Город гениев: Виктор Астафьев «Город гениев»

Содержание

Город гениев. 12 лауреатов Нобелевской премии, связанных с Петербургом | наука | ОБЩЕСТВО

21 октября исполняется ровно 180 лет со дня рождения всемирно известного изобретателя и мецената Альфреда Нобеля, учредителя знаменитой премии, носящей его имя. Известно, что часть своей жизни Нобель провел в Санкт-Петербурге, где в юношеском возрасте он учился у частных преподавателей, а позже вел дела фирмы, принадлежавшей его отцу

Однако Санкт-Петербург связан не только с Нобелем, но и со многими лауреатами премии его имени, который в разное время жили, учились или работали в городе на Неве.  Таких набралось 12.

Павлов Иван Петрович (1849-1936) — физиолог, специалист в области высшей нервной деятельности и процессов регуляции пищеварения.

Стал лауреатом Нобелевской премии в области физиологии и медицины 1904 года «за работу по физиологии пищеварения», в частности? за исследование функций главных пищеварительных желез.

С 1870 года жизнь и деятельность Павлова связана с Санкт-Петербургом. Вначале будущий академик учился в Петербургском университете и Медико-хирургической академии (ныне Военно-медицинская академия). После учебы Павлов работал в различных медицинских и научных учреждениях, где в том числе проводил и свои знаменитые опыты на животных. С 1925 года до конца жизни ученый возглавлял Институт физиологии АН СССР, расположенный в Ленинграде-Петербурге и позже названный именем академика. Именем Павлова в Петербурге также назван Санкт-Петербургский государственный медицинский университет (бывший 1-й Ленинградский медицинский институт им. Академика И. Павлова) и еще две улицы.

Умер академик Павлов в Ленинграде. Похоронен на «Литераторских мостках» Волкова кладбища.

Мечников Илья Ильич (1845-1916) — эмбриолог, микробиолог и патолог. Открыл явление фагоцитоза, сформулировал фагоцитарную теорию иммунитета. Создатель трудов по проблемам старения.

Мечников стал лауреатом Нобелевской премии в области физиологии и медицины 1908 года «за труды по иммунитету».

В Петербургском университете Мечников защитил магистерскую (1867) и докторскую (1868) диссертации. В 1868 году являлся доцентом на кафедре зоологии. После этого Мечников жил и работал в Одессе и Париже, однако в 1909 вновь посетил Санкт-Петербург, где ему был оказан восторженный прием.

Именем Ильи Мечникова в Ленинграде-Петербурге назван проспект, Северо-Западный государственный медицинский университет (бывшая Санкт-Петербургская государственная медицинская академия им. И. Мечникова), а также больница (до 1994 года).

Семенов Николай Николаевич (1896-1986) — физик, один из основоположников химической физики, основатель научной школы, академик АН СССР.

В 1956 году Николай Семенов получил Нобелевскую премию по химии (совместно с англичанином Сирилом Хиншелвудом) «за исследования в области механизма химических реакций» (за разработку теории цепных реакций). До сих пор Семенов является единственным представителем России, получившем «нобелевку» в области химии.

Николай Семенов в 1917 году окончил физико-математический факультет Петроградского университета, куда поступил в 1913 году. В 1920-1931 годах работал в Физико-техническом институте (ныне Физико-технический институт им. А. Ф. Иоффе), одновременно (с 1921 года) преподавал в Ленинградском политехническом институте (с 1928 года на должности профессора). Позже Семенов переехал в Москву.

Черенков Павел Алексеевич (1904 — 1990) — физик, академик АН СССР. В 1934 при исследовании люминесценции жидкостей ученый обнаружил новый оптический эффект, проявляющийся в своеобразном свечении вещества под действием заряженных частиц сверхсветовой скорости. Данное явление получило название «эффект Черенкова» (по имени открывателя).

В 1958 году Павел Черенков получил Нобелевскую премию в области физики (совместно с советскими учеными И. Е. Таммом и И. М. Франком) «за открытие и истолкование эффекта Черенкова».

С Северной столицей Черенкова связывает то, что в 1930 году он поступил в аспирантуру Института физики и математики АН СССР в Ленинграде, который в 1934 году был реорганизован и переведён из Ленинграда в Москву. В Физико-математическом институте в Ленинграде Черенков несколько лет работал под руководством известного физика Сергея Вавилова, брата знаменитого генетика. Результатом этой работы и стало открытие «эффекта Черенкова».

Франк Илья Михайлович (1908 — 1990) — физик, академик АН СССР. Основные труды по физической оптике и ядерной физике. В 1937 И. Франк совместно с И. Таммом дал объяснение «эффекту Черенкова», открытому несколькими годами ранее.

В 1958 году за эту работу над «эффектом Черенкова» Илье Франку (совместно с П. А. Черенковым и И. Е. Таммом) присуждена Нобелевская премия по физике («за открытие и истолкование эффекта Черенкова»).

Санкт-Петербург для Ильи Франка является «малой родиной», где он родился в 1908 году. После обучения в МГУ с 1930 года Франк возвращается в Ленинград, где работает в Государственном оптическом институте. В 1934 году ученый перебрался в переехавший из Ленинграда в Москву Физический институт им. Лебедева (бывшая часть Физико-математического института, в котором работал и Павел Черенков).

Ландау Лев Давидович (1908 — 1968) — физик, академик АН СССР. Внес вклад в различные области физической науки — от гидродинамики до квантовой теории поля.

В 1962 году стал лауреатом Нобелевской премии по физике «за пионерские теории конденсированных сред и особенно жидкого гелия».

В молодости Лев Ландау перевелся из Бакинского университета на физическое отделение физико-математического факультета Ленинградского университета, который окончил в 1927 году. После этого Ландау стал аспирантом, а затем и сотрудником Ленинградского физико-технического института (позднее получившего имя Иоффе). Именно в ЛФТИ молодой ученый заявил о себе как выдающийся специалист в области квантовой теории.

В Ленинграде Лев Ландау пробыл до 1929 года, когда он отправился в заграничную командировку для продолжения образования и обмена опытом.

Прохоров Александр Михайлович (1916 — 2002) — физик, один из основоположников квантовой электроники, академик АН СССР. Является автором фундаментальных работ по созданию мощных лазеров инфракрасного и видимого излучений, по нелинейной оптике, резонансному и нерезонансному взаимодействию мощного лазерного излучения с веществом.

В 1964 году Александр Прохоров стал лауреатом Нобелевской премии по физике (совместно с Николаем Басовым и американским физиком Чарлзом Таунсом) «за фундаментальные работы в области квантовой электроники, которые привели к созданию излучателей и усилителей на лазерно-мазерном приципе».

Родился Александр Прохоров не в России, а в Австралии, где находились его родители-революционеры, бежавшие из Российской Империи от преследований со стороны царского правительства. В 1923 году семья вернулась в Россию. В 1939 году Прохоров с отличием оканчивает физический факультет Ленинградского государственного университета, после чего переезжает в Москву для учебы в аспирантуре Физического института им. П. Лебедева.

Леонтьев Василий Васильевич (1906 — 1999) — американский экономист российского происхождения, создатель теории межотраслевого анализа.

В 1973 году Леонтьев стал лауреатом Нобелевской премии по экономике «за развитие метода «затраты-выпуск» и за его применение к важным экономическим проблемам». Этот метод направлен на исследование конкретных процессов замещения одних частей общественного продукта другими в различных отраслях экономики. Принципы, предложенные Леонтьевым, используются в практике прогнозирования и программирования западной экономики.

Родился Василий Леонтьев в Мюнхене, однако еще в грудном возрасте был перевезен родителями в Петербург, где и прошло его детство и юность. В 1921 году Леонтьев поступает на отделение общественных наук Петроградского университета, где изучает философию и социологию. Одновременно много занимается математикой. В 1925 Леонтьев окончил Ленинградский университет.

После этого Леонтьев продолжил обучение в Германии, затем работал экономистом в Китае, а с 1931 года жил и работал в США, чьим гражданином он стал с 1933 года.

Канторович Леонид Витальевич (1912 — 1986) — математик, представитель петербургской математической школы П. Чебышева, и экономист, академик АН СССР.

Научные достижения Канторовича лежат как в области математики, так и в сфере приложения математики к экономике. Канторович внес вклад в теорию проективных множеств, впервые применил функциональный анализ в вычислительной математике, развил общую теорию приближённых методов, положил начало линейному программированию, теории и методам решения экстремальных задач с ограничениями, установил важное значение возникающих при анализе оптимальных экономических моделей объективно обусловленных оценок, выявил взаимосвязь оптимальных систем цен и оптимальных решений.

В 1975 году Леонид Канторович получил Нобелевскую премию по экономике (совместно с американским экономистом Тьяллингом Купмансом) «за вклад в теорию оптимального распределения ресурсов».

Леонид Канторович родился в Санкт-Петербурге. В 1930 году окончил математико-механический факультет Ленинградского государственного университета. В 1930—1948 годах работал в Ленинградском институте инженеров промышленного строительства (ныне Военный инженерно-технический университет). В 1932-1960 годах преподавал в Ленинградском государственном университете (с 1934 являлся профессором) и других вузах города. В 1942 — 45 находился в эвакуации. В 1945 — 60 годах являлся старшим научным сотрудником, заведующим отделом Ленинградского отделения Математического института АН СССР.

После 1960 года Леонид Канторович жил и работал в Новосибирске и Москве.

Капица Петр Леонидович (1894 — 1984) — физик, академик АН СССР, один из основателей физики низких температур и физики сильных магнитных полей. Также труды по квантовой физике конденсированного состояния, электронике и физике плазмы.

В 1978 году Петр Капица становится лауреатом Нобелевской премии по физике «за его базовые исследования и открытия в физике низких температур» (за открытие явления сверхтекучести жидкого гелия).

Петр Капица родился в городе Кронштадте, который ныне является административным районом Санкт-Петербурга. Там же Петр Капица окончил реальное училище, а в 1914 году поступил на электромеханический факультет Петербургского политехнического института. После окончания института, в 1918 году, в нем же и продолжил работу, одновременно сотрудничая с А. Иоффе, руководившим Физико-техническим институтом. В 1921 году, Капица отправляется в научную  командировку в Великобританию.

За границей ученый находился до 1934 года, однако периодически приезжал на родину. Во время своего последнего посещения Ленинграда был принудительно оставлен в Советском Союзе. С 1934 года переезжает в Москву в специально созданный для него Институт физических проблем.

Бродский Иосиф Александрович (1940 — 1996) — российско-американский поэт.

В 1987 году Иосиф Бродский получил Нобелевскую премию по литературе «за всеобъемлющее творчество, пропитанное ясностью мысли и страстностью поэзии».

Родился поэт в Ленинграде, в 1942—1944 годах был вместе с матерью в эвакуации. С 1955 года вместе с родителями получает ставшие знаменитыми «полторы комнаты» в Доме Мурузи на углу Литейного проспекта и улицы Пестеля. В этом же году Бродский бросил школу и устроился учеником фрезеровщика на завод «Арсенал». После этого месяц работал помощником прозектора в морге при областной больнице, где анатомировал трупы, истопником в котельной, матросом на маяке и т. д.

В 1960 году в ленинградском Дворце культуры им. Горького состоялось первое публичное выступление Бродского на «турнире поэтов». В 1964 году Бродский в Ленинграде дважды «обследовался» в психиатрических клиниках, а затем был арестован, осужден за «тунеядство», в результате чего был отправлен в ссылку на 1,5 года.

4 июня 1972 года Бродский вылетел из Ленинграда в Вену, после чего так ни разу и не возвращался в родной город. В 1995 году Бродскому присвоено звание почётного гражданина Санкт-Петербурга

Алфёров Жорес Иванович (родился в 1930 году) — физик, академик АН СССР, академик РАН. Является специалистом в области физики полупроводников, полупроводниковой и квантовой электроники, технической физики. Алферов принимал участие в создании первых отечественных транзисторов, фотодиодов, мощных германиевых выпрямителей. Открыл явление сверхинжекции в гетероструктурах и показал, что в полупроводниковых гетероструктурах можно принципиально по-новому управлять электронными и световыми потоками. Создал «идеальные» полупроводниковые гетероструктуры.

В 2000 году Жорес Алферов был удостоен Нобелевской премии по физике «за разработки в полупроводниковой технике» (за разработку полупроводниковых гетероструктур и создание быстрых опто- и микроэлектронных компонентов).

В 1952 году Жорес Алферов окончил факультет электронной техники Ленинградского электротехнического института имени В. И. Ульянова (Ленина) (ЛЭТИ), куда был принят без экзаменов. С 1953 года работал в Физико-техническом институте им. А. Ф. Иоффе, где и разрабатывал первые советские транзисторы и силовые германиевые приборы, а также занимался исследованиями в физике полупроводников, которые стали основанием для присуждения Алферову Нобелевской премии. С 1973 года заведовал базовой кафедрой оптоэлектроники ЛЭТИ, с 1988 года работал деканом физико-технического факультета Ленинградского Политехнического института, а с 1987 по 2003 год являлся директором и до 2006 года председателем ученого совета Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе. Одновременно Жорес Алферов работал в различных ленинградских-петербургских структурах Академии наук. Живет в Санкт-Петербурге.

Читайте также: 10 знаменитых ученых Санкт-Петербурга и их изобретения →

Гений из «Города гениев» — Уральский следопыт

Иллюстрации из фонда Литературного музея В.П. Астафьева

версия в журнале

В ушедшем году исполнилось бы 90 лет Владимиру Васильевичу Армишневу (1927-1999), поэту и музыканту, художнику и дизайнеру, физику и лирику, главному герою рассказа-затеси из книги Виктора Астафьева «Город гениев».

В. Армишев. Живопись мысли

Эта затесь – гимн городу Чусовому, его чудикам и талантам. Среди них – художник-самородок Валерий Чаплыгин, чусовской Страдивари Юрий Ситнов, маэстро спорта и музеевед Леонард Постников, человек-«оркестр» Владимир Армишев… Эта затесь упрек тем «патриотам», которые до сих пор не поняли всю многоцветность астафьевского мира – ведь он даже в маленьком чумазом городке увидел целую радугу гениев!
О нашем герое Астафьев в «Городе гениев» писал так: «…Завелся здесь даже человек, предложивший реформу музыкального образования, подвергнув сомнению мировую музыкальную грамоту и всякую гармонию, считая, что семь нот в музыкальной системе мало. Слишком устарелая и малодоступная система. Сделав новый музыкальный инструмент всего из нескольких клавиш, он изобрел и изобразил общедоступные знаки записи музыки, пытаясь добиться того, чтобы музыка, как арифметика, была бы доступна всякому ребенку, любому смертному землянину. Изобретая новую музыкальную систему, человек этот предложил попутно и новомодную живопись, сам обучился прекрасно писать маслом, акварелью, цветными опилками на стекле, на стали. Замахивался и на всю нашу систему образования, предложил преподавать бесплатно физику и философию, в итоге обучившись, опять же попутно, прекрасно играть на рояле, сочинять музыку. Он пробовал учиться сразу в двух университетах Москвы, но заболел туберкулезом и его отправили домой умирать. Но он своей же методикой сам себя и вылечил, ходил по городу раздетый и босиком зимой и летом…»

В. Армишев. Рисунки лиц

версия в журнале

Владимир Армишев родился 6 июня в День Пушкина, и этим всю жизнь гордился. В конце 40-х прошлого века он познакомился с Виктором Астафьевым, приехавшим в Чусовой вместе с женой в 1945 г. Астафьев быстро сошёлся с Армишевым он был здесь притчей во языцех. Мог зимой ходить по городу босиком, подвигнув на это и свою невесту Тамару Передвигину. Имел прозвище «Гоголь» за характерный профиль и причёску. В чусовской военный и послевоенный период учился в Куйбышеве и Москве, работал в здешней школе № 9 художником и лаборантом, писал в газету «Чусовской рабочий». Словом, был чудиком от природы, отрицавшим авторитеты, трудно подчинявшимся дисциплине и выдержке, дабы не заплывать за буйки официальной пропаганды.
В Перми Астафьев и Армишев встретились вновь, перебравшись туда в 1962 году. Армишев стал одним из первых дизайнеров на пермском Нефтеоргсинтезе, а Астафьев набирал вес как писатель. Мало кому Виктор Петрович позволял присутствие в своём кабинете во время работы. Только маленькая Наташа Армишева (дочь Владимира) могла играть под астафьевским письменным столом, сидя на шкуре настоящего медведя. (Кстати, именно она стала одним из инициаторов издания двух отцовских книг).
А родился Армишев на реке Чусовой, у самых истоков Ермаковского похода в Сибирь – в деревне Вилижной тогда Верхнегородковского района (теперь – Чусовского). Это совсем рядом с бывшими Нижнечусовскими Городками – только на другом чусовском берегу в большой семье. В раннем детстве Владимира большая семья переезжает в г. Чусовой и поселяется в двухэтажном частном доме на ул. Комсомольской. Может, во время этого зимнего переезда из Вилижной в Чусовой на санях в тепле полушубка в глазах мальчика Володи навсегда запечатлелись звёзды…
Сейчас от ул. Комсомольской почти ничего не осталось, а раньше она была очень многолюдной («градообразующей»), в этом районе её пересекала большая «железная» лестница-монстр. По ней рабочий люд добирался утром и вечером на металлургический завод и обратно с верхотуры на верхотуру больничного городка Старого города. Нового города тогда ещё не было и в помине, чусовские автобусы начали ходить много позже. Эту лестницу описал с позиции «единения рабочего класса» Валентин Курбатов, бывший чусовлянин, а ныне житель Пскова известный литературный критик в своём рассказе «Возвращение» и хорошо «восстановил» по памяти другой герой астафьевской затеси чусовской художник В. Чаплыгин.
Дом родителей Армишева Василия Степановича и Таисии

В. Чаплыгин. Портрет В. Армишева

Михайловны – выделялся среди других чусовских домов этого бойкого района и своим месторасположением и разноголосьем множества жильцов. На втором этаже звучало даже пианино. Благодаря чусовскому художнику Ивану Слобожанину мы можем увидеть и «армишевские посиделки», и «армишевские типажи» за популярной тогда игрой в карты. На карандашном рисунке есть и сам художник, и Армишев-Гоголь, и его невеста Тамара Передвигина. Не здесь ли Владимир упражнялся в красноречии – его яркий ум всегда требовал эмоционального отзвука?

версия в журнале
В предисловии к книге Армишева «Мысли в рифме» ее издатель В.А. Шемшук, исследователь знаменитой пермской аномальной зоны «Молебка», так пишет об авторе:
«Художник, изобретатель, поэт, математик, музыкант, композитор – в каждой из этих областей он достиг высот, однако большую часть своей жизни представлялся художником, другие его достижения оказывались невидимыми постороннему взгляду.

Автопортрет

Как художник он отличался, прежде всего, тем, что с математической точностью разработал теорию цвета, позволяющую теперь любому заурядному художнику достигать превосходных результатов.
Он не кончал консерватории, но самостоятельно овладел игрой на фортепьяно настолько профессионально, что был приглашен в оркестр оперного театра. Он не учился композиции, но сочинил много прекрасных произведений, еще ждущих своего часа. Он разработал свою теорию музыки и наипростейшую систему записи нот, усовершенствовал рояль и ряд других музыкальных инструментов.
В математике оставил наше время далеко позади. Открытые им способы решения уравнений любой степени, извлечение любого корня из любого числа, новый способ моментального определения простого числа, каким бы огромным оно ни было, и т.д., он неоднократно демонстрировал нам, решая наши задачи в течение нескольких минут, а то и секунд, в то время как мы, будучи студентами физмата, программировали эти задачи на ЭВМ и тратили на это не один день. Жаль, что свои лучшие открытия он унес в могилу, так и не захотев осчастливить Человечество.
У него было более сотни изобретений, о которых он не любил говорить, но каждое из них было потрясающим: танк – шар, ветер пароход, дающий электричество без всяких вращающихся деталей и т.д. Тяжело заболев раком, он посвятил целый год изучению этой болезни и, в конце концов, открыл способ ее лечения. Ему также удалось вылечить несколько людей, обратившихся к нему, но он отказался запатентовать свое открытие…
Он мучился поиском смысла жизни, и это нашло отражение в его поэзии. Сочетание современности, мудрости и лирики делает его непохожим на других поэтов, в то же время в его стихах мы ощущаем давно нам известное и родное: свои мысли, чувства, даже события. Как все удивительно, похоже!»

версия в журнале

Владимир Васильевич Армишев – это особая культурная страница г. Чусового. С максимализмом В. Армишева связано много самых разных историй-«быличек». Только не зная Армишева, неповторимого мистификатора и фантазёра, можно усомниться в возможности невозможного. Сам Астафьев, знавший Армишева и по Чусовому, и по Перми, говаривал, то ли укоризненно, то ли обиженно, слушая его «былички»: «Ведь знаю, что где-то наврал-придумал-спрятал «узелок», а вот где – понять не могу!»
Известна, например, история-«быличка», что в чусовском армишевском доме

В. Армишев. Двойной портрет дочери

телевизионная антенна была столь высока, что её задел даже вертолёт. Потом якобы предложили повесить красные огоньки на верхушке антенны. Вот и не верь после этого про высоту армишевского полёта фантазии!..

Он мог ночью разбудить безропотную жену и попросить записать его ночной сон. Придя в гости к Астафьевым на ул. Партизанскую, мог отказаться от обеда по причине того, что он и так уже ест свою горбушку хлеба. Известен случай, когда он в гостях у В. Астафьева изорвал книгу С.П. Антонова из астафьевской библиотеки потому, что она «слабая». Уже живя в Перми, решил навестить дочку в летнем пионерлагере. «Отпросил» её у начальника лагеря, повёл в лес, где она «неожиданно» под ёлкой нашла плюшевого мишку и конфеты в папиной корзинке…
Однажды Владимир Васильевич смотрел, как девочки играют у библиотеки в девчоночью игру – классики. Было это в Москве у «Ленинки» (ныне РГБ). И родились стихотворные «Размышления у книгохранилища». Вот несколько строк из его экспромта.

версия в журнале
Над потоком обывателей
В нишах мраморных писатели.
 Смотрят каменные классики,
Как играют дети в классики.
 Глухо бродят мысли вечные,
Даже в камне человечные:
 «Мы культуру не калечили.     
Человека человечили.
 Зло клеймом позора метили,
Но чего-то не заметили.
 Прорвалась душа звериная
В эру атома… с дубиною.
 И в нейлоне засверкал
Питекантропа оскал!»
Смотрят каменные классики,
Как играют дети в классики…
 Дети солнцу улыбаются.
Мир на лезвии качается.

Автор: Маслянка Владимир

Маслянка Владимир

Родился в г. Капустин Яр (первый советский космодром). С 1966-го по 1978 г. жил в Нижнем Тагиле и Свердловске. Окончил Свердловский госмединститут, санитарный врач. В 1997-м познакомился с В. П. Астафьевым. С 2003-го — директор ГКБУК «Литературный музей В. П. Астафьева». Автор книги «По следам «Весёлого солдата» (2004, 2014), составитель (в соавт. с А. М. Кардапольцевой) книги «Литературный Чусовой» (2013). Главное увлечение — художественная фотография. Живет в г. Чусовом. На снимке автор с А. М. Кардапольцевой на открытии Линии Астафьева. 2015 г.

 

Гений места Иосиф Бродский: «Венецианские строфы» как интертекст

За Иосифом Бродским закреплена особая роль в мировой литературе. В своей поэзии он отражал ход мыслей и времени, ритмы места и образов. Его стихи, всегда вступают с читателем в диалог – глубоко личный и даже интимный. 

Вместе с педагогами Татьяной Кучиной и Ириной Лукьяновой школьники «Сириуса» интерпретировали стихи и разбирались в особой поэтике Бродского, которую он строил вокруг любимых тем – пустоты, пространства, города.

Портрет Венеции: площадь-камбала

Критик Юрий Богомолов однажды сравнил поэта с расширяющейся Вселенной: «Его столицей стал Рим. Его последним прибежищем – Венеция». Венеция, напоминавшая поэту Ленинград, – это и правда особая тема. Он ездил сюда более 20 лет и обычно по зимам, на рождественские каникулы. Здесь у него были любимые места, сложились любимые маршруты. Пространство его «провинции у моря» всегда плотно заполнено городскими артефактами, которые четко считываются в двух зрелых стихотворениях поэта – двойчатках «Венецианские строфы».

«Поразительно, как детально и подробно он пишет портрет Венеции, – говорит Татьяна Кучина. – Если речь об архитектуре, то это не просто дворцы и церкви, а скорее конкретные формы – колонны и арки, шпили или пилястры, – которые выступают вполне самостоятельными объектами»:

Так меркнут люстры в опере; так на убыль

к ночи идут в объеме медузами купола.

Так сужается улица, вьющаяся как угорь,

и площадь – как камбала.

Прогулка Бродского по «тонущему» городу – это разговор с самим собой, здесь он путешественник и наблюдатель. Венеция для него – воплощение красоты и гармонии, которая полностью совпадает с его внутренним ощущением комфорта, а душевное состояние точно характеризуется каскадом метафорических образов: поэт считал, что человек не в конкретном пейзаже, а именно в своем воображении рождает версии мира.

Полнота жизни: город-поэт

Сходным образом – с богатством эпитетов – Бродский показывает читателю особую предметность и образность венецианских улочек, по которым и «одинокий каблук выстукивает диабаз», и к «ночи идут в объеме медузами купола», где «подъезды, чье небо воспалено ангиной лампочки, произносят “а”». Каблук, лампочки – значение этих вещей определяется не предметностью, а скорее местом в пейзаже, которое они после себя оставляют. 

Фото:  mbk-news.appspot.com

«Он то конкретен в своих перечислениях (как в перекличке) – «шлюпки, моторные лодки, баркасы, барки», то щедро наделяет текст особой образностью. Венеция больше не город, она сама становится поэзией: «как непарная обувь с ноги Творца, ревностно топчут шпили, пилястры, арки, выраженье лица». Все эти образы как бы сродняются с поэтом, в них читается его отношение к городскому пространству и тому, чем оно наполнено», – рассуждают школьники.

Венеция (в отличие, например, от Петербурга)  ассоциируется у Бродского с полнотой жизни, объясняют школьники. Это место рождения культуры, союзов стихий. Даже обычная вода – водоемов, каналов – становится у него частью мифологических сюжетов.

Форма воды 

«Бродский говорил, что у воды в Венеции особая роль, потому что она, если угодно, – сгущенная форма времени, – продолжала Ирина Лукьянова. – Образ воды, отовсюду обступающей город, качающей на волнах палаццо, гондолы, мосты, даже соотносится с вечностью. Город на воде тоже вечный и вместе с тем символизирует начало всего живого».   

Кажется, что  Венеция поэта – одновременно город рождения и упокоения, без четких границ между жизнью и смертью, прошлым и будущим. Для Бродского важно, что именно вода является одной из самых фундаментальных стихий мироздания – это первоначало, исходное состояние всего сущего. 

При этом в «Венецианских строфах» Бродский вводит причудливые сравнения Венеции с водным царством, где человеческое становится водным, а водное – человеческим. Сам же водный мир полон морскими обитателями – и реальными, и выдуманными. Можно предположить, что в строчках:

Так выходят из вод, ошеломляя гладью

кожи бугристой берег, с цветком в руке,

забывая про платье, предоставляя платью

всплескивать вдалеке… –

он и вовсе говорит о рожденной из вод Венеции-Афродите (мифологическая богиня здесь – символ красоты). 

«Свои отношения с Венецией Бродский называл «мой роман с этим городом» –  резюмируют школьники. – Этот роман оказался долгим. Если говорить о высоком, то можно предположить, что здесь поэт искал выход из тупика времени и пространства, хотел шагнуть в зазеркалье, в котором отражается все, что ему дорого».

Фото: multiurok.ru

Что почитать: поэтическая венециана Бродского 

Кроме «Венециански строф (1)» и «Венецианских строф (2)»,  наиболее последовательного осмысления Бродским венецианской жизни, есть еще шесть стихотворений поэта: «Лагуна», «Сан-Пьетро», «В Италии», «Посвящается Джироламо Марчелло», «Лидо», «С натуры».

О своих взаимоотношениях с городом на воде Бродский рассказывает и в автобиографическом эссе «Набережная неисцелимых». Небольшая книга – своего рода поэзия в прозе, включающая около полусотни коротких глав, каждая из которых посвящена отдельному эпизоду из визитов автора в Венецию. 

Что посмотреть

«Полторы комнаты, или Сентиментальное путешествие на родину» – фильм Андрея Хржановского, в котором он рассказывает о воображаемом возвращении поэта в Санкт-Петербург.  

Режиссер, педагог, гений. Каким запомнят Романа Виктюка

Роман Виктюк родился в 1936 году во Львове в семье школьных учителей. Интерес к театру он начал проявлять еще в детстве, свои первые спектакли ставил в школе и в театральной студии львовского Дворца пионеров. Со временем детское увлечение не исчезло, а оформилось в четкую цель — после окончания школы он не видел другого пути, кроме как в Москву, в ГИТИС.

Он легко поступил на актерский факультет, был принят в мастерскую Василия и Марьи Орловых. Его преподаватели, среди которых были прославленные режиссеры Анатолий Эфрос и Юрий Завадский, вероятно, не удивились бы тогда, если бы им сказали, что скоро имя их студента прогремит на весь мир.

Genio!

Хотя многие московские театры приглашали его к себе после окончания института, он уехал из столицы. Об этом своем решении Роман Григорьевич никогда не жалел. Поначалу он играл в спектаклях Театра юного зрителя имени М. Горького во Львове, а затем, вспомнив давнее увлечение, начал постепенно ставить спектакли сам. Вскоре Виктюк стал руководителем молодежного театра-студии при ТЮЗе, работал в Киеве, Калинине, Вильнюсе.

Однажды в 1969-м спектакль «Коварство и любовь», поставленный Виктюком в Калинине, увидел Марчелло Мастроянни. Яркая и смелая постановка произвела на итальянского актера такое впечатление, что в конце он кричал режиссеру, не сдерживаясь: «Genio!» Роман Григорьевич не сразу узнал слово «гений» и смутился — ему показалось, что Мастроянни называет его Женей. Гением его назовут еще не раз — и благодарные зрители, и строгие критики, и актеры, которым хотя бы раз доведется поработать с Виктюком.

В начале 1970-х он был ведущим режиссером в Русском драматическом театре Литвы (тогда — Русский драматический театр Литовской ССР). Там он поставил «Черную комедию» Питера Шеффера, «Валентина и Валентину» Михаила Рощина, «С любимыми не расставайтесь» Александра Володина, «Уроки музыки» Людмилы Петрушевской, «Мастера и Маргариту» Михаила Булгакова и многое другое.

В середине 1970-х Виктюк вернулся в Москву. Первым театром, с которым он начал сотрудничать, стал Театр имени Моссовета. Постановки, созданные им, — «Вечерний свет» по пьесе Алексея Арбузова и «Царская охота» по Леониду Зорину — быстро стали очень популярными, о Виктюке заговорили.

Названия его спектаклей украшали афиши МХАТа имени М. Горького: там появлялись «Муж и жена снимут комнату» по Михаилу Рощину, «Украденное счастье» по Ивану Франко, «Татуированная роза» по Теннесси Уильямсу, «Старая актриса на роль жены Достоевского» по Эдварду Радзинскому. В Театре на Таганке он поставил «Федру» Марины Цветаевой с Аллой Демидовой, Дмитрием Певцовым и Алексеем Серебряковым в главных ролях.

«Служанки»

Самым известным спектаклем Виктюка стали «Служанки» по пьесе французского драматурга Жана Жене, премьера прогремела в 1988-м в «Сатириконе». Роман Григорьевич не любил условностей, рамок — особенно на сцене — и наиболее ярко проявил это именно в этом спектакле.

Двух служанок, одновременно ненавидящих и боготворящих свою хозяйку, имперсонировали мужчины — такой ход, во многом отсылающий к театральной традиции Античности, вкупе с хореографией Аллы Сигаловой, яркими костюмами Аллы Коженковой и необычным гримом Льва Новикова обеспечил Роману Виктюку славу одного из самых неординарных режиссеров страны. Роли служанок Клер и Соланж и их Мадам исполнили Константин Райкин, Николай Добрынин и Александр Зуев.

Спектакль быстро вышел за рамки «Сатирикона», стал желанным гостем во многих театрах мира и везде собирал неизменные аншлаги. Журналисты мечтали об интервью с Романом Григорьевичем, молодые режиссеры хотели у него учиться, а простые зрители готовы были посещать «Служанок» бесчисленное количество раз. Критики назвали спектакль манифестом новой театральности.

Позже Виктюк создал вторую и третью редакции «Служанок», с другими артистами. Постановка по сей день занимает важное место в репертуаре Театра Романа Виктюка.

Театр Романа Виктюка

Постепенно у режиссера появилась идея создания собственного театра, в котором можно творить, ни на кого не оглядываясь. Театр был создан в 1991 году, первой постановкой стала «М. Баттерфляй» по пьесе Дэвида Генри Хуана. Актеры Сергей Маковецкий, Эрик Курмангалиев, Ирина Метлицкая и другие с трепетом вслушивались на репетициях в каждое слово знаменитого режиссера.

Самыми громкими премьерами первых лет жизни театра стали вторая редакция «Служанок», постановки «Лолиты» по пьесе Эдварда Олби по роману Владимира Набокова, «Двоих на качелях» Уильяма Гибсона. Через пять лет театр получил государственный статус, еще через год Роман Виктюк получил международную премию Института итальянской драмы за лучшее воплощение современной драматургии. Он стал единственным режиссером-иностранцем, получившим эту награду.

Настоящим событием театрального сезона 1998 года стала «Саломея» Оскара Уайльда. Многие сравнивали ее со «Служанками». В Театре Романа Виктюка ставили пьесы Эрик-Эммануэля Шмитта, Уильяма Шекспира, Фридриха Шиллера, Джона Форда, Михаила Булгакова. На сцену выходили Елена Образцова, Ирина Соколова, Алиса Фрейндлих и другие артисты — как известные, так и только начинающие карьеру.

Последним спектаклем, поставленным Романом Виктюком на сцене его театра, стала «Отравленная туника» по пьесе Николая Гумилева. Премьера спектакля состоялась 5 марта этого года.

Народный артист и педагог

За свою жизнь Роман Григорьевич поставил более 200 спектаклей в разных театрах, параллельно занимался преподавательской деятельностью. Он учил студентов эстрадно-циркового училища, его учениками были Ефим Шифрин и Геннадий Хазанов. Его приглашали читать лекции для начинающих актеров и режиссеров вузов России, Италии, Украины. Кроме того, Роман Григорьевич выпустил три курса в родном ГИТИСе.

В 2003 году он получил звание заслуженного артиста Российской Федерации, в 2009 году ему было присвоено звание народного артиста.

Великий Новгород — Родина России

Почувствовать многогранную душу России, ощутить нерушимую связь с великой и славной историей своей страны, прикоснуться к живой и дышащей временем древности веков – только в Великом Новгороде раскроется вся гамма этих трогательных и ценных для каждого гражданина нашей страны переживаний. Только побывав на древней Новгородской земле, родине России, вы сможете познать свою страну.

Только здесь вы можете прикоснуться к живой истории, более древней, чем сама Россия, своими глазами увидеть, «откуда есть пошла земля русская» — ее православие, грамотность, демократия, государственность. Вы пройдете во времени на десять веков назад и насладитесь известным с древних времен прославленным новгородским гостеприимством.

Вы увидите легендарную реку Волхов, главную водную артерию знаменитого средневекового пути из варяг в греки. Много столетий назад по Волхову плыли многочисленные караваны ладей, груженых товаром из заморских стран – дорогими тканями, цветными металлами, редкими винами, янтарем. Сегодня здесь купаются и рассекают гладь реки, до сих пор таящую в себе многие загадки, на водных мотоциклах. Вы ощутите пульс времени на запястье истории, вслед за гениями Рахманинова, Достоевского,  Державина, Ахматовой проникаясь удивительным городом, спокойным и древним, и в то же время молодым и энергичным.

Великий Новгород, словно угадывая ваши желания, преподнесет вам то, к чему стремится ваша душа. Выбор за вами: отдохнуть ли от стремительной суеты городской жизни, наслаждаясь пешей прогулкой по древним улицам и любуясь на сокровища русской архитектуры исторического центра города, или порадоваться приятным сюрпризам насыщенной вечерней и ночной жизни города.

Вы можете быть уверены, что посетив Великий Новгород однажды, вы еще не раз вернетесь сюда, чтобы снова и снова удивляться тайнам русской истории, открывающимся на Новгородчине, и познавать воспетую русскими классиками загадочную русскую душу.

Великий Новгород – родина русской государственности

Только на новгородской земле вы вдохнете глоток воздуха, которым дышала зарождающаяся Русь. Великий Новгород дал России первый опыт республиканского государства, и его исторический пример всегда привлекал сторонников демократического развития нашей страны.

Обязательно посетите древнее Рюриково городище – с этим местом, которое Д.С. Лихачев называл одним из прекраснейших в мире, напрямую связаны истоки русской государственности. Здесь в IX веке стоял князь Рюрик со своей дружиной, призванный на княжение славянами. Он основал династию Рюриковичей, стоявшую во главе русского государства более 700 лет, и дал новым землям имя «Русь».

С XII века Новгород стал «волен во князьях» — князей стали приглашать на «работу по контракту». Если князь не соответствовал ожиданиям, то его могли изгнать. Этой участи не избежал даже Александр Невский, но когда к Новгороду приблизились тевтонские рыцари, Александра вернули на княжение.

Летописное сказание о призвании Рюрика в Новгород стало официальным поводом для празднования тысячелетнего юбилея России. В честь этого события по инициативе императора Александра II в 1862 году в центре Новгородского Кремля был воздвигнут грандиозный монумент «Тысячелетию России». Он и сейчас украшает Новгородский Кремль, напоминая о том, что Новгород по праву является отцом городов русских.

 Великий Новгород – родина русского православия

Православные паломники со всей России стремятся в Великий Новгород, чтобы прикоснуться к издревле чтимым христианским святыням. Стены намоленных храмов Новгорода дышат мудростью веков, а чудотворные иконы, и поныне хранящие город, источают благодать.

В Новгороде еще в Х веке был возведен величественный Софийский собор, древнейший русский каменный храм, с которым всегда была связана не только религиозная и гражданская жизнь Новгорода, но и сама духовная суть города. Недаром сказал в XIII веке князь Мстислав Удалой: «Где святая София, там и Новгород». Голубь на кресте золотого купола собора, согласно преданию, хранит город от напастей, а в летописях сказано о том, что Великий Новгород находится под особым покровительством Святой Софии, Премудрости Божией.

Ныне в действующем кафедральном Софийском соборе находится святыня Новгорода — икона Знамения Божией Матери. По легенде, в XII веке она даровала победу новгородцам в битве с суздальцами, попавшими выпущенной стрелой в ее изображение. Богохульство не осталось безнаказанным — врагов Новгорода «покрыла тьма» и в страхе они перебили друг друга.

А сама икона «Битва новгородцев с суздальцами» представлена в крупнейшей в мире экспозиции русской средневековой иконописи собрания Новгородского государственного объединенного музея-заповедника в Новгородском Кремле в здании Присутственных мест. Там же вы увидите первое изображение русских святых – икону св. Бориса и Глеба, и величественного Спаса Ярое Око.

Важнейшие события русской истории связаны с новгородскими монастырями, кольцом опоясывающими Великий Новгород и знаменитыми подвигами своих святых основателей. В Георгиевском соборе Свято-Юрьева монастыря коленопреклоненно молился о победе над тевтонцами князь Александр Невский. Святой Варлаамий Хутынский, основатель и первый настоятель Варлаамо-Хутынского монастыря, предсказал Иоанну III победу над Литвою и крымским ханом Гиреем. Чудотворным мощам преподобного Варлаамия можно поклониться и сегодня.

Великий Новгород – родина грамотности на Руси

Первая книга на русском языке… Первая на Руси школа… Одна из крупнейших библиотек средневековой Руси… Стопроцентная грамотность населения уже в те времена, когда большинство жителей Европы вместо подписи ставили крест… Известно, что Анна, королева Франции – дочь князя Ярослава Мудрого – в одном из своих писем жаловалась отцу: «В какую варварскую страну ты меня послал: здесь жилища мрачны, церкви безобразны и нравы ужасны».

Издревле Великий Новгород является центром летописания и книжности. На Новгородчине писали не только официальные документы – даже крестьяне вели активную переписку, касавшуюся не только бытовых вопросов, но и дел амурных…  И сегодня вы можете увидеть и прочитать послания древних новгородцев друг другу – археологами найдено более 1000 берестяных грамот, многие из которых находятся в собрании Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Среди них – удивительные трогательные рисунки новгородского мальчика Онфима, постигавшего книжную премудрость.

Величественные стены Софийского Собора десять веков назад были испещрены изнутри молитвенными обращениями новгородцев, записями различных событий церковной и политической жизни города,  впечатлениями прихожан о богослужениях и выслушанных проповедях — можно сказать, что это была первая в Европе книга отзывов. Часть этих надписей сохранилась по сегодняшний день.

Обязательно прогуляйтесь по набережной, и через живописный тенистый парк вы выйдете к Антониеву монастырю – знаменитой обители святого Антония, который, согласно легенде, приплыл в Новгород из Италии на камне. Этот камень и сейчас можно увидеть в Соборе Рождества Богородицы, а еще в стенах монастыря жил и работал знаменитый Кирик Новгородец, первый русский математик, систематизировавший основы календарного счета и астрономии.

Великий Новгород – родина демократии на Руси

Дерзкий и непокорный северянин Великий Новгород всегда отличался вольностью мышления и независимостью характера его жителей. В национальном сознании прочно закрепился образ «вольного», то есть свободного Новгорода – Новгородская республика является одним из древнейших примеров воплощения демократического строя. При князе Ярославе Мудром потомки племенных вождей, осевших в Новгороде, получили особые права и налоговые льготы, а в конце XI в. — самоуправление. Гулкие звуки вечевого колокола собирали древних новгородцев на вече, где важнейшие государственные решения принимались на сходе жителей города.

С XII века новгородцы взяли волю избирать себе князя. С каждым новым князем они оговаривали круг его полномочий и величину доходов. Власть делилась между князем и посадником, которого также выбирали «лучшие люди» на вече. Даже суд вершить и волости отдавать в управление новгородский князь обязан был, только посовещавшись с посадником. На вече жители Новгорода могли выбирать даже архиепископа. Недаром наш город всегда именовали не иначе как «вольный». Новгородская республика, великая, славная и процветающая, и сегодня интересует сторонников гражданских свобод.

Мощь Господина Государя Великого Новгорода, а именно так звучало полное имя города, и его свободомыслие были настолько сильны, что после своего кровавого похода на Новгород Иван IV Грозный первым делом повелел снять вечевой колокол и прилюдно высечь, а после вырвать ему язык, чтобы заставить голос свободы замолкнуть.

 Великий Новгород – город музей

Ничто не доставит вам такой спокойной радости и эстетического удовольствия как пешая прогулка по улицам Великого Новгорода. Ведь в Новгороде находятся истинные жемчужины российского зодчества. Архитектура древнего города поистине уникальна – здесь представлено потрясающее разнообразие стилей и времен, которые, несмотря на эклектику, находятся в изумительной гармонии.

Единственное в России место, где на небольшом участке земли расположены семь разностильных храмов – это Ярославово Дворище. Новгородские, византийские, московские тенденции прослеживаются в удивительных постройках на месте древнего Торга. Согласно летописи, один из храмов – Никольский собор – был построен первым русским зодчим, которого звали Петр.  

Пройдите немного дальше Ярославова Дворища – и вы увидите гармоничную церковь Спаса Преображения на Ильине улице, ее потрясающие фрески знаменитого византийского художника Феофана Грека. 

В Новгородском Кремле находится уникальное здание, одна из загадок архитектуры Великого Новгорода – Грановитая (или Владычная) палата. Это первое в России здание в готическом стиле «о тридцати трех дверях». 

Рядом с Грановитой палатой у кремлевской стены находится место, где в XV веке стоял Владычный дворец, резиденция Новгородского архиепископа, – «дворец с чудесами», славившийся хитрой отлаженной системой водопровода и канализации, сравнимой с современной.  

Буквально прикоснуться к застывшему времени, оказаться в центре истории можно на новом объекте показа «Театр времени: Троицкий раскоп», который историки справедливо называют «русской Троей». У вас есть уникальный шанс стать зрителями театра, где декорации в сотни раз старше зрителей, и увидеть сенсационные находки археологов.

Один из любимейших новгородцами и гостями города живописных уголков – музей народного деревянного зодчества «Витославлицы», где собраны шедевры деревянной архитектуры. За оградой музея-заповедника под открытым небом видны шатры и купола церквей и колоколен, угадывается какая-то совсем иная жизнь. Дважды в год, на святки и масленицу, новгородцы устраивают здесь широкие народные гуляния, яркие и веселые, которые позволяют вам окунуться в атмосферу неповторимого праздника.

Великий Новгород – ганзейский город

На протяжении нескольких веков Великий Новгород являлся связующим звеном между средневековой Европой и Русью. Еще до того, как Петр I начал «рубить окно в Европу», в России уже была открыта дверь, ведущая в европейские страны и на европейские рынки. Именно Великий Новгород был центром международной интеграции и торговли. В Новгород ввозили дорогие ткани (особенно ценилось сукно), цветные металлы, редкие вина, янтарь, балтийскую сельдь, соль. А новгородские товары высоко ценились во всей Европе. Многие западноевропейские монархи и знатные особы носили роскошные шубы и шапки из новгородских драгоценных мехов — горностая, соболя, куницы, — и щеголяли в сапогах выделки новгородских кожевенников; свечи из русского воска мерцали в огромных алтарях готических соборов крупнейших европейских городов.

Торговля Ганзейских городов с Русью осуществлялась только через Новгород — дальше на Русь ганзейские купцы не ходили, весь товар распродавали именно в Новгороде, откуда его развозили уже к своей выгоде новгородские купцы. Совершите небольшую прогулку от Кремля по пешеходному мосту через Волхов – и вы окажетесь на Ярославовом Дворище, месте средневекового Торга, где находилась одна из крупнейших в Европе Ганзейских контор. Обязательно обратите внимание на нарядную церковь Параскевы Пятницы, построенную «заморскими купцами». Говорят, если обойти вокруг церкви и ладонью насчитать 148 углов – это к верной удаче в бизнесе. А новгородские девушки обегали ее трижды для удачного замужества. Вокруг церкви и сейчас протоптана тропинка…

На традициях Средневековой Ганзы, которую считают прообразом современного единого европейского рынка, в 1980 году возник Ганзейский Союз Нового времени, объединяющий сейчас более 160 городов из 15 европейских стран.

Великий Новгород – родина былинного героя Садко – центр средневековой торговли

На новгородской земле реальность современности причудливо переплетается со сказкой. У родины России есть своя неповторимая древняя магия, давшая жизнь многим красивым легендам.

В самом сердце города, новгородском Кремле, любуясь на вид величественной Софии и обходя стены Детинца, можно выйти на место, где некогда высились стены собора святых Бориса и Глеба, возведенного легендарным былинным героем Садко, олицетворением духа свободолюбивых новгородцев. Гордый вольный купец жил и торговал на Новгородчине, преумножая славу своей родины и восхваляя ее в заморских странах.

А другого героя новгородских былин, Василия Буслаева, высоко ценил Максим Горький, считавший его воплощением русской удалой души.

Во время прогулки по Ярославову Дворищу представьте, что вы ступаете по тем местам, где еще до ганзейских купцов занимался государственными делами другой былинный герой, богатырь Добрыня Никитич – новгородский посадник Добрыня, который крестил древний русский город и по преданию сбросил в Ильмень языческий идол Перуна, который трижды приплывал обратно на свое место против течения.

…А возвращаясь в комфортабельный отель, не забудьте кинуть монетку в Волхов, чтобы обязательно вернуться в город, который невозможно не полюбить.

 Великий Новгород – родина русских гениев

С Новгородской землей связаны судьбы многих знаменитых россиян. Восемь лет жил и творил в Старой Руссе всемирно известный писатель Федор Достоевский – и сегодня можно пройти по тем самым живописным улочкам этого уютного городка, по которым ступали герои романа «Братья Карамазовы» — его события основаны на старорусских реалиях. Умиротворение для своей вечно мятущейся души нашел в имении Званка Новгородской губернии знаменитый поэт Гаврила Державин. Загадочная леди Серебряного века Анна Ахматова искренне любила Великий Новгород, утверждая свою нерасторжимую связь с ним:
«Ведь капелька новгородской крови
Во мне, как льдинка в пенистом вине».

Особым, самым дорогим и неповторимым городом стал Великий Новгород для великого музыканта Сергея Рахманинова. Гениальный русский пианист и композитор родился в Новгородской губернии и страстно полюбил древний город, который называл своей малой родиной и которому во многом был обязан своим музыкальным вдохновением. Сегодня, стоя у Софийской звонницы и вслушиваясь в мелодичные перезвоны, нельзя не вспомнить слова Рахманинова: «Одно из самых дорогих для меня воспоминаний детства связано с четырьмя нотами, вызванивавшимися большими колоколами Новгородского Софийского собора. Звонари были артистами. Четыре ноты складывались во вновь и вновь повторяющуюся мелодию, четыре серебряные плачущие ноты, окруженные непрестанно меняющимися аккомпанементами…». И значительно позже, находясь в эмиграции, он признавался в том, что отчаянно скучает по звону новгородских колоколов. 

Новгородцы чтят своего великого земляка: осенью и весной проходят ежегодные Дни Памяти Сергея Рахманинова. Дважды в пять лет проводится Международный конкурс юных пианистов и Международный фестиваль имени С.В. Рахманинова, на котором традиционно выступают знаменитые мастера музыкального искусства, признанные критиками всего мира живыми символами «всего лучшего в музыкальном искусстве».

Гений века

Шедевры из собрания Государственной Третьяковской галереи и Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан


Государственная Третьяковская галерея в сотрудничестве с Республикой Татарстан и в партнерстве с Государственным историко-архитектурным и художественным музеем-заповедником «Казанский Кремль», а также с Государственным музеем изобразительных искусств Республики Татарстан представляют выставку «Гений века…» — первый проект долгосрочной программы, в рамках которой пройдут крупные выставочные проекты в Казани и в Москве.  


Выставка посвящена одной из самых блистательных эпох русского искусства — первым десятилетиям ХХ века. Представленная экспозиция — это рассказ о поиске красоты в пространстве искусства, о формировании эстетических идеалов эпохи, о рождении столетия, бунтарского и многоликого.


Реалистическая традиция многим казалась исчерпанной, и художники искали новые пути. Русское искусство достигло невиданного разнообразия стилей, поиски обновления пластического языка стали главным признаком времени. Находясь между Западом и Востоком, художники стремились выявить национальную самобытность. Процесс самоидентификации стал одним из катализаторов возникновения множества художественных течений и сложения отдельных групп. Вопрос о своеобразии русского искусства в многообразии его стилевых проявлений — один из ключевых на представленной выставке. 


Экспозиция включает произведения самых значительных художников и скульпторов того времени. Михаил Врубель, Виктор Борисов-Мусатов, Константин Коровин, Пётр Кончаловский, Михаил Ларионов, Кузьма Петров-Водкин, Николай Рерих создали новые стилистические тенденции и направления, во многом определявшие образ эпохи.  


Встреча произведений из двух выдающихся музейных собраний России дает возможность работам, задуманным как парные, вновь встретиться в едином выставочном пространстве. Так, например, впервые за многие годы окажутся рядом «Провинциальная франтиха» (ГМИИ РТ, 1909) и «Провинциальный франт» (ГТГ, 1909) Михаила Ларионова. Также объединятся «Шабат» (ГМИИ РТ, 1911) и «Еврейская лавочка» (ГТГ, 1912) Наталии Гончаровой, представляющие одну серию. Выставка выводит на поверхность шедевры казанской и московской коллекций. Ряд из них часто экспонируется, а какие-то оказались незаслуженно забыты. Особенно ценно, что многие картины, предоставленные Третьяковской галереей, являются неотъемлемой частью постоянной экспозиции музея и редко покидают его стены, как, например, «Царевна-Лебедь» (1900) Врубеля — жемчужина выставки и ее эмблема.


Экспозиция демонстрирует, насколько широк был диапазон творческих поисков художников, работавших в рамках фигуративного искусства. Разделы выставки — «Символизм», «Русский импрессионизм», «Московский сезаннизм» и «Бубновый валет», «Неопримитивизм», «После революции. Мастера и новое время», «Скульптура» — посвящены либо одному из направлений в искусстве, либо определенному кругу художников, близких по духу и, как правило, имевших общие эстетические взгляды. 


Выставка открывается масштабным декоративным панно «Полет Фауста и Мефистофеля» (1896, 133 × 424, ГМИИ РТ) Михаила Врубеля, который признан предтечей живописи ХХ века и родоначальником русского символизма. Его творчество предвосхитило мистические настроения, которыми проникнуты многие произведения художников «Голубой розы». Радость бытия, очарование сиюминутности воспевали «русские импрессионисты» и прежде всего Константин Коровин. Схожий темперамент в работе с красочной фактурой проявляли художники раннего авангарда, которые объединились в группы «Бубновый валет» и «Ослиный хвост». Однако они придерживались более смелых взглядов на задачи искусства. Последний, постреволюционный раздел дает возможность увидеть, как протекала эволюция направлений, сформировавшихся в начале века, в принципиально ином, до-соцреалистическом контексте 1920-х годов. Завершается выставка 1932 годом, когда постановлением ЦК ВКП(б) были запрещены творческие объединения и создан единый Союз художников.


В составе экспозиции — 53 живописных и 8 скульптурных работ из коллекции Третьяковской галереи и 20 живописных произведений из собрания Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан.


Выставку сопровождает образовательная программа, разработанная совместно с ведущими научными сотрудниками и детскими педагогами Третьяковской галереи. Специально к выставке подготовлено иллюстрированное издание-каталог.


Следующие проекты в рамках сотрудничества Третьяковской галереи и Татарстана — выставка искусствоведа и философа Булата Галеева (1940–2009), физика по образованию, «пионера светомузыки» и искусства новых технологий, а также выставка произведений из ключевого раздела собрания Третьяковской галереи – второй половины XIX века, на которой будут представлены полотна, лично приобретеные Павлом Михайловичем Третьяковым. В 2018 году в залах Третьяковской галереи пройдет выставка «Сказание о граде Свияжске», где будут экспонироваться уникальные иконостасы из двух церквей Свияжска, расположенного неподалеку от Казани, которые ныне находятся в коллекции ГМИИ Татарстана.


Место проведения: Казань, пр. Шейнкмана, 12, Центр «Эрмитаж-Казань»

Поделиться:

  • Шедевры из собрания Государственной Третьяковской галереи и Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан»
    data-share-fb-title=»Гений века»
    data-share-fb-image=»https://www.tretyakovgallery.ru/upload/iblock/1f5/1f5362596fdf93c2372a4b26ea1e8c32.jpg»>

  • Шедевры из собрания Государственной Третьяковской галереи и Государственного музея изобразительных искусств Республики Татарстан»
    data-share-vk-title=»Гений века»
    data-share-vk-image=»https://www.tretyakovgallery. ru/upload/iblock/1f5/1f5362596fdf93c2372a4b26ea1e8c32.jpg»>

Фредерик Шопен: некоторые факты из жизни гения

Выдающийся польский композитор Фридерик Шопен родился 1 марта (22 февраля по старому стилю) 1810 г. недалеко от Варшавы. В селе, где он жил в детстве и где впоследствии часто проводил лето, Фридерик увлекся народными песнями и танцами. Это увлечение оказало большое влияние на его творчество.

Заниматься музыкой Шопен начал довольно рано. Когда ему было всего восемь лет, он уже концертировал и имел большую популярность в Варшаве. В это время были напечатаны первые его произведения.

В 1826 г. Фридерик поступил в консерваторию по классу композиции. К тому времени он уже был пианистом-виртуозом. Успехи Шопена по композиции были настолько выразительными, что его учитель, выдающийся польский музыкант Эльснер, написал о способности ученика: «Безусловно музыкальный гений».

Осенью 1830 г. композитор уехал сначала в Вену, а вскоре — в Париж. В столице Франции он вынужден был прожить эмигрантом остаток своей жизни, потому что польское восстание 1831 г. навсегда перечеркнуло его надежды вернуться в Варшаву. Эта вынужденная оторванность от родины стала душевной трагедией Шопена и, безусловно, оказала влияние на его творчество. В Париже композитор быстро получил славу. Он много концертировал, его приглашали в салоны парижской знати.

Фридерик Шопен прожил не слишком длинную, но очень яркую жизнь. Свидетельством этому — и те несколько фактов, которые мы предоставляем ниже.

— Еще будучи ребенком, Фридерик привык играть в темноте. Садясь за фортепиано, он непременно гасил свечи. Только так мальчик мог настроиться на нужный лад. Эту привычку он пронес через всю жизнь. Даже играя в гостях, Шопен просил погасить свет в комнате.

— Учась играть, будущий виртуоз очень полюбил некоторые аккорды, но его детские пальцы еще не могли их брать. Тогда мальчик решил растянуть свои пальцы и даже придумал для этого приспособление. Оно наносило достаточно сильную боль. Несмотря на это, юный пианист носил его постоянно, не снимая даже ночью.

— Прислуга, которая жила в доме Шопена, была уверена, что мальчик сошел с ума. По ночам он срывался и бежал к фортепиано, чтобы играть. Уже позже сам Шопен стал жаловаться на здоровье. Великий композитор страдал эпилепсией. Болезнь сопровождалась видениями. К Шопену приходили умершие родственники, а, иногда, другие духи, которые угрожали ему. В одном из своих писем он писал, что увидел в чреве своего фортепиано неких «проклятых тварей».

— В возрасте 10 лет Шопен написал марш, посвященный великому князю Константину, который был напечатан, правда, без имени автора, но несколько раз выполнялся военным оркестром.

— Известное всем произведение «Собачий вальс» тоже написал Шопен. В его любимой Жорж Санд была собачка, с которой писательница любила играть. Однажды женщина сказала, что если бы умела, то обязательно придумала бы песню о своем четвероногом друге. Желание возлюбленной — закон. Шопен составляет замечательный вальс (опус № 64), который друзья и ученики прозвали «Вальс маленькой собачки».

— Композитор был очень чувствительным к приключениям, связанных с женщинами. Так, его помолвка была расторгнута из-за пустяка. Шопен был влюблен в внучку одного знаменитого музыканта и даже думал жениться. Но его чувство подверглось испытанию. Однажды Фридерик пришел в гости к любимой с другом. Девушка предложила другу жениха сесть раньше, чем ему самому. Возмущенный, он не вынес подобной обиды и передумал жениться.

— Однажды Шопен на вопрос, каким словом определяется главное настроение всех его музыкальных произведений ответил, что в его родном языке есть такое слово — «жаль» (zal). И в нем скрыта целая гамма чувств «от жалобы и жалости к ненависти» от «скорби» до «накипающей в глубине сердца неумолимой угрозы» — «жаль» окрашивает все творения композитора.

— Шопен получил громкую славу еще при жизни — перед ним преклонялись артисты, поэты, музыканты (Лист, Шуман, Мендельсон, Берлиоз, Гейне, Мицкевич, Делакруа), выражая публично свое бескрайнее восхищение. Шопен — основной композитор в репертуаре ведущих пианистов мира. Его не устают переиздавать самые большие звукозаписывающие компании, его именем называют аэропорты, улицы городов, небесные светила, музыкальные фестивали и конкурсы.

— Десять лет Шопен страстно любил французскую писательницу Жорж Санд, которая имела независимый, сильный характер. Эпатажная, красивая и талантливая женщина любила шокировать публику (курила трубку, носила мужскую одежду и меняла любовников быстрее чем носовые платки). Они познакомились в Ференца Листа, Санд произвела на нежного, изящного Шопена отталкивающее впечатление: «Какая малоприятная женщина — эта Санд! Да и женщина ли это вообще, я склонен в этом усомниться!», — жаловался он своему другу Листу. Кто бы мог подумать, что через 10 лет разрыв с «малоприятной женщиной» сведет Шопена в могилу.

— Последний год жизни композитор, потрясенный разрывом с Жорж Санд, не мог писать музыку. Письма Шопена к друзьям поражают своей безысходностью: «Я ни беспокоиться, ни радоваться уже не в состоянии — совсем перестал что-либо чувствовать — только прозябаю и жду, чтобы это поскорее закончилось». 16 ноября 1848 г. в Лондоне Фридерик Шопен дал свой последний концерт. Единственное произведение, которое закончил Фридерик перед смертью, была мазурка фа минор, но сыграть ее, обессиленный переживаниями и заостренной болезнью легких, уже не смог. Он лишь записал ее на бумаге, а 17 октября 1849 г. в Париже, в возрасте 39 лет великий польский композитор, пианист-виртуоз, педагог Фридерик Франсуа Шопен умер на руках своей сестры Людвиги.

Мир потерял музыкального гения — автора 2 концертов, 3 сонат, фантазии, 4 баллад, 4 скерцо и бесчисленного количества других музыкальных произведений.

Сказать, что музыкальный мир скорбел — мало. Музыкальный мир рыдал, провожая гения в последний путь. За гробом шли тысячи людей.

И хотя тело осталось на французской земле (кладбище Пер-Лашез), сердце композитора было отдано Родине — оно замуровано в колонну церкви Святого Креста в Варшаве.

В Париже (парк Монсо) в 1906 году было установлено удивительный своей нежной трагичностью мраморный памятник Фридерику Шопену: сидит за пианино композитор, играет похоронный марш; у его ног плачет девушка, закрывает от боли лицо, скорбный ангел посыпает их цветами (см. фото).

Похоронный марш Шопена признан вершиной для произведений этого жанра. Он занял особое место не только в музыке, но и во всей жизни человечества. По мнению музыкантов, совершенное передать чувства скорби на языке звуков просто невозможно.

100 лет на лучших балетных сценах идет «Шопениана». Создатель шедевра — Михаил Фокин. 26-летний хореограф, взяв пять произведений Фридерика Шопена (полонез, ноктюрн, мазурку, тарантеллу и седьмой знаменитый вальс), поставил спектакль для благотворительного вечера в Петербурге, который состоялся в начале прошлого века. В Большом театре под вечную музыку Шопена захватывали публику выдающиеся артисты — Галина Уланова, Наталья Бессмертнова, Екатерина Максимова, Людмила Семеняка, Нина Ананиашвили, Марис Лиепа, Александр Годунов и Алексей Фадеечев.

Шопен писал вальсы в течении своей короткой жизни — этот жанр один из самых любимых в нежного, печального композитора. Первый вальс он написал в 1827 году, ему было 17 лет, а два последних — за год до смерти.
Борис Пастернак так написал о Шопене: «Значение Шопена шире музыки. Его деятельность кажется нам ее вторичным открытием».

В отделе социально-экономической и художественной литературы Научно-технической библиотеки им. Г.И.Денисенка НТУУ «КПИ» (абонемент № 4, пятый этаж библиотеки) сохраняется много интересных литературно-художественных произведений, посвященных истории жизни и творческой деятельности выдающегося польского композитора, и все желающие могут с ними ознакомиться. Перечень изданий предлагаем.

Произведения, посвященные Фридерику Шопену в фонде НТБ НТУУ «КПИ»

1. Брошкевич Ежи. Образ любви: повесть о жизни Фредерика Шопена; Письма Шопена: [пер. с пол.]. — М .: Правда, 1989.
2. Бэлза И.Ф. История польской музыкальной культуры. — М .: Музыка, 1972.
3. Бэлза И.Ф. Шопен. — М .: Наука, 1968.
4. Ивашкевич Я. Шопен. — М .: Музыкальная Украина, 1989.
5. Кремлев Ю. Фридерик Шопен: очерк жизни и творчества. — М .: Музыка, 1971.
6. Пастернак Б. Л. — Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1990.
7. Соловцов А.А. Фридерик Шопен: жизнь и творчество. — М .: Музгиз, 1956.
8. Фридерик Шопен, 1810-1849. — М .: Музгиз, 1961.
9. Шопен, каким мы его слышим. -М .: Музыка, 1970. — 310 с.
10. Шопен Фридерик, 1810-1849. Письма: [в 2 т.]. — М .: Музыка, 1982-1984.
11. Chopin live in Warsaw, 1810-1830. Fryderyk! Come Back to Warsaw! — Warsaw: [s.l., 2010].
12. Niewiarowska Barbara. Fryderyk Chopin’s Warsaw. — Warsaw: City of Warsaw 2009.

Анна Биднюк, Елена Тарасюк

Город гения — Книга о Флоренции в эпоху Возрождения

Почему Флоренция родила так много гениев в своем золотом 15 веке.

Что за «Золотое»
Век »означал для Амстердама, 15 век — для Флоренции. За период, когда
длилось менее ста лет, художники и мыслители, такие как Леонардо да
Винчи, Микеланджело, Макиавелли, Рафаэль, Боттичелли, Брунеллески, Фра
Анджелико и Лоренцо Медичи снискали Флоренцию свою репутацию.
Их работы ценятся во всем мире. Эти художники и ученые жили
на пороге Возрождения, периода, который должен был возвещать бесчисленные
инновации в изобразительном искусстве.

Откуда взялся этот беспрецедентный взрыв талантов и как его можно объяснить? Как мог небольшой город с населением всего 60 000 человек произвести столько гениев менее чем за одно столетие?

В Город
из Genius
Коэн Де Вос описывает, что именно сделало Флоренцию XV века
таким особенным, описав девять благоприятных условий, которые позволяют
гений.Кроме того, он объясняет, почему так много флорентийских художников и мыслителей
смогли навсегда определить курс истории искусства. В результате
прекрасная история города, который никогда не перестает нас очаровывать.

Биография

Коэн Де Вос изучил
Романская филология в Генте, Риме и Болонье, с упором на итальянский язык
и литература. Он проводил занятия по творческому мышлению и
курировал творческие процессы в компаниях и государственных учреждениях в
Нидерланды и Бельгия. В настоящее время он работает копирайтером-фрилансером. У него есть
ранее написано Мозговой штурм, 50 000 идей a
day,
, продано более 10 000 копий.

Факты:

  • Научная литература
  • 352 страницы
  • Октябрь 2019 г.

Ода итальянскому Возрождению

Оригинальный и увлекательный взгляд на флорентийских художников и мыслителей, таких как Леонардо да Винчи, Микеланджело, Макиавелли, Рафаэль, Боттичелли и многих других.

Город гений опубликован в издании Ambo Anthos.

Дополнительная информация? Отправьте мне письмо по электронной почте: koen [at] koendevos [point] com.

Прогулка по Флоренции

Бесплатная прогулка по городу, вдохновленная книгой Город гениев . Вы можете получить доступ к пешеходной экскурсии здесь.

Почему древние Афины были городом творчества и гения

И, пытаясь воспитать свой разум, афиняне построили первый в мире глобальный город. Мастера кораблестроения и моряки, они путешествовали по Египту, Месопотамии и за его пределами, привезя алфавит от финикийцев, медицину и скульптуру от египтян, математику от вавилонян, литературу от шумеров. Афиняне не чувствовали стыда в своем интеллектуальном воровстве. Конечно, они взяли эти заимствованные идеи и наложили на них свою печать — или, как выразился Платон (с более чем легким высокомерием): «То, что греки заимствуют у иностранцев, они совершенствуют».

Афины тоже принимали иностранцев.Они жили в крайне небезопасные времена, но вместо того, чтобы отгородиться от внешнего мира, как спартанцы, афиняне позволили посторонним свободно бродить по городу даже во время войны, часто на пользу городу. (Некоторые из самых известных софистов, например, родились за границей.)

Это было частью того, что сделало Афины Афинами — открытости для иностранных товаров, новых идей и, что, возможно, наиболее важно, странных людей и странных идей.

В городе было немало выдающихся доморощенных чудаков. Гипподам, отец городского планирования, был известен своими длинными волосами, дорогими украшениями и дешевой одеждой, которую он никогда не менял ни зимой, ни летом. Афиняне издевались над Гипподамом за его эксцентричность, но все же поручали ему жизненно важную работу по строительству своего портового города Пирей. Писатель Диоген, который регулярно высмеивал знаменитых и могущественных людей, жил в винной бочке; философ Кратил, решивший никогда не противоречить самому себе, общался только с помощью простых жестов.

Затем был величайший афинский чудак, Сократ.Никогда раньше и никогда не было такого идеального сочетания человека и города. Эксцентричный, босоногий и упрямый, Сократ занимал то шаткое положение, которое занимают все гении, находясь между инсайдером и аутсайдером. Он был достаточно далеко от мейнстрима, чтобы взглянуть на мир свежим взглядом, но достаточно близко к нему, чтобы его идеи находили отклик. Сократ любил Афины и никогда не подумал бы жить — или умереть — где-нибудь еще. После того, как его обвинили в нечестии и «развращении молодежи», ему дали выбор между отъездом из Афин и казнью.Он выбрал последнее.

Сократа помнят как великого философа, но в первую очередь он был собеседником, проводившим диалог как средство интеллектуального исследования. Одним из его любимых развлечений, как и у многих афинян, был симпозиум — буквально «выпить вместе», где развлечения, по словам историка Роберта Фласелье, состояли из «чего угодно, от хороших разговоров и интеллектуальных игр-головоломок до музыки, танцующих девушек и т. Д. щекотки. На этих собраниях подавали еду, но это было почти несущественно.Афиняне не были гурманами — большинство людей, независимо от их социального положения, довольствовались кусочком хлеба, луком и небольшой горсткой оливок. В целом их калорийность была на удивление низкой. Сатирик Аристофан считал, что скудная диета афинян поддерживает их стройность и остроту ума.

«География гениев» исследует, как определенные города создают гениев | WUWM 89,7 FM

Все мы знаем о Силиконовой долине в Калифорнии. Группа рок-звездных предпринимателей в сфере высоких технологий, которые меняют мир с помощью своих инноваций.

На протяжении всей истории человечества были места во времени и определенные места, которые оказывали реальное влияние на то, как мы живем. Древние Афины были домом для таких гениев, как Платон и Сократ, вклад которых в философию изменил мировоззрение. Эпоха Возрождения в Италии и Северной Европе породила величайших художников и новаторов всех времен.

Так что же такого особенного в тех местах, которые породили гений, который укрепился? Бывший корреспондент NPR Эрик Вайнер исследует этот вопрос в своей новой книге The Geography of Genius .Многие считают, что люди либо рождаются гениями, либо становятся гениями благодаря упорному труду. Но Вайнер говорит, что часть способности человека стать гением заключается в почве, на которой он процветает.

«Я смотрю на настоящее место», — говорит Вайнер. «Не только, я знаю, какой была ваша семейная жизнь в детстве, хотя это ее часть. Но каков город, и это почти город, который производит этого гения ».

Кажется, что многие факторы способствуют развитию гениев в городе, в том числе его близость к природе.Города с природной средой рождают больше гениев. Кажется, что ходьба также способствует развитию гениальности человека.

«Это немного загадка, но есть что-то в том, чтобы просто поставить одну ногу перед другой, что способствует творческому мышлению», — говорит Вайнер. «Я думаю, что отчасти это связано с расфокусировкой вашего внимания. Что вы выходите из головы, если хотите, и позволяете идеям, с которыми вы боролись, закрепиться на более подсознательном уровне.

Так почему же мы по-прежнему не видим гениев из таких городов, как Афины или Флоренция, где они когда-то процветали? Некоторые из этих городов страдают от того, что Вайнер называет «похмельем золотого века».

«Прошлое может вдохновлять, но может и пугать», — говорит Вайнер.

Могут ли подходящие географические условия помочь создать гениев?

Взгляните на удостоенного премии Оскара актера Джеффри Раша и новичка Джонни Флинна в роли лауреата Нобелевской премии физика Альберта Эйнштейна в серии глобальных мероприятий National Geographic GENIUS, , которые состоятся в апреле 2017 года .

Почему во Флоренции произошло Возрождение? Почему небольшой шотландский город Эдинбург произвел так много изобретений, изменивших мир в XIX веке? Что заставило Калькутту в Индии произвести на свет группу гениев, а затем погрузиться в нищету и заброшенность? (Как вспыльчивый ювелир создал культовый собор Флоренции.)

В серии The Geography Of Genius автор бестселлеров Эрик Вайнер отправляется в кругосветное путешествие, чтобы ответить на эти вопросы. Он исследует семь мест, где наступил золотой век, включая Ханчжоу, Китай; Вена, Австрия; и Афины, Греция — и обнаруживает, что гений процветает в хаосе.(Прочтите о реставрации статуй кариатид на Акрополе в Афинах.)

Говоря из своего дома в Вашингтоне, округ Колумбия, Вайнер объясняет, почему города создают гениев; как Кремниевая долина разделяет с древними Афинами талант присваивать чужие идеи; и почему лучшее, что могут сделать родители, чтобы воспитать гения, — это упасть замертво.

Предоставлено Simon & Schuster

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Действительно ли география порождает гения? Если да, то как?

Это производит гения? Можно ли из почвы выращивать помидоры? В этом процессе участвуют семя, вода и солнечный свет, но без почвы не было бы помидора.Точно так же без почвы не было бы гения. Посмотрите на древние Афины. Почему у вас возник этот невероятный, как его называют, «гениальный кластер», в который входили Софокл, Платон и Сократ? Если бы вы были азартным игроком в 500 или 600 году до нашей эры, вы бы не вложили свои деньги в Афины. Существовали сотни греческих городов-государств, многие из которых были более богатыми или более сильными в военном отношении, как Спарта. Земля вокруг Афин не была особенно плодородной. Но у них был особый взгляд на мир, основанный на том факте, что они были мореплавателями.Еще они много воровали. [Смеется] Мы думаем, что древние афиняне изобрели демократию, искусство и философию. Но на самом деле они заимствовали или «украли» у других мест. Платон сказал: «Афиняне совершенствуют то, что заимствуют у других».

Я также пишу о менее известных кластерах гения, таких как Ханчжоу в Китае в XII и XIII веках: золотой век, который привел к великим научным открытиям, таким как принцип, лежащий в основе компаса. Итак, когда я говорю о географии, я имею в виду место с большой буквы: культурная география.

Сегодня вы говорите: «Мы страдаем от серьезного случая гениальной инфляции». Объяснять.

Мы говорим о беспорядочных связях. У нас есть «футбольные гении», «гении маркетинга» и прочие гении. Слово претерпело несколько трансформаций на протяжении веков, но предполагается, что оно относится к кому-то, кто выходит за пределы своей области. «Гений» никогда не должен требовать наличия модификатора перед ним. Если вам приходится называть кого-то «гением маркетинга», значит, он не гений. Мы не называем Моцарта музыкальным гением или Эйнштейна гением науки; мы просто говорим, что они гении.Они превзошли свое конкретное поле деятельности. Сейчас мы воспитываем тысячи маленьких Моцартов и Эйнштейнов. Нам говорят, что в каждом человеке есть гений, хотя у некоторых людей он глубже, чем у других. [Смеется] Я думаю, что мы приуменьшаем истинный гений, используя его для описания футболистов и руководителей маркетинга. Ничего не отнимать у футболистов и маркетологов! [Смеется]

Марко Поло назвал Ханчжоу «самым красивым и великолепным» городом в мире.Сегодня он больше, чем Бостон, с населением почти 7 миллионов человек.

Фотография Майкла С. Ямасита

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы пишете: «Определенные места в определенное время порождают огромное количество блестящих умов». Поговорим о «гениальных кластерах».

Я мог бы написать в своей книге около 20 мест. Я мог бы включить елизаветинский Лондон и Париж 1920-х годов, но я сосредоточился на семи. Почти все они были городами.Чтобы адаптировать эту старую африканскую пословицу: «Чтобы вырастить ребенка, нужна деревня», — кажется, нужен город, чтобы вырастить гения. Они также занимают места во времени . Оба собрались вместе, чтобы произвести огромное количество блестящих умов. Это почти всегда происходит после какого-либо крупного катаклизма, разрушения или культурного землетрясения, будь то чума, как во Флоренции эпохи Возрождения, или потеря политической независимости, как Шотландия до Просвещения. Они тоже недолговечны: пару десятилетий, может, век.Потом они гаснут, как задутая свеча.

Что последние научные исследования говорят нам о гении?

Многие из них показывают, что место действительно имеет значение, а генетика имеет меньшее значение, чем мы думаем, где-то между 10 и 20 процентами, в зависимости от того, какие исследования вы смотрите. Это также показывает, что тяжелая работа имеет значение. Вы слышали о правиле 10 000 часов? Идея состоит в том, что вам нужно практиковать что-то в течение 10 000 часов в течение 10 лет, чтобы достичь мастерства.Обстоятельства тоже имеют большое значение. Психолог Дин Симонтон из Калифорнийского университета в Дэвисе изучил Японию в период между 500-1900 годами нашей эры и сравнил масштабы того, что он называет «внекультурным притоком», например, поездки за границу и иммиграции. Япония традиционно является очень закрытой страной для посторонних, но иногда она открывается. Чем больше он это делал, тем больше достигал творческих успехов в таких областях, как искусство и наука.

От изобретения паровой машины Джеймсом Ваттом до романа Адама Смита «Богатство народов», Эдинбург, Шотландия, глубоко изменил наш мир.

Фотография Design Pics Inc

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы пишете «весь гений делает мир немного проще». Как Эдинбург XIX века подтвердил эту идею?

Шотландцы были и остаются очень практичными людьми, у которых также есть теоретические наклонности. Адам Смит провел исследование для своей знаменитой книги Богатство народов , в порту Глазго, разговаривая с грузчиками и торговцами. У вас было смешение разных слоев общества, а не та социально-экономическая сегрегация, которую мы часто наблюдаем сегодня.

Их практический гений достиг вершины с медициной. Это было идеальное поле для шотландцев, потому что у медицины есть теоретическая сторона. Вам нужно знать теорию, лежащую в основе работы тела, гидродинамику и химию. Но это тоже очень практично. Некоторое время медицинская школа Эдинбургского университета была лучшей в мире. Там учились многие американцы, а также такие люди, как сэр Артур Конан Дойл.

Ни одного места, которое вы описываете, не находится в Южном полушарии.Тропическая погода враждебна гениям?

У одного философа, я не могу вспомнить, была теория, согласно которой влажность притупляет разум. Если вы когда-нибудь были в Нью-Йорке в августе, мозги людей замедляются! Но ты прав. Я не описываю какие-либо места в Южном полушарии, и в моей книге очень мало женщин. Это связано с тем, где была сосредоточена творческая энергия. Я не думаю, что в пассатах или магнитных полюсах Южного полушария есть что-то, что мешает ему создавать гениальность.Вот почему я приложил совместные усилия, чтобы побывать в таких местах, как Китай и Индия, чтобы показать, что это не просто явление западного или северного полушария.

Поэт, эссеист и философ Рабиндранат Тагор (1861–1941) был ведущей фигурой Бенгальского Возрождения и первым индейцем, получившим Нобелевскую премию.

Фотография сделана Hulton Archive, Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Многие люди, как и я, будут удивлены тем, что вы включили Калькутту, сегодня один из самых неблагополучных городов Индии, в ваш список горячих точек гения.Расскажите о бенгальском ренессансе .

Это было в конце 19 — начале 20 века, когда произошло столкновение британской и бенгальской культур. Человеком эпохи Возрождения был Рабиндранат Тагор, эссеист, драматург и активист, но наиболее известный как поэт и первый не-западник, получивший Нобелевскую премию по литературе. У вас также были такие ученые, как физиолог и физик Чандра Бозе. В то время в Калькутте было издано больше книг, чем в любом городе мира, кроме Лондона.Это удивительно, потому что сегодня мы думаем о Калькутте, которая сейчас называется Калькутта, как о воплощении лишений и бедности в странах третьего мира. Но какое-то время это было место гения. Урок Калькутты — важность хаоса и столкновения культур. Хаос может разжечь ваше воображение; заставить вас думать в новых направлениях.

У большинства из нас есть картина гениев, трудящихся в изоляции. Но мы ошибаемся, не так ли? Расскажите о кофейнях в Вене и о том, как они поощряли гения.

Все персонажи моей книги были общительными, некоторые больше, чем другие, но среди них не было настоящих одиночек. Кофейни Вены — яркий пример того, что называют «третьим местом», где дом — это первое место, а работа — второе. Третье — место, где вам комфортно. Туда ходят люди из самых разных слоев общества, и разговор идет неструктурированно и плавно. Вы видели это в Вене 1900 года. Кофейни были похожи на фабрики идей. У Фрейда была его любимая кофейня; У художника Густава Климта было свое.Целые движения запускались из кофейни. В Шотландии были все эти клубы, где они очень много пили. Некоторые шутят, что шотландское Просвещение действительно следует называть «шотландским Просвещением». [Смеется]

«Хаос может разжечь ваше воображение», — говорит Эрик Вайнер. На снимке возле железнодорожного вокзала Калькутты Сеалдах толпятся продавцы, пешеходы и такси Ambassador.

Фотография Стива Реймера

Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

Вы называете Кремниевую долину «высшим проявлением американского гения». Как так?

Все хотят разбогатеть, но они хотят разбогатеть, спасая мир. [Смеется] Это часть всего. Это также потребовало много усилий. Я прослеживаю истоки Кремниевой долины до радиоиндустрии 1912-1913 годов. Одна из самых восхитительных случайностей в истории заключалась в том, что крушение Титаника помогло зажечь Кремниевую долину. Конгресс принял закон, согласно которому на всех судах должны быть радиостанции «судно-берег».В Силиконовой долине уже существовал молодой радиобизнес, и дела пошли на подъем.

Он был также американским в том смысле, что был любительским. У вас было много мастеров-любителей вплоть до эпохи ПК и домашних компьютеров. В этом был элемент «из грязи к богатству» и элемент, направленный против истеблишмента. Люди уходили туда — и до некоторой степени продолжают это делать — чтобы от чего-то спастись и начать все сначала. И все же они были не так уж далеко от мейнстрима, чтобы не повлиять на мейнстрим. Это обычная тема о гении.Гении — это «инсайдеры-аутсайдеры». У них посторонняя точка зрения, может быть, они иммигранты или беженцы, или они живут в Калифорнии. [Смеется] Но они достаточно глубоко внутри, чтобы влиять на мейнстрим.

Кремниевая долина похожа на Афины, «потому что там мало что изобретают», — говорит Вайнер. Сообщите об этом Google или Apple, чьи лаборатории недалеко от Сан-Хосе (вверху) создали одни из самых влиятельных технологий на сегодняшний день.

Фотография Хелен Лабриет-Гросс, Getty Images

Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

В Кремниевой долине я вижу отголоски шотландского Просвещения, потому что гении Кремниевой долины были и остаются мастерами. У них есть практические наклонности. Как и во Флоренции, существует также система патронажа, но вместо Медичи у вас есть венчурные капиталисты и инвесторы, которые перебирают все эти идеи и решают, какие из них поддержать. Как и в древних Афинах, там особо не изобретают. [Смеется] Плеер MP-3, мобильный телефон и венчурный капитал были изобретены за пределами Кремниевой долины.То, что на самом деле делает Кремниевая долина, очень мало связано с технологиями. Это система для обработки идей: распознавания хороших, отбрасывания плохих и отправки хороших в систему, которая в конечном итоге попадает в ваш задний карман.

Важны ли родители для создания гениев?

Они важны, потому что лучшее, что они могут сделать, — это умереть в молодом возрасте. [Смеется] И я не шучу по этому поводу. Непропорционально большое количество гениев потеряли родителей, обычно отца, в довольно молодом возрасте.На этот счет существует множество теорий. Некоторые люди сбрасываются из-за трудностей; другие будут процветать, потому что ожидается, что они будут расти быстрее. Только дети с большей вероятностью вырастут гениями, потому что им также придется раньше войти в мир взрослой жизни. От вас ждут большего, если вы единственный ребенок или потеряли родителей. Французский писатель Жан-Поль Сартр однажды полушутя сказал, что лучшее, что отец может сделать для своего ребенка, — это умереть молодым. Гор Видал считал, что худшее, что может быть в семье, если вы хотите произвести на свет гения, — это два любящих родителя.[Смеется]

Это интервью было отредактировано для большей ясности.

Саймон Уорролл курирует Книжный разговор . Следуйте за ним в Twitter или simonworrallauthor.com .

Там, где живут гении — Bloomberg

От 32-летнего нейрофизика до 71-летнего историка в области технологий, стипендиаты MacArthur Fellows 2014 года представляли собой типично разнообразную группу. Как и большинство их соотечественников, эти обладатели «Genius Grant» родились по всей карте. И если они чем-то похожи на своих собратьев — или творческие силы из разных времен — они следуют карьерной дуге, которая ведет их к нескольким конкретным городским кластерам.

С 1981 года Фонд Макартура пожертвовал миллионы художникам, ученым, писателям, философам и другим людям, которые проявили исключительный талант или заметно продвинули культуру вперед. Возможно, вы уже встречались со стипендиатами 2014 года, группой, в которую входят художница-феминистка Элисон Бечдель, защитник жилищного строительства из Техаса Джон Хеннебергер и математик по простым числам Итанг Чжан.

На первый взгляд, ни одна из этих фигур не имеет ничего общего с другой — я полагаю, кроме выражения гения. Но более пристальный взгляд на всех 897 обладателей грантов Genius Grant в истории показывает, что у них много общего.

Место рождения не входит в их число.

Фонд Макартура

Больше из

Очень много гениев Макартура родилось в Соединенных Штатах (701). Остальные 195 — в основном из Великобритании (25), Канады (16), Германии (14) и Китая (13), а также из 60 других стран. (Все получатели грантов должны быть гражданами или постоянными жителями США.) Большинство получателей гранта, родившиеся в США, родились в тех же местах, где родилось большинство американцев, в густонаселенных штатах, таких как Калифорния, Техас, Иллинойс и штаты. которые составляют Северо-восток.

Данные, собранные Фондом Макартура, которые организация опубликовала впервые в этом году, показывают, что гении очень мобильны.Из 701 обладателя гранта, родившихся в США, около 79 процентов переехали в другой штат к моменту получения награды.

Фонд Макартура

Это довольно незначительное движение по сравнению с негениальным американским населением. По данным Бюро переписи населения США, только около 30 процентов населения в целом и 42 процента населения США с высшим образованием живут за пределами штата, в котором они родились.

В основном это деньги на исследования, которые движут миграцией гениев, сообщает Фонд Макартура со ссылкой на отчет от Nature за 2012 год. Это помогает объяснить, как многие обладатели грантов, рожденные на Среднем Западе, оказываются на побережьях. (Отчет Science от прошлого месяца о 150 000 известных людей показывает, что так было всегда, начиная с Дрездена и Нюрнберга во времена Альбрехта Дюрера.)

Итак, вот где гении живут в США: на Аляске, в Нью-Мексико и Вермонте.

MacArthur Foundation

Вы правильно прочитали: хотя на этой карте ясно видно, что более половины победителей Genius Grant оказались в Нью-Йорке или Калифорнии в то время, когда они выиграли грант, если вы скорректируете цифры для населения, там больше стипендиатов Макартура, живущих в относительной тишине, предлагаемой Аляской, Нью-Мексико и Вермонтом, на душу населения, чем в суете крупнейших городов Америки.Может быть, эти гении что-то зацепили.

Прежде чем оказаться здесь, он находится на терминале Bloomberg.

УЧИТЬ БОЛЬШЕ

Чтобы вырастить гения, нужен город — следующий город

Хотите собрать группу гениев? Возьмите этническое, культурное и социально-экономическое разнообразие, смешайте вместе, приглашая «третьи пространства», добавьте конкуренцию и сотрудничество и бросьте вызов спонтанному взаимодействию.

Другими словами, «Кажется, нужен город, чтобы вырастить гения», — говорит писатель-путешественник Эрик Вайнер.

В своей новой книге The Geography of Genius Вайнер исследует места, которые способствовали развитию интеллектуальных и инновационных кластеров по всему миру и во времени, чтобы исследовать связь между физическим местоположением и творческим гением.

Он пишет о семи очагах, включая Флоренцию эпохи Возрождения, древние Афины, Ханчжоу, Китай во времена династии Сун и Калькутту в конце 19 века.

В каждом из этих мест в определенный момент истории образовалась «группа гениев», критическая масса блестящих умов. Что у них общего? Какие важнейшие предпосылки гениальности они разделяют?

«Для того, чтобы стать гениальным, у вас должна протекать почти химическая реакция, вам нужно, чтобы молекулы сталкивались друг с другом, и чем больше у вас молекул, тем лучше», — сказал Вайнер PBS NewsHour. «Эти столкновения более вероятны в городе, чем в сельской местности.

Возьмем, к примеру, Афины, которые Вайнер называет одним из первых глобальных городов мира.

«Афины не были огромным городом, но они были очень густонаселенными, в нем было много взаимодействий, и это была городская жизнь, которую мы могли бы узнать сегодня: люди торгуются, сплетничают и собираются вместе на этих пьяных симпозиумах, где они читают стихи. и пить вино », — сказал Вайнер PBS.

Как морской порт Афины также были очень уязвимы для посторонних и иностранного влияния. В таком космополитическом городе процветали Софокл, Платон и Сократ.Город не изобрел демократию или философию, сказал Вейнер National Geographic , а только заимствовал, переработал и усовершенствовал концепции.

Тем не менее,

Города — это не просто неизменный фон для инноваций. Каждая из этих гениальных групп возникла в определенный момент времени. Вайнер говорит, что часто они следят за культурными нарушениями или какими-либо столкновениями. Флоренция эпохи Возрождения процветала после чумы. Когда британская и бенгальская культуры сталкивались в Калькутте в конце 19 — начале 20 века, издательская индустрия города уступала только Лондону.

Решающее значение для этих столкновений имеют «третьи места», — говорит Вайнер, — общественные места вне работы и дома. «Кофейни были похожи на фабрики идей» в Вене 1900 года, — сказал он National Geographic . Художники, мыслители, авторы, люди, которые не обязательно знали или соглашались друг с другом — такие как Фрейд, Густав Климт и Эгон Шиле — могли объединиться и влиять друг на друга.

Единственное исключение, рассмотренное в География Genius ? Силиконовая долина.«Когда он вырос, это был по сути пригород», — сказал Вайнер PBS.

Несмотря на то, что Кремниевая долина не зародилась как плотный городской центр, она имеет общие характеристики с несколькими городами из списка Вайнера. Как и Афины, Кремниевая долина — это не столько изобретение, сколько переосмысление «системы обработки идей: распознавание хороших идей, отбрасывание плохих», — говорит Вайнер. Он сравнивает Кремниевую долину с Эдинбургом времен Шотландского Просвещения, городом мастеров-мастеров, и с Флоренцией эпохи Возрождения, где венчурные капиталисты сменили покровительство Медичи.

Пожалуй, самое важное для ее репутации гениальной географии. Силиконовая долина открыта для свежих идей и посторонних. Как сообщил PBS директор Центра международного развития Гарварда Рикардо Хаусманн, более 50 процентов стартапов Кремниевой долины были созданы людьми, родившимися за границей.

Если США хотят создать больше гениальных кластеров, то запрет на иностранцев не в их интересах. Создание городской плотности, проектирование процветающих общественных пространств и устранение социально-экономического расслоения, безусловно, таковы.

Джен Кинни — писатель-фрилансер и фотограф-документалист. Ее работы также публиковались в журнале Philadelphia Magazine, в Интернете High Country News и в Anchorage Press. В настоящее время она изучает радиопродукцию в Соляном институте документальных исследований. Смотрите ее работы на jakinney.com.

Следуйте за Jen (для просмотра этого адреса электронной почты должен быть включен JavaScript)

В причудливой «Эврике» Sci Fi, гении за работой

Одно из преимуществ жизни в маленьком городке, населенном самыми умными людьми в мире, заключается в том, что даже повар с местной жирной ложкой может каким-то образом придумать все, что вы заказываете.

Фугу-саши, соленый батат и выбритые белые трюфели чудесным образом с легкостью созданы умным шеф-поваром в сегодняшней «Эврике», причудливом новом сериале Sci Fi о городе гениев, работающих над сверхсекретными правительственными научными проектами.

Но жизнь в вымышленной Эврике также означает выдержать взрывы, исходящие из подвалов безумных ученых, уклоняться от случайных случайных черных дыр и, по крайней мере, в сегодняшнем пилотном эпизоде, оказаться в эпицентре апокалипсиса.

Так оно и есть в «Эврике», первом сетевом сериале о Земле, в котором те, кто никогда не смотрел Sci Fi, могут пролистать список своих каналов, чтобы найти его.

Если вы регулярно просматриваете сеть, среди хитов которой «Звездные врата: SG-1» и «Звездный крейсер Галактика», радуйтесь, что на «Эврике» можно найти много научной фантастики. И если на вашем TiVo нет научной фантастики, радуйтесь, что в шоу больше движут персонажи, чем спецэффекты (и к тому же так себе спецэффекты).

От слегка безумного собачьего ловца (Мэтт Фруер), чье оружие незначительного разрушения может отрезать конечности скоту, до знойного владельца B&B / психотерапевта (Дебра Фарентино), в списке клиентов которого есть президент, Эврика — город, наводненный эксцентриками.

Все это держит воедино привлекательный Колин Фергюсон, который играет сбитого с толку маршала США Джека Картера.

Картер встречается с Эврикой после того, как он и его мятежная дочь попадают в автомобильную аварию недалеко от городской черты.Когда они достигают центра города, он подходит к мальчику не старше 10 лет, чтобы узнать дорогу. В его велосипедной корзине находится учебник теоретической физики.

Когда дочь Картера называет мальчика Эйнштейном, он отвечает: «Я Оппенгеймер. Эйнштейны живут на Четвертой улице».

Первый час двухчасового пилотного эпизода сегодняшнего вечера готовит сцену оживленным и таинственным образом. Невозмутимое выражение лица Фергюсона соответствует его сухому юмору, но у него, соответственно, широко раскрытые глаза, когда его персонаж натыкается на одно странное происшествие за другим.

Сегодня вечером Картер натыкается на фургон, разорванный изобретением одного ученого, занимающегося изменением времени. А еще есть участок леса, полный мертвых коров, любезно предоставленный нашим ловцом собак (в самой визуально потрясающей сцене шоу).

Актер-ветеран Джо Мортон — еще одно яркое пятно, играющее Генри Дикона, городского автомеханика, который привык работать с гораздо более сложными автомобилями.

«В свое время я был инженером», — говорит Дикон Картеру, когда они встречаются.

Картер: «Поезда?»

Диакон: «Шаттлы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.