Игил контролируемая территория в сирии: «Исламское государство» (ИГ) | Новости и аналитика о Германии, России, Европе, мире | DW

Содержание

ИГИЛ: ослаблены, но не побеждены. В Совбезе обсудили новый доклад Генерального секретаря

Боевики ИГИЛ адаптировались к новым условиям

После поражения в Сирии террористическая группировка ИГИЛ перешла к тактике повстанческой деятельности  и продолжает совершать нападения в различных частях страны. Боевики также активно пользуются интернетом для распространения своей идеологии и не оставляют надежды на совершение масштабных терактов по всему миру.

В казне ИГИЛ, по оценкам экспертов, — до 300 млн долларов. Террористы пополняют свой бюджет, в основном, за счет вымогательств. Сообщается, что в Ираке, например, боевики устанавливают контрольно-пропускные пункты и собирают средства, выдавая себя за иракских военнослужащих или членов народного ополчения.

Фото ООН/Э. Дебебе

Глава Контртеррористического управления ООН Владимир Воронков представил Совбезу десятый доклад Генсека о деятельности ИГИЛ.

 

Иностранные боевики-террористы

«Связанные с ИГИЛ иностранные боевики-террористы и сторонники ИГИЛ будут и впредь представлять собой террористическую угрозу в кратко-, средне- и долгосрочной перспективе — угрозу, масштабы которой во много раз больше, чем в случае с «Аль-Каидой» после 2002 года, учитывая гораздо большее число связанных с ИГИЛ лиц», — говорится в докладе Генерального секретаря.

По словам Воронкова, одной из главных проблем остается содержание в Сирии около 100 тысяч человек, связанных с ИГИЛ. Из них около 70 тысяч – женщины и дети. «Дети, в том числе связанные с группами, которые ООН считает террористическими, должны восприниматься как жертвы…», — подчеркнул представитель ООН. По его словам, лучшим решением проблемы является их скорейшее возвращение на родину. Он призвал страны заняться этим вопросом и поблагодарил тех, кто уже репатриировал своих граждан из зон конфликта.

В ООН признают, что некоторые из женщин, связанных с террористами, «идеологически преданы ИГИЛ» и могут представлять опасность. «Некоторые женщины-экстремистки в сирийском лагере «Аль-Хауль» […] возглавляют действующую в лагере полицию нравов «Аль-Хисба», члены которой, по сообщениям, убили по меньшей мере двух женщин за «аморальное» поведение»», — сообщается в докладе.

Эта проблема касается не только Сирии и Ирака. В конце прошлого года власти Афганистана взяли под стражу более 1400 человек, включая боевиков группы «ИГИЛ — Хорасан» и их иждивенцев. Большинство задержанных мужчин — граждане Афганистана, но среди них выявлены и выходцы из других стран, в том числе Азербайджана, Таджикистана, Турции и Узбекистана.

По словам Воронкова, в Европе существуют опасения по поводу предстоящего освобождения из местных тюрем около тысячи человек, осужденных за причастность к террористической деятельности, в том числе бывших иностранных боевиков. Как сообщается в докладе, 29 ноября прошлого года осужденный террорист, освобожденный условно в 2018 году, убил двух человек в Лондоне, где он принимал участие в конференции по реабилитации правонарушителей. Отмечается также, что «основную угрозу для европейских стран по-прежнему представляет радикализация в интернете».

 

Фото ИРИН/С.Куллаб

Многие из бойцов ИГИЛ — иностранные боевики. Некоторые приехали в зону боевых действий со своими семьями

Поддержка со стороны ООН

Возвращение на родину и реинтеграция в мирную жизнь граждан, связанных с террористами; контрмеры в сфере финансирования терроризма, укрепление пограничного контроля — Контртеррористическое управление ООН оказывает странам-членам поддержку в этих и других вопросах.

В прошлом году несколько учреждений ООН разработали совместную программу по пресечению перемещения террористов. «В настоящее время мы наладили сотрудничество с 33 странами в различных регионах мира, а также запустили пилотные проекты в ряде стран, включая Азербайджан, Гану, Судан и Того», — заявил глава Контртеррористического управления ООН. 

Еще одна сфера международного сотрудничества – борьба с незаконным оборотом легкого и стрелкового оружия. Как сообщил Воронков, учреждения ООН приступили к реализации соответствующего пилотного проекта в странах Центральной Азии. Особое внимание в нем уделяется связям между организованной преступностью и терроризмом. 

США оценили площадь «Исламского государства» в 1 кв. км :: Политика :: РБК

Борьба с террористами будет продолжена, хотя ранее и было объявлено о выводе части из 2 тыс. американских военных из Сирии, сообщил Джеффри. Графика вывода военных нет, указал он. О выводе войск президент США Дональд Трамп объявил в декабре прошлого года, при этом в его администрации возникли разногласия, должен ли быть выведен весь контингент или часть должна остаться. По словам Джеффри, часть военных останутся, в частности сохранится контингент на северо-востоке Сирии для осуществления надзора над воздушным пространством и для гарантии, что не будет создан дестабилизирующий вакуум​. ​Во сколько бюджету Пентагону обойдется вывод войск, дипломат сообщить не смог, напомнив только, что в прошлом году стоимость пребывания контингента обошлась в $2 млрд.

Максим Сучков

Многоцелевой импульс: зачем Дональд Трамп уходит из Сирии

Читайте на РБК Pro

США продолжают вырабатывать с европейскими союзниками формат их последующего присутствия в Сирии, однако пока конкретные параметры не согласованы, сообщил американский дипломат.

Джеффри также сообщил о наличии контактов в «ежедневном режиме» с Россией и Турцией. По его словам, взаимодействие на техническом уровне с российскими военными идет превосходно. «Контакты очень, очень продуктивны на уровне военных, а на политическом уровне мы в ряде случаев достигли согласования позиций по конкретным вопросам», — сказал он.​

«В отношении политического урегулирования в Сирии я бы сказал, что преждевременно говорить о том, какого прогресса мы добились», — добавил Джеффри. Вместе с тем он предостерег правительство Сирии и его союзников от любых действий, которые могут дестабилизировать ситуацию в Идлибе — провинции, находящейся под контролей умеренной и радикальной оппозиции.

Исламское государство: территория войны

Александр Мишин убежден, что США не выгодно вести с Россией подковерные договоренности в духе «Украина в обмен на Сирию». Штаты, говорит эксперт, ведут опосредованную борьбу с группой оси Россия-Иран. «Сирия — узловая точка для поставок энергоносителей из Персидского залива в Европу. Такую же функцию выполняет Украина. Но Сирия — это лишь перспективный проект с большими рисками. Украина — действующая газовая магистраль в Европу», — говорит он.

В геополитическом смысле, отмечает Мишин, ценность Украины выше, чем Сирии, так как последняя привязана еще и к Ираку. «Важно будущее ИГ. Если выживут и укрепятся — Россия сама автоматически потеряет Сирию, а для США не будет смысла менять ее на Украину. На этом фоне Ирану важно переориентировать продажи нефти и газа на Азию. Здесь может много выиграть Турция. Другими словами, Обама не будет менять Украину на Сирию, так как Путин постепенно теряет контроль над Ближним Востоком. Именно по этой причине в прошлом году Газпром резко активизировался в отношениях с Китаем», — добавил эксперт.

Такого же мнения придерживается и Александр Богомолов. «Идея о том, что США могут якобы обменять Украину на решение проблем на Ближнем Востоке — это следствие того, как форматы сотрудничества и противостояния преломляются в массовом сознании. Если посмотреть на реальность, возможности России помочь уничтожить ИГ близки к нулю.

Единственное, что всех интересует, говорит эксперт, — поддержка Россией режима Асада в Сирии. «Саудовская Аравия, враждебная Асаду, уже хотела добиться от РФ уступок по Сирии. В это воскресенье глава МИД Саудовской Аравии Сауд Аль-Фейсал выступил с жестким заявлением о позиции России (назвал политику РФ на Ближнем Востоке лицемерной, обвинил в соучастии в преступлениях режима Асада, — ред.) в сирийском конфликте. А ведь не так давно он посещал Москву с официальным визитом», — говорит Богомолов.

По его словам, Саудовская Аравия была заинтересована в лишении Асада российской поддержки, а Москва — в повышении цен на нефть. «После заявления Сауда Аль-Фейсала (министра иностранных дел Саудовской Аравии) можно сделать вывод о том, что торги провалились, подведена черта. Что уж тут говорить о США, когда речь идет о ценностях. Для США сдать Украину — это сдать всю европейскую систему безопасности. И никакое Исламское государство этого не стоит», — подытожил эксперт.

Кто воюет в Сирии – Мир – Коммерсантъ


Фото: Omar Sanadiki / Reuters

До начала конфликта вооруженные силы Сирии насчитывали около 295 тыс. военнослужащих (по некоторым оценкам — около 325 тыс.), в том числе 220 тыс. в составе сухопутных войск, 5 тыс. в военно-морских силах и 70 тыс. в составе ВВС и силах противовоздушной обороны. Собственно САА — сухопутные силы — состояли из 11 дивизий, объединенных в три армейских корпуса, а также подразделений, подчинявшихся напрямую Генеральному штабу — Республиканской гвардии, 4-й танковой дивизии и cил специального назначения.

По экспертным оценкам, только за первые два года сирийского конфликта (2011-2013) в результате боев и массового дезертирства состав сирийских вооруженных сил сократился примерно в два раза.

Последние цифры, называемые экспертами, оценивали состав САА около 100 тыс. человек, объединенных в три армейских корпуса. Всего вооруженные силы, включая авиацию и флот, составляют примерно 142 тыс. человек.

Структура САА постоянно меняется — одни подразделения исчезают, другие переходят под другое командование. В регулярную армию вливаются как отряды бывшей вооруженной оппозиции, так и силы народной самообороны и иностранные вооруженные формирования. Поддержку САА оказывают Иран и Россия, которые не только помогают с вооружением и обучением, но также пытаются создать лояльные себе подразделения.

Наиболее боеспособные подразделения САА:

4-я танковая (механизированная) дивизия

Дивизия сформирована в 1984 году, как элитное подразделение. Формально подчиняется начальнику Генштаба, но с 2018 года, с тех пор как Али Абдалла Аюб стал министром обороны, этот пост вакантен. Подразделение на протяжении многих лет известно под именем «дивизия Махера Асада», однако официально командующим дивизией младший брат президента Сирии был назначен только в апреле 2018 года. До этого он занимал пост командира одной из бригад дивизии.

Численность дивизии, по разным оценкам, составляет 15-25 тыс. человек. Это одно из самых оснащенных и подготовленных подразделений сирийской армии.

За годы конфликта дивизия превратилась в сетевую организацию, включающую в себя различные проиранские формирования, в том числе иностранные. Поэтому дивизия также считается прикрытием для деятельности различных шиитских группировок, в том числе в южной Сирии, на границе с Израилем.

Также у нее есть собственная служба безопасности. Помимо того, что подразделение все эти годы было главной ударной силой сирийской армии, сегодня она также пытается занять центральную роль в военной экономике страны.

Республиканская гвардия

Создана в 1976 году для защиты столицы и собственно режима. В гвардии служили практически все представители семьи Асадов. Подразделение формально находится в подчинении Генерального штаба, но фактически подотчетно напрямую президенту. В первые годы войны в рядах гвардии был самый высокий процент потерь. Точная численность гвардии неизвестна. За время конфликта в ее состав вошли несколько подразделений сил специального назначения, а также других частей сирийской армии. В 2017 году в составе гвардии была сформирована 30-я дивизия, в которую вошли проиранские вооруженные формирования из так называемых «местных сил обороны», воевавшие на стороне правительственных сил в Алеппо. Считается, что они находятся под влиянием Ирана. Кроме того, в состав 105-й бригады Республиканской гвардии вошла иракская шиитская группировка «Бригада Абу аль-Фадля аль-Аббаса», или просто «Бригада аль-Аббаса».

«Силы тигра» (25-я дивизия специального назначения)

Подразделение начало формироваться в 2012-2013 годах, когда командующий силами специальных операций разведки ВВС бригадный генерал Сухейль Хасан объединил своих подчиненных с остатками двух бронетанковых дивизий САА и отрядами алавитского ополчения.

С началом российской военной операции в Сирии в 2015 году «Силы тигра» активно сотрудничают с ВС РФ.

По данным СМИ, еще в 2016 году на вооружении «тигров» оказались российские танки Т-90. «Силы тигра» сыграли важную роль в освобождении Алеппо и Пальмиры. В 2018 году численность формирования оценивалась в 4 тыс. человек. 29 августа 2019 года «Силы тигра» были официально выведены из подчинения разведки ВВС и переформированы в 25-ю дивизию специального назначения САА. Сухейль Хасан награжден российскими орденами Дружбы и Суворова.

14-я и 15-я дивизии специального назначения

Данные формирования мобильной пехоты вместе с Республиканской гвардией и 4-й танковой дивизией считались самыми лояльными режиму Башара Асада. В начале конфликта они играли одну из ключевых ролей в операциях правительственных сил, поэтому их постоянно перебрасывали с места на место в самые горячие точки. Они понесли большие потери, которые так и не были восполнены, так как все наиболее боеспособные и обученные резервы шли на укомплектование новообразованных «Сил тигра», а также ЧВК «Соколы пустыни» и «Морские командос», которым отводилась такая же роль, как и этим дивизиям. В настоящее время эти формирования хотя и существуют, но уже не играют той роли, как на первом этапе конфликта, передав свои функции «Силам тигра».


Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

IV Добровольческий штурмовой корпус (легион)

Подразделение создано в Латакии при участии российских военных советников осенью 2015 года.

По задумке он должен был формироваться из уже отслуживших «ветеранов» или тех, кто по тем или иным причинам был освобожден от службы. Однако по факту в него были переманены бойцы из других структур САА и сил самообороны. На пике боевых действий численность корпуса составляла около 12 тыс. бойцов.

Создание корпуса стало первой попыткой России реструктурировать сирийскую армию, интегрировав в нее вспомогательные нерегулярные силы. Однако эксперимент считается неудачным для Москвы, так как мало кто из проправительственных формирований, в том числе лояльные Ирану отряды, хотел терять самостоятельность и вливаться в ряды регулярной сирийской армии.

В настоящее время сведений о боевой деятельности корпуса как единой структуры нет, как нет никакой информации и о его расформировании. В то же время отдельные соединения, созданные в рамках корпуса, по-прежнему участвуют в военных операциях, это, например 2-я дивизия, которая продолжает прикрывать Латакию со стороны Идлиба.

V Добровольческий штурмовой корпус (легион)

Подразделение сформировано при активном участии российских военных советников в 2016 году с целью объединения под единым командованием различных проправительственных группировок, амнистированных дезертиров и бойцов сирийской вооруженной оппозиции, перешедших на сторону официального Дамаска. При создании подразделения был учтен опыт IV корпуса, и оно стало особым формированием, не претендующим на «регулярность». Тем не менее высокие ожидания также не оправдались. Корпус оказался менее эффективен и боеспособен, чем «Силы тигра», хотя в него и вошли также формирования «Соколы пустыни» и «Морские коммандос» — сирийские ЧВК, выполнявшие функции сил специальных операций, лишенные самостоятельности в 2017 году.

К середине 2019 года численность корпуса составляла около 25 тыс. человек. Он состоит из восьми бригад, которые имеют внутрикорпусную нумерацию (с 1-й по 8-ю), а не двух- и трехзначную принятую в САА. Поэтому говорить о полноценной интеграции корпуса в структуру САА пока рано.

8-я бригада корпуса состоит из примиренных бойцов сирийской оппозиции во главе с бывшим командиром группировки оппозиции «Шабаб ас-Сунна» Ахмедом аль-Ауда. Она пользуется особым статусом, периодически вступала в конфликт с правительственными формированиями в провинции Деръа.

Часть подразделений, действующих в рамках V корпуса, по-прежнему автономны и официально не входят в состав корпуса, хотя и действуют под его командованием. В частности, это «Бригада Баас» (отряд самообороны Алеппо), «Бригада Аль-Кудс», сформированная из живущих в Сирии палестинских беженцев, и вооруженное подразделение сирийских христиан «Охотники за ИГИЛ».

Запрещённая в России террористическая организация «Исламское государство». Кровавое досье

 

«Исламское государство» — исламистская террористическая организация, действующая на территории Ирака и Сирии (сокращённо ИГ или ИГИЛ, в арабских СМИ — ДАИШ).

ИГ признано террористической организацией в США, Канаде, Великобритании, Австралии, Таджикистане, Турции, Египте, ОАЭ, Индии, Индонезии, а также России (с 29 декабря 2014 г.).  Её деятельность на территории этих стран запрещена.

 

Становление и развитие «кровавого монстра»

Создана в октябре 2006 г. в результате слияния нескольких радикальных суннитских формирований во главе с подразделением «Аль-Каиды» (террористическая группировка, запрещена в РФ) в Ираке под названием «Исламское государство Ирак» (ИГИ). Тогда же была принята «конституция» — «Уведомление человечества о рождении Исламского государства». ИГИ поставила цель захватить суннитскую часть Ирака и превратить ее в военизированное исламское государство. В 2010 г. эмиром ИГИ стал один из лидеров «Аль-Каиды» в Ираке Абу Бакр аль-Багдади.

В апреле 2013 г. путём слияния двух «филиалов» «Аль-Каиды» в Ираке и Сирии — «Исламского государства Ирак» и сирийской «Джебхат ан-Нусра» (террористическая группировка, запрещена в РФ) — была образована группировка под названием «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ), целью которой стало создание исламского эмирата на территории Ирака, Сирии и Ливана.

10 апреля 2013 г. бойцы ИГИЛ присягнули на верность лидеру «Аль-Каиды» Айману аз — Завахири. Однако из-за вражды и регулярных столкновений между иракской и сирийской группировками аз-Завахири в ноябре 2013 г. принял решение о роспуске ИГИЛ, с тем чтобы «Исламское государство Ирак» и «Джебхат ан-Нусра» действовали независимо друг от друга, одна — в Ираке, а другая — в Сирии. Однако ИГИЛ продолжила действовать на территории обоих государств. В сентябре 2015 г. Айман аз-Завахири предложил боевикам «Исламского государства» выступить единым фронтом против «крестоносцев и атеистов», подчеркнув при этом, что не признает объявленный ими халифат.

В июне 2014 г. террористы ИГИЛ взяли под контроль несколько нефтяных месторождений в районе городов Мосул и Киркук (Ирак). Захватив крупные военные базы в Ираке, они получили в своё распоряжение большое количество оружия и военной техники, включая переносные зенитно-ракетные комплексы, танки, бронетранспортёры и гаубицы американского производства. По данным американской разведки и заявлениям иракских властей, боевики ИГ также обладают химическим оружием и неоднократно применяли иприт и содержащие хлор боеприпасы на территории Сирии и Ирака.

29 июня 2014 г. ИГИЛ объявила о создании на захваченных территориях Ирака и Сирии «Исламского халифата», а «халифом» был назначен лидер организации Абу Бакр аль-Багдади. Тогда же было принято решение о переименовании группировки в «Исламское государство» (ИГ).

По оценкам министерства обороны РФ на декабрь 2015 г., ИГ насчитывает 60 тыс. человек. В рядах боевиков воюют граждане 80 стран, в том числе около 2 тыс. граждан РФ.

 

Основные источники финансирования

Нелегальная торговля нефтью

Основным источником дохода исламистов является нелегальная торговля нефтью. На подконтрольных территориях ИГ имеет монополию на её добычу и поставки. Эксперты отмечают высокий уровень организации нефтебизнеса. Контроль над месторождениями осуществляют отряды полиции, формируемые из боевиков. Значительная часть ресурсов извлекается в восточной части Сирии. Объем добычи достигает от 20 до 40 тыс. баррелей в сутки. Стоимость реализуемого сырья составляет $20–45 за баррель нефти. Доходы от нефтепродажи достигали до $3 млн в день.

Обвинения о закупках нефти у террористов ИГ звучат в адрес сирийских властей, а также правительства Иракского Курдистана (Курдский автономный район Ирака). 24 ноября 2015 г. президент РФ Владимир Путин сообщил, что России давно известен «тот факт, что на территорию Турции идёт большое количество нефти и нефтепродуктов с захваченных ИГИЛ территорий».

Власти США утверждают, что ИГ ежемесячно получает от контрабанды нефти $40 млн, при этом большую часть закупок нефти у боевиков осуществляет режим Асада, часть «уходит через границу в Турцию».

2 декабря 2015 г. в министерстве обороны РФ сообщили, что у террористов ИГ есть не менее 8,5 тысяч автоцистерн, они перевозят до 20 тысяч баррелей нефти в день. В ведомстве отметили, что авиаудары, наносимые с 30 сентября 2015 г. российской авиацией по позициям ИГ в Сирии, позвонили вдвое снизить их доходы от нелегальной продажи нефти (с $3 млн до $1,5 млн в день).

17 декабря 2015 г. постоянный представитель РФ при ООН Виталий Чуркин заявил на заседании СБ ООН сообщил, что основная часть торговли ИГ нефтью идет через Турцию «при посредничестве теневых экономических структур». По словам Чуркина, нефть приобретается контрабандистами за наличный расчет в районах добычи. «В большинстве случаев для перевозки нефти используются автоцистерны, идущие через пограничные пункты «Каркамыш», «Акчакале», «Джильвегезю» и «Онджупынар». Количество автоцистерн исчисляется тысячами. Их поставками для ИГ занимается ряд турецких компаний, в том числе «Серии» (город Конья) и «Сам Отомотив» (город Антакья)», — перечислил постпред РФ. Как сообщил дипломат, в Турции закупленная у ИГ нефть «доставляется на нефтеперерабатывающий завод фирмы «Тюркие петроль рафинери А.Ш.» («ТЮРПАШ»), расположенный в городе Батман. При этом основной поток углеводородов отгружается через турецкие порты на берегу Средиземного моря, прежде всего через порт Джейхан.

 

Другие источники

Вторым по значимости источником дохода ИГ является контрабанда культурных артефактов. Кроме того, боевики получают выкуп за заложников, занимаются рэкетом и грабежом, собирают «исламский налог» (налог за отказ принять ислам суннитского толка). По некоторым данным, ИГ получает денежные средства от частных инвесторов из стран Персидского залива, поддерживающих борьбу с режимом Башара Асада. Есть сведения о том, что денежные операции и переводы осуществляются в виртуальной валюте биткоин (при оперировании криптовалютой сложно зафиксировать источники финансирования).

По сведениям Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков, боевики зарабатывают до $500 млн в год на транзите афганского героина через контролируемую территорию. По данным МИД РФ, ИГ также подключается к торговле человеческими органами.

По данным исследований, проведённых экспертами мониторинговой группы СБ ООН и независимыми НПО, ежегодно ИГ продаёт нефти и газа на сумму до $950 млн, пшеницы и ржи — на $200 млн, цемента — на $100 млн, хлопка — на $20 млн, а также активно торгует фосфатами, серной и фосфорной кислотой.

12 февраля 2015 г. СБ ООН принял резолюцию 2199 по пресечению финансирования террористических организаций ИГ и «Джебхат ан-Нусра» (инициирована Россией). В резолюции закрепляется запрет на любую торговлю нефтью и нефтепродуктами, а также драгоценными металлами и культурными ценностями с ИГ и «Джебхат ан-Нусрой» и предусматриваются санкции в отношении физических и юридических лиц за оказание финансовой поддержки террористам (запрет на поездки и блокирование активов).

 

Деятельность преступной группировки

ИГ удалось значительно расширить своё влияние в Ливии. С 2014 г. на территории страны совершаются теракты боевиками, лояльными ИГ, боевики контролируют провинцию Дёрна, некоторые районы Бенгази, а в июне 2015 г. захватили город Сирт. Кроме того, ИГ взяла на себя ответственность за теракты, совершенные на территории Йемена и Саудовской Аравии. Расширение сферы деятельности группировки побудило арабские страны заняться созданием военного альянса для борьбы с терроризмом. В январе 2015 г. руководство ИГ объявило о создании эмирата Хорасан, в состав которого вошли Афганистан, Пакистан, Индия и Бангладеш. Его эмиром был назначен Хафиз Саиид Хан — один из лидеров «Талибан» (террористическая группировка, запрещена в РФ) в Пакистане. ИГ присягнули многие полевые командиры и рядовые боевики движения «Талибан», однако в целом отношения между этими группировками остаются напряжёнными. По данным Генштаба РФ на октябрь 2015 г., численность боевиков ИГ в Афганистане составляет около 2-3 тыс. человек. В июле 2015 г. боевики ИГ опубликовали видеообращение, в котором выразили намерение захватить власть в Палестине и уничтожить Израиль.

Идеология ИГ пользуется популярностью среди других экстремистских группировок. На верность Абу Бакру аль-Багдади присягнули террористические организации из Алжира, Египта, Филиппин, Пакистана. В поддержку халифата выступила и нигерийская «Боко харам».

В настоящее время в Ираке боевики ИГ контролируют ряд городов в провинциях Анбар, Дияла, Салах-эд-Дин и Найнава, в Сирии — значительную часть провинций Ракка и Дейр-эз-Зор. В декабре 2015 г. в министерстве обороны РФ сообщили, что под контролем боевиков около 70% территории Сирии. По данным ООН, охватившая Ирак волна насилия в 2014 г. вынудила покинуть свои дома свыше 2 млн человек. По данным ООН, более 19 тыс. мирных жителей были убиты в Ираке с января 2014 г. по август 2015 г., около 30 тыс. получили ранения. По данным правозащитной организации Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека, на территории Сирии с июня 2014 г. по июнь 2015 г. боевиками ИГ были убиты более 3 тыс. человек.

Периодически боевики распространяют видеозаписи с убийствами иностранных заложников.

30 сентября 2015 г. к нанесению авиаударов по позициям ИГ в Сирии по просьбе Башара Асада приступили Воздушно-космические силы РФ.

 

Ущерб культурному наследию человечества

Деятельность боевиков ИГ нанесла невосполнимый урон культурному наследию человечества.

В феврале 2015 г. экстремисты уничтожили центральную библиотеку и исторический музей в г. Мосул, в результате чего были утрачены древние скульптуры, барельефы и манускрипты.

В марте 2015 г. они сравняли с землёй руины древних городов Калах, Хатра и Дур-Шаррукин, а в августе разрушили большую часть расположенных на территории Сирии руин Пальмиры.

28 февраля 2015 г. СБ ООН принял заявление, в котором осудил уничтожение группировкой ИГ памятников и предметов исторической, культурной и религиозной ценности, поставив эти действия в один ряд с террористическими актами. Благодаря всесторонней поддержке ВКС России, правительственным вооружённым силам Сирии в настоящее время удалось нанести боевикам существенный урон, потеснить их группировки практически на всех направлениях, освободить Пальмиру. В настоящее время продолжаются ожесточённые бои по освобождению г. Алеппо от боевиков «ИГ».

Бандитские группировки, присягнувшие на верность ИГ

На верность Абу Бакру аль-Багдади присягнули террористические организации из Алжира, Египта, Филиппин, Пакистана.

  • Первой группировкой, примкнувшей к ИГ, стал отряд боевиков из Центральной Азии «Сабри Джамаат», насчитывающий более 70 боевиков (преимущественно узбеков). Отряд в полном составе присягнул на верность ИГ в марте 2014 г.
  • Весной 2014 г. о поддержке ИГ заявили отдельные небольшие группы из радикальных экстремистских группировок «Аль-Каида на Аравийском полуострове»(АКАП) и «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКИМ). АКАП, насчитывающая более 1000 боевиков, базируется в Йемене, а АКИМ, в составе которой действуют от 700 до 1000 человек, — в Алжире. 16 сентября 2014 г. боевики из этих группировок разместили видеообращение к ИГ с призывом объединиться в борьбе против международной коалиции во главе с США.
  • В июле 2014 г. на верность ИГ присягнула филиппинская джихадистская группировка «Абу Сайяф»(известна также как «Аль-Харакат аль-Исламия») во главе с её лидером Иснилоном Хапилоном. Эта группировка насчитывает около 500 человек.
  • В августе 2014 г. в поддержку «Халифата» выступил Абу Бакр аль-Башир, который долгое время возглавлял организацию «Джемаа Исламия», считающуюся крупнейшим индонезийским подразделением «Аль-Каиды» (более 5 тыс. человек).
  • В сентябре 2014 г. к ИГ примкнула пакистанская «Джамаат-уль-Ахрар». Она была создана в августе 2014 г. после раскола группировки «Техрик-и-талибан Пакистан». Лидеры группировки — Эхсанулла Эхсан, бывший представитель пакистанских талибов, и Омар Халид Хорасани, бывший командир отряда «Ахрар-уль-Хинд», бойцы которого в феврале 2014 г. убили 23 пакистанских военнослужащих.
  • Также в сентябре 2014 г. о готовности служить лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади заявила ранее неизвестная египетская экстремистская группировка «Воины халифата Египта». Целями будущих атак они объявили дипломатические миссии США и западных стран. Данных о численности группировки нет.
  • 30 октября 2014 г. о решении присоединиться к ИГ заявил группа экстремистов, входящих в отряд центральноазиатских боевиков «Катибат аль-Имам Бухари». В Интернете появился видеоролик под названием «Вступи в ряды», на котором два узбекских боевика клянутся в верности лидеру ИГ Абу Бакру аль-Багдади. Пока неизвестно, присоединился ли весь отряд «Катибат аль-Имам Бухари» к исламистам.
  • 5 октября 2014 г. представители движения «Талибан»в Пакистане выразили поддержку боевикам группировки ИГ в Сирии и Ираке, отметив, что они гордятся их борьбой против международной коалиции, возглавляемой США. Они также заявили, что готовы оказать помощь в создании всемирного Исламского халифата. Однако в апреле 2015 г. в руки афганских властей попали внутренние документы группировки ИГ и «Талибан», согласно которым экстремистские организации объявили друг другу джихад («священную войну» — прим. ТАСС).
  • 4 ноября 2014 г. в интернете было опубликовано коммюнике, в котором на верность ИГ присягнула группировка «Ансар Бейт аль-Макдис». Эта радикальная группировка численность около 2 тыс. боевиков действует на севере Синайского полуострова. В тот же день представители группировки распространили официальное заявление, в котором опровергли эту информацию. В конце 2014 г. главари группировки вновь заявили о поддержке лидера ИГ и изменили название на «Вилайет Сина» («Провинция Синай»).
  • 7 марта 2015 г. на верность ИГ присягнули боевики нигерийской исламистской группировки «Боко харам».На видеозаписи, распространённой «Боко харам» в сети, ее сторонники обязались «слушаться и повиноваться ИГ во времена тягот и процветания». «Боко харам» стремится создать на севере Нигерии исламский халифат и ввести нормы шариата (исламского права). В результате террора группировки в Нигерии за минувшие пять лет погибли более 13 тыс человек, еще около 1,5 млн человек стали перемещёнными лицами и беженцами. В последние месяцы «Боко харам» активизировала свои наступательные действия, которые распространились также на территорию Камеруна и Чада.
  • 14 мая 2015 г. на верность ИГ присягнула радикальная исламистская группировка «Аль-Мурабитун», возглавляемая алжирским террористом Мохтаром Бельмохтаром. Бельмохтар причастен к нападению боевиков в январе 2013 г. на нефтегазовый комплекс Ин-Аменас в Алжире, в результате которого погибли около 40 мирных граждан.
  • В июне 2015 г. о верности Абу Бакру аль-Багдади заявили главари ряда бандформирований в Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Присягу принесли террористы из так называемого «Имарата Кавказ» (террористическая группировка, запрещена в РФ). После этого лидеры ИГ объявили о создании провинции («вилаята») на Северном Кавказе.
  • В январе 2016 г. боевики четырёх экстремистских группировок Филиппин объединились и объявили о создании на острове Минданао провинции «халифата» «Исламского государства», присягнув на верность Абу Бакру аль-Багдади. Возглавлять филиппинский «вилаят» будет один из лидеров террористической группировки «Абу Сайяф» Иснилон Хапилон.

       Иностранные заложники «Исламского государства» 

В 2014-2015 гг. боевиками ИГ были убиты граждане ряда иностранных государств:

  • 20 августа 2014 г. боевиками был убит первый иностранный заложник — 40-летний американский журналист Джеймс Фоули(James Wright Foley), похищенный на северо-западе Сирии 22 ноября 2012 г. ИГ распространило видеозапись его убийства под названием «Послание Америке» (A Message To America).
  • 2 сентября 2014 г.вторым заложником, убитым террористами, стал журналист американского издания Time Стивен Сотлофф (Steven Joel Sotloff). Он был захвачен в заложники в августе 2013 г. в Ливии. Помимо американского, Сотлофф имел израильское гражданство.
  • 14 сентября 2014 г. экстремисты разместили в интернете видеозапись расправы над своей третьей жертвой из числа иностранных заложников — 44-летним британским подданным Дэвидом Хэйнсом(David Cawthorne Haines). Он был похищен годом ранее в Сирии, куда он доставлял гуманитарную помощь
  • 4 октября 2014 г. в интернет попала видеозапись расправы боевиков над четвертым иностранным заложником — 47-летним британцем Аланом Хеннингом(Alan Henning). Он занимался доставкой гуманитарной помощи в Сирию, где был похищен в декабре 2013 г.
  • 16 ноября 2014 г.террористы обезглавили пятого по счету иностранного заложника, американца Питера Кэссига (Peter Kassig). Он попал в плен 1 октября 2013 г. в Ливане, где оказывал помощь сирийским беженцам.
  • 24 января 2015г. был убит шестой заложник боевиков, японский предприниматель Харуна Юкава. Он был похищен в Сирии в августе 2014 г. 20 января 2015 г. было опубликовано видео с двумя японскими заложниками  Кэндзи Гото и Харуной Юкавой. Боевики требовали в течение 72 часов выплатить выкуп в размере $200 млн, а в противном случае угрожали убить похищенных. По истечении указанного срока появилось видео, в котором Кэндзи Гото держал снимок с убитым Харуной Юкавой.
  • 31 января 2015 г.боевики распространили видеозапись с убийством седьмого заложника — 47-летнего японского журналиста Кэндзи Гото. Он был похищен в Сирии осенью 2014 г.
  • 3 февраля 2015 г. появилось видео с расправой над седьмым заложником. Старший лейтенант иорданских ВВС Муаз Юсеф аль-Касасба, самолёт которого разбился 24 декабря 2014 г. над сирийским городом Ракка, был заживо сожжён экстремистами. После убийства летчика иорданские ВВС активизировали нанесение авиударов по позициям боевиков в Сирии и Ираке.
  • 15 февраля 2015 г.боевики группировка под названием «Джунуд вилайет Тарабулус» («Солдаты провинции Триполи»), связанной с ИГ, распространили видеозапись, на которой запечатлено убийство 21 пленённого ими в Ливии копта (египетского христианина). Египтяне были захвачены в двух разных инцидентах в конце декабря 2014 г. и начале января 2015 г. в районе ливийского города Сирта. Первые сообщения об их убийстве появились 12 февраля 2015 г. По данным СМИ на 17 февраля 2015 г., в заложниках у боевиков в Ливии в настоящее время могут находиться около 35 египтян.
  • 10 марта 2015 г.группировка распространила видеозапись, на которой ребёнок убивает выстрелом в голову 19-летнего Мухаммеда Исмаила — палестинца, который признался в шпионаже в пользу израильской разведки.
  • 19 апреля 2015 г. экстремистская группировка распространила видеозапись расправы над двумя группами эфиопских христианв Ливии. Первую группу заложников расстреляли, а вторую — обезглавили. В каждую группу входило примерно 15 человек.
  • 23 июня 2015 г. боевики ИГ выложили в сеть видеозапись с жестокими убийствами 15 иракцев, обвиняемых в шпионаже. Пятеро из них были утоплены в бассейне, трое — расстреляны из гранатомета, еще семь человек были взорваны при помощи взрывчатки.
  • 4 июля 2015 г. группировка ИГ распространила видеозапись массовой расправы над 25 сирийскими военнослужащимив римском амфитеатре Пальмиры.
  • 12 августа 2015 г.боевики ИГ разместили заявление, в котором утверждали, что обезглавили 30-летнего гражданина ХорватииТомислава Салопека. Сотрудник египетского представительства одной из французских строительных фирм был похищен в Египте в районе Эль-Вахат в июне 2015 г.
  • 18 ноября 2015 г. боевики ИГ опубликовали в журнале «Дабик» фотографии тел двух заложников. Ими стали 48-летний норвежец Оле Йохан Гримсгаард-Офстади 50-летний китаецФань Цзинхуэй. В сентябре 2015 г. экстремисты распространили фотографии этих заложников с требованиями выкупа.
  • 2 декабря 2015 г. боевики ИГ распространили видеозапись расправы над 23-летнимМагомедом Хасиевым, представившимся сотрудником ФСБ РФ. 3 декабря 2015 г. глава Чечни Рамзан Кадыров подтвердил, что убитый является чеченцем, однако опроверг тот факт, что он сотрудничал с российскими спецслужбами. До 2012 г. Магомед Хасиев носил имя Евгений Юдин.
  • В настоящее время в плену у боевиков ИГ находится британский журналист Джон Кантли, захваченный в Сирии в 2012 г. Террористы распространили несколько видеозаписей с его обращениями, в которых он призывает Запад остановить борьбу с ИГ.
  • По непроверенным данным, в плену боевиков ИГ с осени 2013 г. находятся двое россиян — инженер Сергей Горбунов(появлялись неподтверждённые сообщения о его казни весной 2014 г.) и томский путешественник Константин Журавлев.

По материалам ТАСС:
http://tass.ru/info/1264570

Откуда появился ИГИЛ: как террористы смогли добиться могущества на Ближнем Востоке

Наиболее боеспособная группировка международных террористов при поддержке наших военных разгромлена: как подчеркнул на церемонии начала вывода войск Владимир Путин, задача борьбы с вооруженными бандами на сирийской земле «блестяще решена».

В то же время, как отметил российский лидер, угроза террористических проявлений в мире еще очень высока. Тот же ИГИЛ (организация, запрещенная в РФ) еще не ликвидирован до конца. Чтобы понять алгоритмы противодействия террористам, необходимо вспомнить первопричины появления этой структуры, понять истоки ее укрепления и разрастания.

Под знаменами «всемирного халифата»

Хронология «становления» игиловского движения берет свое начало в 1999 году, когда появились первые сведения о создании в Ираке группировки «Джамаат ат-Таухид валь-Джихад», впоследствии присоединившейся к «Аль-Каиде» (обе организации запрещены в РФ). Именно эти структуры, слившись с другими радикальными формированиями, в 2006 году провозгласили себя как «Исламское государство», или ИГИЛ — «Исламское государство Ирака и Леванта». Интересно, что первые годы о них было известно лишь узкому кругу специалистов. Широко и громко об игиловском движении заговорили в 2014 году, когда этой группировке удалось провести успешные военные операции в Ираке и в Сирии. За короткое время исламисты настолько расширили свою деятельность, что развернувшаяся против них военная кампания была некоторыми политиками названа не чем иным, как «третьей мировой войной».

Некоторое время назад эксперты Российского института стратегических исследований провели масштабную работу по изучению первопричин и обстоятельств появления этого террористического «объединения». К этому, по мнению аналитиков, привела целая цепь масштабных и далеко не самых положительных перемен в мировой геополитике. В их числе — распад Советского Союза, война в Югославии и ее разделение, авиаудары по Ираку в 1998 году и оккупация государства в 2003-м, ввод военного контингента НАТО в Афганистан в 2001 году, распад Судана, Эфиопии, майдан на Украине, а также арабские революции и кризис в Сирии. Причем непосредственное участие в организации ИГИЛ принимал Запад.

«ДАИШ (так еще называют «Исламское государство» — авт.) — не самостоятельное явление и действует в интересах других государств, — подчеркивает старший научный сотрудник РИСИ Евгений Бирюков. — Еще в 2006 году получили распространение так называемые карты «Нового Ближнего Востока» или «Кровавые границы» полковника Пентагона Ральфа Петерса, на которых он разделил государства Ближнего Востока. И на них было отмечено государство Суннистан, которое действовало на той части территории Сирии и Ирака, которую в 2014 году оккупировала ДАИШ. Кроме того, в 1993 году в книге «Великая шахматная доска» Збигнев Бжезинский писал, что США возглавят процесс исламизации и будут способствовать распространению радикального ислама».

Сегодня, когда многие карты уже «биты», причастность Запада к вмешательству во внутренние дела ближневосточных стран, повлиявшему на негативное развитие ситуации в регионе, не скрывается и самими западными политиками. Так, еще в 2003 году бывший министр иностранных дел Великобритании Дэвид Милибэнд высказал мнение о том, что дестабилизации ситуации в Ираке и возникновению военной группировки ИГ способствовала военная операция в этой стране, начатая США и Великобританией. Позже и британский премьер Тони Блэр в своем интервью телеканалу CNN признал, что «есть доля правды в том, что вторжение США и их союзников в 2003 году в Ирак стало одной из основных причин появления ИГИЛ».

Что говорить, если такое же признание вынужден был сделать и американский лидер Барак Обама. Выступая под занавес своего президентства на одном из мероприятий во Флориде он, комментируя ситуацию в сфере противодействия терроризму, признал, что вторжение США в Ирак и допущенные при этом ошибки стали одной из причин появления «Исламского государства».

Диктатура нищеты

Сегодня выдвигаются разные версии возникновения ИГИЛ. К примеру, говорят, что к созданию этой структуры были причастны некоторые преданные Саддаму Хусейну высшие офицеры его армии. Доля правды в этих словах есть, учитывая, какое огромное количество иракского оружия оказалось в руках у террористов. Но нельзя сбрасывать со счетов и другие обстоятельства. Например, те из нас, кто следит за телерепортажами из мест, где ведется противостояние с ИГИЛ, неизменно обращают внимание на скудность обстановки в городах и селениях, на откровенную бедность и нищету местного населения. По мнению аналитиков, рост активности террористических групп на Ближнем Востоке стал в значительной степени следствием ухудшения политической и экономической ситуации. Эксперты российской Высшей школы экономики еще некоторое время назад установили, что одной из основных причин появления ИГИЛ стала безработица, а также быстрый рост населения в странах, где эта организация подняла свой флаг.

«Обнищание населения в итоге создало почву для распространения идей религиозного экстремизма среди безработной молодежи Сирии и Ирака», — полагает директор Института демографии ВШЭ Анатолий Вишневский.

Кстати, именно на этом печальном фоне так называемыми «духовными лидерами» активно распространялась идеология радикального ислама среди широких масс малообразованного населения. К чему она привела — теперь уже хорошо видно…

Старший научный сотрудник РИСИ Леонид Гладченко в своей работе «Тайны «черного интернационала» ИГИЛ» отметил, что одним из проявлений трансграничного характера современного радикального исламизма, воплотившегося в практике ИГИЛ, стало широкое привлечения сторонников этой группировки из разных стран.

«Согласно оценкам, приведенным в документах ряда международных организаций и аналитических центров, после распространенного в июне 2014 года обращения лидера ИГИЛ Абу Бакра Аль-Багдади к мусульманам мира с призывом вступать в ряды джихадистов, число примкнувших к ИГИЛ иностранных боевиков-террористов росло беспрецедентно высокими темпами и в 2016 году уже достигло 27-31 тысяч человек, — обращает внимание эксперт. — Для сравнения: за весь период войны в Афганистане в боевых действиях приняли участие 20 тысяч иностранных боевиков».

В этой связи эксперты вынуждены признать, что определяющую роль в развитии ИГИЛ сыграла его массированная пропаганда.

«Она работает на самых современных медийных платформах, фактически в глобальном масштабе, характеризуется гибкостью и способностью апеллировать к запросам самых различных групп потенциальных «новобранцев»», — подчеркивает Леонид Гладченко. — В докладе специальной комиссии французского сената отмечено: «фундаменталисты предлагают простые ответы на духовно и жизненно важные вопросы, умело обыгрывают идею принадлежности к группе, обладающей ярко выраженной идентичностью и противопоставляющей себя остальному миру». В результате молодые радикалы в идее джихада обретают «стройную систему ценностей», которую они не смогли найти в своей стране».

И нашим, и вашим

В процессе формирования ИГИЛ, как уже было сказано выше, значимую роль сыграли действия Запада. Но ведь и укрепление этой террористической организации проходило при молчаливом согласии и бездействии западных стран. При этом приводимые российской стороной доводы и доказательства наличия источников финансирования терроризма, военной помощи со стороны стран региона пропускались мимо ушей. И такая позиция сохранялась до самого завершения военной кампании в Сирии. Не так давно Минобороны России вынуждено было констатировать, что операция по освобождению города Абу-Кемаля, проведенная правительственными войсками САР при поддержке ВКС РФ, выявила факты прямого взаимодействия и поддержки террористов ИГИЛ со стороны возглавляемой США «международной коалиции». В частности, ее авиация пыталась создавать помехи самолетам ВКС России, обеспечивая безопасный вывод отступающих боевиков. Ударные самолеты коалиции входили в воздушное пространство над 15-километровой зоной вокруг Абу-Кемаля для препятствования работе российских ВКС, хотя запрет на полеты самолетов коалиции был ранее согласован и одобрен Центром совместных воздушных операций на авиабазе Эль-Удейд в Катаре.

Подобные действия, отметили позже в Минобороны России, свидетельствовали о том, что стремительное наступление сирийских войск в Абу-Кемале сорвало планы США по созданию неподконтрольных сирийскому правительству «проамериканских» органов власти. В роли сил, якобы контролирующих город, должны были выступить боевики ИГИЛ, «перекрасившиеся» в цвета «Сирийских демократических сил»: подтверждением тому стали обнаруженные в освобожденном Абу-Кемале флаги, используемые формированиями СДС. В российском военном ведомстве обвинили США в прикрытии отрядов ИГ для восстановления их боеспособности, перегруппировки и использования в продвижении американских интересов на Ближнем Востоке. Ранее было установлено, что американские инструкторы принимали участие в создании в лагере беженцев в провинции Эль-Хасека так называемой «Новой сирийской армии» — военного формирования, созданного из числа бывших боевиков. Костяк группировки составили более четырехсот террористов, которые еще в октябре беспрепятственно выехали автоколонной из Ракки.

В июле 2017 года газета Washington Post написала, что власти США тайно готовили и вооружали сирийских повстанцев, делая это с 2013 до середины 2017 года, когда администрация Дональда Трампа прекратила программу подготовки, отчасти опасаясь того, что американское оружие может оказаться не в тех руках. При этом, по информации другого американского издания — журнала Wired Magazine, правительство США не ответило на многочисленные просьбы прокомментировать эту ситуацию.

«Правительство также отказалось сообщить, нарушили или нет Соединенные Штаты условия сертификата конечного пользователя и выполняют ли они условия договора ООН о торговле оружием, который они подписали наряду со 130 другими странами», — обратили внимание журналисты издания.

Не наступить на те же грабли…

Еще с началом «Арабской весны» власть в ряде государств региона перешла к лидерам с выраженной исламской радикальной повесткой, опять же поддерживаемым Западом. А в Сирии и Ираке и вовсе образовались «черные дыры» на карте — неконтролируемые властями террористические анклавы. По данным аналитиков, присутствие ИГИЛ либо подконтрольных ему группировок в той или иной степени отмечено в Афганистане, Египте, Йемене, Ливии, Нигерии, Сомали, Конго. Эмиссары террористов появляются также в Алжире, Индонезии, Ливане, Пакистане, Саудовской Аравии, Тунисе, Филиппинах, на российском Северном Кавказе. В 2014 году общая площадь контролируемой ИГ территории достигала 110 тысяч квадратных км, а численность проживавшего на ней населения составляла 8 млн человек.

После провозглашения так называемого «халифата» и объединения своих сторонников ИГИЛ превратился в богатейшую террористическую организацию и к началу операции российских ВКС в Сирии являлся крупнейшей незаконной военной силой в регионе, одной из главных угроз мировой безопасности. На вооружении у террористов находились не только все виды стрелкового оружия, но и зенитные средства, в том числе переносные ракетные комплексы различных модификаций, артиллерия, а также бронетехника, представленная танками и боевыми машинами.

Внушительным являлся и «бюджет» террористов, формируемый средствами от грабежей, захвата заложников с целью выкупа, наркоторговли и незаконной реализации нефти. Террористы также получали финансовую помощь от частных инвесторов, прежде всего из стран Персидского залива. Член иранского парламента Мохаммад Салех Джокар утверждал, что ИГ получило финансовую помощь (в том числе от Саудовской Аравии) в объеме до 4 млрд долларов.

Выступая в сентябре 2015 года на пленарном заседании 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, президент России Владимир Путин подчеркнул: агрессивное внешнее вмешательство в ситуацию в ряде стран Ближнего Востока и Северной Африки привело к тому, что вместо реформ государственные институты да и сам уклад жизни были просто бесцеремонно разрушены.

«Так и хочется спросить тех, кто создал такую ситуацию: «Вы хоть понимаете теперь, что вы натворили?» — произнес тогда свою знаменитую реплику российский лидер, и сам же ответил на не, — боюсь, этот вопрос повиснет в воздухе, потому что от политики, в основе которой лежит самоуверенность, убежденность в своей исключительности и безнаказанности, так и не отказались».

Кстати, на той же сессии Генассамблеи ООН президент России сказал слова, которые сегодня, после завершения ликвидации террористического отребья в Сирии, приобретают особое значение.

«Считаем любые попытки заигрывать с террористами, а тем более вооружать их, не просто недальновидными, а пожароопасными, — подчеркнул тогда Владимир Путин. — В результате глобальная террористическая угроза может критически возрасти, охватить новые регионы планеты».

На фоне явных попыток США в том или ином виде сохранить, реабилитировать ИГИЛ этот тезис выглядит особенно актуальным.

Россияне в составе «Исламского государства»

14 октября в Париже состоялись переговоры между главами МИД России и США Сергеем Лавровым и Джоном Керри. Как сообщается в прессе, министры общались более трех часов, и даже на пороге резиденции по окончанию встречи они продолжали оживленно беседовать еще в течение нескольких минут.

После окончания дискуссии в СМИ появилось сообщение о том, что между Россией и США заключен договор об обмене разведывательными данными для противостояния боевикам из группировки «Исламское государство» (ИГИЛ). И, хотя позже российский МИД опроверг информацию о заключении двухстороннего договора, в американской прессе никаких данных о «некорректной информации» пока не появилось.

Так или иначе, по мнению многих журналистов и политологов, сотрудничество в борьбе с «Исламским государством» – это долгожданный просвет в более чем прохладных российско-американских отношениях. Особенно любопытным кажется предполагаемая кооперация двух государств в свете с сообщений о том, что ряды боевиков ИГИЛ пополняют выходцы из России.

Главный редактор сайта Agentura.ru Андрей Солдатов в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» заявил, что участие россиян в деятельности ИГ для него давно уже не новость.

«О том, что количество россиян возрастает в рядах боевиков Сирии, директор ФСБ Александр Бортников начал говорить примерно летом прошлого года, за полгода до Олимпиады в Сочи, – пояснил он. – И тогда все считали, что основная цель таких высказываний – получить поддержку американцев перед Олимпиадой и добиться их максимального содействия, что и было достигнуто».

Однако тогда, по словам эксперта, речь шла о нескольких сотнях боевиков, и с тех пор цифра, по его словам, особенно не менялась.

«Что касается сегодняшней ситуации, то она могла, конечно, немножко измениться, потому что после смерти Доку Умарова исламистское подполье на Северном Кавказе, по моим ощущениям, находится в таком растерянном состоянии и не видит перспектив какой-либо борьбы, – добавил Солдатов. – Какое-то количество людей оттуда вполне могло решить уехать в Сирию и принять участие в активных действиях, вместо того чтобы сидеть и ждать, когда тебя застрелят».

Главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» Аждар Куртов, в комментарии Русской службе «Голоса Америки», объяснил причину миграции мусульман из России по-другому.

«В России нет консолидации среди умм (мусульманских общин – Г. А.), поэтому и процветает радикальный ислам, привнесенный проповедниками из Саудовской Аравии, – пояснил он. – Однако не стоит забывать и о том, что руководство ИГИЛ заинтересовано в расширении своей деятельности, в том числе и пропагандистской, а значит, новость о русских в их рядах может оказаться выдумкой».

Андрей Солдатов отметил, что происходит не только активная консолидация всех стран-противников ИГИЛ, но и ужесточение политики относительно радикального ислама внутри самой России.

«Россия скорее не столько предпринимает действия против боевиков, находящихся в Сирии, сколько ставит на учет максимальное количество людей на Северном Кавказе, которые подпадают под категорию подозрительных лиц в их понимании, – сообщил он. – Это продолжается уже довольно длительное время, еще за год до Олимпиады была дана жесткая установка на силовые действия, на максимальный учет, на рейды по мечетям».

Сейчас же, по словам эксперта, никаким особым изменениям тактика не подвергается, просто становится все жестче.

Падение «халифата» ИГИЛ — Парламент Австралии

Д-р Лия Фарролл, Министерство иностранных дел, обороны и безопасности

Ключевой вопрос
Хотя падение «халифата» ИГИЛ уменьшило угрозу, которую он представляет для Ирака и Сирии, организация не была побеждена. Остаются сложные проблемы, и требуются постоянные международные усилия, чтобы предотвратить его возрождение ни в одной из стран.

Фон

В марте 2019 года Исламское Государство Ирака и Аш-Шама (ИГИЛ) было изгнано с последней захваченной им территории в Сирии и Ираке.На пике своего развития в конце 2014 года ИГИЛ контролировало большие участки обеих стран, поглощая государственные ресурсы и бюрократию, а также промышленность, торговлю и сельское хозяйство. Миллионы сирийцев и иракцев были вынуждены жить и работать в условиях жестокого правления ИГИЛ и его грабительского налогового режима, благодаря которому оно получало основную часть своих доходов.

Организация ИГИЛ систематически и жестоко преследовала несуннитских сирийцев и иракцев, изгоняя их из их домов, грабя их имущество и предприятия и требуя их в качестве военной добычи ( ghanima ).Немусульманские меньшинства были вынуждены платить один из видов налога на защиту ( джизья ) или обращаться в другую веру под угрозой смерти. Тысячи были взяты в заложники, выкуплены или казнены, в то время как другие были порабощены.

ИГИЛ привлекло беспрецедентное количество иностранцев, которые приехали присоединиться к организации или проживали на территории, находящейся под ее управлением. По оценкам, их общее количество составляет 40 000 человек из 80 стран. Сообщается, что число австралийцев, побывавших в Ираке и Сирии, составило 230, хотя в эту цифру входят люди, которые присоединились к другим группам боевиков.

Как территориально обширная организация, ИГИЛ стремилась кооптировать конфликты и развивать дочерние компании в других частях мира, в том числе в других частях Ближнего Востока, Африки, Кавказа, Южной Азии и Юго-Восточной Азии. Дочерние организации иногда представляют собой существующие повстанческие группы, подпадающие под действие ИГИЛ, или отдельные их фракции. Их отношения с ИГИЛ различаются по степени близости, в зависимости от характера связей между ними.

Еще раз отражая важность ИГИЛ на территории, дочерние компании рассматриваются как провинции и организованы ими ( вилайят, ).Поскольку ИГИЛ отвергает законность международных границ, провинция ( вилайят, ) может простираться на несколько стран. В стране также может быть несколько провинций. ИГИЛ также назвало провинции, где у него нет ни территории, ни объявленного филиала. ИГИЛ делает это, чтобы сохранить видимость экспансии — как это было в случае с упоминанием в апреле 2019 года « вилайят, Турция» после потери своей последней территории. Однако расширение территории не было единственной целью ИГИЛ.

ИГИЛ уже создало отдел внешних операций, посвященный организации террористических атак за пределами Сирии и Ирака, прежде чем оно объявило о создании своего халифата в середине 2014 года. Отделение входило в состав внешнего крыла службы безопасности организации ИГИЛ. Он был создан как средство контроля над иностранцами внутри ИГИЛ, агитировавшими совершать внешние атаки. Внутреннее крыло департамента безопасности уже держало западных заложников.

В сентябре 2014 года глава отдела безопасности организации ИГИЛ опубликовал заявление, которое было похоже на действующее оперативное распоряжение и стало одним из его самых устойчивых и важных релизов.Хотя это заявление было оформлено как ответ на растущие международные усилия против ИГИЛ, это заявление было продиктовано внутренними императивами, направленными на то, чтобы кооптировать джихадистскую среду и создать имидж силы и возможностей. Заявление дало сторонникам ИГИЛ во всем мире, особенно на Западе, карт-бланш санкций на проведение атак от его имени. Сторонникам сказали, что они должны атаковать везде и всегда, не обращаясь за дальнейшим разрешением или указаниями. Австралия была среди нескольких стран.

Практически сразу же сторонники ИГИЛ в ряде западных стран начали следовать этому руководству, совершая то, что впоследствии было названо «вдохновленными ИГИЛ» или «одиночными» атаками. Их атаки способствовали расширению террористического влияния ИГИЛ за пределы того, что могло направить его отдел внешних операций. Расширение угрозы ИГИЛ было отражено в том, что 80 стран присоединились к Глобальной коалиции против Даиш после ее создания в сентябре 2014 года. США возглавляют военный компонент коалиции под эгидой операции «Внутренняя решимость» (OIR).

OIR вырос, чтобы «охватить усилия более шестидесяти партнеров по коалиции», участвующих в оказании поддержки «Иракским силам безопасности и сирийским оппозиционным группам» в их борьбе с ИГИЛ. Австралия была активным партнером операции «Окра». Он также предоставил персонал для операции «Галантный Феникс», объединяющей группы «более 250 человек, представляющих более 25 стран», которая собирает и анализирует разведданные, касающиеся иностранных боевиков.

Потребовалось около пяти лет боев и более «34 000 авиационных и артиллерийских ударов» , , которые разрушили города и привели к перемещению миллионов людей, чтобы изгнать ИГИЛ с территорий, которые оно удерживало в Ираке и Сирии.Тем не менее, в начале 2019 года, когда уже было ясно, что ИГИЛ потеряет свой последний анклав в Багузе, Сирия, разведывательное сообщество США предупредило, что оно продолжает представлять угрозу, отметив, что ИГИЛ все еще имеет восемь провинций , ‘более десятка сетей , и тысячи разрозненных сторонников по всему миру ».

Аналогичная оценка была дана Совету Безопасности Организации Объединенных Наций в докладе Генерального секретаря об угрозе, которую ИГИЛ представляет для международного мира и безопасности. В этом отчете также подробно рассказывается, как ИГИЛ продолжает действовать в Сирии и Ираке, и содержится предупреждение о том, что оно пытается восстановиться.Примерно в то же время военные официальные лица США заявили главному инспектору OIR, что «ИГИЛ восстанавливает ключевые функции и возможности в Ираке быстрее, чем в Сирии», и отметили, что без «постоянного давления» оно может также вернуть себе ограниченную территорию в Сирии в течение двенадцати лет. месяцы.

Эти коллективные оценки ясно дали понять, что ИГИЛ было далеко от побежденного ни в Сирии, ни в Ираке, и без постоянных усилий против него, вероятно, возродится. Лидер ИГИЛ Абу Бакр аль-Багдади определенно телеграфировал о своем намерении сделать это в апреле 2019 года, менее чем через месяц после падения Багуза, а вместе с ним и его халифата.Он призвал ИГИЛ следовать стратегии истощения на своем пути к возрождению — той же широкой стратегии, которую организация использовала для восстановления после своего почти поражения в Ираке десятилетием ранее.

После выступления аль-Багдади организация ИГИЛ предоставила дальнейшее объяснение этой стратегии и дополнительные тактические указания в своем информационном бюллетене Al-Naba . Хотя ряд факторов способствовал подъему ИГИЛ к созданию халифата в 2014 году, оно явно считает, что стратегии восстановления, введенные после «уничтожения» его повстанческого движения в Ираке в 2008 году, были ключом к его успеху и будут работать снова.

Как ранее возродилось ИГИЛ

После почти полного поражения в 2008 году ИГИЛ, тогда известное как Исламское Государство Ирака (ИГИ), было вынуждено перейти в подпольный режим и «начало планировать свое возвращение». Чтобы сохранить свое членство, ISI изменила свою организационную структуру так, чтобы она работала больше как сеть, но была функционально упорядоченной. Она все еще работала в этом режиме, когда Абу Бакр аль-Багдади стал у руля в 2010 году. Он сделал это в то время, когда ISI понесла значительные потери, и на фоне продолжительной кампании убийств суннитов, которые помогли подавить мятеж.

Стратегия пополнения членства, которую ISI применяла в то время, включала вербовку условно-досрочно освобожденных заключенных, а позже, в ее кампании «Разрушая стены» 2012–2013 годов, предприняла серию побегов из тюрьмы. В середине-конце 2013 года за ними последовала «Soldier’s Harvest» — кампания проникновения, запугивания и целенаправленных убийств сил безопасности Ирака и суннитов, работающих с ними. Это также включало разжигание межрелигиозной розни в попытке создать хроническую нестабильность.

«Soldier’s Harvest» — одно из проявлений более широкой стратегии ISI на истощение в то время, но это был не единственный элемент. В ходе нескольких кампаний ISI использовала широкий спектр повстанческих тактик в своих усилиях по истощению сил безопасности и увеличению мощи группировки. Это было сделано с целью стать достаточно сильным, чтобы захватывать и удерживать территорию, и, в конечном итоге, расширяться, чтобы создать Исламское государство.

Когда ISI все еще работала как сотовая сеть, с ограниченными числами и ресурсами, ее возможности были ограничены.Тактика ударить и убежать была возможна в областях, близких к тому, где она отступила, тогда как тактика удары, удержания и бега изначально была невозможна. ISI начала с атак типа «наезд и беги», в основном в отдаленных сельских районах, где безопасность была слабой. Рейды, обычно ночью, использовались для убийства глав деревень или вождей племен, а также для уничтожения посевов, домов или местной инфраструктуры. Также были нанесены удары по дорогам. Эти типы атак были нацелены на обострение существующих слабых мест в системе безопасности, чтобы расширить возможности ISI в этой области и заставить сообщества потерять веру в способность сил безопасности защищать их.Вымогательство, похищения людей и другие мафиозные действия использовались для восстановления финансов.

По мере того, как ИГИЛ становилось сильнее, нацеливалось также на аванпосты и базы сил безопасности. Это ознаменовало переход от в основном ударов и бега к ударам, удержанию и бегу. Небольшие деревни и базы подвергались нападениям и удерживались в течение коротких периодов времени для таких целей, как разграбление оружия, убийства сил безопасности или разрушение инфраструктуры. Как только это было достигнуто, боевики ушли. Рейд ISI в марте 2012 года на полицейский комплекс в Хадите ясно продемонстрировал растущую способность организации проводить такие атаки.Более 90 бойцов атаковали комплекс и удерживали его достаточно долго, чтобы казнить 25 полицейских, разграбить оружие и снять весь эпизод.

Эти типы атак были обширными по своей природе, нацелены на новые области, чтобы ослабить безопасность, а не на области, где безопасность уже была слабой. Они также требовали больше ресурсов, чем для простых рейдов, таких как место, где можно тренироваться и куда возвращаться, чтобы хранить добычу. Их цель состояла в том, чтобы продемонстрировать растущее влияние ISI и бессилие сил безопасности.Чтобы еще больше усилить мощь ISI, нападения снимались на видео и использовались в пропаганде. К началу 2013 года ISI увеличилась в размерах и возможностях, проводя атаки типа «нанеси, удержи и убей» в условиях растущего повстанческого движения в ряде провинций Ирака. Но территории по-прежнему не хватало.

Получение доступа к убежищу, ресурсам и, в конечном итоге, территории в Сирии оказало решающее влияние на состояние ИГИЛ. Это не было случайным событием, а скорее кульминацией плана расширения, включавшего попытку кооптировать сирийский конфликт и другие повстанческие группировки, стратегию, которую ИГИЛ с тех пор пытается воспроизвести в других местах.Вскоре после начала сирийского конфликта в 2011 году аль-Багдади направил в страну высокопоставленных боевиков для установления своего присутствия. Созданная ими группа «Джабхат ан-Нусра» быстро росла за счет денег ISI и ее старых сирийских логистических сетей. К концу 2012 года она была ключевым игроком в сирийской повстанческой среде, поддерживаемой растущим контингентом иностранных боевиков и увеличивающимся числом членов ISI, прибывших из Ирака после освобождения во время побегов из тюрьмы. В марте 2013 года боевики «Ан-Нусра» вместе с другими повстанческими группировками захватили сирийский город Ракка.

В следующем месяце Абу Бакр аль-Багдади переехал в Сирию и попытался восстановить контроль над ан-Нусрой, фактически приказав своим членам распустить и снова слиться с ИГИ, чтобы стать Исламским государством Ирака и аль-Шама (ИГИЛ). Последовал резкий раскол между двумя группами, когда руководство «Ан-Нусры» отказалось расформировать или отказаться от контроля над территорией, которую оно удерживало, включая Ракку. Однако многие боевики в рядах ан-Нусры, в том числе большинство иракцев и иностранцев, в конечном итоге ушли, чтобы присоединиться к ИГИЛ.В январе 2014 года, после нескольких месяцев межгруппового конфликта, ИГИЛ взяло под полный контроль Ракку.

К тому времени базирующиеся в Ираке кампании ИГИЛ по наведению ударов и истощению сил безопасности набирали обороты, чему способствовал приток боевиков, денег и ресурсов из Сирии. Также велась изощренная пропаганда. Утверждается, что он способствовал массовому дезертирству иракских сил безопасности из Мосула в июне 2014 года при приближении боевиков ИГИЛ, несмотря на то, что их численность значительно превосходила их.

Размер и скорость дезертирства застали ИГИЛ врасплох.В статье, опубликованной в апреле 2019 года, объясняющей тактику использования в поддержку своей стратегии истощения, ИГИЛ признало, что ее лидеры не намеревались захватить весь Мосул. Первоначальный план заключался в том, чтобы «на несколько часов» взять часть города в тюрьму, чтобы «пополнить ее ряды». Однако массовые дезертирства заставили лидеров ИГИЛ решить, что они могут взять город. В течение нескольких дней ИГИЛ полностью контролировало Мосул, второй по величине город Ирака.

ИГИЛ в силе

Придя к власти, ИГИЛ начало представлять себя как эффективный источник альтернативного управления и стабильности.На ранних стадиях ИГИЛ превосходило некоторые бюрократические структуры, которые входило в его состав, предоставляя такие услуги, как вывоз мусора, электричество и общественная полиция, которые ранее отсутствовали или подвергались коррупции и бесхозяйственности. Это якобы принесло ИГИЛ небольшую поддержку своего правления в определенных областях.

Предоставление таких услуг также дорого обходилось свободе на растущей территории, которой управляло ИГИЛ. Государственных служащих заставляли работать на ИГИЛ и присягать им под угрозой наказания или смерти.Другие нарушения свободы варьировались от призыва для участия в военных действиях и ограничения передвижения внутри и между городами до контроля за коммуникациями. Доступ к Интернету был запрещен в частных домах, людям велели вместо этого ходить в интернет-кафе, где можно было бы лучше контролировать использование, в то время как в некоторых местах были запрещены мобильные телефоны.

ИГИЛ также быстро выпустило правила, определяющие социальное взаимодействие и поведение, гендерные отношения, личный уход и одежду, которые были наложены его отделом по обеспечению общественной морали ( hisba ).Для местных жителей, которые не поддерживали ИГИЛ и которые не могли бежать до того, как оно захватило власть, не было другого выбора, кроме как следовать новым правилам, которые наиболее рьяно соблюдались иностранными членами бригады ИГИЛ hisba . Иностранцы мужского и женского пола работали в бригадах hisba . Иностранцев ценили за эту работу не только потому, что они были рьяными силовиками с репутацией жестоких людей, но и потому, что у них было меньше связей с местными сообществами, поэтому они также выполняли роль палачей.Хотя бригады hisba обеспечивали важную и широкомасштабную функцию социального контроля для ИГИЛ, истинная власть принадлежала его разведывательному органу — отделу безопасности.

Состояние разведки

Отдел безопасности ИГИЛ был всемогущим в организации и сыграл важную роль в ее возрождении, становясь все более могущественным по мере завоевания территории ИГИЛ. Отделение внешней безопасности ИГИЛ имело несколько секций, большинство из которых работали в сетевой форме с дублированием как функциональных, так и кадровых.Это крыло занималось вербовкой и организацией внешних террористических атак, организацией поездок за границу и подделкой документов. Он управлял международными сетями закупок и логистики, отвечая за закупку таких товаров, как оборудование для противодействия наблюдению и дроны. Это крыло курировало информационные технологии и внешние коммуникации, в том числе с другими провинциями . Он также курировал работу средств массовой информации ИГИЛ в координации с внутренним крылом.

Крыло внутренней безопасности организации ИГИЛ было его самым могущественным органом, эффективно выполнявшим роль внутренней разведки.Он выявлял проникших, шпионов, информаторов и подстрекателей в ИГИЛ и на его территорию. В крыле, известном своей жестокостью и пытками, работали бывшие иракские и сирийские чиновники. Они также набрали, обучили и руководили секретным военизированным отрядом, который проводил террористические атаки на территории Ирака и Сирии, проводил кампании бомбардировок, целенаправленные убийства и похищения людей.

Некоторые из первых признаков того, что ИГИЛ переживает внутренний раскол и начинает ослабевать, были связаны с изменением поведения и ролей его отдела безопасности.К концу 2014 года, когда начали наносить ущерб авианалеты, внутреннее крыло, как сообщается, стало более параноидальным: сообщалось о случайных захватах людей на улице по подозрению в проникновении. В 2015 году, когда давление на ИГИЛ выросло из-за военных действий против него и значительной потери доходов, отдел внешней безопасности начал неформально побуждать людей, желающих присоединиться к халифату, эмигрировать в Ливию, за чем позже последовало официальное заявление аль-Багдади. . Между тем, как внутренние, так и внешние крылья начали перемещать и рассредоточивать ключевые ресурсы, сначала свои собственные, а затем в целом ИГИЛ.

ключевых членов были отправлены из районов, которые считались уязвимыми для атак; некоторые были отправлены во внешние провинции и за границу. Этот процесс стал более актуальным, поскольку в результате авиаударов были потеряны территориальные потери, а также кадровые и денежные резервы. Внутреннее крыло также активно участвовало в усилиях по подавлению продолжающегося идеологического раскола внутри ИГИЛ, который усилился, угрожая дестабилизировать его руководящий аппарат. Под эгидой внутреннего крыла был создан специальный комитет для «расследования» религиозных деятелей.На самом деле его функция заключалась в подавлении инакомыслия, что достигалось заключением в тюрьмы и казнями религиозных деятелей, которые считались угрозой для руководства ИГИЛ. Создание комитета распространило полномочия департамента безопасности на область, которая традиционно выходит за рамки его компетенции, и фактически сделало религиозные и законотворческие органы ИГИЛ подчиненными своему разведывательному аппарату. Некоторые высокопоставленные религиозные деятели сбежали; они были среди растущей волны людей, пытающихся покинуть ИГИЛ и его территорию, чему крыло внутренней безопасности работало, чтобы предотвратить.

Оставление ИГИЛ или его территории без разрешения рассматривалось как отступничество и каралось смертью. Реестры имен, поддерживаемые внутренним крылом, были переданы контрольно-пропускным пунктам, чтобы предотвратить побег, оставив использование контрабандистов или пересечение линии фронта в качестве единственного выхода. У крыла были механизмы предотвращения, такие как выплата контрабандистам за сообщение о потенциальных беглецах. Иностранные боевики, менее способные убежать и сливаться с местным населением, использовались на фронтах, чтобы помешать местным жителям попытаться «договориться» о своем выходе и пересечь линию фронта.Боевики ИГИЛ также держали в заложниках местное население, используя их как живые щиты. Эта тактика использовалась во многих городах, когда халифат медленно рушился, в том числе в его последнем анклаве в Багузе, Сирия.

Новое возрождение?

И в Сирии, и в Ираке ИГИЛ снова превратилось в сотовую операционную структуру и по-прежнему сильно зависит от своего аппарата безопасности, роль которого расширилась после распада халифата. Возможно, он до сих пор располагает информацией о миллионах иракцев, которые могут помочь в вымогательстве, а также в целенаправленных похищениях и убийствах.

Предполагается, что 14 000–18 000 остатков ИГИЛ остаются «под его контролем» в обеих странах. Сообщается, что около 3000 из них являются «вооруженными» боевиками, действующими в Ираке, скорее всего, в провинциях Анбар, Найнава, Дияла, Салах ад-Дин и Киркук, где к концу 2018 года повстанческое движение вернулось к уровню «2013 года».

Используемые тактики взяты прямо из учебника стратегии истощения ISIS. Атакуют преимущественно суннитские сельские общины в изолированных районах; убиты местные лидеры, сожжены посевы, разрушена местная сельскохозяйственная инфраструктура и убиты фермеры.Аванпосты иракских сил безопасности подвергаются нападениям и захватам, число засад и бомбардировок на дорогах увеличивается, и ИГИЛ успешно пытается «успешно запугать силы безопасности, чтобы они оставались на своих базах в ночное время», что еще больше подвергает местных жителей нападениям ИГИЛ. и снижение доверия к правительственным силам. В то время как большинство атак в этих областях носили характер «ударил и убегал», некоторые из них превратились в удары, удержания и бегство, и очевидно, что ИГИЛ активно реализует свою стратегию.ИГИЛ может также извлечь выгоду из ресурсов, которые его отдел безопасности рассредоточил в безопасных убежищах, например, в районе Хамрин, где якобы были обнаружены туннельные комплексы и склады оружия.

Усилия по стабилизации также терпят неудачу. Значительное число иракцев остаются внутренне перемещенными лицами, а в некоторых городах, разрушенных в ходе битвы за ИГИЛ, по-прежнему отсутствуют основные услуги. Усталость доноров также является проблемой, поскольку Ираку на конференции 2018 года было собрано всего 33 миллиарда долларов из примерно 88 миллиардов долларов, необходимых Ираку.

Между тем рост межрелигиозной напряженности и карательное насилие со стороны государственных и негосударственных субъектов создают благоприятные условия для ИГИЛ. Правительство Ирака подверглось критике за произвольные аресты и плохие судебные процессы. Как отмечалось в одном исследовании, когда ИГИЛ «отступило с территории Ирака в 2017 году, оно оставило после себя население, которое сейчас подавляющее большинство иракских властей считает причастным к терроризму». Тысячи боевиков ИГИЛ остаются под стражей в Ираке, в том числе 1000 иностранцев, включая австралийцев.

На северо-востоке Сирии, месте последнего боя ИГИЛ, продолжается повстанческое движение низшего уровня ИГИЛ против Сирийских демократических сил (SDF), поддерживаемых США курдских и арабских ополченцев, контролирующих территорию в долине реки Средний Евфрат. Этот район также является очагом геополитической напряженности. После заявления президента США Дональда Трампа о « победе » против ИГИЛ в декабре 2018 года и объявления о выводе американских войск, поддерживающих силы SDF, турецкое правительство, которое не хочет постоянного курдского присутствия в регионе, рассматривает « настроенных к автономии курдов как опасный враг », а затем пригрозил вторжением в Сирию.Тем временем сирийский режим, поддерживаемый «российской авиацией и иранскими силами», стремится «вернуть» контроль над этим районом.

Силы группировки SDF, по сообщениям, удерживают 8000 боевиков ИГИЛ на северо-востоке Сирии. Они также содержат более 1000 иностранцев, в том числе австралийцев. SDF также контролируют большие лагеря для перемещенных лиц, в которых также содержатся члены семей боевиков ИГИЛ. Лагеря — привлекательная цель для побегов из тюрьмы — тактика ИГИЛ уже обнадеживает. Хотя в настоящее время ИГИЛ не хватает ресурсов для побегов из тюрьмы, освобождение задержанных будет оставаться приоритетной задачей для организации по прагматическим причинам, связанным с пополнением членства, а также из-за крупномасштабных задержаний членов семей.Без поддержки у SDF не хватает «ресурсов, возможностей и поддержки для задержания боевиков ИГИЛ и их семей на неопределенный срок», и это не является адекватным результатом. Международные усилия по предотвращению возрождения ИГИЛ ни в Сирии, ни в Ираке должны включать решение проблемы управления заключенными ИГИЛ и разработку более долгосрочного решения.

Вернуться к справочнику парламентской библиотеки

Из соображений авторского права некоторые связанные элементы доступны только членам парламента.


© Австралийское Содружество

Creative Commons

За исключением герба Содружества и в той степени, в которой авторские права принадлежат третьей стороне, эта публикация, ее логотип и дизайн титульной страницы лицензированы по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivs 3.0 Australia.

Политика США и возрождение ИГИЛ в Ираке и Сирии

Примечания


1.Шон У. О’Доннелл, Стивен Акард и Энн Кальварези Барр, Operation Inherent Resolve , (Вашингтон: Федеральное правительство США, 2020), 18, https://media.defense.gov/2020/Aug/
04 / 2002469838 / -1 / -1 / 1 / LEAD% 20INSPECTOR% 20GENERAL%
20FOR% 20OPERATION% 20INHERENT% 20RESOLVE% 20APRIL%
201,% 202020% 20-% 20JUNE% 2030,% 202020.PDF.PDF.

2. Там же, 18.

3. Совет Безопасности Организации Объединенных Наций, Одиннадцатый доклад Генерального секретаря об угрозе, исходящей от ИГИЛ (ДАИШ) для международного мира и безопасности, и о масштабах усилий Организации Объединенных Наций в поддержку государств-членов в противодействии угрозе , (Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 2020 г.), 3, https: // undocs.орг / S / 2020/774.

4. Эллен Иоанес, «Новый резкий отчет Пентагона обвиняет Трампа в возвращении ИГИЛ в Сирии и Ираке», Business Insider, 8 августа 2019 г., https://www.businessinsider.com/pentagon-blames-trump-for -возврат-из-изи….

5. Стив Бейнон, «Байден говорит, что США должны поддерживать малые силы на Ближнем Востоке, у него нет планов серьезных сокращений обороны», Stars and Stripes, 10 сентября 2020 г., https://www.stripes.com/biden-says- мы-должны-поддерживать-малые-силы-посреди….

6. Маргарет Кокер и Фалих Хассан, «Премьер-министр Ирака объявляет победу над ИГИЛ», The New York Times, 9 декабря 2017 г., https: // www.nytimes.com/2017/12/09/world/middleeast/iraq-isis-haider-al….

7. Робби Грамер, «Государственный департамент отмечает резкое сокращение присутствия США в Ираке», Foreign Policy, 17 декабря 2019 г., https://foreignpolicy.com/2019/12/17/state-department-dramatic-scale -делать….

8. Мэтью С. Шварц, «Кто был иракский командир, также убитый в результате удара беспилотника в Багдаде?», Национальное общественное радио, 4 января 2020 г., https://www.npr.org/2020/01/04/793618490 / кто-был-иракский-командир-аль….

9.Луиза Лавлак, «Ополченцы, поддерживаемые Ираном, объявляют об« условном »прекращении огня против США в Ираке», The Washington Post, 12 октября 2020 г., https://www.washingtonpost.com/world/middle_east/iran-backed-militias- а….

10. Луиза Лавлак, «Коалиция под руководством США по выводу сотен войск с небольших баз в Ираке», The Washington Post, 16 марта 2020 г., https://www.washingtonpost.com/world/middle_east/us-led- коалиция-к-Wi….

11. Чад Гарланд, «Коалиция под руководством США по передаче тренировочной базы к югу от Багдада Ираку», Stars and Stripes, 24 июля 2020 г., https: // www.stripes.com/news/us-led-coalition-to-turn-over-training-bas….

12. Майкл Найтс и Алекс Алмейда, «Сохранение и расширение: восстановление операций Исламского государства в Ираке в 2019–2020 годах», Центр борьбы с терроризмом, май 2020 г., https://ctc.usma.edu/remaining-and-expanding -The-recovery-of-islamic-st….

13. Холли Маккей, «ИГИЛ совершило более 100 атак в Ираке в августе, резкий рост по сравнению с предыдущим месяцем», Fox News, 3 сентября 2020 г., https://www.foxnews.com/world/isis-launches- более-100-атак-в-и….

14. Кассим Абдул-Захра, Бассем Мру и Самья Куллаб, «Экстремисты ИГ выступают в роли Ирака, Сирии, борьба с вирусом», AP News, 3 мая 2020 г., https://apnews.com/22cf69f5f7ab4a3268fd224107fadc61.

15. «IntelBrief: недавние атаки Исламского государства демонстрируют свою стойкость и устойчивость», Центр Суфана, 13 мая 2020 г., https://thesoufancenter.org/intelbrief-recent-islamic-state-attacks-dem….

16. Эрик Шмитт, «Высший генерал на Ближнем Востоке говорит, что численность войск США в Ираке и Сирии упадет», The New York Times, 12 августа 2020 г., https: // www.nytimes.com/2020/08/12/world/middleeast/american-troops-ira….

17. Эрик Шмитт, «США. Отправка дополнительных войск в Сирию для противодействия русским », The New York Times, 18 сентября 2020 г., https://www.nytimes.com/2020/09/18/us/politics/us-troops-syria-russia.h ….

18. Джозеф Вотель и Элизабет Дент, «Опасность отказа от наших партнеров», The Atlantic, 8 октября 2019 г., https://www.theatlantic.com/politics/archive/2019/10/danger-abandoning-….

19. Грег Норман, «Более 100 заключенных ИГИЛ в Сирии находятся на свободе после вторжения Турции, — говорит посланник США», Fox News, 23 октября 2019 г., https: // www.foxnews.com/world/isis-prisoners-escape-syria-turkey-invasi….

20. Абдулла аль-Гадхави, «ИГИЛ в Сирии: смертельно новый фокус», Центр глобальной политики, 28 апреля 2020 г., https://cgpolicy.org/articles/isis-in-syria-a-deadly-new -focus /.

21. Джим Гарамон, «Начальник Центрального командования рассказывает о рейде в Багдади», Министерство обороны США, 30 октября 2019 г., https://www.defense.gov/Explore/News/Article/Article/2003960/central-co ….

22. Элизабет Дент, «Неустойчивость содержания под стражей ИГИЛ в Сирии», Институт Ближнего Востока, 12 марта 2019 г., https: // www.mei.edu/publications/unsustainability-isis-detentions-syria.

23. Перевод Хасана Хасана, Центр глобальной политики; Гейл Цемах Леммон, «ИГИЛ использует коронавирус для восстановления своей террористической сети в Ираке и Сирии», NBC News, 28 мая 2020 г., https://www.nbcnews.com/think/opinion/isis-using-coronavirus-rebuild- Это….

24. Harald Berg Svereid, «IS Får Drahjelp av Coronaviruset: Terrorbevegelsen Bygger Seg Opp Igjen», Verdens Gang, 13 мая 2020 г., https://www.vg.no/nyheter/utenriks/i/lA2m5G/is-faar -drahjelp-av-coronav….

25. Там же.

26. Абдул-Захра, Мроу и Куллаб, «Экстремисты ИГ усиливаются».

27. https://twitter.com/hxhassan/status/1245141529808814086

28. «США заявляют, что взрыв газопровода в Сирии предположительно является атакой ИГ», Sky News, 24 августа 2020 г., https://news.sky.com/story/syria-gas-pipe-explosion-suspected-to- быть-есть-….

29. Аль-Гадхави, «ИГИЛ в Сирии».

30. Там же.

31. Юлия Талмазан, «США. Войска покидают Сирию в Западный Ирак, поскольку курды собираются уйти в условиях прекращения огня », NBC News, 20 октября 2019 г., https: // www.nbcnews.com/news/world/u-s-troops-leaving-syria-western-ira….

32. Зик Миллер, «Трамп планирует вывести дополнительные войска США из Ирака», Ассошиэйтед Пресс, Military Times, 9 сентября 2020 г., https://www.m militarytimes.com/news/your-m military/2020/09/ 09 / trump-plann….

33. Изабель Коулз и Майкл Р. Гордон, США. Предупреждает Ирак, что готовится закрыть посольство в Багдаде », The Wall Street Journal, 27 сентября 2020 г., https://www.wsj.com/articles/us-warns-iraq-it-is-preparing-to-shut- доу….

34. Ванесса Ромо, «Европейские лидеры не желают выполнять требования Трампа вернуть плененных боевиков ИГИЛ», Национальное общественное радио, 18 февраля, https://www.npr.org/2019/02/18/695831550/european-leaders -неохотно-….

35. Там же.

36. Том Маккарти, «Байден предупреждает, что боевики ИГИЛ нанесут удар по США из-за вывода войск из Сирии», The Guardian, 15 октября 2019 г., https://www.theguardian.com/us-news/2019/oct/15/biden-isis -сирия-атака….

37. Там же.

38.Ханс Николс и Маргарет Талев, «Байден, уровни войск и наследие 11 сентября», Axios, 11 сентября 2020 г., https://www.axios.com/biden-trump-911-legacy-d870799f-5969-4307 -8bb4-87….

39. Майкл Кроули, «Стратегическая эмпатия: как неформальная дипломатия Байдена повлияла на международные отношения», The New York Times, 5 июля 2020 г., https://www.nytimes.com/2020/07/05/us/politics / Джо-Байден-внешняя политика….

40. Джозеф Р. Байден-младший, «Почему Америка должна снова возглавить», Министерство иностранных дел, март / апрель 2020 г., https: // www.foreignaffairs.com/articles/united-states/2020-01-23/why-am….

41. Алекс Уорд, «Трамп и Байден хотят, чтобы вы поверили, что они более антивоенные, чем они есть», Vox, 21 сентября 2020 г., https://www.vox.com/policy-and-politics/21439556 / 2020-выборы-трамп-би….

Фотографии


Фотография на обложке: Иракский боец ​​Народных сил мобилизации осматривает место атаки ИГИЛ днем ​​ранее на подразделение военизированных формирований в Мукайшефе, к северу от столицы, 3 мая 2020 года.( Фото AHMAD AL-RUBAYE / AFP через Getty Images )

Фотография содержания: На этом снимке, сделанном 24 марта 2019 г., изображен выброшенный флаг ИГИЛ, лежащий на земле в деревне Багуз в восточной сирийской провинции Дейр-эз-Зор недалеко от границы с Ираком, через день после того, как «халифат» группировки был объявлен побежденным. поддерживаемыми США курдскими группировками SDF. ( Фото GIUSEPPE CACACE / AFP через Getty Images )

Операции против ИГИЛ с участием иракской армии, полиции и сил народной мобилизации в Киркуке, 22 июня 2020 г.( Фото Али Макрама Гариба / Агентство Anadolu через Getty Images )

Кандидат в президенты от Демократической партии Джо Байден выступает с замечаниями по поводу недавних действий администрации Трампа в Ираке 7 января 2020 года в Нью-Йорке. ( Фото Спенсера Платта / Getty Images )

Противостояние ИГИЛ и Асаду: Democracy Journal

Гражданские войны в Сирии и Ираке изменили джихадистскую угрозу Соединенным Штатам. Впервые группа джихадистов, Исламское Государство Ирака и Аш-Шам (ИГИЛ), смогла совместить амбициозную транснациональную программу с контролем над значительной территорией, ресурсами и городскими населенными пунктами.Коалиция под руководством США добилась значительных успехов в борьбе с ИГИЛ в Ираке, и, при удачном стечении обстоятельств и разумном планировании, она может продолжать это делать. Однако результаты в Сирии скудны, а перспективы глубоко бесперспективны. Это происходит главным образом потому, что, в отличие от Ирака, где Соединенные Штаты сотрудничают с правительством и лоялистскими ополченцами, у Соединенных Штатов нет местных партнеров, которые могут решительно победить ИГИЛ в Сирии. Для достижения устойчивого успеха необходимо привести стратегию США в соответствие с приоритетами местных арабов-суннитов, приняв более активное участие в урегулировании гражданской войны в Сирии.

Соединенные Штаты возглавляют многонациональную коалицию, миссия которой — «деградировать и уничтожить» ИГИЛ. Эта коалиция в основном полагалась на авиаудары США по целям ИГИЛ в Сирии и Ираке, включая боевиков, склады боеприпасов, автомобили, казармы и полигоны. Соединенные Штаты также оказали материальную, учебную и непосредственную поддержку с воздуха правительственным силам в Ираке и курдским силам, возглавляемым Отрядами народной защиты (известными под курдской аббревиатурой YPG) в Сирии. В результате иракские правительственные силы вновь захватили опорные пункты организации ИГИЛ, в том числе Тикрит, Байджи и Рамади, в то время как YPG захватили контролируемые ИГИЛ приграничные районы и оказали давление на линии снабжения группировки.ИГИЛ потеряло тысячи боевиков, и моральный дух, вероятно, пострадал, как и доходы от транспортировки и продажи нефти.

Сунниты не собираются оставлять линию фронта против режима, чтобы сосредоточиться на ИГИЛ.

Это полный объем достигнутых успехов против ИГИЛ. Они не незначительны. Но, в частности, в Сирии джихадисты почти наверняка переживут это давление. Даже если ИГИЛ там будет сильно ослаблено, неясно, кто заменит его и устранит условия, в которых оно возникло: глубокое отчуждение арабов-суннитов от сирийского режима, безжалостное насилие со стороны государства и неспособность повстанцев победить правительство или защитить его. местное население как от режима, так и от ИГИЛ.Следующий президент США унаследует некоторые существенные тактические успехи в борьбе с ИГИЛ, но эти достижения, вероятно, будут омрачены серьезными недостатками в стратегии Соединенных Штатов против ИГИЛ в Сирии.

Это проблематично: ИГИЛ в Сирии и Ираке — одна и та же организация. ИГИЛ вошло в Сирию из Ирака и сделало эту границу неактуальной. После этого ИГИЛ, в свою очередь, использовало Сирию как стартовую площадку для захвата большей части западного Ирака. Короче говоря, можно сказать, что ИГИЛ будет побеждено, только если оно будет разбито как в Сирии, так и в Ираке.В противном случае он будет использовать оставшееся присутствие для проецирования силы на прилегающую территорию.

Политика США против ИГИЛ страдает тремя фундаментальными недостатками. Во-первых, Соединенные Штаты приняли то, что обманчиво кажется дешевым подходом с низким уровнем риска, который зависит от YPG в борьбе с ИГИЛ. Эта почти исключительная зависимость от курдских сил недостаточна, если не опасна: Соединенные Штаты предоставляют оружие и поддержку с воздуха наземной коалиции, в которой доминируют курды, которую многие местные арабы-сунниты ненавидят так же, а иногда и больше, чем они ненавидят ИГИЛ.Арабы, которые присоединяются к этой ориентированной на ИГИЛ коалиции, в которой доминируют курды, теоретически извлекают выгоду из этой поддержки, но те, кто борется как с сирийским режимом, так и с ИГИЛ на основных передовых рубежах гражданской войны, находятся в маргинальном положении. Соединенные Штаты не проявили аппетита к серьезным, решительным усилиям по поддержке повстанческого движения против режима, заставляя их зависеть от курдов как единственного союзника против ИГИЛ.

Заманчиво полагаться на группу, которая, кажется, разделяет ближайшие приоритеты Соединенных Штатов, но такой подход проблематичен.Между арабами и курдами в Сирии существует глубокая историческая неприязнь. Курдская борьба против ИГИЛ позволила YPG установить контроль над арабским населением и подчинить местные племенные управления. Американская поддержка также подтолкнула YPG к созданию курдского анклава на севере Сирии, в том числе в арабских районах. Это отталкивает арабов-суннитов от Соединенных Штатов и снижает их шансы на борьбу с ИГИЛ. Наконец, курдскоцентричная стратегия предполагает, что курдские силы готовы делать ставки Соединенных Штатов против ИГИЛ в его сердце, в арабских районах, территориях, которые YPG не интересуют, поскольку они сосредоточены на построении своего собственного курдского государства и не имеют желания управлять в значительной степени. Арабское население за пределами этой области.В любом случае, курдское вторжение на арабскую территорию в Сирии, контролируемой ИГИЛ, спровоцирует местную реакцию, которая вполне может принять форму поддержки ИГИЛ.

Во-вторых, Соединенным Штатам не удалось согласовать свои приоритеты с местным арабским суннитским населением в Сирии, которое составляет базу боевиков, выступающих против режима. ИГИЛ невозможно победить без его сотрудничества. Это единственная группа, которая желает и может принять бой в арабском сердце ИГИЛ в Ракке, Дейр-эз-Зуре и других местах. Только арабы-сунниты будут приняты в качестве новых лидеров населением, освобожденным от ИГИЛ, тем более что многие сами проживают в этих районах.Повстанцы, возглавляемые суннитами, боролись с ИГИЛ и вытеснили его с большой части сирийской территории. Повстанцы продолжают сражаться с ИГИЛ вокруг Дамаска и Алеппо, на юге Сирии и в других ключевых районах.

Однако сунниты не собираются оставлять линию фронта против режима и сосредоточиться исключительно на ИГИЛ. Если они так поступят, режим все равно нападет на них. Война с ИГИЛ привлекает большое внимание международного сообщества, но именно режим Башара аль-Асада несет ответственность почти за все жертвы и разрушения, нанесенные повстанцам и их суннитской арабской базе.Таким образом, текущим приоритетом повстанцев является борьба с режимом до тех пор, пока он не примет политическое урегулирование или не будет уничтожен (в зависимости от рассматриваемой группы повстанцев). Любое усиление повстанческого движения фактически является чистым выигрышем в войне против ИГИЛ.

Успешная стратегия должна быть основана на одном ключевом принципе: расширении базы местных партнеров, желающих и способных бороться, уничтожать и заменять ИГИЛ. Сюда должно входить суннитское арабское население, которое составляет большинство сирийцев, населяет территорию ИГИЛ и может предложить несектантский контрнарратив его экстремизму.Это население можно завоевать, только если Соединенные Штаты возьмутся за разразившуюся гражданскую войну. С этой целью Соединенные Штаты должны предоставить существенное увеличение боеприпасов, финансирования, артиллерии, топлива и других ресурсов любой повстанческой группировке, которая принимает общие принципы, изложенные в коммюнике Женевы II, с упором на политический переход, основанный на взаимном согласии. сирийских сторон. Тайные военные операции, сосредоточенные в Иордании и Турции, являются логической моделью для снабжения и консультирования командиров повстанцев в Сирии.

Возможно, что более важно, необходимо, по крайней мере, уменьшить непрекращающиеся бомбардировки режима оппозиционных районов. Это лишает повстанцев возможности консолидировать достижения, обеспечить управление и нормальную жизнь и отвлечь новобранцев от ИГИЛ. Эта проблема может быть решена путем предоставления переносных зенитно-ракетных комплексов отдельным группам повстанцев со встроенными средствами противодействия для разоружения или уничтожения оружия, которое попадет в чужие руки. Соединенные Штаты также могут размещать специальных операторов в составе повстанческих подразделений, которые получают чувствительное оружие — сколько будет зависеть от американского аппетита к риску и сколько повстанцев считаются квалифицированными для получения такого оружия.На ранних стадиях это, вероятно, будет низким.

В качестве альтернативы, хотя идея введения запретной для полетов зоны осложнялась присутствием российских самолетов, выполняющих полеты над Сирией, одним из способов противодействия воздушной мощи режима является уничтожение значительного объекта или позиции режима каждый раз, когда самолет режима нацеливается на определенные зоны. или предоставив повстанцам средства для этого с помощью более точного оружия дальнего действия и лучшего обмена разведданными, тем самым радикально изменив расчет военно-воздушных сил режима.В настоящее время его самолеты безнаказанно действуют над территориями, удерживаемыми оппозицией. Его стратегия, как и стратегия ее российских партнеров, включала крупномасштабные атаки на густонаселенные районы. Эта воздушная кампания не только наносит массовые разрушения домам, школам, больницам и другим целям, но и является одной из причин, по которым повстанческим группировкам не удалось добиться нормального поведения или управления на захваченных ими территориях.

Соединенным Штатам также следует пересмотреть свои критерии проверки повстанческих групп на предмет U.S. материальная поддержка или обучение против режима. Пока что несколько из наиболее эффективных боевых групп попадают в идеологический спектр, который США считают приемлемым. В идеале Соединенные Штаты будут сотрудничать только с теми, кто поддерживает светскую демократическую идеологию. Но факт в том, что большая часть повстанческих движений исламистская (хотя это не следует путать с «джихадистами»), и микроуправление идеологическим ландшафтом Сирии не является и не должно быть целью политики США в Сирии, которая должна быть сосредоточена на связанных целей обеспечения справедливого урегулирования войны и разгрома ИГИЛ.Преследуя эти цели, Соединенные Штаты должны поддерживать любого участника, желающего бороться с ИГИЛ, принимать плюралистическую Сирию и поощрять подотчетное управление и верховенство закона. Это действительно исключает некоторые достаточно могущественные повстанческие группировки, такие как жесткий Ахрар аш-Шам, но это также значительно расширит круг получателей поддержки США.

США сосредоточили свои усилия исключительно на борьбе с ИГИЛ, что по иронии судьбы подрывает эту борьбу. Гражданскую войну в Сирии больше нельзя игнорировать.

Наконец, существует важная геополитическая проблема, ограничивающая успех войны США с ИГИЛ в Сирии. Хотя Соединенные Штаты успешно вербовали региональных союзников-суннитов, таких как Турция и Саудовская Аравия, в коалицию против ИГИЛ, их участие было без энтузиазма, и они определенно не проявили аппетита к рискованным наземным операциям против ИГИЛ в самой Сирии. Они также, кажется, понимают, что повстанцы, которые многие из них поддерживают, не заинтересованы в подходе в Сирии, ориентированном на ИГИЛ.Даже Турция, ставшая жертвой многочисленных террористических атак ИГИЛ, гораздо больше озабочена помощью повстанцам и ограничением курдской экспансии в Сирии. Это геополитическое несоответствие является зеркальным отражением более локального несоответствия между приоритетами США и Сирии. Если бы региональные партнеры Соединенных Штатов почувствовали серьезную приверженность Америки прокси-усилиям против режима, они, вероятно, проявили бы гораздо больше сотрудничества в борьбе с ИГИЛ в Сирии.

Эти шаги — больше поддержки для более широкого круга повстанцев; режим противодействия авиации; и учет интересов региональных союзников — позволил бы Соединенным Штатам победить ИГИЛ в Сирии.Неспособность предпринять эти шаги просто ставит в ловушку наиболее могущественных потенциальных членов анти-ИГИЛ коалиции между режимом и насилием джихадистов и отчуждает важных региональных партнеров. До сих пор Соединенные Штаты сосредоточили свои усилия исключительно на борьбе с ИГИЛ, что по иронии судьбы подрывает эту борьбу. Гражданскую войну в Сирии больше нельзя игнорировать. Сотрудничество с местными и региональными партнерами — это не просто поддержка режима. Это важнейший компонент победы в войне против ИГИЛ.

ИГИЛ в Сирии: новый смертоносный фокус

Примечание редактора: это первая часть «ИГИЛ 2020» — серии брифингов о текущем статусе Исламского государства авторами из разных частей региона, опубликованных Newlines Программа Института для негосударственных актеров.Сериал ISIS редактируют директор программы для негосударственных актеров Хасан Хассан, заместитель директора Фейсал Итани и старшие научные сотрудники Айменн аль-Тамими и Эллисон Макманус.

Исламское государство (ИГИЛ) — гораздо более мощная сила в Сирии, чем это было всего несколько месяцев назад. Он перемещается более свободно, совершает смертоносные атаки против различных врагов и входит в деревни, чтобы предостеречь местных жителей от сотрудничества с курдами, сирийским режимом или международной коалицией. Коалиция под руководством США мобилизует силы, чтобы держать группировку под давлением.

После начала 2020 года спящие ячейки начали внезапные атаки, нацеленные на Сирийские демократические силы (SDF) и на то, что ИГИЛ называет «Пробуждение» (уничижительный термин, который ИГИЛ использует для мусульманских фракций, работающих вместе с SDF и возглавляемой США международной коалицией в разных странах). Сирия — пережиток суннитских группировок, воевавших с Аль-Каидой в Ираке с 2005 по 2008 годы). Недавние операции ИГИЛ в Сирии были нацелены на все регионы к востоку от реки Евфрат, вплоть до Сирийской пустыни. ИГИЛ, похоже, использовало небольшие, но организованные боевые подразделения для проведения недавних операций.

После битвы при Багхузе в марте 2019 года, в результате которой ИГИЛ прекратил контроль над территориями в Сирии и Ираке, организация значительно изменилась. Эти изменения позволили ему сосредоточиться на внезапных атаках против своих соперников и выборочном нацеливании. Наиболее важные изменения касаются его финансовых возможностей; характер его военных операций; его способность двигаться и наносить быстрые болезненные удары; и формирование новых небольших ячеек, которые наблюдают за религиозными и социальными обязанностями в районах, когда-то удерживаемых ИГИЛ, чтобы доказать, что оно по-прежнему является значительным, хотя и тайным, игроком, который может влиять на события и запугивать местных жителей.

Целенаправленные атаки

ИГИЛ, похоже, не испытывает недостатка в финансировании своей деятельности. Это означает, что группа может сосредоточиться на серьезных военных атаках, а не на кражах со взломом, ограблениях на шоссе или штурмах государственных учреждений для сбора денег или выкупа. Согласно свидетельствам некоторых членов ИГИЛ, которые занимались сбором денег, большая часть денег, хранившихся в Ракке — центре самопровозглашенного халифата после падения Мосула, — остается во владении полевых командиров, и большая часть их, вероятно, в Сирии.Было принято перемещать все деньги, золото и серебро в безопасные районы до того, как битва достигнет центра города, и, вероятно, именно это и произошло в Мосуле и Ракке.

Бывшие командиры организации ИГИЛ подтвердили автору, что группа перевезла миллионы долларов из Ракки в сельский район Абу-Камаль, который к началу 2019 года стал последним бастионом группы, чтобы предотвратить попадание денег в руки группировки SDF и группировки. международная коалиция. Деньги, вероятно, будут финансировать ИГИЛ в течение многих лет, тем более что его обязательства по оснащению и выплате большого количества боевиков или финансированию крупных военных операций сейчас намного ниже, чем когда оно контролировало территорию и имело гораздо большие боевые силы.

Если ИГИЛ сохранит хотя бы часть своего прежнего состояния, которое когда-то оценивалось в десятки миллионов долларов, оно останется достаточно богатым, чтобы поддерживать военные операции. Сообщения от местных жителей на востоке Сирии и наблюдения за ее деятельностью показывают, что группа остается в финансовом положении, что дает ей большую свободу действий в выборе сражений, а не занимается добычей денег. Способность сосредоточиться на стратегическом нацеливании дает ИГИЛ скорость в его операциях, свободу передвижения и большую способность формировать ситуацию с безопасностью.

Тщательное наблюдение за операциями группы в 2020 году показывает, что недавние атаки ИГИЛ на востоке Сирии, в основном в Дейр-эз-Зоре, Ракке, Хомсе и Шаддади к югу от Хасаки, были хорошо осуществлены, что привело к большому количеству жертв среди сирийской армии и группировки SDF. и демонстрация свободы передвижения, которой сейчас пользуется ИГИЛ. ИГИЛ в основном сосредоточивает свои усилия на атаках шиитских ополченцев к западу от реки Евфрат в районе таких городов, как Маядин, боевиков группировки SDF к востоку от Евфрата и сил сирийского режима в пустынном районе недалеко от Хомса.Эти нападения кажутся отличными от прошлогодних, поскольку они более точны и смертоносны, особенно между Хомсом и южной частью Хасаки, недалеко от сирийско-иракской границы.

Повышенная видимость ИГИЛ

ИГИЛ действовала в восточной части сельской местности Дейр-эз-Зор и пустыни Хомс, где она боролась с режимом в городах Сухна и Джибаджиб на шоссе, соединяющем Дейр-эз-Зор и Хомс. и расширил свои операции от похищения людей до прямых столкновений.Эти операции показывают, что ИГИЛ сталкивается с небольшими ограничениями в отношении своего передвижения и присутствия; Вероятно, он получил больше свободы после того, как меры, связанные с коронавирусом, ограничили передвижение жителей и сосредоточили внимание на сдерживании пандемии.

Даже в городах, контролируемых силами группировки SDF, присутствие ИГИЛ в последнее время увеличилось. Резко сформулированные предупреждения, отправленные ИГИЛ местным советам и муниципалитетам с просьбой к персоналу и должностным лицам прекратить сотрудничество с SDF, которых ИГИЛ считает отступниками, могут серьезно угрожать служебным учреждениям в восточной части Евфрата.Такие предупреждения поступали в нескольких деревнях вдоль реки Евфрат. Эти предупреждения являются первыми в своем роде после падения последнего убежища халифата. В сочетании с повышенной заметностью и мобильностью ИГИЛ предупреждения от этой группы запугивают местных жителей и заставляют их отказываться от сотрудничества с SDF и другими участниками. Нежелание местных жителей сотрудничать с правительствами могло бы позволить ИГИЛ передвигаться еще более свободно.

В городе Ракка ИГИЛ провело множество операций, нацеленных на штаб-квартиру и объекты группировки SDF, особенно вдоль дороги Аль-Карама, которая когда-то была одним из основных очагов ИГИЛ.В этом городе, который в прошлом ИГИЛ использовало в качестве своей столицы, до сих пор существуют спящие клетки. Фактически, только в январе и феврале в Ракке были убиты 32 члена группировки SDF, сообщает Step News.

13 апреля бывший начальник управления здравоохранения организации ИГИЛ Мухаммад Рашид Тияб был арестован в составе «спальной камеры», которая готовилась к военной операции против группировки SDF. Это произошло после того, как в начале апреля заключенные устроили акты неповиновения в тюрьме Гверан в провинции Хасака, к усилению власти ИГИЛ.

ИГИЛ, похоже, также увеличило свою религиозную и социальную активность и вмешательство в повседневную жизнь. Например, местные жители в Ракке рассказывали о загадочной группе молодых людей, которые то и дело действуют в городе. В феврале прошлого года эти люди посещали магазины и просили их владельцев не нанимать женщин, поскольку это противоречит шариату. Владелец ресторана в Ракке сказал, что группа молодых религиозных мужчин попросила его запретить женщинам работать в его ресторане и послала ему несколько последующих предупреждений.Мужчина проигнорировал их предупреждения, и несколько дней спустя его ресторан был взорван. Эти люди редко появляются на публике, чтобы предупредить тех, кто нарушает исламские правила. Аналитик из Ракки описал это как религиозную группу, которая отслеживает все религиозные нарушения и предупреждает преступников. Если предупреждение остается без внимания, группа проводит операции, нацеленные на непосредственных участников, как это было в случае с рестораном в Ракке.

Преимущества и устойчивость

Операции ИГИЛ в Сирии с начала 2020 года показывают, что группировка более динамична и способна повлиять на ситуацию с безопасностью в стране, чем это было всего несколько месяцев назад.Поэтому важно изучить деятельность группы с начала года и масштабы этих операций, будь то в сирийской пустыне или в восточной и западной частях Евфрата. Эти операции включают похищения и убийства лиц, связанных с SDF, и нападения на офисы безопасности, принадлежащие SDF и сирийской армии.

Операции организации ИГИЛ за последние несколько месяцев нацелены на ряд субъектов — сирийскую армию, иранские ополченцы и SDF — и в среднем происходит одно нападение каждые три дня.В последнее время его атаки были связаны с изощренными и тяжелыми боями по сравнению с внезапными нападениями и убийствами, характерными для его операций в прошлом году. ИГИЛ способно расширить круг страха среди трех своих главных целей.

За несколько недель ISIS снова зарекомендовала себя как гибкая и адаптируемая организация. Несмотря на серьезные потери территории и людских ресурсов, он остается финансово состоятельным, творческим, смертоносным и снова достаточно уверенным, чтобы угрожать тем, кто нарушает его принципы.Это демонстрирует, что достижения против ИГИЛ, даже под руководством глобальной сверхдержавы, остаются чрезвычайно хрупкими перед лицом врага, который понимает местные реалии и возможности и неустанно ими пользуется.

Абдулла Аль-Гадхави на протяжении многих лет проводил обширные полевые исследования в восточной Сирии и часто общается с курдскими и арабскими лидерами, а также с контактами, знакомыми с деятельностью Исламского государства на местах. Это сирийский журналист и аналитик из Дейр-эз-Зора, который более десяти лет освещал Сирию и Ближний Восток, в том числе для саудовской газеты Okaz и лондонского аналитического центра Chatham House.Он пишет в Твиттере @GhadawiAbdullah.

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору, а не официальной политике или позиции Newlines Institute .

Ахмад Аль-Рубайе / AFP через Getty Images

Массовое насилие и геноцид со стороны Исламского государства / Даиш в Ираке и Сирии | Исследования Холокоста и геноцида | Колледж свободных искусств

«Иногда может казаться, что все, что кого-то интересует, когда дело доходит до геноцида, — это сексуальное насилие над езидскими девушками, и им нужна история о драке.Я хочу поговорить обо всем — об убийстве моих братьев, об исчезновении моей матери, о «промывании мозгов» мальчикам, а не об изнасиловании ». — Надя Мурад, пережившая геноцид езидов

Взлет и падение Исламского государства

Даиш / Исламское государство (ИГ) имеет несколько названий, в том числе Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ), Исламское государство Ирака и Сирии (ИГИЛ) или их арабское сокращение — Даиш. Развитие их названия проливает свет на разные этапы развития организации.Основание группы восходит к 1999 году под названием Джамаат ат-Таухид ва-аль-Джихад (Организация единобожия и джихада), которая в 2004 году преобразовалась в Аль-Каиду в Ираке под руководством иорданца Абу. Мусаб аз-Заркави. После вторжения США в 2003 году ИГИЛ в основном действовало в Ираке, а затем вновь появилось в более полной силе и расширилось в Сирию после сирийской революции 2011 года.

В июне 2014 года Исламское государство официально утвердилось как всемирный халифат со столицей в Ракке, Сирия, и провозгласило халифом Абу Бакра аль-Багдади.Халиф — это мусульманский политический и религиозный лидер, который считается преемником Пророка Мухаммеда. Принадлежность ИГИЛ к исламу и его толкование в значительной степени оспариваются и отрицаются политическими деятелями, интеллектуалами, мусульманскими лидерами и учеными. ИГИЛ смогло добиться религиозного, политического и военного контроля, используя тактику повстанцев, терроризма и партизанской войны.

В начале 2019 года ИГИЛ было объявлено побежденным после потери значительной части своей территории в Ираке и Сирии, а в октябре 2019 года Абу Бакр аль-Багдади погиб во время рейда, возглавляемого войсками США.Тем не менее, эксперты предупреждают, что, хотя ИГИЛ потеряло своего лидера и территорию, его идеология все еще процветает. Боевики ИГИЛ теперь слились с местным населением и продолжают совершать спорадические атаки, по-прежнему представляя угрозу в Ираке и Сирии. Они также расширили свое присутствие по всему миру, а дочерние группы в нескольких странах начали смертоносные атаки.

Для получения дополнительной информации об Исламском государстве см .:

Геноцид и насилие в отношении этнорелигиозных групп в Ираке

Туркмен и Шабак

Туркмены — одна из крупнейших этнических групп Ирака, их численность составляет около 500 000 человек против 2.5 миллионов человек. Они придерживаются как суннитского, так и шиитского ислама. Шабак, преимущественно приверженцы шиитского ислама, по оценкам, составляет от 200 000 до 500 000 человек. У шабаков сложная этническая история; хотя у них есть некоторые уникальные культурные и языковые пережитки, они этнически происходят от курдов, арабов и туркмен, и поэтому их трудно выделить как отдельную этническую группу. И туркменская, и шабакская общины имеют обширную историю дискриминации и насилия до ИГИЛ.

Когда в июне 2014 г. организация ИГИЛ вторглась в Мосул и Тал-Афар, они создали угрозу для проживающих там религиозных общин. Одной из их основных целей были мусульмане-шииты и их религиозные объекты. Шиитская собственность, в том числе собственность шиитов Шабак, была помечена арабской буквой «R», что означает уничижительный термин «рафида» (отвергающие) , , используемый для обозначения мусульман-шиитов. Имущество шиитов было конфисковано и передано боевикам ИГИЛ и местным сторонникам. К августу 2014 года ИГИЛ взяло под свой контроль деревни Шабак и Туркмены на равнинах Ниневии, что привело к массовым перемещениям, похищениям, убийствам и принудительному обращению в другую веру.После захвата Синджара Тал Афар стал временным местом содержания порабощенных езидских женщин, прежде чем переправить их на другую территорию ИГИЛ.

Ассирийские, халдейские и сирийские христиане

христиан в Ираке преимущественно халдейские или ассирийские, и многие из них ведут свое происхождение от Ассирийской и Месопотамской империй. Ассирийцам знакомы преследования и массовое насилие, и они ранее были объектами геноцида со стороны Османской империи во время Первой мировой войны, арабизации баасистским режимом Саддама Хусейна и курдификации курдов.Одна из самых смертоносных расправ против христиан в Ираке произошла в 2010 году, когда боевики Исламского Государства Ирак совершили набег на церковь Богоматери Спасения в Багдаде, открыв огонь по почти 100 верующим, убив 58. После вторжения США в Ирак в 2003 году население христиан уменьшилась с 1,5 миллиона до максимум 250 000 человек.

После того, как ИГИЛ захватило Мосул в июне 2014 года, христианам была предоставлена ​​возможность либо обратиться, либо заплатить налоги (джизья), либо уйти, либо быть убитыми. ИГИЛ обозначило христианские дома арабской буквой «N», что означает насрани, или христианин, что быстро стало глобальным символом солидарности с преследуемыми христианами.Несколько месяцев спустя, в августе 2014 года, ИГИЛ взяло под свой контроль все ассирийские города на равнинах Ниневии, что привело ко второй волне массового перемещения.

Сегодня одна из самых больших проблем, с которыми сталкиваются христиане Ирака, — это вопрос возвращения. Хотя с тех пор равнина Ниневия была освобождена от ИГИЛ, многие христиане не решаются и опасаются возвращения, ссылаясь на возобновление напряженности между различными этнорелигиозными группами.

Езиды

Езиды — этнорелигиозная группа, исповедующая религию с элементами христианства, ислама, зороастризма и иудаизма.До 2014 года они были в основном сосредоточены в районе Синджар на севере Ирака, всего около 600 000 человек. Следующие события в Синджаре считаются частью долгой истории угнетения и геноцида езидов. Езиды считают эту волну насилия 74-м ферманом или геноцидом против своего народа.

3 августа 2014 г. силы ИГ продвинулись в район Синджара, и без предупреждения силы пешмерга (вооруженные силы Иракского Курдистана) отошли, оставив езидское население беззащитным и беззащитным.ИГИЛ жестоко напало на Синджар и оккупировало его. Почти 200 000 езидов бежали к горе Синджар, но быстро были осаждены ИГИЛ. Оказавшись на жаре, сотни езидов умерли от обезвоживания, недоедания и самоубийств. В конце концов, американские, иракские, французские, австралийские и британские силы смогли сбросить гуманитарную помощь, в то время как сирийские курдские силы (YPG) открыли коридор между горой Синджар и Сирией, позволив людям бежать. Между тем, боевики ИГИЛ похищали женщин и девочек для продажи в сексуальное рабство, заставляли мальчиков отправляться в тренировочные лагеря ИГИЛ и казнили мужчин и пожилых женщин.

После августовского нападения было убито не менее 5000 езидов. Было обнаружено много массовых захоронений, и еще предстоит найти новые. По данным Службы спасения езидов при региональном правительстве Курдистана, организация ИГИЛ похитила 6 417 езидов, из которых 3 451 с тех пор были спасены, а 2 966 пропали без вести. Почти 2745 детей остались сиротами. Сотни тысяч езидов остаются перемещенными лицами, и возможность их возвращения оказалась сложной на фоне продолжающихся угроз безопасности.Кроме того, ИГИЛ разрушило езидские культурные объекты в Бахзани, Башике и Синджаре.

Езидские члены назвали правосудие, безопасность и возмещение ущерба как первые шаги на пути к примирению и миростроительству. После геноцида езиды прилагали усилия, чтобы задокументировать преступление геноцида ИГИЛ, добиваясь правосудия на международном уровне. Кроме того, возвращение на родину предков является ключевым приоритетом, которому препятствует отсутствие безопасности, которое усугубляется тем фактом, что равнины Ниневии являются спорной территорией между иракским и курдским правительствами.

Другие жертвы насилия

Помимо туркмен, шабаков, езидов и христиан, другие этнорелигиозные группы в Ираке, такие как сабейцы-мандеи и какайцы, также подвергались нападениям ИГИЛ. Фактически, отсутствие безопасности и массовое перемещение представляют собой серьезную угрозу исчезновения для и без того сокращающихся общин сабейцев-мандеев и какайцев. Кроме того, ИГИЛ преследовало репортеров и журналистов, создавая так называемую «черную дыру для новостей» на контролируемых ими территориях, а также мужчин-геев.За пределами Ирака и Сирии ИГИЛ несет ответственность за террористические атаки на Ближнем Востоке, включая Турцию, Кувейт, Ливан и Саудовскую Аравию, а также в таких странах по всему миру, как Индонезия, Шри-Ланка и Франция, и вдохновляет их. Сирийская гражданско-прокси-война с участием ИГИЛ и Башара Асада привела к крупнейшему в наши дни кризису беженцев, в результате которого, по оценкам, 13 миллионов человек нуждаются в гуманитарной помощи, в том числе почти 6 миллионов зарегистрированных беженцев только из Сирии.

Для получения дополнительной информации о массовом насилии и геноциде со стороны ИГИЛ см .:

Клеймо насилия как геноцида

В феврале 2016 года Европейский парламент единогласно принял резолюцию, в которой объявлялось, что ИГИЛ совершило геноцид против христиан, езидов и других этнических и религиозных меньшинств.Это был первый раз, когда парламент назвал геноцид , в то время как событий разворачивались. Вскоре после этого Палата представителей США единогласно приняла резолюцию, признающую, что ИГИЛ совершает геноцид против езидов и христиан. В 2018 году США приняли Закон о геноциде в Ираке и Сирии и об оказании помощи и ответственности и пообещали выделить почти 300 миллионов долларов в помощь этническим и религиозным меньшинствам в Ираке и Сирии. ООН объявила, что геноцид — это , только совершается против езидов.

Само по себе определение геноцида не обязательно стало неожиданностью, но вызвало дискуссию о его последствиях. Использование слова «геноцид» может, по словам Рафаэля Лемкина, «помочь кристаллизовать наше мышление» и дать более точное описание событий, в идеале для определения политического ответа. В случае с ИГИЛ, однако, это редкий случай, когда негосударственное образование без международно признанных границ обвиняется в совершении геноцида, что, возможно, может создать новые проблемы в применении международного права.Эти обсуждения пролили свет на последствия и ограничения юридического признания геноцида.

Для получения дополнительной информации о том, как квалифицировать насилие со стороны ИГИЛ как геноцид, см .:

Кто «победил» ИГИЛ? Анализ вклада США и России

Сейчас российские флаги развеваются над заброшенными военными базами США в Сирии, а американские солдаты все еще гибнут в боях с «Исламским государством» в Ираке, сила террористической группировки может показаться трудной для измерения. Тем не менее, российский и американский президенты в разное время заявляли, что ИГИЛ, также известная как группировка, ликвидировано и что именно их вооруженные силы внесли наибольший вклад в достижение этого результата.Президент Дональд Трамп, например, фактически объявил о поражении группировки войсками США 16 июля 2019 года: «Мы проделали большую работу с халифатом [ИГИЛ]. У нас 100 процентов халифата, и мы быстро уходим из Сирии », — сказал он на заседании кабинета министров. Президент Владимир Путин сделал аналогичные комментарии о роли России и ее солдат. В начале декабря 2017 года, через несколько дней после того, как Минобороны официально заявило ему, что «все банды ИГИЛ на сирийской территории уничтожены, а сама территория освобождена», Путин отправился в Сирию и обратился к российским войскам на военной базе Хмеймим. что «за чуть более двух лет Вооруженные силы России вместе с сирийской армией разгромили наиболее боеспособную группу международных террористов [которая была].”

Эти заявления о победе поднимают по крайней мере два важных вопроса: во-первых, в какой степени ИГИЛ было побеждено, и, во-вторых, какая страна, Соединенные Штаты или Россия, заслуживает похвалы за наибольший вклад в это дело? Краткий ответ будет таков: коалиция под руководством США сделала гораздо больше, чтобы очистить ИГИЛ от Ирака и Сирии, чем Россия и ее союзники; однако, несмотря на то, что террористическая группировка больше не контролирует значительную территорию в этих странах, ее боевики продолжают наносить там смертоносные удары, ведя то, что Институт по изучению войны недавно назвал «действенным повстанческим движением» с «глобальной финансовой сетью», показывая, что любая предполагаемая победа над ИГИЛ — независимо от того, на что претендует Вашингтон или Москва — чрезвычайно «хрупка».” 1

Источник: Госдепартамент США

ИГИЛ: нет, но нет

Хотя нет никаких сомнений в том, что к лету 2019 года ИГИЛ утратило контроль над большей частью, если не всем, своим территориальным «халифатом», также очевидно, что группировка не была полностью побеждена ни в стратегическом, ни в военном отношении. За последние два года мы стали свидетелями того, как ИГИЛ снова превратилось в повстанческую группировку, применяющую тактику нападений и жестоких террористических атак не только по всему миру, но и в районах, предположительно освобожденных У.С. возглавляет коалиционные силы в Ираке и Сирии. По оценке New York Times, с лета 2018 года по конец марта 2019 года ИГИЛ осуществило не менее 250 атак в районах Сирии, находящихся вне его контроля. В Ираке цифры кажутся намного выше: исследования Центра по борьбе с терроризмом выявили 1271 атаку ИГИЛ только за первые месяцы 2018 года, включая двойной взрыв террористов-смертников в Багдаде, в результате которого 38 человек погибли и более 100 были ранены. Среди других заметных атак в Ираке за последние два года — взрыв бомбы на похоронах боевиков, выступающих против ИГИЛ, в результате чего погибло 16 человек, минометный обстрел футбольного поля недалеко от Киркука, в результате которого погибли шесть человек, и взрыв микроавтобуса в сентябре прошлого года, в результате которого погибли 12.В этом году боевики ИГИЛ продолжили наступление, убив троих иракских солдат с помощью придорожной бомбы в апреле и атаковав два иракских поста безопасности возле сирийской границы в январе. В самой Сирии самые известные недавние атаки ИГИЛ включают: серию скоординированных взрывов террористов-смертников в юго-западном районе Сувейда в июле 2018 года, в результате которых погибло более 200 человек; нападение террориста-смертника в январе 2019 года в ресторане, часто посещаемом американскими военнослужащими в Манбидже, в результате которого погибли 19 человек, в том числе четыре американца; и три почти одновременных взрыва в провинции Хасака в июле 2019 года.В феврале этого года, по данным одной сирийской НПО, цитируемой новостным сайтом The Media Line, ИГИЛ и другие группы совершили 53 нападения на территории группировки SDF на северо-востоке страны, «в основном целенаправленные убийства и вторжения в дома» в регионах Дейр-эз-Зор и Ракка. .

Помимо организации атак, боевики и сторонники террористической группировки рассредоточены по обеим странам, «восстанавливая ключевые возможности» с конца 2018 года, согласно ISW; с этим согласен недавний отчет Пентагона, в котором говорится, что ИГИЛ, также известное как ИГИЛ и ИГ, теперь «укрепило свой повстанческий потенциал в Ираке», а также «возрождается в Сирии».Боевики ИГИЛ укрылись в «самой неприступной местности» Ирака, 2 , где правительственный контроль в лучшем случае слабый, «включая горы и пещеры, отдаленные пустыни, фруктовые сады, речные рощи и острова», а также в «разрушенных и заброшенных местах. деревни », согласно недавнему отчету Международной кризисной группы (ICG). 3 (Попытка очистить от боевиков ИГИЛ одну из таких областей, пещерный комплекс, в Ираке 8 марта, привела к первым в этом году погибшим военнослужащим США в битве против ИГИЛ.) Аналогичным образом боевики ИГИЛ присутствуют в Сирии: на открытых просторах ее центральной пустыни Бадия, находя убежище в ее «каменистых обнажениях и пещерах» и совершая регулярные атаки на незащищенные сирийские военные позиции, а также в провинциях Ракка и Хасака, где ИГИЛ считается, что у него сложная тайная сеть, и он проводил более «сложные и амбициозные атаки». 4 По данным Института по изучению войны, 5 по состоянию на 2019 год ИГИЛ также создало сельскую сеть поддержки на окраинах провинции Идлиб, в настоящее время последнего оплота антиправительственных сил в Сирии, находящегося в Дамаске. в течение нескольких месяцев пытался вернуть свои позиции при поддержке России.Однако, хотя многие боевики ИГИЛ бежали в провинцию после марта 2019 года, присутствие террористической группы в Идлибе было «сдержанным», по словам одного аналитика, поскольку в Идлибе доминируют другие джихадистские группировки, в частности, анти-ИГИЛ. коалиция под названием Хейат Тахрир аш-Шам, или HTS. Некоторые из повстанческих группировок в Идлибе были поддержаны Турцией, чье вмешательство в северо-восточную Сирию вкупе с частичным уходом США из этого региона послужило лишь дальнейшему укреплению возможностей ИГИЛ в этом ближневосточном регионе, согласно недавнему Отчет Пентагона.

Россия сыграла вторую скрипку перед США в откате ИГИЛ

Изложенное ниже исследование не оставляет сомнений в том, что Соединенные Штаты и их союзники по анти-ИГИЛ-коалиции — ключевыми среди них иракские войска, курдская пешмерга и сирийские демократические силы, в которых доминируют курды, или сирийские арабские боевики — сыграла главную роль в покорении ИГИЛ, в то время как Россия и ее союзники играли вспомогательную роль, которая лишь незначительно способствовала поражению террористической группировки. Это следует из трех факторов: (1) что U.Силы под командованием С. вытеснили ИГИЛ из большего числа ключевых опорных пунктов и квадратных миль территории, чем это сделала Россия; (2) что, несмотря на крупное российское военное развертывание в Сирии, начавшееся в сентябре 2015 года, кампании Москвы против ИГИЛ начались всерьез только в 2017 году, когда группировка уже была сильно ослаблена и была вынуждена сосредоточить свои силы на борьбе с поддерживаемыми США Наступление группировки SDF на восток Сирии; и (3) что, по словам политолога Владимира Фролова, главной целью Москвы никогда не была борьба с ИГИЛ, а «подавление вооруженной оппозиции режиму [президента] Башара Асада, который к осени 2015 года потерял контроль над 70% территория страны и оказалась на грани военного поражения. 6 Оценка Фролова, также озвученная многочисленными американскими экспертами, находит некоторое отражение в собственной статистике Минобороны России за 2017 год по его сирийской кампании, в которой не проводилось различия между объектами / боевиками ИГИЛ и другими «террористами». »И« боевики ».

Что касается расчистки территории, стоит помнить, что на пике своего развития в конце 2014 года ИГИЛ удалось взять под свой контроль земли в Сирии и Ираке, покрывающие почти 40 000 кв. Миль с населением в 12 миллионов человек, согласно оценке Корпорация РЭНД.Коалиция под руководством США вытеснила ИГИЛ со всех территорий, контролируемых группировкой в ​​Ираке, а также с обширного треугольника земель на востоке и севере Сирии, включая некоторые из крупнейших городов, находящихся под контролем ИГИЛ, таких как Мосул (где тогдашний лидер группировки, Абу Бакр аль-Багдади объявил о создании халифата в июне 2014 г.), Фаллуджа, Рамади, Тикрит и Ракка, которые в конечном итоге стали «столицей» и главным военным штабом ИГИЛ. Россия, с другой стороны, не участвовала в военных действиях против ИГИЛ в Ираке и не вносила другого значительного вклада в усилия по борьбе с ИГИЛ там, насколько удалось установить в исследовании для этой статьи. 7 В Сирии, однако, очевидно, что Россия вместе со своими союзниками на местах — проправительственными сирийскими силами, поддерживаемыми Ираном ополченцами и ливанской «Хезболлой» — вырвала по меньшей мере полдюжины территорий из-под контроля ИГИЛ на западе и в центре страны, что, хотя и незначительно, способствовало поражению ИГИЛ.

Роль Соединенных Штатов: хронология

Хотя у Вашингтона была одна дорогостоящая программа ЦРУ по поддержке повстанцев против Асада в гражданской войне, к осени 2014 года администрация Обамы публично приняла стратегию «ИГИЛ прежде всего», сосредоточив военную мощь Америки на борьбе с террористической группировкой.Столкнувшись с угрозой, исходящей от побед ИГИЛ в Сирии и Ираке — как для стабильности на Ближнем Востоке, так и для благосостояния граждан как на региональном, так и на глобальном уровне, — Соединенные Штаты в 2014 году создали широкую коалицию, чтобы победить террористическую организацию. Западные партнеры включали традиционных союзников, таких как Великобритания, Франция, Нидерланды, Бельгия, Дания, Италия, Канада и Австралия, а также многие другие, второстепенные участники. (Россия не принимала участия.) Во главе с США эта коалиция в основном наносила прямые авиаудары по военным целям и стратегическим базам ИГИЛ в Ираке и Сирии.Он также обеспечивал обучение, разведку и военную помощь союзным силам, борющимся с ИГИЛ на местах. Несколько сил, финансируемых, обученных и оснащенных Соединенными Штатами и их союзниками, вели большую часть боевых действий. 8 ​​ В Ираке к ним относятся официальная контртеррористическая служба страны (также известная как Золотая дивизия), регулярные вооруженные силы и полиция, а также курдские бойцы пешмерга регионального правительства Курдистана, или КРГ, которые действовали в основном в северном Ираке. Несколько шиитских ополченцев, поддерживаемых Ираном, также помогали иракскому правительству бороться с ИГИЛ на местах, но они не получали ни обучения, ни поддержки со стороны США.С. возглавляла коалицию. В Сирии США и их союзники полагались на сирийские демократические силы, в которых доминируют курды, и обученных США сирийских арабских боевиков, принадлежащих к Свободной сирийской армии. Коалиция против ИГИЛ также включала другие страны региона, такие как Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Иордания, которые в первую очередь обеспечивали поддержку авиации, чтобы помочь победить ИГИЛ, но усилия которых не были определяющими.

Операции против ИГИЛ под руководством США начались осенью 2014 года и достигли первых успехов в 2015 году.В январе того же года обученные США иракские силы восстановили контроль над провинцией Дияла на востоке страны, а в апреле центральный иракский город Тикрит был возвращен в руки правительства благодаря усилиям 30-тысячной коалиции иракских правительственных войск. Боевики суннитских племен и шиитские ополчения, находящиеся под пристальным вниманием иранских военачальников (включая Касема Сулеймани, могущественного генерала, убитого США в январе). Опять же, Соединенные Штаты не предоставили авиацию для поддержки этих операций, поскольку Вашингтон отказался помочь поддерживаемым Ираном ополченцам, сражающимся в Ираке.

Только осенью 2015 года США начали значительно увеличивать интенсивность и дальность своих авиаударов в Ираке, систематически нанося удары «по объектам ИГИЛ, командным пунктам, руководящим целям и объектам, приносящим доход», согласно Министерству обороны — эскалация, которая значительно «ослабила» ИГИЛ «и поставила под угрозу его логистику», что позволило значительно продвинуться против ИГИЛ на местах. В середине октября 2015 года иракские силы и шиитские ополченцы, как сообщается, захватили нефтеперерабатывающий завод Байджи, крупнейший в Ираке, из-под контроля ИГИЛ на севере страны.В ноябре 2015 года иракские курдские силы при поддержке авиаудара США взяли под контроль северный иракский город Синджар, один из ворот ИГИЛ в Сирию, где террористическая организация устроила резню против преимущественно езидского населения в августе 2014 года. Месяц позже, в декабре 2015 года, иракская контртеррористическая служба вместе с иракской армией значительно продвинулась в направлении захвата города Рамади, хотя бои продлились еще месяц, пока город не пал. Это помогло сломить сопротивление ИГИЛ в иракской провинции Анбар, по словам У.S. military, и несколько месяцев спустя открыли путь для захвата Фаллуджи. В то же время на севере Ирака курдские боевики пешмерга нанесли несколько боевых ударов по боевикам ИГИЛ, уменьшив давление «вокруг Эрбиля и вдоль спорной границы КРГ», по данным Международного института стратегических исследований. 9

Усилия в Сирии также начали проявлять признаки успеха в начале 2015 года, когда коалиция поддерживаемых США сил, включая сирийских курдских бойцов отрядов народной защиты, или YPG, иракских курдских пешмерга и сирийских арабских бойцов Свободной сирийской армии — начал медленно продвигаться на юг от турецко-сирийской границы.Их первая символическая победа произошла в январе того же года, когда силы YPG и бойцы ССА восстановили контроль над приграничным городом Кобани после жестокой четырехмесячной военной кампании, основанной на массированных бомбардировках США. Из Кобани сирийские курдские боевики и их сирийские арабские союзники продвигались на юг и восток, медленно отвоевывая территорию у ИГИЛ при поддержке авиаудара США и коалиции. В апреле 2015 года им удалось вытеснить боевиков ИГИЛ практически из всех захваченных ими деревень в окружающей провинции Кобани.16 июня 2015 года они взяли под полный контроль стратегический сирийский город Таль-Абьяд, еще больше расширив курдский контроль над территорией, проходящей вдоль сирийско-турецкой границы. Несколько дней спустя, 22 июня 2015 года, курдские силы при помощи авиаудара под руководством США и небольших сирийских арабских повстанческих групп захватили военную базу недалеко от города Айн-Исса, примерно в 30 милях к северу от Ракки, продвигаясь глубже. на территорию ИГИЛ.

После побед 2015 года силам коалиции США потребовалось около года, чтобы одержать крупную победу в Ираке.В конце июня 2016 года, после пятинедельного боя, опорный пункт ИГИЛ в Эль-Фаллудже наконец пал перед иракскими контртеррористическими войсками, местными полицейскими силами и шиитскими ополченцами при поддержке массированных авиаударов США и коалиции. 10 В августе и сентябре 2016 года, когда иракские правительственные силы продвигались дальше на север, ИГИЛ утратило контроль над тем, что иракские официальные лица назвали его последними доходными нефтяными месторождениями в стране, к югу от Мосула и в районах, прилегающих к Киркуку. В июле 2017 года, после девятимесячного боя, большой и символически важный город Мосул на севере Ирака был наконец взят иракскими войсками и курдскими боевиками пешмерга при поддержке У.Авиаудары южан / коалиции и наземный спецназ США. Соседний город Тал Афар через месяц вернулся в руки Ирака. В октябре 2017 года иракские войска захватили город Хавиджа, последний оплот организации ИГИЛ на севере Ирака, в результате чего боевики ИГИЛ «прячутся в клочьях земли у сирийской границы». Наконец, в сентябре-ноябре 2017 года иракские силы начали успешное наступление в провинции Анбар, которое позволило им вернуть себе последний кусок иракской территории, находящейся под контролем ИГИЛ, в приграничных районах недалеко от Сирии. 11 К концу 2017 года, хотя боевики ИГИЛ скрывались в некоторых отдаленных районах Ирака, группировка не контролировала там территорию.

Боевые действия в Сирии также развивались в пользу коалиции США в 2016-2017 годах, причем вмешивалась не только Россия, но и Турция. В мае 2016 года сирийские курдские и арабские боевики, теперь сгруппированные под эгидой SDF, начали первое наступление на Ракку, направленное в первую очередь на проверку возможностей сопротивления ИГИЛ. После этого силы группировки SDF попытались окружить Ракку и отрезать все пути сообщения с городом.В июне 2016 года возглавляемые курдами группировки SDF также возглавили успешную атаку на оккупированный ИГИЛ город Манбидж недалеко от турецкой границы, взяв его под свой контроль в начале августа. Обеспокоенная успехами курдов, Турция 24 августа начала операцию «Щит Евфрата», главным образом для того, чтобы помешать курдским силам в Манбидже соединиться с курдскими провинциями, которые они удерживали на северо-западной оконечности Сирии, а также в ответ на массированное нападение ИГИЛ в Турции. несколькими днями ранее. 12 Щит Евфрата оказался весьма успешным: в течение нескольких дней турецкие войска и U.Поддерживаемые С. сирийские повстанцы вытеснили ИГИЛ из приграничного города Джараблус и участка земли на сирийско-турецкой границе. В декабре 2016 года турецкие войска освободят соседний город Аль-Баб из-под контроля ИГИЛ, а в ноябре поддерживаемые Турцией повстанцы ССА взяли под контроль Дабик, город, имеющий большое символическое значение для ИГИЛ, поскольку террористическая группа утверждала, что это будет место. о последней апокалиптической битве с христианскими силами, приведшей к окончательной победе халифата.

Также в ноябре 2016 года силы группировки SDF начали крупное наступление с целью захвата Ракки, приближаясь к ней с разных направлений, с U.Ю / коалиция оказывает ключевую поддержку с воздуха, включая массированную кампанию бомбардировок, которая продлится несколько месяцев до падения города курдскими и сирийскими силами в октябре 2017 года. В начале марта 2017 года силы группировки SDF достигли реки Евфрат в северной части Дейр-эз-Зора. Провинция, перерезав линии связи ИГИЛ между Раккой и Дейр-эз-Зором. Спустя несколько недель силы группировки SDF захватили авиабазу Табка в западной провинции Ракка, отрезав линии соприкосновения ИГИЛ между Раккой и Алеппо. В августе силы группировки SDF соединили свои западные и восточные направления наступления в южной части Ракки, а в начале сентября старый город Ракка перешел под их контроль.Затем подразделения группировки SDF двинулись дальше на юг вдоль Евфрата и в сентябре консолидировали контроль над большей частью провинции Дейр-эз-Зор, захватив газовое месторождение Коноко, город Сувар и большое нефтяное месторождение Джафра. Нефтяное месторождение Омар, крупнейшее в Сирии, было захвачено группировками SDF у ИГИЛ 22 октября 2017 г., через два дня после того, как весь город Ракка пал перед силами группировки SDF и возглавляемой США коалиции, что символизировало поражение самопровозглашенной организации ИГИЛ. халифат.

Таким образом, к концу октября 2017 года при поддержке U.С. и его союзники, ИГИЛ были очищены от большей части земель, которые оно занимало в Сирии к востоку от Евфрата. Лишь небольшой участок вдоль юго-восточной границы Сирии остался под контролем ИГИЛ, и этот район будет очищен силами группировки SDF в марте 2019 года после полуторамесячной битвы за деревню Багуз, ставшую последним гвоздь в гроб халифата. В общем, ИГИЛ потерпело поражение в огромном треугольнике суши на востоке Сирии — от Кобани на северо-западе до Дейр-эз-Зора на юго-востоке, до границ с Ираком на востоке и Турцией на севере.В течение всей своей наземной кампании подразделения группировки SDF получали выгоду от массированных авиаударов США / коалиции по командным и контрольным позициям ИГИЛ, его военной инфраструктуре, его руководству и его энергетическим ресурсам, по данным американских вооруженных сил, что оказалось решающим фактором для обеспечения победы группировки SDF над ИГИЛ. ; США и несколько их союзников также направили силы специальных операций, которые помогали вербовать и обучать бойцов группировки SDF и во многих случаях также принимали участие в боевых действиях на земле.Как удачно резюмировал Фролов: «Основную роль в разгроме ИГИЛ сыграла международная коалиция под руководством США: сначала она остановила наступление ИГИЛ в Ираке летом 2014 года и спасла сирийских курдов от полного уничтожения, а затем — без прямой помощи. из России (кроме поставок самолетов ВВС Ирака) — освободил Ирак, включая Мосул с его населением в несколько миллионов человек. В 2017 году после тщательной подготовки [коалиция] разгромила ИГИЛ в его столице Ракке … и очистила от террористов весь восточный берег Евфрата, а также юго-запад Сирии.Пока США боролись с ИГИЛ, России была предоставлена ​​возможность покончить с главными врагами Асада ». 13

Возможно, свидетельством стойкости террористической группировки является то, что усилия Америки по борьбе с ИГИЛ не прекратились. По данным New York Times, по состоянию на конец марта в Ираке находилось более 5000 военнослужащих США, большинство из которых работали «над обучением и консультированием иракских сил безопасности в ходе миссии против Исламского государства». Тем временем в Сирии, несмотря на заявление Трампа в декабре 2018 года о том, что U.С. выведет все свои войска из страны, «американские силы численностью менее 1000 человек выстроены на небольших открытых базах на нефтедобывающем востоке страны», — писала 7 марта The Washington Post, отчасти для того, чтобы сохранить доходы. -генерировать нефтяные скважины из рук ИГИЛ. (В февральском новостном сообщении численность американских войск в Сирии составила 500 человек).

Роль России: хронология

В отличие от возглавляемых США анти-ИГИЛ сил, Россия сосредоточила большую часть своих военных усилий на том, чтобы помочь режиму Асада восстановить силы после крупных потерь в гражданской войне в Сирии, разразившейся в 2011-2012 годах.В период с 2012 по осень 2015 года Россия оказывала военную поддержку в виде оборудования, обучения и советов, чтобы помочь Асаду — его давнему союзнику — вместе с ливанскими и иранскими ополченцами бороться с повстанцами. Оппозиция, сражавшаяся против Асада, состояла из разнообразного сочетания групп, некоторые из которых были обучены и экипированы Соединенными Штатами и их союзниками, в то время как другие включали подразделения, непосредственно связанные с «Аль-Каидой», такие как «Джабхат ан-Нусра». 14 Военная помощь России, однако, оказалась недостаточной, чтобы помешать режиму Асада продолжать терять контроль над частями сирийской территории в пользу суннитских повстанцев в 2013–2014 годах.К лету 2015 года режим казался на грани краха. Это негативное положение побудило Россию полностью участвовать в военном конфликте. В сентябре 2015 года Россия направила в Сирию значительный военный контингент, в том числе 12 штурмовиков Су-24, 12 самолетов поддержки Су-25, несколько истребителей Су-30 и Су-35, а также не менее 12 вертолетов Ми-24. два военно-морских фрегата, один крейсер и один эсминец. Вскоре после этого российская авиация начала массированную кампанию авиаударов, нацеленных в первую очередь на боевиков оппозиции, которые бросили вызов режиму Асада в западной Сирии.Хотя Кремль утверждал, что его силы наносят удары по целям ИГИЛ, большинство российских авиаударов осенью 2015 года вместо этого были нанесены против поддерживаемых Западом повстанческих групп и боевиков джихадистов, связанных с «Аль-Каидой» в провинциях Идлиб и Хама. В течение этого периода и в течение 2016 года Россия сосредоточила большую часть своих военных усилий на борьбе с боевиками оппозиции, окопавшимися в Алеппо, Идлибе, Хаме, Хомсе и южном Дамаске, поскольку именно эти силы представляли самую прямую угрозу режиму Асада.Это четко отражено в схеме российских авиаударов, большинство из которых были нанесены именно в этих районах, а не по позициям организации ИГИЛ в Сирии.

Российские вооруженные силы начали серьезную борьбу с Исламским государством только в 2017 году, 15 на западных берегах Евфрата. Двумя значительными исключениями были, во-первых, успешные усилия, предпринятые проправительственными силами при поддержке России, по отвоеванию древнего города Пальмира у ИГИЛ в марте 2016 г. (однако город снова был потерян для ИГИЛ в декабре 2016 г.) и, во-вторых, попытки России ослабить позиции ИГИЛ в стратегическом районе Дейр-эз-Зор, где располагались значительные запасы нефти.В 2016 году российская авиация регулярно бомбила позиции организации ИГИЛ, а иногда и боевиков группировки SDF, в городе Дейр-эз-Зор и его окрестностях, чтобы прорвать осаду города. Тем не менее, только однажды правительственные силы Асада набрали достаточную силу — им удалось оккупировать восточный Алеппо в декабре 2016 / январе 2017 года — и они начали продвигаться при поддержке российской авиации дальше в восточные сельские районы Сирии, чтобы вернуть себе земли, занятые ИГИЛ. К тому времени экстремистская группировка была сильно ослаблена.Он был вытеснен с большей части территорий, которые он занимал в Ираке, усилиями обученных США иракских сил, шиитских ополченцев и курдских отрядов, а также терял свои позиции в Сирии. К марту 2017 года поддерживаемые США SDF освободили большую часть северной и северо-западной Сирии и начали наступление на столицу ИГИЛ Ракку. Короче говоря, продвижению Асада в значительной степени способствовал частичный вывод сил ИГИЛ из западной Сирии и их передислокация на восточный берег Евфрата для противодействия крупному У.С. возглавлял наступление сил группировки SDF. Следовательно, невозможно утверждать, что Россия сыграла главную роль в разгроме ИГИЛ по сравнению с возглавляемой США анти-ИГИЛ коалицией.

Тем не менее, проправительственные силы при поддержке России и Сирии с воздуха действительно помогли ускорить разгром ИГИЛ в 2017 году, вытеснив его из западной, юго-западной и центральной Сирии к западу от Евфрата. 2 марта 2017 г. провластным силам при поддержке российской авиации, иранских ополченцев и боевиков «Хезболлы» удалось отбить Пальмиру у ИГИЛ.Спустя несколько дней силы Асада и поддерживающие их иранские и ливанские ополченцы захватили у ИГИЛ авиабазу Джирах и водоочистные сооружения Хафса, а также десятки городов в восточной провинции Алеппо, а затем продвинулись дальше на восток, к берегам Евфрата. 7 марта 2017 года они взяли под свой контроль деревни, оккупированные ИГИЛ, недалеко от стратегического приграничного города Манбидж (который был освобожден курдскими группировками SDF в августе 2016 года), чтобы остановить возможное нападение Турции. Также в марте 2017 года силы Асада продвинулись на юг, оккупировав захваченные ИГИЛ деревни и позиции в трехприграничном регионе провинций Дараа, Риф-Димашк и Сувейда на юго-западе Сирии.Все эти успехи были обеспечены воздушной поддержкой со стороны российских и сирийских вооруженных сил, самолеты которых наносили удары по сельским и городским районам. (Россия также, как сообщается, согласилась создать тренировочную базу для курдских боевиков, выступающих против ИГИЛ, недалеко от города Африн на северо-западе Сирии, предположительно для дальнейшей помощи Асаду в противодействии турецким вторжениям путем усиления там курдских сил; однако Турция в конечном итоге вытеснит курдские войска из в районе Африн в ходе спецоперации (получившей название «Оливковая ветвь») в январе-марте 2018 года, начатой ​​с того, что один аналитик назвал «неохотным согласием России».”)

С весны 2017 года до конца года проасадовским силам при значительной поддержке России с воздуха удалось добиться ряда успехов против ИГИЛ: вытеснить его боевиков из провинции Алеппо; усиление контроля режима на значительной части территории, находящейся под контролем повстанцев, к западу от Ракки, сирийской столицы ИГИЛ; прорыва трехлетней осады города Дейр-эз-Зор террористической группой; и взятие под контроль последнего оставшегося плацдарма ИГИЛ в провинции Дейр-эз-Зор. Быстрое наступление на ИГИЛ в последние месяцы 2017 года способствовало решению террористической группы сознательно сдать почти всю свою территорию на западных берегах Евфрата — Дейр-эз-Зор, Маядин и Абу-Камаль на сирийско-иракской границе — проасадовским силам в октябре 2017 года, когда его боевики сконцентрировали свою оборону против США.С. и группировки SDF на восточном берегу реки. 16 Основные вехи этого периода, регион за регионом, включают следующее:

Провинция Алеппо:

  • В середине мая 2017 года проасадовские силы взяли под полный контроль авиабазу Аль-Джарра в восточной сельской местности Алеппо, чему способствовали массированные российские и сирийские воздушные бомбардировки. В то же время российская и сирийская авиация усилила атаки на Маскане в южной провинции Алеппо, чтобы еще больше ослабить ИГИЛ в районе Алеппо.
  • 30 июня 2017 г. силы, поддерживающие режим, заняли дорогу Итрия-Расафа и очистили районы к востоку от Ханасера ​​от ИГИЛ, вынудив его боевиков уйти с их последней территории в провинции Алеппо.

Провинция Ракка:

  • В середине июля 2017 года силы Асада при поддержке мощных российских авиаударов захватили у ИГИЛ нефтяные скважины и несколько небольших деревень в пустынных районах к юго-западу от Ракки. Эти достижения усилили контроль Асада на обширной территории, простирающейся от «восточной провинции Хама до восточного Хомса и окраин провинций Ракка и Дейр-эз-Зор», хотя районы центральных провинций Хама и Хомс оставались в руках ИГИЛ и повстанцев в течение нескольких месяцев после этого.

Регион Дейр-эз-Зор:

  • В конце июля — начале августа 2017 года прорежимные силы и иранские ополченцы продвинулись дальше на восток в сторону города Дейр-эз-Зор на Евфрате, и к 6-9 сентября им удалось отменить трехлетнюю Осада ИГИЛ Дейр-эз-Зора и его аэропорта. Россия поддержала это наступление тяжелыми авиаударами и ракетами, запущенными с военных кораблей, дислоцированных в Средиземном море.
  • После этого силы, поддерживающие режим, продвинулись на юг вдоль Евфрата и в середине сентября 2017 года начали операцию по очистке сирийско-иракской границы от боевиков ИГИЛ в южной части провинции Дейр-эз-Зор.Это совпало с усилиями иракских войск по очистке западной провинции Анбар от ИГИЛ по другую сторону границы.
  • В середине октября 2017 года правительственные силы Асада и их союзники взяли под полный контроль город Маядин в провинции Дейр-эз-Зор — район, где большая часть руководства ИГИЛ, средств массовой информации и внешних атакующих ячеек нашла убежище после вытеснения из Ракка и Мосул силами группировки SDF.
  • В начале ноября 2017 года проасадовские силы, возглавляемые поддерживаемыми Ираном ополченцами и войсками «Хезболлы», штурмовали Абу-Камаль, последний контролируемый ИГИЛ город на границе с Ираком вдоль Евфрата.

Провинции Хама и Хомс:

  • Летом 2017 года сирийская армия и поддерживаемые Ираном ополчения также добились значительных успехов в пустынном регионе к северо-востоку от Пальмиры, захватив в июле газовое месторождение Град.
  • 7 августа они захватили город Суха в восточной провинции Хомс вдоль шоссе Пальмира-Дейр-эз-Зор. В конце августа 2017 года силы, поддерживающие режим, при поддержке интенсивных российских авиаударов захватили деревни и усилили окружение позиций ИГИЛ в восточной части Хамы.
  • В начале сентября они закончили зачистку очагов организации ИГИЛ в северной части Хомса и восточной провинции Хама, захватив у ИГИЛ город Укайрибат, а также 16 деревень в восточной части Хамы. Наконец, в начале октября 2017 года был очищен последний очаг организации ИГИЛ в восточной провинции Хама.

Юго-западная Сирия:

  • Силы, поддерживающие режим, также продвинулись на юг от Дамаска и в августе 2017 года захватили 40-километровый участок земли у Свободной сирийской армии вдоль сирийско-иорданской границы в восточной провинции Сувайда.Боевики ИГИЛ были также вынуждены покинуть западные горы Каламун вблизи сирийско-ливанской границы на юго-западных окраинах страны в результате одновременного, но несогласованного нападения на позиции ИГИЛ со стороны ливанской группировки Хезболла, сил сирийской армии и вооруженных сил Ливана. силы.
  • В октябре 2017 года силы Асада получили полный контроль над городом Карьятайн, к северо-западу от Дамаска в горах Каламун, что значительно сократило присутствие ИГИЛ на юго-западе Сирии.

Последнее из этих наступлений совпало с усилиями президента Путина по поиску политического урегулирования конфликта путем переговоров — с участием сирийского правительства, оппозиции, Ирана и Турции — и завершилось его объявлением 11 декабря 2017 г. Военные действия России и начало вывода ее войск из Сирии. Тем не менее, тогда ИГИЛ не было полностью разгромлено, как сейчас, и поэтому Россия не только продолжала обеспечивать Асада воздушной мощью, но и решила сохранить силы численностью около 5000 военнослужащих, дислоцированных в Сирии 17 , чтобы помочь режиму продолжать борьбу с тем, что от него осталось. ИГИЛ, но, прежде всего, для разгрома других повстанческих группировок, сосредоточенных в Идлибе и Алеппо, в том числе связанных с Аль-Каидой.В 2018 году сирийские правительственные наступательные операции, поддерживаемые Россией и Ираном, продолжали нацеливаться на ИГИЛ, как и поддерживаемая США коалиция. В мае силы Асада начали массированную атаку с целью вытеснить ИГИЛ из палестинского лагеря беженцев Ярмук на южной окраине Дамаска, а в июле они разгромили ИГИЛ в районах, близких к оккупированным Израилем Голанским высотам. В июле-августе 2018 года сирийские правительственные силы при поддержке интенсивной российской бомбардировки наконец взяли под полный контроль бассейн Ярмук на юго-западе Сирии, очистив регион от ИГИЛ.К середине ноября 2018 года правительство вытеснило боевиков ИГИЛ из всех юго-западных регионов Сирии. Таким образом, к концу года территориальный контроль группы был ликвидирован в большей части, если не во всей западной и центральной Сирии к западу от Евфрата. И хотя летом 2018 года Россия отозвала часть своих самолетов и вертолетов, в том числе новые ударные вертолеты Ми-28 и К-52, у нее осталось около 30 самолетов, 18 , которые продолжали оказывать решающую поддержку. провластные силы.Более того, российский спецназ, как сообщается, поддерживал усилия Асада по вытеснению джихадистских и других повстанческих сил в нескольких районах на северо-западе Сирии, в том числе, возможно, в Идлибе и Хаме летом 2019 года (хотя российские официальные лица это отрицают). 19 В августе 2018 года министр обороны России заявил, что более 63 000 российских военнослужащих перебрались через Сирию за предыдущие три года; однако, по данным Фонда Карнеги за международный мир, присутствие российских войск там оценивается в «не более 4000-6000 наземных военнослужащих… в любой момент времени», а по последним оценкам, это число составляет «несколько тысяч», включая российские военная полиция при поддержке с воздуха на востоке Сирии.

Хотя Москве и Вашингтону удалось сохранить свои отдельные военные кампании в Сирии по большей части «деконфликтными», официальные лица США сообщили New York Times в феврале, что американские войска все чаще сталкиваются с российскими военными на автомагистралях в северо-восток Сирии и что российские вертолеты подлетали ближе к американским войскам. Одно из самых драматических столкновений между силами, поддерживаемыми Россией, и войсками США произошло возле сирийских нефтяных месторождений в феврале 2018 года — через несколько месяцев после того, как Россия и США.С. объявили о своих победах над ИГИЛ. В ходе столкновения американские военные убили примерно 200-300 проасадовских боевиков, в том числе значительное количество российских наемников, в перестрелке, которую New York Times назвала «одной из самых кровопролитных битв, с которыми американские военные столкнулись в Сирии с тех пор. развертывание для борьбы с «Исламским государством» »- и, конечно же, обострение напряженности в отношениях между Москвой и Вашингтоном.

«Победа» в цифрах

Мировая битва с ИГИЛ может быть далека от завершения, но поскольку террористическая группировка была подавлена, Соединенные Штаты и их союзники, как отмечалось выше, сыграли большую роль, чем Россия, и цифры подтверждают это.По данным Пентагона, к концу марта 2019 года коалиция под руководством США освободила от оккупации ИГИЛ около 42000 квадратных миль территории и 7,7 миллиона человек. В октябре 2017 года, когда подавляющая часть земель была отнята у ИГИЛ, Пентагон утверждал, что убил около 80 тысяч боевиков ИГИЛ. В период с августа 2014 года по октябрь 2018 года США и их союзники нанесли более 30700 ударов в рамках операции «Внутренняя решимость» и оказали военную помощь союзникам на местах. Россия, в свою очередь, заявила в декабре 2017 года, что она уничтожила 60 318 боевиков, конкретно не идентифицированных как ИГИЛ, а также 8000 единиц военной техники, 718 оружейных заводов и мастерских и около 400 объектов добычи нефти, принадлежащих боевикам.Один из высших военачальников публично заявил Путину в то время, что около 26 000 квадратных миль «были освобождены [были] территории, включая более 1000 населенных пунктов, 78 нефтяных и газовых месторождений и две фосфатные шахты»; он также сказал, что российские силы совершили почти 7000 налетов военных самолетов и более 7000 самолето-пролетов с использованием вертолетов.

Хотя трудно определить количество боевиков ИГИЛ, убитых или захваченных Россией, очевидно, что вместе со своими союзниками на земле Москве удалось вернуть в руки сирийского правительства большую часть, если не все районы в западной и центральной Сирии. к западу от реки Евфрат, перешедшей под контроль организации ИГИЛ.К ним относятся район Аль-Хаджар аль-Асвад к югу от Дамаска, осажденный лагерь беженцев Ярмук, сельские районы на центральных территориях провинций Хомс и Хама, а также ряд деревень к востоку от Алеппо. Поддерживаемые Россией коалиционные силы также дважды освобождали древний город Пальмира от ИГИЛ (хотя и для галочки, а не для существа), а также южные районы Сирии в провинциях Дараа и Сувайда. К началу 2019 года при поддержке России силам Асада удалось отвоевать обширную территорию от Алеппо на севере, через провинции Хомс и Хама в центре до Дамаска и провинции Дараа на юге и от Пальмиры в центре. в Дейр-эз-Зор и Абу Камаль на западе.В октябре 2019 года газета Washington Post подсчитала, что режим Асада контролировал 57 процентов страны; более поздние оценки, сделанные после частичного вывода войск США в декабре и январе, установили, что контроль сирийского правительства над территорией составляет 70-73%, включая значительные успехи в районах, ранее контролируемых силами группировки SDF.

Основная причина, по которой вклад России в военное отступление ИГИЛ был меньше, чем вклад Соединенных Штатов, как описано выше, заключается в том, что главная цель Москвы заключалась в поддержке Асада против повстанческих групп, напрямую бросающих вызов его власти в стране, в том числе некоторых групп, поддерживаемых авторства U.Южная Россия не начинала всерьез бороться с ИГИЛ до 2017 года, когда группировка уже была сильно ослаблена и отправила оставшиеся силы на восток страны, чтобы противостоять наступлению поддерживаемых США сил группировки SDF. Еще раз Фролов хорошо подытожил это после триумфального так называемого ухода России из Сирии в декабре 2017 года: «Россия начала всерьез бороться с ИГИЛ только на заключительном этапе операции на востоке Сирии, в процессе разблокировки Дейр-эз-Зора. и выход к Евфрату. Возвращение Пальмиры в 2016 году не имело значения с военной точки зрения.… Странно, что Москва пытается бросить вызов роли США и коалиции в разгроме ИГИЛ. Дело не в том, что США пытаются «извлечь выгоду из победы России» — как заявил официальный представитель российского МИДа — «скорее, Россия пытается« коммуницировать »победу возглавляемой США коалиции».

Как отмечалось выше, еще слишком рано заявлять о победе над ИГИЛ, поскольку террористическая группировка восстанавливает свой потенциал и продолжает атаковать. Более того, помимо ИГИЛ, в регионе продолжают действовать другие джихадистские группировки, создавая угрозы как там, так и за его пределами.Только на северо-западе Сирии к ним относятся: мощная коалиция HTS; Фронт национального освобождения, поддерживаемый Турцией; связанный с Аль-Каидой Хуррас ад-Дин; и Исламская партия Туркестана, или ТИП, группа джихадистов, в которой доминируют китайские уйгуры.

Редактор специальных проектов RM Наташа Ефимова-Триллинг и научный сотрудник RM Даниэль Шапиро внесли свой вклад в эту статью.

Фото US Sgt. Лиза Сой поделилась общественным достоянием как работа правительства США.

сирийский конфликт: в Сирии идет новый вид войны против ИГИЛ | International

В темноте раннего утра милиционер развязывает косу под балаклавой, затем берет винтовку и занимает позицию на передовой с группой антитеррористических подразделений (известных под их курдским сокращением ЯТ).

Это смешанный отряд мужчин и женщин, которые были частично обучены морскими пехотинцами США и в настоящее время возглавляют широкую «гуманитарную и безопасную» операцию против спящих ячеек Исламского государства (ИГИЛ), скрывающихся среди моря палаток в Аль-Хол, крупнейший лагерь для задержанных членов семьи ИГИЛ на северо-востоке Сирии.

Воскресенье где-то перед рассветом. При поддержке небольших танков 5000 хорошо вооруженных членов Сирийских демократических сил (SDF, состоящие из курдско-арабских ополченцев, объединившихся с международной коалицией против ИГИЛ) уже окружили лагерь, где более 64000 человек, из которых 67% составляют несовершеннолетние, по данным ООН, размещены на территории, едва покрывающей три квадратных километра. SDF отвечают за лагеря для задержанных на северо-востоке Сирии, а также контролируют подразделения YAT, которые действуют на передовой.

Прошло два года с момента разгрома самопровозглашенного халифата ИГИЛ в Сирии — и 10 лет с начала гражданской войны в этой стране — и стратегия борьбы с терроризмом изменилась: теперь основное внимание уделяется наступление на спящие клетки. Цель операции — арестовать от 500 до 1000 джихадистов, проживающих в лагере, а также конфисковать оружие и материалы, которые группа использовала для проведения атак в последние месяцы. Эти террористические акты подняли тревогу о реорганизации ИГИЛ на пепелище опасного халифата, несмотря на условия плена.

Рейд против организации ИГИЛ в лагере Аль-Хол в воскресенье. Natalia sancha

«В этом году в Аль-Холе было убито более 47 человек», — объясняет представитель SDF Кино Габриэль, выступая на месте. В 2020 году было совершено 20 убийств, и жертвы, как мужчины, так и женщины, были по-разному застрелены, заколоты, забиты камнями и даже обезглавлены после вынесения смертных приговоров религиозными судами, созданными ИГИЛ внутри лагеря.

Группу YAT, готовую к атаке за пределами лагеря, возглавляет ополченец, носящая псевдоним Рож, на вид около 30 лет.Ее подразделение одним из первых вошло в Аль-Хол; ее 40–50 членов занимают свои места и расходятся веером между палатками, прежде чем всех увести. Они сохраняют хладнокровие, но они также держат пальцы на спусковых крючках своего оружия на случай, если какой-либо член спящей ячейки ИГИЛ ответит пулями или совершит самоубийственную атаку. Тишину нарушает плач детей, когда лагерные женщины выходят из-за одеял, закрывающих входы в палатки. В считанные секунды Аль-Хол превращается в черно-белую картину, когда море женщин в темных abayas и ополченцы в балаклавах приходят и уходят среди белых палаток.

Небольшие танки продвигаются по грунтовой дороге в той части лагеря, где проживает чуть более 30 000 иракцев. Среди семей джихадистов из Ирака — за пять лет халифат распространился на эту страну, а также на Сирию, подчинив своей власти 7,7 миллиона человек — есть также 9000 человек, которые были перемещены, когда бежали от боевых действий против ИГИЛ.

Махнув рукой, Самира приказывает большой группе детей выйти из палатки. Уроженка иракского района Амбар, она приехала в этот сирийский лагерь два года назад.Как и 1900 других семей, она записалась в списки репатриантов ООН. «Они дерутся каждый день», — объясняет она. Под «они» она подразумевает тех, кто пытается навязать правила халифата в Аль-Холе, и тех, кто отказывается подчиняться.

Более 64 000 родственников джихадистов ИГИЛ проживают в лагере Аль-Хол. Из них более 34 000 человек младше 12 лет. Наталья Санча

Радикалам ИГИЛ удалось воспроизвести структуру халифата в Аль-Холе и создать подразделения hisba — религиозной полиции, а также исполнительное подразделение женских отрядов, отвечающих за наказание тех, кто не соблюдает правила халифат: казни кафиров (неверующих по-арабски), избиения и сожжение палаток.

Подразделение SDF проводит свою антитеррористическую операцию без каких-либо серьезных инцидентов, хотя есть напряженный момент, когда женщина выбегает с узлом, торчащим из-под ее абайи. Ее быстро нейтрализуют, и выясняется, что она несет не взрывчатку, а поясную сумку с деньгами, драгоценностями и мобильным телефоном. Женщин, мужчин и детей проводят в палатки, где у них берут биометрические данные и образцы ДНК.

Возрождение ячеек организации ИГИЛ в лагерях для военнопленных — лишь один из примеров того, как террористическая группа стремится восстановить халифат.На севере и северо-востоке Сирии — области, составляющей 20% территории страны, с населением около 2,5 миллионов человек — участились нападения. По данным Информационного центра Рожавы, который состоит из добровольцев, работающих с мест, в феврале было совершено 28 террористических актов, в результате которых погибло 30 человек.

«Опасность возрождения Даиш [арабское сокращение от ИГИЛ] не является преувеличением средств массовой информации: это реальный, вполне обоснованный страх», — говорит командующий SDF Сияманд Али в своем офисе.Его ополчение, которое последние пять лет ведет наземную борьбу против ИГИЛ в Сирии, больше не против армии, а против мириадов спящих ячеек. Али говорит, что каждая ячейка состоит из пяти-десяти человек. Распространенные по всему региону, они проводят изолированные атаки и больше не используют тяжелое вооружение или артиллерию; вместо этого они используют пояса с взрывчаткой и легкое оружие, которых достаточно, чтобы создать хаос среди населения и вести войну на истощение против курдско-арабских ополченцев.

Член группировки SDF собирает образцы ДНК у женщины в отделении для иракских граждан в лагере Аль-Хол.Наталья Санча

К югу от реки Евфрат, в районе, находящемся под контролем регулярной армии Сирии, несколько тысяч джихадистов (официальных данных нет, но, по оценкам сирийского правительства, их было от 2000 до 3000 год назад), перегруппировываются и расширяются их контроль над частью Аль-Бадии, пустынного региона, расположенного между Дейр-эз-Зором, Хомсом и Пальмирой. «Там Даиш взимает закят [религиозный налог] с местных племен, чтобы финансировать себя», — говорит Али. Силы SDF пытаются перекрыть каналы финансирования террористической группировки из Ирака, Саудовской Аравии и Турции.

SDF борются с войной на истощение ячеек ИГИЛ, одновременно пытаясь обеспечить безопасность в двух лагерях для членов семей ИГИЛ, Аль-Хол и Аль-Рой, в которых содержится не менее 66 000 женщин и детей, и дополнительно наблюдают над тюрьмами, где находятся 15 тысяч джихадистов. Вес антитеррористической борьбы не может лежать только на местных властях, настаивают политические и военные представители в этом районе.

«Страны происхождения джихадистов должны взять на себя ответственность за своих граждан или же помочь сохранить лагеря и привлечь террористов к международному уголовному суду», — говорит Нури Махмуд, пресс-секретарь отрядов народной защиты (YPG в их курдской аббревиатуре). которые также являются частью SDF.

SDF ищет поддержки со стороны международного сообщества, чтобы сохранить свою автономию от администрации Башара аль-Асада в Дамаске. «Реорганизация ИГИЛ представляет опасность не только для лагерей, но и для всего севера Сирии и для всего мира», — добавляет Махмуд за воротами Аль-Хола. На данный момент США содержат от 600 до 1000 морских пехотинцев, дислоцированных на северо-востоке для поддержки курдских сил в борьбе с ИГИЛ.

После пятичасовой операции силы группировки SDF начинают обыскивать палатки в Аль-Холе.Они обнаруживают туннель и конфискуют военную форму, компьютеры и мобильные телефоны, содержащие материалы ИГИЛ. Возможно, это свидетельство того, что клетки координируют свои действия с кем-то извне.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.