Интервью с стивом джобсом: Фильм Стив Джобс. Потерянное интервью (2012) описание, содержание, трейлеры и многое другое о фильме

Содержание

Стив Джобс, часть 1 / Блог компании Mail.ru Group / Хабр

Это интервью вошло в антологию The Playboy Interview: Moguls, в которой также есть беседы с Джеффом Безосом, Сергеем Брином, Ларри Пейджем, Дэвидом Геффеном и многими другими.

Playboy: Мы пережили 1984 год — компьютеры не захватили мир, хотя и не все могут с этим согласиться. В массовом распространении компьютеров в первую очередь нужно винить именно вас, 29-летнего отца компьютерной революции. Случившийся бум сделал вас невероятно богатым человеком — стоимость вашего пакета акций доходила до полумиллиарда долларов, верно?

Джобс: Когда акции подешевели, я потерял 250 млн долларов за год. [смеется]

Playboy: Вы находите это смешным?

Джобс: Я не позволю подобным вещам разрушить мою жизнь. Разве это не смешно? Знаете, денежный вопрос меня немало веселит — он всех очень интересует, хотя за последние десять лет со мной случилось много куда более ценных и поучительных событий. Еще он заставляет меня чувствовать себя старым — например, когда я выступаю в кампусе и вижу, какой трепет вызывает во многих студентах мое миллионное состояние.

Когда я учился, заканчивались шестидесятые, а волна утилитарности еще не пришла. В сегодняшних студентах нет идеализма — во всяком случае, гораздо меньше, чем в нас. Они явно не позволяют актуальным философским проблемам слишком уж отвлекать их от изучения коммерции. В мое время ветер идеалов шестидесятых еще не утратил силы, и большинство моих ровесников сохранили эти идеалы навсегда.

Playboy: Интересно, что компьютерная сфера сделала миллионерами…

Джобс: Да, да, юных безумцев.

Playboy: Мы имели в виду людей вроде вас со Стивом Возняком, которые еще десять лет назад работали в гараже. Расскажите об этой революции, которую вы двое затеяли.

Джобс: Век назад произошла нефтехимическая революция. Она подарила нам доступную энергию, в данном случае, механическую. Она изменила саму структуру общества. Сегодняшняя информационная революция тоже касается доступной энергии — но уже интеллектуальной. Наш компьютер Macintosh находится на начальной стадии развития — но уже сейчас он может экономить вам по несколько часов в сутки, потребляя меньше электричества, чем 100-ваттная лампа. На что компьютер будет способен через десять, двадцать, пятьдесят лет? Эта революция затмит нефтехимическую — и мы находимся в ее авангарде.

Playboy: Давайте возьмем паузу и дадим определение компьютеру. Как он работает?

Джобс: На самом деле, компьютеры очень просты. Сейчас мы с вами в кафе. Представим, что вы способны понимать только самые примитивные указания, а мне нужно объяснить вам, как пройти в уборную. Мне пришлось бы использовать самые точные и конкретные инструкции, примерно такие: «Соскользните со скамейки, сдвинувшись на два метра вбок. Встаньте прямо. Поднимите левую ногу. Согните левое колено до горизонтального положения. Выпрямите левую ногу и перенесите вес на триста сантиметров вперед» и так далее. Если бы вы смогли воспринимать подобные указания в сто раз быстрее любого другого человека в этом кафе, вы казались бы нам волшебником. Вы могли бы сбегать за коктейлем, поставить его передо мной и щелкнуть пальцами, и я бы подумал, что бокал появился по щелчку — настолько быстро все произошло. Именно так работает компьютер. Он выполняет самые примитивные задания — «возьми это число, добавь его к этому числу, вставь результат сюда, проверь, превосходит ли он вон то число» — но на скорости, грубо говоря, в миллион операций в секунду. Полученные результаты кажутся нам магией.

Таково простое объяснение. Смысл в том, что многим людям нет нужды понимать устройство компьютера. Большинство людей не имеют представления о работе автоматической коробки передач, но умеют водить машину. Вам необязательно изучать физику и понимать законы динамики, чтобы водить машину. Вам не нужно понимать все это, чтобы пользоваться Macintosh — но вы спросили. [смеется]

Playboy: Вы явно верите в то, что компьютеры изменят нашу частную жизнь, но как вы убедите в этом скептиков и противников?

Джобс: Компьютер — самое удивительное устройство из всех, что мы видели. Он может быть одновременно инструментом для печати, центром связи, суперкалькулятором, органайзером, папкой для хранения документов, средством самовыражения — нужно лишь соответствующее программное обеспечение и инструкции. Ни одно другое устройство не обладает мощью и универсальностью компьютера. Мы не знаем, насколько далеко он может зайти. Сегодня компьютеры делают нашу жизнь проще. Задачи, которые отняли бы у нас часы, они выполняют за доли секунды. Они повышают качество нашей жизни, принимая на себя монотонную рутину и расширяя наши возможности. В дальнейшем они будут выполнять все больше и больше наших поручений.

Playboy: Какие могут быть конкретные причины для покупки компьютера? Один из ваших коллег недавно сказал: «Мы дали людям компьютеры, но не объяснили, что с ними делать. Мне проще сводить баланс вручную, чем на компьютере». Зачем человеку покупать компьютер?

Джобс: У разных людей найдутся разные причины. Самый простой пример — предприятия. С компьютером можно составлять документы гораздо быстрее и гораздо качественнее, продуктивность офисных работников растет во многих отношениях. Компьютер освобождает людей от значительной части рутинной работы и позволяет им включать креатив. Помните, компьютер — это инструмент. Инструменты помогают нам лучше работать.

Что касается образования, компьютеры — первое изобретение со времен книги, которое взаимодействует с человеком без устали и без осуждения. Образование по методу Сократа больше недоступно, и компьютеры могут осуществить прорыв в образовательном процессе при поддержке компетентных преподавателей. Компьютеры уже есть в большинстве школ.

Playboy: Эти аргументы подходят для предприятий и учебных заведений, а что насчет дома?

Джобс: На данном этапе этот рынок существует, скорее, в нашем воображении, чем в реальности. Главные причины для покупки компьютера сегодня — если вы хотите взять часть работы домой или поставить обучающую программу для себя или детей. Если ни одна из этих причин не подходит, то единственный оставшийся вариант — желание развить компьютерную грамотность. Вы видите, что что-то происходит, но не совсем понимаете, что именно, и хотите узнать новое. Скоро все изменится, и компьютеры станут неотъемлемой частью нашей домашней жизни.

Playboy: Что именно изменится?

Джобс: Большинство людей будут стремиться приобрести домашний компьютер, чтобы иметь возможность подключиться к общенациональной коммуникационной сети. Мы находимся на ранней стадии невероятного прорыва, сравнимого по масштабу с распространением телефона.

Playboy: О каком именно прорыве вы говорите?

Джобс: Я могу лишь выстраивать предположения. В своей сфере мы видим много нового. Мы не знаем, как именно это будет выглядеть, но это будет нечто огромное и замечательное.

Playboy: Получается, что вы предлагаете покупателям домашних компьютеров выложить три тысячи долларов, приняв ваши слова на веру?

Джобс: В будущем это не будет актом доверия. Самая сложная из стоящих перед нами проблем — неумение ответить на вопросы людей о конкретике. Если бы сто лет назад кто-то спросил Александра Грэхема Белла, как именно можно пользоваться телефоном, он бы не смог описать все аспекты того, как телефон изменил мир. Он не знал, что при помощи телефона люди будут узнавать, что идет вечером в кино, заказывать продукты на дом или звонить родным на другом конце земного шара. Сначала, в 1844 году, был представлен телеграф общего пользования, что стало выдающимся достижением в сфере коммуникации. Сообщения доходили из Нью-Йорка в Сан-Франциско за несколько часов. Выдвигались предложения установить телеграф на каждый рабочий стол в Америке для повышения продуктивности. Но это бы не сработало. Телеграф требовал от людей знания азбуки Морзе, таинственных заклинаний из точек и тире. Обучение занимало порядка 40 часов. Большинство людей так бы его и не освоило. К счастью, в 1870-е Белл запатентовал телефон, который в сущности исполнял ту же функцию, но был более доступен в использовании. А кроме того, он позволял не только передавать слова, но и петь.

Playboy: То есть?

Джобс: Он позволял наполнять слова смыслом посредством интонации, а не только простыми лингвистическими средствами. Говорят, что для повышения продуктивности нужно поставить компьютер IBM на каждый рабочий стол. Это не сработает. Теперь нужно учить другие заклинания, /q-z и подобные ему. Руководство к WordStar, самому популярному текстовому редактору, занимает 400 страниц. Чтобы написать роман, нужно прочитать другой роман, который для большинства выглядит как детектив. Пользователи не будут учить /q-z, как не учили азбуку Морзе. Вот что такое Macintosh — первый «телефон» нашей индустрии. И как мне кажется, самое крутое в Macintosh — то, что он, подобно телефону, позволяет вам петь. Вы не просто передаете слова, вы можете печатать их в разных стилях, рисовать и добавлять изображения, тем самым самовыражаясь.

Playboy: Это действительно примечательно или это просто такая новая «фишка»? По крайней мере один критик назвал Macintosh самым дорогим в мире волшебным экраном Etch A Sketch.

Джобс: Это настолько же примечательно, насколько и телефон, сменивший телеграф. Представьте, что бы вы создавали в детстве, имея настолько продвинутый волшебный экран. Но это лишь один аспект: с помощью Macintosh вы можете не только повысить продуктивность и творческие способности, но и более эффективно общаться при помощи изображений и графиков, а не только слов и цифр.

Playboy: Большинство компьютеров получают команды путем нажатия клавиш, тогда как Macintosh использует для этого устройство под названием «мышь» — маленькую коробочку, перемещения которой по столу управляют курсором на экране. Для привыкших к клавиатуре людей это серьезное изменение. Почему именно мышь?

Джобс: Если я захочу указать вам, что на вашей рубашке пятно, я не буду прибегать к лингвистике: «Пятно на вашей рубашке в 14 сантиметрах книзу от воротника и тремя сантиметрами левее пуговицы». Увидев пятно, я просто укажу на него: «Вот» [указывает]. Это самая доступная метафора. Мы провели много тестов и исследований, которые показали, что целый ряд действий, например, таких как «Вырезать» и «Вставить», благодаря мыши становится не только проще, но и эффективнее.

Playboy: Как долго заняла разработка Macintosh?

Джобс: Создание самого компьютера заняло два года. До этого мы несколько лет работали над стоящей за ним технологией. Не думаю, что я когда-нибудь работал над чем-то более интенсивно, чем над Macintosh, но этот опыт стал лучшим в моей жизни. Думаю, что все мои коллеги скажут то же самое. В конце разработки мы уже не хотели его выпускать — мы будто знали, что после выпуска он перестанет быть нашим. Когда мы наконец-то представили его на собрании акционеров, все в зале поднялись с мест и пять минут аплодировали. Самое потрясающее, что я видел в первых рядах команду разработчиков Mac. Никто из нас не мог поверить, что мы его закончили. Все мы плакали.

Playboy: Перед интервью нас предупреждали: готовьтесь, вас будет «обрабатывать» лучший.

Джобс: [улыбается] Мы с коллегами просто относимся к делу с энтузиазмом.

Playboy: Но как покупателю разглядеть за этим энтузиазмом, многомиллионными рекламными кампаниями и вашим умением общаться с прессой действительную ценность продукта?

Джобс: Рекламные кампании необходимы для сохранения конкурентоспособности — реклама IBM повсюду. Хороший PR дает людям информацию, вот и все. Обмануть людей в этом бизнесе невозможно — продукты говорят сами за себя.

Playboy: Если не считать популярные претензии, касающиеся неэффективности мыши и черно-белого экрана Macintosh, то самое серьезное обвинение в адрес Apple — завышенные цены на товары. Не желаете ответить критикам?

Джобс: Наши исследования доказывают, что мышь позволяет работать с данными или приложениями быстрее традиционных средств. Когда-нибудь у нас будет возможность выпустить относительно недорогой цветной экран. Что касается завышения, то при запуске новый продукт стоит дороже, чем в будущем. Чем больше мы сможем производить, тем дешевле…

Playboy: Именно в этом суть претензий: вы привлекаете энтузиастов премиальными ценами, а затем меняете стратегию и понижаете цены, чтобы привлечь весь остальной рынок.

Джобс: Это неправда. Как только мы можем понизить цену, мы это делаем. Действительно, наши компьютеры стоят дешевле, чем несколько лет назад или даже в прошлом году. Но то же можно сказать и про IBM. Наша цель — снабдить компьютерами десятки миллионов человек, и чем дешевле будут эти компьютеры, тем проще нам будет это сделать. Если бы Macintosh стоил тысячу долларов, я был бы счастлив.

Playboy: А как насчет людей, купивших Lisa и Apple III, которые вы выпустили до Macintosh? Они остались с несовместимыми, устаревшими продуктами.

Джобс: Если вы хотите поставить вопрос так, то вспомните и про тех, кто приобрел PC и PCjr от IBM. Если говорить о Lisa, то некоторые из ее технологий используются и в Macintosh — на Lisa можно запускать программы Macintosh. Lisa для Macintosh как старший брат, и хотя поначалу продажи были низкими, сегодня они взлетели до небес. Кроме того, мы по-прежнему продаем больше двух тысяч Apple III ежемесячно, больше половины из них — повторным покупателям. В целом я хочу сказать, что новые технологии необязательно заменяют существующие — они по определению заставляют их устареть. Со временем — да, они их заменят. Но это та же ситуация, что и в случае цветных телевизоров, пришедших на смену черно-белым. Люди сами со временем решили, стоит или нет вкладываться в новую технологию.

Playboy: Такими темпами через несколько лет устареет и сам Mac?

Джобс: До создания Macintosh существовало два стандарта — Apple II и IBM PC. Эти стандарты подобны рекам, прорезавшимся сквозь породы каньона. Такой процесс занимает годы — Apple II «прорезался» семь лет, IBM PC — четыре года. Macintosh — третий стандарт, третья река, которой удалось пробиться сквозь камень всего за несколько месяцев благодаря революционному характеру продукта и тщательному маркетингу нашей компании. Я думаю, что сегодня лишь две компании способны сделать подобное — Apple и IBM. Может, это и не очень хорошо, но такой процесс требует титанических усилий, и мне кажется, что ни Apple, ни IBM не будут возвращаться к нему еще три или четыре года. Возможно, к концу восьмидесятых появится что-то новое.

Playboy: А что сейчас?

Джобс: Новые разработки будут направлены на повышение портативности продуктов, развитие сетевых технологий, распространение лазерных принтеров и баз данных совместного пользования. Также будут расширены коммуникационные возможности — возможно, путем объединения телефона и персонального компьютера.

Продолжение следует

10 фактов и цитат из интервью Стива Джобса журналу Playboy в 1985 году — Истории на vc.ru

В 80-х основатель Apple потерял на колебаниях акций компании $250 млн  


На вопрос о том, каково это — знать, что твое состояние составляет около полумиллиарда долларов, Джобс ответил, что не придает большого значения деньгам и что однажды потерял на колебаниях акций Apple $250 млн.  


Я отношусь к деньгам с юмором. Едва ли появление больших денег — это то, что я мог бы назвать в числе важных или вдохновляющих вещей, случившихся со мной за последние лет десять. Хотя иногда я чувствую себя старым, когда выступаю перед студентами и замечаю, что они думают о том, что на самом-то деле я миллионер.

Apple провела множество исследований, доказавших эффективность использования мышки


В 1985 году удобство компьютерной мыши по сравнению с вводом инструкций с помощью терминала было очевидным далеко не для всех. Именно поэтому в интервью прозвучал вопрос «Почему именно мышь?». На это Джобс ответил, что его компания провела множество исследований и тестов, которые подтвердили, что использование манипулятора типа «мышь» ускоряет работу с компьютером (в частности процессы копирования и вставки).

Джобс считал, что исследования рынка не нужны


Сооснователь Apple в привычной для себя манере заявил в ходе интервью о том, что его компания делает настолько популярные компьютеры для того, чтобы ими было удобно пользоваться самим их создателям. Именно поэтому Apple не заказывала исследования рынка — компания стремилась создать лучший продукт, а не подстраиваться под желания аудитории. Джобс не упустил шанс уколоть IBM, упрекнув компанию именно в таком подходе:


Если бы они относились с уважением к тому, что делают, то никогда бы не выпустили PCjr. Для меня очевидно, что его создавали на основе исследования конкретного сегмента рынка, потенциальных клиентов, соответствующих определенным демографическим критериям. 


Они надеялись, что создадут нечто, что эти люди захотят купить — все ради того, чтобы заработать много денег. У нас разные мотивации — люди в команде Mac хотели создать лучший в мире компьютер.

Конфликт с приверженцами «подхода IBM» возник и внутри Apple

Джобс рассказал о том, что в группу, занимавшуюся разработкой персонального компьютера Lisa, наняли много людей из компаний вроде Hewlett Packard, которые привыкли работать в качестве винтиков больших корпораций. В результате ситуация между сотрудниками, которые изначально работали в Apple и хотели «построить что-то вроде Macintosh» и новоприбывшими накалилась. В итоге Джобса отстранили от руководства проектом Lisa, и он с группой единомышленников занялся созданием Macintosh.

Джобс хотел, чтобы компьютеры Macintosh стоили $1000


На ремарку журналиста о том, что конкуренты обвиняют Apple в изначальном повышении цен для привлечения энтузиастов и их дальнейшем снижении для захвата остальной аудитории, Джобс ответил, что компания снижает цены, «когда может это сделать»:


Эти [обвинения] просто неправда. Мы снижаем цены сразу же, как у нас появляется возможность для этого. Да, наши компьютеры сегодня стоят не так дорого, как стоили в момент выхода на рынок несколько лет назад. Но то же самое можно сказать и про IBM PC. 


Наша задача — сделать пользователями компьютеров десятки миллионов людей, так что чем дешевле будут устройства, тем проще будет добиться этой цели. Я бы хотел, чтобы Macintosh стоил $1000.

Компания потеряла очень много денег на Apple III


По словам Джобса, компания потеряла «бесконечно большое и не поддающееся подсчетам» количество денег на компьютере Apple III. Продукт был снят с производства в 1984 году из-за проблем со стабильностью работы компьютера.

Джобс считал решение Polaroid уволить основателя «глупейшей вещью»


В 1982 году основатель корпорации Polaroid Эдвин Ланд был вынужден покинуть совет директоров и саму компанию после того, как на рынке провалилась её новая разработка — цветная любительская кинопленка одноступенного процесса Polavision. Вот как описал свое отношение к этому решению Джобс:


Ланд был не просто одним из величайших изобретателей нашего времени, но и умел видеть пересечение науки, искусства и бизнеса. Его компания отражала эту философию на протяжении некоторого времени, но в конечном итоге его заставили покинуть организацию, которую он создал.  


Это одна из самых глупых вещей, о каких я только слышал. […] Этот человек является национальным достоянием, я не понимаю, почему такие люди не могут быть ролевыми моделями. Надо быть именно такими, как они — не астронавтами, не футболистами, а такими изобретателями.

Прогнозы Джобса о будущем рынка компьютерного «железа» не сбылись


В середине 80-х сооснователь Apple считал, что в будущем не будет большого количества производителей «железа», а основные инновации и развитие будут происходить в области программного обеспечения.


Что касается самих компьютеров, то все сведется к конкуренции Apple и IBM. Не думаю, что будет много сторонних производителей, в основном новые компании будут фокусироваться на софте. Инноваций в этой области будет гораздо больше, чем в сфере «железа».

Стив Джобс стал сотрудником номер 40 в Atari


Atari была маленькой компанией, и, по словам Джобса, его первой работой там стала разработка баскетбольного симулятора. Именно в Atari Джобс познакомился с Стивом Возняком, с которым они создали Apple I. 

В молодости Джобс позвонил Биллу Хьюлетту по номеру из телефонной книги и получил работу в HP


Когда ему было 12 или 13 лет, Стив Джобс хотел собрать свой компьютер, но ему нужны были детали для этого. Он нашел номер Билла Хьюлетта в телефонной книге Пало-Альто и позвонил ему домой. Трубку снял сам сооснователь HP, поговорил с подростком минут 20, а затем не только помог ему найти нужные детали для компьютера, но и предложил работу на лето:


Я работал на конвейере по сборке частотометров. Сборка — это громко сказано, скорее я подавал болты и гайки. Но это было неважно — я был в раю. Помню в первый день знакомился со своим начальником — парнем по имени Крис — и говорил ему о том, как рад работать в HP и что больше всего на свете люблю электронику. 


Потом спросил его, что больше всего на свете любит он — «Секс», ответил Крис. В то лето я многому научился.

Интервью Стива Джобса в 1997 году (после возвращения в Apple)

Журналист: Господин Джобс, вы человек умный и влиятельный.

Стив Джобс: Будь по-вашему.

Журналист: Грустно то, что вы явно не разбираетесь в тех вопросах, которые сегодня затрагивали. Будьте добры, объясните мне просто и доступно: как Java, в любых её проявлениях, соотносится с идеями, заложенными в OpenDoc? Когда ответите на этот вопрос, потрудитесь рассказать нам о том, какой вклад на протяжении последних семи лет лично вы привнесли в компанию.

Стив Джобс: Знаете, всем не угодишь.

Когда стремишься содействовать переменам, сложнее всего принять тот факт…что люди вроде этого джентельмена…оказываются правы! В некоторых вопросах!

Я прекрасно понимаю, что OpenDocs занимается множеством вещей, выходящих за пределы моего понимания, и не только моего, но чьего бы то ни было. Я уверен, что их работу гораздо лучше продемонстрирует деморолик или несколько небольших коммерческих приложений.

Вся сложность в том, что нужно понимать, насколько технические подробности вписываются в общую картину развития компании. Пользователи отдают за продукт восемь или десять миллиардов долларов в год потому, что у компании есть определённый концепт.

Я открыл для себя неопровержимое правило — во главу угла ставьте удобство пользователя, а уж затем технологии. Изначально делать акцент на технологии, а затем сидеть и размышлять над тем, как и где их можно продать — не самая лучшая идея. Я, как никто другой в этой аудитории, наступал на эти грабли уже тысячу раз. Я совершал эту ошибку не раз и набил множество шишек. Есть тому доказательства и шрамы.

Когда мы искали стратегию для компании, достойный образ продукции Apple, прежде всего мы задались вопросом о…неоспоримых преимуществах, которые наша компания может предложить пользователям. Чем мы можем зацепить пользователя? Нет ничего хуже, чем следовать схеме: сейчас сядем с разработчиками, обсудим, какой замечательный мы создали продукт, и будем думать, как выводить его на рынок… Я думаю, что правильнее всего — поставить себя на место пользователя и мыслить его категориями.

Я отлично помню историю создания Laser Writer. Мы создали самые компактные лазерные принтеры в мире. Начинка принтера была напичкана самыми лучшими технологиями. Мы использовали самую первую лазерную печать Canon, с самым доступным по цене двигателем в мире, в Apple. Мы разработали технически невероятный контроллер для принтера. Именно мы внедрили в программное обеспечение Adobe’s PostScript, а ещё AppleTalk. Самые передовые технологии мы уместили в одну коробку.

Помню, как распечатал на нём первый лист. Взял его в руки, взглянул и понял, что эта техника будет продаваться. Потому что вы не должны ничего знать о том, что скрывается под крышкой. Можно было взять принтер в охапку, и спросить «Нужен?». Если помните, то до 1984 года, до появления лазерных принтеров, люди отвечали возгласом: «Ничего себе! Конечно, нужен!»

Именно к этому Apple стоит вернуться.

Знаете, мне действительно жаль, что OpenDoc потерпела крах. Я с готовностью признаюсь в том, что в мире существует множество вещей, о которых я рассуждаю, не имея ни малейшего представления о предмете. Я приношу свои извинения за некомпетентность.

Сейчас над продукцией Apple не покладая рук работает уйма людей. Ави, Джон, Джерино, Фред. Я хочу подчеркнуть, что допоздна засиживается огромная команда людей — под руководством которых работают ещё сотни исполнителей. Каждый из них старается изо всех сил.

Я думаю, что усердие — это то, что необходимо нам всем. Да, между делом, нам не избежать ошибок. Некоторые ошибки мы будем делать на ходу. И это хорошо. Это значит, что в процессе работы мы принимаем решения. Найдём ошибки — исправим! Я думаю, что мы должны поддерживать друг друга, работая вместе.

Важно пройти этап, когда все в штате работают, как папа Карло — всем сотрудникам названивают, предлагают в три раза больше денег за срочное выполнение третьего-пятого-десятого, дел невпроворот — но никто не бросает начатое. Мне кажется, нужно поддерживать каждого разработчика, входить в его положение, создавать дико качественные приложения, чтобы обеспечивать успех Apple на рынке. Такова моя личная точка зрения.

Ошибки неизбежны. Найдутся люди, которые будут беситься от них. Найдутся те, кто будет рассуждать, не разбираясь по существу в вопросе. Мне кажется, действуя так, мы сдвигаемся с мёртвой точки, на которой совсем недавно застряли. И я думаю, что это поможет нам двигаться дальше.

Интервью со Стивом Джобсом: как это было

Алена Лепилина

«Вы новичок, правильно?» Именно эти слова я услышал от Стива (а последними его словами, сказанными мне через 25 лет, были: «Прости меня!»). Удивительно, как он сразу же поменялся со мной ролями! Все-таки в той ситуации именно я был репортером, то есть тем, кто должен задавать вопросы.

О чем речь? Рассказываем. Стив Джобс был гением. В возрасте 30 лет он был так же известен, как Билл Гейтс. Он изменил жизни не миллионов — миллиардов людей. Брент Шлендер, один из авторов книги «Становление Стива Джобса», знакомый с Джобсом почти четверть века, рассказывает, как впервые брал у него интервью.

Великий и ужасный

К моменту нашей встречи меня уже успели предупредить о том, что интервьюирование Стива Джобса может вылиться в проблему. Скажу без обиняков: накануне вечером за пивом новые коллеги из сан-францисского бюро Wall Street Journal посоветовали мне захватить на эту первую встречу бронежилет. Один из них сказал, то ли в шутку, то ли серьезно, что беседа с Джобсом напоминает скорее боевую схватку, а не обмен вопросами и ответами. На дворе стоял апрель 1986 года, и Джобс уже стал легендой Journal.

В бюро ходили страшные слухи о том, как однажды он изничтожил беднягу-репортера, задав ему в высшей степени прямой вопрос: «Вы вообще понимаете хоть что-нибудь, хоть какую-то малость из того, что мы здесь обсуждаем?»

В начале 1980-х годов, работая в Центральной Америке, я приобрел немалую сноровку в обращении с настоящими бронежилетами. Унизить меня было не так легко. Однако все 20 минут езды от своего дома до штаб-квартиры компании NeXT Computer в Пало-Альто я в панике прикидывал, как лучше всего выстроить интервью с Джобсом.

Отягчающие обстоятельства

Ситуацию усугубляло то, что впервые за всю журналистскую карьеру мне предстояло общаться с гуру бизнеса, который был моложе меня самого. Мне миновало 32 года; Джобсу исполнился 31, и он уже считался мировой знаменитостью, наряду с Биллом Гейтсом снискавшей пышные лавры за создание абсолютно новой отрасли персональных компьютеров. Еще задолго до того, как интернет-мания начала создавать вундеркиндов — героев на неделю, Джобс уже считался суперзвездой мира технологий. На его счету был целый ряд поразительных достижений. Печатные платы, которые они со Стивом Возняком собирали в гараже в Лос-Альтос, позволили со временем создать компанию с миллиардными оборотами.

источник

Молодая женщина — представитель компании Allison Thomas Associates, занимавшейся PR для NeXT, — проводила меня через двухэтажное здание из стекла и бетона в небольшой конференц-зал с видом на полупустую парковку. Там нас ждал герой моего будущего интервью. Поприветствовав меня кивком, Джобс отпустил мою провожатую. Не успел я сесть, как он быстро задал свой первый вопрос.

Хочет ли он получить односложный ответ или же искренне интересуется тем, кто я и откуда? Я предположил второе, поэтому стал рассказывать о компаниях и отраслях, о которых писал в Journal. «В каком году вы окончили школу?» — прервал меня Джобс. «В семьдесят втором, — ответил я, — а затем провел семь лет в колледже, но так и не получил магистерской степени». «Именно тогда же окончил школу и я, — заметил Джобс. — Так что мы примерно ровесники» (позднее я узнал, что он перескочил один класс). Затем я рассказал, что провел по два года в Центральной Америке и Гонконге, корпя над статьями на геополитические темы, и год в Лос-Анджелесе.

В этот момент наш разговор начал напоминать мне собеседование при приеме на работу. С одним только исключением — Джобс не особенно реагировал на мои ответы.

Точки соприкосновения

«А о компьютерах вы что-нибудь знаете? — прервал он мой рассказ. — Никто из тех, кто пишет для крупных национальных изданий, ничего в них не понимает. Последний, кто интервьюировал меня для Wall Street Journal, не знал разницы между машинной памятью и флоппи-диском!»

Первая обложка журнала со Стивом Джобсом. Октябрь 1981-го, — источник

Я почувствовал под ногами твердую почву. «Формально я получил степень в области английского языка, однако мне довелось писать программы для нескольких простых игр, а в колледже я проектировал несколько реляционных баз данных на мейнфрейме», — отрапортовал я, совсем не желая быть выставленным за дверь. Джобс закатил глаза.«А еще я купил IBM PC в первый же день их появления в продаже. И я сразу же установил на него операционную систему CP/M. А MS-DOS я поставил на этот компьютер только перед отъездом в Гонконг, когда об этом попросил новый владелец».

При упоминании этих ранних операционных систем и продукции конкурентов Джобс встрепенулся: «А почему вы не купили Apple II?» Хороший вопрос… но с какой стати этот парень берет у меня интервью, а не наоборот?

Заветный ключ

«Прежде у меня никогда не было компьютеров Apple, — пустился я в глубочайшие компьютерные откровения, — но, приехав сюда, я заставил Journal купить мне Fat Mac». (Я действительно убедил боссов из Нью-Йорка, что, перед тем как писать об Apple, я просто обязан вплотную познакомиться с новыми машинами этой компании.)

Ага, мне все-таки удалось подобрать нужный ключ! «Мы можем показать вам еще и не такое, — тут же заявил Джобс. — Держу пари, вы немедленно захотите избавиться от своего Fat Mac».

Наконец-то нам удалось достичь столь желанной Стивом точки отсчета — момента, когда он наконец мог бы рассказать мне, каким образом собирается переигрывать компанию, которую сам же основал, и прежде всего CEO Apple Джона Скалли, который фактически изгнал его из собственного королевства.

источник

С этой минуты Джобс начал серьезнее относиться к моим вопросам, хотя и не всегда давал на них прямые ответы. Время от времени Джобс заговаривал о совершенно неожиданных вещах и пил кипяток из пивного стакана. По его словам, когда у него как-то раз закончился чай, он понял, что ему гораздо больше нравится старая добрая вода. «Она в каком-то смысле служит для меня успокоительным», — объяснил он.

Это лишь начало истории. О Стиве Джобсе рассказали люди, лучше всего знавшие Джобса — его семья и топ-менеджеры Apple, Pixar и Disney, в том числе Тим Кук, Джони Айв, Эдди Кью, Эдвин Кэтмелл и другие. Если вам интересна подлинная и подробная история жизни Стива Джобса, рекомендуем.

По материалам книги «Становление Стива Джобса»

P.S. Понравилось? Подписывайтесь на нашу новую рассылку. Раз в две недели мы будем присылать вам 10 лучших материалов из блога.

Обложка поста: forbes

Фильм Стив Джобс: Потерянное интервью (Steve Jobs: The Lost Interview): фото, видео, список актеров

«Стив Джобс: Потерянное интервью» — фрагмент беседы Стива Джобса с журналистом Бобом Крингли для сериала, посвященного IT-технологиям и созданию первого компьютера.

В 1995 году на телеканале PBS в  США существовал сериал «TriumphoftheNerds» («Триумф умников»).  Одна из его серий была посвящена появлению персонального компьютера.  Разумеется, господин Джобс был приглашен для участия в этой серии. Каждая серия начиналась с короткого пояснения.  Интервью длилось чуть больше часа, его проводил журналист Боб Крингли.  Запись может считаться по своему уникальной: ведь тогда журналисту удалось застать Джобса в переломный момент.  Прошло десять лет, с тех пор как Стив покинул «Apple»,  в результате борьбы с  исполнительным директором  Джоном Скалли,  которого сам же и привел в компанию. Интервью пришлось на период запуска Джобсом нового собственного проекта «NeXT», небольшой компьютерной компании. Во время интервью Джобс был как всегда неотразим: искусно и свободно вел беседу, шутил, проявил харизматичность во всей красе. Но для самого сериала (серия: «The Triumph of the Nerds: The Rise of Accidental Empires») была взята лишь небольшая часть от этого захватывающего материала.  Материал был записан в формате VHS, тем не менее, после  17 лет забытья в гараже одного из участников проекта, интервью было восстановлено с магнитной ленты и предоставлено для просмотра.

Факты о фильме Стив Джобс Потерянное интервью

Господин Крингли, ведущий интервью, был хорошо знаком со Стивом Джобсом, так как сам некогда был сотрудником компании «Apple». Возможно поэтому, как считают знатоки Джобса, в интервью тот вел себя чрезвычайно открыто.

На момент интервью Стиву Джобсу уже исполнилось сорок.  В беседе он, конечно же, коснулся момента основания «Apple» вместе со Стивом Возняком и неосознанному изобретению сотового  телефона «BlueBox». Это устройство позволяло совершать звонки в другую точку планеты, но при этом платить за разговоры столько, если бы вы звонили в квартиру по-соседству.  «Мы поняли, что вдвоем можем контролировать миллиардную инфраструктуру!» — так говорит Джобс в интервью.

Спустя всего шесть месяцев после разговора с Бобом Крингли, Джобс продал «NeXT»  для компании  «Apple»,  а через год стал ее исполнительным директором. Однако в интервью он смело произносит: «Apple» умирает», потому что «понимание того, как и какие новые продукты создавать в течение десятилетия испарилось, а огромные ресурсы на исследование и развитие продолжали тратиться, истощая казну компании». Этот обзор показывает, что компания «Apple» без Стива Джобса могла остаться далеко позади и потерять творческий импульс.

Прогнозы и ожидания Стив Джобс Потерянное интервью

Роджер Эберт, кинокритик: «Для меня Джобс завоевал особое расположение, с тех пор как я купил свой первый Мак. А для вас? Вероятно, вы знаете, что это был за момент, раз готовы посмотреть этот фильм. «Стив Джобс: Потерянное интервью» представляет собой, скорее даже не фильм. Это сырой материал для фильма, в форме близкого диалога со Стивом Джобсом. Это дань особой популярности личности Стива Джобса — пожалуй, единственной «говорящей головы», на которую люди готовы смотреть более часа, да еще и заплатить за это».

Несомненно, Стив Джобс предстает перед зрителями, как человек, способный заглянуть далеко в будущее.  Уж в 1995 году он обозначил, что интернет будет играть со временем огромную роль в жизни общества.  В заключительной части беседы основатель «Apple» опасается, что компания, которая была задумана со взглядом на изыск и красоту, постепенно теряет свой вкус и отмечает, что «плохой вкус — это основная проблема «Microsoft».

  • Режиссер фильма «Стив Джобс: Потерянное интервью»:  Пол Сен.
  • Участники фильма «Стив Джобс: Потерянное интервью»:  Стив Джобс, Боб Крингли.

  

Впервые на русском языке: Интервью Стива Джобса «Плейбою» (1985 г.)

Предлагаем вам один из довольно редких материалов, найденный в архивах журнала Playboy. Это интервью главы Apple Стива Джобса, которое он дал мужскому журналу в 1985 году. Тогда ему было 29 лет, и миру только что был официально представлен новый компьютер Macintosh. На тот момент он был самым молодым американцем, вошедшим в список Forbes, и одним из семи фигурантов этого списка, которые нажили свои состояния самостоятельно.

Интервью взял у Джобса лично основатель журнала Playboy Хью Хефнер во время вечеринки с участием множества знаменитостей. Предположительно, это был день рождения сына музыканта Мика Джаггера, на котором присутствовали такие знаковые фигуры как художник Энди Уорхол и граффитист Кит Хэринг. Итак, предоставляем слово мистеру Хефнеру.

Интервью было уже почти готово, когда я встретил Джобса на селебрити-вечеринке в Нью-Йорке, на которой праздновался день рождения одного звездного ребенка. Наблюдая за Джобсом, я видел, как он отвел в сторонку девятилетнего виновника торжества и вручил ему привезенный из Калифорнии подарок – компьютер Macintosh. Я наблюдал за тем, как он показывает ребенку, как рисовать с помощью графической программы этого компьютера. Позднее в комнату вошли два других знаменитых гостя и начали заглядывать Джобсу через плечо. «Мммм, – сказал один из них, художник Энди Уорхол. – Что это такое? Кит, посмотри. Это восхитительно!». Второй гость, граффитист Кит Хэринг, тоже подошел, чтобы поглазеть на это чудо техники. Уорхол и Хэринг попросили разрешения тоже с ним поиграться, и когда я уходил из комнаты, я услышал восторженный голос Уорхола, манипулировавшего мышью: «Боже мой! Я нарисовал круг!».

Однако сцена, которую я наблюдал после вечеринки, была еще более примечательна. Когда все гости уже давно разошлись, Джобс остался, чтобы обучить ребенка азам работы с Mac. Позднее я спросил его, почему ему было намного приятней общаться с мальчишкой, чем с двумя знаменитыми художниками. Его ответ совсем не походил на подготовленный: «Взрослые люди подходят и спрашивают: что это такое? А ребенок спрашивает: что я могу на нем делать?».

Как Джобс побрился налысо

Джобс: Я гулял по Гималаям и случайно забрел на какой-то религиозный фестиваль. Там я увидел «бабу», священного человека, которого воспевали на этом фестивале. Я почувствовал запах вкуснейшей еды. Я давно уже не наслаждался вкусной пищей, и поэтому решил подойти, чтобы выразить свое почтение и отведать кушанья.

По какой-то причине этот баба, увидев меня сидящего за столом, сразу же подсел рядом и начал надо мной смеяться. Он плохо говорил по-английски, и я почти не знал хинди, но он попытался завязать со мной беседу, не прекращая хохотать. Потом он взял меня за руку о повел по горной тропе. Это было довольно смешно, поскольку там присутствовали сотни индусов, которые проехали тысячи миль, чтобы хотя бы несколько секунд пообщаться с этим человеком, а я только заглянул на обед и почему-то удостоился прогулки с ним по горной тропе.

Через полчаса мы добрались до вершины годы, где я увидел небольшой пруд. Он погрузил мою голову в воду, достал из кармана бритву и обрил меня наголо. Я был совершенно поражен. Мне 19 лет, я иностранец, стою на коленях в Гималаях, и какой-то нелепый индийский баба завел меня на вершину горы и побрил налысо. Я до сих пор так и не понял, зачем он это сделал.

Любимое занятие супервайзера из HP

Playboy: Вы в свое время успели поработать в Hewlett-Packard. Как это произошло?

Джобс: Когда мне было 12 или 13 лет, я что-то там конструировал, и мне нужны были запчасти. Я решил позвонить Биллу Хьюллету (Bill Hewlett), его номер я нашел в телефонной книжке города Пало Альто. Он взял трубку и к моему удивлению оказался очень любезным. Я помню, что мы проболтали с ним около 20 минут. Он совсем меня не знал, но в итоге дал мне необходимые детали, а потом даже устроил на работу на завод Hewlett-Packard. Я должен был стоять у конвейера и собирать частотомеры. Работа была тяжелой, но это неважно: тогда я чувствовал себя в раю.

Я помню мой самый первый день, когда мое лицо излучало блаженство и энтузиазм, и мне назначили супервайзера по имени Крис. Тогда я сказал ему, что самым моим любимым занятием является электроника. В ответ на мой вопрос о том, чем больше всего любит заниматься он, супервайзер взглянул на меня и сказал: «Е*аться!» (смеется). Да, в то лето я узнал много нового».

О расставании со Стивом Возняком

Playboy: Как время сказалось на вашем сотрудничестве с Возняком?

Джобс: Дело в том, что Воз никогда не был заинтересован в Apple как в компании. Он просто хотел создать Apple II на основе печатной платы и доставить его в свой компьютерный клуб так, чтобы по дороге не оборвать провода. В итоге ему это удалось, и он решил переключить свое внимание на другие дела. У него были другие идеи.

Playboy: Например, рок-концерт и компьютерное шоу в рамках US Festival, когда он потерял что-то вроде 10 миллионов долларов.

Джобс: Ну, я с самого начала считал, что US Festival – безумие, но Воз в него твердо верил.

Playboy: Какие теперь у вас с ним отношения?

Джобс: Когда ты работаешь с кем-то настолько тесно и проходишь вместе с ним через такие жизненные испытания, через которые прошли мы, эти внутренние связи остаются на всю жизнь. Какими бы ни были у вас разногласия, эти связи остаются. И даже если этот человек не является сегодня твоим лучшим другом, между вами все равно присутствует что-то, что в некотором смысле важнее даже дружбы. Воз сегодня живет своей жизнью. Уже почти пять лет он не работает в Apple. Но то, что он создал, уже вошло в историю. Сегодня он часто посещает компьютерные мероприятия и выступает на них. Ему это нравится.

Джобс о мыши

Playboy: Сегодня большинство компьютеров для ввода данных используют нажатия клавиш, однако в Macintosh им на смену пришло нечто под названием «мышь» — маленькая коробочка, которая катается по вашему столу и управляет компьютером при помощи стрелочки на экране. Многим людям, привыкшим к использованию клавиатуры, будет сложно перейти на такой тип интерфейса. Так почему мышь?

Джобс: Если я хочу сказать вам, что на вашей рубашке пятно, я не буду выражать свою мысль лингвистически: «На вашей рубашке находится пятно, расположенное в 14 сантиметрах ниже воротника и в трех сантиметрах правее пуговицы». Если у вас пятно, я скажу: «Смотрите!» (тыкает пальцем). Мы знаем, что указание это метафора. Мы провели множество исследований и пришли к выводу, что с помощью мыши все функции выполняются намного быстрее, особенно вырезание и вставка. Пользоваться ей не легче, но зато это более эффективно.

О «Маке» за 1000 долларов

Playboy: Вот как критики описывают вашу стратегию: сначала привлекаете фанатов и продаете им продукцию по высоким ценам, а потом снижаете цены для всего остального рынка.

Джобс: Это просто неправда. Мы снижаем цены, как только у нас есть возможность, чтобы это сделать. Наши компьютеры действительно сегодня не такие дорогие, как несколько лет назад. Но то же самое можно сказать и про IBM PC. Наша цель состоит в том, чтобы обеспечить компьютерами десятки миллионов человек. И чем дешевле мы сможем их сделать, тем легче мы с можем добиться этой цели. Я был бы счастлив, если бы удалось снизить цену Macintosh до 1000 долларов.

О качестве и мотивации

Playboy: Действительно ли человек должен быть безумным, чтобы создавать безумно прекрасные вещи?

Джобс: На самом деле, создание безумно прекрасного продукта во многом зависит от процесса разработки этого продукта, а также от того, как мы умеешь узнавать о новых идеях и технологиях и адаптировать нужные идеи, отфильтровывая ненужные. А вообще люди, создавшие Mac, пожалуй, являются безумцами.

Playboy: Но как отличаются люди, обладающие безумно прекрасными идеями, от тех, кто реализует эти безумно прекрасные идеи?

Джобс: Рассмотрим это на сравнении с IBM. Как вышло так, что группа Mac создала Mac, а люди в IBM произвели PCjr? Мы думаем, что Mac будет продаваться в огромных количествах, однако мы не создавали Mac для кого-либо еще. Мы создавали его для самих себя. Право судить о том, хорош он или нет, мы доверили самим себе. Мы не занимались никакими исследованиями рынка, а просто желали сделать лучшее из того, что мы были в состоянии создать. Если ты хороший плотник и делаешь красивую тумбочку, ты не будешь прибивать сзади фанеру, даже несмотря на то, что задняя часть повернута к стене, и никто ее не видит. Ты будешь хорошо спать ночью, только если тебе удалось воплотить в своем произведении эстетическую красоту и качество.

Playboy: Вы намекаете на то, что люди, создавшие PCjr, не обладают таким чувством гордости за свой продукт?

Джобс: Если бы им было свойственно это чувство, они отказались бы от производства PCjr. Для меня совершенно очевидно, что они разрабатывали его на основании результатов исследования конкретного рыночного сегмента и для конкретного демографического типа потребителя. Они надеялись, что если они создадут этот компьютер, его купят многие люди, и они заработают большие деньги. Вот в чем различаются наши мотивы. Люди в группе Mac хотели создать лучший компьютер из тех, что они когда-либо видели.

Что общего между IBM и Frito-Lay

Джобс: Давайте взглянем на такой пример: Frito-Lay (производитель закусок, в том числе чипсов Lay’s и Cheetos – AppleInsider) является очень интересной компанией. В каждом уважающем себя магазине обязательно есть лоток Frito-Lay, а в супермаркетах и вовсе есть отдельные стеллажи для ее продукции. Самая большая проблема для Frito-Lay состоит в браке, то есть некачественных чипсах. В настоящий момент в компании занято 10 000 сотрудников, которые занимаются тем, что отфильтровывают некачественный продукт и заменяют его качественным. Они общаются с руководством конкретных подразделений и следят за тем, чтобы все было в порядке. Благодаря такому обслуживанию и поддержке в настоящий момент они контролируют 80 процентов своего сегмента рынка. И никто не в состоянии прийти туда и что-то изменить. Пока они работают так, как работают, никто не сможет отобрать у них эти 80 процентов, поскольку у них трудится такой большой штат в отделах продаж и поддержки. Ни одна другая компания не сможет этого сделать, потому что она не сможет себе этого позволить. А позволить она себе этого не сможет, потому что не обладает 80-процентной долей на рынке. Вот такой получается замкнутый круг. И никто не сможет прийти и разрушить эту систему.

При этом у Frito-Lay нет серьезной необходимости в инновациях. Они просто замечают какую-нибудь новую идею, сгенерированную более маленькой компанией, изучают ее в течение года, и еще через год выдают эту идею за свою, дополняя ее убийственной поддержкой и обслуживанием. В результате этот новый продукт тоже захватывает 80 процентов рынка.

IBM играет в ту же самую игру. Если вы посмотрите на рынок потребительских компьютеров, вы увидите, что с того момента, как IBM 15 лет назад начала доминировать на этом рынке, от нее практически перестали поступать какие-либо инновации. В фундаментальном плане IBM PC не привнес в отрасль никакой новой технологии. Это был простой ребрендинг и небольшое усовершенствование Apple II, но им захотелось иметь все. Они хотят иметь абсолютно все.

Рынок компьютеров постепенно сводится к противостоянию двух компаний, хотим мы того или нет. Мне это не особо нравится, но все идет к соперничеству между Apple и IBM.

О терроре в третьем классе

Playboy: Долина, в которую переехали ваши родители, с тех пор называется Кремниевой. Каково было расти там?

Джобс: Это был пригород, который ничем не отличался от других пригородов в США. Я вырос в квартале, где было полно детей. Моя мать научила меня читать, прежде чем я пошел в школу, поэтому в школе мне было скучно, и я устроил там настоящий террор. Вам нужно было видеть наш третий класс! Мы практически довели нашу учительницу до ручки, выпуская в классе змей и взрывая бомбы. Но в четвертом классе все уже было по-другому. Одним из главных святых в моей жизни является женщина по имени Имоджин Хилл (Imogene Hill), которая была моей учительницей в четвертом классе. Благодаря тому, что она воспитала во мне тягу к обучению, за один год я, казалось, выучил больше, чем другие учат за несколько лет. В результате на следующий год меня хотели сразу перевести в старшую школу, но моим родителям хватило мудрости не позволить этого сделать.

О применении Apple II в ядерном оружии

Playboy: Вы думаете, компьютеры смогут помочь развитию человечества?

Джобс: Я расскажу вам одну историю. Недавно я увидел видеопленку, которую мне не следовало было видеть. Она была подготовлена для руководителей Генштаба. Так вот, просмотрев эту пленку, мы обнаружили, что как минимум несколько лет назад каждое тактическое ядерное оружие в Европе, обслуживаемое персоналом из США, работало под управлением компьютера Apple II. Мы никогда не продавали компьютеры военным. Видимо, они приобретали их через дилеров. Но нам было очень неприятно узнать, что наши компьютеры используются для управления ядерным оружием в Европе.

Дело в том, что инструменты, которые мы изобретаем, не всегда используются для тех целей, для которых нам хотелось бы. И использование этих инструментов для положительных и созидательных целей является объектом мудрости человека, а не самих инструментов.

Жить как художник, а не как бизнесмен

Джобс: Я всегда буду связан с Apple. Я надеюсь, что нить моей жизни и нить Apple будут переплетаться друг с другом, сплетая что-то наподобие гобелена. Возможно, будут годы, когда меня не будет в Apple, но я обязательно вернусь (в том же году совет директоров Apple уволит Стива Джобса из компании, а в 1997 году он вернется в нее – AppleInsider). Главное, что стоит помнить обо мне, это то, что я по-прежнему студент, и я по-прежнему нахожусь в учебном лагере.  Если кто-нибудь может читать мои мысли, то я сохраню эту мысль в своей голове. А вообще не стоит воспринимать все это настолько серьезно. Если ты хочешь жить творчески, как художник, не следует часто оглядываться назад. У тебя должно быть желание взять все то, что ты сделал, и все то, чем ты стал, и выбросить все это. Кто мы такие, в конце концов? Большею частью, мы – просто совокупность симпатий и неприязней, привычек, штампов. Внутри же нашей сущности находятся наши ценности, а также принимаемые нами решения, которые отражают эти ценности. Вот почему так трудно давать интервью и появляться в СМИ: ты растешь и меняешься, и чем сильней внешний мир пытается принудительно слепить твой образ, основанный на его представлении о тебе, тем сложней получается оставаться художником. Именно поэтому очень часто художнику следует говорить: «Пока, мне нужно идти. И я сойду с ума, если побыстрей отсюда не выберусь».  После этого он отправляется в спячку, и возможно, когда он появится на публике вновь, он уже будет немного другим.

О филантропии

Playboy: Что на самом деле значат для вас деньги?

Джобс: Я до сих пор не могу понять. Иметь больше денег, чем ты можешь потратить за всю свою жизнь, это большая ответственность. В то же время я чувствую, что должен их тратить. Если ты умираешь, вряд ли ты захочешь оставить своим детям крупную сумму денег, поскольку это только разрушит их жизни. А если ты умираешь без детей, то все деньги уйдут к государству. Многие люди думают, что могли бы вложить эти деньги во благо человечества более эффективно, чем это делает правительство. Проблема состоит в определении того, как бы вложить эти средства в мир: просто раздать их или сделать эти инвестиции выражением своих ценностей.

Playboy: Так что же делаете вы?

Джобс: Это часть моей жизни, и я бы не хотел о ней распространяться. Когда у меня будет время, я открою общественный фонд. Пока я кое-что делаю, но это личное.

Playboy: Вы можете провести всю свою жизнь, тратя деньги.

Джобс: Да, это так. Но я убежден в том, что потратить доллар с пользой сложней, чем заработать доллар.

О тридцатилетии

Playboy: Вы знаете, чем хотите заниматься в остаток своей жизни?

Джобс: Периодически мне на ум приходит изречение одного старого индуиста: «Первые 30 лет своей жизни вы формируете свои привычки. Вторые 30 лет вашей жизни ваши привычки формируют вас». Так как в феврале мне исполнится 30, эта мысль не покидает моей головы.

Источник: Playboy
Специально для AppleInsider.ru

Первое интервью. Стив Джобс. Тот, кто думал иначе

Читайте также








Часть 2 Суси и Макдоналдсы Первое интервью нашим людям, взятое на языке предполагаемого союзника115



Часть 2
Суси и Макдоналдсы
Первое интервью нашим людям, взятое на языке предполагаемого союзника115
Место: офис Харуки Мураками, Аояма, ТокиоВремя: 20 августа 2002 г.

Никогда не задумывался, о чем бы спросить у Харуки Мураками. Столько лет носился с ним, как с Овцой в голове, а о






Закон рычага: правило первое, вернее, второе, потому что первое – опоздание



Закон рычага: правило первое, вернее, второе, потому что первое – опоздание
Нельзя зажимать важную персону в углу и грузить ее там с дикой скоростью своими проблемами, даже если эти проблемы вовсе не ваши, а страны, и для ее блага их надо решить немедленно, желательно тут






ГЛАВА 11 Арест Шихановича. Демонстрация у ливанского посольства. Грузия и Армения. Исключение Тани из МГУ. Суд над Любарским. Первое интервью. Люся расстается с партией



ГЛАВА 11
Арест Шихановича.
Демонстрация у ливанского посольства.
Грузия и Армения. Исключение Тани из МГУ.
Суд над Любарским. Первое интервью.
Люся расстается с партией
В сентябре Люся поехала на очередное свидание к Эдику. Вскоре она вернулась ни с чем. Свидание было, как






Интервью



Интервью
Александр Абдулов. Труд, 5 октября 1980 (В. Кичин)Ирина Алферова и Александр Абдулов. Советский экран, № 16, 1980 (М. Карапетян) Александр Абдулов. Советский экран, № 19, 1980Я люблю театр. Комсомолец Узбекистана, 1 октября, 1981 (Г. Фомаиди)Верь в дело свое. Комсомолец Донбасса.






Первое и последнее интервью



Первое и последнее интервью
К 100-летию генерала армии Петра Ивашутина газета «Завтра» опубликовала в № 38 (826) 2009 года статью бывшего корреспондента газеты «Красная Звезда» Николая Пороскова под названием «Патриарх разведки». В ней он, в частности, писал, что П. И. Ивашутин






Это интервью словно исповедь Интервью эстонскому журналисту Антсу Паю (апрель 1979 г.)



Это интервью словно исповедь Интервью эстонскому журналисту Антсу Паю (апрель 1979 г.)

Уж не жду от жизни ничего я,
И не жаль мне прошлого ничуть;
Я ищу свободы и покоя!
Я б хотел забыться и заснуть!
Но не тем холодным сном могилы…
Я б желал навеки так заснуть,
Чтоб в груди






1994. Первое интервью



1994. Первое интервью
Пытаясь определить место Бориса БЕРЕЗОВСКОЕО в системе координат российского бизнеса, я осторожно спросил у близкого знакомого Бориса Абрамовича, можно ли назвать того одним из самых богатых людей нашей страны. Человек, которому я задал этот вопрос,






Интервью



Интервью
Большое спасибо тем, кто позволил мне использовать в этой книге свои рассказы, мысли и воспоминания. СемьяНика де КенигсвартерСтивен де КенигсвартерМириам РотшильдВиктор РотшильдДжейкоб РотшильдМиранда РотшильдЭмми Фримен-ЭтвудРозмари СерисИвлин де






Мое первое интервью



Мое первое интервью
Вторник, 22 февраля 1944 г.Представим себе, что объект моего первого интервью знает, что будет использован в качестве материала! Он зальется краской и спросит: «Да о чем же меня интервьюировать?»Должна признаться: этот мой объект — Петер, и я расскажу






ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ В ЛЕНИНГРАДЕ



ПЕРВОЕ ИНТЕРВЬЮ В ЛЕНИНГРАДЕ
Во время первого выступления Высоцкого в «Востоке» состоялось одно из первых в его жизни интервью. Конечно, это было ещё не интервью для газеты, но, тем не менее, это было в первый раз, когда серьёзный филолог, один из основателей клуба «Восток»






«Спецназ России» (июнь 2004; Андрей Дмитриев; первое интервью)



«Спецназ России» (июнь 2004; Андрей Дмитриев; первое интервью)
– Расскажи о себе и о том, как ты очутился в Чечне?– Я сын учителя и медсестры. Родился в рязанской деревне Ильинка. Работал в ОМОНе. Весной 1996 года меня отправили в командировку в Грозный. Тогда как раз






из интервью: ЕГОР ЛЕТОВ, ОНИ НЕ ПРОЙДУТ. ИНТЕРВЬЮ С САМИМ СОБОЙ



из интервью: ЕГОР ЛЕТОВ, ОНИ НЕ ПРОЙДУТ. ИНТЕРВЬЮ С САМИМ СОБОЙ
…Если нет ни сил, ни выхода, тогда надо уходить достойно, не сдавшись, как это сделали Янка, Башлачев, Селиванов и другие мои братья и сестры по оружию и фронту. Они победили, попрали в первую очередь свирепый






Интервью



Интервью
«ЛИТВА ДОБЬЕТСЯ СВОЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ»: ИНТЕРВЬЮ С ЛИТОВСКИМ ПОЭТОМ ТОМАСОМ ВЕНЦЛОВАРусская мысль. 1978. 17 августа.ГОВОРЯТ УЧАСТНИКИ СИМПОЗИУМА: ТОМАС ВЕНЦЛОВА (ЙЕЛЬ)Русская мысль. 1986. 3 октября. С. 12.ВТОРАЯ ОТТЕПЕЛЬСтрана и мир (Мюнхен). 1987. № 1. С. 39.«ПОЗИЦИЯ














Стив Джобс в 1994 году: интервью журналу The Rolling Stone

История генерального директора Apple Стива Джобса — одна из самых известных в американском бизнесе: лохматый парень, любящий Боба-Дилана, основывает компьютерную компанию в гараже Кремниевой долины и меняет мир. Но, как и в любой увлекательной истории, в ней есть свои мрачные моменты. До появления iPad или iPhone Джобс, в то время глава недолговечного NeXT Computer, сел с Джеффом Гуделлом из Rolling Stone. Это был 1994 год, Джобса давно выгнали из Apple, Интернет все еще оставался прерогативой компьютерных фанатов и ученых, а революция персональных компьютеров выглядела так, как будто она уже закончилась.Но даже в один из самых низких моментов своей карьеры Джобс все еще верил в безграничный потенциал персональных компьютеров. Читайте дальше, чтобы получить представление о том, как Джобс понимает КПК и объектно-ориентированное программное обеспечение, а также о его отношениях с Биллом Гейтсом и о том, почему ему нужен Интернет в своем кабинете, а не в гостиной. Стив Джобс умер от рака поджелудочной железы в возрасте 56 лет 5 октября 2011 года.

Предполагалось, что, как и другие явления 80-х, Стива Джобса уже давно нет.После впечатляющего взлета Apple, которая всего за восемь лет превратилась из гаражного стартапа в компанию с оборотом 1,4 миллиарда долларов, Предприниматель десятилетия (как его помазал один журнал в 1989 году) попытался сделать все это снова с новой компанией под названием Следующий. Он собирался построить следующее поколение персональных компьютеров, машину, такую ​​красивую, такую ​​мощную, такую ​​ безумно отличную, , что она посрамит Apple. Этого не произошло. После восьми долгих лет борьбы и заработка около 250 миллионов долларов в прошлом году NeXT закрыла свое подразделение оборудования и уволила более 200 сотрудников.Казалось, что это только вопрос времени, когда все рухнет и Джобс исчезнет в гиперпространстве.

Но оказывается, что Джобс не так далеко зашел, как думали некоторые технологические эксперты. В разработке программного обеспечения грядут большие изменения — и Джобс, как никто другой, пытается быть первым. На этот раз Святой Грааль — объектно-ориентированное программирование; некоторые сравнивают эффект, который она окажет на производство программного обеспечения, с тем влиянием, которое промышленная революция оказала на промышленные товары.«За 20 лет работы в этой отрасли я никогда не видел столь серьезной революции, — говорит Джобс с характерным преуменьшением. «Вы можете создавать программное обеспечение буквально в 5-10 раз быстрее, и это программное обеспечение намного надежнее, проще в обслуживании и намного мощнее».

Эта статья появилась в номере журнала Rolling Stone от 16 июня 1994 года. Выпуск доступен в онлайн-архиве.

Конечно, это Силиконовая долина, и всегда есть новая революция для шумихи.И услышать это от Джобса — самого мистера Революции — непременно вызовет некоторые удивления. «Стив немного похож на мальчика, который кричал волком», — говорит Роберт Кринджли, обозреватель Info World, еженедельника новостей компьютерной индустрии. «Он слишком много раз выкрикивал революцию. Люди все еще слушают его, но теперь они настроены более скептически ». И даже если объектно-ориентированное программное обеспечение действительно станет популярным, Джобс вполне может оказаться второстепенной фигурой, а не размахивающим флагом лидером стаи, которым он явно себя считает.

Какую бы роль в конечном итоге не сыграл Джобс, нет никаких сомнений в том, что эволюционные силы скоро изменят индустрию программного обеспечения. С тех пор, как 10 лет назад Macintosh изменил мир благодаря своему блестящему интерфейсу «укажи и щелкни», все большие скачки в эволюции компьютеров были сделаны на стороне аппаратного обеспечения. Машины стали меньше, быстрее и дешевле. Программное обеспечение, напротив, стало больше, сложнее и дороже в производстве. В наши дни написание новой электронной таблицы или текстового редактора — утомительный процесс, как строительство небоскреба из зубочисток.Объектно-ориентированное программирование изменит это. Проще говоря, он позволит собирать гигантские сложные программы, как игрушки Tinkertoys. Вместо того, чтобы каждый раз начинать с нуля, накладывая одну строку кода на другую, программисты смогут использовать предварительно собранные фрагменты для создания 80 процентов программы, что позволит сэкономить огромное количество времени и денег. Поскольку эти объекты будут работать с широким спектром интерфейсов и приложений, они также устранят многие проблемы совместимости, присущие традиционному программному обеспечению.

На данный момент выгодоприобретателем всего этого является корпоративная Америка, которой требуется мощное специализированное программное обеспечение для управления огромными базами данных в своих сетях. Из-за огромных требований к аппаратному обеспечению для объектно-ориентированного программного обеспечения пройдут годы, прежде чем оно станет практичным для малого бизнеса и отдельных пользователей (например, для достойной производительности программного обеспечения NeXT на процессоре 486 / Pentium требуется 24 мегабайта ОЗУ и 200 ГБ ОЗУ). мегабайтов на жестком диске). Тем не менее, в долгосрочной перспективе объектно-ориентированное программное обеспечение значительно упростит задачу написания программ, в конечном итоге сделав его доступным даже для людей без ученых степеней Массачусетского технологического института.

Никто не оспаривает тот факт, что у NeXT есть преимущество в этой новой технологии. В отличие от большинства своих конкурентов, чье объектно-ориентированное программное обеспечение все еще находится на стадии прототипа, NEXTSTEP (программное обеспечение операционной системы NeXT) уже несколько лет отсутствует в реальном мире. Он был протестирован, переработан, доработан и, по общему мнению, является серьезной работой. Преобразователи включают McCaw Cellular, Swiss Bank и Chrysler Financial. Но, как показал ошеломляющий успех Microsoft, не всегда побеждает компания, предлагающая лучший продукт.Чтобы NeXT преуспел, ей придется противостоять двум силам: Taligent, новому партнерству Apple и IBM, и Биллу Гейтсу и его паровому катку Microsoft с годовым доходом в 4 миллиарда долларов. «Прямо сейчас между этими тремя компаниями идет скачка», — говорит Эстер Дайсон, гуру маркетинга Кремниевой долины. Недавняя сделка на 10 миллионов долларов с Sun Microsystems — компанией по производству рабочих станций, которая когда-то была главным конкурентом NeXT — вдохнула новую жизнь в NeXT, но это всего лишь один шаг на очень долгом пути. Тем не менее, немногие осмеливаются исключать NeXT.

Сегодня 39-летний Джобс, похоже, стремится дистанцироваться от своей репутации Wunderkind 80-х годов. Теперь он носит маленькие круглые очки в стиле Джона Леннона, а его мальчишеское лицо скрыто за косматой бородой поэта Левобережья. Во время нашего интервью в офисе NeXT в Редвуд-Сити, штат Калифорния, всего в 20 милях к северу от своей старой вотчины Apple, он особенно обрадовался, избив своего старого соперника Билла Гейтса, но избегал обсуждать имена других тяжеловесов. Фирменные фразы Джобса, такие как «безумно великий» или «следующая большая вещь», нигде не встречались. Друзья говорят, что Sturm und Drang последних нескольких лет немного унизили Джобса; Сейчас он преданный семьянин, а по выходным его часто можно увидеть катающимся на роликах с женой и двумя детьми по улицам Пало-Альто.

«Помните, это парень, который никогда не верил ни в одно из применимых к нему правил», — говорит один коллега. «Теперь, я думаю, он наконец понял, что он смертный, как и все мы».

Прошло 10 лет с момента появления Macintosh.Когда вы смотрите на современный технологический ландшафт, что вас больше всего удивляет?
Иногда люди говорят: «Вы работаете в самой быстрорастущей отрасли в мире». Я так не думаю. Я думаю, что работаю в одном из самых медленных. Кажется, чтобы что-то сделать, потребуется целая вечность. Все элементы графического пользовательского интерфейса, которые мы делали с Macintosh, были впервые реализованы в Xerox PARC [легендарном исследовательском центре компании в Пало-Альто] и Дугом Энгельбартом в SRI [ориентированном на будущее аналитическом центре в Стэнфорде] в середине 70-х годов. .И вот мы где-то в середине 90-х, и сейчас это вроде банально. Но это примерно от 10 до 20 лет. Это долго.

Причина этого в том, что, кажется, требуется уникальное сочетание технологий, таланта, бизнеса, маркетинга и удачи, чтобы внести значительные изменения в нашу отрасль. Это случалось не так часто.

Еще один интересный момент заключается в том, что в целом бизнес является движущей силой этих изменений. Просто потому, что у них много денег.Они готовы платить деньги за то, что сэкономит им деньги или даст им новые возможности. И это иногда бывает сложно, потому что многие люди, которые наиболее креативны в этом бизнесе, делают это не потому, что хотят помочь корпоративной Америке.

Прекрасным примером может служить КПК [Personal Digital Assistant], например Newton от Apple. Я не очень оптимистичен по этому поводу и скажу вам, почему. Большинство людей, разработавших эти КПК, разработали их, потому что думали, что люди собираются покупать их и отдавать своим семьям. Мои друзья основали General Magic [новую компанию, которая надеется бросить вызов Ньютону]. Они думают, что они будут у ваших детей, у вашей бабушки, а вы собираетесь отправлять сообщения. Что ж, по цене 1500 долларов за штуку со встроенным сотовым модемом, я не думаю, что многие люди купят три или четыре штуки для своей семьи. Люди, которые собираются покупать их в первые пять лет, — мобильные профессионалы.

И проблема в том, что психология людей, которые разрабатывают эти вещи, просто не позволяет им надевать костюмы, садиться в самолеты и идти в Federal Express и предлагать свой продукт.

Чтобы осуществить ступенчатые функциональные изменения, революционные изменения, требуется сочетание технической проницательности, бизнеса и маркетинга, а также культуры, которая может каким-то образом согласовать причину, по которой вы разработали свой продукт, и причину, по которой люди захотят его купить. Я с большим уважением отношусь к постепенным улучшениям, и я делал такие вещи в своей жизни, но меня всегда привлекали более революционные изменения. Не знаю почему. Потому что они тяжелее. Они испытывают гораздо больший эмоциональный стресс.И обычно вы переживаете период, когда все говорят вам, что вы полностью потерпели неудачу.


Это тот период, из которого вы выходите сейчас?
Надеюсь. Я был там раньше и недавно был там снова.

Как вы знаете, большую часть того, чем я занимался в своей карьере, было программное обеспечение. В Apple II было не так уж много программного обеспечения, но Mac был просто программным обеспечением в классной коробке. Пришлось собрать коробку, потому что программное обеспечение не работало бы на другом приставке, но, тем не менее, в основном это было программное обеспечение.Я был вовлечен в PostScript и создание Adobe, и все это было программное обеспечение. И то, что мы сделали с NEXTSTEP, на самом деле полностью программное обеспечение. Мы пытались продать его в действительно крутой коробке, но извлекли очень важный урок. Когда вы просите людей выйти за рамки мейнстрима, они рискуют. Так что за такой риск должна быть какая-то важная награда, иначе они не пойдут на это

Мы узнали, что награда не может быть ни в полтора, ни в два раза лучше. Этого не достаточно.Вознаграждение должно быть в три, четыре или пять раз больше, чтобы рискнуть и выбраться из мейнстрима.

Проблема в том, что с точки зрения аппаратного обеспечения вы больше не можете создать компьютер, который был бы вдвое лучше любого другого. Слишком много людей знают, как это делать. Вам повезет, если вы сможете сделать то, что в полтора или в полтора раза лучше. А потом осталось всего шесть месяцев, прежде чем все поймут. Но вы можете сделать это программно. На самом деле, я думаю, что совершенный нами скачок опережает всех по крайней мере на пять лет.

Давайте поговорим об эволюции ПК. Около 30 процентов американских домов имеют компьютеры. Бизнесы связаны. Компьютеры для видеоигр быстро становятся такими же мощными, как ПК, и в ближайшем будущем они смогут делать все, что могут делать традиционные настольные компьютеры. Революция ПК закончилась?
Нет. Я не знаю, что вы имеете в виду, говоря своим вопросом, но я думаю, что революция ПК еще далека от завершения. То, что произошло с Mac, было … ну, сначала я должен рассказать вам свою теорию о Microsoft.За последние 10 лет Microsoft преследовала две цели. Один заключался в том, чтобы скопировать Mac, а другой — в том, чтобы скопировать успех Lotus в электронной таблице — в основном, в бизнесе приложений. И за последние 10 лет Microsoft достигла обеих этих целей. А теперь они полностью потеряны.

Они смогли скопировать Mac, потому что Mac завис во времени. Mac не сильно изменился за последние 10 лет. Изменилось, может быть, на 10 процентов. Это была сидящая утка. Удивительно, что Microsoft потребовалось 10 лет, чтобы скопировать что-то, что было сидячей уткой.Apple, к сожалению, не заслуживает особой симпатии. Они вложили сотни и сотни миллионов долларов в исследования и разработки, но получилось очень мало. Они почти не производили новых инноваций со времен самого оригинального Mac.

Итак, настоящие гены Macintosh заселили Землю. Девяносто процентов в виде Windows, но, тем не менее, есть десятки миллионов компьютеров, которые так работают. И это здорово. Вопрос в том, что дальше? И что будет продолжать эту компьютерную революцию?

Если вы посмотрите на цель 80-х, это действительно была индивидуальная производительность.И на это можно ответить с помощью приложений в термоусадочной упаковке [готового программного обеспечения]. Если вы посмотрите на цель 90-х — ну, если вы посмотрите на персональный компьютер, то он превращается из инструмента вычислений в инструмент коммуникации. От индивидуальной продуктивности к продуктивности организации и операционной продуктивности. Я имею в виду, что рынок мэйнфреймов и мини-компьютеров по-прежнему столь же велик, как рынок ПК, и люди не покупают эти вещи для работы с электронными таблицами и текстовыми редакторами в термоусадочной пленке.Они покупают их, чтобы запускать приложения, автоматизирующие сердце их компании. И они не покупают эти приложения в термоусадочной упаковке. Вы не можете пойти купить приложение для работы в больнице, для торговли деривативами или для работы в своей телефонной сети. Их не существует. Или, если они это сделают, вам придется настроить их так, чтобы они стали действительно пользовательскими приложениями к тому времени, когда вы их освоите.

Эти пользовательские приложения действительно использовались только в бэк-офисе — в бухгалтерии, на производстве.Но по мере того, как бизнес становится все более изощренным, а потребители ожидают все большего и большего, эти пользовательские приложения захватили фронт-офис. Теперь, когда у компании есть новый продукт, он состоит только из трех вещей: идеи, канала продаж и специального приложения для реализации продукта. Компания больше не реализует продукт вручную и не обслуживает его вручную. Без пользовательского приложения у него нет нового продукта или услуги. Приведу вам пример. Программа «Друзья и семья» MCI — это самая успешная рекламная кампания за последнее десятилетие, которая измеряется в долларах и центах. AT&T не ответила на это 18 месяцев. Это обошлось им в миллиарды долларов. Почему они этого не сделали? Они явно умные ребята. Они не сделали этого, потому что не смогли создать собственное приложение для работы с новой платежной системой.

Итак, как это соотносится с ПК следующего поколения?
Я считаю, что следующее поколение ПК будет основано на гораздо более совершенном программном обеспечении, а также на специализированном программном обеспечении для бизнеса. Бизнес сосредоточился на программном обеспечении в термоусадочной упаковке для ПК, и именно поэтому ПК не затронули самую суть бизнеса.И теперь они хотят привести их в самое сердце бизнеса, и каждому придется запускать собственные приложения вместе со своими упакованными в термоусадочную пленку приложениями, потому что именно так предприятие собирается получить свое конкурентное преимущество в вещах.

Например, McCaw Cellular, крупнейший в мире провайдер сотовой связи, теперь управляет всем клиентским интерфейсом на NEXTSTEP. Они дают продавцам телефонов компьютеры с пользовательскими приложениями, так что когда вы покупаете сотовый телефон, у вас уходит полтора дня на то, чтобы подключиться к сети.Теперь это займет пять минут. Телефонный дилер просто запускает эти пользовательские приложения, они подключены к серверу в Сиэтле, и через полторы минуты, без вмешательства человека, ваш телефон будет работать во всей сети McCaw.

Вдобавок к этому, бизнес приложений прямо сейчас — если вы посмотрите даже на бизнес по производству термоусадочной пленки — резко сокращается. Сейчас от 100 до 200 человек требуется от одного до двух лет только для того, чтобы внести основную правку в текстовый процессор или электронную таблицу. Итак, все действительно творческие люди, которым нравится работать в небольших командах из трех, четырех, пяти человек, все они были вытеснены из этого бизнеса.Как вы, наверное, знаете, Windows — худшая из когда-либо созданных сред разработки. И Microsoft не заинтересована в его улучшении, потому что тот факт, что разрабатывать приложения для Windows очень сложно, играет на руку Microsoft. Невозможно заставить небольшие команды программистов писать текстовые процессоры и таблицы — это может нарушить их конкурентное преимущество. И они могут позволить себе, чтобы над проектом работали 200 человек, без проблем.

С нашей технологией и объектами буквально три человека в гараже могут взорвать то, что могут сделать 200 человек в Microsoft.Буквально может сдуть. Корпоративная Америка имеет такую ​​огромную потребность, что может сэкономить им столько денег или заработать так много денег, или стоить им так много денег, если они упустят ее, что они будут подпитывать революцию объектов.

Может и так. Но когда люди думают о Стиве Джобсе, они думают о человеке, чьей миссией было нести технологии в массы, а не в корпоративную Америку.
Ну, жизнь всегда немного сложнее, чем кажется.

То, что на протяжении многих лет приводило к успеху Apple II и позволяло потребителям пользоваться преимуществами этого продукта, — это продажа Visi-Calc в корпоративную Америку. Корпоративная Америка покупала Apple II и запускала на них Visi-Calc, как сумасшедшие, чтобы мы могли увеличить объемы продаж и снизить цены и продавать их как потребительский продукт по понедельникам, средам и пятницам, продавая их бизнесу по вторникам и четвергам. Мы раздавали Macintosh в высшее издательство, в то время как продавали их с хорошей прибылью корпоративной Америке. Так что требуется и то, и другое.

То, что будет способствовать объектной революции, — это не потребитель. Потребитель не увидит преимуществ до тех пор, пока бизнес не увидит их и мы не начнем наращивать объемы этого материала.Потому что, к сожалению, люди не восстают против Microsoft. Они не знают ничего лучшего. Они не сидят сложа руки, думая, что у них есть гигантская проблема, которую необходимо решить, в отличие от корпораций. Рынок ПК делает все меньше и меньше для удовлетворения их растущих потребностей. У них огромная потребность, и они это знают. Нам не нужно тратить деньги на разъяснение им проблемы — они знают, что у них есть проблема. Нас засасывает гигантский вакуум, и там много денег, чтобы подпитывать развитие этой предметной индустрии.И все выиграют от этого

Я посетил Xerox PARC в 1979 году, когда работал в Apple. Об этом визите писали — это был очень важный визит. Я помню, как мне показали их примитивный графический интерфейс. Он был неполным, что-то даже неправильным, но зародыш идеи был. И через 10 минут стало настолько очевидно, что каждый компьютер когда-нибудь будет работать именно так. Вы знали это каждой костью своего тела. Вы можете спорить о том, сколько лет на это потребуется, вы можете спорить о том, кто победители и проигравшие с точки зрения компаний в отрасли, но я не думаю, что рациональные люди могут утверждать, что каждый компьютер будет работать таким образом. когда-нибудь.

Я чувствую то же самое к объектам, каждой костью своего тела. Когда-нибудь все программное обеспечение будет написано с использованием этой объектной технологии. В этом нет никаких сомнений. Вы можете спорить о том, сколько лет это займет, вы можете спорить, кто будет победителями и проигравшими с точки зрения компаний в этой отрасли, но я не думаю, что рациональный человек может утверждать, что все программное обеспечение не будет построен таким образом.


Не могли бы вы объяснить простым языком, что такое объектно-ориентированное программное обеспечение?
Объекты похожи на людей.Они живые, дышащие существа, в которых есть знание о том, как что-то делать, и память внутри них, чтобы они могли запоминать вещи. И вместо того, чтобы взаимодействовать с ними на очень низком уровне, вы взаимодействуете с ними на очень высоком уровне абстракции, как мы это делаем прямо здесь.

Вот пример: если я являюсь вашим объектом для стирки, вы можете отдать мне свою грязную одежду и отправить мне сообщение, в котором говорится: «Можете ли вы постирать мою одежду, пожалуйста». Я знаю, где лучшая прачечная в Сан-Франциско.Я говорю по-английски, и у меня в карманах есть доллары. Я выхожу, останавливаю такси и говорю водителю, чтобы он отвез меня в это место в Сан-Франциско. Я иду постирать твою одежду, прыгаю обратно в такси, возвращаюсь сюда. Я даю вам чистую одежду и говорю: «Вот ваша чистая одежда».

Вы не представляете, как я это сделал. Вы ничего не знаете о прачечной. Может быть, вы говорите по-французски и даже не можете поймать такси. Вы не можете заплатить за один, у вас нет долларов в кармане.И все же я знал, как все это делать. И вам не нужно было ничего знать. Вся эта сложность была скрыта внутри меня, и мы могли взаимодействовать на очень высоком уровне абстракции. Вот что такое объекты. Они инкапсулируют сложность, и интерфейсы этой сложности находятся на высоком уровне.

Вы раньше поднимали Microsoft. Как вы относитесь к тому факту, что Билл Гейтс, по сути, добился доминирования в индустрии программного обеспечения, что составляет ваше видение того, как должны работать персональные компьютеры?
Я действительно не понимаю, что все это значит.Если вы скажете, ну, как вы относитесь к тому, что Билл Гейтс разбогател на некоторых из наших идей … ну, вы знаете, цель не в том, чтобы стать самым богатым человеком на кладбище. В любом случае это не моя цель.

Что я не считаю хорошим, так это то, что я не верю, что Microsoft превратилась в агента для улучшения вещей, в агента для осуществления следующей революции. Например, японцев обвиняли в простом копировании — и действительно, вначале они именно так и поступали.Но они стали более изощренными и начали вводить новшества — посмотрите на автомобили, они, конечно же, довольно много там внедрили. Я не могу сказать того же о Microsoft.

И меня это очень беспокоит, потому что я вижу, как Microsoft очень жестко конкурирует и выводит из бизнеса множество компаний — некоторые заслуженно, а другие — нет. И я вижу, что из этой отрасли уходит много инноваций. Я очень твердо верю, что отрасли абсолютно необходима альтернатива Microsoft.И ему нужна альтернатива Microsoft в области приложений, которой, я надеюсь, будет Lotus. И нам также нужна альтернатива Microsoft в области системного программного обеспечения. И единственная надежда на это, на мой взгляд, — это NeXT.

Microsoft, конечно же, работает над своей объектно-ориентированной операционной системой —
Они работали и над Mac 10 лет. Я уверен, что они работают над этим

Самым большим активом Microsoft является Windows. Их самая большая ответственность — это Windows.Windows настолько не объектно-ориентирована, что для них будет невозможно вернуться назад и стать объектно-ориентированными, не выбросив Windows, а они не могут этого делать годами. Так что они попытаются что-то исправить, но это не сработает.

Вы назвали Microsoft IBM 90-х. Что именно вы имеете в виду?
Они мейнстрим. И многие люди, которые не хотят слишком много думать об этом, просто купят свой продукт. Сейчас у них настолько сильное доминирование на рынке, что оно наносит серьезный ущерб отрасли.Я не люблю обсуждать, добились ли они этого честно или нет. Это решать другим. Я просто наблюдаю и говорю, что это вредно для страны.

Что вы думаете о федеральном антимонопольном расследовании?
У меня недостаточно данных. И опять же, вопрос не в том, выполнили ли они то, что они сделали в рамках свода правил, или нарушив некоторые правила. Я не могу сказать. Но я не думаю, что это важно. Я не думаю, что это настоящая проблема.Настоящая проблема в том, что Америка сейчас является мировым лидером в области программных технологий, и это настолько ценный актив для этой страны, что необходимо изучить все, что потенциально угрожает этому лидерству. Я думаю, что монополия Microsoft на оба сектора индустрии программного обеспечения — как системное, так и прикладное программное обеспечение, а также потенциальный третий сектор, который они хотят монополизировать, а именно сектор потребительских телевизионных приставок — будет представлять наибольшую угрозу для Доминирование Америки в индустрии программного обеспечения всего, что я когда-либо видел и о чем мог когда-либо думать.Я лично считаю, что в интересах страны разделить Microsoft на три компании — компанию, занимающуюся системным программным обеспечением, компанию, занимающуюся прикладным программным обеспечением, и компанию, производящую программное обеспечение для потребителей.

Слыша, как вы говорите так, я вспоминаю старые времена Apple, когда Apple играла роль бунтаря против истеблишмента. За исключением того, что теперь вместо IBM великое зло — это Microsoft. И вместо Apple, которая нас спасет, это NeXT. Вы тоже видите здесь параллели?
Да, знаю.Забудь меня. Это не важно. Что важно, я вижу огромные параллели между прочностью и доминирующим положением, которые были у IBM, и оковами, которые наложили на нашу отрасль, и тем, что Microsoft делает сегодня…. Я думаю, что мы были ближе, чем мы думаем, к потере части нашей компьютерной индустрии в конце 70-х — начале 80-х, и я думаю, что постепенный распад IBM был самым здоровым событием, которое произошло в этой отрасли за последние 10 лет.

Каковы ваши личные отношения с Биллом Гейтсом?
Я думаю, Билл Гейтс хороший парень.Мы не лучшие друзья, но разговариваем, может быть, раз в месяц.

Многое было сделано из соперничества между вами двумя. Два золотых мальчика компьютерной революции —
Я думаю, что у нас с Биллом очень разные системы ценностей. Мне очень нравится Билл, и я, конечно, восхищаюсь его достижениями, но компании, которые мы создали, сильно отличались друг от друга.

Многие люди считают, что, учитывая мёртвую хватку Microsoft над программным бизнесом, лучшее, на что может надеяться NeXT, — это то, что это будет нишевый продукт.
Apple — нишевый продукт, Mac — нишевый продукт. И все же посмотрите, что он сделал. Apple, компания с капиталом в 9 миллиардов долларов. Когда я ушел, это было 2 миллиарда долларов. У них все в порядке. Был бы я счастлив, если бы у нас была 10-процентная доля рынка системного программного обеспечения? Я был бы счастлив сейчас. Я был бы очень счастлив. Тогда я пошел бы работать как сумасшедший, чтобы получить 20.

Вы упомянули Apple ранее. Когда вы смотрите на основанную вами компанию, что вы думаете?
Я не хочу говорить об Apple.


А что насчет PowerPC?
Работает нормально. Это Pentium. PowerPC и Pentium эквивалентны плюс-минус 10 или 20 процентов, в зависимости от того, в какой день вы их измеряете. Это одно и то же. Итак, у Apple есть Pentium. Это хорошо. В три, четыре или пять раз лучше? Нет. Будет ли это когда-нибудь? Нет. Но это лучше, чем отставать. К сожалению, именно здесь архитектура Motorola 68000 была понижена. Это делает их как минимум равными, но это не является серьезным преимуществом.

Сегодня невозможно открыть газету, не прочитав об Интернете и информационной супермагистрали. Куда все это идет?
В Интернете нет ничего нового. Это происходит уже 10 лет. Наконец, сейчас волна нахлынула на обычных пользователей компьютеров. И я люблю это. Я думаю, что кабинет намного интереснее гостиной. Внедрение Интернета в дома людей будет действительно тем, чем занимается информационная супермагистраль, а не цифровой конвергенцией в телевизионных приставках.Все, что нужно сделать, — это прекратить работу магазинов видеопроката и сэкономить мне поездку, чтобы взять напрокат фильм. Я не очень рад этому. Я не в восторге от покупок дома. Я очень рад, что у меня в кабинете есть Интернет.

Телефонные компании, кабельные компании и Голливуд перепрыгивают друг через друга, пытаясь получить часть действия. Как вы думаете, кто окажется в выигрыше и в проигрыше, скажем, через пять лет?
Я разговаривал с некоторыми из этих ребят из телефонного и кабельного бизнеса, и поверьте мне, они понятия не имеют, что они здесь делают.И люди, которые говорят громче всех, знают меньше всего

Кого вы имеете в виду — Джона Мэлоуна?
Не хочу называть имена. Позвольте мне сказать, что в целом они понятия не имеют, насколько это будет сложно и сколько времени это займет. Никто из этих парней не разбирается в информатике. Они не понимают, что это маленький компьютер, который у них будет в приставке, и чтобы запустить этот компьютер, им придется разработать очень сложное программное обеспечение.

Поговорим подробнее об Интернете. Каждый месяц он растет не по дням, а по часам. Как эта новая коммуникационная сеть повлияет на то, как мы живем в будущем?
Я не думаю, что слишком хорошо говорить о таких вещах. Вы можете открыть любую книгу и услышать все об этом мусоре.

Я хочу поделиться вашими идеями.
Я не думаю о мире таким образом. Я конструктор инструментов. Вот как я думаю о себе. Я хочу создать действительно хорошие инструменты, которые, как я знаю, будут ценными.И что бы ни случилось, вы не можете точно предсказать, что произойдет, но вы можете почувствовать направление, в котором мы движемся. И это примерно так близко, как вы можете дотянуться. Затем вы просто отступаете и уходите с дороги, и эти вещи начинают жить своей собственной жизнью.

Тем не менее, вы часто говорили о том, как технологии могут расширить возможности людей, как они могут изменить их жизнь. Вы все еще так же сильно верите в технологии, как когда начинали 20 лет назад?
Да, конечно.Это не вера в технологии. Это вера в людей.

Объясните это.
Технологии ничего. Важно то, что вы верите в людей, что они в основном хорошие и умные, и если вы дадите им инструменты, они будут делать с ними замечательные вещи. Вы верите не в инструменты. Инструменты — это просто инструменты. Они работают или не работают. Это люди, в которых вы верите или нет. Да, конечно, я все еще оптимистичен, я имею в виду, я иногда становлюсь пессимистом, но ненадолго.

Прошло 10 лет с момента начала компьютерной революции. Рациональные люди могут спорить о том, сделали ли технологии мир лучше —
Очевидно, что мир стал лучше. Люди теперь могут делать то, что раньше могли делать только большие группы людей с большим количеством денег. Это означает, что у нас гораздо больше возможностей для людей выйти на рынок — не только на рынок коммерции, но и на рынок идей. Рынок публикаций, рынок публичной политики.Вы называете это. Мы предоставили отдельным лицам и небольшим группам такие же мощные инструменты, какие есть у крупнейших и наиболее финансируемых организаций в мире. И эта тенденция будет продолжаться. Сегодня вы можете купить менее чем за 10 000 долларов компьютер, который, по сути, настолько же мощный, насколько может достать любой человек в мире.

Второе, что мы сделали, — это коммуникационная составляющая. Создав эту электронную сеть, мы снова сгладили разницу между одиноким голосом и очень сильным организованным голосом.Мы позволили людям, которые не являются частью организации, общаться и объединять свои интересы, мысли и энергию вместе и начать действовать так, как если бы они были виртуальной организацией.

Итак, я считаю, что эта технология оказалась чрезвычайно полезной. И я не думаю, что это когда-нибудь закончится.

Когда вы говорили о Билле Гейтсе, вы сказали, что цель не в том, чтобы быть самым богатым парнем на кладбище. Какая цель?
Не знаю, как тебе ответить.В самом широком контексте цель состоит в том, чтобы стремиться к просветлению — как бы вы это ни определяли. Но это личные дела. Я не хочу говорить о таких вещах.

Почему?
Я думаю, особенно когда кто-то находится в некоторой степени на виду у публики, очень важно сохранять личную жизнь.

Вас не устраивает статус знаменитости в Кремниевой долине?
Я считаю его своим известным братом-близнецом. Это не я. Потому что иначе сойдешь с ума.Вы читаете какую-то негативную статью о вас, которую пишет какой-то идиот — вы просто не можете принять это слишком близко к сердцу. Но тогда это учит вас не принимать на свой счет и действительно великих. Людям нравятся символы, и они пишут о них.

На днях я разговаривал с некоторыми дизайнерами оригинального Mac, и они упомянули празднование 10-летнего юбилея Mac несколько месяцев назад. Вы не хотели в этом участвовать. Было ли это бременем, давлением, чтобы повторить феноменальный успех Mac? Некоторые люди сравнивают вас с Орсоном Уэллсом, который в 25 лет делал все возможное, и с тех пор все пошло под откос.
Я, вообще-то, очень польщен этим. Интересно, в каком игровом шоу я буду? Думаю, мне придется начать есть много пирога. [Смеется.] Не знаю. Macintosh был чем-то вроде этого чудесного романа в вашей жизни, который когда-то у вас был, и который произвел на свет около 10 миллионов детей. В каком-то смысле в вашей жизни это никогда не закончится. Вы по-прежнему будете чувствовать этот романтический запах каждое утро, когда встанете. А когда вы откроете окно, прохладный воздух ударит вам в лицо, и вы почувствуете запах романтики в воздухе.И вы будете видеть своих детей вокруг, и вам это будет приятно. И ничто никогда не заставит вас переживать из-за этого.

Но теперь ваша жизнь продолжилась. Вы встаете каждое утро и можете вспомнить этот роман, но тогда весь день впереди, чтобы сделать что-то чудесное.

Но я также думаю, что то, чем мы являемся сейчас, может в конце концов оказаться более глубоким. Потому что Macintosh был агентом перемен, который принес компьютеры всем остальным с его графическим пользовательским интерфейсом.Это было очень важно. Но сейчас отрасль стоит перед действительно большой закрытой дверью. Объекты собираются открыть эту дверь. С другой стороны, мир, настолько богатый этим колодцем программного обеспечения, который вырастет, что истинные обещания многих вещей, которые мы начали, даже с Apple II, наконец, начнут реализовываться.

После этого… кто знает? Может быть, за этой дверью есть еще одна запертая дверь; Я не знаю. Но кому-то другому придется придумать, как его разблокировать.

Связанные
• Стив Джобс, основатель Apple, умер в возрасте 56 лет
• В память о Стиве Джобсе
• Музыкальная история Стива Джобса
• Рождение Mac: статья Rolling Stone 1984 года о Стиве Джобсе и его Whiz Kids
• Стив Джобс: Интервью Rolling Stone в 2003 г.
• Дух 1976 года: Стив Джобс, Джимми Картер, Ramones и атмосфера надежды
• Вспомнил Стива Джобса
• Как реклама Apple изменила карьеру музыкантов

Интервью со Стивом Джобсом: один на один в 1995 году

RR Аукцион

В апреле 1995 года Стив Джобс, в то время глава NeXT Computer, дал интервью Computerworld Information Technology Awards Foundation, продюсерам программы Computerworld Honors Awards, в рамках проекта «Устная история».Обширное интервью провел Дэниел Морроу, исполнительный директор программы награждения.

С ранних лет — когда он говорит, за исключением нескольких ключевых взрослых: «Я бы точно попал в тюрьму» — до того, как он относился к Apple в середине 90-х — «Macintosh умрет. через несколько лет [под руководством Джона Скалли] »- к его предсказаниям о том, как Интернет изменит мир, это редкий взгляд на Джобса после его первой череды инноваций, но до того, как он вернулся в Apple.

Стив, я хотел бы начать с некоторых биографических данных. Расскажите нам о себе. Стив Джобс (SJ): Я родился в Сан-Франциско, Калифорния, США, на планете Земля, 24 февраля 1955 года. Я могу подробно рассказать о своей юности, но не знаю, что кому-то действительно было бы интересно. это слишком.

Что ж, возможно, через триста лет, потому что весь этот отпечаток распадется. Расскажи мне немного о своих родителях, своей семье; какие самые ранние вещи вы помните? В 1955 году Эйзенхауэр все еще был президентом. Я его не помню, но помню, как рос в конце 50-х — начале 60-х. Это было очень интересное время в Соединенных Штатах. Америка была в некотором роде на пике процветания после Второй мировой войны, и все было довольно прямым и узким, от стрижек до культуры во всех смыслах, и она только начинала расширяться в 60-е годы, когда вещи собирались расширяться в новых направлениях. . Все по-прежнему шло очень успешно. Очень молод. Америка казалась мне молодой и наивной во многих отношениях, судя по моим воспоминаниям того времени.

Значит, вам было бы лет пять или шесть, когда убили Джона Кеннеди? Я помню, как убили Джона Кеннеди. Я точно помню момент, когда я услышал, что в него стреляли.

Где вы были в то время? Я шел по траве на школьном дворе и шел домой около трех часов дня, когда кто-то крикнул, что президент был застрелен. Думаю, мне было лет семь или восемь, и я точно знал, что это значит.Я также очень хорошо помню кубинский ракетный кризис. Я, наверное, не спал три или четыре ночи, потому что боялся, что если засну, то не проснусь. Думаю, мне тогда было семь лет, и я точно понимал, что происходит. Я думаю, что все сделали. Это был настоящий ужас, который я никогда не забуду, и, вероятно, он никогда не исчезнет. Думаю, тогда все это почувствовали.

Те из нас, кто был старше, например, я, помнят, как планировали, где мы встретимся, если страна будет разрушена.Было странное время. Одна из вещей, с которыми мы пытаемся справиться, — это страсть и сила. Какие ранние вещи вас увлекали, что вас интересовало? Мне очень повезло. Мой отец, Пол, был довольно замечательным человеком. Он так и не окончил среднюю школу. Он присоединился к береговой охране во время Второй мировой войны и переправлял войска по всему миру для генерала Паттона; и я думаю, что он всегда попадал в неприятности и попадал к рядовому.

Он был машинистом по профессии, много работал и был своего рода гением в своих руках.У него был верстак в гараже, где, когда мне было лет пять или шесть, он отрезал небольшой кусок и сказал: «Стив, теперь это твой верстак». И он дал мне несколько своих небольших инструментов и показал мне, как пользоваться молотком и пилой и как строить вещи. Для меня это действительно было очень хорошо. Он много времени проводил со мной. . . учит меня, как строить вещи, как разбирать вещи, собирать их снова.

Одна из вещей, которые он затронул, была электроника. У него самого не было глубокого понимания электроники, но он часто сталкивался с электроникой в ​​автомобилях и других вещах, которые он исправил бы.Он показал мне основы электроники, и я очень этим заинтересовался. Я вырос в Кремниевой долине. Мои родители переехали из Сан-Франциско в Маунтин-Вью, когда мне было пять лет. Моего отца перевели, и это было в самом центре Кремниевой долины, поэтому инженеры были повсюду.

Кремниевая долина в то время по большей части все еще состояла из фруктовых садов — абрикосовых и черносливовых — и это был настоящий рай. Я помню, что воздух был кристально чистым, и вы могли видеть от одного конца долины до другого.

Это было тогда, когда тебе было шесть, семь, восемь лет. Правильно. Точно. Это было действительно самое прекрасное место в мире для роста. Был человек, который переехал вниз по улице, примерно в шести или семи домах дальше по кварталу, который был новичком по соседству со своей женой, и оказалось, что он был инженером в Hewlett-Packard и радиолюбителем и действительно в электронику. То, что он сделал, чтобы познакомиться с детьми в блоке, было довольно странным: он поставил угольный микрофон, батарею и динамик на своей подъездной дорожке, где вы могли говорить в микрофон, и ваш голос был усилен динамиком.Довольно странно, когда переезжаете в район, но он так и поступил.

[Кремниевая долина] действительно была самым прекрасным местом в мире для роста.

Это здорово. Я конечно начал с этим возиться. Меня всегда учили, что вам нужен усилитель, чтобы усилить голос в микрофоне, чтобы он звучал в динамике. Этому меня научил отец. Я с гордостью пошел домой к отцу и объявил, что он был неправ, и что этот человек в квартале усиливал голос с помощью одной лишь батарейки.Мой отец сказал мне, что я не понимаю, о чем говорю, и мы сильно поссорились. Я потащил его вниз и показал это, а он сам был немного сбит с толку.

Я познакомился с этим человеком, которого звали Ларри Лэнг, и он научил меня большому количеству электроники. Он был великолепен. Раньше он строил хиткиты. Хиткиты были действительно великолепны. Хиткиты — это те продукты, которые вы бы купили в виде комплектов. На самом деле вы заплатили за них больше денег, чем если бы вы просто пошли и купили готовый продукт, если он был в наличии.Эти Heathkits будут поставляться с этими подробными руководствами о том, как собрать эту вещь, и все части будут расположены определенным образом и имеют цветовую кодировку. Вы бы сами построили эту штуку.

Я бы сказал, что это дало несколько вещей. Это давало понимание того, что находится внутри готового продукта и как оно работает, потому что оно включает теорию работы. Но, возможно, что еще более важно, это дало человеку ощущение, что он может создавать вещи, которые он видел, вокруг себя во Вселенной.Эти вещи больше не были загадкой. Я имею в виду, что вы смотрели на телевизор, и вы могли бы подумать: «Я не построил ни одного из них, но мог бы. Один из них есть в каталоге Heathkit, и я построил два других Heathkit, чтобы я мог его построить».

Стало намного яснее, что они были результатом человеческого творения, а не волшебными вещами, которые только что появились в окружающей среде, что никто не знал об их внутренностях. Это дало потрясающий уровень уверенности в себе, что через исследование и обучение можно было понять, казалось бы, очень сложные вещи в своей среде.В этом отношении мое детство было очень удачным. Далее: Важность образования.

Стив Джобс: следующая безумно великая вещь

У Линкольна не было веб-сайта в бревенчатой ​​хижине, где родители обучали его на дому, и он оказался довольно интересным. Исторический прецедент показывает, что без технологий можно создавать удивительных людей. Прецедент также показывает, что с помощью технологий мы можем превратить людей в очень неинтересных людей.

Это не так просто, как вы думаете, когда вам за 20 — эта технология изменит мир. В каком-то смысле будет, в каком-то нет.

То, что хорошо для бизнеса, хорошо для Интернета

Если вы вернетесь на пять лет назад, то вряд ли у кого-то появится Интернет. Может быть, даже три года назад многие люди не воспринимали это всерьез. Почему так удивляет внезапный рост Интернета?

Разве это не здорово? Именно этого не происходит на рынке настольных компьютеров.

Но почему все были удивлены, в том числе и NeXT?

Это немного похоже на телефон. Когда у вас два телефона, это не очень интересно. И три не очень интересно. И четыре. И, ну, сотня телефонов, наверное, станет немного интереснее. Тысяча, чуть больше. Вероятно, только когда вы соберете около десяти тысяч телефонов, это станет действительно интересным.

Многие люди не предвидели, не могли себе представить, каково было бы иметь миллион или несколько десятков тысяч веб-сайтов.А когда их было всего сотня или двести, или когда все они были университетскими, это было не очень интересно. В конце концов, он вышел за пределы этой критической массы и очень быстро стал очень интересным. Вы могли это видеть. И люди сказали: «Вау! Это невероятно».

Интернет напоминает мне о первых днях индустрии ПК. На самом деле никто ничего не знает. Нет экспертов. Все эксперты ошибались. У всего этого есть огромная открытая возможность. И это не было ограничено или определено слишком многими способами.Это чудесно.

В буддизме есть фраза: «Ум начинающего». Прекрасно иметь ум новичка.

Раньше вам казалось, что существует естественная близость между Интернетом и объектами. Что эти две вещи соберутся вместе и создадут что-то очень новое, верно?

Попробуем по-другому. Что вы можете делать на веб-сервере? Мы можем думать о четырех вещах:

Первая — это простая публикация. Это то, что сегодня делают 99 процентов людей.Если это все, что вы хотите сделать, вы можете получить один из сотни бесплатных пакетов программного обеспечения для веб-сервера в сети и просто использовать его. Без проблем. Работает нормально. Безопасность — не такая уж большая проблема, потому что вы не проводите транзакции по кредитным картам через Интернет.

Следующее, что вы можете сделать, — это сложная публикация. Люди начинают делать сложные публикации в Интернете — очень простые формы. Это абсолютно взорвется в следующие 12-18 месяцев. Это следующая большая фаза Интернета. Вы видели веб-сайт Federal Express, где можно отследить посылку? На написание этой программы у компании Federal Express ушло около четырех месяцев — и она очень проста.Четыре месяца. Было бы неплохо сделать это за четыре дня, или два дня, или один день.

Третье — это коммерция, которая даже сложнее, чем сложная публикация, потому что вы должны привязать Интернет к вашей системе управления заказами, вашей системе сбора и тому подобному. Думаю, до нас еще два года. Но это тоже будет огромным.

Последний — внутренние веб-сайты. Это не Интернет, а интранет. Вместо того, чтобы писать несколько разных версий приложения для внутреннего потребления — одну для Mac, одну для ПК, одну для Unix — люди могут написать одну версию и иметь кроссплатформенный продукт.Все пользуются Интернетом. Мы увидим, что у компаний есть десятки — если не сотни — внутренних веб-серверов как средства связи между собой.

Watch: Интервью Стива Джобса 1997 года после возвращения в Apple Surfaces

Скриншот видео через CNBC

В 1985 году Стива Джобса выгнали из компании, которую он основал. Унылый, но подавленный, покойный соучредитель Apple основал еще одну компьютерную фирму, NeXT, только для того, чтобы она была приобретена первой в 1997 году. Джобс вернулся к своей собственной игре.

В тот год Apple была на грани банкротства. Как могут видеть поклонники сегодняшнего дня, это очень далеко от компании, которую они знают сейчас, и во многом потому, что Джобс курировал создание iMac, iPod и iPhone.

CNBC встретился с этим человеком вскоре после его возвращения, чтобы обсудить, как он может изменить бренд.

Перенесемся вперед на два десятилетия, и публикация оживила интервью, чтобы все могли его оценить.Также приятно узнать, насколько Apple продвинулась вперед.

«Apple продает примерно в три раза больше, чем сейчас», — сказал он тогда CNBC . «Многие конкуренты Apple торгуются в два-пять раз больше, чем их продажи, так что это всего лишь одно наблюдение; вы можете делать любые выводы ».

Также интересно отметить , что на момент записи интервью цена акций Apple составляла всего 0,78 доллара США за акцию.Сейчас ее стоимость превышает 800 миллиардов долларов США, и она признана самой дорогой публичной компанией в мире.

На презентации Macworld в августе 1997 года Джобс объявил о партнерстве с конкурирующей компанией Microsoft; Билл Гейтс вложил в Apple 150 миллионов долларов.

20 лет назад на этой неделе Стив Джобс был на обложке @TIME, поблагодарив @BillGates за «спасение Apple». pic.twitter.com/AhUnLnOZ8t

— Codecademy (@Codecademy) 24 августа 2017 г.

Объявление не было хорошо принято.Присутствующие пользователи Mac издевались над Джобсом и Гейтсом, которые также присутствовали на мероприятии.

Когда CNBC спросил, был ли Джобс «ранен», он был явно озадачен этим вопросом. «Ха, я не знала, что это журнал People, … Моя работа не состоит в том, чтобы сейчас выиграть конкурс популярности. Моя работа — помогать команде Apple делать правильные вещи, чтобы перевернуть эту компанию, чтобы она снова действительно процветала ».

Вы можете посмотреть полное 11-минутное интервью ниже.

[через CNBC]

выдержек из устного исторического интервью со Стивом Джобсом, основателем NeXT Computer. — Воображая Интернет

Краткое описание прогноза:

Это радикально изменит способ обнаружения, продажи и доставки товаров и услуг не только в этой стране, но, в конечном итоге, и во всем мире.

Предиктор: Джобс, Стив

Прогноз в контексте:

В интервью 1995 года, посвященном устной и видеоистории Смитсоновского института, Дэниел Морроу, исполнительный директор программы Computerworld Smithsonian Awards, беседует с генеральным директором Apple и NeXT Computer Стив Джобс.Отрывок из интервью гласит: Морроу — «Поделитесь своими мыслями о текущем состоянии и будущем Интернета и коммерческих онлайн-сервисов и о том, как они влияют на развитие компьютеров». Джобс — «… Это радикально изменит образ жизни. товары и услуги открываются, продаются и доставляются не только в этой стране, но и по всему миру. Как вы знаете, электроны движутся со скоростью света, поэтому они имеют тенденцию сближать мир с точки зрения поставщиков и клиентов.Это довольно увлекательно: выравнивание большого и малого, выравнивание ближнего и дальнего «.

Биография:

Стив Джобс, соучредитель Apple Computers в 1976 году вместе со Стивом Возняком. Они начали со сборки компьютеров в гараже семьи Джобсов. Оба мужчины ранее работали над созданием игр для Atari. Он покинул Apple в середине 80-х и основал NeXT Corporation, чтобы создать новую линейку компьютеров. Он также помог финансировать и основал Pixar в 1986 году. Он вернулся на должность генерального директора Apple в середине 90-х.(Предприниматель / бизнес-лидер.)

Дата прогноза: 20 апреля 1995 г.

Тема прогноза: Экономические структуры

Подтема: Общие

Название публикации: Смитсоновский институт Устные и видеоистории

Заголовок, заголовок, название главы: Выдержки из устного исторического интервью со Стивом Джобсом, основателем NeXT Computer.

Тип цитаты: Прямая цитата

Номер страницы или URL-адрес документа на момент изучения:
http: // americanhistory.si.edu/csr/comphist/sj1.html#net

Эти данные были внесены в базу данных прогнозов Илона / Пью: Луск, Джеймс Т.

3 основных урока брендинга из редкого интервью со Стивом Джобсом

Год 1986. Стив Джобс встречает Пола Рэнда, гения, ответственного за брендинг IBM, UPS и Westinghouse. Только что уволенный из Apple, Стив просит Рэнда создать логотип для его новой компании Next Inc. Рэнд соглашается на эту работу. В последующие месяцы — и годы — Джобс будет учиться у Рэнда, который достиг совершеннолетия в совершенно иную эпоху построения компании.Эти уроки будут включать, как брендировать стартап, а также то, что логотип может — и не может — делать для компании. В этом интервью 1993 года Джобс рассказывает об этом опыте.

Джобс рассказывает, что он мало знал о самом Рэнде, но был поражен его работой, особенно его «чрезвычайно мощным и эмоциональным» логотипом Eye-Bee-M. Но, прочитав несколько книг о своем творении, он решил не говорить ни с одним другим дизайнером о возможности брендинга новой компании — ему нужен был только Рэнд.

Он знал, что легендарный дизайнер-модернист не работал на стартапы, а работал только с солидными корпорациями, такими как IBM или Ford. Джобс знал, что дело не в деньгах; он легко мог позволить себе цену в 100 000 долларов, что составляет почти четверть миллиона долларов в 2017 году. Речь шла о первом принципе дизайна Рэнда: «Значение логотипа определяется качеством того, что он символизирует, а не наоборот». Другими словами, Рэнд считал, что логотип может быть настолько хорош, насколько хорош компания, которую он представляет.Это похоже на название группы — если бы Rolling Stones были отстойными, мы бы все посмеялись над их глупым прозвищем. Но поскольку они качались, имя и культовый символ языка запомнились как потрясающие.

Рэнд сделал этот вариант своего знаменитого полосатого логотипа IBM в 1981 году в качестве графического изображения для кампании компании Think. Стив Джобс нашел его мощным, эмоциональным и просто восхитительным. [Изображение: IBM] Тем не менее, Рэнд согласился, возможно, из-за так называемого поля искажения реальности Стива — его печально известного таланта убеждать вас во всем, что он хотел.«Он сказал, что с удовольствием займется этим», — объясняет Джобс в интервью. Приняв предложение, Рэнд неоднократно посещал офисы Next, заполненные бывшими сотрудниками Apple, которые следовали за своим любимым капитаном (они на самом деле тогда называли себя бандой пиратов) из подразделения Apple Macintosh в это новое приключение.

Джобс говорит, что Рэнд вскоре понял их затруднительное положение. Next не хотел только логотип, как любая другая компания. Ему также нужен был символ, «своего рода жемчужина», как он это называет, — то, что дизайнеры называют логотипом.Стив получил то, что хотел, и в процессе извлек несколько важных уроков о брендинге, которые повлияли на его дальнейшую работу.

[Изображение: Wiki Commons]

Как избежать проблемы «Десятилетие и 100 миллионов долларов»

Проблема с логотипом состоит в том, что требуется много денег, чтобы связать его с торговой маркой. По словам Джобса, любой компании, которая хочет иметь символ, придется «потратить 10 лет и 100 миллионов долларов», чтобы создать ассоциацию между символом и названием компании в сознании потребителя, как, например, галочка Nike.

Возможно, одержимость Джобса и его банды сильным символом пришла из их прошлого в Купертино. Логотип Apple был мощным, безошибочным символом, воплощением их работы и гордости. Джобс говорит, что символ Apple представляет собой название самой компании, поэтому общественности было легко установить связь, не тратя так много денег и времени на их установление. Эту мысль поддержал дизайнер товарных знаков Apple Роб Янофф, который сказал, что Стив не дал ему никаких кратких сведений, кроме самого имени.Янофф разработал схему Apple и добавил немного масштаба, чтобы люди не могли спутать ее с вишенкой. (Представление о том, что это произошло из наполненного цианидом яблока самоубийцы Алана Тьюринга, является легендой.)

Рэнд, которого Джобс описывает как скрягу с ярким интеллектом и золотым сердцем, прислушался к их коллективному желанию и, как результат Джобс считал, что Рэнд подошел к проекту «как к проблеме, которую необходимо решить, а не как к художественной задаче ради нее самой». Он нашел решение этой дилеммы, включив логотип в черный куб, наклоненный под углом 28 градусов, и в то же время успешно выполнил свое собственное второе правило дизайна: «Единственное требование в дизайне логотипов состоит в том, чтобы они были отличительными, запоминающимися, и ясно.

Рэнд представил 100-страничную книгу стандартов бренда, в которой он разработал идентичность бренда и придумал для нее миф («Презентация — это ключ» было его третьим правилом дизайна). Он изменил название компании на NeXT, придав строчной букве «е» новое значение: превосходство, опыт, исключительность или волнение. Даже образование, его целевой рынок. Случайно, поскольку на момент создания Рэнд аппаратного обеспечения NeXT не было, сам символ стал представлением первой рабочей станции NeXT, черного магниевого куба, который дебютировал два года спустя за 6500 долларов, или 13 400 долларов в долларах 2017 года.(Ниже вы можете увидеть, как Рэнд передает книги сотрудникам Next, включая Джобса, который был взволнован, хотя уже видел логотип.)

Урок? Хорошие логотипы не создаются в одночасье — и знаки, содержащие название компании, например NeXT или ABC, или полностью отображающие его в графическом виде, как Apple, предлагают ярлык. По возможности избегайте логотипов. В противном случае будьте готовы потратить десять лет и 100 миллионов долларов на его маркетинг.

Дизайнер должен решать проблему, а не предлагать «варианты»

После стольких десятилетий работы Рэнд разработал очень четкие «выводы» о том, как должны строиться отношения между дизайнером и клиентом.Джобс вспоминает:

Я спросил его, не предложит ли он несколько вариантов, и он сказал: «Нет, я решу вашу проблему за вас, и вы заплатите мне. И вам не нужно использовать решение! Если вам нужны варианты, поговорите с другими людьми! Но я решу вашу проблему за вас лучшим способом, который умею, пользуетесь вы им или нет, решать вам, вы — клиент. Но ты мне платишь.

Джобс говорит, что процесс Рэнда был «освежающим ясностью». Это то, о чем следует помнить каждому предпринимателю: не просите вариантов.Вы нанимаете человека, который знает, как решать эти проблемы лучше вас, — точно так же, как вы наняли бухгалтера или специалиста по маркетингу.

[Фото: Rama & Musée Bolo / Wiki Commons]

Бренды не создают компаний

Благодаря этому процессу — и гениальности Рэнда — логотип NeXT действительно является блестящим элементом дизайна. Он иллюстрирует все четыре правила дизайна Рэнда, включая последнее: «Простота — не цель. Это побочный продукт хорошей идеи и скромных ожиданий ».

Но, в конце концов, бренд не превратил в компанию.Для Джобса первое правило дизайна Рэнда — помните «Роллинг Стоунз»? — проявилось драматически, когда он давал это интервью. Его компания была на грани, вынужденная полностью отказаться от производства оборудования — процесс, который, по словам его биографов, сокрушил его душу. Таким образом, крутой логотип, созданный Рандом, стал синонимом падения одного из основателей и провала компьютеров с завышенной ценой и недостаточной мощностью, которые он пытался продавать университетам по всему миру. Конечно, Apple купила NeXT, и ее программное обеспечение стало сердцем каждого Mac, iPhone, iPad и Apple Watch, но компания потерпела неудачу как таковая.

Логотип, заархивированный в MoMA, был красивым и ярким. Но в конечном итоге бесполезно. Это, пожалуй, третий и самый важный вывод из этого интервью: не ожидайте, что дизайн вашего бренда сделает вашу компанию или продукт лучше. Не будет, так что не зацикливайтесь на этом. Конечно, важно хорошенько подумать, и чтобы он чувствовал себя правильно, . Но если ваша компания потерпит неудачу, это не имеет значения. И если это действительно удастся, вы можете использовать свои миллиарды долларов, чтобы довести его до последнего пикселя.

Как отвечать на вопросы интервью, такие как Стив Джобс — Убедительное интервью Интервью Коучинг

Я наткнулся на это на днях и подумал, что это интересно. В нем рассказывается о том, как Стив Джобс (основатель Apple) отреагировал на оскорбление, обернутое вокруг вопроса во время одного из своих знаменитых выступлений.

Вы можете посмотреть видео здесь: Ответ Стива Джобса

Помимо мастерской обработки вопроса, ключом к его ответу было то, что он нашел время, чтобы обдумать свой ответ.Часто, когда мы на собеседовании или в другой обстановке сильного стресса, мы чувствуем, что должны что-то сказать, что угодно, иначе мы можем выглядеть так, будто не понимаем, о чем говорим.

Часть успешного собеседования — это умение управлять им. Хороший способ провести собеседование — убедиться, что вы контролируете скорость. Если вы когда-нибудь почувствуете, что не знаете ответа или не знаете, как что-то сформулировать, не бойтесь сказать об этом.

Как и Стив Джобс, не бойтесь замедлить темп и сделать паузу, чтобы собраться с мыслями во время интервью.Это не только показывает, что вы человек, но и то, что вы задумываетесь о том, как вы себя чувствуете и о чем говорите.

Ситуация 1: Они спросили вас о том, о чем вы раньше не задумывались, и вам просто нужно немного больше времени, чтобы подумать.

Как с этим обращаться: «Я никогда не задумывался об этом раньше. Вы можете дать мне минутку подумать об этом? »

Используйте это время, чтобы выяснить ответ на вопрос. Я даже дошел до того, что записал в своем блокноте некоторые моменты, которые хочу обязательно учесть.Обычно вы используете это, когда знаете ответ, но хотите быть кратким и не трепаться.

Ситуация 2: Они спросили вас о том, о чем вы не знаете. Это может быть что-то техническое или странный вопрос на собеседовании. Вы почти уверены, что не знаете, как ответить на этот вопрос.

Как с этим справиться: «Можем ли мы пока пропустить это? Я не совсем уверен, как на это ответить ». Вы также можете сказать:« Я не уверен в этом. Как бы вы его разрешили / ответили? » Если вы не можете ответить на вопрос позже в ходе собеседования, когда они спросят вас снова, вы всегда можете сказать им, что подумаете над этим еще немного.Вернувшись домой, отправьте им то, что, по вашему мнению, должно быть вашим ответом, в благодарственном письме.

Я использовал все это во время собеседований, которые привели к предложениям о работе. Интервьюеры знают, что иногда какой-то вопрос может застать вас врасплох. Они понимают, что вы человек, поэтому дадут вам послабление. Теперь, если они спросят вас о чем-то ожидаемом, например: «Какая ваша самая большая слабость?» и вы не знаете своего ответа, тогда, возможно, вы не произведете того впечатления, которое искали.

Были ли у вас вопросы на собеседовании, на которые вы не смогли ответить? В чем был вопрос и как вы с ним справились? Каков был результат?

Подробное описание видеоролика можно прочитать здесь: Стив Джобс с достоинством отвечает на вопросы

P.S. И, когда вы будете готовы … вот четыре способа, которыми мы можем помочь вам превратить беспокойство о поиске работы в собеседования, предложения о работе и уверенность в себе.

1. Посмотрите мой бесплатный курс по испытанию харизмы

В течение следующих 3 дней я собираюсь показать вам шаги, которые вам нужно знать, чтобы начать строить свою сеть каждый день.Вы узнаете, как правильно выбрать сетевое мероприятие, соответствующее вашей личности и вашим карьерным целям. Вы будете знать, как подходить к незнакомым людям, и вы будете знать, как начать и закончить разговор. Вы будете знать, что делать дальше. -> Щелкните здесь

2. Загрузите мою электронную книгу для инструктора по мгновенному собеседованию

Я написал эту книгу, чтобы ответить на самые насущные вопросы людей о собеседовании, о том, как управлять поиском работы, и о том, как лучше всего отвечать на трудные вопросы. вопросы собеседования, которые вы можете получить («Почему вы хотите сменить работу?»).Я могу работать только с ограниченным количеством людей в месяц, поэтому эта книга — идеальный способ получить все советы и знания, необходимые для достижения успеха, без необходимости записываться ко мне на прием. Загрузите электронную книгу, нажав здесь -> Instant Interview Coach: Ответы на самые важные вопросы об интервью!

3. Присоединяйтесь к нашей БЕСПЛАТНОЙ группе родителей с убедительным интервью и общайтесь с другими родителями, которые стремятся помочь своему ребенку найти совместную игру своей мечты -> Щелкните здесь

4.Работайте со мной 1-на-1

Если вы хотите работать со мной напрямую, чтобы найти совместную игру своей мечты … просто запланируйте бесплатную «Консультацию на убедительном собеседовании». Позвоните мне, чтобы мы могли уточнить ваш самый быстрый путь найти кооператив своей мечты и разработать для вас стратегию, чтобы это произошло .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.