Книга торговцы сомнениями: Библиотека getAbstract

Содержание

Торговцы сомнениями(Russian version) Free Summary by Наоми Орескес, Эрик Конуэй

The rating – what does it mean?

At getAbstract, we summarize books* that help people understand the world and make it better. Whatever we select for our library has to excel in one or the other of these two core criteria:

Enlightening – You’ll learn things that will inform and improve your decisions.

Helpful – You’ll take-away practical advice that will help you get better at what you do.

We rate each piece of content on a scale of 1–10 with regard to these two core criteria. Our rating helps you sort the titles on your reading list from solid (5) to brilliant (10). Books we rate below 5 won’t be summarized. Here’s what the ratings mean:

10 – Brilliant. A helpful and/or enlightening book that, in addition to meeting the highest standards in all pertinent aspects, stands out even among the best. Often an instant classic and must-read for everyone.

9 – Superb. A helpful and/or enlightening book that is extremely well rounded, has many strengths and no shortcomings worth mentioning.

8 – Very good. A helpful and/or enlightening book that has a substantial number of outstanding qualities without excelling across the board, e.g. presents the latest findings in a topical field and is written by a renowned expert but lacks a bit in style.

7 – Good. A helpful and/or enlightening book that combines two or more noteworthy strengths, e.g. contains uncommonly novel ideas and presents them in an engaging manner.

6 – Notable. A helpful and/or enlightening book that stands out by at least one aspect, e.g. is particularly well structured.

5 – Solid. A helpful and/or enlightening book, in spite of its obvious shortcomings. For instance, it may offer decent advice in some areas while being repetitive or unremarkable in others.

While the rating tells you how good a book is according to our two core criteria, it says nothing about its particular defining features. Therefore, we use a set of 20 qualities to characterize each book by its strengths:

Applicable – You’ll get advice that can be directly applied in the workplace or in everyday situations.
Analytical – You’ll understand the inner workings of the subject matter.
Background – You’ll get contextual knowledge as a frame for informed action or analysis.
Bold – You’ll find arguments that may break with predominant views.
Comprehensive – You’ll find every aspect of the subject matter covered.
Concrete Examples – You’ll get practical advice illustrated with examples of real-world applications or anecdotes.
Controversial – You’ll be confronted with strongly debated opinions.
Eloquent – You’ll enjoy a masterfully written or presented text.
Engaging – You’ll read or watch this all the way through the end.
Eye opening – You’ll be offered highly surprising insights.
For beginners – You’ll find this to be a good primer if you’re a learner with little or no prior experience/knowledge.
For experts – You’ll get the higher-level knowledge/instructions you need as an expert.
Hot Topic – You’ll find yourself in the middle of a highly debated issue.
Innovative – You can expect some truly fresh ideas and insights on brand-new products or trends.
Insider’s take – You’ll have the privilege of learning from someone who knows her or his topic inside-out.
Inspiring – You’ll want to put into practice what you’ve read immediately.
Overview – You’ll get a broad treatment of the subject matter, mentioning all its major aspects.
Scientific – You’ll get facts and figures grounded in scientific research.
Visionary – You’ll get a glimpse of the future and what it might mean for you.
Well structured – You’ll find this to be particularly well organized to support its reception or application.

*getAbstract is summarizing much more than books. We look at every kind of content that may matter to our audience: books, but also articles, reports, videos and podcasts. What we say here about books applies to all formats we cover.

Ударим словом по потеплению | Colta.ru

«Торговцы сомнениями»(«Merchants of Doubt»)

Авторы: Наоми Орескес и Эрик Конуэй

Кому: любителям теорий заговора

Еще одна Наоми в списке книг, на этот раз — историк науки и профессор естествознания Университета Сан-Диего. И, если Наоми Кляйн связывает климат и экономику, Наоми Орескес показывает, как экология зависит от политики. Эрик Конуэй тоже занимается прошлым и настоящим науки. Вместе Орескес и Конуэй устроили большое расследование о том, как легко искажать факты. Актуально, не правда ли?

Чтобы не переходить сразу к горячо и эмоционально обсуждаемой теме глобального потепления, авторы начинают с «проверенных временем» сигарет, пестицидов и озонового слоя. С ними все уже более или менее разобрались, а ситуация один в один.

Помните, когда курить было можно везде, сигареты рекламировали из каждого утюга, а о пассивном курении не было и речи? Научные институты довольно быстро выяснили, что никотин вызывает привыкание, а постоянное курение, кажется, может плохо закончиться. Это не понравилось тем, кто зарабатывал на сигаретах. Поэтому они основали другие исследовательские центры, заплатили им денег и попросили доказать, что никотин приятен и безопасен и далее по списку. Исследовательские центры возглавили серьезные ученые в белых халатах, а лаборатории их были оснащены передовыми технологиями. Теперь каждый раз, когда один ученый говорил, что курение опасно, другой ученый из сигаретного лобби говорил, что, мол, нет, смотрите, у меня тут цифры, они совсем другие.

В Америке свобода слова со всеми вытекающими последствиями, поэтому очень долго все свято верили, что ученые не могут решить, плох никотин или хорош, что есть научные разногласия, а поэтому, пока они не пришли к окончательному решению, можно расслабиться и подымить.

Знакомо? Больше трети американцев до сих пор полагает, что ученые спорят о природе глобального потепления. Орескес и Конуэй разбираются, кто именно «спорит», что это за ученый, к какому институту он привязан и кто этот институт финансирует.

Головокружительное расследование, на самом деле. С именами, датами, подробным разбором как того, что происходило полвека назад, так и того, что мы видим в интернете прямо сейчас. Научный факт — это не субъективное мнение. Но сомнениями торговать слишком выгодно.

По книге сняли отличный документальный фильм, где псевдонаука красиво проиллюстрирована карточными фокусами.

Понравился материал? Помоги сайту!


Подписывайтесь на наши обновления

Еженедельная рассылка COLTA.RU о самом интересном за 7 дней

Лента наших текущих обновлений в Яндекс. Дзен

RSS-поток новостей COLTA.RU




При поддержке Немецкого культурного центра им. Гете, Фонда имени Генриха Бёлля, фонда Михаила Прохорова и других партнеров.

ТВ и радио: Интернет и СМИ: Lenta.ru

Ежедневно мы ходим на работу или учебу, проводим время с друзьями и семьей, стремимся к карьерному росту и расширению кругозора. Мы дорожим приобретенными знаниями, складываем их в собственное мнение, которое твердо отстаиваем при попытках на него повлиять. А что, если мысли в нашей голове — сплошной обман? Если нам только кажется, что мы в чем-то разбираемся благодаря полученным знаниям? В мире действует грандиозная машина, которая профессионально и незаметно занимается надувательством жителей нашей планеты. Людям внушают ложное представление о происходящем на Земле, выгодное тем, кто заказывает музыку. Девять лет назад историк науки Наоми Орескес и ученый из НАСА Эрик Конуэй разоблачили самые большие обманы в истории, наглядно продемонстрировав, кто и какими подлыми методами творит общественное мнение и управляет сознанием миллионов людей. Об этом их книга «Торговцы сомнением», одна из любимых книг Илона Маска, и одноименный документальный фильм. «Лента.ру» совместно с онлайн-кинотеатром Okko рассказывает о грязных методах пропаганды, которая ежедневно невидимо вторгается в нашу жизнь.

«От мошенников, лгунов и прочего ворья фокусника отличает только то, что мы — лгуны честные. Это нравственный контракт», — говорит известный фокусник Джейми Иэн Свисс.

Он демонстрирует колоду карт, повернутую к аудитории валетом бубей. Проводит рукой — и валет на глазах превращается в четверку треф. Щелчок — и четверка треф становится пиковым тузом.

Свисс считает, что он честно зарабатывает на жизнь. Его ужасно раздражает, когда кто-то использует его навыки для более крупного обмана. Фокусник имеет в виду пропагандистов, которые ловко жонглируют фактами, подменяя тузы шестерками и наоборот — в зависимости от ситуации и конъюнктуры.

Фокусник завораживает людей, но в конце представления, по его выражению, возвращает их в исходное состояние. Пропаганда пользуется теми же методами, ставя под сомнение железные научные факты. В результате этого большого надувательства человечество может погибнуть.

«Мы потратили кучу времени, бившись головой о стену, потому что эти ребята богаты, очень влиятельны и ведут себя подло», — вспоминает профессор медицины Стентон Гланц.

В 1970-х Гланц был всеобщим посмешищем. Он сознательно обрек себя на эту роль во имя науки. Гланц пошел против производителей сигарет — один маленький ученый против всемогущих корпораций.

В то время американцы курили везде: дома, на работе и в самолете, в ресторане и в больнице. Мест для некурящих не было, поэтому практически каждый американец, приходя в общественное место (и даже не выходя из дома), подвергался смертельной опасности. Но тогда об этом никто не знал — кроме руководства табачных компаний.

Гланц занимался исследованием табака, и его ужасно злило, что, несмотря на множество научных доказательств того, что курение вызывает зависимость и рак, табачные компании продолжают продавать яд, а государство этот факт игнорирует. В 1960 году Всемирная организация здравоохранения признала, что курение провоцирует рак легких, но табачники все богатели и богатели.

Позиции производителей сигарет были настолько сильны, что, когда ученый обращался к политикам или в средства массовой информации, те лишь крутили у виска. Но Гланцу все же удалось прорваться на ТВ. В телевизионном эфире он объяснял, что существуют исследования, доказывающие, что курение вызывает рак. На этих шоу представители табачных компаний пытались выставить его сумасшедшим. В этом вопросе им очень помогла внешность ученого: чудаковатый, с растрепанными волосами и виноватой улыбкой, он выглядел слегка блаженным.

Стентон Гланц на телешоу

Кадр: фильм «Торговцы сомнением»

Ученому устраивали публичную порку. Однажды ведущий телешоу пренебрежительно потребовал от публики сравнить, кто выглядит лучше: он, выкуривающий по четыре пачки сигарет в день, или «этот…» (ведущий сдержался и не стал продолжать), который не курит и на 10 лет его моложе. Публика устроила овации ведущему, подтверждая его правоту. Но Гланца это не смутило.

Стентон Гланц терпит нападки ведущего

Кадр: фильм «Торговцы сомнением»

Увещевания Стентона Гланца, возможно, так и остались бы незамеченными, если бы не многочисленные иски к табачным компаниям, которые пролили свет на их подлинную деятельность. Кроме того, один из бывших сотрудников табачной корпорации «слил» множество внутренних документов, которые подтвердили, что табачные гиганты знали о том, что торгуют ядом, но замалчивали этот факт. В настоящее время в архивах хранится около 80 миллионов страниц конфиденциальной документации, которую не планировали обнародовать. А поделиться было чем.

Из этих внутренних документов следовало, что еще в 1950-х табачные гиганты знали, что курение убивает, а в 1960-х — что оно провоцирует сердечно-сосудистые заболевания. Производители сигарет проводили собственные тесты, которые на десятилетия опережали исследования современных ученых. И, конечно же, они знали, что никотин, как и наркотики, вызывает зависимость. Это не помешало руководителям крупнейших табачных компаний 30 лет спустя, в 1994 году, под присягой заявить в Конгрессе, что никотин не вызывает зависимости.

Чтобы не ставить прибыльный бизнес под угрозу, они наняли группу маркетологов Hill & Knowlton. Пиар-специалисты заявили табачникам, что невозможно отрицать улики, единственный способ выйти из положения — посеять сомнения. Поэтому представители табачных компаний на протяжении многих лет все как один твердили, что существуют большие сомнения в том, что курение опасно. «Ни один из компонентов, обнаруженных в табачном дыме, не имеет концентрации, которую можно считать опасной», — уверял глава научного подразделения «Филип Моррис» Хельмут Уэйкэм, сравнивая сигареты с яблочным муссом. Если есть много мусса — он тоже будет вреден, приводил он аргумент.

На разоблачение табачников потребовалось 50 лет. Все эти десятилетия жирным корпорациям удавалось держать удар при помощи маркетологов.

Все произошло случайно. Журналисты Chicago Tribune Сэм Рой и Патрисия Каллахэн искали новую тему для расследования. Им посоветовали присмотреться к замедлителю горения антипирену, которым обрабатывают мебель. На тот момент никто из американцев даже не догадывался, что сталкивается с этим веществом в своем доме на каждом шагу. О том, что антипирен вызывает рак и множество других заболеваний и особенно опасен для детей, рядовых американцев никто не предупреждал. Журналисты решили выяснить, насколько оправдано использование этого компонента для предотвращения пожаров. Они связались со специалистом по пожарам, на исследование которого любили ссылаться представители химической промышленности. Оказалось, что ученый вовсе не рад такой славе, поскольку производители исказили его выводы, чтобы оправдать выпуск продукции. Выяснилось, что огнестойкие вещества вовсе не защищают дом от пожара.

Казалось бы, при чем тут сигареты? В 1970-е годы тысячи американцев гибли из-за пожаров, вызванных непогашенными сигаретами. В то время, если отложить сигарету, она могла гореть еще 30 минут. От табачников требовали создать самогасящуюся сигарету. Но менять продукт они не хотели, поэтому внедрили своего человека в Ассоциацию пожарных инспекторов. Он оказался так убедителен, что пожарные инспекторы назначили его своим представителем в законодательных органах. Тот, в свою очередь, убедил политиков в том, что в пожарах виноваты вовсе не сигареты, а проклятая воспламеняющаяся мебель. С тех пор ее предписали пропитывать огнестойким веществом. Гениального политтехнолога, который заставил пожарных лоббировать интересы табачных компаний, звали Питер Спарбер. «Если вам удалось пропихнуть табак, то в сфере пиара для вас нет ничего невозможного», — справедливо полагал он. Затем Спарбер работал на производителей пестицидов, автомобилей и в нефтяном секторе.

Когда замолчать вред от курения табака уже не удавалось (а производителей сигарет обязали указывать об этом на упаковке, их стало тяжелее продавать, потому что рекламу стали запрещать), компании сменили тактику. Ограничение производителей стали выдавать за притеснение курящих. Посыл был таким: запрещая курить в общественных местах, власти лишают американцев самого сакрального — свободы. Эту тактику взяли на вооружение представители других секторов. К примеру, владельцы сетей фастфуда начали выпускать рекламу с призывами прекратить подчиняться правилам, диктующим, что надо есть.

«Торговцы сомнениями»

Спарбер далеко не единственный пиар-«жонглер». Существуют сотни лоббистов, которые в угоду заказчикам профессионально подменяют факты и сыплют фактоидами, чтобы отвлечь внимание от проблем, по-настоящему важных. Их любимый аргумент — «нет никаких доказательств», а дальше можно подставлять любую фразу, в зависимости от того, чьи интересы представляет этот человек. «Нет никаких доказательств, что пестициды наносят вред здоровью», «нет никаких доказательств того, что алкоголь убивает», «нет никаких доказательств того, что причиной глобального потепления является человеческая деятельность». Любимая байка лоббистов — о том, что ученые, доказывающие обратное, делают заявления в политических целях.

Главное требование к лоббисту, помимо ораторского навыка и умения договариваться, — умение создать видимость независимости своей работы. Только такому человеку могут поверить наверняка. Особенно если речь идет о такой глобальной теме, как, к примеру, изменения климата. Пиар-технологи провернули беспрецедентный кейс, внушив всему миру, что никакой опасности глобального потепления не существует. На работу по дискредитации этой темы были потрачены миллионы, если не миллиарды долларов.

В 1988 году в США произошло революционное событие. Джеймс Хансен, директор Института космических исследований имени Годдарда в НАСА, на всю страну заявил о том, что выхлопные газы напрямую влияют на изменение климата, повышая температуру на планете. Накопившиеся в атмосфере газы, словно одеяло, окутывают планету, удерживая тепло. Если производители продолжат выбрасывать СO2 в атмосферу прежними темпами, Земле грозит катастрофа.

Выступление Хансена, робкого и не приученного к риторике, перед Конгрессом произвело эффект разорвавшейся бомбы не только в США, но и во всем мире. Для ученых-климатологов и защитников окружающей среды глобальное потепление не было новостью, но впервые о проблеме удалось заявить так громко.

К Хансену подключились защитники природы. Все они ждали от руководства США решительных действий. На первых порах власти действительно обещали справиться с этой глобальной угрозой. Но очень скоро опомнились — в борьбу вступили нефтяные и энергетические компании. Они пытались убедить (и убедили) общественность в том, что климат меняется не только и не столько из-за выхлопных газов, но и под воздействием изменения угла наклона Земли или из-за темных пятен на Солнце. Представители топливной промышленности настаивали на том, что вычленить из этого объема конкретный вред крупных производителей невозможно, а потому требовали больше времени на то, чтобы оценить угрозу. На самом же деле они попросту тянули время.

Нефтяники понимали, что для того, чтобы им поверили, необходимо заручиться поддержкой независимых сил или тех, кто по крайней мере кажется таковым. И у них получилось с лихвой. В СМИ тут же «всплыли» десятки ученых, которые наперебой заявляли, что глобальное потепление — это даже хорошо. Оно приведет к озеленению планеты, поскольку углекислый газ полезен для растений.

Фото: Gleb Garanich / Reuters

Режиссированная борьба между двумя кланами ученых привела к тому, что СМИ начали оперировать формулировкой «общего мнения среди ученых нет». В реальности же никакого научного раскола не существует вовсе. Американский исследователь Наоми Орескес изучила все научные статьи по теме глобального изменения климата начиная с 1992 года. Выяснилось, что в ученом сообществе не оказалось ни одного человека, кто не согласился бы с данными о том, что парниковые газы приводят к изменению климата.

Орескес начала копать дальше и выяснила, кто стоит за распространением дезинформации, отрицающей научный факт. Для начала она присмотрелась к биографии двух главных оппонентов ученых — Фреда Сингера и Фреда Сайтза. В прошлом они действительно занимались наукой — работали над ракетными программами в период холодной войны. Сингер и Сайтз были государственниками и ярыми антикоммунистами, которые были убеждены в правоте американского правительства.

Автор книги «Торговцы сомнениями» Наоми Орескес

Для них вопрос изменения климата был вопросом о том, правильно или неправильно поступает правительство. Поскольку, по их версии, власть права, значит, глобальное потепление — это выдумка, а люди, которые о нем трезвонят, не разбираются в науке. В этой цепочке защитники природы оказывались не кем иным, как коммунистами, которые хотят развалить страну. С их подачи защитников окружающей среды, «зеленых», начали сравнивать с арбузами: зелеными снаружи и красными внутри.

Несмотря на однозначность научных выводов, СМИ продолжали убеждать зрителей в спорности глобального потепления. На ТВ мелькали все новые и новые «специалисты», готовые ввязаться в драку с учеными.

Пул этих «экспертов» разрастался. Климатические изменения породили разговоры о скорой и неминуемой катастрофе. Это одна из самых модных тем первого десятилетия нулевых, когда фильмы-катастрофы выходили словно с конвейера. По всему миру площадку получили конспирологи, предрекавшие с телевизионных экранов гибель человечества если не от всемирного потопа, то от последствий перенаселения.

Кадр: фильм «Послезавтра»

Все они отвлекали аудиторию от главной темы — решения проблемы выхлопных газов, которые погубят планету. Однако охочих до коллизий журналистов оказалось легко обмануть. Достаточно подсунуть им экспертов-скептиков, которые на телеэкране будут эпично сражаться с учеными мужами. Журналистов не смущала весьма сомнительная компетенция таких экспертов. Так, известный скептик Джеймс Тейлор, не сходивший с телевизионных экранов, не является докой ни в экологии, ни в вопросах климата. В колледже он изучал управление и слушал курсы по «атмосферным наукам» и экономике. Это все, но он утверждает, что такой базы ему достаточно, чтобы называть глобальное потепление чушью. На самом деле, по закону телевизионного жанра, ему необязательно разбираться в этом вопросе, достаточно быть пламенным трибуном. Твердя каждый раз одно и то же, такие эксперты буквально вбивают в массовое сознание мысль о том, что глобальное изменение климата — страшилка, которую придумали либералы.

Неудивительно, что этим синекурам покровительствуют правительственные структуры или крупные корпорации. Им выгодно оттягивать принятие решения по климату как можно дольше. Орескес выяснила, что в США существуют специальные мозговые центры, их порядка 30, которые разрабатывают и реализуют стратегии манипуляции общественным мнением. Один из таких центров — американский институт Джорджа Маршалла, выступающий на стороне скептиков. Его глава Бил О’Кифи утверждает, что проблема парниковых газов надумана и суть совсем не в ней. На самом же деле тему глобального потепления используют в политических целях силы, которые заинтересованы в переделе экономики и контроле над средствами производства, убежден он.

Слова О’Кифи объясняются очень просто: он зарегистрированный лоббист, который к тому же работал на корпорацию ExxonMobil. После заявления Хансена о глобальной экологической угрозе нефтяной гигант объединился с другими тяжеловесами, чтобы дать отпор назойливым ученым.

Бил О’Кифи в наши дни

Кадр: фильм «Торговцы сомнением»

О’Кифи был серым кардиналом, который, по его выражению, занимался научной политикой. Он координировал рабочих лошадок. Одной из них был Марк Морано — телезвезда, испытывающий немыслимое удовольствие от возможности заткнуть за пояс зануду-ученого. Морано называет себя экологическим журналистом, однако то, чем он занимается, к журналистике отношения не имеет. Его задача — сдерживать официальную науку, когда речь касается глобального потепления, заставлять людей сомневаться в том, что ученые говорят правду. Для этого он ни перед чем не останавливается. Он признавался, что уже не помнит, сколько писем с угрозами физической расправы отослал исследователям, которые били в набат и призывали скорее решать проблему изменения климата. Морано не видит ничего предосудительного в угрозах и признавался, что его такая работа забавляет. Как забавляют и дискуссии с учеными по ТВ. По его мнению, научных деятелей легко переспорить, потому что зрители не хотят погружаться в науку, и большее восхищение у них вызовет скептик, который утрет нос ученому, говорящему на непонятном языке.

Марк Морано

Кадр: фильм «Торговцы сомнением»

В Америке существуют ученые, которые буквально положили жизнь на развенчание мифов. Помимо уже упомянутой Наоми Орескес, по этому пути пошел Майкл Шермер — издатель журнала «Скептик», известный разоблачитель конспирологов и любителей паранормального. Он объявил войну всем телевизионным экспертам, зарабатывающим репутацию на надуманных глобальных угрозах. Шермер проанализировал множество научных работ и книг по этой проблематике и пришел к выводу, что единственная реальная глобальная угроза для планеты — изменение климата из-за антропогенного фактора, остальное — высасывание из пальца.

Шермер постоянно ловит оппонирующих этой позиции на противоречиях. Он собрал примеры, когда в разных ситуациях так называемые скептики приводят диаметрально противоположные аргументы. В некоторых случаях им даже приходится признавать пагубное влияние человека на климат, чтобы выкрутиться. Называющие себя скептиками по вопросу глобального потепления даже пытаются быть похожими на своих противников. Они стилизуют свои брошюры под буклеты уважаемых научных сообществ, вплоть до дизайна каждой страницы. Вероятно, они рассчитывают на то, что невнимательный читатель может принять такие отчеты за официальные. Но только не профессионалы, которым достаточно одного взгляда, чтобы отличить ересь от реальной науки.

Кадр: фильм «Торговцы сомнением»

Справиться с корпорациями для экологов — задача непосильная. Переубедить людей с помощью здравого смысла не получается, их заявления просто тонут в тоннах дезинформации. Оборону лоббистов могли бы пробить такие же медиапрофи, вот только финансовые возможности ученых куда скромнее. В 2007 году конгрессмен Боб Инглис посетил Антарктику и своими глазами увидел доказательства антропогенного влияния на природу. Ему продемонстрировали состав льда до промышленной революции и после — в развитии. С развитием прогресса лед накапливал все больше и больше углекислого газа. Это произвело на конгрессмена неизгладимое впечатление. Вернувшись домой, он решил немедленно повлиять на ситуацию.

Инглис выступал перед палатой представителей и был одним из немногих республиканцев, кто высказывался против отрицания изменения климата и бурения нефтяных скважин. Стоит ли говорить о том, что его политическая карьера продлилась совсем недолго. В 2010 году он не смог пройти на выборах в Конгресс. На Инглиса натравили небезызвестную организацию «Американцы за процветание». Активность конгрессмена пришлась на период экономического спада, чем воспользовался фонд. Он организовал митинги против экологического налога. Лидер организации Тим Филлипс открыто заявляет, что миф об изменении климата запустили те, кому выгодно продвигать новые источники энергии. На вопрос, пытались ли активисты разобраться в фактах, их лидер отвечает отказом и поясняет, — их интересует только экономический аспект, глубже они не погружаются.

Джеймс Хансен в наши дни

Кадр: фильм «Торговцы сомнением»

Так же, как Хансена и других климатологов, которые настаивали на немедленном решении экологического вопроса, Инглиса попытались стереть в порошок. У них получилось. Среди прежних соратников у Инглиса практически не осталось единомышленников. Но, как и Хансен, которого за последние годы несколько раз задерживала полиция за участие в митингах, Инглис продолжает одиночную борьбу, раз за разом ломая копья о непримиримую позицию республиканцев в диспутах на местных радиостанциях. Один в поле не воин, но у таких одиночек, как Гланц, Хансен, Орескис и Инглис, все же получилось изменить мир.

Книги для предпринимателей — ru.startup.network


Все детство книги играли решающую роль в подпитывании амбиций будущего миллиардера, СЕО SpaceX and Tesla Илона Маска. Говорят, что он прочитал всю Энциклопедию Британника в возрасте девяти лет, а научно-фантастические романы занимали у него, минимум, 10 часов в день.

Маск говорит, что когда его родители развелись, он скучал по отцу и потому переехал к нему. В 2015 году в интервью Forbes отец Илона Эррол Маск рассказал о том, как его сын получал удовольствие от чтения книг.

«Илон всегда был интровертным мыслителем, — вспоминает Эррол. Поэтому, когда его ровесники отправлялись на вечеринку и отлично проводили время, пили и говорили о таких вещах, как регби или спорт, Илон читал книги».

Поэтому сегодня мы поговорим о книгах, которые сформировали революционного предпринимателя:

«Структуры: или почему вещи не падают» Дж. Е. Гордона


Когда Маск решил, что хочет научиться ракетостроению, он изучал учебники по астрофизике и технике. Хотя физика, возможно не всем придется по вкусу, эта книга очень легкая для восприятия и понимания.

«Она идеальна для тех, кто хочет лучше понять основы структурного дизайна», — сказал Маск в интервью KCRW.

«Бенджамин Франклин: американская жизнь» Вальтера Исааксона


Бен Франклин — автор, изобретатель, ученый и дипломат — является одним из героев Маска.

«Книга рассказывает о том, как Франклин стал предпринимателем, — объяснил Маск в одном из своих интервью. Он поднялся с нуля. Он был просто беглым ребенком».

«Эйнштейн: его жизнь и вселенная» Уолтера Исааксона


Маск говорит, что на него очень повлияла биография физика-теоретика Альберта Эйнштейна и, понятно, почему.

Самых известные цитаты Эйнштейна «The important thing is not to stop questioning» или «Anyone who has never made a mistake has never tried anything new» прямо говорят о видении Маска в развитии собственных компаний.


«Торговцы сомнениями» Эрика М. Конвей и Наоми Ореске


Маск рекомендует эту работу двух историков, которые считают, что ученые с политическими и корпоративными связями целенаправленно перекручивали факты вокруг многих проблем общественного здравоохранения, таких как негативные последствия курения. Он рекомендовал эту книгу в своем Twitter в 2013 году.

«Властелин мух» Уильяма Голдинга


Этот классический роман о выживании, конкуренции и жадности оставил свой след на техническом предпринимателе.

«Герои книг, которые я читал, всегда чувствовали обязанность спасти мир», — сказал он the New Yorker.

«От 0 к 1: заметки о стартапах или о том, как построить будущее» Питера Тиля


Книга, основанная на лекциях Питера Тиля в Стэнфордском университете в 2012 году, фокусирует внимание на необходимости уникального мышления среди потенциальных основателей стартапов. 


Работа соучредителя Paypal предлагает интересное исследование процесса создания супер успешных компаний.

Трилогия «Фонда» Исаака Азимова


В интервью «The Guardian» в 2013 году Маск сказал, что книги Асимова научили его, что «цивилизации движутся в цикле» — урок, который побуждал предпринимателя к осуществлению своих радикальных амбиций.

Дата публикации: 17.11.2017

Думай как Маск: Список летнего чтения от гениального миллиардера | Стиль жизни

От «Властелина колец» и «Повелителя мух» до биографий Эйнштейна и Франклина.

Как один человек может знать, как строить ракеты, разрабатывать солнечные батареи и создавать беспилотные автомобили? Если верить Илону Маску, все это возможно благодаря книгам. Вот 11 рекомендаций от генерального директора Tesla и SpaceX.

1. «Властелин колец», Дж. Р. Р. Толкин

В детстве Маск был хилым всезнайкой, которого дразнили другие дети. Чтобы отвлечься, он читал фэнтези, в том числе и Толкина. «Герои этих книг всегда спасали мир и считали это своим долгом», — рассказал он в интервью The New Yorker.

2. «Бенджамин Франклин: американская жизнь», Уолтер Айзексон

Маск рекомендовал эту биографию в 2012 году в интервью Foundation. По его словам, Франклин — один из самых уважаемых им людей. «Он был предприимчивым человеком, который начал с нуля после того, как сбежал из дома в детстве».

3. «Повелитель мух», Уильям Голдинг

Маск сравнивал свое детство в Претории с сюжетом этой книги, которая преподает простые уроки гуманизма. «Однажды я вступился за одного парнишку, которого все дразнили, и сам стал мишенью для издевательств».

4. «Автостопом по галактике», Дуглас Адамс

По словам Маска, эта книга научила его, что правильно поставить вопрос порой сложнее, чем дать правильный ответ. В названиях продуктов Tesla полно отсылок к книге, а космический корабль, который полетит на Марс, скорее всего будет назван в ее честь.

5. «Эйнштейн. Его жизнь и его Вселенная», Уолтер Айзексон

Неудивительно, что Маску нравится читать об одном из гениальных ученых современности. «Я редко читаю какие-то руководства по бизнесу и управлению. Мне больше нравятся биографии».

6. «Конструкции или Почему не ломаются вещи», Дж.

Гордон

Чтобы освоить принципы инженерии, необязательно читать учебник. В интервью KCRW 2013 года Маск рассказал, что эта книга помогла ему научиться строить ракеты. «Она отлично подойдет тем, кто хочет понять основы структурного проектирования», — отметил он.

7. «Торговцы сомнениями», Наоми Орескес и Эрик Конвея

Это научно-популярный текст о том, как ученые скрывали ключевые открытия во всех областях от курения до глобального потепления. Маск, который часто говорит об изменении климата, рекламировал книгу в своем твиттере в 2013 году.

8. «От нуля к единице: как создать стартап, который изменит будущее», Питер Тиль

Маск хорошо отозвался о книге Тиля, с которым они вместе основали PayPal. «Питер Тиль создал несколько прорывных компаний, а „От нуля к единице“ рассказывает, как ему это удалось».

9. «Искусственный интеллект. Этапы. Угрозы. Стратегии», Ник Бостром

Беспилотные технологии Tesla во многом полагаются на искусственный интеллект, но в то же время Маск — известный рассказчик страшилок об ИИ. В 2014 году он сказал, что эту книгу стоит прочесть и заявил, что искусственный интеллект «в перспективе опаснее ядерного оружия».

10. «Основание», Айзек Азимов

Благодаря этой научно-фантастической эпопее Маск пришел к пониманию того, что цивилизация движется циклично. Какой из этого следует вывод по его мнению? Люди должны начать осваивать другие планеты. «Стоит успеть это сделать, пока есть такая возможность», сказал Маск в 2013 году.

11. «Взгляд с наветренной стороны», Иэн М. Бэнкс

Научно-фантастическая повесть 2012 года описывает мир, в котором люди достигли невероятной степени развития интеллекта и освоили межпланетные путешествия. В твиттере Маск писал, что почувствовал себя обязанным воплотить эту галактическую полу-утопию в жизнь.

Подготовила Евгения Сидорова

Книги про торговцев: 326 книг

В гостях у мифа – Гастарбайтеры, поднимающие экономику России, – миф. Дешевизна рабочей силы, напротив, разрушает хозяйство, полагает «знаток» Анатолий Вассерман. Вопрос номера – Станет ли Россия одним из лидеров высокотехнологичного производства? Скованные цепью – В конце 1990‑х годов в России открылось окно возможностей для появления отельеров новой формации: объекты размещения были дешевы и словно напрашивались в руки эффективного собственника.

За прошедшие пятнадцать лет в стране выросли отельные цепочки российского происхождения, некоторые игроки стали федеральными, а у кого-то появились даже международные амбиции. Полный комплект – В середине 1990‑х решиться поднимать сельское хозяйство могли только предприниматели с крепкими нервами.

У владельца холдинга «Агропромкомплектация» Сергея Новикова поднять получилось – по крайней мере в рамках его нынешних 24 бизнес-подразделений. Сейчас он как никогда близок к поставленной цели – войти в Топ-5 свиноводческих компаний России. Схватить на лету – Четыре года назад российский стартап iPi Soft рассчитывал крупно заработать в Голливуде: нашим разработчикам удалось создать софт для создания спецэффектов – дешевый аналог системы компьютерной анимации, при помощи которой сделали прославленный «Аватар».

Рынок оказался с характером, но стартаперы все равно нашли применение своему продукту. Дополнительное время – В банках времени, которые стали появляться во всем мире с конца 1980‑х годов, альтернативной валютой для взаимных расчетов выступает время, потраченное участниками системы на предоставление тех или иных услуг друг другу.

Удивительно, но эта идея – родом из СССР конца 1970‑х. «Бизнес-журнал» разыскал ее автора – Влада Лившица. Дом, который подстроил ЖЭК – Несмотря на усилия правительства по привлечению частных инвесторов в жилищно-коммунальную сферу, очереди из желающих вложиться рублем и начать зарабатывать здесь так и не возникло: рисков для нормального бизнеса все еще слишком много.

Математика «лайков» – На мировом рынке услуг по продвижению в социальных сетях количество начинает переходить в качество: «торговцы ботами» уступают место технологически подкованным игрокам, заботящимся о своей репутации. Прогноз на ближайшее будущее: консолидация рынка, «большие данные», большие бюджеты.

ДТП, ПДД и т. д. – Человечество упорно, на протяжении уже полутора столетий движется к безаварийной езде. Окончательное решение вопроса постепенно обретает реальные очертания: робокары, «умное» дорожное полотно, коммуникации V2V («от машине к машине»).

В этой сфере в ближайшее время будет чем заняться не только гигантам автопрома, но и небольшим инновационным компаниям. Все по местам! – В прошлом году в России на федеральном уровне появилась своя кластерная политика, в этом – должны появиться деньги на поддержку и развитие «территорий инновационного роста» в регионах.

Теперь осталось только прояснить вопрос, можно ли создавать инновационные кластеры усилиями «сверху» – или же их не сеют, не жнут, а они прорастают сами. «Уровень „умности“ денег определяется не их источником, а качеством управления ими» – Венчурный капиталист Евгений Зайцев об инвестициях – государственных и частных.

Мимо цели – В маркетинге испокон века существует фетиш целевой аудитории. Компания ее сначала для себя придумывает, а потом всячески стремится мимо нее не промахнуться, создавая свои продукты и продвигая бренды. Притом что очерченная аудитория может быть абсолютно ложной целью с точки зрения продаж.

Лицевая сторона бренда – Фактор, который легко может свести на нет все маркетинговые усилия компании, – линейные сотрудники «на местах». Это и есть истинное лицо бренда. Живое и мертвое – Страх перед бюрократизацией и структурированием бизнес-процессов до сих пор настолько одолевает некоторых предпринимателей, что у них опускаются руки при мысли о строительстве нормальных масштабируемых бизнес-систем.

Однако без структурирования – не вырасти. Почему – рассказывает в своей открытой лекции профессор Александра Кочеткова. Акционер в стиле ретро – Предприниматель Илья Горянов – акционер многих заводов, газет, пароходов, которому не стоит когда-либо рассчитывать на дивиденды.

Стоимость его акций не зависит от биржевых превратностей, поскольку их эмитенты давно почили в бозе: Горянов коллекционирует старинные ценные бумаги. А заодно – истории предприятий, их выпустивших. Оставшийся в Эдеме – Инженер Рон Уэйн, один из трех первоначальных учредителей компании Apple Computers в 1976 году, несомненно, войдет в историю как продолжатель библейской традиции обменивать право первородства на чечевичную похлебку.

От доли в стартапе он отказался спустя две недели после подписания учредительного договора, забрав свои 800 долларов. Сегодня его доля стоила бы $35 млрд.

Климатический хоррор: новый литературный жанр для России

После лесных пожаров в Сибири в 2019 году в СМИ все чаще стали говорить о потеплении климата как об основной причине катастрофы

Фото: ФГУП «Авиалесоохрана»

Онлайн-встреча, посвященная презентации на русском языке книги американского журналиста Дэвида Уоллеса-Уэллса «Необитаемая Земля. Жизнь после глобального потепления», состоялась 3 ноября. Борис Грозовский, политический обозреватель и модератор дискуссии, охарактеризовал произведение как грозное предупреждение и призыв к людям прекратить самоуничтожение.

Оксана Липка, замначальника отдела изучения взаимодействия атмосферы и природных систем суши Института глобального климата и экологии им. Ю.А. Израэля, стала научным редактором перевода на русский язык. По ее словам, книга имеет серьезный научный фундамент, однако в силу происхождения автора проблема рассматривается с точки зрения жителя США. Автор разбирает различные сценарии того, каким будет мир, если человечество не начнет предпринимать активные меры по удержанию роста температуры. Напомним, Межправительственная группа экспертов по изменению климата предупреждает, что избежать опасных последствий можно лишь ограничив рост температуры в пределах 1,5°C.

Однако при нынешних тенденциях и не слишком активных действиях государств, говорит Оксана Липка, можно ожидать, что к концу века глобальная температура вырастет на 3-3,5°C. Станет не только жарче, но и повысится уровень океана, вырастет количество природных катаклизмов. Уже сейчас в России их фиксируют в два раза чаще, чем 20-30 лет назад. По ее словам, вероятность такой катастрофы как наводнение в Крымске в 2012 году – раз в 800 лет. «По статистике каждый год мы имеем несколько подобных стихийных бедствий, аналогов которым не было за всю историю наблюдений», – говорит она.

Подходы к разрешению климатической проблемы

Ангелина Давыдова, главный редактор журнала «Экология и Право» и директор Бюро экологической информации, отметила значительный рост внимания к проблеме изменения климата в России, подтверждением чего и стал перевод книги Дэвида Уоллеса-Уэллса. Но несмотря на это, все еще наблюдается недостаток специализированной литературы по теме. «Необитаемая Земля. Жизнь после глобального потепления» показывает, как изменение климата тесно связано с экономической и социально-политической ситуацией, продовольственной безопасностью, бедностью, вопросами потребления и другими вызовами. Автор книги не только обобщает научные знания, но и пытается выйти на уровень политики и экономики.

Отвечая на вопрос, как решить проблему изменения климата, с чего начать, Ангелина Давыдова выделила несколько подходов. Проблему можно рассматривать с техноцентрической позиции, то есть верить в то, что технологии решат все проблемы, стоит только дождаться, когда они будут изобретены. Дэвид Уоллес-Уэллс критикует такой подход и не верит в то, что человечество может с помощью одних лишь технологий решить климатическую проблему.

Другой подход – политический, примером которого является подписанное в 2015 году Парижское соглашение. По словам Ангелины Давыдовой, на данный момент даже усилий всех стран недостаточно для преодоления климатического кризиса. Еще один подход к решению проблемы глобального изменения климата – экономический. Ярким примером такого подхода является введение углеродного налога и создание углеродных рынков. Мы уже писали о том, как Европейский союз собирается заставить иностранные, в том числе российские, компании платить пошлину за ввозимый товар, если в стране-импортере нет углеродного регулирования производства товаров.

Еще один подход к решению проблемы изменения климата – поведенческий, то есть ответственность перекладывается на отдельно взятого человека и его привычки. Это может выглядеть как призыв не летать на самолетах, пользоваться общественным транспортом или сортировать отходы. Данный подход вызывает критику, так как не учитывает действия больших корпораций, реализацию масштабных инфраструктурных проектов, не затрагивает вопросы государственного энергоснабжения и другое.

По мнению Татьяна Шауро, коммуникационного менеджера Climate Action Network, данный подход пошел от корпораций, которые занимаются добычей и сжиганием ископаемого топлива. Так как компании не желают терять свой доход, переходя на более чистые технологии, они навязывают чувство вины за изменение климата обывателю. Татьяна говорит о том, что нельзя останавливаться лишь на персональном уровне, в противном случае компании не начнут меняться и продолжат перекладывать всю ответственность на потребителя.

В июле было холодно, значит глобального потепления нет

Эксперты затронули и тему климатического скептицизма в России. Когда в СМИ стали чаще говорить об изменении климата, все сильнее начали звучать аргументы в пользу того, что это выдуманная проблема и климат меняется по естественным причинам. Ангелина Давыдова отметила, что подобная ситуация характерная не только для России, но в значительной мере и для США, где происходит сильная поляризация общества по этому вопросу. Вдобавок ситуация в США подогревается крупными корпорациями, которые спонсируют климатических скептиков.

Ангелина Давыдова видит причину роста числа климатических скептиков в локализации экологической повестки. Для многих людей важнее то, что происходит рядом, а не на глобальном уровне: вырубка парка, строительство дороги, свалка. Впрочем, происходит трансформация сознания. После лесных пожаров в Сибири в 2019 году в СМИ все чаще стали говорить о потеплении климата как об основной причине катастрофы.

Татьяна Шауро отметила угольное и нефтяное лобби, которое представляет интересы индустрии на конференциях и в государственных органах, а также заказывает статьи в СМИ, чтобы продвигать позицию климатических скептиков.

Александр Чернокульский, научный сотрудник Института физики атмосферы им. А. М. Обухова РАН, видит проблему скептицизма в «размахах погоды», то есть температурная амплитуда от зимы к лету в России очень большая, что не позволяет человеку понять, что значит изменение в 1-2 градуса, для него это мелочь.

«Почему в Европе дискурс по теме изменения климата последние годы стал превалировать? Дело в том, что несколько лет подряд там идут волны аномальной жары, умирают десятки людей. Если бы у нас 2010 год был не один такой (аномально жаркий), а подряд два-три, то мы бы получили тоже самое», – уверен он.

Александр Чернокульский отметил, что реальные риски климатических изменений отложены во времени. Последствия мы почувствуем только через 50 лет, а действовать необходимо уже сейчас – это очень сложно донести до людей. Также в ряды климатических скептиков вступают физики и математики, для которых силен «шум» прогнозов. Они большое значение уделяют определенностям, тогда как климатология не может предсказать вероятность события с однозначным исходом. В обывательской среде этот аргумент звучит примерно так: вы не можете предсказать погоду через два дня, а пытаетесь спрогнозировать, что будет через сто лет.

Что еще почитать о климате

В конце встречи эксперты поделились своим списком литературы, которая может быть полезна тем, кто интересуется изменяем климата и другими экологическими проблемами.

  1. Нейт Сильвер «Сигнал и шум. Почему одни прогнозы сбываются, а другие – нет»
  2. Андрей Киселев и Игорь Кароль «Парадоксы климата. Ледниковый период или обжигающий зной?»
  3. Наоми Орескес и Эрик Конуэй «Торговцы сомнениями»
  4. Элизабет Колберт «Шестое вымирание. Неестественная история»
  5. Наоми Кляйн «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф»
  6. «No Is Not Enough: Defeating the New Shock Politics»
    «This Changes Everything: Capitalism vs. the Climate»
  7. Amitav Ghosh «The Great Derangement: Climate Change and the Unthinkable»

FAQ — Торговцы сомнения

Как вы с Эриком решили написать Merchants of Doubt ? Мы с Эриком познакомились в 2004 году на конференции по истории метеорологии, проходившей в маленьком городке Вайльхайм, Германия. Он работал над историей атмосферных наук, я работал над историей океанографии, и мы оба заметили, что некоторые из людей, которые оспаривали научные доказательства глобального потепления, ранее подвергали сомнению доказательства истощения стратосферного озона и вреда. табака.Затем мы нашли доказательства, связывающие их с табачной промышленностью, и знали, что у нас есть история.

Сколько времени нужно было писать? Мы начали его концептуализировать в 2005 году и с тех пор работаем над этим.

Книга немного напоминает теорию заговора. Это? Нет. Насколько нам известно, никто из участников нашей истории не делал ничего противозаконного, и все это было сделано совершенно открыто. Люди в нашей истории посвятили свою жизнь науке и технологиям, защищая США.С. против советской угрозы. Когда через несколько лет закончилась холодная война, они просто не могли сложить оружие. Таким образом, они обнаружили новую угрозу в защите окружающей среды, которая, как они опасались, приведет к чрезмерному государственному регулированию рынка и поставит нас на скользкую дорожку к социализму.

Какую роль в истории играют СМИ? Ключевой тактикой, использованной Merchants of Doubt , было обращение к идеалам справедливости и баланса, чтобы убедить СМИ уделять равное время своим взглядам.Даже великий Эдвард Р. Мерроу пал жертвой этой тактики, дав табачной промышленности равное время, чтобы доказать, что факты, касающиеся вреда табака, не установлены. Смерть Мерроу от рака легких несколько лет спустя была трагедией и иронией, поскольку во время Второй мировой войны Марроу был ярым противником мнимой сбалансированности в репортажах. Марроу не постеснялся встать на сторону демократии и не чувствовал необходимости пытаться понять нацистскую точку зрения.

Но журналисты не могут потратить пять лет на изучение вопроса, как это сделали вы и Эрик, так что же им делать? Кажется, что баланс часто интерпретировался как придание равного веса обеим сторонам в споре, а не как точный вес.Если 99% ученых согласны с тем, что табак вреден, и 1% считают, что присяжных нет, или придерживаются альтернативной теории, то будет справедливо признать 1%, если вы дадите понять, что это только 1%.

Конечно, но разве ученые не несут ответственность за то, что не делают больше для четкого общения? Да. Ученые могли и должны были сделать больше, чтобы исправить распространяемую дезинформацию. Многие ученые думают, что их «настоящая работа» — это поле или лаборатория, и что объяснение науки простым языком — это чья-то работа.Мы думаем, что это должно измениться.

Последний вопрос: откуда делает , чтобы мы знали, что глобальное потепление не вызвано солнцем? Более века назад ученые предсказали, что выброс CO2 при сжигании ископаемого топлива может вызвать глобальное потепление. Но, как и все научные предсказания, возможно, что какая-то другая причина может иметь такое же действие. Солнце, конечно же, скорее всего, другая причина. Физика говорит нам, что если бы Солнце вызывало глобальное потепление, мы бы ожидали, что и тропосфера, и стратосфера будут нагреваться, поскольку тепло поступает в атмосферу из космоса.Но если потепление вызвано парниковыми газами, испускаемыми на поверхности и накапливающимися в нижних слоях атмосферы, то мы ожидаем, что тропосфера нагреется, а стратосфера — охладится. Ученые показали, что тропосфера нагревается, а стратосфера охлаждается. Фактически, поскольку граница между этими двумя атмосферными слоями в части определяется температурой , эта граница теперь движется вверх. Другими словами, меняется вся структура нашей атмосферы.

Похвала — Торговцы сомнения

«Блестящий отчет и жестокая ясность… Настоящий шок этой книги состоит в том, что она проводит нас всего на 274 оживленных страницах через семь научных вопросов, которые требовали решительного государственного регулирования и не получали его, иногда в течение десятилетий, потому что несколько ученых посыпали пылью сомнений офисы регулирующих органов, политиков и журналистов… Орескес и Конвей оказывают большую общественную услугу ». —Huffington Post

«Наоми Орескес и Эрик Н.Конвей выкуривает « Сомнения торговцев » — Ярмарка тщеславия

«… безупречно исследовано». —New Humanist

«С осторожностью историков и навыками искусных рассказчиков Наоми Орескес и Эрик М. Конвей излагают грязную историю протекционистов табачной индустрии, которые представили эти дебаты как научно« недоказанные », завоевавшие десятилетия доли рынка для этих торговцев табачной промышленностью. смерть — которые всегда знали о рисках, связанных с их продуктами. Торговцы сомнениями показывает, что некоторые из тех же самых людей были частью планов представить дебаты об изменении климата как недоказанные, используя ту же испытанную и верную тактику … теперь все эти ухищрения разоблачаются как обман, которым он был в Орескес и Мощная и своевременная работа Конвея ». — Стивен Х. Шнайдер, профессор Стэнфордского университета, автор книги Наука как контактный вид спорта: изнутри битвы за сохранение климата Земли e

«Ученые, как долгое время считалось, являются торговцами холодной твердой информацией, полученной в результате тщательного рассуждения и скрупулезного исследования… Наоми Орескес и Эрик М.Конвей показывает, что иногда в игру вступает что-то еще: политика. Авторы пишут, что вместо того, чтобы прояснить для нас физический мир, группа ученых запутала общественность, чтобы продвигать свои собственные идеологические убеждения. Результатом стало распространение научных сомнений ». Вашингтон Пост

«Открытие глаза» Патт Моррисон, KPCC Radio

«По мере того как наука о глобальном потеплении за последние два десятилетия стала более достоверной, нападения на эту науку стали более резкими; этот том помогает объяснить этот парадокс, и не только в отношении изменения климата.Увлекательный рассказ об очень сложной проблеме ». —Билл Маккиббен, автор книги « Земля: жизнь на новой сложной планете»

«… важная и своевременная книга. Торговцы сомнениями должен, наконец, положить конец вопросу о том, решена ли наука об изменении климата. Это так, и мы игнорируем это сообщение на свой страх и риск ». — Элизабет Колберт, автор книги Полевые заметки о катастрофе: человек, природа и изменение климата

«Несколько предыдущих работ умело освещали подобные темы, но эта поражает . .. [ Merchants of Doubt ] предоставляет как историческую перспективу, так и текущие политические взгляды, необходимые для того, чтобы понять, что происходит сейчас.” OnEarth

«Хорошо задокументированный, непредвзятый отчет о том, как работает наука и как политические мотивы могут повлиять на процесс распространения научной информации среди общественности». —Киркус Отзывы

«Мощный». Экономист

«Важная книга… В следующий раз, когда друг, комментатор Fox News или политический кандидат нападет на вас с заявлением, что« изменение климата не происходит »или« не вызвано деятельностью человека », вы узнаете источник их колоссальное недоразумение.Хорошая новость в том, что в конце концов побеждает честная наука. Плохие новости: земля нагревается, пока бушуют эти искусственно подогреваемые дебаты, хотя Merchants of Doubt , если его широко читать, должно помочь погасить пламя в СМИ ». Миннеаполис Стар Трибьюн

«Хорошо проработано и ясно написано». Вашингтон Таймс

«После десятилетий необъяснимо настойчивых новостных сообщений, ставящих под сомнение тот факт, что сигареты вызывают рак легких, загрязнение вредит планете, а ядерное оружие чрезвычайно опасно, можно простить вопрос, не стоит ли за ними та же толпа заблудших наемников. все.Оказывается, согласно свидетельствам, собранным в «Торговцы сомнениями: как горстка ученых скрыла правду о вопросах, от табачного дыма до глобального потепления », — да ». Хроника высшего образования

«Важное исследование о науке и средствах массовой информации, которое необходимо прочитать информированным гражданам». Библиотечный журнал

«Отлично». America Magazine

Торговцы Сомнений может быть одной из самых важных книг года. Тщательно исследовано и задокументировано … то, что в нем говорится, нужно услышать ». Christian Science Monitor

«В новом серьезном расследовании Наоми Орескес и Эрик М. Конвей сообщают об ученых, готовых исказить правду по ключевым вопросам нашего времени — от табака до изменения климата и угольных электростанций… Сила книги — это строгость исследования и глубокое внимание к ключевым инцидентам… Мы слишком долго знали достаточно, чтобы требовать принятия мер, и эта книга еще раз подтверждает, что больше нет оправдания задержкам.” Эколог

«В книге Merchants of Doubt историки науки Наоми Орескес и Эрик Конвей описывают, как небольшой круг влиятельных и идеологических американских ученых парализовал политические действия по различным вопросам окружающей среды и здоровья, от опасности табачного дыма до глобального потепления… Торговцы Doubt — впечатляющий отчет о роли науки во многих ключевых общественных проблемах сегодняшнего дня ». Природа

Merchants — впечатляющая и тревожная статья, которая хорошо отвечает на вопросы, которые задают [авторы].Его должен прочитать каждый редактор и каждый член Конгресса, а также ученые-климатологи ». Climateprogress.org

«Хорошо написано, своевременно и провокационно.» Скептический исследователь

«… сочетание тщательных научных исследований и искусного рассказывания историй…» Йельский форум по изменению климата

«Историки через тысячу лет могут задаться вопросом, что пошло не так: как после того, как ученые так тщательно выяснили реальность антропогенного изменения климата, так много американцев были введены в заблуждение, думая, что все это была левым обманом? Наоми Орескес и Эрик М.Конвей дает нам несколько очень хороших, хотя и тревожных, ответов в своей увлекательной, подробной и искусно написанной новой книге Merchants of Doubt . В этой книге есть много чего возмутить любого, кому небезразлично будущее планеты, здоровье человека или научная честность ». Американский ученый

«Открытие года». Главный дворецкий

«Никакое простое резюме или обзор не могли бы надеяться сделать больше, чем царапнуть поверхность информации, содержащейся в этой книге… Торговцы сомнениями [является] настолько убедительным, что его нельзя отклонить простым« разговором в руку ».«Факты больше нельзя отрицать — никакие свободные рынки не могут четко решить проблемы рыночных сбоев, таких как кислотные дожди и глобальное потепление, а игнорирование реальности работает только до тех пор, пока реальность, наконец, не сделает что-то, что просто нельзя игнорировать». Ученые и мошенники

«Обязательно для любой научной коллекции». Калифорния Книжная служба

«Если вы действительно хотите знать, почему мы не смогли принять меры в связи с изменением климата, прочтите Торговцы сомнениями . BioScience

«[A] page-turner…» Sunday Times Обязательно читает

«С исчерпывающими подробностями Орескес и Конвей рассказывают историю того, как отрасли и особые интересы в Соединенных Штатах запутали население и правительство, чтобы защитить прибыль и идеологию за счет здоровья американцев и качества окружающей среды». Сан-Франциско Книжное обозрение

«Торговцы сомнениями» исследуют работу отрицателей изменения климата: NPR

Мелисса Блок из

NPR рассказывает режиссеру Роберту Кеннеру о его документальном фильме «Торговцы сомнениями», в котором исследуется работа скептиков изменения климата и их кампания по изменению общественного мнения.



БЛОК МЕЛИССЫ, ХОЗЯИН:

И давайте послушаем несколько голосов скептиков изменения климата.

(ЗВУК ФИЛЬМА «ТОРГОВЦЫ СОМНЕНИЯ»)

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК №1: Климат меняется естественным образом.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК №2: Это связано с солнечными пятнами и с колебанием земли.

БЛОК: Это голоса представителей индустрии ископаемого топлива и индустрии защитников, которые говорят от их имени.

(ЗВУК ФИЛЬМА «ТОРГОВЦЫ СОМНЕНИЯ»)

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК №3: Нам нужно больше данных. Науки нет, чтобы делать такое определение.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК №4: Нам не нужно спешить с таким суждением.

НЕИЗВЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК №5: CO2 — благо для жизни растений. Это увеличивает щедрость и продуктивность планеты, нашу способность накормить население этого мира. Здесь вы видите …

БЛОК: Это из нового документального фильма, который исследует мир отрицателей изменения климата, их кампанию по изменению общественного мнения и стоящие за ними бизнес-интересы.Он называется «Торговцы сомнениями». Он вдохновлен одноименной книгой Наоми Орескес и Эрика Конвея. Здесь, в студии, со мной идет режиссер фильма Роберт Кеннер, который также снял документальный фильм «Food Inc. » Добро пожаловать в программу.

РОБЕРТ КЕННЕР: Спасибо, Мелисса, приятно быть здесь.

BLOCK: И, Роберт, в своем фильме вы проводите прямую связь между отрицателями изменения климата и людьми, которые в прошлые годы также отрицали вред табака. Какая там связь?

КЕННЕР: Ну, действительно, люди, которые защищали табак, когда они 50 лет знали, что их продукт вызывает рак и вызывает привыкание, они смогли посеять сомнения и сказать, что нам нужно больше исследований, нам нужно больше времени, когда они знали, что их продукт сделал.Они знали раньше всех, потому что у больших корпораций должна быть хорошая наука.

Итак, они знали, что их продукт смертельный, но они не могли сказать, что он не вызывает рак, потому что это явная ложь. Но они могут сказать, что нам нужно больше исследований, и, знаете, теперь это можно использовать в любой отрасли. И на данный момент больше всего зарабатывают деньги и приносят большую зарплату климат и энергия, и именно поэтому они существуют.

БЛОК: И вы цитируете строку из отчета консультанта — отчета PR-фирмы для табачной промышленности, (читая) сомнение в нашем продукте — это была их линия.

КЕННЕР: И затем один человек, который так умел замедлить действие законодательства о медленно горящих сигаретах, сказал, что пожары в домах вызывают не сигареты, а диваны. И он продолжил делать это там, где у нас должны были быть законы, чтобы помещать эти химикаты в кушетки и …

БЛОК: Огнезащитные составы.

КЕННЕР: … антипирены. И он продолжил, сказав, что если вы умеете заниматься табаком, вы можете делать все, что угодно.

BLOCK: Те же самые персонажи, которые лоббировали или поддерживали табачную промышленность, а также отрицают изменение климата?

КЕННЕР: Это много одних и тех же людей, и это почти идентичный сценарий.И я думаю, что мы пытаемся показать, как вы можете просто увидеть, как этот шаблон используется снова и снова. И, как говорится, им не нужно побеждать, им просто нужно создавать сомнения и откладывать.

БЛОК: В фильме есть момент, когда вы берете интервью у климатолога Джеймса Хансена, который был одним из самых сильных людей, которые били тревогу по поводу рисков изменения климата, реальных опасностей, и он признает вам, что ученые создают паршивых коммуникаторов. Они просто не умеют продавать науку о том, что они пытаются объяснить.

Но вы сравниваете это с человеком по имени Марк Морано. Он скептически относится к изменению климата. Его часто показывают по телевизору. Он ведет блог Climate Depot. И он действительно ясно дал вам понять свою тактику. Давайте послушаем, что он сказал.

(ЗВУК ДОКУМЕНТАЦИИ, «ТОРГОВЦЫ СОМНЕНИЯ»)

МАРК МОРАНО: Вы выступаете против ученого, большинство из них будет находиться в своем собственном маленьком политическом мире или области знаний, очень загадочных, очень трудных для понимания, трудно объяснимых и очень скучных.

БЛОК: А по телевизору он, Марк Морано, не скучный.

(ЗВУК ИЗ АРХИВНОЙ ЗАПИСИ)

MORANO: Итог, новое исследование в журнале Nature, прошедшее рецензирование — никаких изменений в засухе в США за последние 60 лет. Итог, новое исследование …

Образно говоря, абсолютного рукопашного боя нельзя бояться …

БЛОК: Так что это за рукопашный бой, о котором он там говорит?

КЕННЕР: Ну, Марк — его теория состоит в том, что вы идете за ученым и нападаете на него лично.Идите за посыльным. Так что внезапно наши ученые становятся мишенью, и я думаю, что это очень прискорбно. Это не люди, у которых есть повестка дня. Это люди, которые в конечном итоге работают по 80 часов в неделю.

Джеймс Хансен очень мало интересовался сниматься со мной перед камерой, потому что он предпочел бы заниматься своей наукой. И я думаю, что это не работа ученых — представлять себя на телевидении, потому что они заняты своей работой. И они не могут соперничать с мировыми марками Морано, которые довольно обаятельны, довольно забавны, довольно быстры и изучали методы PR так, как ученые.

БЛОК: Я разговариваю с Робертом Кеннером. Его новый фильм — «Торговцы сомнениями». Во введении я упомянул Наоми Орескес, написавшую книгу, которая вдохновила вас на создание фильма. Она — профессор истории науки из Гарварда, и считает, что это гораздо более широкая битва.

(ЗВУК ДОКУМЕНТАЦИИ, «ТОРГОВЦЫ СОМНЕНИЯ»)

НАОМИ ОРЕСКИ: Все это не о науке. Все это — политические дебаты о роли правительства. Так что в ряде мест мы действительно обнаружили, что эти люди говорят, что видят в экологах ползучих коммунистов.Они видят их красными под кроватью. Их называют арбузами — зеленые снаружи, красные внутри. И они опасаются, что экологическое регулирование будет скользкой дорогой к социализму.

БЛОК: И у вас есть несколько роликов, которые иллюстрируют, как люди говорят, что в конце холодной войны мы выбросили этих людей из окна красным. Они вернулись в зеленую входную дверь. Насколько распространено это сообщение?

КЕННЕР: Мы нашли множество видеороликов, в которых по телевидению показывают людей — Гленн Бек и Раш Лимбо, держащие арбуз и называющие их арбузами. Так что в какой-то момент экологи стали новым врагом.

БЛОК: Если речь идет не о науке, как утверждает Наоми Орескес, а о политике, о вашем мировоззрении, о том, к какому племени вы принадлежите — не похоже, что такой фильм, как ваш, может многое сделать, чтобы изменить людей. умы.

КЕННЕР: Ну, я думаю, вы знаете, во-первых, я думаю, что племена перемещаются. Вы знаете, это не статические сущности. Вы видите, что случилось с однополыми браками. Республиканцы и демократы были против этого в 2008 году, и внезапно это становится приемлемым очень быстро.Я думаю, что по мере того, как люди начинают понимать, что это не идеологический вопрос — это действительно проблема планеты и науки, они захотят измениться. Вы знаете, настоящая дискуссия будет в том, что мы будем с этим делать?

BLOCK: Был ли момент, когда вы ставили под сомнение науку или тактику экологического движения? Что-нибудь, что вы узнали от отрицателей изменения климата, заставило вас задуматься, ну, знаете ли, некоторые в экологическом движении зашли слишком далеко, пытаясь отстаивать свою позицию?

КЕННЕР: Да, я думаю, что иногда люди могут остро реагировать, и это отталкивает другую группу людей. Если вы иногда преувеличиваете свою позицию, вы отталкиваете людей. И представление вещей как совершенно ужасных, когда они не таковы, может ввести в заблуждение. Мы способны находить решения, если задумываемся над этим, но в то же время мы склонны не думать об этом как о проблеме. И это не об идеологии, это касается всех нас.

BLOCK: Насколько легко или сложно было заставить людей, отрицательно относящихся к изменению климата, поговорить с вами для этого фильма? Они, должно быть, знали, что у вас здесь есть точка зрения, которая не может совпадать с их точкой зрения.

КЕННЕР: Да, я думаю, что ясно представил себя. Я сделал «Food Inc.» и люди это видели. И — но я был открыт для того, чтобы услышать, как они сделали то, что они сделали, и почему они сделали то, что они сделали. Но не все хотели сниматься в фильме. Был человек, ответственный за добавление химикатов — антипиренов — в диваны и детскую одежду, который не разговаривал с репортерами, и он ответил на мой звонок, к моему удивлению. И когда я сказал, что мы делаем больше, чем просто фильм о табаке и антипиренах, это еще и о климате, он сказал мне, вы знаете, вы можете взять Джеймса Хансена, ведущего ученого-климатолога мира, а я мусорщик, и я мог бы заставить Америку поверить, что мусорщик знает больше о науке.И он очень преуспел в том, что он делает, и есть группа этих людей, которые добились больших успехов. И, надеюсь, мы сможем перейти к настоящим дебатам, а не к фальшивым дебатам такого рода.

БЛОК: Роберт Кеннер, режиссер фильма «Торговцы сомнениями». Спасибо, что зашли.

КЕННЕР: Спасибо.

Авторские права © 2015 NPR. Все права защищены. Посетите страницы условий использования и разрешений на нашем веб-сайте www.npr.org для получения дополнительной информации.

стенограмм NPR созданы в срочном порядке компанией Verb8tm, Inc., подрядчик NPR, и произведен с использованием запатентованного процесса транскрипции, разработанного с NPR. Этот текст может быть не в окончательной форме и может быть обновлен или изменен в будущем. Точность и доступность могут отличаться. Авторитетной записью программирования NPR является аудиозапись.

«Торговцы сомнениями» ответственны за климатическую неразбериху — рецензия на книгу

Читателям

Climate Science Watch, которые еще не сделали этого, настоятельно рекомендуется ознакомиться с новой книгой « Торговцы сомнениями » Наоми Орескес и Эрика Конвея. The Economist , Торговцы сомнениями: как горстка ученых скрыла правду о проблемах от табачного дыма до глобального потепления, точно названный «мощным» , рассказывает убедительную и информативную историю, которая должна встряхнуть взгляды даже некоторых из них. скептики глобального потепления.

Насколько важна эта книга? Оша Грей Дэвидсон из grist.org говорит: «Если вы прочитали всего одну книгу об изменении климата в этом году, прочтите Merchants of Doubt .А если у вас есть время прочитать два, перечитайте Merchants of Doubt ».

В соавторстве с историками науки Наоми Орескес и Эриком Конвеем, книга исследует внутреннюю работу машины отрицания, сдерживающей политику. Углубляясь в корень проблемы, эта работа проливает свет на вопрос о том, почему замешательство по-прежнему окружает реальность изменения климата, вызванного деятельностью человека, несмотря на всеобщее согласие ведущих мировых ученых-климатологов относительно его причин и постоянно растущее понимание его последствий.

Авторы компилируют и документируют в безупречных деталях использование изготовления сомнений для создания путаницы и задержки. Авторитетные ученые уже давно выявляют опасности для нашего общества и окружающей среды посредством высококачественных исследований. Однако очень часто необходимые политические действия по научно обоснованным критическим вопросам откладывались из-за того, что общественность и политики оставались в замешательстве. Значительный вклад в их замешательство, по словам Орескеса и Конвея, внесли действия небольшого числа влиятельных людей, которые использовали тот факт, что «неопределенность способствует сохранению статус-кво», для успешного распространения противоположных взглядов.

Орескес и Конвей переносят нас в прошлое, чтобы увидеть, как посеяние сомнений препятствует усилиям по устранению таких угроз общественному здоровью и окружающей среде, как сигаретный дым, ДДТ, разрушение озонового слоя и изменение климата. Отслеживая набор персонажей во главе с физиками «холодной войны» Фредериком Зейтцем, Фредом Сингером, Уильямом Нейренбергом и Робертом Джастроу, Орескес и Конвей показывают, как снова и снова откладываются действия по насущным вопросам государственной политики.

Эти порождающие сомнения лидеры, пишут Орескес и Конвей, выступили против основного научного сообщества из-за своей убежденности в том, что окончание холодной войны сигнализирует о потенциальном подъеме социализма в Соединенных Штатах.Действительно, «эти [антикоммунистические] ученые смотрели на защитников окружающей среды как на« арбузы »: зеленые снаружи и красные внутри». Такой образ мышления привел Зейтца, Сингера и Ко к работе в крупных корпорациях и консервативных аналитических центрах, озабоченных тем, чтобы держать общественность в неведении относительно насущных опасностей, включая риски для здоровья, связанные с сигаретами и пассивным курением, потенциальный вред ДДТ или наши в конечном итоге катастрофическая зависимость от потребления ископаемого топлива.

Большая часть книги — это предваряющая недавняя противоположная попытка, посеявшая сомнение в антропогенном нарушении глобального климата.Орескес и Конвей акцентируют внимание на шагах, которые определили безразличное отношение США к изменению климата. Они ясно показывают, как это возможно, что мы находимся в таком плохо оборудованном положении и сталкиваемся с быстро и опасно меняющимся миром.

Merchants of Doubt поднимает вопрос о том, что мы должны делать, чтобы противостоять таким противникам. Авторы подчеркивают, что средства массовой информации играют большую роль в борьбе за научное понимание и распространение сомнений. Ученые полагались на средства массовой информации, чтобы точно представить их работу, потому что их время занято исследованиями, а не связями с общественностью.К сожалению, как отмечают авторы, надлежащего представления не произошло: современная журналистика не приняла во внимание важность процесса рецензирования, предпочитая вместо этого оформлять вещи как захватывающие дебаты, даже когда нет действительных разногласий.

СМИ несут полную ответственность за то, как они представляют сложные проблемы. Однако при нынешнем состоянии журналистики — когда научные разделы исключены из новостных агентств и растет число отрицателей глобального потепления, которые обращаются в блогосферу, чтобы транслировать свои взгляды, — подотчетность является дефицитным ресурсом.Орескес не новичок в этом: в ее знаменитой статье 2004 Science «Научный консенсус по изменению климата» четко указывается, что «существует научный консенсус относительно реальности антропогенного изменения климата. Климатологи неоднократно пытались прояснить это. Пришло время прислушаться к публике ».

Шесть лет спустя борьба с климатическими инопланетянами продолжается. Покойный Стивен Шнайдер, климатолог из Стэнфорда, углубился в эту тему в своей последней статье, опубликованной в соавторстве с Уильямом Андереггом в Proceedings of the National Academy of Sciences .В документе «Доверие экспертов к изменению климата» тема исследования Орескеса была продвинута еще на один шаг с использованием более сложной метрики для оценки относительного доверия к ученым, которые публично выразили мнение о причинах и серьезности изменения климата, а также о том, должно ли оно можно решить с помощью политических мер (интервью со Шнайдером здесь). Как и следовало ожидать, они обнаружили поразительный уровень согласия среди экспертов по климату в отношении свидетельств антропогенного изменения климата. Соглашение было заключено в 2004 году и действует по сей день.Тем не менее, отрицатели климата продолжают оказывать влияние и занимать место в СМИ. Как им противостоять?

Научный писатель Крис Муни в своем новом отчете Американской ассоциации искусств и наук (AAAS) Понимают ли ученые общественность? , спрашивает, насколько хорошо ученые передают свои идеи общественности: вместо того, чтобы возлагать всю вину на публику или средства массовой информации за непонимание сложной науки, Муни говорит, что ученые должны стать лучшими коммуникаторами.

Может быть, дополнительные исследования об отсутствии доверия к отрицателям климата приведут к тому, что правда об опасностях, с которыми мы сталкиваемся, в конечном итоге проникнет в общественность.Возможно, когда ученые лучше научатся двустороннему общению с политиками и общественностью, мы увидим потребность в необходимых действиях. Это возможно, но также возможно, что отрицатели климата будут продолжать противопоставлять авторитетную работу «мусорной науке», в то время как те, кто убежден в доказательствах, будут разочарованы, а те, кто сомневается, будут еще больше озадачены.

Всем, кого волнует эта проблема, следует прочитать Merchants of Doubt . Книга рассказывает яркую историю, основанную на кропотливых исследованиях.Ее прочтение может даже шокировать скептика или отрицателя.

Ранее пост на Merchants of Doub т здесь

Обновление видео : В Netroots Nation CSW поговорила с Наоми Орескес и Эриком Конвеем об Интернете как инструменте для просвещения по вопросам изменения климата:

[youtube = http: //www.youtube.com/watch? V = r4dfCmKybRs & hl = en_US & fs = 1]

Вот видео-разговор, который у меня был с Наоми Орескес еще в марте, в котором мы обсуждали Торговцы сомнениями :
Часть 1

[youtube = http: // www. youtube.com/watch?v=12YcvvDOS4k&hl=en_US&fs=1&color1=0x006699&color2=0x54abd6]

Часть 2

[youtube = http: //www.youtube.com/watch? V = lyQTaLTWAhc & hl = en_US & fs = 1 & color1 = 0x006699 & color2 = 0x54abd6]

Предыдущие публикации CSW:

24 июля: Поддержка науки, помощь обществу

6 февраля 2008 г .: Лекция Наоми Орескес: «Американское отрицание глобального потепления»

Торговцев Сомнения || Sony Pictures Classics, выпуск

Джефф Сколл

Джефф Сколл (исполнительный продюсер) — филантроп и социальный предприниматель, стремящийся воплотить в жизнь свое видение устойчивого мира и процветания.Как первый штатный сотрудник и президент eBay, Сколл разработал первый бизнес-план компании и помог провести успешное первичное публичное размещение акций и создать фонд eBay Foundation. За последние 15 лет Skoll создал инновационный портфель благотворительных и коммерческих предприятий, каждое из которых является своеобразным социальным катализатором. Вместе эти организации мобилизуют общественную волю и мобилизуют критически важные ресурсы для ускорения крупномасштабного социального воздействия. Его подход уникален: обеспечение социального воздействия путем инвестирования в ряд усилий, которые объединяют важные истории и данные с предпринимательскими подходами.Группа Джеффа Сколла поддерживает его организации, включая Фонд Сколла, Инвестиционную группу Козерога, Медиа-участники и Фонд глобальных угроз Сколла.

Сколл создал Фонд Сколла в 1999 году, чтобы реализовать свое видение более мирного, процветающего и устойчивого мира. Фонд способствует масштабным изменениям, инвестируя, объединяя и отмечая социальных предпринимателей и новаторов, которые помогают им решать самые насущные проблемы мира. Capricorn Investment Group была создана в 2000 году, чтобы продемонстрировать, что можно выгодно инвестировать, одновременно способствуя устойчивым и позитивным изменениям.Сегодня Козерог управляет активами Skoll, Skoll Foundation и других, которые стремятся к выдающимся инвестиционным результатам, используя рыночные силы для ускорения воздействия.

Сколл основал компанию Participant Media в 2004 году с верой в то, что хорошо рассказанная история может вдохновить и ускорить социальные изменения. На сегодняшний день 55 фильмов участника получили в общей сложности 7 премий Оскар® и 35 номинаций, в том числе «Помощь», «Инфекция», «Линкольн», «Спокойной ночи и удачи», «Сириана», «Неудобная правда», «В ожидании Супермена» и «Еда», Inc.В 2008 году участник запустил свой цифровой хаб TakePart.com, ведущий источник социально значимых новостей, мнений и развлечений. В августе 2013 года компания Participant расширилась на телевидение с новой сетью Pivot, ориентированной на аудиторию миллениалов и доступной в более чем 42 миллионах домашних хозяйств США. Для каждого из своих фильмов и телешоу Участник создает уникальную социальную кампанию, призванную дать аудитории определенные действия, которые они могут предпринять по вопросам, освещенным в проекте.

В 2009 году он основал Skoll Global Threats Fund, который изначально сосредоточен на пяти глобальных проблемах, которые, если их не остановить, могут поставить мир на колени: изменение климата, водная безопасность, пандемии, распространение ядерного оружия и конфликт на Ближнем Востоке.

Сколл имеет степень бакалавра электротехники Университета Торонто и степень магистра делового администрирования Стэнфордской высшей школы бизнеса. Он был назначен кавалером Ордена Канады в 2012 году.
Другие недавние награды Сколла включают в себя награду за карьеру на Gotham Independent Film Awards (2012) и премию Джона В. Гарднера за лидерство (2012).

Что «Торговцы сомнениями» не хотят, чтобы вы знали

Новый документальный фильм Торговцы сомнениями , в котором раскрывается тактика, используемая профессиональными отрицателями климата, оплачиваемыми для распространения сомнений и путаницы в реальности реальности. глобальное потепление — важное наблюдение для всех, кому небезразлична борьба за борьбу с изменением климата.Это еще более важно для тех, кто до сих пор не уверен, происходит ли изменение климата на самом деле или в первую очередь вызвано деятельностью человека.

Блестящая кампания по дезинформации, проведенная Торговцами сомнениями, разожгла общественные опасения по поводу экономических последствий действий по борьбе с изменением климата и поддержала фальшивые дебаты, несмотря на то, что подавляющее большинство ученых пришли к выводу, что изменение климата происходит, а причиной являются люди.

Режиссер Роберт Кеннер, известный прежде всего своим документальным фильмом « Food, Inc.», номинированным на «Оскар»., и основанный на прекрасной книге историков Наоми Орескес и Эрика М. Конвея, Merchants of Doubt показывает, как лобби по ископаемому топливу переделало методику, разработанную крупными американскими табачными компаниями для отрицания связи между курением и раком. отрицают связь между промышленными выбросами и изменением климата. В самом деле, некоторые из наиболее ярких отрицателей изменения климата — это те самые люди, которые несколько десятилетий назад распространяли сомнения относительно вредного воздействия сигарет.

Этого достаточно, чтобы вы захотели воскликнуть: Ученые на зарплате компаний, занимающихся ископаемым топливом; сфабрикованные петиции, в которых утверждается, что ученые на самом деле не думают, что климат нагревается; «Независимые» аналитические центры, которые на самом деле являются всего лишь прикрытыми группами отрасли; самозваные «эксперты», которые в большинстве своем являются экспертами в том, чтобы запугивать настоящих ученых и поддерживать сомнения. Но есть одна вещь, которую эти Торговцы Сомнениями не хотят, чтобы вы знали.

Когда правда будет принята, американцы потребуют действий

До того, как я начал работать в Фонде защиты окружающей среды, я провел три года, рассказывая о профессиональных отрицателях моей книги The Climate War , истории великой американской борьбы за серьезное отношение к изменению климата. Я отслеживал многих из тех же людей и групп, о которых рассказывает фильм Кеннера . И время от времени кто-нибудь из них ослаблял бдительность.(Это в подавляющем большинстве мужчины.)

Одним из профессиональных отрицателей, появляющихся в фильме, является Майрон Эбелл из Института конкурентоспособного предпринимательства, финансируемого отраслью. В течение многих лет Эбелл постоянно занимался предотвращением действий по борьбе с изменением климата, поддерживая впечатление, что научные дебаты широко открыты. Во время разговора со мной в 2008 году Эбелл весело заявил, что даже если бы изменение климата было реальным, мы не должны беспокоиться о том, чтобы что-то с этим делать (потому что, по его логике, действовать будет дешевле через 50 лет, не говоря уже о необратимом безудержном изменении климата. к тому времени наступит).

Затем он сделал удивительное признание.

«Публика со мной не согласна, — признал он. «Они говорят:« Если есть потепление, у нас есть моральное обязательство решить эту проблему. Если нет, то и нет ».

И это, вкратце, то, о чем не хочет, чтобы вы знали PR-машина отрицателя, — и почему Торговцы Сомнениями так долго работали, чтобы вызвать сомнения в науке. Когда американцы раз и навсегда поймут, что изменение климата реально, они потребуют действий.«Наука по-прежнему является полем битвы», — сказал мне Эбелл. «Битва все еще окончена, действительно ли это происходит и действительно ли мы его вызываем».

И это битва, которую Эбелл и другие Торговцы Сомнения наконец проигрывают. Две сильные долгосрочные тенденции меняют отношение американцев.

1) Огромное увеличение количества разрушительных штормов, засух и волн тепла, усугубляемых изменением климата, заставило людей соединить точки, как никогда раньше, и понять, что мы должны воздействовать на климат, чтобы защитить наши семьи и сообщества.

2) Рост экономики чистой энергии, которая создает хорошие рабочие места для людей, сделал экономические перспективы энергетической революции осязаемыми. Всем известно, что грязная экономика прошлого века не может привести наш мир в действие в этом новом столетии. Хорошая новость заключается в том, что новая экономика создает рабочие места наряду с безуглеродной электроэнергией и транспортом. То, что всего несколько лет назад казалось абстрактным, реально — и люди хотят большего.

Подавляющее большинство американцев, в том числе половина всех республиканцев, понимают, что изменение климата реально, и поддерживают действия правительства по его решению.Торговцы сомнениями проигрывают климатическую войну.

Сомневающиеся торговцы

Всегда будут те, кто попытается бросить вызов растущему научному консенсусу — действительно, этот вызов является фундаментальным для науки. Однако мотивы имеют значение, и не у всех есть добрые намерения.

***

Наоми Орескес и Мастерская работа Эрика Конвея «Торговцы сомнениями: как горстка ученых скрыла правду о проблемах, от табачного дыма до глобального потепления», была рекомендована Илоном Маском.

Книга показывает, как табачная промышленность породила сомнения и сохранила полемику до консенсуса ученых. Они называют это Табачной Стратегией. И тот же сценарий повторяется снова и снова. На этот раз с глобальным потеплением.

Цель Табачной стратегии — вызвать сомнение в причинно-следственной связи для защиты интересов действующих игроков.

Эти ссылки демонстрируют миллионы страниц документов, опубликованных в ходе судебного разбирательства по делу о табаке.Они показывают решающую роль, которую сыграли ученые, посеяв сомнение в связи между курением и риском для здоровья. Эти документы, которые почти не изучались, за исключением юристов и горстки ученых, также показывают, что та же стратегия применялась не только к глобальному потеплению, но и к обширному списку проблем окружающей среды и здоровья, включая асбест, пассивное курение, кислотные дожди. , и озоновая дыра.

Интересно, что в отношении глобального потепления не только тактика такая же, но и люди.

Они использовали свои научные достижения, чтобы представить себя авторитетами, и они использовали свой авторитет, чтобы попытаться дискредитировать любую науку, которая им не нравилась.

В течение более чем двадцати лет эти люди почти не проводили оригинальных научных исследований ни по одному из вопросов, на которые они обращали внимание. Когда-то они были выдающимися исследователями, но к тому времени, когда они обратились к темам нашей истории, они в основном нападали на работу и репутацию других. Фактически, по каждому вопросу они были не на той стороне научного консенсуса.Курение действительно убивает — как прямо, так и косвенно. Загрязнение действительно вызывает кислотные дожди. Вулканы не являются причиной образования озоновой дыры. Наши моря поднимаются, и наши ледники тают из-за увеличивающегося воздействия парниковых газов в атмосфере, образующихся при сжигании ископаемого топлива. Тем не менее, в течение многих лет пресса цитировала этих людей как экспертов, а политики слушали их, используя их заявления как оправдание бездействия.

15 декабря 1953 года было роковым днем. Несколькими месяцами ранее исследователи из Института Слоуна-Кеттеринга в Нью-Йорке продемонстрировали, что сигаретная смола, нанесенная на кожу мышей, вызывает смертельный рак.Эта работа привлекла огромное внимание прессы: ее освещали и в New York Times, и в журнале Life, а в Reader’s Digest — самом читаемом издании в мире — была опубликована статья под названием «Рак в коробке». Возможно, журналистов и редакторов впечатлили драматические заключительные предложения научной статьи: «Такие исследования, учитывая клинические данные, касающиеся курения и различных видов рака, кажутся безотлагательными. Они могут привести не только к расширению наших знаний о канцерогенных веществах, но и к продвижению некоторых практических аспектов профилактики рака.”

Однако эти результаты не должны были стать неожиданностью. Нас часто ослепляет мысль, что «плохие люди не могут поступать правильно».

Немецкие ученые показали в 1930-х годах, что курение сигарет вызывает рак легких, и нацистское правительство провело масштабные кампании по борьбе с курением; Адольф Гитлер запретил курить в его присутствии. Однако немецкая научная работа была запятнана нацистскими ассоциациями и до некоторой степени игнорировалась, если не подавлялась, после войны; потребовалось некоторое время, чтобы его заново открыть и получить независимое подтверждение.Однако теперь американские исследователи — а не нацисты — называли этот вопрос «срочным», и средства массовой информации сообщали об этом. «Рак у картонной упаковки» не был девизом табачной промышленности.

Из-за растущего числа доказательств табачная промышленность была ввергнута в панику.

Итак, руководители отрасли приняли судьбоносное решение, которое позже станет основой, на которой федеральный судья признает отрасль виновной в сговоре с целью совершения мошенничества — массового и продолжающегося мошенничества с целью обмануть американскую общественность относительно воздействия курения на здоровье.Было принято решение нанять фирму по связям с общественностью, чтобы оспорить научные доказательства того, что курение может вас убить.

В то декабрьское утро (15 декабря) президенты четырех крупнейших табачных компаний Америки — American Tobacco, Benson and Hedges, Philip Morris и U.S. Tobacco — встретились в почтенном отеле Plaza в Нью-Йорке. Здание французского ренессанса в стиле шато, в которое женщинам без сопровождения не допускались в его знаменитый бар Oak Room, было подходящим местом для решения поставленной задачи: защиты одной из старейших и мощнейших отраслей промышленности Америки.Человек, к которому они пришли, был столь же влиятельным: Джон Хилл, основатель и генеральный директор одной из крупнейших и наиболее эффективных компаний по связям с общественностью Америки, Hill and Knowlton.

Четыре президента компании, а также генеральные директора Р. Дж. Рейнольдса, Брауна и Уильямсона согласились сотрудничать в рамках программы по связям с общественностью для защиты своего продукта. Они будут работать вместе, чтобы убедить общественность в том, что «нет веских научных оснований для обвинений» и что недавние отчеты были просто «сенсационными обвинениями», сделанными стремящимися к гласности учеными, надеющимися привлечь больше средств для своих исследований. Они не будут сидеть сложа руки, пока их продукт критикуется; вместо этого они создадут Комитет табачной промышленности по общественной информации, чтобы распространять «позитивное» и «полностью« про-сигаретное »сообщение, чтобы противостоять научному анти-сигаретному посланию. Как позже выразилось в министерстве юстиции США, они решили «обмануть американскую общественность относительно воздействия курения на здоровье».

Сначала компании не думали, что им нужно финансировать новые научные исследования, полагая, что этого будет достаточно «распространять имеющуюся информацию.Джон Хилл не согласился, «решительно предупредив… что они должны… спонсировать дополнительные исследования», и что это будет долгосрочный проект. Он также предложил включить слово «исследование» в название нового комитета, потому что для поддержки идеи сигарет потребуется наука. В конце концов, заключил Хилл, «научные сомнения должны остаться». Его работа — обеспечить это.

В течение следующих полувека отрасль делала то, что советовали Хилл и Ноултон. Они создали «Комитет по исследованиям табачной промышленности», чтобы бросить вызов растущим научным свидетельствам вреда табака.Они финансировали альтернативные исследования, чтобы поставить под сомнение связь табака и рака. Они проводили опросы, чтобы оценить общественное мнение и использовали их результаты, чтобы направлять кампании по его влиянию. Они распространяли брошюры и буклеты среди врачей, средств массовой информации, политиков и широкой общественности, настаивая на отсутствии причин для беспокойства.

Позиция индустрии заключалась в том, что не было «доказательств» того, что табак вреден, и они укрепили эту позицию, устроив «дебаты», убеждая средства массовой информации в том, что ответственные журналисты обязаны представлять «обе стороны» этого.

Конечно, это было нечто большее.

Индустрия не предоставила журналистам искать «все факты». Они позаботились о том, чтобы они их получили. Так называемая сбалансированная кампания предусматривала агрессивное распространение и продвижение среди редакторов и издателей «информации», которая поддерживала позицию отрасли. Но если наука была твердой, как они могли это сделать? Была ли научная фирма?

Ответ — да, но. Научное открытие — это не событие; это процесс, и часто требуется время, чтобы получить четкое изображение всей картины.К концу 1950-х годов все больше экспериментальных и эпидемиологических данных связали табак с раком, поэтому промышленность приняла меры, чтобы противостоять ему. В частном порядке руководители признали это свидетельство. Оглядываясь назад, можно сказать — и историки науки говорят, — что связь уже была установлена ​​вне всяких разумных сомнений. Конечно, никто не мог честно сказать, что наука доказала, что курение безопасно.

Но наука включает в себя множество деталей, многие из которых остались неясными, например, почему одни курильщики болеют раком легких, а другие нет (вопрос, на который сегодня нет полного ответа).Поэтому некоторые ученые настроены скептически.

[…]

Отрасль отчасти доказала свою правоту за счет сбора данных и сосредоточения внимания на необъяснимых или аномальных деталях. Никто в 1954 году не стал бы утверждать, что все, что нужно знать о курении и раке, известно, и промышленность использовала эту нормальную научную честность для распространения необоснованных сомнений.

[…]

Представители отрасли осознали, что можно создать впечатление противоречия, просто задавая вопросы, даже если вы действительно знали ответы, а они не помогли вашему делу.Так отрасль начала превращать возникающий научный консенсус в бушующие научные «дискуссии».

Merchants of Doubt — это захватывающий взгляд на то, как процесс посева сомнения в умах людей остается таким же сегодня, как и в 1950-х годах. В конце концов, если он не сломался, не чините его.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.