Как я фермером стал: Птица хорошо, а коровы — лучше

Содержание

Птица хорошо, а коровы — лучше

Молодой фермер Трофим ЮРКО преуспел в развитии своего хозяйства, подтвердив, что инициативным людям любые задачи по плечу

Фермерское хозяйство Трофима Юрко — одно из крупных в районе. На его базе впору создавать школу передового опыта, на занятиях в которой ребятам, решившим создавать крестьянские хозяйства, можно было бы рассказывать и показывать, чего могут добиться инициативные, предприимчивые люди.

— Да ничего особенного я еще не достиг, — показывая свое производство, скромничает тридцатитрехлетний Трофим. — Так, потихоньку идем вперед, развиваемся. Проблемы? Разумеется, они есть. А как без них? Главное — не опускать руки и уверенно идти к поставленной цели.

Это он на себе проверил, доказал. Первый шаг был сделан, когда еще работал на птицефабрике электромехаником. В то время Трофиму не было и двадцати лет, а он завел личное подсобное хозяйство, да какое! Некоторым сельским жителям держать одну корову — в тягость, а у него их было четыре. Приходилось вставать в 5 часов утра, чтобы до ухода на работу накормить буренок, а летом в обеденный перерыв с подойником бегал в поле подоить своих, как он с почтением называет, кормилиц. Хотя тяжело было, но молоко приносило ему неплохой доход, из покупателей выстраивалась очередь.

— Судя по вашему рассказу, все складывалось хорошо: были любимая работа, свое хозяйство, а что же побудило совсем уйти в фермерство? — поинтересовались мы у Трофима.

— Причин несколько. Главная заключалась в том, что закрылась птицефабрика, и нужно было думать, чем заняться. Конечно, со своей специальностью, которую я получил после окончания техникума, мог без проблем устроиться в Боровичах. Не хвастаясь, скажу, что заманчивых предложений в городе было много, но мне захотелось живой, интересной работы. И вот сейчас, через двенадцать лет после того, как я стал фермером, о сделанном тогда выборе не жалею.

Чего же он добился за эти годы? Чтобы не распылять свои силы и средства, Трофим целенаправленно решил заняться выращиванием бройлеров. Но тут встал вопрос: где для них найти подходящее помещение? Осмотрев в округе постройки, он обнаружил пустующее уже длительное время здание. Правда, вид у него был плачевный, проведенное обследование показало, что требовался большой ремонт, но это не смутило молодого фермера. Постепенно, приведя часть здания в порядок, он провел электричество, воду, установил вытяжную вентиляцию, современное оборудование для выращивания домашней птицы: специальные кормушки, ниппельные поилки. Как лучше организовать ведение этого бизнеса, изучал у лучших фермеров Ленинградской области и Республики Карелия. Все это позволило добиться хороших результатов.

— Обычно я брал суточных бройлеров и выращивал их 40—42 дня, за это время они прибавляли в весе свыше двух килограммов, — говорит Трофим Юрко. — Выращенная птица шла на забой, а на ее место ставился молодняк. Таким образом, получался замкнутый цикл. Мясо в основном шло в Санкт-Петербург в кафе и рестораны, там оно ценилось за свое высокое качество, так как бройлеров выращивал на кормах без химических добавок.

Все было хорошо, но спустя несколько лет ситуация на рынке поменялась, спрос на курятину падал, предприниматели в Северной столице стали снижать заказы. Тут Трофим задумался, чем бы ему при сокращении поголовья птицы еще заняться. Просчитывал различные варианты. Хотел остановиться на выращивании картофеля, овощей, но техники, хранилища для этого нет. Появилась мысль откармливать свиней, но побоялся африканской чумы. Единственным и верным решением было завести коров.

Вначале купил одну, затем — другую. Сейчас их у него четыре. Ему хотелось бы иметь и больше, но на покупку нет денег, и так кредит использовал. Коровы у Трофима Юрко хорошие, много молока дают, но все равно его не хватает, покупатели просят больше. Уже о стаде в десять голов задумывается.

Обойдя ферму, мы спросили Трофима: как удается справляться с таким большим хозяйством?

— А разве я один работаю? Жена помогает, дети, которых у нас четверо. Правда, еще не все могут работать. Тася, которой 11 месяцев, любит побольше поспать, две старшие дочки по дому помогают матери, а тринадцатилетний сын Даниил уже коров доит, стойла чистит, мечтает быть фермером. Ради детей и стараюсь.

И это хозяйство, и построенный большой, красивый дом, пожалуй, один из лучших в Егле, появились не только благодаря стремлениям и настойчивости фермера, но и той помощи, которая была оказана ему государством.

КАК Я СТАЛ ФЕРМЕРОМ / Муниципальный район Стерлитамакский район Республики Башкортостан

«Сколько себя помню, — говорит Дамир Аетбаев, — всегда искал занятие по душе, чтобы интересно было, а не просто время на работе отбывать…»

Он коренной горожанин. Родился ровно 60 лет назад в Стерлитамаке. После школы прошёл срочную службу в городе Колпино Ленинградской области. Окончил курсы водителей, шоферил, работал слесарем в различных организациях города. Потом уехал на Север, неплохо зарабатывал, но вскоре снова вернулся в Стерлитамак.

 Было это в 1995 году — время кооперативов и частных предпринимателей. Походил-поискал работу, в конце концов открыл собственное дело. Стал заниматься торговлей строительными материалами. Бизнес развивался – сначала у Аетбаева был один небольшой магазинчик, потом стало три с фирменным названием «Домас». Они и сегодня успешно работают, приносят доход. «Но душа, — признаётся Дамир Шаймухаметович, — требует чего-то нового, интересного». Три года назад он зарегистрировал фермерское хозяйство.

 Такой поворот в судьбе мужчина объясняет просто: появилось желание работать на земле. По всему видно, фермер в нём проснулся раньше, чем было зарегистрировано КФХ. Ведь не случайно тяга к сельской теме для него связана с интересом к лошадям (на сегодняшний день в табуне Аетбаева насчитывается около 70 голов этих грациозных животных, а начиналось всё– с четырёх). Дальше – дело техники. 
Поинтересовался, как можно приобрести землю для выращивания сельскохозяйственных культур. Такие площади нашлись в Стерлитамакском районе. 120 гектаров у фермера в собственности, 750 – муниципальные, которые он арендует. Из всей этой площади около 500 гектаров Дамир Шаймухаметович вот уже третий год засевает зерновыми, оставляет часть под пары и корма для лошадей.

 В этом году на полях Аетбаева выращиваются ячмень, овес и подсолнечник.

 — Не страшно было браться за сельское хозяйство? – задаю вопрос новоиспечённому сельскому предпринимателю.

 — Не страшно, а интересно, — прозвучало в ответ. — Думал, смогу ли, получится ли? Итоги первого сезона показали, что растениеводство – целая наука. Надо много знать и уметь, чтобы получать хорошие урожаи. Поэтому постоянно приходится учиться. Ищу нужную информацию в Интернете, консультируюсь с опытными земледельцами. Понял главное – необходимо соблюдать технологию возделывания каждой культуры, не игнорировать испытанные агротехнические приёмы.

 Нынешний сезон фермера не огорчил. Убранные овёс и ячмень, по его словам, дали неплохой урожай – ячменя собрано в среднем по 30 центнеров с гектара, овса – 24-25. На подсолнечник он также возлагает хорошие надежды. На площади 370 гектаров возделывается высокоурожайный гибрид, который в прошлом сезоне принёс неплохую прибавку фермерскому хозяйству. Сумел фермер воспользоваться субсидиями – получил погектарные выплаты, а также часть затрат на приобретение минеральных удобрений. 

 — Куда урожай определяете с поля?

 — Всё отправляем на элеватор. В хозяйстве у нас нет сушилки, отсутствуют и помещения для хранения зерна. Из техники имеются два трактора «Беларус», один Т-150К, зерноуборочный комбайн «Нью-Холланд». В нашем КФХ оформлены на работу три механизатора. В разгар страды, на сезонные дела привлекаем ещё и дополнительные кадры.

 Говорят, аппетит приходит во время еды. В планах фермера Аетбаева — получить грантовые средства, чтобы всё же построить складские помещения. Тогда выращенный урожай можно будет реализовывать по своему усмотрению. 

 — Если всё пойдёт по-намеченному, — продолжает Дамир Шаймухаметович, – то, возможно, займусь ещё разведением крупного рогатого скота на мясо. Сначала можно поставить на откорм 2-3 головы, затем постепенно увеличивать поголовье…

 — А вдруг наскучит и сельское хозяйство?

 — Не думаю. Во-первых, возраст уже не тот, чтобы метаться; во-вторых, работа на земле – это, по-моему, то, что я искал все предыдущие годы. 
По крайней мере, сейчас я в этом точно уверен. Да и близкие поддерживают меня в новом начинании.
Дамир Аетбаев оказался интересным собеседником. Он рассказывал о семье, планах и сложностях – как же без них! «Если земля не обрабатывается, — рассуждает глава КФХ, — значит, люди перестали работать. А там, где нет труда, нет и будущего. Я уже на себе испытал: возделанное поле – чудесное зрелище! Оно заряжает силой, придаёт чувство уверенности в себе».

 Слушала Д.Ш.Аетбаева и понимала, что передо мной типичный представитель нового класса фермеров – горожан с успешной предыдущей карьерой. Для них сельское хозяйство пока не образ жизни, а, скорее, бизнес-проект. Поэтому они не гонятся за высокими урожаями и не слишком надеются на помощь извне. Но что зацепило, Дамир Аетбаев к новому делу подошёл совершенно осознанно, и уже в начале сельскохозяйственной деятельности отлично понимал, что в любом деле важен результат. Он хочет найти себя в практической работе, в которой человек сам определяет задачи и делает шаги к намеченной цели.

 Пусть на этом нелёгком поприще Д.Ш.Аетбаеву сопутствует удача!

Как я на пенсии успешным фермером стал

Если бы кто-то несколько лет назад сказал мне, что я фермером стану, я бы рассмеялся в лицо. Как я, городской житель, 63 года проживший в городе, вдруг фермером стану? Чушь какая … Но пенсия у меня небольшая, а желаний всяких еще много, вот и стал я искать приработок. Так ведь у нас на работу не по уму берут, а по возрасту….

Я и стал думать, какой бизнес самому открыть, чтобы минимум зависеть от рынка, а больше от себя. И нашел!  УКФ – универсальный комплекс для фермеров. Идея у ребят отличная, сразу оценил. Логистика продумана у них хорошо: привозишь зерно (его нужно в три-четыре раза меньше, чем при обычном кормлении), да еще солому на подстилку, а вывозишь только готовый товар. При таком подходе можно и с огромными птицефабриками воевать, и они проиграют — и по себестоимости мяса, и по вкусу мяса.  Да еще и из-за вредности — мы же не добавляем антибиотиков, гормонов роста, у нас все натуральное, естественное. А корма сбалансированы проростками бобовых.

Для сбыта я нашел на рынке торговку мясом. Договорились с ней, дал ей свои фотографии с УКФ, как курицы растут, как зелень едят, дал фото, как корма проращиваются. Стоимость моих кур поставили в два раза выше, чем рядом продают фабричных куриц. И вот парадокс — у нее очередь за моими курами образовалась, записываются по телефону, когда я мясо привезу. Вот так и вошел на рынок торговать. А позднее меня спрашивают, а могу ли я лук постоянно выращивать? Конечно, могу. И продолжил я свой УКФ еще на 15 метров в длину и всю ширину отдал под зеленый лук. Зеленый лук по рентабельности, когда тепло дешевое, почти как марихуана. Растет быстро, как будто деньги выращиваешь.

А сейчас я сижу и думаю: вот бы мне эти деньги в молодости, вот бы я почудил, а что сейчас? Ну, слетаю я разок в Японию, очень уж хочется, всю жизнь об этом мечтал. Так ведь надолго нельзя теперь отлучаться, хозяйство свое.  А остальное все вроде есть, мне ведь ни «Роллс-ройс» не нужен, ни дворец… Нужна была физическая зарядка и небольшие деньги на жизнь, а на вот тебе — получил снова проблему, куда девать деньги, ну не нести же опять в банк, что проел мои деньги. Сижу и думаю, может еще один УКФ взять, да собственный кофе для себя выращивать? А что, интересно же, что получится?

Вячеслав Костин

Правительство предложило разрешить фермерам торговать на территории хозяйства

Фермерам могут разрешить продавать свои фрукты-овощи прямо на территории хозяйства, возле грядок. Такой законопроект внесен правительством в Госдуму. Но много на этом заработать не получится, считают сами аграрии. И цены на «борщевой набор» не снизятся, добавляют эксперты.

Правительство внесло во вторник, 13 июля, в Госдуму законопроект, который разрешает фермерам и сельскохозяйственным кооперативам продавать свою продукцию на принадлежащей им земле.

Как говорится в пояснительной записке к документу, реализация собственной продукции «допускается с использованием помещений, расположенных в зданиях, строениях, сооружениях, входящих в состав имущества фермерского хозяйства, а также в нестационарных торговых объектах, размещаемых без проведения работ, связанных с нарушением почвенного слоя земельного участка».

То есть поставить торговый ларек или палатку и продавать там картошку можно, если торговая точка не нарушает при этом слой почвы.

Сейчас фермерам и всем, кто производит агропродукцию на землях сельхозназначения, разрешается ее продавать самостоятельно только на рынках или ярмарках либо сбывать посредникам. Необходимые поправки вносятся в действующий закон «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» и в Земельный кодекс.

Опоздали лет на десять

Отношение экспертов и самих аграриев к этой законодательной инициативе сдержанное. «Наконец-то возобладал здравый смысл. Снимут эти жесткие ограничения на статус земель сельхозназначения. Это же просто глупо запрещать торговать крестьянам и фермерам своими овощами-фруктами там, где они ее производят», — говорит вице-президент Торгово-промышленной палаты России Елена Дыбова.

В Госдуме уточняют, что законопроект такой, разумеется, примут, но обращают внимание на запоздалость этой инициативы.

«Пока гром не грянет, чиновник не перекрестится. Пока «борщевой набор» не стал в России стоить дороже, чем в Европе, пока картофель не стало выгоднее привозить из Израиля и Египта, отечественным крестьянам не давали продохнуть», — сетует депутат Госдумы Олег Нилов.

Он указывает на то, что законопроект внесен, когда депутаты разъехались в регионы накануне старта избирательной кампании, и теперь Госдума сможет приступить к работе в новом составе только в сентябре. «Это означает, что продавать свою продукцию на законных основаниях у себя в хозяйстве фермеры смогут, когда уже снег выпадет. Эта осень потеряна. Правительство могло бы, если бы реально хотело сбить цены на сельхозпродукцию, издать постановление, снять для фермеров ограничения на продажу», — возмущается Нилов.

По данным ассоциации крестьянских (фермерских) и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), фермеры и крестьянские хозяйства производят 13,8% объема всей сельхозпродукции. Зерна фермеры выращивают около 30%, подсолнечника — 35%, овощей — 21%.

Эксперты отмечают, что цель законопроекта — снизить неконтролируемый рост цен на сельхозпродукцию, на «борщевой набор», на отечественные фрукты.

Фермер — не торгаш

«Не думаю, что законопроект реально повлияет на снижение стоимости «борщевого набора», — говорит депутат Госсовета Татарстана и гендиректор агрокомплекса «Союз» Олег Коробченко. По его словам, на рыночную цену влияют в первую очередь крупные агрохолдинги, фактически региональные монополисты, их доля на рынке гораздо выше, чем удельный вес мелких фермеров.

«Я бы пока не строил иллюзий о снижении цен на овощи. Но есть шанс, что благодаря этому, конечно, нужному законопроекту цены удастся хотя бы удержать в узде», — оговаривается Коробченко.

Совладелец конного завода «Ермак» и глава крестьянского фермерского хозяйства в Самарской области Кирилл Ермоленко подчеркивает, что разрешение на розничную торговлю на фермерских участках многим его коллегам покажется неинтересным. «Причем неважно, есть ли на это законодательное разрешение или нет. Дело в том, что для организации розничной продажи в любом случае потребуется специализированное помещение и продавец. Сам овощевод не имеет времени торговать в розницу. Овощеводы заняты посадкой овощей, уходом за растениями, сбором урожая и закладкой на хранения. Когда им найти время на розничную торговлю?» — задается вопросом фермер.

Он считает, что правительство должно решить проблему овощехранилищ. Например, 2019 год был рекордным по сбору некоторых видов корнеплодов (картофеля, свеклы и моркови). Часть урожая съели, часть вывезли на экспорт, а часть «просто сгнила на складах», подогрев цены. «Роста цен на овощи этой осенью не будет, а будет снова весной», — заключает Ермоленко.

Пустите фермера в город

На вопрос «Газеты.Ru», поможет ли новый закон заработать фермерам на «продажах с грядки», минуя посредников, фермеры отвечают отрицательно. По мнению члена «Деловой России», председателя потребкооператива «Новгородский аграрий», почетного работника АПК РФ Дениса Павлюка, серьезных заработков реализация урожая непосредственно на территории фермы не принесет.

«Это важно разве что для ферм, сочетающих сельскохозпроизводство и туризм. В целом же любители фермерских продуктов, как и раньше, будут покупать их на рынках или в специализированных магазинах, но ездить массово к фермам – маловероятно», — рассуждает Павлюк.

«Только при большом объеме товарооборота реализация сельхозпродукции на рынке будет выгодна. Многие крестьянские и фермерские хозяйства подобным оборотом и мощностями не обладают. А торговать с грядки — это издержки на хранение, на торговое, холодильное оборудование, персонал», — соглашается председатель Вологодского регионального отделения «Деловой России» Владислав Зворыкин.

Потребителю важно иметь возможность приобрести в двух шагах от подъезда килограмм картошки и яблок, полкило лука и моркови и т.п. и каждый день свежее, а это значит, что конечному потребителю такой закон ничего не даст, отмечает глава фермерского хозяйства из Ростова-на-Дону Андрей Грибенюк.

При этом посредники, берущие на себя роль товаропроводящих звеньев, в настоящее время без проблем закупаются на полях и фермах. Для них законопроект тоже мало что меняет. «И наконец, поставив себя на место самих фермеров, нетрудно догадаться, что очень сомнительная экономика организовывать розничную торговлю возле поля. Есть проблема посерьезнее — выдавливание федеральными сетями меленьких магазинов и предпринимателей в торговле, но это другая история», — заключает Грибенюк.

Ранее правительство устранило еще одно препятствие на пути фермерской торговли. В июне этого года приняты поправки в закон «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» и в Земельный кодекс. Фермерам разрешили иметь свой дом на сельхозземлях. Но с ограничениями.

«Допускаются строительство, реконструкция и эксплуатация одного жилого дома с количеством этажей не более трех, общая площадь которого составляет не более пятисот квадратных метров и площадь застройки под которым составляет не более 0,25% от площади земельного участка», — говорится в новой редакции закона.

Поправки вступят в силу с 1 марта 2022 года. Сейчас фермеры де-юре могут иметь жилой дом только рядом со своим хозяйством, если это земля сельхозназначения. Эту проблему не могли решить с 2011 года. В большинстве случаев сейчас фермер работает в одном месте, а живет с семьей в другом, иногда за несколько десятков километров. Власти не хотели отдавать земли сельхозназначения под фермерскую застройку, опасаясь, что на таких землях настроят коттеджей для горожан.

Дыбова из ТПП говорит, что все эти законодательные инициативы хороши. «Но не надо думать, что они сильно повлияют на цены. Это всего лишь очевидные давно назревшие решения. Но не думаю, что мы тем самым даем толчок для развития сельхозрынка в стране», — добавляет Дыбова.

По мнению депутата Нилова, сбить цены на овощи можно, если власти отдадут под сельхозрынки городские площади. «Дайте центральную площадь для сельских производителей. Пустите их в город, без всякой аренды, без перекупщиков-спекулянтов, как это сейчас практикуется. Пусть крестьянин свободно приезжает в город и торгует по ценам, каким захочет. И цены хотя бы на картошку, на яблоки, на помидоры, упадут», — заключает Нилов.

Госкомпания в Казахстане не выполнила условия контракта с фермером и отсудила у него 50 млн тенге (12 тысяч долларов)

Оказался на грани разорения после участия в государственной программе – об этом рассказал один из казахстанских фермеров. Глава крестьянского хозяйства заключил договор с оператором, которого утвердило профильное министерство. Но от такого сотрудничества предприниматель только проиграл.

В октябре 2019 года глава крестьянского хозяйства «Акпура» Мубарак Наукенов взял в кредит 180 миллионов тенге на развитие маточного поголовья скота. Он заключил договор с государственным оператором, который обязался в течение двух месяцев привезти из России 240 коров элитной породы. Оплатил 70 процентов стоимости сделки и стал ждать.

«25 декабря [2019-го] я начал уже звонить руководству ТОО «АгроЭкспорт ЛТД», но они сказали, что у них какие-то небольшие проблемы с документацией, как говорится. Надо будет – к началу года начнем, с 2020 года, и все будет у вас прекрасно», – говорит фермер.

Вместо 240 голов фермер смог получить только 101. Дело дошло до суда, который Наукенов выиграл. Суд обязал государственного оператора вернуть оставшуюся сумму. Однако компания обжаловала приговор, и теперь уже фермер оказался в должниках. Суд обязал его выплатить «АгроЭкспорту» по договору более 50 миллионов тенге за коров, которые он так и не получил.

«Мы просто до сих пор в шоке, я не могу понять, – говорит адвокат Мухтар Батырбаев. – Это спор договорной – должны учитываться условия договора и их исполнение сторонами. Но это областной суд просто перечеркнул, он просто выкинул этот договор. Он просто сказал: вас извещали, вот поставщик говорит, мы должны ему поверить на слово».

​Представители компании-поставщика считают иначе. Юрист организации Татьяна Зырянова утверждает, что в бедственном положении фермер виноват сам. Он якобы пытается отменить сделку, чтобы воспользоваться налоговыми льготами, которые действуют с января 2020 года.

«Теперь ввоз крупного рогатого скота не облагается НДС. Это 12% от суммы, от стоимости. И, безусловно, вот это желание сэкономить сработало. Потому что мы знаем, что КРС в этом объеме им закуплен. Только на 12% дешевле. Но это же не наша проблема в том, что он первоначально заключил договор и получил кредитные средства в октябре, а не в январе», – говорит Зырянова.

Помимо задолженности, Наукенов обязан выплатить штраф размером в 12,5 млн тенге кредитному товариществу – за нецелевое использование денег. Де-факто – за то, что сделка с оператором не была завершена.

«Больше восьми месяцев арестованы все счета, мое все имущество арестовали. Судебники теперь хотят в апреле месяце распродавать все мое хозяйство. Я не знаю, как в таком положении. Я 19 лет работал, поднимал это хозяйство, и на глазах оно рушится», – говорит Нуракенов.

Автор госпрограммы – Министерство сельского хозяйства – от споров между фермерами и операторами отстранился. Поэтому у Мубарака Наукенова осталась последняя надежда – он обратился в Верховный суд Казахстана. Только по личному распоряжению его председателя Жакипа Асанова судебное дело может быть пересмотрено.

Псковский фермер стал лицом кампании Россельхозбанка в поддержку отечественных аграриев


Коммуникационная кампания Россельхозбанка по популяризации отечественных продуктов питания из разных уголков страны набирает ход. К ресторатору Аркадию Новикову и ведущей кулинарных шоу Юлии Высоцкой присоединились фермеры и артисты, писатели и путешественники, спортсмены и блогеры, представители других сфер деятельности из десятков регионов страны. Все они объединены желанием наглядно продемонстрировать высокое качество российских продуктов, а самих аграриев и их труд сделать популярными и модными. Таких «амбассадоров» уже почти 250. В Псковской области её лицом стал фермер Иван Мельник, который стал героем одного из 70 роликов, снятых в поддержку аграриев.


«Результат импортозамещения налицо. Сегодня в магазинах и ресторанах есть практически любые продукты отечественного производства, и они – достойного качества. Для нас то, что было сделано в сельском хозяйстве за последние 10 лет, – это гордость, и мы хотим, чтобы каждый россиянин знал о тех темпах, которыми развивается агробизнес, о тех трудолюбивых людях, которые двигают его вперёд, и о том, какие вкусные продукты у них получаются. Поэтому мы решили объединить амбассадоров, которые так же, как и мы, радуются успехам аграриев и хотят искренне сообщить о них другим. Человек труда всегда был в почёте на Псковской земле. Считаю, что область должна знать своих героев», – сказал директор Псковского регионального филиала Россельхозбанка Дмитрий Алемасов.


Совсем недавно, в марте, когда начиналась кампания, Аркадий Новиков и Юлия Высоцкая рассказывали про регионы, из которых натуральные фермерские продукты попали на уютную домашнюю кухню и в масштабный ресторанный бизнес.


Благодаря своему выступлению Аркадий Новиков, по сути, стал инициатором целого рекламного «флешмоба» среди фермеров, рестораторов и фуд-блогеров, которые с гордостью рассказывают о том, чем занимаются – каждый в своём регионе. Одновременно в разных регионах выходит 70 различных роликов, которые будут поддержаны и наружной рекламой. Героем одного из таких роликов и стал Иван Мельник, который выращивает в лесах Себежского района экологически чистые яблоки.


«Я горжусь своей работой, так как выращивать более 60 сортов яблок — российские, белорусские, немецкие и канадские и другие — это нелегкий труд. Но главное для меня, что удается выращивать экологически чистое яблоко. Потому что у нас тут ни трасс, ни заводов, ничего нет. Фермерский труд нелёгок, но это моё призвание, и я искренне хочу, чтобы вкус моих яблок знали все жители Псковской области. Ведь это своё, родное. Такое же, как и у меня, уважение к сельскому хозяйству, желание продвигать его я вижу и у Россельхозбанка», – отметил Иван Мельник.


Строить бизнес аграриям помогает расчётно-кассовое обслуживание, за которое платить не понадобится тем, кто подключит его не позднее 29 июля.


Ну а Юлия Высоцкая, в свою очередь, с наступлением поры отпусков уже едет в автомобиле по России, вероятно, в захватывающий агротур.


«Лето – это время новых впечатлений, больших планов, решительных действий, ярких открытий и интересных путешествий. Путешествуйте в поисках своего, родного – того, что вдохновляет и радует», – говорит Юлия Высоцкая. Подготовиться к поездке и осуществить её Юлии помогают карта СВОЯ и потребительский кредит по ставке от 3,5% годовых. В создании серии роликов с участием Юлии Высоцкой принимала участие режиссёр Анна Меликян.


В рамках коммуникационной кампании для продвижения российского АПК амбассадоры будут общаться с подписчиками в социальных сетях, устраивать для них конкурсы, делиться историями успеха, высказывать свою точку зрения в СМИ, станут участниками мероприятий, и этим спектр их действий далеко не исчерпывается.

Философия продвинутого фермера

Поездка к фермеру Амиру Магазову была еще во время посевной. Задание редакции — написать репортаж. Однако личность Магазова такова, что формат бойкого газетного жанра для нее оказался тесен.

Почему — сами поймете.

Итак, он повез нас на свое поле. Едем на российской машине, которая покорно глотает ухабы и колдобины. В салоне пахнет чем-то кислым.

— Это молоко слегка расплескалось, — говорит Амир Магазов, как будто услышав мои мысли.

На этой машине он из своего села Серменево возит в город молоко на продажу. В городе у него штук двадцать «точек», где по утрам собирается народ, чтобы купить продукцию магазовской фермы: молоко, творог, сметану, кефир, йогурт… Этим фермер и живет.

Амир Магазов — человек прямой. Крестьяне любят поругивать власть: она в отношении критики у них на первом месте. На втором — погода. Наверное, так было всегда — и в советское, и в царское время. Помню, на заре своей журналистской деятельности приехал я в совхоз и стал наивно спрашивать директора о перспективах возглавляемого им предприятия. Он ошалело посмотрел на меня и… стал материться. Он орал так, что из соседней бухгалтерии прибежали встревоженные тетеньки.

«Перспекти-и-ивы!!! У меня народ зарплату телятами получает раз в полгода, у меня скотину кормить нечем, а этот — перспекти-и-ивы!!!»

Его не мог унять даже наш фотокор Николай Митрофанович Панченко, ныне покойный. Он хорошо знал нрав директора и заранее предупреждал меня быть аккуратнее в разговоре. Кстати, сегодня в машине на заднем сиденье восседает его сын Илья. Он продолжает дело отца, правда, в руках у него не старенький «Киев», которым любил снимать наш легендарный Николай Митрофанович, а навороченный цифровой фотоаппарат. Панченко-старший к современной фототехнике относился скептически…

Итак, мы едем по сельским полям и разговариваем с фермером Магазовым. Я часто встречал этого человека на различных совещаниях, и меня всегда удивляла его нескрываемая вольность в суждениях. Он, не стесняясь, говорил с трибуны или с места все, что думает. Он словно сено косил, не глядя, что там на поляне — ромашка или чертополох. Он так рьяно отстаивал и отстаивает интересы крестьян, что давно выработал к себе настороженное отношение одних и полное, безоглядное уважение других. Причем первые — это те, кто к сельскому хозяйству имеют сугубо потребительское отношение, вторые — это сами крестьяне, которые видят в Магазове пример трудолюбия, честности и инициативы.

Я слушаю Амира Узбековича и вспоминаю дядю Мишу, с которым давным-давно, еще до армии, работал на сельской мельнице. Дядя Миша был таким же неистовым.

Помню, прислали к нам в помощь бригаду рабочих из города, и один из них как-то неосторожно высказался о сельчанах: дескать, сами они, что ли, не могут свое зерно обмолотить? Ведь крестьян не зовут помогать рабочим варить сталь и производить канаты… Дядя Миша не терпел городскую спесь и набросился на этого парня так, что если бы я не заступился за него, то он закопал бы его в куче овса, который только что привезли с поля.

Впрочем, сегодня границы между городской и сельской действительностью стерты изрядно. Поэтому Амир Узбекович лишь отдает дань классовой традиции, когда поругивает систему… Я быстро меняю тему и прошу рассказать о своем хозяйстве.

Он словно рапортует:

— Сто сорок пять гектаров земли, четыре трактора, сто с лишним голов скота, тридцать голов лошадей…

Мы выходим из машины. Фермер достает телефон, чтобы найти своих лошадок. На одну из них он прикрепил навигатор.

— Вот Серменево, — говорит он, тыча пальцем в экран. — Вот наша поляна, а это они, родимые. Видите красную точку?

На магазовской обширной поляне работает трактор с сеялкой. Низко летают воробьи, и это не к дождю: видимо, им искренне кажется, что люди привезли зерно на эту поляну специально для них. Напротив вспаханной земли соседствует заброшенное совхозное поле.

— Посмотрите на эту траву, — предлагает мне Амир Узбекович, показывая на целину. — Какие мысли возникают?

Я смотрю и почему-то вспоминаю вышеупомянутого директора совхоза, которому нечем было кормить людей и скотину. Мое молчание фермер расценивает как ответ. Он с силой выдергивает охапку травы:

— Корневая система напрочь срослась, и она теперь, как ковер, сквозь который ничего не прорастает. Она дышать травам не дает.

Он трясет густым комом из корневищ, и я сразу вспоминаю свой огород… Гляжу на полянку: низкорослая твердая трава, среди которой одиноко торчит ромашка и вдалеке ярко светится такой же осиротелый куст иван-чая.

— А что нужно делать, чтобы трава росла густой? — спрашиваю фермера.

— Пахать! — говорит он резко и пугает напрочь обнаглевшего воробья, который мирно прыгал буквально в метре от нас.

Фермер переводит внимание на свой ухоженный, вспаханный участок:

— В прошлом году мы это поле вспахали, нынче культивировали и боронили в два следа, — продолжает Магазов. — Чтобы только вспахать, мне надо тридцать литров солярки на один гектар.

— А что вы сегодня сеете? — спрашиваю я.

— Костер и овес, — отвечает Магазов. — Овес соберу осенью, костер — для следующего года. Мне надо семьсот рулонов сена, чтобы прокормить сто голов скота.

Едем на стан. Амир Узбекович рассказывает о своей семье. Его жена Лидия готовит сметану, кефир и йогурт. А дети, Ильгиз и Гульназ, окончили физмат МГУ. Ильгиз живет в Москве и работает айтишником, причем для Амира Узбековича само это понятие — айтишник — остается некоторой загадкой (как, впрочем, и для меня). Гульназ решила продолжить образование в Сорбонне. Амир Узбекович вспоминает, как занимал деньги, чтобы отправить дочь во Францию. В итоге Гульназ сумела получить диплом университета Сорбонны, вышла замуж и теперь живет во Франции.

— Из-за этой пандемии я не могу увидеть Майю, — вздыхает фермер.

Он поясняет, что Майя — это внучка, и ей полтора годика.

Вот и стан. Несколько строений, загоны для скота и отделения для дойки. Стан Магазов называет учебным центром. Видя мое недоумение, он говорит:

— Здесь коровы, скажем так, знакомятся друг с дружкой, чтобы потом ходить общим стадом. Зимой они стоят в разных клетях, а здесь полный коллективизм.

Удивительно! Я не знал, что стадному чувству надо учиться. Я думал, что это заложено в инстинкте у некоторых животных и главным образом у человека…

Прекрасный повод пофилософствовать! Смотрите: разве телевидение и интернет не напоминают такие же «учебные центры» для собирания людей в стадо? Людям показывается некий образец, которому они рано или поздно начинают соответствовать. Это касается способа мышления, поведенческих норм, одежды, причесок, еды — всего на свете! Чтобы соответствовать образу «продвинутости», человек делает тату, носит рваные джинсы, слушает определенную музыку, покупает кучу ненужных вещей, залезает в долги. По некоему образцу он начинает что-то отрицать или с чем-то активно соглашаться. Человек отвыкает мыслить самостоятельно, становясь жертвой информационных атак. При этом он искренне считает себя «продвинутым»! Оглянись, человек! Таких, как ты — множество. Ты — часть стадного большинства.

Ты бродишь из угла в угол в общем загоне. А по-настоящему продвинутый — это Амир Магазов, у которого нет тату, и он плохо разбирается, чем занимается айти-инженер. Зато он гордо несет звание башкирского крестьянина. Как было бы здорово, если бы с телеэкранов исчезли сцены хамского поведения, уголовный жаргон, если бы грубая сила не преобладала над разумом, над человечностью вообще, если бы вместо боевиков, триллеров и ток-шоу со сценами ужасов и насилия вышла передача «Пусть говорят» о фермере Магазове…

Мечтал я недолго. Амир Узбекович все испортил. Он рассказал, как несколько лет назад погиб один несчастный бычок. Он был ярким индивидуалистом, его не успели приучить к стаду, и бычок по простоте душевной ушел гулять в лес. Его нашли через несколько дней, вернее, то, что от него осталось: обглоданные голова, хребет и одна нога. Остальное волки, очевидно, забрали на трофеи. Если применить вышеупомянутую аналогию, то выходит, любой, кто будет отрываться от стада и проявлять вольность тоже рискует быть обглоданным?

Дом Амира Узбековича совсем обычный. Таких в Серменево множество. Фермер показывает помещения для скота и говорит, что пора менять клети. Показывает «Сталинград», который видно с его огорода. Так он называет развалины бывшей МТС. Часть сохранившихся помещений ныне занимает завод по изготовлению спортивного оборудования. Раньше здесь ремонтировали сельхозтехнику, сегодня делают тренажеры. Все в духе времени…

Магазовское хозяйство на фоне «Сталинграда» — как цветок, который растет сквозь сплетенные корневища безнадежности и уныния. Погоня за прибылью во что бы то ни стало — дело пустое: пусть этим занимаются банкиры и прочие из этой когорты. Магазов как истинный крестьянин хочет не богатства, а достатка. Чувствуете разницу? Богатство порождает страсти, и его всегда мало. А в словах достаток и достоинство, да простят меня блюстители норм русского языка, есть некое созвучие, не находите?

Магазов показывает помещение, где собирается открыть пельменный цех. Потом отвлекается, берет в руки какие-то заплетенные вместе веревки, жгуты и остатки целлофана и спрашивает:

— Догадайтесь, что это? Три попытки не даю, достаточно одной.

Илья Панченко опять оказывается более просвещенным.

— Это, наверное, та дрянь, которая обнаружилась в желудке коровы после убоя, — отвечает он.

— Совершенно верно!

Мне жутко хочется пофилософствовать на эту тему, но из дома выходит супруга фермера Лидия Ахмадулловна. Удивительно милая и скромная женщина из породы трудяг. Спрашиваю ее о французских связях:

— Я слышал, что Себастьян гостил в Серменево. Он делился своими впечатлениями?

(Себастьян, поясню, — это муж дочери Магазовых).

— Он удивлялся, что у нас нет негров, — отвечает она. — А еще не мог понять, почему так много разрушенных зданий…

Мы едем в летний лагерь. Основное стадо сейчас на пастбище, а в летнике живут телята. Магазову надо сделать укол одному из них, который несколько дней исходит поносом.

По дороге замечаю молодую женщину. Она плавно несет себя ровной поступью. Меня тянет порассуждать… Это походка сугубо сельских бабонек. И я думаю, это из-за коромысел. Понятно, что ими никто уже не пользуется, потому что водопровод в каждом доме, но они — коромысла — надолго зашифровались в генетической памяти селянок. Магазов весело реагирует на мои взгляды по сторонам:

— Я вижу, ты еще на девок заглядываешься?

Он, Магазов, такой: вольнодумец, философ, шутник.

В живописнейшем местечке находится летник Магазова! Весело журчит ручей, на большой поляне два больших загона, вагончик для рабочих и «холодильник».

Знаете, какой у Магазова «холодильник»? Это сарай, который стоит посередь ручья, и под его крышу молоко в емкостях ставится в холодную ключевую воду.

Магазов делает укол больному теленку. Скоро с пастьбы придет его мама.

— Коровы сразу узнают своих ребятишек? В смысле, телят, — спрашиваю работниц летника.

— Конечно, — отвечают они. — У них как у людей.

Женщины глядят на меня с недоумением. Я умею задавать глупые вопросы…

И телята, объясняют мне, тоже тянутся исключительно к своим мамам.

Я слушаю тишину. Может, фермер возьмет меня подсобником к себе на летник? Чтобы жить в этом блаженном затишье, где нет электричества, интернета и рева машин?

Зато есть добрые глаза теленка, который ждет свою маму. Нет, не возьмет: здесь некогда философствовать.

— У вас есть мечта? — спрашиваю я серменевского фермера.

Амир Узбекович долго и протяжно молчит, а потом выдает:

— В третьем классе нам учительница рассказывала, что такое коммунизм. Это когда человек трудится по мере возможностей, а потребляет по мере необходимости.

Я смотрю на него пронзительно. Он это серьезно?

Опять жутко хочется пофилософствовать, но уже кончается газетное место, выделенное мне редакцией. Тем более, скоро с пастбища придут коровы, и будет вечерняя дойка.

Фермер, огорошив меня коммунизмом, добавляет:

— А еще мечтаю, чтобы будильник был заведен не на пять тридцать, а хотя на попозже…

На поле — один из четырех тракторов фермера.

Белорецкий район.

Фото: Илья ПАНЧЕНКО.

Как стать фермером в первом поколении

20 декабря Как стать фермером в первом поколении

Отправлено в 15:25
в блоге
Тим Хаммерих


Средний возраст фермера в настоящее время составляет около 60 лет, и с каждым годом он становится старше. Почему?

Как бы легко ни было обвинить молодое поколение и просто сказать «им не интересно» или «они не хотят работать», по моему опыту, это совсем не так.

На самом деле есть приличное количество молодых людей, целеустремленных, амбициозных и заинтересованных в производственном сельском хозяйстве. Однако восприятие высоких барьеров для входа и отсутствие практических знаний не позволяют им заниматься сельским хозяйством и скотоводством в качестве карьеры.

Конечно, есть еще и долгий рабочий день, низкая заработная плата, погодные и ценовые риски и тяжелая работа. Но, несмотря на эти проблемы, по-прежнему много людей просто тянется к земле и любит сельское хозяйство.

Задумывались ли вы когда-нибудь о сельском хозяйстве или скотоводстве? Что мешает вам сделать выбор в пользу карьеры?

Когда я задал этот вопрос, ответы, как правило, сосредоточены вокруг отсутствия денег, земли, отсутствия роста на ферме или ранчо или незнания первых вещей о сельском хозяйстве или скотоводстве.

Ниже я перечислил 5 способов преодоления некоторых из этих препятствий. Я надеюсь, что, прочитав их, вы начнете видеть более определенный путь к карьере в производственном сельском хозяйстве.

1. Работайте на фермера или владельца ранчо, которым вы хотите стать.

Думаете, вы хотите зарабатывать себе на жизнь выращиванием винного винограда, сои или индеек (и это лишь некоторые из них)? Есть люди, которые уже нанимают сейчас!

Работа на них в качестве первого шага к вашей цели стать фермером — это УМНЫЙ, НИЗКИЙ РИСК и ВЫСОКОЕ ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ.

«Иди и найди работу на человека, которым ты хотел бы стать» — один из лучших карьерных советов, который регулярно игнорируется.

Часто молодые люди знают, чего они хотят достичь. Однако вместо того, чтобы обращаться непосредственно к тому, кто достиг вашего видения жизни, мы отвлекаемся на более высокие зарплаты, более выгодные льготы и более идеальное место. Мы отказываемся от своих мечтаний, потому что они не кажутся «практичными».

Но это всего лишь краткосрочные размышления.Прямая работа с кем-то, кто уже достиг поставленных вами целей, дает большие долгосрочные преимущества.

2. Начать индивидуальное фермерство.

«Индивидуальное земледелие» относится к предложению земледелия как услуги. Обычно фермер по индивидуальному заказу имеет такое оборудование, как сеялка, опрыскиватель, комбайн и т. Д., И продает свои услуги, чтобы обеспечить эту функцию фермы.

Это меньший риск, чем полный рабочий день, поскольку у вас нет капитальных затрат, связанных с покупкой земли, семян, удобрений и т. Д.

Однако, как и в любом другом бизнесе, вы сначала хотите убедиться, что ваши услуги востребованы рынком. Вы можете жить в месте, где существует огромная потребность в индивидуальном опрыскивании, но не в индивидуальной уборке урожая, или наоборот. Очень важно, чтобы вы оценили рынок и нацелились на клиента, прежде чем вкладывать средства в оборудование.

3. Найдите рыночную нишу.

Некоторые из вас настолько сосредоточены на видении владения крупным фермерским хозяйством, что игнорируют логические шаги, необходимые для их достижения.Тот факт, что вы хотите в конечном итоге обработать 10 000 акров, не означает, что вы не можете начать с одного акра.

Конечно, обработка одного акра НАМНОГО отличается от выращивания 10000, но вы должны с чего-то начать.

Дело в том, что для банка не имеет смысла давать ссуду в миллионы долларов кому-то, чтобы он начал заниматься сельским хозяйством. Особенно, если этот фермер планирует выращивать товарную культуру, которую другие более крупные и более авторитетные операторы будут производить более эффективно. Это слишком рискованно.

Значит ли это, что сельское хозяйство предназначено только для тех, кто им занимается или у которых есть пара миллионов долларов для самофинансирования? НЕТ.

Вместо этого найдите нишу, которая позволит вам начать с малого, получить больше прибыли и оттуда расширить свою деятельность.

Хотите стать крупным скотоводом? Рассмотрим небольшое стадо на арендованном пастбище, которое вы можете продать напрямую потребителю. А может чистокровная операция.

Хотите стать крупнейшим производителем гидропонного салата в стране. Найдите местных клиентов, которые ищут лучшую альтернативу, и начните с малого. Масштабируйте оттуда.

Я всегда любил разводить свиней.Когда я переехал в Остин, я думал о бизнесе, который будет кормить диких свиней, пойманных в ловушку на техасских ранчо, и продавать мясо для собачьего корма (его можно украсть).

В сельском хозяйстве существует бесчисленное множество ниш. Фермеры, которые сегодня обрабатывают десятки тысяч акров, обычно унаследовали ферму, которая была основана пару поколений назад на площади менее 100 акров.

Не сравнивайте свой шаг 1 с шагом 1000 другого человека. Вы должны с чего-то начать.

4. Присоединяйтесь к программе акселератора или обучения фермерам.

Знаете ли вы, что существуют программы для людей, которые хотят начать заниматься сельским хозяйством? Опыт не требуется!

Некоторые программы доступны онлайн, другие — лично. Некоторые требуют, чтобы вас выбрали, в то время как другие открыты для присоединения. Square Roots — это ускоритель городского сельского хозяйства, созданный Кимбалом Маском (братом миллиардера Илона Маска).

Upstart University был основан нашими друзьями из Bright AgroTech (послушайте их основателя доктораНейт Стори в нашем подкасте). Это нелепая сделка менее чем за 10 долларов в месяц за те ресурсы, которые вы получаете.

Другие ресурсы, которые вы, возможно, захотите посетить, — это Beginning Farmers и FarmerStarter (прямо здесь, в Остине!), Просто чтобы назвать пару.

Найдите что-нибудь подходящее для себя! Если вам больше по душе онлайн, ОБЯЗАТЕЛЬНО загляните в Upstart University.

5. Мыслите нестандартно.

Меня всегда поражала изобретательность, которую проявляет сельское хозяйство.Производство продуктов питания, одежды и жилья для 6 миллиардов человек — это не задача, которую можно решить с помощью одного единственного подхода.

Так что думайте нестандартно!

Начните с таких вопросов, как «какой сельскохозяйственный товар пользуется спросом и как его можно выращивать с ограниченными земельными ресурсами, рабочей силой и капиталом?» Или «какие продукты питания или сельскохозяйственные товары не производятся в моем районе?» Или «какую уникальную ценность я могу предложить фермеру, чтобы он нанял и научил меня сельскому хозяйству?»

Ваши возможности в сельском хозяйстве и / или скотоводстве ограничены только вашим воображением!

Найдите сельскохозяйственную проблему в вашем районе и подумайте о решениях.Для тех из нас, кто живет в развитом мире, у нас огромная база потребителей с совершенно разными вкусами. Всегда будут слои этого населения, которые не обслуживаются.

Узнайте, где вы можете оказать влияние!

Я уже могу прочитать комментарии (отговорки): «но я живу в глуши» или «недвижимость в моем районе слишком высока» или «Я не рос на ферме» или «Я вырос на большой ферме, поэтому мне было бы стыдно начинать с малого» .

Я не говорю, что у вас нет уважительной причины. Я хочу сказать, что у вас есть варианты. Если сельское хозяйство или скотоводство действительно является вашим жизненным призванием, у вас ЕСТЬ способы реализовать эту мечту. Однако вы должны быть готовы дать себе шанс и сделать это!

Используйте возможности в агробизнесе!

Получайте наши последние списки вакансий, материалы и электронные книги по электронной почте.

Успех! Теперь проверьте свою электронную почту, чтобы подтвердить подписку.

Похоже, вы уже подписались на еженедельную рассылку. Вы знаете кого-нибудь, кому было бы полезно читать наши сообщения в блоге или посещать наш веб-сайт? Найдите время, чтобы поделиться этим сообщением в блоге.

вещей, которые я хотел бы знать, прежде чем стать фермером

1. Сельское хозяйство — это и образ жизни, и работа. Мы с мужем живем там, где работаем, на небольшой молочной ферме в Висконсине. Мы начинаем работу по дому в 3:30 утра. Иногда нам приходится выходить среди ночи и что-то проверять; если корова беременна, я должен быть на дежурстве и быть готовым помочь корове родить.График варьируется в зависимости от того, что это за ферма, но это никогда не будет работой по принципу «врезал, выбил». В конце концов, вы несете ответственность за все, поэтому вы должны быть готовы сделать это своей жизнью.

2. На небольших фермах нет выходных. Мы с мужем сами управляем нашей фермой с минимальной посторонней помощью. Поскольку мы занимаемся разведением домашнего скота, один из нас должен всегда быть рядом, чтобы заботиться о животных. Мы переехали на ферму 12 лет назад и с тех пор не ездим вместе в отпуск! Если животному нужна помощь, если нужно собрать урожай, вам нужно это сделать.Это не так: «Это все еще будет у меня на столе в понедельник утром». Вы не можете пропускать работу в День труда, Рождество или Четвертое июля.

Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

3. В некоторые годы вы можете заработать 0 долларов. У меня есть друзья, занимающиеся земледелием, и если у них будет сильная засуха, у них может не быть никакого дохода в этом году. В другие годы они неплохо справляются.Если вы выращиваете такие культуры, как кукуруза или соя, вы, вероятно, не зарабатываете столько, сколько фермер, занимающийся молочным животноводством, но молочное животноводство также связано с большим риском, чем выращивание кукурузы, потому что с животноводством более вероятно, что что-то пойдет не так, чем с урожаем. . Большинство фермеров имеют страховку на ферме, чтобы обезопасить себя от года, когда вы можете не производить столько, а некоторые также берутся на подработку за пределами фермы, чтобы диверсифицировать свой доход, но вы должны быть готовы к тому, что у вас не будет стабильной зарплаты.

4.По-прежнему существует дискриминация в отношении женщин-фермеров. Когда я училась в колледже, я была единственной женщиной во многих моих сельскохозяйственных классах. Когда я основал свою ферму, я был шокирован тем, сколько людей уволили меня как фермера. Иногда люди приходили продавать нам корма для скота и признавали, что мой муж был фермером, но не я. Было действительно трудно заставить людей так грубо игнорировать меня. Данные сельскохозяйственной переписи показывают, что в настоящее время по крайней мере 30 процентов фермеров в Соединенных Штатах — женщины, и, безусловно, наблюдается огромный рост числа женщин, занятых в сельском хозяйстве, но будьте готовы к тому, что некоторые люди будут рассматривать вас просто как «жену фермера». .”

Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

5. Вы должны уметь физический труд, критическое мышление, и вести бизнес. Иногда я занимаюсь кабинетной работой, например, анализирую наши финансы или веду бухгалтерию на ферме. В других случаях я занимаюсь физическим трудом, например, кормлю животных, перемещаю животных или помогаю корове родить.Иногда я работаю ветеринаром, чтобы убедиться, что мои животные максимально здоровы; в других случаях я смотрю на свои пастбища больше как ученый.

6. Трудно не привязаться к скоту. Мы доим около 60 коров и имеем еще 70 молодых животных, которые еще не готовы к доению. У всех есть имена. Многие из них существуют в течение нескольких поколений, поэтому мы знаем их сестер, их матерей, их бабушек. Мы стараемся максимально заботиться о них.Но в большинстве случаев, когда они достигают конца своей продуктивной жизни, их продают на мясо — обычно молочный скот используется для производства говяжьего фарша. Не скажу, что это легко, но мы должны с этим согласиться. Иногда я думаю о них как о домашних животных, но я стараюсь уважать их, используя и максимально используя их.

7. Ваши средства к существованию полностью зависят от прихоти матери-природы. Если вы выращиваете урожай, что-то вроде засухи или наводнения может уничтожить весь ваш урожай.Сильный холод может привести к замерзанию ваших водопроводных труб или доильной системы — и да, мы должны выйти и доить коров, даже если температура ниже нуля. Два года назад у нас было шесть стельных коров, пораженных молнией. Все они погибли. Вы должны быть готовы к этому! Очень важно иметь планы на случай непредвиденных обстоятельств: приобрести страховку там, где это возможно, скорректировать свои расходы или найти альтернативный способ получения дохода.

Этот контент импортирован из Instagram. Вы можете найти тот же контент в другом формате или найти дополнительную информацию на их веб-сайте.

8. В работе есть умиротворяющие и расслабляющие части. В зависимости от того, какая у вас ферма, у вас могут быть сезонные простои. Например, у зерновых хозяйств бывают периоды интенсивной занятости, когда вам нужно заниматься обработкой почвы и посадкой, а затем у вас есть небольшой сезонный перерыв, пока урожай растет, пока не пора собирать урожай. У нас более постоянный поток работы в течение года, но пастырская жизнь может быть довольно приятной. У нас есть несколько стульев Adirondack на заднем дворе, откуда мы можем видеть большую часть наших пастбищ.В приятные вечера мы сидим, разговариваем и часто ужинаем на улице, наблюдая за пасущимися коровами, стадом гусей и другими занятиями в мире природы. Я также беру долгие прогулки, чтобы проверить животных, заборы и состояние пастбищ, наслаждаясь цветами, деревьями, птицами и тишиной.

9. Вы начнете иначе относиться к еде. Когда вы сами производите пищу, вы острее понимаете, откуда она поступает. В США одни из самых безопасных продуктов питания в мире, и я всегда уверен в том, что покупаю у других фермеров.Фермеры, с которыми я работаю и которых знаю, очень озабочены выращиванием качественной продукции. Когда вы знаете, сколько крови, пота и слез попадает во все, что вы едите, вы цените это больше.

10. Если фермерство не для вас, есть масса других профессий в области сельского хозяйства. До того, как я начал свою ферму, я работал в сельскохозяйственной корпорации, консультировал и занимался академической деятельностью. Сельское хозяйство — это не только сельское хозяйство: будь то разработка новой коробки для хлопьев, зерновых, которые нужно положить в коробку, или маркетинга там, где они продаются, есть тысячи рабочих мест.Это захватывающая область.

Doris Mold управляет небольшой молочной фермой в Висконсине. Она также является президентом American Agri-Women.

Следите за сообщениями Ариэль на Twitter.

Этот контент создается и поддерживается третьей стороной и импортируется на эту страницу, чтобы помочь пользователям указать свои адреса электронной почты. Вы можете найти больше информации об этом и подобном контенте на сайте piano.io.

Покидая академию, чтобы стать фермером в первом поколении

От фермерских ресторанов до фермерских рынков, среди определенного класса наблюдается толчок к тому, чтобы лучше понимать, откуда берутся их продукты.Повышенное внимание многих американцев к еде на местах снова привлекло их внимание к земле, так что сельское хозяйство стало рассматриваться как гораздо более благородная профессия. Modern Farmer , публикация, родившаяся в этом особом культурном контексте, описывает видение некоторых горожан о том, чтобы стать фермерами, как «современное соблазнение», в котором «зарабатывание на жизнь с помощью земли лечит психические раны дня. работа, и действует как противоядие от городских недугов ».

Учитывая это соблазнение, многие люди подумывали о смене карьеры, некоторые более серьезно, чем другие: в то время как количество фермеров в США.S. продолжает резко сокращаться, четверть оставшихся — «начинающие фермеры» со стажем менее 10 лет. В настоящее время эти начинающие фермеры контролируют 16 процентов сельскохозяйственных угодий и 25 процентов всех продаж органической продукции в США. Начинающие фермеры в среднем моложе и сталкиваются с проблемами, с которыми не сталкиваются большинство опытных фермеров; например, создание фермы с нуля обходится дорого, а открытые пахотные земли могут быть труднодоступными.

Так было в Висконсине.Сельскохозяйственные угодья региона были настолько насыщены мелкими фермерами в последние годы, что на фермерском рынке округа Дейн в Мэдисоне есть пятилетний лист ожидания для получения киоска для продажи продукции. Крис Холман оставил военную и академическую карьеру, чтобы вместе с женой основать небольшую ферму за пределами Мэдисона. Во время серии интервью The Atlantic с американскими рабочими я говорил с ним о том, как управлять фермой без сельскохозяйственного опыта и как другие его профессии помогли ему стать лучшим фермером, работающим полный рабочий день.Следующее интервью было слегка отредактировано для большей длины и ясности.


Адриенн Грин: Как вы стали фермером?

Крис Холман: Попадание в сельское хозяйство не было полностью случайным, но мы этого не ожидали. Это наш седьмой сезон, поэтому Министерство сельского хозяйства США считает нас начинающими фермерами, но еще и потому, что мы все еще учимся. Ни Мария, ни моя жена, ни я не выросли на ферме. Я переехал из Орегона, где начал изучать арабский язык после того, как был лингвистом в армии, в Мэдисон, штат Висконсин, чтобы получить степень доктора философии.D. программа. Разговор о разведении животных и выращивании овощей основывался на том, что у меня было девять месяцев [ничего не делать] до моей докторской степени. программа запущена.

Я думал о том, чтобы устроиться на работу с частичной занятостью, но решил, что у меня достаточно сбережений, чтобы попробовать что-то другое. Первоначальная идея заключалась в том, чтобы создать ферму для любителей выращивать собственные продукты. В то время Мария работала в стейк-хаусе «Торнадо» в Мэдисоне, и они фактически покупали у нас шесть цыплят в неделю для своего воскресного ужина с курицей.Мы чувствовали себя королями мира.

Затем другой ресторан хотел поговорить с нами, но владелец сказал, что им потребуется около 40 цыплят в неделю, что намного превышает то, что мы производили. Это была развилка на пути: будем ли мы удовлетворять этот спрос и использовать его для выращивания более крупной фермы? Или мы придерживаемся того, чем занимались? Я сказал: «Давай попробуем». Мы объединили наши ресурсы, взяли часть сбережений и купили инфраструктуру, необходимую для выращивания большего количества кур. В первые годы мы вырастили 4000 кур.Моя точка зрения заключалась в том, что если ферма когда-нибудь взорвется из-за того, что мы не знаем, что делаем, в академических кругах все еще будет запасной вариант.

Зеленый: Как вы научились управлять фермой? Не похоже, что сельское хозяйство было частью вашего прошлого.

Holman: Первый год был исключительно трудным, потому что мы все еще жили в Мэдисоне, а я преподавал в Университете Висконсина, Мэдисон. Поэтому, когда мы попытались найти землю для фермы, цена оказалась непомерно высокой.У людей Марии был участок земли в двух часах езды, который мы у них арендовали. Ее мама, которая следила за животными, пока нас не было, и ее отец помогли нам построить приюты для животных. Каждые выходные мы ездили туда и обратно между Мэдисоном и фермой, и когда приходило время сдавать цыплят на переработку, нам приходилось делать это в середине недели. Я забирал Марию около 23:00, мы ехали и добирались до фермы около 1:00, ложились спать, просыпались в 4:00, ловили кучу цыплят, отвозили их к переработчику, приходили обратно, примите душ, а затем вернитесь в Мэдисон на работу.

Зеленый: Что все вы производите на ферме?

Куры, которых Холмен выращивает на своей ферме

Holman: Наш первый год был просто цыпленком и несколькими индюшатинами на День Благодарения. Нашей целью было разнообразить то, что мы делали на ферме. Мы перешли от простых кур к выращиванию около 5000 цыплят-бройлеров, 400 индеек и 500 уток. Мы занимаемся ежегодным выращиванием овощей, а также выращиваем много многолетних культур. Мы переводим большую часть наших площадей под многолетнее сельское хозяйство, потому что они позволяют нам выполнять большую предварительную работу, а затем выполнять минимальные работы по техническому обслуживанию, в то время как ежегодное выращивание овощей является более трудоемким.

Зеленый: Спустя семь лет вы оба все еще работаете на ферме?

Holman: В этом году у нас есть сотрудник, работающий неполный рабочий день, потому что у нас раньше родился ребенок, а Мария все еще работает в некоммерческой организации. Я фермер, работающий полный рабочий день, поэтому нам нужен был кто-то, кто мог бы вмешаться, когда Марии пришлось бы уйти.

Зеленый: Каково было управлять целой фермой до того, как вы наняли этого человека?

Holman: Наша ферма занимает 41 акр, и всегда есть чем заняться.Теперь я гораздо лучше понимаю, что мне нужно делать и когда мне нужно это делать. Раньше было так много дел, и я не совсем понимал, как лучше расставить приоритеты. В эти дни я встаю рано утром, ем небольшой завтрак и отправляюсь на двух-четырехчасовую цепочку дел: кормить животных, проверять их воду, расчищать некоторые участки, чтобы убедиться, что электрический забор все еще работает. работает, или построить новую постройку для свиней зимой.

Я прихожу на небольшой обед, обычно около полудня, а затем выхожу обратно примерно до 5-6 часов вечера.м. Тогда я приду и приготовлю ужин. После ужина выйду до 21:00. У нас есть собаки-сторожа, поэтому я перевожу их на место на вечер. Ваш день длится столько, сколько светит солнце летом. В начале и в конце года это не слишком сильно меняется, но я бы сказал, что в целом делать немного меньше, потому что вы не находитесь в пике вегетационного периода.

«Я не думаю, что люди ценят в сельском хозяйстве то, что оно очень интеллектуальное».

Зеленый: Как предыдущая работа на разных должностях — в армии и в академии — повлияла на ваш взгляд на работу в качестве фермера?

Holman: Военные сформировали мой подход к жизни: когда сейчас на ферме что-то идет не так, я не сижу без дела, чувствуя себя плохо.В вооруженных силах что-то пойдет не так, и вам придется немедленно переключиться, чтобы ваша миссия была выполнена. Такой подход к работе напрямую связан с сельским хозяйством: вы часто работаете, особенно новичок, который не вырос на ферме, в мире, полном неизвестности. Дело не в том, что что-то пойдет не так, а в том, когда. Мудрость не из дешевых, поэтому некоторые вещи, которые идут не так, могут расстраивать с точки зрения того, сколько денег вы потеряете.

Академия тоже помогла, потому что учителя работают невероятно много часов, что опять же превращается в сельское хозяйство.Задача, которую вы выполняете, может быть не выполнена до заката, но это не имеет значения — вам все равно придется ее выполнять. Я не думаю, что люди ценят в сельском хозяйстве то, что оно очень умное. Многие люди рассматривают сельское хозяйство как сборище простаков из синих воротничков, которые не слишком много знают; они думают, что просто бросают семена в землю и заводят цыплят или свиней или что-то еще. Их часто изображают простаками. Когда я ушел из академии, чтобы заняться сельским хозяйством, было много людей, которым действительно было трудно понять, зачем я это делаю.В общем, на ферме нужно постоянно думать о многом. Обладать такой умственной выносливостью очень важно.

Зеленый: Какие узы существуют между вами и вашим сообществом с тех пор, как вы впервые приехали в город?

Holman: Вначале было трудно найти сообщество, потому что мы были очень заняты на ферме. Два или три года в сельском хозяйстве я все еще застрял на острове и не знал, кто там был. Теперь мы являемся частью очень сильной группы фермеров и тех, кто поддерживает сельское хозяйство.Есть много проектов, над которыми мы работали вместе через несколько разных некоммерческих организаций и Союз фермеров Висконсина.

Мы продаем большую часть нашей продукции ресторанам в Мэдисоне, а также на фермерском рынке в Эпплтоне — так что у нас есть это расширенное сообщество. В мире ресторанов у нас давние отношения с очень сильным сообществом поваров и рестораторов. Я часто говорю людям на фермерском рынке, что они скорее наши друзья, чем прямые покупатели.Иногда люди чувствуют себя странно, если они что-то не покупают, и я напоминаю им, что наши отношения не строятся исключительно на том, покупаете вы что-то у меня сегодня или нет.

Зеленый: Как бы вы сказали, выращивание и продажа продуктов питания показали, как Америка смотрит на продукты питания и что нужно для их производства?

Holman: Я бы сказал, что в целом большинство людей все еще очень не осведомлены о производстве продуктов питания; они просто не знают. Еда просто в магазине или, может быть, на фермерском рынке.Еда просто предоставляется, а потом они ее покупают. Министр сельского хозяйства много говорит о том, как невероятно, что люди делегировали кормление себя и свою семью кучке фермеров, которых они могут знать или не знать. В этом есть доля правды.


Это интервью является частью серии о жизни и опыте американских рабочих, которая включает беседы с животноводом, производителем салата и табаководом.

Итак, вы хотите быть фермером…

«Извини, ты низкий человек на тотемном столбе».

С этими словами фермер Элиза Винтерс отправила меня в поле. Я был на каменном дежурстве — тяжелая работа в любой день, но особенно в этот душный июньский полдень, когда ни одна облачка не закрывала солнце.

Ферма

Winters ’Hill Hollow Farm расположена в северной части штата Нью-Йорк, в регионе, печально известном своим каменистым верхним слоем почвы. Работа на скалах означала, что мне приходилось ехать за трактором, поднимать камни из только что вспаханной земли и бросать их в переднее ведро.Работа была однообразной и утомительной. В какой-то момент я потерял свои (плохо выбранные) кроссовки в грязи, заставив меня залезть по локоть, чтобы копать. Через несколько часов заболела каждая мышца; моя кожа была покрыта грязью и потом. Мой первый день на ферме был тяжелым.

Мечты о сельском хозяйстве — это современное обольщение. Для горожан идея зарабатывать на жизнь землей лечит психические раны от повседневной работы и действует как противоядие от городских недугов. Если бы вы могли просто выбраться на сушу, подальше от электронных таблиц и стрессов, кабинок и автомобильных сигнализаций, все было бы по-другому.Есть перезрелые помидоры, свежие с лозы и лопнувшие соком. Козлят с козами.

Это жизнь, которой вы должны были жить. В душе и сердце вы фермер.

Но есть большая разница между глядеть на списки сараев в Интернете и стоять по колено в навозе свиней. Как говорит фермер и консультант по сельскому хозяйству Ребекка Тистлтуэйт, которая проводит обучающие семинары для начинающих фермеров, видение «сидя в шезлонге, глядя на пастбище и поднимая бокал вина» является кормом для грубого пробуждения.Как преодолеть разрыв между фермерскими фантазиями и реальностью?

За последние несколько десятилетий глобальная тенденция в развитых странах сместилась в сторону более крупных и консолидированных сельскохозяйственных предприятий. Тем не менее, здесь, в США, где подавляющее большинство из наших 2,1 миллиона ферм классифицируются как небольшие (с точки зрения продаж), также наблюдается устойчивый рост мелких фермерских хозяйств, поддерживаемых сообществом (CSA). В надежде поддержать эту тенденцию, по всему миру, от Японии до Индии и США, возникло множество спонсируемых государством небольших сельскохозяйственных инициатив.К.

Для этой истории я провел летнюю неделю на Хилл Холлоу в Петерсбурге, штат Нью-Йорк, на двухлетней ферме CSA, производящей экологически чистые овощи, свинину, говядину, курицу и яйца. Моей целью было усвоить ритмы и распорядки повседневной фермерской жизни, отделив факты от фантазий, а также изучить логистику перехода к сельскому хозяйству.

Изучение веревок

Большинство крупных товарных ферм являются семейными. В Небраске и Айове нередко можно встретить фермеров, выращивающих кукурузу и сою в шестом поколении.На фермах этого типа навыки и технические знания передаются от родителей к детям. Но новые мелкие фермеры приходят из всех слоев общества; навыки необходимо приобретать, а не передавать по наследству. Первый шаг к решению, хотите ли вы бросить все это и переехать в деревню, — это провести время на действующей ферме.

Многие небольшие фермы берут учеников или стажеров (в основном семантическое различие) на период вегетации. По словам Тистлтуэйта, это практически обязательный шаг на вашем пути к ферме.И не только на один сезон. Она предлагает пройти обучение в течение трех-четырех лет, прежде чем вы даже подумаете о создании собственной фермы. Это не только обеспечит базовую базу знаний, но и сделает земледелие тем, что вам нравится. «[Ученичество] — это время проверки интуиции», — говорит она. «Это дает вам возможность спросить себя:« Неужели это я? »»

Кроме того, вы можете почерпнуть уроки в нескольких глобальных «сельскохозяйственных школах» по цене до 18 000 долларов. Этот путь обеспечивает более высокий фактор престижа, не говоря уже о бонусных навыках, таких как сбор пищи и кухня из полевых цветов.Но поскольку большинство стажировок на фермах покрывают проживание и питание, а также выплачивают стипендию за вашу работу, может быть трудно оправдать расходы на сельскохозяйственную школу.

Этим летом у Hill Hollow были два молодых специалиста, только что приехавших из Колорадо, и 19-летний волонтер программы World Wide Opportunities on Organic Farms (также известный как WWOOFer). Программы ученичества могут быть бонусом для фермеров, нуждающихся в рабочей силе, но в Хилл Холлоу помощь жизненно важна. Муж Элизы Уинтерс, Натан, скончался этой весной в результате ужасной аварии на квадроцикле.Сроки не могли быть хуже: когда я приехала, Уинтерс была беременна, а также ухаживала за 15-месячным младенцем, изо всех сил пыталась выбраться из тени и сама управляла фермой. Трудно представить, как бы она справилась без учеников.

Стажеры Халли Суэйн и Майлз Гриффин прибыли на неделю раньше меня, погрузив свои товары (то есть двух хомяков и набор солнцезащитных шляп) в пикап Гриффина и направившись на восток. Суэйн уже проходил стажировку на фермах в Монтане, Вашингтоне и Колорадо.

Ученичество на ферме похоже на разностороннее гуманитарное образование. Всего за одно лето стажеры Хилл Холлоу освоят базовые навыки, такие как посадка, сбор урожая, прополка, кормление животных и сбор яиц. Они также получат уроки следующего уровня, такие как защита посевов от бродячих оленей, потрошение курицы и задержание сбежавших свиней. У Суэйна даже будет возможность управлять программой CSA Hill Hollow, окном в общественное лицо сельского хозяйства.

Найдите свою ферму

Ресурсы для начинающих фермеров

  • Полевое руководство Greenhorns для начинающих фермеров.Greenhorns — это некоммерческая организация, основанная Северин фон Чарнер Флеминг с целью замены нынешней сельскохозяйственной системы небольшими, устойчивыми фермами. Их полевое руководство в формате PDF содержит практические советы по всему, от фитнеса на ферме до лучших практик фермерского рынка. Бонус: очаровательные иллюстрации.
  • Практическое руководство по WWOOFing. Всемирные возможности на органических фермах (WWOOF) — это чрезвычайно популярный способ учета рабочего времени на органических фермах по всему миру без обязательного полного ученичества.В самостоятельно опубликованном «Практическом руководстве по WWOOFing» Адама Гринмана рассказывается все, что нужно знать начинающему WWOOFer-у, вплоть до лучшего ножа и обуви для ношения.
  • Фермы с будущим. Фермер и консультант Ребекка Тистлтуэйт путешествовала по США, разговаривая с устойчивыми мелкими фермерами, изучая их проблемы и успехи. «Фермы с будущим» (Chelsea Green, 2012) подробно рассказывают об этих историях, в том числе о ферме Hill Hollow, давая пошаговые практические советы новым и растущим фермерам.Также ознакомьтесь с книгой Тистлтуэйта «Новый мясной рынок», которая скоро будет издана.

  • Национальная коалиция молодых фермеров (NYFC). NYFC «представляет, мобилизует и привлекает молодых фермеров для обеспечения их успеха», согласно ее веб-сайту. Этот сайт — отличная отправная точка для начинающего фермера, он загружен информацией о финансировании и местных ресурсах.
  • Local Ag Extension Offices. Ag extension — это система помощи фермерам на местном уровне, созданная несколько десятилетий назад, и ее все еще стоит проверить сегодня.Ваш представитель может предоставить жизненно важную информацию, от качества местной почвы до советов по покупке оборудования. Посетите веб-сайт, чтобы найти ближайший к вам офис.

Вы всегда можете продолжать работать на чужих фермах, переложив высокий уровень стресса на кого-то другого. Взять, к примеру, Свейна. Ее конечная цель — начать образовательную ферму с Гриффином, но страх не дает ей сделать решительный шаг. «Идея запустить что-то подобное ужасна!» — говорит она, указывая на Холм Холлоу.«Гораздо проще, если кто-то скажет вам, что делать и куда идти».

Но давайте предположим, что вы готовы. Во-первых, вы должны решить, хотите ли вы приобрести собственную землю. Линдси Люшер Шут, соучредитель Национальной коалиции молодых фермеров, советует новым фермерам сдавать в аренду перед покупкой — хороший способ узнать о районе, прежде чем идти ва-банк.

Но у лизинга есть и обратная сторона. Вы находитесь во власти домовладельцев, большинство из которых сами не являются фермерами (88 процентов, по данным NYFC).Это может привести к конфликтам, когда приоритеты владельца собственности не совпадают с приоритетами фермера. Возьмем, к примеру, Winters: они управляли еще одной фермой перед Хилл-Холлоу, на арендованном участке земли в Вермонте. Были проблемы, но решаемые, пока их домовладелец не решил, что ему не нужен домашний скот. В конце концов их выгнали с земли, которую они обрабатывали. «Очень немногие землевладельцы готовы работать с вами, чтобы помочь инвестировать в вашу ферму», — говорит Шут. «Фермеры нуждаются в долгосрочном землевладении».

Когда вы будете готовы к покупке, вы, вероятно, будете иметь в виду какой-нибудь целевой регион, например, пышный залив или холмы долины Гудзона в Нью-Йорке.Вам, вероятно, придется немного отбросить эти мечты. По данным Министерства сельского хозяйства США, с 2000 по 2010 год цены на сельхозугодья в США выросли вдвое. Любые сельхозугодья возле желаемого города будут стоить намного, намного дороже (параллельно с ценами на недвижимость в реальных городах). Вы соревнуетесь за встроенную клиентскую базу locavore в Бруклине и Сан-Франциско. А если вы находитесь на небольшом расстоянии от большого города, удачи вам даже в поиске сельскохозяйственных угодий. Сырые пригородные земли часто раскупаются под жилую и коммерческую застройку.

Уловка-22 состоит в том, что вам понадобится нексус с населением, если вы хотите продавать продукты своей фермы. Это хрупкое равновесие. У Thistlethwaite есть постоянный список городов, в которых можно было бы использовать больше близлежащих ферм. Линкольн, Небраска. Де-Мойн, штат Айова. Бойсе, Айдахо. Мобил, Алабама. Гранд-Джанкшен, Колорадо. Возможно, они не самые привлекательные места, но покупка близлежащих сельскохозяйственных угодий — это разумный выбор. «Конечно, каждый молодой фермер хочет оказаться в месте, где много таких же людей, как он сам», — говорит Тистлтуэйт.«Но если вы готовы переехать в менее привлекательный район, вы можете стать первой волной их местного движения за еду».

Даже имея в виду стратегическое расположение, поиск участка земли может занять время. Craigslist еще не стал жизнеспособным ресурсом для ферм, а на таких сайтах, как LandAndFarm, как правило, представлены только элитные бутики. На этом этапе один из лучших способов найти участок — это молва — познакомиться с фермерами в желаемом районе. Пообщайтесь с ними на местном фермерском рынке, дайте им знать, что вы ищете землю, и обязательно поговорите с местными агентами по недвижимости.Это социальная сеть IRL.

А что с финансированием вашей фермы? Помимо самой собственности, вам понадобятся деньги на оборудование, начиная от ручных инструментов и заканчивая тракторами, не говоря уже о большом количестве небольших расходов, которые быстро накапливаются: ботинки, коробки для яиц, ограждение, мульча. Но есть и творческие решения. Некоторые из этих затрат можно уменьшить, одолжив оборудование у соседей или накопив больше инструментов, как только вы начнете получать доход. Традиционные банки могут не ссудить новому фермеру (это считается рискованным предприятием), но вы всегда можете обмануть кредитора и сказать ему, что покупаете недвижимость, чтобы жить на нее.(То есть, если это не ставит под угрозу страхование вашего домовладельца или не нарушает местные правила зонирования.) «Как только ключи у вас, вы можете просто начать заниматься сельским хозяйством», — говорит Тистлтуэйт. Но есть и другие варианты. Агентство по обслуживанию фермерских хозяйств Министерства сельского хозяйства США предоставляет потенциальным фермерам ссуды на сумму до 300 000 долларов с забавной оговоркой: согласно Тистлтуэйту, вам должны были отказать три обычных банка.

Другой вариант — зарегистрироваться в списке клиентов CSA перед запуском своей фермы.Муж Шута Бен управляет фермой, которая начиналась таким образом. И в зависимости от того, где вы хотите заниматься сельским хозяйством, существуют региональные источники финансирования. Например, Farm Credit East — это вековая кредитная организация для фермеров в семи северо-восточных штатах. Некоммерческая организация под названием California FarmLink предоставляет прямые ссуды до 250 000 долларов в дополнение к целому ряду других вариантов творческого финансирования. Чтобы узнать, что доступно в вашем районе, обратитесь в местное представительство сельского хозяйства.

Фаза экспериментов

Как только вы захватили землю, начинается самое интересное.Потребуется время, чтобы выяснить особенности вашей фермы и ее клиентской базы. Не говоря уже о том, что даже после многих лет обучения требуется крутая кривая обучения.

В первый год в Холме Холлоу Зимы разбросали компостированный навоз на многие свои посевы. Оказывается, в удобрении остались семена сена; трава выросла повсюду, заглушая большую часть их урожая. В том году они потеряли 60 процентов урожая, и более половины их клиентов CSA не вернутся.

«Я плакал каждый божий день», — говорит Уинтерс. «Как вы оправитесь от этого?»

Еще один момент для обучения наступил, когда Винтерс попыталась вырастить кур квази-наследственной породы, названных «Рейнджеры свободы». Птицы наследия — все в моде, и «Рейнджеры свободы» выглядят красиво на пастбище, но возникла проблема: клиентам Хилл Холлоу не понравился вкус. Мясо было не только жестковатым, но и не имело привычного «куриного вкуса», которого люди ожидают (обычное недовольство пастбищными птицами).В этом году Винтерс вырастила старых добрых цыплят Корниш-Кросс и пока не слышала ни одной жалобы.

Однажды друзья с фермы Square Roots в Массачусетсе прибыли, чтобы помочь Уинтерс с ее забоем цыплят. Они привезли с собой чрезвычайно эффективную мобильную операцию по убою и упаковке, которой позавидовала команда Hill Hollow. Что еще более важно, Винтерс и команда приняли это к сведению. Смогут ли они воспроизвести ту шестигранную трубу из ПВХ, идеально подходящую для удержания куриных тушек? А что насчет простой системы кипячения, чтобы быстро упаковать каждую птицу? Эти приемы были быстро приняты в Хилл Холлоу.

Увеличение масштаба

(или свертывание)

Каким-то образом вам удалось поддерживать ферму в рабочем состоянии в течение нескольких вегетационных сезонов. Что теперь?

В 2014 году неудивительно, что социальные сети стали жизненно важным оружием в маркетинговом арсенале фермера. Некоторые фермеры, такие как Beekman Boys и Peterson Farm Brothers, собрали в сети сотни тысяч поклонников. Но даже на скромном уровне социальные сети — отличный мост между фермами и потребителями. Майкл Галлахер из Square Roots Farm резюмирует: «Это смесь.Мы можем показать клиентам красивые стороны жизни фермы, но мы также можем просто дать полезную информацию о пикапах CSA ».

Помимо социальных сетей, вы можете найти другие способы сбыта своей сельскохозяйственной продукции, от ресторанов с холодными звонками до строительства придорожных киосков. Новая ферма в Расселле, штат Массачусетс, недавно разместила в местной газете купоны на бесплатную дюжину яиц (загвоздка: вы должны забрать их на ферме). Вы также можете попробовать совместные маркетинговые схемы, объединиться с другими местными фермерами для максимального охвата или предложить акции мяса, когда несколько клиентов соглашаются на одного целого зверя.

Для увеличения доходов вы можете продлить вегетационный период с помощью домиков-обручей и теплиц (зелень всегда будет продаваться зимой). Продукты с добавленной стоимостью, такие как превращение помятых персиков в джем, а из помидоров в маринару, также помогают пополнить сундуки. И хотя вы можете ненавидеть фермерский туризм (свадьбы и тому подобное), этот маршрут, безусловно, оказался прибыльным для живописных мест.

И здесь, как бы трудно это ни было принять, есть еще один путь: отпустить ферму.По разным причинам, от экономики до истощения, вы, возможно, выберете именно этот путь. Тистлтуэйт, хотя и была активным сторонником новых фермеров, в конечном итоге продала свою рабочую ферму в Заливе после того, как были украдены 300 цыплят и рототиллер (среди прочего). Сейчас в Орегоне она консультант и автор. «Я пробовал быть фермером на полную ставку; стресс был невероятным! » она вспоминает. «Мы чувствовали себя хомяками на колесе. Я так рада, что работаю только половину рабочего дня ».

Во время моей работы в Холме Холлоу я часто хотел бросить это полотенце, когда работа на ферме казалась сплошным утомительным трудом, утомительными задачами, тянущимися до бесконечности.Я несколько раз ударил себя электрошоком на электрическом ограждении. Моя загорелая кожа приобрела оттенок деревенской ветчины. Все болело. Я провел один долгий день на коленях в грязи, насыпая длинные ряды земли. Той ночью я лежал без сна на поролоновом матрасе, мили грязи струились у меня под веками. В другой день мне пришлось вычистить глубокую корку мочи и дерьма из душного свинарника. Сила воли помешала мне позавтракать.

И все же — чувствовал себя прекрасно. Были моменты превосходства: смотреть, как поросята резвятся на пастбище в первый раз, или тихо прополкают под жужжание пчел.Но даже помимо этого было что-то очищающее и теплое во всей тяжелой работе, что-то, что смыло статику в моей голове. «После смерти Натана земледелие стало для меня невероятно исцеляющим; иногда это единственное, что меня держит вместе, — говорит Уинтерс. «Трудно описать словами. Фермерство просто попадает вам в кровь ».

Это для всех? Конечно нет. Даже Шут, которая проводит часы бодрствования, консультируя потенциальных фермеров, признает, что некоторым из самых восторженных новичков это не понравится.Фермерство — это утомительно и чрезвычайно напряженно, а отдача в лучшем случае может быть незначительной.

«Ты не поймешь, что это такое, пока не промокнешь от пота и не захочешь плакать, потому что тебе нужно прополоть еще 100 футов овощей», — смеется она. «Это не то, что вы можете получить, посмотрев красивое видео о ферме». Но как только вы попробуете, есть шанс, что вы уже не сможете его отпустить.

Этим летом я планирую вернуться в Хилл Холлоу для еще одной работы. На этот раз мне нечего писать.

Нужны фермеры!

По словам консультанта по сельскому хозяйству Ребекки Тистлтуэйт, все еще есть некоторые города США, которые не перенасыщены мелкими фермерами (например, Мэдисон, штат Висконсин, где пять лет ждут будку на фермерском рынке). Если вы хотите переехать, посмотрите, сможете ли вы найти пахотные земли возле одного из этих американских городов. Вы им нужны!
-> Лоуренс, Канзас,
-> Мобил, Алабама,
-> Москва, Айдахо,
-> Гейнсвилл, Флорида,
-> Линкольн, Небраска,
-> Гранд-Джанкшн, Колорадо,
-> Фейетвилл, Арканзас,
-> Св.Louis, Missouri

СохранитьСохранить

СохранитьСохранить

Итак, вы хотите быть фермером

Ветеран разделяет проблемы создания фермы.

by John Lemondes
Прежде чем принять решение стать «фермером», «сельскохозяйственным производителем» или «земледельцем», следует учесть множество вещей. Это решение, которое нельзя принимать легкомысленно, потому что, как и многие другие профессии, сельское хозяйство — это больше, чем работа или карьера; это стиль жизни.Если не лелеять такой образ жизни, вы не добьетесь успеха, потому что компромиссы в образе жизни слишком многочисленны и приведут к конфликту. Что касается меня, после военной карьеры, когда армия США находилась в состоянии войны почти 25 из 27 лет моей службы, мне нужна была более мирная жизнь.
Мое путешествие началось четыре десятилетия назад, когда я рос в округе Онондага. За это время у меня возникла глубокая любовь ко всему, что происходит на свежем воздухе. Моя самая первая работа была сборщиком фруктов; Я только что закончил пятый класс и с самого раннего возраста узнал о сельскохозяйственном труде.В старшей школе я недолго работал на ферме, и она мне понравилась, что еще больше укрепило мою любовь к природе. Однако передо мной стояла дилемма. Мой отец, три дяди и большинство других членов моей семьи мужского пола были ветеранами. Их жертвы и положительное влияние на нашу страну (фармацевт, врач, шеф-повар и владельцы бизнеса) сильно повлияли на меня, поэтому я в конечном итоге решил, что у меня есть долг перед нашей страной.
Для моей жены, которая росла армейским отродьем, ближайшим к ферме был продуктовый магазин.Когда в 1987 году я окончил Пенсильванский государственный университет (PSU) со степенью бакалавра сельскохозяйственных наук, я стал армейским офицером. Из ПГУ я сразу пошел в армию, отложив свои мечты стать землевладельцем на неопределенный срок. Затем, когда я был старшим офицером, решение уйти со службы сводилось к следующему:
1. Наши дети оплачивали мою карьеру. После выхода на пенсию и переезда в Нью-Йорк наши тогда 4, 8 и 13 лет учились в 3 школах в 3 штатах.
2. В армии мы продолжали откладывать любые личные мечты и цели в отношении образа жизни.
3. Я хотел баллотироваться в Конгресс США в моем местном округе (Нью-Йорк, 24). Военные дали мне значительный лидерский и деловой опыт, который, как я думал, может принести пользу штату Нью-Йорк и нашему сообществу.
Особые проблемы
После того, как мы с женой решили купить ферму, потребовалось два года упорных поисков, чтобы найти ее. Это первая серьезная проблема для любого, кто задумывается о сельском хозяйстве.Простой доступ к земле является серьезным препятствием. Хотя некоторым может повезти и они получат землю в результате передачи имения или дарения, большинство из них — нет. Мы пережили приобретение земли через школу тяжелых ударов. Хотя я могу говорить только о нашем опыте, я слышал, как другие говорят то же самое: это, пожалуй, самая большая проблема для сельского хозяйства. После применения критериев, которые соответствовали нашим требованиям, большинство объектов недвижимости перестали работать, что еще больше усложняло задачу.
Более того, покупка фермы не похожа на покупку дома; мы купили и продали несколько домов, и это сравнительно легко.Все, что вы думали, что знаете, неприменимо. Это стало нашей самой сложной задачей. Мы перебрали четырех агентов, прежде чем нашли одного, у которого был опыт работы с сельскими и сельскохозяйственными угодьями. Все они скажут вам, что знают, но нелегко найти тех, кто действительно разбирается в своем деле. Однако, как только вы это сделаете, это время будет потрачено не зря. Фактически, спасительной благодатью для всего нашего опыта был наш агент по недвижимости. Без ее ведома мы бы никогда не смогли сориентироваться в этом процессе. Благодаря ей мы фермеры.В итоге, поиск и покупка фермы значительно более проблематичны для новичков, чем жилая недвижимость «за плату».
Как только мы нашли желаемую ферму, нас познакомили со следующим крупным, но неизвестным препятствием; финансирование. Фактически, мы почти потеряли его из-за тяжелого финансового процесса. После нескольких десятков телефонных звонков в банки и аналогичные кредитные организации мы нашли одну, которая была готова помочь нам реализовать нашу мечту; только чтобы обнаружить в одиннадцатый час, что они меняют свое решение, потому что у нас не было опыта в сельском хозяйстве.Эта ситуация с курицей и яйцом — это то, что мы снова и снова повторяем, особенно с попытками получить грантовое финансирование с разделением затрат.
Где-то по пути нас познакомили с Farm Credit East (FCE), которая спасла нам жизнь. Они были готовы разобраться и принять точные критерии и ситуации, которые заставили другие традиционные банки работать. Я ничего не знал о FCE до приобретения нашей фермы, но я большой поклонник. Без них мы были бы где-нибудь в тупике.Их бизнес-модель, ассортимент продукции и, самое главное, гибкость уникальны.
Сюрпризы после работы
За восемнадцатый месяц на нашей ферме мы понимаем, что есть еще много непредвиденных проблем. Одним из самых серьезных, несмотря на в целом благоприятные экономические условия в штате Нью-Йорк для сельского хозяйства, является налоговое бремя. После создания ООО в первые несколько месяцев, покупки нашего скота, начала превращения залежи обратно в производство и замены сломанных, отсутствующих или иным образом неприемлемых ограждений, мы все еще не можем получить снижение налогообложения сельскохозяйственного налога, поскольку мы не достичь порога дохода в 10 тысяч долларов.Итак, когда вам больше всего нужны дополнительные деньги, на начальном этапе стартапа для развития бизнеса вы вместо этого облагаетесь налогом до тех пор, пока не сможете зарабатывать 10 тысяч долларов в год в течение двух лет подряд.
Деньги, которые мы заплатили в качестве дополнительного налогового бремени, могли быть использованы для покупки оборудования (у нас его нет и мы арендуем), оплаты труда одного или двух сотрудников (наш бизнес управляется собственным капиталом) и разработки веб-сайта и маркетинговых материалов . В конечном итоге доступ к капиталу и налоговая политика являются серьезными препятствиями для входа в сельское хозяйство.Нам, как и многим другим, пришлось принять жесткое решение «да / нет» и принять осознание того, что, если мы хотим заниматься сельским хозяйством, нам придется сначала приобрести землю и со временем разобраться со всем остальным, как мы можем.
Я не могу сказать достаточно, насколько важно иметь финансирование, чтобы подпитывать работу вашей новой фермы. Хотя рекламируется множество возможностей получения грантов и финансирования, мне было бы существенно лучше, если бы я не тратил время на подачу заявки на них, а вместо этого просто использовал бы время для более общей работы.Бремя документации настолько велико, что мы просто не можем выделить 4-5 дней труда на консолидацию каждой налоговой декларации и финансового отчета нашей жизни до этого момента из-за «прихоти» получить несколько тысяч финансовых средств. Итак, если вы хотите фармить и начинаете с нуля, будьте готовы к тяжелой битве. Без внешних рабочих мест мы не смогли бы профинансировать запуск сельскохозяйственного бизнеса.
Кроме того, простой бизнес-риск является огромным потенциальным препятствием для новых сельскохозяйственных операций.Недавнее законодательство, требующее от фермеров оплачивать сверхурочные работникам фермы, размещать их в домах с непомерными стандартами (неуверенно, соответствует ли дом, в котором мы живем) в дополнение к значительным требованиям повышения заработной платы, укрепило наше решение расти медленнее и никого не нанимать. до тех пор, пока мы полностью не перестанем справляться с нагрузкой. Хотя этот закон потерпел поражение, я уверен, что он вернется и, если он будет принят, приведет к значительному повышению цен на продукты питания; тем самым обостряя входные барьеры.
Законодательные попытки регулировать сельское хозяйство, например производство, никогда не сработают. Животноводство, зерновые культуры и другие сельскохозяйственные предприятия требуют того, что им нужно, когда они в этом нуждаются, в зависимости от погоды, времени года и рыночных сил, а не восьмичасовых промышленных часов. Следовательно, что касается сельского хозяйства, очень важно быть «включенным», чтобы вы знали, что происходит в политическом плане. Мы добились этого, став членами NY Farm Bureau.
Затем я записался на курс по снижению рисков на ферме Корнелл, который оказался бесценным.В результате я смог сразу определить и исправить несколько факторов риска, которые мы не признавали таковыми. Хотя в то время, когда я ходил на курс, я не осознавал этого, через несколько коротких месяцев полученные знания станут критически важными.
Как и в случае любого другого сельскохозяйственного предприятия, погода сама по себе является значительным фактором риска, с которым мы на собственном опыте столкнулись в декабре 2014 года после того, как потеряли сарай из-за снеговой нагрузки. После эпического шторма примерно за 24 часа мы получили менее 36 дюймов сильного мокрого снега.Это все парализовало, и мы первыми из многих в нашем районе лишились инфраструктуры… добро пожаловать в сельское хозяйство! Однако благодаря корнельскому курсу у нас было два плана действий в чрезвычайных ситуациях для получения диплома и третичного уровня, которые мы разработали и реализовали. Это было неприятно; однако подготовка сделала его терпимым.
Рекомендации
Часто упускаются из виду дополнительные преимущества жизни на ферме. Вещи такие простые, как свежий воздух, ограниченный шум, немного, если вообще есть проблемы и проблемы «соседей», с которыми нужно бороться, и свобода пространства.Кроме того, простое удовольствие от того, что вы кормите других людей, выращиваете собственную еду в той мере, в какой вы хотите, и имеете счастливую собаку, у которой есть место для бега, — все это аспекты, о которых можно забыть в условиях стресса, связанного с уборкой урожая и циклами обслуживания; но не должно быть! Мы стараемся напоминать себе, как нам повезло, что мы живем и бережно храним землю в нашем местном сообществе.
Более того, когда мы оглядываемся назад и думаем с точки зрения извлеченных уроков о том, что мы действительно сделали, что действительно позволило нам начать быстро, это сводится к:

  1. Примите участие во всех аспектах профессиональной подготовки и обучения продукции вашей фермы.Для меня это означало посещение многих лекций и симпозиумов на малых фермах Корнелла, посещение Школы лидерства в овцеводстве Говарда Ваймана (спонсируемой Национальной ассоциацией кормушек для ягнят), посещение профессиональной школы по классу шерсти Американской ассоциации производителей овец и поиск людей и возможностей там, где вы могли бы Работайте в своей области, чтобы быстро получить соответствующий опыт, чтобы сократить время проб и ошибок «кривой обучения». Что касается моей семьи, мы провели почти неделю на коммерческом ранчо в Монтане, где работали под присмотром, чтобы научиться необходимым навыкам ведения хозяйства;
  2. Создайте сетевые возможности, присоединившись к соответствующим организациям в вашем районе, связанным с вашей деятельностью (например, Farm Bureau).Мы сделали это, чтобы познакомиться с людьми, которые затем помогли нам уменьшить наши трудности в обучении.
  3. Будьте гибкими. Вы столкнетесь с множеством «серых» точек принятия решений, когда вам придется принимать важные решения, не имея всей информации. Как ветеран, мне комфортно в этой сфере, потому что я провел почти всю свою сознательную жизнь, работая в этой сфере.
  4. Для других семей ветеранов, таких как наша, я думаю, что выполнение всего вышеперечисленного в течение 3 лет до выхода на пенсию или увольнения значительно сократит время запуска.В нашем случае нам пришлось ждать, потому что мы не знали точно, где будем жить; однако чем раньше вы начнете общаться с людьми и организациями, с которыми будете работать всю оставшуюся жизнь, тем лучше!

Резюме
Хотя начало сельскохозяйственной операции требует времени и денег, оно того стоит. С нашей точки зрения, как семья, это было здорово, несмотря на трудности и в свете макроэкономических проблем, стоящих перед Нью-Йорком.Тем не менее, сельское хозяйство в Нью-Йорке — отличная отрасль, и, вероятно, впереди у нее самые яркие дни благодаря активной политике губернатора. Мы столкнулись с несколькими серьезными препятствиями, которые, несомненно, заставили бы многих бросить курить, но понимание и подготовка сделали нас более устойчивыми. В конце концов, последний и, пожалуй, самый важный момент, который я хочу отметить, заключается в том, что во всем, чего стоит добиваться, будут препятствия, которые необходимо преодолеть, чтобы добиться успеха. Чтобы справляться с неудачами, нужно быть настойчивым.Настойчивость сама по себе, вероятно, является наиболее отличительным признаком успеха в любом сельскохозяйственном предприятии.
COL (в отставке) Джон Лемондес служил в США и мире в течение своей военной карьеры с 1987 по 2014 год. Он и его жена, Марта и их трое детей живут на своей ферме в Лафайетте, штат Нью-Йорк (ферма Элли Эйкерс), названной в честь их старшего ребенка-инвалида.

КАК Я СТАЛА ЖЕНОЙ ФЕРМЕРА [Мягкая обложка] Яшодхара Лал, автор: Яшодхара Лал

Имя — Как я стала женой фермера
Автор — Яшодхара Лал
Публикация — Харпер Коллинз
Страниц — 318
Тип — Мягкая обложка
Рейтинг — 4.5/5
Чтение — легко читается

Одна из самых обсуждаемых книг в Instagram 🙂

Я много читал об этой книге с момента ее публикации и прочитал предыдущее написанное автором — «Молодожены, пожалуйста, извините, я искал» жду легкого и юмористического чтения.

Яшодхара, ее муж, трое детей — старшая дочь Арахис и сыновья-близнецы — папад и рассол, ее тесть и их помощники

Имя — Как я стала женой фермера
Автор — Яшодхара Лал
Публикация — Харпер Коллинз
Страниц — 318
Тип — Мягкая обложка
Рейтинг — 4.5/5
Чтение — легко читается

Одна из самых обсуждаемых книг в Instagram 🙂

Я много читал об этой книге с момента ее публикации и прочитал предыдущее написанное автором — «Молодожены, пожалуйста, извините, я искал» жду легкого и юмористического чтения.

Яшодхара, ее муж, трое детей — старшая дочь Арахис и сыновья-близнецы — папад и рассол, ее тесть и их помощники — все живут в Гургаоне. Оба корпоративных раба живут городской жизнью.Виджай, муж Яшодхары, всегда увлекался сельским хозяйством, которое было основано в Just Married, идет вперед и исполняет свою мечту в этом, когда его друг Ачу соглашается стать его попечителем. Благодаря Ачу он знакомится с «тетушкой», которая арендует им часть территории Аашрама для ведения сельского хозяйства. А затем начинается удивительная поездка на американских горках с исследованиями, поиском рабочей силы, скотом, сельскохозяйственным оборудованием и многочисленными поездками на ферму, расположенную на окраине Гургаона.

Пока Виджей занимается организацией фермы, заготовкой крупного рогатого скота и т. Д., Y изо всех сил трудится на своей дневной работе бренд-менеджера в компании-производителе планшетов.Наряду с работой она инструктор зумбы, изучает йогу, музыку, автор и ведет шоу дома. Она проводит нас через свой жизненный путь, трудности — на работе, дома, в личной жизни и т. Д. Она любит многозадачность, но ей нужно немного успокоиться.

Как и Виджай, я тоже мечтаю иметь фермерский дом, собак, выращивать собственные овощи и т. Д. Но эта книга открыла мне глаза и подготовила меня к трудностям, через которые мне приходится пройти — подготовке земли, рабочей силе, отбору скота, машины и т. д. На ферме вы познакомитесь с крупным рогатым скотом — Мира — любимой коровой Виджая, Судхиром, Мобином, его детьми и другими.

Постепенно ферма создается, и они решают завести собаку. Семья приветствует Рани с ее 4 щенками на ферме. «Рани» в книге прекрасна. То, как автор описывает эмоции, которые переживают все, когда они входят в свою жизнь, — это прекрасная связь, которую каждый, включая детей, разделяет с каждым из них. Далее следует, насколько утомительным является весь процесс управления фермой, когда вы держитесь от нее подальше, с трудностями, с которыми вы сталкиваетесь физически, умственно и эмоционально.И каково это — потерять любимого человека.

Читая это, я чувствовал, что живу с Y и ее семьей, я был ее частью. Повествование настолько простое и плавное, что вы чувствуете, что оно действительно происходит вокруг вас. Каждый персонаж четко определен, и благодаря своему сценарию автор держит вас в полной заинтересованности, за исключением нескольких частей. Абсолютно интересная, это та книга, которую я обязательно рекомендую.

Книга Яшодхары Лала «Как я стала женой фермера» весело изображает фермерскую жизнь городской семьи

Я горожанка.Нет, теперь, когда я твердо, без возвратов, без двух сторон, мне за тридцать, я — городская женщина. Но глубоко внутри моего грязного сердца, которое определенно имеет некоторую потерю слуха из-за всех автомобильных гудков, которые ревет мне в ухо каждый раз, когда я выхожу на улицу, что определенно не является доверчивым невинным сердцем человека, которому никогда не приходилось вообще смотреть незнакомцы с предположением, что они могут быть потенциальными ворами / убийцами / насильниками, глубоко внутри этого самого сердца также есть убеждение, что я бы действительно хорошо справился с деревенской жизнью, если бы попытался.

Вероятно, это вина моих предков по материнской линии. Они владели землей и обрабатывали ее, мой дед до недавнего времени принимал активное участие в своей ферме, которая представляла собой ферму , ферму , заметьте, буйволиное молоко по утрам и яйца, когда вы захотите, а также виноград, манго и еще кое-что. я уверен, но это те, которые я помню. Не похоже на «фермерский дом» в Дели, черт возьми, я помню, как впервые попал на один из них — лужайки, такие же зеленые, как поле для гольфа, особняки с мраморным полом, бассейны, один больше другого.

На ферме моего деда мы плавали в цистернах с водой, плавали в камерах тракторов, отгоняли комаров и строили морские замки из песка сбоку. Мы должны были быть осторожными со змеями, и иногда во время грозы отключалось электричество, и мы читали при свете фонарей. Нравится: настоящие фонарики. Как вы были в 1800-х годах. Ладно, там был только один фонарь и много факелов, те огромные энергосберегающие, которые вы заряжали весь день, чтобы вытащить в такое время, и ладно, так что никто на самом деле не позволял мне читать, они были слишком заняты, наблюдая, что интересного они могли смотреть сквозь свет факелов, и насекомые свободно кружили вокруг света, натыкаясь и возвращаясь снова и снова.

Меня немного втянуло в тот мир из-за мемуаров, которые я только что прочитал: иронично смешные наполовину выдумки, наполовину мемуары Яшодхары Лала Как я стала женой фермера.

Посев семян

Раньше я читал отрывки о «возвращении в почву», если не целые книги, и они представляют собой отдельную категорию в Goodreads и списках в Интернете. Большинство из них следуют одним и тем же основным принципам — человека соблазняет большой участок земли где-то на окраине ниоткуда, он покупает его, к ужасу своего супруга, а затем пытается превратить его в мечту об идеальной ферме. или виноградник, или что-то еще.От выжженных горожан до румяных молокопоясников.

Книга Лал — все это — ее муж всегда хотел ферму, и, наконец, он арендует ее, далеко в сельской Харьяне, и решает держать коров, но существенное различие между западными фермерскими мемуарами и индийскими мемуарами заключается в том, что в Индии , вам придется иметь дело — а часто с номерами с по — с батальоном персонала, чтобы воплотить в жизнь свою мечту.

Итак, мужа Лала, Виджай, какое-то время водит не менее невежественный «консультант по сельскому хозяйству», есть два угрюмых «мальчика», которые волочат ноги и серьезно травмируют корову, и один смотритель / надзиратель по имени Мобин, который предлагает кривые комментарии и всегда рядом, чтобы сказать: «Я же тебе сказал», но при этом также становится частью семьи.Есть также — опять же уникальная для Индии — домовладелица, которая также содержит ашрам на территории, посвященной малоизвестному святому человеку, потребности преданных которого превалируют над ее арендаторами на ферме.

Странный урожай

Название, хотя технически правильное, немного вводит в заблуждение. Лал достаточно благосклонен, но в основном на расстоянии, так как семья продолжает жить в своей квартире в Гургаоне, а Виджай ходит туда и обратно. Он продает свое молоко своим соседям через группу в Facebook, и, кажется, самое интересное, что Лал получает от всего этого, — это когда они усыновляют бездомную собаку и ее щенков, чтобы жить на их территории.До этого момента она была в некотором роде сдержанной по поводу всего этого, но собака, кажется, что-то пробуждает в ней, так же, как коровы делают с ее мужем, и, наблюдая, как ее дети играют на территории и с различными животными, вы можно увидеть, как она смягчается, становится более вовлеченной.

Это хорошее прикосновение, поворот в ее характере, точно так же, как вы наблюдаете, как она выгорает из-за своей работы и вынуждена быть родителем и страдает от писательского тупика. Думаю, я очень сочувствовал блоку писателя, описанному здесь с мучительными подробностями, когда я смотрел на этот пустой документ Word до тех пор, пока не убедился, что больше никогда не напишешь.

Где-то к середине книги история также принимает несколько зловещий оборот, поскольку домовладелица сдает в аренду оставшийся участок земли двум «бабам», которые пользуются всем бесплатным молоком, но возмущаются собаками и людьми на берегу. приземлиться и медленно, коварно начать вторгаться на половину пространства Виджая. Может быть, он просто слишком недавно смотрел Netflix Wild Wild Country , но я, , видел в своей голове, в красных мантиях, с длинными бородами, ауру лишь слегка подавляемой злобности.

Лал, по ее собственному описанию, писательница-романтик, и эта книга задумана как своего рода продолжение ее первой книги, похожей на беллетристику, мемуарную историю о первых годах замужества. Писатели-романтики определенно умеют строить сюжеты, даже если они несколько снисходительны к ним со стороны высшего литературного истеблишмента. Ее сюжет просвечивает насквозь, хотя я чувствую, что некоторые фрагменты, возможно, могли бы блуждать немного меньше, а некоторые нити были связаны не так аккуратно.

Как я стала женой фермера , Яшодхара Лал, HarperCollins India.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.