толстой, не ел курей и рыб убитых и уважал народ простой».

Нельзя, разумеется, сказать, что здесь говорится о чем-то не имеющем к Толстому отношения. Но то важное, к чему Толстой шел мучительно, что он переосмысливал, подчас отвергал, подается как статичное, как вообще характерное для него. Важно меж тем не то, что он был вегетарианцем, а то, когда он им стал, что для него значил отказ от мясной пищи и т. д.

Толстой уже при жизни испытывал колоссальное давление со стороны всевозможных мифотворцев, которые приезжали к нему в большом количестве. Они «ловили» его на противоречиях, на отступлениях от доктрины, которую подчас сами ему и приписывали. Например, Толстой выпьет кофе или захочет вина, а его тут же ловят на том, что он призывал воздерживаться от чувственных наслаждений. И он сам под конец практически на хлеб с водой был вынужден перейти, чтобы не казаться непоследовательным. Но это была вынужденная, навязанная, подчас искусственная последовательность, которая не подкреплялась внутренним ощущением необходимости определенного действия.

Замечу, что Толстой нередко выступал против «опрощения» своих последователей, не хотел, чтобы они сводили жизнь к толстовским «заветам»: уйти из дома, не служить в армии, уйти из семьи. Подчас, когда его спрашивали: «Не нужно ли мне расстаться с женой и посвятить себя Богу или труду на земле?» — он отговаривал от подобных шагов. Он много думал о том, что человеку важно оставаться на том месте, на котором он может максимально раскрыть свою способность любить и сострадать. А для этого необязательно резко менять свою жизнь, подчиняя ее абстрактной, недостижимой цели. Он писал даже, что цель — это признак слабости человеческого ума: так что когда мы фанатично подчиняем себя какой-то одной задаче, то оказываемся не чуткими к тому сложному миру, в котором живем, оказываемся равнодушными к тем, кто смотрит на мир иначе, но нуждается в нас, кому мы можем помочь, тем самым и исполнив свое главное предназначение. Толстой, будучи великим психологом, знал, что человек — очень сложное создание. Он сам находился в постоянном движении, мог меняться по несколько раз на дню, а его пытались загнать в условные рамки провидца, вегетарианца, сухаря, моралиста и догматика…

Миф о морализме Толстого, кстати, в самом деле кажется мне чрезвычайно живучим, хотя Гэри Сол Морсон в книге Hidden in Plain View блестяще его развенчал, показав, что Толстой только и делал, что развенчивал устойчивые представления о мире и сложившиеся нарративные конструкции. Он хотел показать читателю, что понимание жизни не может быть сведено к одной истине, трактовке, — он только и делал, что расшатывал готовые истины. Отсюда и почти «избыточное» творчество, объясняемое тем, что Толстой постоянно переосмыслял свои взгляды, никак не мог остановить свою мысль, поставить точку. Он чувствовал, что правда о жизни слишком сложна, и мне кажется важным интерпретировать Толстого в толстовском же духе, не сводя его к шаблонам.

— Сталкивались ли вы лично с практикующими толстовцами? Что вы думаете об этом течении в целом?

— Нет, конечно, сейчас, я думаю, их отыскать непросто, и было бы смешно реанимировать то, что имело прежде всего историческое значение. Но в Ясной Поляне, на конференциях «Лев Толстой и мировая литература», мне доводилось встречаться с очень интересными людьми, которых в определенных отношениях наверное можно считать толстовцами, — тех, кто дошел по толстовскому примеру из Москвы в Ясную Поляну пешком, кто читал рассказ «Много ли человеку земли нужно» заключенным американской тюрьмы, стараясь пробудить в них искру Божью…

Повторю, что Толстого раздражала в толстовцах фанатичность, стремление свести сложное учение к простым акциям вроде ношения рубахи навыпуск. Он настороженно относился к подражательности, агрессивности и дряблости, которая была характерна для многих из них. При этом я думаю, что быть толстоведом в определенной мере значит быть толстовцем в современном мире. Быть толстовцем в настоящем смысле — то есть не ходить босиком, а перечитывать его произведения, думать о его жизни не только для эстетического удовольствия или научного открытия, а для чего-то большего. Это значит верить, что его сочинения передают важные ценности, которым в самом деле нужно быть верным в своей повседневной, реальной жизни. Это значит жить не просто потому что живется, а с оглядкой на отыскание смысла того, что с тобой происходит, т. е. воспринимать жизнь как движение в определенном направлении. Хотя он и не одобрял, когда человек движется к цели напролом и не корректирует свой путь, исходя из текущих своих обстоятельств, он все же верил, что жизнь должна сопровождаться рефлексией о ее правильности или неправильности, быть именно путем, а не чем-то статичным или хаотичным.

— Существует распространенное мнение, что дети не в состоянии осилить русскую классику, которая входит в школьную программу. Хрестоматийный во всех смыслах пример — четыре тома «Войны и мира». Что вы об этом думаете? Как бы вы модернизировали школьную программу, если считаете, что это необходимо?

— Эти дискуссии мне интересны, поскольку в университете я читаю в том числе и курс методики преподавания литературы в школе. Действующий образовательный стандарт позволяет учителю варьировать программу, включая туда те произведения, которые он считает нужным. Попытки заменить «Войну и мир» на другие произведения мне также известны: например, в русском секторе азербайджанских школ недавно было предложено изучать рассказ «Люцерн» вместо «Войны и мира». Но думаю, что сама я не стала бы жертвовать «Войной и миром» — не только из-за любви к Толстому, но и потому, что образование видится мне весьма трудоемким процессом. Здесь важно развитие, движение вперед и преодоление сложностей. Мне, подчеркну, не близки попытки законсервировать программу, вернуть ее к советскому канону классики, но я и не считаю правильным идти по пути наименьшего сопротивления, заменяя литературу сложную на более простую, развлекательную или литературу классическую — на современную. Я думаю, что литература учит нас размышлять о жизни, и чем первая сложнее, тем многограннее наше представление о жизни, тем свободнее мы можем в жизни ориентироваться, тем свободнее мы в конечном итоге оказываемся. Полагаю, в модернизации нуждаются прежде всего не списки текстов, а сами подходы к образованию. Хороший учитель сможет подать «Войну и мир» так, что ее прочитает хотя бы большая часть класса. Ну а если нужно, пусть заменит ее на «Анну Каренину» или «Люцерн» и расскажет о писателе и его творчестве не менее увлекательно на других примерах.

— Кто для вас главные авторитеты в современном, классическом и зарубежном толстоведении? Каких работ о Толстом вам не хватает? Какие направления в изучении его жизни и творчества дали в последние годы наиболее интересные результаты?

— Толстоведение развивается очень динамично и включает в себя достаточно разнообразные направления, так что современный исследователь может найти свою нишу в науке о Толстом, не дублируя коллег. Мне наиболее интересен «злободневный» Толстой, то есть его политическая позиция и хозяйственная деятельность и, разумеется, их отображение в творчестве. Поздний период, когда писатель бросает вызов всем государственным институтам, общественным установлениям, в этом смысле хорошо изучен. А вот 1850–1870-е годы изучены меньше, хотя есть классические работы Эйхенбаума, заложившего фундамент под изучение этой и многих других тем, есть уже также ставшая классической книга Кэтрин Фойер о политическом замысле «Войны и мира». Можно вспомнить и таких современных западных исследователей, как Анна Хруска, Роксана Изли, Белла Григорян, Энн Лаунсбери, которые предприняли попытки вписать деятельность или произведения Толстого в контекст социальных изменений в русском предреформенном и пореформенном обществе, в контекст той литературы или идеологии, которая легитимировала хозяйственную и общественную деятельность Толстого, создавала для нее политическое и символическое обоснование. Есть замечательные исследования Ольги Майоровой, которая в книге From the Shadow of Empire показала, в том числе и на примере Толстого, как национальное самоопределение русского общества пореформенной эпохи способствовало формированию культурных мифов, транслируемых публицистикой и художественной литературой. Но хотя есть примеры анализа отдельных сюжетов, нет комплексного исследования того, как менялись и развивались толстовские общественно-политические взгляды и хозяйственные начинания от десятилетия к десятилетию, в какой степени они были мотивированы полемиками и самой атмосферой эпохи Великих реформ, в которую Толстому довелось жить; в какой степени, наконец, они определялись его религиозными исканиями и сомнениями. В книге, над которой я сейчас работаю, я хочу показать, как Толстой реагировал на дебаты о крестьянской реформе, институте мирового посредничества, представительстве и конституционализме, национальном и славянском вопросах, — то есть на все то, что было актуально в эту эпоху социально-экономической и мировоззренческой перестройки русского общества.

— Расскажите о лучших, на ваш взгляд, книгах о Толстом и его творчестве, рассчитанных на широкую, неспециализированную аудиторию. Оцените две популярные книжки про ЛН: биографию, написанную в советское время для серии ЖЗЛ Виктором Шкловским, и нашумевшую недавно «Жизнь Льва Толстого» Андрея Зорина.

— Я как человек излишне академичный не могу сказать, что внимательно слежу за рынком популярной литературы — тем более, что такие работы нередко оставляют чувство неудовлетворенности. Популярные книги могут быть эффектно и увлекательно написаны, но цена этой эффектности весьма высока, она нередко достигается за счет утраты той абсолютной точности, которая, может быть, недостижима, но к которой надо стремиться. Так, я согласна с мнением, что книга Шкловского в серии ЖЗЛ показывает скорее самого Шкловского или, в лучшем случае, то, как Шкловский видит Толстого. Вот он едет в Ясную Поляну, заходит в дом, представляет, как семья собралась за трапезой, какие ведутся разговоры, кто во что одет, кто что чувствует. Там есть справедливые, оригинальные суждения, но в целом Шкловский сам охарактеризовал свой метод, когда писал: работая над биографией великого писателя, не знаешь, куда нырнуть, где взять горсть песка со дна. И вот он ныряет, что-то выхватывает и представляет читателю, но из этого песка сложно выстроить на берегу какую-то конструкцию, она рассыпается. А ведь Шкловский является автором одной из лучших книг о «Войне и мире» — «Матерьял и стиль в романе Льва Толстого „Война и мир”», где замечательно показывает, что пристрастность, энергия заблуждения, деформация материала, как он это называет, оправданы в той степени, в какой они способствуют созданию новой художественной конструкции и доведению до читателя идеи, которая иначе бы не оформилась внятно. В ЖЗЛ же от продуктивного научного метода осталась одна оболочка. Шкловскому ведь, напомню, принадлежит фраза, что автоматизация мышления съедает вещи, жену, страх войны, и в какой-то мере она съедает и Шкловского. В ЖЗЛ он подчеркивает в Толстом «кричащие противоречия», но если раньше разговор о противоречиях работал на объяснение толстовского психологизма или, напротив, остранения, то здесь они остаются просто противоречиями. Поэтому я понимаю стремление Зорина уйти от этих противоречий, в чем он и видит достоинство своей книги. Тем не менее мне кажется, что такой подход продуктивен скорее для популярной литературы. Для научного дискурса мысль о том, что на Толстого нужно смотреть как на целостное явление, что не нужно противопоставлять его книги и жизнь, не нова. Кроме того, вследствие своей лаконичности книга Зорина наполнена чересчур широкими обобщениями, которые требуют дополнительных пояснений, иначе их сложно принять: вроде того, что о Боборыкине помнят главным образом по письму к нему Толстого или что Толстого и Достоевского сближал прежде всего страх перед тем, что рушится цивилизация. Все хочется вслед за Достоевским сказать «я бы сузил», ибо широта обобщений словно позволяет исследователю игнорировать точность на микроуровне: в книге много неточностей библиографического и даже фактического характера. Почему Некрасов назван главным редактором «Современника», а не редактором? Почему мировой посредник превращается в мирового судью? Слишком много «почему», которые кому-то могут показаться мелочью, но я бы скорее рекомендовала читателю и упомянутую книгу Шкловского о «Войне и мире», и Паперно, ну и прежде всего самого Толстого, его переписку или мемуары его детей. Это, думаю, все-таки лучший способ знакомства с писателем.

Лев Толстой и религия • Расшифровка эпизода • Arzamas

Содержание второй лекции из курса «Лев Толстой против всех»

Автор протоиерей Георгий Ореханов

­­­­Что составляло религиозное ядро лично­сти Толстого? На эту тему напи­саны уже сотни тысяч работ на всех языках мира, но каждая эпоха требует еще раз вернуться к данной теме: такую большую актуальность для читателей она представляет. Ведь речь идет об отлучении от церкви гордости русской нации, самого известного русского человека начала ХХ века. И самое загадочное здесь то, что граф Лев Толстой последние 30 лет жизни постоянно подчеркивал, что является человеком религиозным, признающим необходимость жизни с Богом. За что же тогда его отлучать?


Было бы важно понять, какие события в молодости могли оказать решающее влияние на формирование сначала критического, а затем и гиперкритиче­ского отношения Толстого к Церкви. Многого мы здесь не знаем, но на один извест­ный момент, о котором Толстой впоследствии неоднократно вспоминал, я бы хотел обратить внимание. Это своеобразное открытие, сделанное московскими гимназистами, друзьями Толстого, так потрясшее его в 11-летнем возрасте: Бога нет! Эта новость живо обсуждалась братьями Толстыми и была признана достойной доверия  Толстой пишет об этом: «Помню, что, когда мне было лет одиннадцать, один мальчик, давно умерший, Володенька М., учившийся в гимназии, придя к нам на воскресенье, как последнюю новинку объявил нам открытие, сделанное в гимназии. Открытие состояло в том, что бога нет и что все, чему нас учат, одни выдумки (это было в 1838 году). Помню, как старшие братья заинтересовались этою новостью, позвали и меня на совет. Мы все, помню, очень оживились и приняли это известие как что-то очень занимательное и весьма возможное­­­­­­­»..


Толстой очень рано осиротел: уже в вось­милетнем возрасте он остался без ма­те­ри и отца, и поэтому говорить о систематическом религиозном воспитании в его случае не приходится. Однако граф был одним из самых усердных читате­лей XIX века — как с точки зрения количества прочи­танного, так и с точки зре­ния качества чтения. Этот вывод подтверждает его яснополянская библио­те­ка. И Еванге­лие всегда играло значительную (может быть, решающую) роль в его жизни. Однако воспринимал он евангельский текст сквозь призму знаний и представ­лений европейского образованного человека того времени. В первую очередь здесь следует упомянуть о горячем увлечении идеями Жан-Жака Рус­со, эпохи Просвещения. То есть времени, которое в основном прихо­дится на XVIII век, когда французскими энциклопедистами был провозгла­шен приз­ыв к прогрессу, знанию, науке, борьбе с абсолютизмом власти, невеже­ством, предрассудками — в первую очередь религиозными.


Так вот, из эпохи Просвещения писа­тель вынес три простые идеи. Первое — идея о том, что простое и естественное предпочтительнее культурного и слож­ного. Второе — идея о том, что носи­телем этого простого и естественного явля­ется русский народ. И наконец, третье — идея о том, что миром и жизнью че­ло­века управляет абсо­лютный и безличный Бог. Совершенно особое место в ду­ховной биографии Толстого принадлежит, как я говорил, одному из глав­ных деятелей французского Просвещения — Жан-Жаку Руссо. Его влияние про­слежи­вается практически во всех сферах мысли, которые притягивали Тол­стого: воспитание, школьное обучение, история, наука, религия, политика, отношение к современности и так далее.


Я процитирую письмо, отправленное в 1905 году Толстым учредителям Обще­ст­ва Руссо в Женеве:


«Руссо и Евангелие — два самые силь­ные и благотворные влияния на мою жизнь. Руссо не стареет. Совсем недавно мне пришлось пере­читать некоторые из его произведений, и я испытал то же чувство подъема духа и восхищение, которое я испытывал, читая его в ранней молодости».


И именно у Руссо Толстой нашел глав­ную идею своего мировоззрения — кри­ти­ку цивилизации, то есть современ­ного государства и общества, которые фактически подавляют человека, убивают в нем все естественное и при этом называют себя христианскими.


Особо нужно сказать об Оптиной пустыни в жизни Толстого. Оптина пустынь в XIX веке была крупнейшим духовным центром Русской православ­ной церкви, монастырь этот начал возрождаться фактически в начале XIX века и привлекал к себе внимание на протяжении ста лет, до своего закрытия, потому что в этом монастыре проживали подвижники благочестия, монахи, которых в народе называли старцами. Примечательный факт: Толстой, воспринимавшийся мона­хами пустыни как отступник, отлученный от церкви, в Оптиной бывал чаще, чем любой другой русский писатель, за исключением философа Кон­стан­тина Леонтьева, одного из лидеров русского консерватизма. Леонтьев так­же после своего религиозного обращения часто бывал в Оптиной пустыни, а с 1887 года в течение последних четырех лет жизни проживал в монастыре.


Что же мы можем сказать о религиоз­ных взглядах Толстого и их отличии от цер­ковного христианства? Очень важным источником для понимания ду­ховной конституции Толстого и эволюции этих взглядов являются своеобраз­ные «символы веры», то есть краткие записи в дневнике, которые появляются достаточно рано и в которых писатель излагает нечто самое важное в области его личной веры.


Вот самый известный отрывок такого рода, который датируется 1855 годом:


«Вчера разговор о божественном и вере навел меня на великую, гро­мадную мысль, осуществлению которой я чувствую себя способным посвятить жизнь. Мысль эта — основание новой религии, соответствую­щей развитию человече­ства, религии Христа, но очищенной от веры и таинственно­сти, рели­гии практической, не обещаю­щей будущее бла­женство, но дающей блаженство на земле. Привести эту мысль в испол­не­ние, я понимаю, могут только поколе­ния, сознательно работающие к этой цели. Одно поколение будет завещать мысль эту следующему, и когда-нибудь фанатизм или разум приведут ее в ис­полнение. Дей­ствовать сознательно к соединению людей с религией — вот ос­нование мысли, которая, надеюсь, увлечет меня».


В этом тексте мы видим все самое главное, что есть в «религии Толстого». Она должна соответствовать интеллектуальному развитию человечества, в ней нет места таинственности и сказкам, нет места блаженству после смерти, но в ней очень силен момент практический — строительство Царства Божьего здесь, на земле. Причем, как дальше будет писать Толстой, фундаментом этой прак­тической религии становится не вера и не Церковь, и не Воскресение Христово, а моральные заповеди.


Если изучать ранние дневники Толстого, поражает количество всевозможных правил морального порядка, которые предписывает себе писатель. Эти правила призваны регулировать его жизнь, сделать ее чистой и праведной, помочь пре­одолеть свои недостатки. Но это не всегда получается. И Толстой постоянно ломает себя, кается в распущенной жизни и лени, создает новые правила, пла­ны и графики жизни, снова их нарушает, снова кается. Титаническая мораль­ная работа, которую ведет над собой достаточно молодой человек, действите­льно впечатляет и имеет в духовной истории XIX века мало аналогов. Граф Толстой последовательно и упорно занимается той «рубкой леса», о которой он писал в одном из ранних рассказов, только теперь это просека в чаще неве­рия, греха в «лесу», который представляла собой религиозная жизнь его совре­менников.


Результаты размышлений над прочи­танным писатель заносил в дневник. Пер­вая запись здесь относится к 1847 году, а последняя сделана в 1910-м, за неско­ль­­ко дней до смерти. Таким образом, Толстой вел дневник 63 года с некото­ры­ми не очень значительными перерывами. Это уже необычно даже для усерд­ных обитателей XIX века. Дневники Толстого — это действи­тельно лаборато­рия, полигон, собрание набросков, причем не только в области, как сам Тол­стой говорил, художества.


Уже в этом последнем отношении записи Толстого очень интересны. Читая их, понимаешь, почему русский философ Серебряного века Дмитрий Мережков­ский назвал Толстого «тайновидец плоти». Но важно, что этим же методом Толстой пытается анализировать и законы духа. Те определения веры, Бога, «я», своего места в мире, которые он сегодня дает в дневнике, а завтра может радикально отвергнуть, превращают дневник Толстого в совершенно особый документ по истории религиозности и духовной мысли XIX века. Именно этим путем Лев Толстой приходит к конфликту с церковным христиан­ством. Он отвергает Церковь, таинство, молитву в ее традиционном понимании; отныне для него Церковь — историческая форма тонкого обмана, угодничества перед имущими классами и государственной властью.


Нужно заметить, что в своих воспоминаниях все близкие Толстому лица под­черкивают очень неожиданный характер переворота, совершившегося в писа­теле в конце 70-х годов XIX века. В частности, его двоюродная тетка, фрейлина двух императриц, одна из самых проницательных русских женщин XIX века графиня Александра Андреевна Толстая указывает в своих воспоминаниях, что вдруг в 1878 году ее племянник является проповедником чего-то совершенно нового, с чем она никак согласиться не может, — это отрицание божествен­ности Христа и искупительного характера его подвига. Другими словами, Хри­стос теперь для Толстого только человек, который никого не спас и не может спасти своим рождеством и воскресением, но который проповедовал божест­вен­ное учение своего отца.


Обычно принято считать, что духовный кризис Толстого приходится именно на конец 70-х — начало 80-х годов. Действительно, в этот период писатель пережил глубокий мировоззренческий перелом, приведший к изменению его отношения к Церкви и появлению в следующие 30 лет жизни ряда произве­дений религиозно-философской направленности. В этих сочинениях Толстой предпринял попытку теоретически обосновать свои новые взгляды на религию, нравственность, искусство, политику, цивилизацию, крестьянский вопрос — практически на все актуальные вопросы русской жизни.


Но кризисы в жизни Толстого бывали и раньше. Новый перелом носит принци­пиальный характер. Если раньше Толстой искал способ приспособить свои собственные взгляды к церковному христианству (как было, например, в конце 1850-х годов), найти для себя, образованного человека, место в Церкви, то те­перь он радикально отвергает такую возможность. Он отвергает не только таинство, не только церковную догматику, но и фактически свое присутствие в Церкви и ищет способ по-новому понять Евангелие.


Конечно, такая позиция не была чем-то новым или личной выдумкой писате­ля. Толстой проповедовал тот тип христианства, который был уже очень попу­ля­рен в Европе, и свои взгляды писатель обсуждал с некоторыми корреспон­дентами. В первую очередь я хотел бы здесь назвать философа Николая Стра­хова и уже упоминавшуюся двоюродную тетушку, графиню Толстую. В то же время очевидно, что на построениях Толстого лежит могучая печать его лич­ности и индивидуальных особенностей.


Опыты нового перевода Евангелия, которые начинает предпринимать писа­тель, имели особое значение для Толстого, как и попытки его нетрадиционной интерпретации. Ведь от того, насколько убедительной была его критика цер­ковного понимания Нового Завета, зависела и убедитель­ность его критики церковной догматики. В первую очередь «освобождение Евангелия» было на­правлено на критику в нем всего чудесного. Малейшее упоминание какого-ли­бо чуда должно было быть удалено из евангельского текста. Это в первую оче­редь относится и к главному евангельскому событию — Воскресению Христову. «Евангелие» Толстого, заметим, заканчивается не воскресением Спасителя, а его смертью на Кресте, а все чудеса Христа либо трактуются чисто рациона­листически, либо просто отрицаются как неподлинные поздние вставки.


Но работа Толстого над евангельским текстом заключалась вовсе не только в освобождении Евангелия от мистиче­ского элемента. Фактически эту работу нельзя назвать переводом в строгом смысле слова, это очень произвольная интерпретация. Я приведу только один пример такого рода. Давайте сравним следующие два отрывка. Эти отрывки относятся к 3-й главе Евангелия от Мат­фея, стихи 5 и 6, речь в них идет об Иоанне Крестителе. В традицион­ном, то есть в синодаль­ном, переводе говорится следующее: «Тогда Иерусалим и вся Иудея, вся окрестность Иорданская выходили к нему и крести­лись от него в Иордане, исповедуя грехи своя». Выходили к Иоанну Предтече. Вот тол­стовский вариант этого текста: «И к Иоанну приходил народ из Иерусалима и из деревень по Иордану, из всей земли Иудейской. И он купал в Иордане всех тех, которые сознавались в своих заблуждениях». Ну совершенно очевидно, что сакраментальный смысл, заложенный евангелистом Матфеем, полностью уходит, остается какое-то бессмысленное купание, непонятно зачем нужное. И вообще, на этом еще присутствует такой вот налет судебности, то есть кто-то должен был сознаваться Предтече в своих заблуждениях, а за это он этого че­ло­века купал. И таких мест можно указать очень много в «Евангелии» Толстого.


С точки зрения писателя, Бог — это безличный хозяин и отец, начало начал разума, носитель духовного глубинного «я» человека. И в этом смысле Бог Толстого бессмертен. Фактически Бог Толстого есть духовная сущность в чело­веке, которая проявляется в любви, поэтому этот Бог может развиваться и со­вер­­шенствоваться. Это развитие и есть приближение человечества к Царству Божьему на земле.


Я приведу еще одну цитату из дневника Толстого на этот счет:


«Если есть ка­­кой-нибудь Бог, то только тот, которого я знаю в себе, как самого себя, а также и во всем живом. Говорят: нет материи, веще­ства. Нет, она есть, но она то­лько то, посредством чего Бог не есть ни­что, не есть не живой, но живой Бог, посредством чего Он живет во мне и во всем. <…> Надо помнить, что моя душа не есть что-то — как гово­рят — божественное, а есть сам Бог. Как только я Бог, сознаю себя, так нет ни зла, ни смерти, ничего, кроме радости».


Очень важно к этому отрывку сделать следующее примечание. Для Толстого поклонение личному Богу, обращение к нему с молитвой, просьбой есть та­кое же действие (бессмысленное), какое совершают чувашские крестьяне, кото­рые мажут своего идола сметаной, чтобы его ублажить. Странно при этом, как Тол­стому не приходит в голову, что весь Новый Завет пропитан духом бого­слов­ского персонализма, то есть восприятия Бога как самостоятельной лично­сти, к которой поэтому можно и нужно обращаться с молитвой. Достаточно вспом­нить, например, молитву самого Христа в Гефсиманском саду или много­чис­ленные молитвы первых христиан, включенные в Книгу деяний апостоль­ских. Видно по этому источнику, что члены первой христианской общины воспри­нимают Бога и воскресшего Христа как живую личность, постоянно присут­ствующую в их жизни.


Толстой утверждает, что в человече­скую природу, в его сознание заложен ду­ховный, божественный, первобытный закон природы, инстинкт добра и ощу­­щение божественной жизни в себе, присутствия в себе Бога. Задача со­знания — привести в соответствие разум и чувства человека. Эта идея соот­ветствия при­сутствует уже в «Казаках» и в «Войне и мире»: инстинктивной мудрости Куту­зова противостоит агрессивный и самоуверенный европейский активизм Напо­леона. Именно поэтому несколько позже Толстой находил сходные идеи у фи­ло­софов Востока — Конфуция, Лао-цзы и других — о при­сутствии в человеке некоего объективного нравственного закона.


По Толстому, христианство, как и вся­кое религиозное учение, заключает в себе две стороны: во-первых, учение о жизни людей — учение этическое, и, второе, объяснение, почему людям надо жить именно так. Эти две стороны могут быть найдены, по Толстому, во всех религиях мира. Такова же и хри­стианская рели­гия. Он пи­шет: «Она [религия] учит жизни, как жить, и дает объяснение, поче­му именно надо так жить».


С точки зрения Толстого, христианство в большей степени, чем какая-либо другая из великих исторических религий, утратило составлявшее некогда его главную часть этическое учение. Толстой доказывает эту мысль, сопоставляя христианство с другими религиями: «Все религии, за исключе­нием церковно-христианской, требуют от исповедующих их, кроме обрядов, исполнения еще известных хороших поступков и воздержания от дурных». Иудаизм, например, требует обрезания, соблюдения Субботы, юбилейного года и много чего друго­го. Магометанство требует тоже обрезания, ежедневной пятикратной молитвы, поклонения гробу пророка, паломничества и прочего. И так, с точки зрения Толстого, обстоит дело со всеми религиями. «Хороши ли, дурны ли эти требо­вания, но это требования поступков», — пишет Толстой.


Напротив, официальное церковное христианство — как несколько неожиданно и в полном противоречии, к сожалению, с исторической правдой заявляет Толстой — не предъявляет никаких этических требований к своим последова­телям. Толстой пишет: «Нет ничего, что бы обязательно должен был делать христианин и от чего он должен был бы обязательно воздержаться, если не счи­­тать постов и молитв, самой Церковью признаваемых необязатель­ны­ми». Толстой считает, что со времен Константина Великого христианская цер­ковь, цитирую, «не потребовала никаких поступков от своих членов. Она даже не заявляла никаких требований воздержания от чего бы то ни было».


Несколько позже Толстой сформули­рует главный тезис своей религиозной системы: все религии мира состоят из морального ядра, то есть ответа на во­прос, что нужно делать, и мистической периферии — во что нужно верить. Ми­стика есть ошибка и суеверие, а моральная основа всех религий совершенно оди­накова и в наиболее полном виде выражена в Нагорной проповеди. Напом­ню, что Нагорная проповедь — это проповедь, сказанная Христом и помещен­ная в полном виде в Евангелие от Матфея, это главы пятая, шестая, седьмая, то есть три главы, в которых Христос в компактном виде формулирует основы морального учения христианства. Странно, что такому умному человеку, как Толстой, не видно вопиющее противоречие этой идеи. Ведь требования Нагор­ной проповеди, например, любить врагов или, скажем, не заботиться о за­втра­шнем дне носят совершенно революционный характер и никак не впи­сы­ваются в этику иудаизма или ислама.


Россия узнала о «религии Толстого» благодаря издательской деятельности его ближайшего друга и едино­мыш­ленника Владимира Черткова. Это представи­тель богатейшей аристократической фамилии, в прошлом блестящий гвар­дейский офицер. И вот этот юноша стал самым преданным учеником великого писателя. Деятельность Черткова в буквальном смысле слова имела всемирные масштабы. Очевидно, обладавший качествами выдающегося менеджера, он организовал распространение по всему миру книг и идей писателя. Именно благодаря Черткову мировоззрение Толстого стало своеобразным брендом.


В русской жизни второй половины XIX века существовал антипод Льва Толсто­го, и таким антиподом был многолетний обер-прокурор Святейшего синода Константин Петрович Победоносцев. Наверное, очень трудно найти людей более разных, чем Толстой и Победоносцев. Толстой — это совесть своего поко­ления, борец за правду, защитник обиженных, человек с безграничным нрав­ственным авторитетом. Победоносцев в глазах современников является вопло­щением политического зла, которое ассоциируется с политическим произво­лом. Обер-прокурор Синода — творец системы контрреформ, гонитель всего прогрессивного и творческого, это тот самый лихой человек, который в конеч­ном счете и превратил Россию в ледяную пустыню.


И в поединке Толстого с Победонос­цевым, в представлении русского общества и даже политической элиты, Победоносцев был заранее обречен на поражение. Именно поэтому после отлучения писателя в 1901 году в глазах этого общества и этой элиты он сразу стал одновременно и главным виновником, и главным творцом этого акта, и объектом едких сатирических нападок. Обер-прокурор Синода и его политика ассоциировались с личностью знаменитого основателя испанской инквизиции Торквемадой, с личностью Великого инквизитора До­стоевского, ну и более обидные сравнения — это «упырь, простерший над Рос­сией свои крылья», это «злой гений России» и так далее. На одной из кари­катур, например, Победоносцев был изображен в виде летучей мыши, держа­щей в оковах молодую девушку, в которой, естественно, угадывалась Россия.


В жизни Толстого и Победоносцева имел место и личный конфликт, причем очень острый. Он произошел в 1881 году и был связан с вопросом о казни наро­довольцев, убийц императора Александра II. Толстой обратился с просьбой к новому царю, Александру III, о помиловании, а вот обер-прокурор, недавно назначенный, требовал смертной казни. Этот конфликт развивался почти 20 лет, и в 1899 году разрешился скандалом. И одним из важнейших шагов, при­близивших этот скандал и, соответственно, появление синодального акта о Тол­­стом, стало издание романа «Воскресение», последнего большого романа Толстого. Читающая Россия — во всяком случае, та ее часть, которой были дос­тупны зарубежные издания романа, — была потрясена небывалым глумле­нием над православной верой и одновременно узнала в чиновнике Топорове обер-прокурора Синода Победоносцева.


В новом романе Толстого, я напомню, была подвергнута уничтожающей сатире вся русская государственная машина — власть, администрация, тюрьмы и так далее. А в двух главах первой части в совершенно кощунственном виде была изображена православная литургия. Толстой показывает действия православ­ного священника как совершенно бессмысленные, а вместо привычного высо­кого стиля, характерного для Церкви, сознательно использует бытовые терми­ны: например, вместо «чаша» — «чашка», вместо «лжица» — «ложечка» и так далее.


До момента выхода в свет романа «Воскресение» Русская церковь, не говоря уже о русском государстве, проявляла по отношению к Толстому большую терпимость. К концу XIX века толстовская критика церковного учения, духо­венства приобрела агрессивный, ожесточенный характер, в особенности после истории с духоборами — сектой, которая была особенно близка Толстому. Духо­боры в 1905 году не только заявили о своем отказе брать в руки оружие, но даже публично сожгли имеющееся в их общине оружие и были высланы из России в Канаду. Но по отношению к писателю со стороны Синода, в офи­циальных церковных печатных органах не было сказано ни одного критичес­кого слова. Толстого могли критиковать в проповедях, в богословских сочине­ни­ях, в публицистических статьях, но, подчеркиваю еще раз, официально его учение не подвергалось какому-либо церковному осуждению. Теперь ситуация принципиально менялась. Лев Толстой позволил себе открытое кощунство, и с ним познакомились, повторю, сотни тысяч людей по всему миру, потому что благодаря Владимиру Черткову роман «Воскресение» фактически, как бы мы сейчас сказали, в режиме онлайн переводился на основные европейские языки и распространялся огромными тиражами. И в то же самое время в своих произведениях Толстой постоянно подчеркивал, что является человеком рели­гиозным и христианином. Ну, даже в наше время, в эпоху, когда в головах и сердцах людей перепутано абсолютно все, такое странное несоответствие потребовало бы разъяснений, но в начале ХХ века ситуация обстояла еще сложнее.


Действительно, для Русской церкви картина сложилась неодно­знач­ная и потенциально очень опасная, если учесть, какой авторитет имел писатель в России и во всем мире. Это была своеобразная ловушка. Промол­чать — получить серьезные репутационные потери, учитывая, что уже в Сино­де стали получать возмущенные письма от тех, кому удалось прочитать «Во­скресение» в бесцензурном издании и кто увидел в романе намеренное оскор­бление чувств верующих, как бы мы сейчас сказали. А выступить публично против Толстого не менее опасно, учитывая, что любое выступление Синода против него будет воспринято негативно. Однако примечательно, что вопрос об отлучении Толстого мог быть поставлен только после смерти императора Александра III, который называл писателя не иначе как «мой Толстой» и по­стоянно просил его не трогать, чтобы не сделать из него мученика, а из им­ператора — его палача.


Сама церковная власть проявила максимальные усилия, чтобы избежать скан­дала и общественного возмущения. Именно поэтому слова «анафема» и «отлу­чение» в финальном варианте синодального документа были заменены на бо­лее нейтральный, но менее определенный термин «отторжение». И это очень принципиальный момент. Под анафемой подразумевается самое строгое из цер­ковных наказаний, имевшее смысл отделения виновного от церкви и осу­ж­дения его на вечную погибель, вплоть до покаяния. Другими словами, в цер­ковном праве под анафемой понимается совершенное отлучение христиа­нина от общения с верными чадами Церкви, от церковных таинств, и это на­казание применяется в качестве высшей кары за тяжкие преступления, како­выми являются измена православию, то есть уклонение в ересь или раскол. И в этом смысле слово «анафема» может быть заменено на «проклятие». Одно­временно Церковь различала всегда отлучение полное, то есть анафему, и отлу­чение малое. Малое отлучение — это временное отлучение члена Церкви от церк­овного общения, служащее наказанием за менее тяжкие грехи. Напри­мер, последний вид отлучения имел место в церковной практике в ситуации, когда некоторые христиане отрекались от веры в эпоху гонений. На нескол­ько лет был отлучен от церкви молодой Горький за попытку самоубийства. Правда, для него самого это было, конечно, уже не важно, но тем не менее такой факт имел место.


В практике Православной церкви анафема была не столько наказанием, сколь­ко предупреждением человека, и здесь очень хорошо видно отличие от прак­тики церкви католической, в которой слово «анафема» заменялось термином «проклятие». Именно потому, что анафема была не только и не столько нака­занием, сколько предупреждением, двери Православной церкви для отлучен­ного были закрыты не навсегда. При условии его искреннего покаяния и вы­пол­нения необходимых церковных предписаний (в первую очередь, как пра­вило, публичного покаяния) его возвращение в церковь было возможно.


Что же представляет собой синодаль­ный акт 1901 года с этой точки зрения? Он носит характер торжественного церковного исповедания и объявляет, что Лев Толстой более не является членом Церкви и не может в нее вернуться, пока не покается. Кроме того, документ удостоверяет, что без покаяния для Тол­стого невозможны будут ни христианское погребение, ни заупокойная моли­тва, не говоря уже о евхаристическом общении, то есть об участии в причаще­нии, к чему, собственно, Толстой уже тогда и не стремился. Синодаль­­­ный акт 1901 года, как и предполагал Победоносцев, был встречен большей частью русского образованного общества крайне неблагоприятно. Русская интел­лигенция поддержала писателя, вопреки Синоду, и с большим возмущением отнеслась к синодаль­ному акту. С возмущением и иронией. Именно это имел в виду Чехов, написавший в одном из писем: «К отлучению Толстого публика отнеслась со смехом».


Последний вопрос, который нас будет интересовать, это последние годы жизни Толстого, его уход и смерть. Предварительно надо сказать, что семейная жизнь Толстого дала трещину достаточно рано, фактически еще до духовного перев­орота. Но в послед­ние годы эта жизнь стала еще сложнее и трагичнее, и глав­ным образом из-за истории с завещанием писателя, которое он подписал тайно от семьи, в лесу, летом 1910 года, что привело к открытому конфликту с Софь­ей Андреевной Толстой. И в результате этого конфликта 28 октября 1910 года, то есть за десять дней до смерти, Толстой был вынужден тайно бежать из родо­вого гнезда.


Уход Толстого из Ясной Поляны — это событие, которое имело большую важ­ность для всей России, если не для всего мира. Сергей Николаевич Дурылин, известный литературный критик и философ, сообщает, что в день первого известия об уходе газеты буквально рвали из рук, причем подобное отношение к печатной продукции Дурылин помнит только еще один раз в жизни — в день объявления войны с Германией в 1914 году. Для русских газет и журналов и для всего русского читающего общества вопрос стоял следующим образом: это бегство или паломничество, триумф или трагедия, поиск выхода из тупика или поиск сюжета для нового произведения? Действительно, с каким чувством Толстой покидал усадьбу, что стояло за этим уходом? Почему он направился именно в Оптину пустынь?


Одним очень хочется представить дело так, что граф Толстой убегал в никуда, он просто уходил от всех, как и записал в своем дневнике чуть больше чем за месяц до ухода. Приведу это красноречивое свидетельство состояния души Толстого: «От Черткова письмо с упреками и обличениями. Они разрывают меня на части. Иногда думается: уйти от всех». Другими словами, Толстой хотел просто куда-то уйти, не имея никакого представления ни о направлении движения, ни о его цели. Есть рассуждения другого рода. Писатель заранее знал, что поедет в Оптину пустынь и встретится там со старцами, и именно это обстоя­тельство свидетельствует о покаянном состоянии души Толстого.


Мне кажется, обе точки зрения не соответствуют действительности. Уход Тол­стого — финал его жизни и финал тех поисков, которые составляли главное в его миропонимании. Мы знаем сегодня, что писатель разместился в паломни­ческой гостинице Оптиной пустыни, где его узнали сразу, и совершил прогулку до скита, в котором в этот момент проживал великий оптинский старец Иосиф, преемник преподобного Амвросия, человек огромной любви и милосердия, — с ним Толстой познакомился, по всей видимости, в 1896 году во время своего очередного паломничества в монастырь. Но стоя у порога двери в оптинский скит, Толстой так и не нашел в себе сил переступить этот порог, встреча со стар­цами не состоялась. Может быть, это была самая трагическая невстреча в жизни писателя.


После посещения Оптиной пустыни писатель направляется в Шамордино, где в это время проживала его родная сестра Марья Николаевна Толстая, самый близкий и дорогой ему человек в данный момент, которую он всю жизнь назы­вал исключительно Машенька. Мы не знаем, как могла сложиться судьба Тол­стого в дальнейшем, если бы ему удалось задержаться у любимой младшей сестры надолго. Но опасаясь погони, организованной супругой, писатель был вынужден покинуть и Шамордино. По дороге он простудился, заболел двусто­ронним воспалением легких и умер на станции Астапово. Причем в последние дни жизни к нему из-за твердой позиции Черткова не был допущен для беседы и исповеди другой оптинский старец, преподобный Варсонофий.


Лев Толстой — единственный в России начала ХХ века человек, который поль­зовался ничем не ограниченной, поистине абсолютной свободой в семье, в сво­ей родной деревне, в обществе, государстве, культуре. Возможно, он был един­ственным человеком в мире такого масштаба. Он родился в прекрасной, дей­ствительно очень ясной Ясной Поляне, типичной русской усадьбе с березовой аллей, речкой Воронкой, яблочными садами, семейными домами и домиками, детьми, внуками, прислугой, охотой, пешими и конными прогулками, пасекой, цветочными оранжереями, крестьянскими школами, вечерним чаем, чтением, играми и концертами. Он прожил там большую часть жизни и по всем законам жанра, логики, справедливости был просто обязан именно там умереть! Он был сказочно богат, он мог брать писательские гонорары или публично отрекаться от них после. Он пользовался всемирной славой. Толстой мог писать все что угодно, не опасаясь каких-либо порицаний со стороны правительства. Более того, не написав ни одной строчки очередного нового произведения, он мог претендовать на издание его где угодно и на получение какого угодно гонора­ра, в то время как другие писатели, например Достоевский или Леонтьев, мог­ли просто голодать, причем голодать буквально. В семье всякое желание Тол­стого выполнялось с поспешностью и старанием. Усердные ученики во главе с Чертковым с карандашами, блокнотами в руках ловили каждое его слово. Лучшие художники и скульпторы России и мира рисовали его портреты, лепи­ли в глине, высекали в мраморе и так далее. Именно перед его портретом после отлучения Синода на выставках устраивались бурные восторженные манифес­тации. Именно его фотографировал впервые в цвете в России Прокудин-Гор­ский. Именно его голос записывали на фонограф.


Но Астапово для Толстого было настоящей ловушкой. Писатель оказался в мы­ше­ловке, которую в значительной степени сам сотворил. Больной и беспо­мощный, он лежал на постели, не понимая, что происходит не только в мире, но даже за порогом его комнаты и в ней самой. Ничего не зная о жене и детях, ничего не зная о попытках православного священника поговорить с ним перед смертью и его напутствовать. Сразу после приезда Черткова в Астапово за пи­са­­телем был установлен строжайший надзор. Дверь в дом начальника стан­ции Озолина была всегда заперта, а ключ от нее хранился у помощника Черт­кова, Сергеенко, который безвыходно дежурил в передней. В комнате Толстого безотлучно находился Чертков. Вход в дом был возможен, по-видимому, толь­ко по какому-то паролю.


Именно поэтому Толстой даже не знал, что оптинский иеромонах Варсонофий специально прибыл на станцию Астапово со святыми дарами, для того чтобы попытаться поговорить с писателем перед смертью. Таким образом, в послед­ний, самый ответственный момент жизни великий писатель русской земли, как сказал о нем Тургенев, за уходом которого из Ясной Поляны с напряжен­ным вниманием следил весь цивилизо­ванный мир, оказался в трагическом одиночестве. Его судьба становится предметом переживаний русского импе­ратора, Совета министров, премьер-министра Столыпина, Синода, собора старцев Оптиной пустыни, наконец членов семьи. Но Толстой ничего об этом не знает.


Об этом очень ярко пишет замеча­тельный русский писатель Борис Зайцев:


«Но как кончается его жизнь? Умирать не только во враж­де с Церковью, но и со своей собственной подругой после почти полувековой общей жизни, имея целый сонм детей. Бежать из своего дома, кончать дни у начальника станции, среди раздора, домашних гвельфов и гибел­линов, враж­дующих между собой партий. И быть зарытым в яснопо­лян­ском парке, где можно было закопать и какую-нибудь любимую левретку».


Круг отчуждения, создававшийся вокруг Толстого более 20 лет, замкнулся.


Во время астаповской болезни Толстого в русской печати дискутировался воп­рос о возможности его прощения Церковью. Этот вопрос обсуждается и до сих пор, уже более 100 лет. Время от времени те или иные лица, например родст­венники Толстого, обращаются с соответствующими просьбами в Синод. Но, с моей точки зрения, отмена синодального акта невозможна по двум причи­нам: во-первых, такой шаг был бы актом большого неуважения к самому Тол­стому, к его свободе, ко всему тому, что им было сказано о Церкви. Ведь сам писатель признавал справедливость церковного акта, его точность в конста­тации того факта, что граф Толстой сознательно ушел из Церкви и не хочет в нее возвращаться. Во-вторых, отмена церковного определения автоматически означала бы возможность молиться о Толстом такими словами, которые он сам воспринимал как кощунство. Откройте православный требник, прочитайте хотя бы маленький отрывок из православной панихиды и спросите себя: можем ли мы так молиться о Толстом?


Церковь по-прежнему с большим уваже­нием относится к последней воле великого русского писателя. 

Толстой Лев, история жизни, значимые события и заслуги

Детство

Лев Толстой родился 28 августа (9 сентября) 1828 года в именитой дворянской семье в родовой усадьбе матери Ясная Поляна Тульской губернии. Он был четвертым ребенком в семье. Но в уже в детстве будущий великий писатель осиротел. После очередных родов, когда Льву не было и двух лет, умерла мать. Еще через семь лет, уже в Москве, внезапно умер отец. Опекуном над детьми была назначена их тетя – графиня Александра Остен-Сакен, но и ее скоро не стало. В 1840 году Лев Николаевич вместе с братьями и сестрой Марией переехал в Казань к другой тете – Пелагее Юшковой.

Обучение

В 1843 году повзрослевший Лев Николаевич поступает учиться в престижный и один из самых известных Императорский Казанский университет по разряду восточной словесности. Однако после успешных вступительных экзаменов будущий светило русской литературы посчитал обучение и экзамены формальностью и провалил итоговую аттестацию за первый курс. Чтобы заново не проходить обучение, молодой Лев Толстой перевелся на юридический факультет, где он не без проблем, но все-таки перешел на второй курс. Однако здесь он увлекся французской философской литературой и, не доучившись на втором курсе, покинул университет. Но обучение не прервал – поселившись в доставшейся ему по наследству усадьбе Ясная Поляна, он занялся самообучением. Каждый день он ставил перед собой задачи и пытался их выполнять, анализируя проделанное за день. Кроме того, в распорядок дня Толстого входили работа с крестьянами и налаживание быта в поместье. Чувствуя вину перед крепостными, он в 1849 году открыл школу для крестьянских детей. Но самовоспитание молодого Толстого не задалось, далеко не все науки его интересовали и давались ему. Решить эту проблему он собирался в Москве, готовясь к кандидатским экзаменам, но вместо них увлекся светской жизнью. То же самое повторилось и в Петербурге, куда он уехал в феврале 1849 года. Не досдав экзамены на кандидата прав, он вновь уехал в Ясную Поляну. Оттуда он часто приезжал в Москву, где много времени уделял азартным играм. Единственным полезным навыком, который он приобрел в эти годы, была музыка. Будущий писатель научился неплохо играть на рояле, результатом чего стало сочинение вальса и последующее написание «Крейцеровой сонаты».

Военная служба

В 1850 году Лев Толстой начал написание автобиографической повести «Детство» – далеко не первого, но достаточно крупного и значимого своего литературного произведения. В 1851 году к нему в имение приехал старший брат Николай, служивший на Кавказе. Необходимость перемен и финансовые трудности заставили Льва Николаевича присоединиться к брату и отправиться с ним на войну. И к осени того же года он был зачислен юнкером в 4-ю батарею 20-й артиллерийской бригады, стоявшей на берегу Терека под Кизляром. Здесь у Толстого вновь появилась возможность писать, и он, наконец, закончил первую часть своей трилогии «Детство», которую летом 1852 года отправил в журнал «Современник». В издании оценили работу молодого автора, и с публикацией повести к Льву Николаевичу пришел первый успех.

Но и о службе Лев Николаевич не забывал. За два года на Кавказе он не раз участвовал в стычках с неприятелем и даже отличился в бою. С началом Крымской войны он перевелся в Дунайскую армию, вместе с которой оказался в гуще войны, пройдя и Сражение у Черной речки, и отбивая атаки врага на Малаховом кургане в Севастополе. Но даже в окопах Толстой продолжал писать, опубликовав первый из трех «Севастопольских рассказов» – «Севастополь в декабре 1854 года», который также был благосклонно принят читателями и высоко оценен самим императором Александром II. Вместе с этим артиллерист-писатель пытался добиться разрешения на издание простенького журнала под названием «Военный листок», где могли бы публиковаться склонные к литературе военные, но эта идея не получила поддержки у властей.

Творческий путь и признание

В августе 1855 года Льва Николаевича отправили курьером в Петербург, где он дописал оставшиеся два «Севастопольских рассказа» и остался, пока в ноябре 1856 года окончательно не оставил службу. В столице писателя приняли очень хорошо, он стал желанным гостем в литературных салонах и кружках, где сдружился с И.С. Тургеневым, Н.А. Некрасовым, И.С. Гончаровым. Однако Толстому это все быстро наскучило, и в начале 1857 года он отправляется в заграничное путешествие. В последующие четыре года он побывал во многих странах Западной Европы, но так и не нашел того, что искал. Европейский образ жизни ему категорически не подходил.

Между этими поездками Лев Николаевич продолжал писать. Результатом этого творчества стали, в частности, рассказ «Три смерти» и роман «Семейное счастие». Кроме того, он, наконец, закончил повесть «Казаки», которую с перерывами писал почти 10 лет. Однако вскоре популярность Толстого пошла на спад, что было вызвано размолвкой с Тургеневым и отказом от продолжения светской жизни. К этому добавилось общее разочарование писателя, а также смерть старшего брата Николая, которого он считал лучшим другом и который умер буквально у него на руках от туберкулеза. Однако после лечения от депрессии в башкирском хуторе Каралык Толстой вновь возвращается к творчеству, а также определяется с семейной жизнью. В 1862 году он посватался к одной из дочерей своей старой знакомой Любови Александровны Иславиной (в замужестве Берс) – Софье. В ту пору его будущей супруге было 18 лет, а графу – уже 34 года. В браке у Толстых родилось девять мальчиков и четыре девочки, но пятеро детей умерли еще в детстве.

Жена стала для писателя настоящей спутницей жизни. С ее помощью он приступает к созданию своего самого знаменитого романа «Война и мир» о российском обществе в период с 1805-го по 1812-й годы, отрывки и главы которого он публиковал с 1865-го по 1869-й годы.

Творческий и философский перелом

Следующим великим произведением автора стал роман «Анна Каренина», над которым Толстой начал трудиться в 1873 году. После этого романа в творчестве Льва Николаевича наступил идейный перелом, выразившийся в новых взглядах писателя на жизнь, отношении к религии, критике власти, внимании к социальным аспектам устройства общества. Произведения на сюжеты светской жизни больше его не интересовали. Все это нашло свое отражение в автобиографическом произведении «Исповедь» (1884). Далее последовали религиозно-философский трактат «В чем моя вера?», «Краткое изложение Евангелия», а позже – роман «Воскресение», повесть «Хаджи-Мурат» и драма «Живой труп».

Вместе со своим творчеством изменился и сам Лев Николаевич. Он отказывается от богатств, одевается просто, занимается физической работой, отделяя себя от остального мира. Огромное внимание Толстой уделяет вопросам веры, но эта философия уводит его далеко от лона Русской православной церкви. К тому же церковные устои активно критикуются в таких произведениях писателя, как роман «Воскресение», из-за чего Священный синод в 1901 году отлучает его от Церкви, хотя данное решение скорее было констатацией факта, нежели какой-то мерой.

Вместе с тем Толстой много времени уделяет помощи крестьянам, заботится об их образовании и пропитании. Во время голода в Рязанской губернии Лев Николаевич открывал для нуждающихся столовые, где кормились тысячи крестьян.

Последние дни

28 октября (10 ноября) 1910 года Толстой тайно покидает Ясную Поляну и случайными поездами направляется в сторону границы, но на станции Астапово (ныне Липецкая область) он вынужден покинуть поезд из-за начавшегося воспаления легких. 7 (20) ноября великого писателя не стало. Умер он в доме начальника станции на 83-м году жизни. Льва Николаевича Толстого похоронили в его имении Ясная Поляна в лесу на краю оврага. На похороны приехали несколько тысяч человек. Дань памяти писателю отдали и в Москве, и в Петербурге, и даже за рубежом. По случаю траура были отменены некоторые развлекательные мероприятия, приостанавливалась работа заводов и фабрик, люди выходили на уличные демонстрации с портретами Льва Николаевича.

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТОЛСТОГО В 60-Х ГОДАХ

 

ОБЩЕСТВЕННАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ТОЛСТОГО В 60-Х ГОДАХ

Посетив Францию, Швейцарию, Италию и Германию, Толстой возвращается в том же 1857 г. в Ясную Поляну. Печальная правда русской действительности стоит укором перед чуткой совестью Толстого. В 40-х годах попытки его исправить социальное зло крепостнических отношений, как мы знаем из «Утра помещика», не увенчались успехом. Теперь, в 50-х годах, Толстой делает более зрелые попытки разрешить проблему взаимоотношений «мужика и барина». Он задумывается над проектом освобождения крестьян от крепостного права. Он ищет новых форм приближения помещика к народу и приходит к убеждению, что одним из способов отплатить народу за те социальные привилегии, которыми пользуется помещик, является просвещение народа. Дело просвещения народа кажется ему теперь «главной» задачей его жизни, его долгом. Эту задачу Толстой и решает осуществить.

В 1859 г. Толстой начинает работать в своей яснополянской школе в качестве народного учителя. Практическая работа поставила перед ним ряд педагогических вопросов, и он снова направляется за границу, чтобы внимательно изучить состояние школьного дела на Западе, побеседовать с крупнейшими педагогами Европы. Однако постановка педагогической работы на Западе не удовлетворила Толстого, и он вернулся в Россию, с тем чтобы сделать всё иначе, по-своему. Вернувшись в Ясную Поляну, он с увлечением отдаётся педагогической работе.

В основу своей системы Толстой берёт принцип «свободного воспитания», утверждая, что процесс обучения должен быть направлен прежде всего на пробуждение интересов учащихся, «заложенных в самой их природе», а не на принудительное усвоение того, что им преподносит программа. Главным методом обучения Толстой считает метод свободной беседы с учащимися.

То, что Толстой поставил в центре педагогического процесса личность учащегося, привлекло к нему часть учителей, которых не удовлетворяла официальная педагогика. Не будучи связанными с революционно-демократическим движением, они видели выход из школьной рутины в борьбе за воспитание «свободной личности».

Для пропаганды своих педагогических идей Толстой издаёт специальный журнал «Ясная Поляна». Вокруг него группируются учителя окрестных школ, увлечённые его педагогической системой.

Педагогическая работа настолько захватывает Толстого, что школа, по его словам, становится для него «всей его жизнью».

Занимаясь педагогикой. Толстой всё более и более сближается с крестьянами. Этому способствовала и общеетвенная обстановка в стране.

60-х годах реформы 1861 г. Решался вопрос о дальнейшей судьбе закрепощённой крестьянской массы. Волна общественного возбуждения подхватила и Толстого. Он подписывает докладную записку 105 тульских дворян о необходимости освободить крестьян с земельным наделом. В 1861 г. его избирают на должность мирового посредника, в обязанности которого входило разрешение спорных вопросов между помещиками и крестьянами. Выполняя эти обязанности, Толстой горячо отстаивал интересы крестьян, вызывая недовольство помещиков.

Правительство начало подозрительно следить за его работой, и однажды, в 1862 г., в отсутствие Толстого, в его усадьбе и школе жандармами был произведён обыск. Оскорблённый этим, в порыве возмущения Толстой думал даже совсем уехать из России, где, как ему казалось, «нельзя знать минутой вперёд, что меня, и сестру, и жену, и мать не скуют и не высекут». Толстой не уехал из России, но письмо это прекрасно характеризует его возмущение порядками царской России.

Занятый школой, изданием журнала «Ясная Поляна», общественной работой и сельским хозяйством. Толстой совершенно охладевает в это время к художественной литературе. Однако вскоре всё изменилось.

 

Большого романа «Война и мир».

В 1862 г. Толстой женится на Софье Андреевне — дочери видного московского врача. Счастливая семейная жизнь на время успокаивает его душевные волнения и тревоги. С новой силой пробуждается у него дар художественного творчества, и возникает замысел большого романа «Война и мир». Толстой передаёт школу в руки учителей и весь отдаётся работе над новым произведением.

Поражает быстрота, с которой был написан первый роман Толстого. Колоссальный четырёхтомный роман-эпопея, потребовавший изучения огромного исторического материала, был создан Толстым менее чем в шесть лет (1864-1869).

Как работал Есть известное изречение Гёте: «Гений — это терпение».

 

Как работал Толстой

Если бы это определение потребовало доказательств, то лучшей иллюстрацией к нему могла бы служить творческая деятельность Толстого. Характеризуя необычайную трудоспособность Толстого, доктор Д. П. Маковнцкий, близко знавший великого писателя, отмечал: «Лев Николаевич каждый день, каждый час трудился, превозмогая себя, чтобы делать то, что нужно. Был беспощаден к себе. Лени не знал… Он, как китайцы, праздников не признавал».

Поражает прежде всего исключительный размах самообразовательной работы Толстого, его необъятная жажда знаний. К концу своей жизни Толстой, по свидетельству того же Маковицкого, знал следующие языки: французский, немецкий, английский (в совершенстве), итальянский (езободно переводил), древнегреческий, латинский, древнееврейский (знал хорошо), польский, чешский, сербский, болгарский, голландский, украинский. Это говорит об огромной культуре великого писателя.

О широте самообразовательной работы Толстого свидетельствует и его яснополянская библиотека; несколько тысяч томов её хранят на своих страницах интересные пометки Толстого.

В работе Толстого поражает его необыкновенная требовательность к себе как к художнику слова. Необходимым условием творчества он считал усвоение опыта всех других писателей. Он систематически а необыкновенно много читал. Он заявлял: «Правильный путь такой: усвой то, что сделали твои предшественники, и иди дальше».

Литература для Толстого была делом всей жизни, в которое он вкладывал всю свою душу. Только при таком отношении к литературе и возможна, с точки зрения Толстого, деятельность писателя. «Художественное произведение есть плод любви», — заявил он. Сам он работал страстно, с волнением, с увлечением. В 1864 г. Толстой записывает в дневнике: «Нынче поутру около часа диктовал Тане, хорошо, спокойно, без волнения, а без волнения наше писательское дело нейдёт».

Сохранилось много высказываний Толстого, характеризующих его взгляды на творческий процесс и на художественное произведение. Вот некоторые из этих высказываний:

«Страшное дело — это забота о совершенстве формы. Недаром она… надо заострить художественное произведение, чтобы оно проникло. Заострить и значит сделать его совершенно художественно».

«Как золото добывается промыванием, так и хорошие, хорошо выраженные мысли».

«Простота — необходимое условие прекрасного».

«От сокращения изложение всегда выигрывает. Если читатель услышит болтовню, то он не относится со вниманием». «Лучше не договорить, чем переговорить».

«Надо навсегда отбросить мысль писать без поправок. Три, четыре раза — это ещё мало».

«Надо, главное, не торопиться писать, не скучать поправлять, переделывать десять, двадцать раз одно и то же».

Сохранившиеся черновики рукописей Толстого дают ясное представление о том, что значила для него забота о художественной форме. Так, повесть «Детство» имеет четыре редакции и писалась восемнадцать месяцев. В повести шесть печатных листовСледовательно, средняя производительность писателя на этом этапе работы была пять-шесть страниц в месяц. Отдельные главы романа «Война и мир» имеют до семи редакций, а романа «Анна Каренина» — до двенадцати редакций. Начало романа «Воскресение» имеет двадцать редакций. Но наиболее поразительную цифру переработок даёт нам предисловие Толстого к книге «Путь жизни» (писалось в 1907-1910 гг.). Это предисловие имеет сто пять редакций. Такова была поистине титаническая работа Толстого над своими произведениями!

Продолжение Окончив роман «Война и мир». Толстой снова возвра-педагогической шается к педагогической работе. В январе 1872 г. он сооб-работы шает А. А. Толстой: «Пишу я эти последние годы азбуку и теперь печатаю. Рассказать, что такое для меня этот труд многих лет — азбука, очень трудно… Гордые мечты мои об этой азбуке вот какие: по этой азбуке будут учиться два поколения русских всех детей, от царских до мужицких, и первые впечатления поэтические получат из неё, и что, написав эту азбуку, мне можно будет спокойно умереть». Одновре-менно с этим он составляет четыре книги в помощь начальной школе. Многие рассказы из них и сейчас представляют интересный материал для детского чтения.

← АНАЛИЗ РОМАН АННА КАРЕНИНА

  НАЧАЛО ЛИТЕРАТУРНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ →

Еще по данной теме::

  •  
     
    ЯЗЫК РОМАНА ВОЙНА И МИР
     
    Язык романа. Стиль Толстого представляет собой дальнейшее развит…

  •  
    ТОЛСТОЙ В ОЦЕНКЕ В. И. ЛЕНИНА
    Творческая деятельность Толстого продолжалась около шестидесяти …

  •  
    СМЕРТЬ ТОЛСТОГО
    28 октября 1910 г., в одну из тёмных, сырых  осенних ночей, 82-летний Толстой…

  •  
    РЕАЛИЗМ ТОЛСТОГО
    Горький говорил о Толстом, что произведения его «написаны со страшной, почти …

  •  
    РАЗБОР РОМАНА ВОСКРЕСЕНИЕ
    Роман Роман «Воскресение» написан Толстым в 90-х годах «Воскоесение»…

диетических жиров | Американская кардиологическая ассоциация

Жир получает плохую репутацию, хотя это питательное вещество, которое нам нужно в нашем рационе, но не слишком много. Узнайте все о диетических жирах и о том, как слишком много или мало влияет на наше здоровье.

Нужны ли моему организму жиры?

Да, это так. Пищевые жиры необходимы для придания энергии вашему телу и поддержки роста клеток. Они также помогают защитить ваши органы и согревают ваше тело. Жиры помогают организму усваивать некоторые питательные вещества и вырабатывать важные гормоны.Вашему телу определенно нужен жир.

Сколько существует разных жиров?

В продуктах, которые мы едим, есть четыре основных диетических жира:

  1. Насыщенные жиры
  2. Транс жиры
  3. Мононенасыщенные жиры
  4. Полиненасыщенные жиры

Четыре типа имеют разные химические структуры и физические свойства. Плохие жиры, насыщенные жиры и жиры транс , имеют тенденцию быть более твердыми при комнатной температуре (например, сливочное масло), в то время как мононенасыщенные и полиненасыщенные жиры имеют тенденцию быть более жидкими (например, жидкое растительное масло).

Жиры также могут по-разному влиять на уровень холестерина в организме. Плохие жиры, насыщенные жиры и транс жиров повышают уровень плохого холестерина (ЛПНП) в крови. Мононенасыщенные и полиненасыщенные жиры могут снизить уровень плохого холестерина и полезны при употреблении в рамках здорового режима питания.

Все ли жиры содержат одинаковое количество калорий?

В каждом грамме жира содержится девять калорий, независимо от того, какой это тип жира.Жиры более калорийны, чем углеводы и белки, которые обеспечивают четыре калории на грамм.

Потребление большого количества калорий — независимо от источника — может привести к увеличению веса или к полноте. Потребление большого количества насыщенных жиров или транс жиров также может привести к сердечным заболеваниям и инсульту. Эксперты в области здравоохранения обычно рекомендуют заменять насыщенные жиры и жиры trans мононенасыщенными и полиненасыщенными жирами, сохраняя при этом диету с адекватным питанием.

Все ли продукты имеют маркировку «

транс обезжиренные» здоровые продукты?

Не обязательно. Продукты с маркировкой «0 транс жир» или приготовленные с использованием масел « транс обезжиренные» могут содержать много насыщенных жиров, которые повышают уровень плохого холестерина. Продукты « Trans , обезжиренные» также могут быть вредными с точки зрения общего содержания питательных веществ. Например, выпечка также обычно содержит много добавленного сахара и мало питательных веществ.

Могут ли жиры быть частью здорового питания?

Употребление в пищу жиров, безусловно, является частью здорового питания.Просто не забудьте выбрать продукты, которые содержат хорошие жиры (мононенасыщенные и полиненасыщенные жиры), и сбалансируйте количество калорий, которые вы потребляете из всех продуктов, с количеством сжигаемых калорий. Стремитесь придерживаться режима питания, в котором особое внимание уделяется овощам, фруктам и цельнозерновым продуктам; включает нежирные молочные продукты, птицу, рыбу, бобовые, нетропические растительные масла и орехи; и ограничивает потребление натрия, сладостей, сахаросодержащих напитков и красного мяса. Это означает, что в вашем рационе будет мало насыщенных жиров и транс жиров.

Означает ли более здоровое питание отказаться от любимой еды?

Здоровая диета может включать в себя любимые продукты. Необязательно полностью отказываться от этих угощений, но нужно есть меньше продуктов с низким содержанием питательных веществ и высоким содержанием калорий.

Что делают жиры в организме?

Общеизвестно, что слишком много холестерина и других жиров может привести к болезням, и что здоровая диета предполагает наблюдение за тем, сколько жирной пищи мы едим. Однако нашему телу для функционирования необходимо определенное количество жира, а мы не можем сделать его с нуля.

Триглицериды, холестерин и другие незаменимые жирные кислоты (научный термин, обозначающий жиры, которые организм не может производить самостоятельно) накапливают энергию, изолируют нас и защищают наши жизненно важные органы. Они действуют как посланники, помогая белкам выполнять свою работу. Они также запускают химические реакции, которые помогают контролировать рост, иммунную функцию, репродуктивную функцию и другие аспекты основного метаболизма.

Цикл производства, расщепления, хранения и мобилизации жиров лежит в основе того, как люди и все животные регулируют свою энергию.Дисбаланс на любом этапе может привести к болезням, включая болезни сердца и диабет. Например, наличие слишком большого количества триглицеридов в нашем кровотоке увеличивает риск закупорки артерий, что может привести к сердечному приступу и инсульту.

Жиры также помогают организму накапливать определенные питательные вещества. Так называемые «жирорастворимые» витамины — A, D, E и K — хранятся в печени и жировых тканях.

Зная, что жиры играют такую ​​важную роль во многих основных функциях организма, исследователи, финансируемые Национальным институтом здравоохранения, изучают их на людях и других организмах, чтобы больше узнать о нормальной и ненормальной биологии.

Ищем насекомых для понимания жировых норм

Несмотря на важность жира, никто еще не понимает, как именно люди хранят его и как использовать. В поисках информации биохимик из Университета штата Оклахома Эстела Аррезе изучает метаболизм триглицеридов в неожиданных местах: тутовых шелкопрях, дрозофилах и комарах.

Триглицериды — основной тип потребляемых нами жиров — особенно подходят для хранения энергии, поскольку они содержат в два раза больше энергии, чем углеводы или белки.

После расщепления триглицеридов в процессе пищеварения они попадают в клетки через кровоток. Часть жира сразу же используется для получения энергии. Остальное хранится внутри клеток в виде капель, называемых липидными каплями.

Когда нам нужна дополнительная энергия — например, когда мы бежим марафон — наши тела используют ферменты, называемые липазами, для расщепления накопленных триглицеридов. Энергетические установки клетки, митохондрии, могут вырабатывать больше основного источника энергии организма: аденозинтрифосфата или АТФ.

Arrese работает над идентификацией, очисткой и определением роли отдельных белков, участвующих в метаболизме триглицеридов. Ее лаборатория была первой, кто очистил главный белок регуляции жира у насекомых, TGL, и теперь она пытается узнать, что он делает. Она также обнаружила функцию ключевого липидного капельного белка, называемого Lsd1, и исследует его сестру, Lsd2.

Работа Аррезе может помочь нам узнать больше о таких заболеваниях, как диабет, ожирение и болезни сердца. Кроме того, благодаря пониманию того, как насекомые используют жир, когда они превращаются и откладывают яйца, и выдвижению гипотезы о том, как нарушить эти процессы, ее открытия могут привести к новым способам для фермеров защитить свои посевы от вредителей, а чиновникам здравоохранения — к борьбе с болезнями, передаваемыми комарами, такими как малярия и вирус Западного Нила.

Но, прежде чем что-либо из этого может произойти, говорит Аррезе, «нам нужно много изучать и иметь информацию на молекулярном уровне».

Холестерин и клеточные мембраны

Одна из задач Arrese — попытаться заставить маслянистые вещества, такие как жир, работать в лабораторных тестах, которые, как правило, основаны на воде. Однако наши клетки не могли бы функционировать без взаимной неприязни к жиру и воде.

Клеточные мембраны окружают наши клетки и органеллы внутри них. Жир, в частности холестерин, делает возможными эти мембраны.Жирные концы мембранных молекул отклоняются от воды внутри и снаружи клеток, в то время как нежирные концы тяготеют к ней. Молекулы спонтанно выстраиваются в линию, образуя полупроницаемую мембрану. Результат: гибкие защитные барьеры, которые, как вышибалы в клубе, позволяют только подходящим молекулам проникать в клетки и выходить из них.

Подумайте об этом, когда в следующий раз задумаетесь о судьбе жира в жареном картофеле.

Подробнее:

Эта статья Inside Life Science была предоставлена ​​LiveScience в сотрудничестве с Национальным институтом общих медицинских наук, входящим в состав Национальных институтов здравоохранения .

Вот что на самом деле происходит в вашем теле, когда вы едите жир

Из трех макроэлементов — углеводов, жиров и белков — ни один не подвергался поочередно дьявольскому образу и почитанию совсем , как жир. Когда-то в 80-х и 90-х годах враг общества номер один, сегодня он лежит в основе популярной кето-диеты. Однако в обоих сценариях не совсем ясна удивительно массивная и сложная роль жира в нашем организме. Давайте поговорим о том, что на самом деле жир делает в организме.

Что такое жир на самом деле

Жиры являются одним из трех макроэлементов (питательных веществ, которые нам нужны в больших количествах), содержащихся в пище, которую мы едим, помимо белков и углеводов. Согласно руководствам Merck, эти удивительно сложные молекулы обеспечивают самый медленный и наиболее эффективный вид энергии для нашего тела.

Диетический жир содержится практически во всех продуктах животного происхождения, таких как мясо, молочные продукты, яйца и рыба. Жир также присутствует во многих растительных продуктах. Пищевые жиры в очень большом количестве содержатся в орехах, семенах, оливках, авокадо и кокосах, а в чистом виде — в маслах, полученных из растений и семян растений (например, оливковом масле, масле канолы или сафлоровом масле).Но другие растительные продукты, такие как бобы и даже цельнозерновые, также содержат небольшое количество жира.

Продукты, которые почти полностью состоят из жира, например сливочное масло, сало или растительное масло, на диетическом языке классифицируются как «жиры». Хотя многие продукты животного происхождения, такие как молоко, йогурт и говяжий фарш, также содержат относительно большое количество жира, мы называем их «белками», потому что они содержат наибольшее количество макроэлементов. (Кроме того, содержание жира часто снижается или удаляется во время обработки — например, обезжиренного молока или нежирного мяса.)

Различные виды жиров

Основными видами жиров, содержащихся в пище, являются триглицериды, Уитни Линсенмейер, доктор философии, доктор медицинских наук, инструктор по питанию и диетологии в Колледже медицинских наук Дойзи Университета Сент-Луиса и представитель Академия питания и диетологии, рассказывает СЕБЕ. Триглицериды состоят из трех жирных кислот — цепи углеводородов, связанных с группой кислорода, водорода и углерода, — и небольшого соединения, называемого глицерином.

Способ соединения этих цепочек и их длина помогают точно определить, что это за триглицерид или жир.Существует три основных типа жира, и, несмотря на то, что они одинаково вкусны, на самом деле они довольно сильно отличаются друг от друга.

Насыщенные жиры — это просто молекулы жира, которые полны (или «насыщены») молекулами водорода, поясняет Американская кардиологическая ассоциация (AHA). Обычно они твердые при комнатной температуре, они чаще всего встречаются в продуктах животного происхождения, но, согласно AHA, они также содержатся в значительных количествах в кокосовом и пальмовом маслах.

Второй тип — ненасыщенные жиры, которые не являются полностью насыщенными водородом .Существует два подтипа: молекулы мононенасыщенных жиров имеют одну ненасыщенную углеродную связь, а полиненасыщенные жиры имеют более одной ненасыщенной углеродной связи, поясняет AHA. Оба вида обычно жидкие при комнатной температуре и в больших количествах содержатся в рыбе, авокадо, грецких орехах и различных типах растительных масел.

В то время как продукты часто содержат больше ненасыщенных или насыщенных жиров, все диетические жиры содержат некоторые из обоих типов жирных кислот, согласно Руководству по питанию.

Трансжиры — это совсем другая игра. Хотя они действительно встречаются в природе в небольших количествах в мясе, молочных продуктах и ​​некоторых маслах, согласно FDA, большинство трансжиров искусственно производятся в ходе промышленного процесса, когда водород добавляется к жидким растительным маслам для их отверждения, создавая частично гидрогенизированные масла. . FDA фактически запретило эти искусственные трансжиры, чаще всего встречающиеся в жареной пище и обработанной выпечке, из-за их связи с сердечными заболеваниями.(Хотя запрет вступил в силу в июне 2018 года, продукты, произведенные до этой даты, можно продавать до 1 января 2020 года.)

Зачем нам вообще нужны жиры

У жира абсурдно длинный список дел, когда дело доходит до помощи нашим органы функционируют. Во-первых, жиры обеспечивают тонну энергии — они содержат 9 калорий на грамм, по сравнению с 4 калориями на каждый грамм белка или углеводов, часть из которых мы используем немедленно, а большая часть зарезервирована на потом, когда энергия, которую мы получаем от По данным FDA, углеводы (которые наш организм предпочитает использовать, поскольку их легче расщеплять и быстро использовать) истощены.

Фактов о жирах — NHS

Кредит:

Слишком много жиров в вашем рационе, особенно насыщенных жиров, может повысить уровень холестерина, что увеличивает риск сердечных заболеваний.

Действующие руководящие принципы правительства Великобритании рекомендуют сократить потребление всех жиров и заменить насыщенные жиры ненасыщенными.

Зачем нам нужен жир

Небольшое количество жира — важная часть здорового сбалансированного питания.Жир — это источник незаменимых жирных кислот, которые организм не может производить самостоятельно.

Жир помогает организму усваивать витамин A, витамин D и витамин E. Эти витамины жирорастворимы, а это значит, что они могут усваиваться только с помощью жиров.

Любой жир, который не используется клетками вашего тела или не превращается в энергию, превращается в жировые отложения. Точно так же неиспользованные углеводы и белки также превращаются в жировые отложения.

Все виды жиров высококалорийны. Грамм жира, насыщенного или ненасыщенного, обеспечивает 9 ккал (37 кДж) энергии по сравнению с 4 ккал (17 кДж) для углеводов и белков.

Основные типы жиров, содержащихся в пищевых продуктах:

  • насыщенные жиры
  • ненасыщенные жиры

Большинство жиров и масел содержат как насыщенные, так и ненасыщенные жиры в различных пропорциях.

В рамках здорового питания вам следует сократить потребление продуктов и напитков с высоким содержанием насыщенных и трансжиров и заменить некоторые из них ненасыщенными жирами.

Насыщенные жиры

Насыщенные жиры содержатся во многих продуктах, как сладких, так и соленых.

Большинство из них поступает из животных источников, включая мясо и молочные продукты, а также некоторые растительные продукты, такие как пальмовое и кокосовое масло.

Продукты с высоким содержанием насыщенных жиров

  • жирные куски мяса
  • мясные продукты, включая колбасы и пироги
  • масло, топленое масло и сало
  • сыр, особенно твердый сыр, такой как чеддер
  • сливки, сметана и мороженое
  • некоторые пикантные закуски, такие как сырные крекеры и попкорн
  • шоколадные кондитерские изделия
  • печенье, торты и выпечка
  • пальмовое масло
  • кокосовое масло и кокосовые сливки

холестерин и насыщенные жиры

холестерин — это жирное вещество, которое в основном производится организмом в печени.

Он переносится в крови в виде:

  • липопротеинов низкой плотности (ЛПНП)
  • липопротеинов высокой плотности (ЛПВП)

Употребление слишком большого количества насыщенных жиров в вашем рационе может повысить уровень «плохого» холестерина ЛПНП в крови. которые могут увеличить риск сердечных заболеваний и инсульта.

«Хороший» холестерин ЛПВП имеет положительный эффект, поскольку забирает холестерин из частей тела, где его слишком много, в печень, где он и удаляется.

Рекомендации по насыщенным жирам

Большинство людей в Великобритании едят слишком много насыщенных жиров.

Правительство рекомендует:

  • мужчинам не следует употреблять более 30 г насыщенных жиров в день
  • женщинам не следует употреблять более 20 г насыщенных жиров в день
  • детям следует употреблять меньше

Трансжиры

Транс жиры естественным образом содержатся в небольших количествах в некоторых продуктах питания, таких как мясо и молочные продукты.

Их также можно найти в частично гидрогенизированном растительном масле. Гидрогенизированное растительное масло должно быть указано в списке ингредиентов пищевого продукта, если оно включено.

Как и насыщенные жиры, трансжиры могут повышать уровень холестерина в крови.

Правительство рекомендует:

  • Взрослые не должны употреблять более 5 г трансжиров в день

Но большинство людей в Великобритании не едят много трансжиров. В среднем мы съедаем примерно половину рекомендованного максимума.

Большинство супермаркетов в Великобритании удалили частично гидрогенизированное растительное масло из всех продуктов своих собственных торговых марок.

Люди в Великобритании, как правило, едят намного больше насыщенных жиров, чем трансжиров.Это означает, что когда вы смотрите на количество жиров в своем рационе, более важно сосредоточиться на сокращении количества насыщенных жиров.

Ненасыщенные жиры

Если вы хотите снизить риск сердечных заболеваний, лучше всего снизить общее потребление жиров и заменить насыщенные жиры ненасыщенными.

Есть веские доказательства того, что замена насыщенных жиров некоторыми ненасыщенными жирами может помочь снизить уровень холестерина.

Ненасыщенные жиры, в основном содержащиеся в растительных и рыбных маслах, могут быть мононенасыщенными или полиненасыщенными.

Мононенасыщенные жиры

Мононенасыщенные жиры помогают защитить ваше сердце, поддерживая уровень «хорошего» холестерина ЛПВП, одновременно снижая уровень «плохого» холестерина ЛПНП в крови.

Мононенасыщенные жиры содержатся в:

  • оливковом масле, рапсовом масле и спредах, изготовленных из этих масел
  • авокадо
  • некоторых орехах, таких как миндаль, бразиль и арахис

полиненасыщенные жиры

полиненасыщенные жиры также могут помочь снизить уровень «плохого» холестерина ЛПНП в крови.

Существует 2 основных типа полиненасыщенных жиров: омега-3 и омега-6.

Некоторые типы жиров омега-3 и омега-6 не могут быть произведены вашим организмом, а это значит, что важно включать их в небольшом количестве в свой рацион.

Омега-6 жиры содержатся в растительных маслах, таких как:

  • рапс
  • кукуруза
  • подсолнечник
  • некоторые орехи

Омега-3 жиры содержатся в жирной рыбе, например:

  • копченая рыба
  • сельдь
  • форель
  • сардины
  • лосось
  • скумбрия

Большинство людей получают достаточное количество омега-6 в своем рационе, но рекомендуется есть больше омега-3, съедая как минимум 2 порции рыбы каждую неделю, с одной порция жирная рыба.

Считается, что растительные источники жиров омега-3 не обладают такой же пользой для здоровья сердца, как те, что содержатся в рыбе. Узнайте больше о здоровом питании для вегетарианцев.

Покупка продуктов с низким содержанием жира

Этикетки на упаковке пищевых продуктов могут помочь вам сократить общее количество жиров и насыщенных жиров (также называемых «насыщенные» или «насыщенные жиры»).

Информация о пищевой ценности может быть представлена ​​по-разному на лицевой и обратной стороне упаковки.

Всего жиров

  • жирных — более 17.5 г жира на 100 г
  • с низким содержанием жира — 3 г жира или менее на 100 г, или 1,5 г жира на 100 мл для жидкостей (1,8 г жира на 100 мл для полужирного молока)
  • обезжиренное — 0,5 г жира или меньше на 100 г или 100 мл

Насыщенные жиры

  • с высоким содержанием насыщенных жиров — более 5 г насыщенных жиров на 100 г
  • с низким содержанием насыщенных жиров — 1,5 г насыщенных жиров или меньше на 100 г или 0,75 г на 100 мл для жидкостей
  • обезжиренные насыщенные жирные кислоты — 0,1 г насыщенных углеводов на 100 г или 100 мл

Этикетки с пониженным содержанием жира

Для маркировки продукта с пониженным содержанием жира, пониженным содержанием жира, облегченным или легким содержанием жира он должен содержать как минимум на 30% меньше жира, чем аналогичный продукт.

Но если рассматриваемый тип пищи обычно с высоким содержанием жира, вариант с более низким содержанием жира все равно может быть продуктом с высоким содержанием жира (17,5 г или более жира на 100 г).

Например, майонез с низким содержанием жира может содержать на 30% меньше жира, чем стандартный вариант, но при этом он все равно содержит большое количество жира.

Кроме того, продукты с меньшим содержанием жира не обязательно содержат меньше калорий. Иногда жир заменяется сахаром, и в конечном итоге пища может иметь такое же энергетическое содержание, что и обычная версия.

Чтобы быть уверенным в содержании жира и калорий, не забудьте свериться с этикеткой о пищевой ценности на упаковке.

Сокращение жировых отложений — лишь один из аспектов здорового питания.

Узнайте больше о том, что означают термины на этикетках пищевых продуктов и как получить сбалансированную питательную диету, с помощью руководства Eatwell Guide.

Используйте приложение Change4Life Food Scanner, чтобы находить более здоровую пищу во время покупок.

Последняя проверка страницы: 14 апреля 2020 г.
Срок следующей проверки: 14 апреля 2023 г.

видов жиров | Источник питания

Ненасыщенные жиры

Ненасыщенные жиры, которые являются жидкими при комнатной температуре, считаются полезными жирами, поскольку они могут улучшать уровень холестерина в крови, снимать воспаление, стабилизировать сердечный ритм и играть ряд других полезных функций.Ненасыщенные жиры преимущественно содержатся в растительных продуктах, таких как растительные масла, орехи и семена.

Есть два типа «хороших» ненасыщенных жиров:

1. Мононенасыщенные жиры в высоких концентрациях содержатся в:

    • Оливковое, арахисовое и каноловое масла
    • Авокадо
    • Орехи, такие как миндаль, фундук и пекан
    • Семена тыквы и кунжута

2.Полиненасыщенные жиры содержатся в высоких концентрациях в

.

    • Подсолнечное, кукурузное, соевое и льняное масла
    • Грецкие орехи
    • Семена льна
    • Рыба
    • Масло канолы — хотя оно содержит больше мононенасыщенных жиров, оно также является хорошим источником полиненасыщенных жиров.

Омега-3 жиры являются важным типом полиненасыщенных жиров. Организм не может их вырабатывать, поэтому они должны поступать с пищей.

  • Отличный способ получить жиры омега-3 — это есть рыбу 2–3 раза в неделю.
  • Хорошие растительные источники омега-3 жиров включают семена льна, грецкие орехи и масло канолы или соевых бобов.
  • Узнайте больше об омега-3 жирах в нашем разделе «Спросите эксперта с доктором Фрэнком Саксом».

Большинство людей не едят достаточно полезных для здоровья ненасыщенных жиров. Американская кардиологическая ассоциация предполагает, что 8-10 процентов ежедневных калорий должны поступать из полиненасыщенных жиров, и есть доказательства того, что употребление большего количества полиненасыщенных жиров — до 15 процентов ежедневных калорий — вместо насыщенных жиров может снизить риск сердечных заболеваний.(7)

  • Голландские исследователи провели анализ 60 исследований, в которых изучали влияние углеводов и различных жиров на уровень липидов в крови. В испытаниях, в которых полиненасыщенные и мононенасыщенные жиры употреблялись вместо углеводов, эти полезные жиры снижали уровни вредных ЛПНП и повышали защитные ЛПВП. (8)
  • Совсем недавно рандомизированное исследование, известное как «Исследование оптимального потребления макроэлементов для здоровья сердца» (OmniHeart), показало, что замена богатой углеводами диеты на диету, богатую ненасыщенными жирами, преимущественно мононенасыщенными, снижает артериальное давление, улучшает уровень липидов и снижает предполагаемый сердечно-сосудистый риск.(9)

«В поисках продуктов с полезными жирами» — это удобное наглядное руководство, которое поможет вам определить, какие жиры полезны, а какие вредны.

Насыщенные жиры

Все продукты, содержащие жиры, содержат смесь определенных типов жиров. Даже здоровые продукты, такие как курица и орехи, содержат небольшое количество насыщенных жиров, хотя и намного меньше, чем их количество в говядине, сыре и мороженом. Насыщенные жиры в основном содержатся в продуктах животного происхождения, но некоторые продукты растительного происхождения также богаты насыщенными жирами, например, кокосовое, кокосовое масло, пальмовое масло и пальмоядровое масло.

  • Диетические рекомендации для американцев рекомендуют получать менее 10 процентов калорий каждый день из насыщенных жиров. (10)
  • Американская кардиологическая ассоциация идет еще дальше, рекомендуя ограничивать количество насыщенных жиров не более 7 процентами калорий. (11)
  • Однако сокращение потребления насыщенных жиров, скорее всего, не принесет никакой пользы, если люди заменят насыщенные жиры рафинированными углеводами. Употребление рафинированных углеводов вместо насыщенных жиров снижает «плохой» холестерин ЛПНП, но также снижает «хороший» холестерин ЛПВП и увеличивает уровень триглицеридов.Чистый эффект так же вреден для сердца, как употребление слишком большого количества насыщенных жиров.

В Соединенных Штатах Америки крупнейшими источниками насыщенных жиров (12) в рационе питания являются

  • Пицца и сыр
  • Цельное и обезжиренное молоко, сливочное масло и молочные десерты
  • Мясные изделия (колбаса, бекон, говядина, гамбургеры)
  • Печенье и прочие десерты на зерновой основе
  • Разнообразные блюда быстрого приготовления

Хотя десятилетия диетических советов (13, 14) предполагали, что насыщенные жиры вредны, в последние годы эта идея начала развиваться.Несколько исследований показывают, что диета с высоким содержанием насыщенных жиров не повышает риск сердечных заболеваний, при этом в одном отчете анализируются результаты 21 исследования, в котором наблюдали 350 000 человек в течение 23 лет.

  • Исследователи изучили взаимосвязь между потреблением насыщенных жиров и ишемической болезнью сердца (ИБС), инсультом и сердечно-сосудистыми заболеваниями (ССЗ). Их противоречивый вывод: «В проспективных эпидемиологических исследованиях недостаточно данных, чтобы сделать вывод о том, что пищевые насыщенные жиры связаны с повышенным риском ИБС, инсульта или ССЗ.”(13)
  • Широко разрекламированное исследование 2014 года поставило под сомнение связь между насыщенными жирами и сердечными заболеваниями, но эксперты по питанию HSPH определили, что этот документ серьезно вводит в заблуждение. Чтобы установить рекорд, Гарвардская школа общественного здравоохранения созвала группу экспертов по питанию и провела практический курс «Насыщенные или нет: имеет ли значение тип жира?»

Общая идея заключается в том, что сокращение потребления насыщенных жиров может быть полезно для здоровья , если люди заменяют насыщенные жиры хорошими жирами , особенно полиненасыщенными жирами.(1, 15, 22) Употребление в пищу хороших жиров вместо насыщенных снижает «плохой» холестерин ЛПНП и улучшает соотношение общего холестерина к «хорошему» холестерину ЛПВП, снижая риск сердечных заболеваний.

Употребление в пищу хороших жиров вместо насыщенных также может помочь предотвратить инсулинорезистентность, предшественницу диабета. (16) Таким образом, хотя насыщенные жиры могут быть не такими вредными, как считалось ранее, данные ясно показывают, что ненасыщенные жиры остаются самым здоровым типом жиров.

Процентное содержание определенных видов жиров в обычных маслах и жирах *

Масла

Насыщенный

Мононенасыщенные

Полиненасыщенные

Транс

Канола

7

58

29

0

Сафлор

9

12

74

0

Подсолнечник

10

20

66

0

Кукуруза

13

24

60

0

оливковое

13

72

8

0

Соя

16

44

37

0

Арахис

17

49

32

0

Пальма

50

37

10

0

Кокос

87

6

2

0

Кулинарные жиры
Укорачивание

22

29

29

18

Сало

39

44

11

1

Сливочное масло

60

26

5

5

Маргарин / спреды
70% соевого масла, палочка

18

2

29

23

67% спред кукурузного и соевого масла, ванна

16

27

44

11

Спред 48% соевого масла, ванна

17

24

49

8

Спред 60% подсолнечного, соевого и канолового масла, ванна

18

22

54

5

* Значения выражены в процентах от общего содержания жира; данные взяты из анализов липидной лаборатории Гарвардской школы общественного здравоохранения и Университета им.S.D.A. публикации.

Трансжиры

Трансжирные кислоты, чаще называемые трансжирами, получают путем нагревания жидких растительных масел в присутствии газообразного водорода и катализатора. Этот процесс называется гидрогенизацией.

  • Частичная гидрогенизация растительных масел делает их более стабильными и менее склонными к прогорканию. Этот процесс также превращает масло в твердое вещество, которое заставляет его действовать как маргарин или шортенинг.
  • Частично гидрогенизированные масла выдерживают многократное нагревание без разрушения, что делает их идеальными для жарки фаст-фудов.
  • По этим причинам частично гидрогенизированные масла стали основой в ресторанах и пищевой промышленности — для жарки, выпечки, полуфабрикатов и маргарина.

Частично гидрогенизированное масло — не единственный источник трансжиров в нашем рационе. Трансжиры также в небольших количествах естественным образом содержатся в говяжьем жире и молочном жире.

Транс-жиры являются худшим типом жира для сердца, кровеносных сосудов и остального тела, потому что они:

  • Повышение плохого ЛПНП и снижение хорошего ЛПВП
  • Создает воспаление (18) — реакцию, связанную с иммунитетом, — которая вызывает сердечные заболевания, инсульт, диабет и другие хронические состояния
  • Способствуют развитию инсулинорезистентности (16)
  • Может оказывать вредное воздействие на здоровье даже в небольших количествах — на каждые дополнительные 2 процента калорий из трансжиров, потребляемых ежедневно, риск ишемической болезни сердца увеличивается на 23 процента.

В течение многих лет только истинные диетологи знали, содержит ли конкретная пища трансжиры. Этот фантомный жир был обнаружен в тысячах пищевых продуктов, но только те, кто был знаком с «кодовыми словами» , частично гидрогенизированное масло, и растительное сокращение , знали, когда он присутствовал. К счастью, после того, как большое количество исследований в 1990-х годах забило тревогу о его пагубном воздействии на здоровье, ряд политических инициатив привел к почти исключению искусственных трансжиров в США.Поставки продуктов питания к 2018 году. Однако путь к отказу от трансжиров оказался не таким простым, и за пределами США предстоит еще много работы. Во многих развивающихся странах потребление трансжиров остается высоким.

Узнайте больше о ключевых исследованиях и политических инициативах, направленных на выявление вредных трансжиров.

Список литературы

7. Мозаффариан, Д., Р. Миша и С. Уоллес, Влияние увеличения количества полиненасыщенных жиров вместо насыщенных жиров на ишемическую болезнь сердца: систематический обзор и метаанализ рандомизированных контролируемых исследований. PLoS Med , 2010. 7 (3): с. e1000252.

8. Менсинк, Р.П. и др., Влияние пищевых жирных кислот и углеводов на отношение общего сывороточного холестерина к холестерину ЛПВП и на сывороточные липиды и аполипопротеины: метаанализ 60 контролируемых испытаний. Am J Clin Nutr , 2003. 77 (5): стр. 1146-55.

9. Аппель Л.Дж. и др. Влияние потребления белков, мононенасыщенных жиров и углеводов на артериальное давление и липиды сыворотки крови: результаты рандомизированного исследования OmniHeart. JAMA , 2005. 294 (19): с. 2455-64.

10. Министерство сельского хозяйства США, U.S.D.o.H.a.H.S., Вашингтон, округ Колумбия: Типография правительства США. Рекомендации по питанию для американцев, 2010, 2010.

11. Lichtenstein, A.H., et al., Пересмотр рекомендаций по диете и образу жизни, 2006 г .: научное заявление Комитета по питанию Американской кардиологической ассоциации. Тираж , 2006. 114 (1): с. 82-96.

12. Институт, Н.C., Мониторинг факторов риска и методы: Таблица 1. Основные пищевые источники насыщенных жиров среди населения США, 2005–2006 гг. NHANES.

13. Siri-Tarino, P.W., et al., Мета-анализ проспективных когортных исследований, оценивающих связь насыщенных жиров с сердечно-сосудистыми заболеваниями. Am J Clin Nutr , 2010. 91 (3): стр. 535-46.

14. Миха, Р. и Д. Мозаффариан, Насыщенные жиры и кардиометаболические факторы риска, ишемическая болезнь сердца, инсульт и диабет: свежий взгляд на доказательства. Липиды , 2010. 45 (10): с. 893-905.

15. Аструп А. и др. Роль снижения потребления насыщенных жиров в профилактике сердечно-сосудистых заболеваний: каковы доказательства в 2010 году? Am J Clin Nutr , 2011. 93 (4): стр. 684-8.

16. Riserus, U., W.C. Виллетт, Ф. Ху, Диетические жиры и профилактика диабета 2 типа. Prog Lipid Res , 2009. 48 (1): p. 44-51.

18. Mozaffarian, D.и др., Диетическое потребление трансжирных кислот и системное воспаление у женщин. Am J Clin Nutr, 2004. 79 (4): стр. 606-12.

22. Фарвид М.С., Дин М., Пан А, Сан К., Чиув С.Е., Штеффен Л.М., Уиллетт В.С., Ху Ф.Б. Пищевая линолевая кислота и риск ишемической болезни сердца: систематический обзор и метаанализ проспективных когортных исследований. Тираж, 2014.

Условия использования

Содержание этого веб-сайта предназначено для образовательных целей и не предназначено для предоставления личных медицинских консультаций.Вам следует обратиться за советом к своему врачу или другому квалифицированному поставщику медицинских услуг с любыми вопросами, которые могут у вас возникнуть относительно состояния здоровья. Никогда не пренебрегайте профессиональным медицинским советом и не откладывайте его обращение из-за того, что вы прочитали на этом веб-сайте. Nutrition Source не рекомендует и не поддерживает какие-либо продукты.

Почему мы на самом деле НЕОБХОДИМО употреблять жир в нашем рационе

Сообщение о жирах сбивает с толку.

На протяжении десятилетий профессиональные организации здравоохранения и пищевые компании твердили нам, что жир является нашим врагом, «злой» силой, стоящей за эпидемией ожирения и сердечных заболеваний.Эксперты предположили, что жир является высококалорийным, и если мы хотим добиться более сухой массы тела, употребление высококалорийной пищи просто не имело бы смысла. К началу 90-х американцы круглосуточно употребляли обезжиренные закуски с высоким содержанием сахара и рафинированные углеводы.

После дальнейших исследований стало ясно, что эта теория ошибочна. Фактически, было обнаружено, что регулярное употребление здоровых жиров имеет решающее значение для общего состояния здоровья.

«Мы наконец-то начали осознавать, что определенные жиры действительно полезны для похудания, здоровья сердца и гормонального баланса», — сказала HuffPost диетолог Тамар Сэмюэлс.

Конечно, жирная история — это еще не все. Вот самые важные вещи, которые вам нужно знать о жирах, в том числе о том, почему они так важны в здоровом питании.

Почему нам нужны жиры в нашем рационе

«Жиры являются основным источником энергии, и мы должны потреблять незаменимые жирные кислоты для поддержки основных функций нашего тела», — сказал Сэмюэлс.

Регулярное употребление здоровых жиров связано с множеством ежедневных преимуществ для здоровья, включая баланс гормонов и борьбу с воспалениями.

«Жиры изолируют наши органы и служат структурными компонентами наших клеток», — объяснил Сэмюэлс. «Он также поддерживает иммунную функцию, помогает регулировать температуру нашего тела, поддерживает здоровье кожи, волос и ногтей и помогает нам усваивать важные жирорастворимые витамины, такие как витамин A, D, E и K. Другие жиры служат строительным блоком для создания гормоны ».

Потребление здоровых жиров также коррелирует с долгосрочными преимуществами для здоровья, такими как снижение риска сердечных заболеваний. Что касается похудания в целом, исследования показывают, что низкоуглеводные диеты коррелируют с потерей веса и поддержанием веса — это означает, что да, вы должны есть немного жира (и охлаждать его углеводами), если хотите похудеть.

Эксперт по функциональной медицине и автор Ketotarian Уилл Коул добавил, что потребление жиров также имеет решающее значение для баланса сахара в крови. Другими словами, жир помогает избежать «чувства голода».

«Даже несмотря на то, что наши тела могут использовать глюкозу в качестве топлива, они быстро сжигают ее, оставляя нас на американских горках по уровню сахара в крови — постоянно« голодны »и ищут наше следующее решение с неконтролируемым уровнем сахара в крови и множеством метаболических и другие проблемы со здоровьем », — объяснил Коул.

Кроме того, жир имеет решающее значение для оптимального функционирования нашего мозга. «Один только наш мозг состоит на 60 процентов из жира, и мы обычно начинаем свою жизнь, полагаясь на жир в виде грудного молока для получения энергии и развития», — сказал Коул. «Из-за этого было показано, что сжигание жира, а не сахара — основной принцип кетогенной диеты — улучшает здоровье мозга».

Сколько жиров вы должны съедать в день

Хотя есть некоторые диеты, которые рекомендуют диету с высоким содержанием жиров (привет, кето), правительство рекомендует людям получать только от 20 до 35 процентов их калории из жира.

Итак, если вы придерживаетесь диеты, состоящей из 2000 калорий в день, она сокращается до 400–700 калорий из жира каждый день и от 44 до 78 граммов жира, в зависимости от массы тела и уровня активности. Что касается насыщенных жиров, максимальное количество насыщенных жиров, которое вы должны потреблять из своего рациона, составляет всего 10 процентов. Поэтому обязательно следите за тем, какой жир вы едите.

Но, как объяснил Коул HuffPost, суточные потребности в жирах действительно различаются от человека к человеку. «Это требование основано на возрасте, весе, росте, поле, уровне активности и любых конкретных состояниях здоровья», — сказал он.«В общем, хорошее начало — сосредоточиться на том, чтобы с каждым приемом пищи приносить немного полезных жиров и работать над этим до тех пор, пока вы не насытитесь едой».

Узнайте разницу между «хорошим жиром» и «плохим жиром»

Чтобы следить за тем, какой тип жира вы потребляете, вот важная новость: не все жиры пригодны для употребления. созданы равными. Несколько примеров «плохого» жира включают определенные виды мяса (свинину, жирную говядину), сливочное масло и маргарин, а также растительные масла, такие как рапсовое, растительное и сафлоровое масло.Это не значит, что вы никогда не должны употреблять эти продукты — просто не стоит их употреблять слишком часто.

А теперь хорошие новости: есть масса вкусных жирных продуктов, которые действительно полезны для вас. Обычно они подпадают под категорию мононенасыщенных и полиненасыщенных жиров и жирных кислот омега-3 и омега-6, таких как лосось, авокадо, оливковое масло, цельные яйца и орехи.

Теперь, когда вы знаете, насколько полезен для вас жир, идите вперед и заполните свою тележку с продуктами всем авокадо, которое вы можете себе позволить.Они вам понадобятся!

Новое исследование может объяснить, почему эволюция сделала людей «толстыми»

Ученые сравнили образцы жира от людей и других приматов и обнаружили, что изменения в упаковке ДНК повлияли на то, как человеческий организм перерабатывает жир.

Нашему организму нужен жир для хранения энергии и защиты жизненно важных органов.

Жир также помогает организму усваивать некоторые питательные вещества и вырабатывать важные гормоны.

Пищевые жиры включают насыщенные жиры, трансжиры, мононенасыщенные жиры и полиненасыщенные жиры, каждый из которых имеет разные свойства.

Люди должны стараться избегать или потреблять только насыщенные и трансжиры в умеренных количествах, потому что они повышают уровень липопротеинов низкой плотности (ЛПНП) или «плохого» холестерина. Однако мононенасыщенные и полиненасыщенные жиры могут снизить уровень холестерина ЛПНП.

Триглицериды — это самый распространенный тип жира в организме. Они накапливают избыток энергии из пищи, которую мы едим. Во время пищеварения наши тела разрушают их и переносят в клетки через кровоток. Наше тело использует часть этого жира в качестве энергии, а остальное хранит внутри клеток.

Жировой обмен является ключом к выживанию человека, и любые его нарушения могут привести к ожирению, диабету и сердечно-сосудистым заболеваниям.

Сердечно-сосудистые заболевания — причина смерти номер один во всем мире. По оценкам Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в 2016 году от этого заболевания умерло почти 18 миллионов человек.

Современные пищевые привычки и недостаток физических упражнений способствовали «эпидемии» ожирения, но новое исследование подчеркивает роль, которую эволюция сыграла в увеличение образования жира в организме человека.

Ученые обнаружили, что изменения в том, как ДНК упакована внутри жировых клеток, снижают способность человеческого тела превращать «плохой» жир в «хороший». Результаты исследования теперь публикуются в журнале Genome Biology and Evolution .

«Мы толстые приматы», — говорит соавтор исследования Деви Суэйн-Ленц, научный сотрудник по биологии в Университете Дьюка в Дареме, Северная Каролина.

Исследователи, возглавляемые биологом Суэйном-Ленцем и Герцогом Грегом Рэем, сравнили образцы жира от людей, шимпанзе и других приматов, используя метод, называемый ATAC-seq.Это анализирует, как ДНК жировых клеток упакована в телах разных видов.

Результаты исследования показали, что у людей содержание жира в организме составляет от 14% до 31%, в то время как у других приматов — менее 9%. Кроме того, участки ДНК у людей более конденсированы, что ограничивает доступность генов, участвующих в метаболизме жиров.

Исследователи также обнаружили, что около 780 участков ДНК были более доступны у шимпанзе и макак по сравнению с людьми. Это означает, что человеческое тело имеет ограниченную способность преобразовывать плохой жир в хороший жир.

Свейн-Ленц объясняет, что большая часть жира состоит из «белого жира, накапливающего калории». Это тип жира, который накапливается на животе и вокруг талии. Другие жировые клетки, называемые бежевым и коричневым жиром, помогают сжигать калории.

Результаты этого нового исследования показали, что одна из причин, по которой люди носят больше жира, заключается в том, что участки ДНК, которые должны помочь преобразовать белый жир в бурый жир, сжаты и не позволяют этому преобразованию происходить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.