Рамблер история: Рамблер. Описание. История. Факты. / Система продвижения сайтов Wizard

Содержание

Рамблер. Описание. История. Факты. / Система продвижения сайтов Wizard

Rambler (Рамблер, в переводе с английского – «бродяга, странник») –  старейшая  и одна из самых крупных  поисковых  систем в рунете.  Является частью холдинга Rambler Media Group.

Описание

Несмотря на то, что Рамблер является одним из первых поисковиков рунета, который оказал большое влияние на развитие аналогичных ресурсов и других проектов в дальнейшем, на сегодняшний день эта поисковая система значительно потеряла свои позиции.  Согласно аналитическим данным, в наше время Рамблер значительно уступает таким аналогам, как Яндекс  и Google,  более популярным у пользователей нынешнего рунета. Так например,  к Рамблеру обращаются всего пять процентов пользователей русскоязычного интернета (однако, кроме русского, Рамблер распознает также английский и украинский языки). Тем не менее, считается, что аудиторию Рамблера составляют постоянные пользователи, которые пользуются услугами данного ресурса уже многие годы, практически с момента появления этого поисковика в 1996 году.

Помимо собственно поисковых функций, Рамблер имеет широкий ряд полезных сервисов и является полноценным  медийным порталом.  Так например, на Рамблере можно завести бесплатный ящик электронной почты, ознакомиться с тематическим рейтингом сайтов, посмотреть новостную ленту и многое другое. На портале работает служба интернет-платежа, мессенджер, а также действует крупнейшая в рунете система контекстной рекламы Бегун.

История возникновения

Еще в 1991 году в Российской Академии Наук была разработана локальная компьютерная сеть для обмена данными между сотрудниками Института биохимии и физиологии микроорганизмов. Первоначально сеть использовалась лишь в городе Пущино, затем была расширена на столицу, а несколько позже – подключена к сети Интернет.

Спустя пять лет, в 1996 году на базе сети была разработана поисковая система, которая и получила имя «Рамблер».  Именно с этого момента данный ресурс начал работать в практически современном виде, постепенно модернизируясь с течением времени.  Еще спустя год, в 1997г., на Рамблере был запущен Rambler’s Top100 – классификатор рейтинга, который определял популярность сайтов по количеству посещений. В настоящее время Rambler’s Top100 используется для анализа всех известных сайтов в русскоязычном интернете. В основе разработки данного сервиса и всей системы Рамблер вообще стоял российский программист Дмитрий Крюков, который умер в 2009 году.

В том же 2009-м  на Рамблере были введены некоторые улучшения, в том числе и система, которая основывается на так называемом вертикальном поиске. Тем не менее, по ряду причин в конце того же года генеральный директор и другие крупные руководители компании покинули Рамблер.

В 2012 году портал был существенно обновлен: изменился интерфейс,  акценты были изменены  с собственно поиска на показ новостей, который каждый пользователь может настраивать индивидуально.  В данный момент сайт принадлежит компании «Рамблер-Афиша», которая в свою очередь входит в холдинг, о котором было написано выше.

Минусы

На Рамблере, в отличии от более популярных поисковиков, реже происходят замены поисковых алгоритмов, которые позволяют  производить более точный поиск необходимых сайтов и контента. Из-за этого, портал уступает своим конкурентам в качестве поиска, что и обуславливает его третье место  в рунете, о чем написано выше.

Кроме того, в системе Рамблера практически нет встроенных фильтров, в результате чего поисковая выдача   отображает множество непопулярных ресурсов и сайтом со спамом, что также затрудняет поиск нужной информации на данном  портале.

Также, стоит отметить, что Рамблер отличается низкой степенью соответствия выдачи результатов ожиданиям пользователя, то есть  имеет некачественный алгоритм определения релевантности.  

Учитывая слабую сторону поискового сервиса, на портале были произведены изменения, направленные на развитие других сервисов.  Сам же поиск с целью улучшения качества был заменен технологией Яндекса в 2011 году.

Сервисы

На сегодняшний день Рамблер имеет большое количество разнообразных инструментов и сервисов, которые помогают пользователям в решении ряда проблем. Абсолютное большинство данных сервисов являются веб-приложениями, благодаря чему клиентам не требуется установка дополнительного софта и т.д.

Все сервисы и инструменты от Рамблера сгруппированы в зависимости от типа и сферы применения. Основные из них:

Поиск – несколько подобных сервисов, которые тем не менее отличаются по ряду параметров, в первую очередь, по объекту поиска (изображения, видео и т.д.).

Товары и услуги – информация об авиабилетах, недвижимости, платежная система и т.д.

Информация – новости, погода, финансовая аналитика, карты  и т.д.

Развлечения – игры, радио и т.д.

Интересные факты

В 2008 году была издана книга Игоря Ашманова «Жизнь внутри пузыря», в которой автор рассказывает о своей работе на Рамблере в 1999—2000 годах.

Рамблер-Карты  на сегодняшний день являются самыми подробными картами России среди аналогов. 

Рамблер: история взлета и падения

Важные даты

1991 – появление проекта, его целью была оптимизация обмена и поиска информации на интернет-просторах. Предстояло немало сделать, поэтому вариант, достойный внимания юзеров, появился только через несколько лет.

1992 – запуск собственных ftp- и почтовых серверов. О создании поисковой системы (ПС) всерьез задумались только после этого.

26.09.1996 – регистрация доменного имени Rambler.ru. Это стало окончанием кропотливой работы по созданию и приведению портала в надлежащий вид. Стоит отметить, что русскоязычная Сеть того времени была крайне малочисленной. В ней функционировало приблизительно 30-50 сайтов. Несмотря на это, у новоиспеченного портала быстро появился серьезный соперник, впоследствии занявший доминирующую позицию – Yandex.

08.10.1996 – официальная дата запуска «Рамблера». Это не значит, что она была отлажена полностью. Работы продолжались еще приблизительно год, но пользователи почти не заметили этого. Сбой был всего один раз. Причиной оказались вышедшие из строя жесткие диски.

Весна 1997 – появление классификатора RamblersTop-100. Это позволило не только составлять рейтинг площадок, но и попадать на них одним нажатием мыши.

Июнь 2003 – начало использования новой ПС, что позволило увеличить скорость серфинга и частоту обновлений индекса. Юзеры стали получать самые актуальные сведения по своим запросам. В этом же году юзеры получили возможность работать с упрощенным интерфейсом (адрес:r0.ru), состоящим из поисковой строки, почты и новостей.

2006-2007 – пик медийной популярности Rambler. Его постоянно рекламировали на телевидении, обсуждали знаменитости, но это так и не дало желаемого эффекта, ведь уже спустя два года наметились серьезные предпосылки для распада поискового ресурса. У «Рамблера» было много полезных сервисов (самыми заметными являются «Rambler-группы» и «Rambler-фото»), которые несколько исправляли положение вещей, но крах одного из самых известных проектов Рунета оказался неизбежным.

2011 – исчезновение Rambler с просторов Всемирной паутины. Точнее говоря, портал продолжил свое функционирование под знаменами «Яндекса», заменивший ранее использовавшиеся технологии поиска собственными. Получается, что от былого «Рамблера» не осталось и следа.

Хотелось бы отметить, что договор двух порталов нельзя считать кабальным для собственников системы, ведь у них был выбор между предложением Yandex и Google. Rambler настоял на обладании «Бегуном», но развитие событий показало, что доминирование все же за «Яндекс.Директом», который сейчас является законодателем контекстной рекламы Рунета.

Несмотря на такой конец, нельзя сказать, что «Рамблер» не пользовался успехом. В 2009 году, празднуя свое 13-летие, сотрудники портала получили около 2000 поздравлений от юзеров, а значит – многие преданно любили этот поисковый ресурс.

Властелином навигации по Интернету стал «Яндекс», но от «странников» во главе с Лысаковым остался информационный дайджест RamblerMassMedia, который до сих пор необычайно популярен.

Такова история детища «стековцев», которое из самого многообещающего проекта Рунета превратилось в обертку от Yandex, являющийся сейчас наиболее популярным поисковым порталом русскоязычного интернет-пространства.

История бренда Рамблер (Rambler) | Brandpedia

Rambler — медийно-сервисный интернет-портал. Такое же название носила поисковая система «Рамблер-Поиск», существовавшая в 1996—2011 годах.

В 1991 году в городе Пущино под руководством сотрудника микробиологического института Сергея Лысакова была основана телекоммуникационная «Компания Стек». В компании работали ещё четверо его коллег — Дмитрий Крюков, Виктор Воронков, Владимир Самойлов, Юрий Ершов.

Среди первых проектов компании была прокладка IP-канала из Пущина к компьютерной сети Курчатовского института атомной энергии. Это был первый подключённый к сети Интернет-канал в России, выходящий за пределы столицы. Впоследствии компания запустила собственные ftp-, mail- и www-серверы. В 1994 году команда «Компании Стек» приняла решение создать поисковую систему.

Ядро поисковика было написано за несколько месяцев 1996 года Дмитрием Крюковым. Он же дал ему название Rambler (в переводе с английского языка — «странник», «бродяга», «праздношатающийся человек»). Логотип «Рамблера» также создал Крюков.

26 сентября 1996 года был зарегистрирован домен rambler.ru. 8 октября Крюков выложил Rambler в Интернет. На начальном этапе было проиндексировано 100 тыс. документов. Это стало отличным результатом, поскольку число интернет-ресурсов рунета на тот момент достигало лишь 30 — 50 сайтов.

В первый год своего существования «Рамблер» стал лидером рынка. «Рамблер» не был первой поисковой машиной российского сегмента сети — ещё в декабре 1995 появилась «Альтависта», в феврале 1996 анонсирован «Апорт».

В 1997 году вышел счётчик Rambler Top100, первый рейтинг-классификатор в российском интернете. Счётчик позволял определить посещаемость веб-страниц, относительную популярность ресурса среди прочих в Рунете, оценить возможный трафик для рекламодателей.

Скриншот «Рамблера» за 27 марта 1997 года

В 1999 году сайт Rambler был признан лучшим веб-сайтом, созданным российской компанией по версии Международного Компьютерного Клуба (МКК).

Растущая популярность сервиса побудила открыть московское представительство, размещавшееся одно время в номере гостиницы «Орлёнок».

В начале 1999 года контрольный пакет акций (53 %) «Рамблера» был продан «Стеком» инвестиционным компаниям «Русские Фонды» и Orion Capital Advisors. 26 января 2000 года консорциуму перешло право собственности на торговые марки «Рамблер», Top100, iXBT.

27 июня 2000 года была зарегистрирована компания «Рамблер Интернет Холдинг».

В конце 2000 года между создателями Rambler и инвесторами произошёл конфликт, закончившийся уходом первых (среди них был Дмитрий Крюков и Сергей Лысаков). С этих пор компания «Стек» и созданный ею поисковик жили отдельной жизнью. Пакет акций основатели продали фирме FMCG (First Mercantile Capital Group).

С этих пор «Рамблер» стал превращаться в крупный веб-портал, ориентируясь в том числе и на американский Yahoo!. Однако технологическую гонку конкурентам он стал проигрывать.

К 2000 году поисковая система устарела. Вплоть до конца 1999 года поддержку поисковика осуществлял лишь один человек — Дмитрий Крюков. Так как Крюков вышел из проекта, его техническое развитие остановилось. Отсутствовали поиск по числам, морфология, привязка к каталогу, что невыгодно отличало продукт от конкурентов.

С лета по декабрь 2000 года шла разработка нового поискового ядра, представленного на Российском интернет-форуме в следующем году.

В августе 2000 года Rambler запустил сервис электронной почты. В этом году также появились такие сервисы: информационно-юридический ресурс «Рамблер-Право», «Словари» (электронные версии словарей), «Рамблер-Карьера» (сервис поиска работы), FreeNet (сервис бесплатного доступа в Интернет), «Фоторепортаж» и «Карты на Рамблере». В ноябре появился поиск по российским ftp-серверам.

В сентябре дизайн и структура сайта подверглись существенному обновлению.

В январе 2001 года началось бета-тестирование нового поискового ядра Rambler 2.0. При его разработке были учтены недочёты предыдущей версии, в частности, появились поиск по числам, по словоформам, машина научилась определять координаты слов (расстояние слов друг от друга), поисковая выдача стала коррелировать с каталогом и теперь представлялась в виде поиска по документам, а не по сайтам. В феврале 2001 года был запущен поиск по новостям. В июле в результатах поиска стали выдавать список ассоциативных запросов («У нас также ищут»).

Однако, несмотря на запуск «Рамблером» новой версии поисковой машины, в 2001 году лидерство в Рунете перехватил «Яндекс». Весной 2001 года ходили слухи о возможном объединении «Рамблера» и «Яндекса». Также в мае 2001 года стали появляться слухи о том, что компания Rambler якобы планирует отказаться от своего поисковика и арендовать поисковик американской компании Гугл. Впоследствии и те и другие слухи были опровергнуты.

Летом 2001 года группа «Русские Фонды» + Orion Capital отошла от управления; на их место компания FMCG (First Mercantile Capital Group).

В начале 2002 года компания переехала из Научного парка МГУ в производственные помещения завода «Динамо», в так называемую «Силиконовую слободу».

Был модернизирован серверный парк, что позволило существенно усовершенствовать систему поиска. Был внедрён новый поисковый алгоритм, коэффициент популярности страницы, изменилась система индексирования, был улучшен поисковый робот.

Запущены проекты Ferra (совместный портал «Рамблера» и «Компьютерры»), туристический сервис «Рамблер-Путешествия», «Hosted поиск» (система поиска по ресурсам компании Mail.ru).

В 2003 году «Рамблер» по-прежнему является одним из самых популярных брендов и самых посещаемых и популярных сайтов, намного опережая Mail.Ru и уступая лишь «Яндексу».

1 января 2003 года компания запустила собственный телеканал познавательно-развлекательной ориентации «Rambler Телесеть». В проект вложено 46 млн долларов в расчёте на пять лет.

В июне началось полное обновление поисковой машины. Увеличилась скорость поиска, частота индексации, система научилась распознавать специальные символы. Началась индексация страниц с флэш-объектами.

Осенью, к своему дню рождения (26 сентября), «Рамблер» подготовил список самых популярных сайтов «Top100: Лучшие из лучших». К дате был приурочен и музыкальный фестиваль Rambler Future Music Fest в Санкт-Петербурге.

В 2004 году была учреждена компания Rambler Media Group (RMG).

Тогда же открылся интерактивный видеохостинг Rambler Vision, появились сервисы «Рамблер Рассылки» и «Rambler-объявления», обновились почта и Top100.

Проекты Rambler Vision и Мобильный Rambler завоевали награду Национальной премии российского интернета 2004 года в номинации «Инновации интернета». Также премию получила и сама компания в категории «Бесплатный сервис Рунета».

В 2005 году компания приобретает 25% службы контекстной рекламы «Бегун».

В этом же году открыты сервис блогов «Рамблер-Планета» и онлайн-гипермаркет «Рамблер Магазин». В сентябре 2005 года стало известно, что «Рамблер» становится эксклюзивным распространителем ICQ в России. Был открыт сервис Rambler-ICQ — русифицированная версия пятого поколения ICQ с дополнительными сервисами — Ай-пи телефония, радио и видеозвонки.

Летом 2005 года компания «Рамблер» первой среди российских интернет-компаний провела первичное размещение акций (IPO) на альтернативной площадке Лондонской фондовой биржи. Компании удалось привлечь 40 млн долларов, а стоимость «Рамблера» в целом была оценена в 153,5 млн долларов.

В 2006 году компании Rambler Media удалось приобрести: 51% акций Price Express (что дало контроль над Price.ru, Domoteka.Ru и Tyndex.Ru.), 26% акций Chess Planet, 51% Damochka.ru и 51% сервиса обмена баннерами BannerBank. Была приобретена также поисковая технология у фирмы Fast Search & Transfer.

30 октября 48,8% акций Rambler Media были выкуплены холдингом «ПрофМедиа».

Телекомпания «Rambler Телесеть» в октябре 2006 года была также продана компании «ПрофМедиа».

В 2007 году сменилось руководство компании. Перестановки произведены новым владельцем компании — «ПрофМедиа». В результате генеральным директором компаний «Рамблер Интернет Холдинг» и «Рамблер Медиа» стал Марк Опзумер, работавший с управляющим директором и вице-президентом европейского офиса Yahoo.

10 июня 2007 года холдинг «ПрофМедиа» принял решение о прекращении вещания познавательного телеканала Rambler Телесеть. Несмотря на прекращение вещания, компания ООО «ТВК „Рамблер“» не была закрыта.

Летом 2007 года «Рамблер» увеличил свою долю в сервисе контекстной рекламы Бегун до 50,1% акций.

По данным на апрель 2007 года, капитализация компании «Рамблер Медиа» достигла 840 млн долларов.

В начале февраля 2008 года «Рамблер» заявил о реализации новой стратегии. В результате её осуществления портал подвергся существенному обновлению в стиле «газетной верстки» с большим количеством новостных блоков и иллюстраций.

В июле 2008 года стало известно о запуске проекта «Рамблер-Друзья», который собирает в единую ленту и позволяет следить за обновлениями друзей в социальных сетях. Вышел поисковый сервис для «Бегуна».

Google заявил о заключении соглашения с «Рамблером», согласно которому американская компания будет поставлять поиск на главной странице российского портала. В результате Россия лишилась бы своей старейшей поисковой технологии, а основным и единственным конкурентом Яндекса на поисковом рынке стал бы Google. Также летом 2008 года просочилась информация о покупке американским гигантом «Бегуна» за $140 млн. Однако впоследствии сделку заблокировала Антимонопольная служба России.

2 апреля 2008 года «Рамблер» продал 51% акций рекламного интернет-агентства Index20 компании «Видео Интернешнл».  

14 апреля 2009 года умер Дмитрий Крюков, создатель поисковой системы «Рамблер» и рейтинга Top100.

Осенью 2009 года холдинг «ПрофМедиа» довёл свою долю в Rambler Media до 88%.

Акции «Рамблер Медиа» 21 декабря 2008 года перестали торговаться на альтернативной площадке Лондонской фондовой биржи по решению акционеров компании.

В 2010 году «Рамблер Медиа» был полностью выкуплен холдингом Владимира Потанина «ПрофМедиа». Летом стало известно об объединении «Рамблер» и ИД «Афиша» в рамках холдинга «ПрофМедиа».

В 2011 году «Рамблер» заключил соглашение с «Яндексом» об использовании его поисковой системы и подключении к «Рекламной сети Яндекса». Причём в поисковой выдаче будут показываться объявления как «Яндекс.Директа», так и «Бегуна».

16 июня 2011 года «Рамблер-Афиша» основала фонд для поддержки стартапов. Также объединённая компания приобрела игровую сеть Kanobu.

В 2012 году портал подвергся тотальному обновлению, изменились как интерфейс, так и задачи сервиса. Теперь главная страница «Рамблера» нацелена на предоставление посетителям персонализированных новостей. Система анализирует cookies и активность каждого пользователя на сайтах, где есть реклама Бегун или кнопка Rambler Top100, а также на дочерних проектах «Рамблер-Афиши» (например, Лента. ру и др.). На основе этих данных система рисует каждому пользователю индивидуальную картину дня, подходящую под его вкусы и предпочтения.

Было запущено новое технологическое решение, дающее возможность определить пол и возраст пользователя по его поведению.

Также в 2012 году «Рамблер» довёл свою долю в сервисе «Бегун» до 100%. Теперь в планах компании консолидировать Бегуна, Price.ru и другие сервисы электронной торговли.

В 2013 году были закрыты сервисы «Рамблер-Карты» и «Словари».

В марте 2013 года стало известно о слиянии объединённой компании «Рамблер-Афиша» и SUP Media и грядущей смене руководства.

В 2014 году у «Рамблера» появился главный редактор; должность занял Сергей Яковлев. Также он стал руководителем проекта «Рамблер-Новости».

В 2015 году глобально перезапускается проект «Рамблер-Недвижимость» — из медийно-рекламной площадки он становится каталогом объектов недвижимости и сервисом как для конечных покупателей, продавцов, арендаторов и арендодателей, так и для профессиональных участников рынка. Также «Рамблер-Недвижимость» приобретает биржу недвижимости «АгентОН», которая позволит создать площадку для быстрого заключения сделок по сдаче-съему и покупке-продаже жилья.

Портал Rambler.ru возглавила Марина Россинская.

Месячная аудитория «Рамблера» в 2015 году составляла 26 миллионов человек.

5 апреля 2016 года у «Рамблера» появился новый логотип — «/» (косая черта). По утверждению сотрудников компании это символизирует, что «Рамблер» стоял у истоков Рунета и всегда был связан с интернетом и технологиями.

Как мы покупали русский интернет — Офтоп на vc.ru

Оглавление

  1. Начало. Осень 1999 года
  2. «Лента.ру». Ноябрь 1999 года
  3. «Яндекс», Mail.ru. Ноябрь 1999 года
  4. Виктор Хуако. 1999 год
  5. Сделка. Декабрь 1999 года
  6. Команда. Декабрь 1999 — январь 2000 года
  7. Yahoo! Январь-февраль 2000 года
  8. Бартер. Весна-лето 2000 года
  9. «Что? Где? Когда?» Осень 2000 года
  10. Олигархи. Весна 2001 года
  11. Еврейский вопрос. Май 2001 года
  12. Лопатинский. Июнь 2001 года
  13. Затишье. 2002 год
  14. Продажа. Декабрь 2003 года
  15. Послесловие. Декабрь 2015 года

Когда я решил «купить русский интернет», а тогда я воспринимал эту сделку именно так, я вообще толком не знал, что это такое — интернет.

Это был конец 1999 года, прошел всего год после всеобщего дефолта. Весь рынок зализывал
раны и реструктурировал долги. Мы в «Русских Фондах» успели что-то заработать на постдефолтных долгах, но это были не огромные деньги, а больших проектов и доходов на горизонте видно не было.

Сергей Васильев

Поэтому мы стали смотреть по сторонам: что происходит вокруг, за границей? А там, за
океаном, тогда блистала на бирже Yahoo! и другие, абсолютно неизвестные и
непонятные нам интернет-компании. Мы что-то слышали об этом, но что это
такое — интернет-компании — вообще не понимали.

Мы лишь стали с горечью замечать, что Америка забыла о новой растущей России и
полностью переключилась на свои, американские доткомы. Они росли на биржах еще быстрее, чем вчера росли российские акции. Тогда я и задался вопросом: а что у нас с интернетом? Есть ли у нас вообще хоть какие-то интернет-компании? Что это такое и как они зарабатывают?

Я, по сути, ещё не пользовался интернетом. Я окончил Физтех, в институте даже что-то программировал — в общем, с компьютером был на «ты». Но интернет, зарождавшийся в России, жил где-то отдельно от меня. За все предыдущие годы я заходил в сеть всего пару раз. Пытался что-то найти, посмотреть, но быстро запутывался, не понимал, что и где, и оставил это занятие как бесполезное и бестолковое.

Я позвонил Юлию, другу-физтеху и коллеге по «Тверьуниверсалбанку». В банке он возглавлял ИТ-департамент, поэтому точно должен был хоть что-то знать про этот самый интернет.

— Ты что-нибудь знаешь про русский интернет? — спросил я его по телефону.

— Конечно, — удивленно ответил он. — А зачем это тебе?

— Секрет, — таинственно сказал я, и тут же предложил Юлию приехать ко мне.

Мы встретились на Трёхпрудном, в моем новом-старом кабинете со стенами плотно-зелёного цвета. Радостно обнялись — со времён работы в банке мы не виделись уже более трёх лет, — и Юлий начал свой рассказ про интернет.

— Во-первых, поиск. В интернете самое главное — это поисковые системы, без них интернет —
просто куча мусора. Поисковики — это номер один. Вот, к примеру, в Америке это Yahoo!.

— Стоп! — остановил я рассказ Юлия и заинтригованно переспросил: — Так Yahoo! — это поисковик?

— Ну да, — спокойно ответил он.

— Тот самый Yahoo!, который стоит сейчас 100 миллиардов долларов? — недоверчиво уточнил я.

— Ну, я точно не знаю, но это у них сейчас главная фишка на бирже.

— А у нас в России сейчас есть такие поисковики?

— Главный — это «Рамблер». Это самый первый поисковик, который появился ещё лет
пять назад. Еще в «Рамблере» есть Top100, это даже круче, чем поисковики. Это счётчик, который расставляет все сайты по типу рейтинга, и можно сразу, без всякого поиска, найти
самые посещаемые сейчас сайты, да ещё и в разных категориях.

— А кроме «Рамблера» есть кто-то ещё?

— Да, есть ещё «Яндекс». Они молодые, новые, но считаются уже даже лучше «Рамблера».

— А чем они лучше?

— Ну, считается, что они лучше ищут.

— Кем считается?

— Толком это никто подтвердить не может, но в тусовке принято считать, что «Рамблер устарел», а «Яндекс» — это более круто.

Вот как! Оказывается, у нас в русском интернете что-то уже устарело, что-то его обгоняет, а я вообще ничего не знаю ни про то, ни про другое.

— Как это так? — стал я недоверчиво уточнять у Юлия.

— Согласен, всё это очень относительно. Вся гонка ещё впереди. Тут главное, что наш интернет-рынок в самом начале пути, у нас в интернете не более 1% населения, а в Америке уже то ли 30%, то ли 40%. Вот поэтому там и бум.

— А когда начинается бум, при каких цифрах проникновения? — вкрадчиво уточнил я.

— Говорят, когда проникновение интернета достигает 10% от населения.

— То есть до бума нам ещё нужно вырасти в 10 раз?

— Да. Но это всё происходит очень быстро. Сейчас проникновение интернета в России удваивается каждый год.

Эти цифры — удвоение в год, 10% населения страны, 100 миллиардов долларов в Нью-Йорке — стали меня будоражить. Юлий рассказывал о терминах и трендах как-то спокойно и без эмоций, не понимая, какая во мне закипала интрига. А я чувствовал, что напал на новую золотую жилу.

— А что ещё есть в интернете, кроме поисковиков? Зачем он вообще нужен, этот интернет? —продолжал я с вопросами.

— Ещё есть почта, это тоже очень важно. Вторая вещь, за которой люди идут в сеть, это отправка писем. Поэтому есть «почтовики», то есть почтовые компании. У нас в России лидер — Mail.ru, их компания так и называется. Почта у них плохая, но адрес крутой, и все открывают ящики у них.

— Юлий, мне нужно всех их найти, — остановил я рассказ товарища и тут же обозначил ему свою цель. — Я хочу их купить!

«Что это за люди — интернетчики? Можешь ли ты их найти? В какую сумму они оценивают свои
интернет-компании? Сколько они зарабатывают и зарабатывают ли вообще?» — вопросов
было много, и все они посыпались на Юлия, когда он закончил свой короткий рассказ о том, что такое русский интернет, или рунет, как его стали называть в обиходе.

Всех ответов Юлий не знал, но найти эти компании было несложно, и он пообещал организовать мне встречи уже в ближайшие дни. Напоследок он добавил: «И ещё важно переговорить с гуру. Есть такие люди в русском интернете — они всё про всех знают. Главных гуру два: Антон Носик и Тёма Лебедев. Без разговора с ними лучше не начинать».

Первым в мой тёмно-зеленый кабинет пришёл поговорить о русском интернете Антон Носик, молодой щуплый паренёк с еврейской кипой на голове. Антон подтвердил все основные тезисы, которые до него мне выдал Юлий: про поисковики, почтовики, и что-то про новые тренды — в частности, что счётчики вроде Top100, по-видимому, умрут. В Америке они уже не актуальны, хотя в России сейчас рулит именно Top100 «Рамблера».

Носик всех критиковал, он уже тогда чувствовал себя самым умным гуру. «Главная проблема Тop100 — накрутки!» — возмущался он.

Оказалось, что быть в тройке или даже в пятёрке лидеров Top100 — очень круто, и какие-то сайты специально накручивают свою посещаемость, чтобы подняться выше в рейтинге. Это была заветная мечта любого российского сайта — оказаться в лидерах Тop100, в любой категории.

Мне открывался целый новый мир. Оказывается, есть какие-то категории, рейтинги, куда все стремятся попасть. Люди что-то накручивают, чтобы быть выше других в этих рейтингах, а я об этом ничего не знаю. Это было для меня как открытие неведомой дотоле земли.

Но поразительнее всего в этом открытии было то, что о заветной земле никто толком не
знал. Это было очень странно. Я, как и все мои коллеги по финансовому рынку, ежедневно прочитывал десятки газет и журналов. Куча журналистов и аналитиков писали о разных рынках, отраслях, компаниях. Писали про нефть, газ, металлы, телеком — про всех.

А про интернет никто ничего не писал. Финансовая пресса в то время вообще не замечала интернет и интернет-компании как таковые.
Поэтому узнать, что у нас в России есть рейтинг, в котором десятки категорий, и в каждой категории уже бьются за лидерство десятки, а то и сотни сайтов, было сравни открытию Америки.

Сам Носик тогда как раз запустил очередной горячий проект — «Лента.ру». За несколько месяцев он вышел в лидеры Тop100 в разделе «СМИ» — самом массовом и престижном разделе рейтинга рунета в те годы. Антон этим очень гордился.

— А кто хозяин твоей «Ленты», чьи там деньги?

— Это деньги
ФЭПа (
Фонд эффективной политики — прим. ред.) Глеба Павловского, — ответил Антон. — А тот берёт их откуда-то из администрации президента на предвыборные дела.

Глеб Павловский недавно закончил свой очередной предвыборный марафон, в котором ему помог Антон, быстро организовав новостную площадку «Лента.ру». У сайта было чисто прикладное значение: через него было легче продвигать в солидные бумажные СМИ нужные новости. Но предвыборная кампания уже прошла, деньги, выделенные на неё, кончились, а сайт с небольшой редакцией остался. Никаких денег он не зарабатывал, но посещаемость была
огромной.

В сентябре 1999 года русский интернет всполошили три ужасные террористические акции — в Буйнакске, на улице Гурьянова и на Каширском шоссе в Москве. Все хотели получить самые горячие новости из первых рук. Бумажные газеты за ними не успевали, и тогда «Лента.ру» взлетела, став одним из основных источников информации, с помощью которого все с тревогой следили за происходящим.

К ноябрю ситуация в Москве успокоилась, но посещаемость «Ленты» оставалась высокой, и
Павловскому было жаль закрывать случайно раскрученную интернет-площадку.

— Он готов её продать? — тут же спросил я Антона.

— Думаю, да, — ответил он и пообещал мне устроить встречу с Глебом Олеговичем.

— А сколько вы зарабатываете?

— Сейчас «Лента» ничего не зарабатывает, но с такой посещаемостью можно
постепенно начать зарабатывать на рекламе, размещая баннеры.

Тут же Носик на пальцах прикинул, что на окупаемость можно выйти довольно быстро, но гарантировать это он не может. Рекламодателей, готовых платить за баннеры, на «Ленте» пока нет, их нужно было искать, а к тому же увеличить штат редакции, потому что на тот момент все работали без выходных. Было видно, что продуманной, да и хоть какой-нибудь бизнес-модели у Носика нет, но говорил он убедительно.

P. S. Через несколько месяцев, уже владея «Рамблером», мы выкупили «Ленту.ру» у Глеба Павловского за 100 тысяч долларов — тогда это были большие деньги. Редакция переехала в отдельный офис — двухкомнатную квартиру на Тверской. Стали появляться доходы от баннеров, но росли и расходы. Рекламная модель не окупала расходов, но посещаемость всё время росла.

Мы пытались скрестить «Рамблер» с «Лентой», встроить новостную площадку в основной
портал — но команда «Рамблера» на дух не переносила заносчивого Носика, и «Лента.ру» так и осталась отдельным ресурсом, независимым и плохо окупаемым.

Мои короткие встречи с людьми из «Яндекса» и Mail.ru показали, что их купить я не смогу.

Аркадий Волож был готов обсуждать возможную сделку, но он уже был на продвинутой стадии переговоров с другим инвестором и сразу об этом рассказал. Оказалось, что не я один вдруг заинтересовался русским интернетом, — был кто-то ещё.

Волож сказал, что ему нужно, чтобы кто-то вложил в компанию сразу порядка 10 миллионов долларов. Контроль для него на тот момент не был принципиален — по крайней мере, я не уловил, что это категорическое требование. Но 10 миллионов в компанию — это было обязательно. При этом по стилю переговоров было видно, что другой инвестор уже почти готов на такие условия, поэтому Аркадий не будет идти на уступки.

Отдать сразу 10 миллионов долларов за неконтрольный пакет убыточной, хоть и перспективной
компании показалось мне чрезмерным. Да у нас тогда и не было свободных 10 миллионов, и я понял, что сделка не состоится. Понял это сразу, но Воложу сказал, что подумаю и ещё вернусь.

Вторая встреча была с Женей Голандом — они с друзьями владели только что основанным российским почтовиком Mail.ru. Этот парень, недавно вернувшийся из Нью-Йорка, в разговоре самоуверенно оперировал миллиардами капитализации подобных американских компаний и с ходу стал называть совсем несусветные цифры по стоимости своего почтовика. При этом он предлагал купить 5% или 10% компании, не более.

Евгений Голанд

Это мне точно не было интересно. Как переговорщик Женя Голанд был тяжелым парнем, а как
возможный партнёр он мне совсем не понравился, и я понял, что и тут сделки не будет.

Но из этих переговоров по Mail.ru я наконец-то узнал, кто ещё заинтересовался рунетом. Это оказался Юра Мильнер, такой же инвестбанкир, как мы. Сразу после дефолта 1998 года он ушел из «Менатепа», а мы — из МФК. Как и мы, он пытался понять, что нового есть на рынке. Мы встретились впервые и поняли, что рыщем по одной поляне.

Мы с Юрой были конкурентами, но ни мы, ни он тогда ещё не успели никого купить. «Поляна» казалась нам свободной, ещё не освоенной, поэтому мы не стали толкаться локтями и решили держать контакт. Мы договорились обсуждать между собой этот интернет-рынок, чтобы молодые интернетчики не разводили нас, старых финансистов, завышенными ценами и несбыточными обещаниями.

Но главным и для него, и для нас тогда было всё-таки кого-нибудь купить. После всех проведённых встреч я понял, что из возможных вариантов остаётся только «Рамблер». Это была компания номер один на рынке, самая интересная и самая интригующая. Если я хочу войти в этот рынок, нужно купить их. Но если я с ними не договорюсь, другого шанса не будет: если уж покупать кого-то в интернете, то только лидера. Нельзя покупать номер 5 или 6, даже четвёртый номер — это сомнительно. Весь куш берет лидер. Возможно, что-то останется обладателям серебра или бронзы, но остальным — ничего. Так было тогда на американском рынке.

«Так будет и у нас в России!» — убеждал меня второй модный интернет-гуру, Тёма Лебедев. Упитанный кудрявый парень, самый юный из всех, с кем я тогда увиделся, чтобы понять, что происходит на «поляне» русского интернета. Тёма, хоть и был самым молодым, оказался самым толковым. Он не говорил про посещаемость, хиты, хосты или капитализацию — он говорил про суть.

«»Рамблер» — большой старый портал, с кучей каких-то ненужных картинок на «морде», как старый чемодан, — стал разъяснять мне Артемий. — Но он большой и самый главный в России. Его можно сделать крутым, но там нужно всё поменять. Прежде всего картинку».

К тому моменту Артемий Лебедев уже сделал дизайн главной страницы «Яндекса» — внизу неё красовался его фирменный лейбл в виде штрих-кода. «Аркадий тоже хотел налепить на «главную» кучу всего, но я настоял, чтобы он это убрал. — продолжал Тёма. — Теперь главная страница «Яндекса» легкая и современная, в этом вся суть его успеха. Сравните с «Рамблером»: от него же веет стариной. Но и тут предела нет. Я бы вообще всё убрал и оставил одну поисковую строку!»

Тёма открыл свой лэптоп и показал мне лаконичный макет, где на пустой белой странице в центре стояла одинокая поисковая строка и кнопка «Искать». «Если «Рамблер» сделает это, он победит! Но «Рамблеру» до этого далеко, ему нужно хотя бы поменять логотип: у них же посреди слова буква «Ы»». Я взглянул в свой компьютер и только в этот момент увидел посреди английского слова Rambler, действительно, русскую букву «Ы».

«С таким логотипом жить нельзя, его нужно поменять, и я готов это сделать!» — заявил Лебедев так, будто я уже владел «Рамблером», хотя я с ними ещё даже не встречался. «Мы с тобой это обсудим», — договорился я с ним.

Дело было за малым: нужно было купить «Рамблер». И я стал наводить о них справки: кто
они такие, откуда взялись? Оказалось, что это ребята из научной среды, из какого-то НИИ в Пущине. Я сам учился на Физтехе в Жуковском, работал в ЦАГИ и потому, как мне казалось, интуитивно чувствовал и понимал таких людей. Но ни с одним из них я до того момента не общался и не знал, чего они хотят.

Юлий раздобыл мне о них первую информацию: поисковый движок «Рамблера» придумал и написал Дима Крюков — к тому моменту уже легенда рунета. Он же первым придумал и запустил рейтинговую систему Тop100 для ранжирования популярности российских сайтов. Но директором «Рамблера» и главным человеком в команде был Сергей Лысаков. С ним я и созвонился и пригласил его в наш офис на Трёхпрудном переговорить.

Виктор Хуако был одним из многих молодых иностранцев, которые приехали покорять Россию в середине 1990-х. Я с интересом наблюдал за этими экспатами, которые искали у нас счастья и денег. Это не были седые мужи или дети из богатых семей Лондона или Нью-Йорка. Они были такие же, как мы, простые ребята лет тридцати — тридцати пяти. У них было хорошее образование, но перспектив у себя на родине они почему-то не видели и приехали сюда.

Виктор приехал из Перу. Я часто спрашивал его: «Зачем? Что подтолкнуло тебя покинуть родину и искать счастья где-то далеко?» Он отвечал мне примерно так: «Во-первых, Перу — бедная страна, я не смогу заработать там столько, сколько в Нью-Йорке, Лондоне или Москве». А, во-вторых, Россия очень похожа на Перу, мне тут легко и комфортно. Вот, к примеру, ситуация. Если я в Нью-Йорке решу нанять водителя, то должен буду сразу заключить с ним контракт. И там прописать по пунктам всё: что он должен делать, с которого часа и по какой, в какой день он работает, а в какой нет. В России с этим иначе, абсолютно так же, как и у нас в Перу».

«В России, как и у нас, есть понятие «барин». Если ты барин, то не нужно все указывать в специальном контракте, ведь всех нюансов взаимоотношений не описать. Водитель же нужен не только, чтобы водить машину, — всегда нужно что-то привезти, выполнить какие-то поручения, задания: и по бизнесу, и по личным делам. В Нью-Йорке это невозможно: там нужно всё прописать в контракте. Это не по мне. А в Москве я чувствую себя как дома!» — делился Виктор своими открытиями.

Виктор продолжал: «Но каждый год в декабре, на Рождество, я улетаю к отцу в Перу. Это святое. У нас большая семья, братья и сёстры живут в разных городах и странах, но на Крисмас мы все обязательно съезжаемся домой».

Мы с Виктором познакомились в конце 1990-х, еще работая в МФК. Он торговал российскими ГКО (
государственные краткосрочные облигации — прим. ред.) и искал новые свежие идеи на российском долговом рынке. Мы продавали ему тогда всё, что придумывали: товарные векселя «Лукойла», «Алросы», агробонды. .. Он неплохо на этом зарабатывал и верил во всё, что мы ему приносили.

К тому моменту у Виктора была своя компания Orion Capital, с небольшим, но шикарным офисом в самом центре Москвы — в недавно отреставрированном старом особняке с видом на церковь. За стеклянной перегородкой в общем зале располагалось два ряда столов с
мониторами и компьютерами, за которыми сидели несколько трейдеров, русских ребят и несколько тёток-американок, которые вели бухгалтерию Фонда.

Тогда я часто приезжал к Виктору — узнать, интересны ли ему те или иные бумаги, да и просто поболтать: чем живёт рынок? что покупают иностранцы, что интересно им в России? Виктор отлично понимал американский рынок, знал многих тамошних банкиров и был с ними в постоянном контакте. За эти годы он прочувствовал и российский рынок, но по-русски не читал и не улавливал каких-то нюансов и деталей. Ему не хватало тут контактов, связей, и наши отношения ему были очень важны.

Именно Виктор был первым человеком со стороны, с которым я поделился своей идеей — купить русский интернет. Я хотел узнать у него, будет ли это интересно иностранцам, готовы ли они нас поддержать, хотя бы в будущем. Неожиданная инвестиционная идея ему сразу понравилась, и вскоре мы с ним совершили первую совместную сделку в интернете.

P. S. Виктор поддержал мою идею купить «Рамблер», поверил в неё и окунулся в работу с головой. В результате он потратил на эту компанию все деньги, что сумел заработать в России, ему даже пришлось закрыть свою компанию. Он нервничал, переживал, отчаивался от невозможности вернуть вложенное и в результате, не выдержав испытания временем, с убытком продал свою долю. Эта продажа от отчаяния и определила в будущем судьбу компании «Рамблер».

Я в нетерпении ждал Сергея Лысакова в своем кабинете, время от времени подходя к окну.
Мне хотелось увидеть этого человека ещё до того, как он войдёт ко мне. Как он выглядит? Чего он хочет?

К моменту нашей первой встречи я уже с головой погрузился в русский интернет и был взбудоражен от его возможностей и перспектив. Мне казалось, что я познал какую-то тайну, ещё непонятую другими. Эмоции, накатившие от этого внутреннего откровения, были так
сильны, что хотелось всем об этом рассказать, поделиться. Но сделка ещё не состоялась, поэтому эмоции нужно было спрятать.

Сергей Лысаков и Дмитрий Крюков

И вот я его увидел: по переулку шёл высокий худощавый мужчина, уже не молодой, чуть лысоватый, с обыкновенным рюкзаком или каким-то портфелем на ремне через плечо. Сергей оказался очень приятным в общении человеком. Он был прост, но из разговора сразу стало понятно, что он и его партнеры по «Рамблеру» уже довольно чётко представляют перспективы, которыми обладают. Лысаков довольно точно называл показатели капитализации Yahoo! в Америке и других подобных компаний в Европе.

Человек он был без понтов, не столичный, но чётко знавший, чего хочет. Он уже хорошо понимал перспективы «Рамблера», но, чтобы их реализовать, нужны были деньги. Деньги на развитие.

— А сколько нужно? — тут же спросил я.

Сергей сразу не смог ответить: им нужно было составить подробный бизнес-план. Но
примерную сумму он назвал:

— Нам понадобится около 10 миллионов долларов, но не сразу, а постепенно, в течение
нескольких лет.

Это замечание мне понравилось. Свободных 10 миллионов долларов на тот момент у
нас не было. Но постепенно, в рассрочку, эту сумму мы бы осилили. Я понял, что сделка возможна, мы сможем договориться! Нужно только было как-то убедить Сергея, что такие деньги у нас есть и мы вложим их в «Рамблер».

Встреча была недолгой, и мы договорились о следующей, чтобы продолжить разговор. Но в
заключение Лысаков, чуть заикаясь и как бы извиняясь, сказал, что какую-то сумму они хотели бы получить сразу, на руки.

— О каких деньгах идёт речь? — спросил я Сергея.

Он, потупив взгляд, назвал сумму в миллион долларов. Было видно, что она была для него огромной и он никогда не видел таких денег, но иначе сделки не будет.
Этот cash out был очень важен для создателей «Рамблера». Именно в тот день я понял значение слов cash out — точнее, уловил, насколько он важен для таких сделок.

Итак, если я хочу, чтобы сделка состоялась, обязательно нужен cash out. Можно было торговаться по сумме инвестиций в компанию, по срокам и условиям, по деталям бизнес-плана, но cash out будет ключевым элементом сделки. Я не стал подтверждать Сергею нашу готовность на него, но внутренне сразу это принял. Миллион долларов и для нас тогда был существенной суммой, но он у нас был, и я понял, что сделка состоится.

Сразу после этой встречи я позвонил Хуако и поехал к нему. Я с ходу спросил Виктора, что он думает про интернет. Виктор удивился вопросу, ответил, что на Западе эта тема очень крутая, но это где-то далеко, в Нью-Йорке. Я задал следующий вопрос: «А что ты думаешь про русский интернет?» Он на мгновение задумался и пристально посмотрел на меня. Виктор вполне сносно говорил по-русски, всё хорошо понимал, но читал плохо. В общем, о русском интернете он ничего не знал и даже не слышал о нём, но почувствовал, что тут горячо, и сразу ответил: «Я согласен».

Я в двух словах рассказал ему суть своего замысла, и он сразу подтвердил готовность идти с нами в проект. Мы тут же договорились, что пойдём вместе в долях 50/50. «Нужно будет выплатить основателям «Рамблера» cash out в один миллион долларов, то есть по 500 тысяч с нас и с тебя, — прояснял я Виктору финансовую математику сделки. — И потом, в течение нескольких лет, мы должны будем совместно вложить ещё 10 миллионов долларов, каждый по пять миллионов». Виктор пытался поторговаться, но я уверенно ему сказал, что торговаться уже некуда, дешевле нам не купить.

Я перезвонил Лысакову, и мы договорились пообедать уже втроём: я, он и Виктор. В ресторане мы обо всём окончательно и договорились. Наш консорциум, «Русские Фонды» и Orion Capital, купит контрольный пакет «Рамблера» (50% + одна акция) за один миллион долларов cash out и наше обязательство в течение нескольких лет вложить в компанию 10 миллионов долларов по совместно утвержденному бизнес-плану. Лысаков останется генеральным директором, а я возглавлю совет
директоров.

Близился Новый год, и мы спешили закрыть эту знаковую сделку до католического Рождества.
Виктор улетал к себе в Перу, а я — с семьей на лыжах в Куршевель. Где-то под Рождество мы собрались в офисе юридической конторы торжественно подписать исторический договор и под звон бокалов с шампанским передали миллион долларов наличными. Так мы и стали обладателями контрольного пакета «Рамблера».

P. S. А через несколько дней, в новогоднюю ночь, Ельцин назначит своим преемником Владимира Путина, и начнётся новый, 21-й век.

Как только мы договорились с Лысаковым о сделке, я поехал в Пущино посмотреть, где и как они работают. Это было огромное здание старого советского НИИ. Там, среди сотен облупленных кабинетов и бесконечных коридоров, и располагалась в нескольких комнатах компания «Рамблер».

Из команды я увидел только Сергея Лысакова и того самого легендарного Диму Крюкова, который написал поисковик «Рамблера». Он оказался простым компанейским парнем с плохо выбритой щетиной — на вид молодой учёный, турист-походник, кспшник из семидесятых. Не знаю точно, но мне кажется, что Крюков назвал поискового робота именно в честь себя: rambler в переводе с английского — бродяга. Дима был очень на него похож.

Кроме этих двух главных людей, в команде было ещё несколько человек, не считая женщин, отвечавших за бухгалтерию и счета. Собственно, команды как таковой я не увидел, и Сергей сразу честно признался: команды нет, её нужно создавать.

Выяснилось, что в юридическом смысле нет и самой компании. Точнее, было какое-то общество с ограниченной ответственностью, на счёт которого приходили небольшие платежи за редкие рекламные баннеры на главной странице портала. «Но это ООО лучше бы закрыть и для чистоты начать всё с нуля!» — тут же предложил Лысаков.

Не было даже чётко описанного софта, программных кодов, которые и составляют обычно ценность любой интернет-компании. Создатели «Рамблера», сидя в старых кабинетах пущинского НИИ, делали всё на коленке, по-домашнему, не заботясь о юридических и прочих формальностях. Домен был оформлен на одну контору, баннеры продавали от другой, а софт не был оформлен вообще, что чуть смутило Виктора, но меня не удивило. Мы приняли это как данность и взялись оформлять все документы с нуля.

Юридически компания «Рамблер» была создана именно тогда, в начале 2000 года, хотя «Рамблер» к тому времени был самым популярным в стране поисковиком и вообще самым
посещаемым сайтом рунета, а его движок крутился ещё с 1995-го.

На ближайшее время Лысаков сформулировал три основные задачи. Первая — найти новый
офис в Москве. Лидер русского интернета должен был располагаться где-то в столице, в центре — Пущино для наших амбиций уже не годилось.

Вторая — команда. Нужно было искать новых людей. Лысаков сразу сказал, что старой немногочисленной командой нам не справиться с грандиозной целью освоить русский интернет. Тогда это виделось ему самой принципиальной и основной задачей, и мы с ней согласились. На рынке начиналась гонка между основными игроками: «Рамблером», «Яндексом» и Mail. ru. «Эту гонку нельзя проиграть! — сказал Лысаков. — Нам нужны люди».

Третьей задачей было формирование юридической структуры. За это взялись мы с Виктором. С этих трёх задач и началось строительство компании «Рамблер».

Довольно быстро Сергей нашел место под офис в научном центре МГУ. Лидер русского интернета на площадях флагмана российского высшего образования — это звучало круто. Была представлена и новая команда, точнее, много разных подкоманд, где главным человеком Сергей представил Игоря Ашманова: «Это профессионалы в морфологии языка и вообще поиска. Именно они смогут укрепить наше лидерство».

Ашманова я не знал, как не знал интернет-тусовку в целом — я только начинал с ней знакомиться. Но Игорь показался мне адекватным человеком, а главное, он сразу принес толстую презентацию с планом, что нужно делать.

Лысаков занялся ремонтом помещений в научном центре МГУ, покупкой мебели и покраской стен. Ашманов рисовал планы развития и захвата рынка. А мы занялись юридическим структурированием ОАО «Рамблер Интернет Холдинг».

P.S. Отметив Новый год, мы с семьёй полетели кататься на лыжах. Я сидел в самолёте с толстой пачкой ашмановского бизнес-плана о том, как построить большой портал — центральное, главное место русского интернета. Мы взлетали над облаками, и мои мысли уходили куда-то в даль интернета, в его необъятные перспективы.

На ближайшие два года я улетел в космос русского интернета с его хитами и хостами, page views и рейтингами, интригами и дебрями, техническими сложностями и проблемами монетизации. Это полностью изменило мою жизнь.

«»Рамблер» — русский Yahoo!. Такой месседж мы должны внедрить в сознание российской аудитории, — наставлял я Мишу Ханова, нашего нового главу PR, которого мы переманили из «Михайлов и партнёры» продвигать в медийном пространстве бренд «Рамблера» и рунет в целом. — Мы должны застолбить в сознании нашего рынка, в головах прессы, инвесторов, всех, что «Рамблер» — номер один. Это наш Yahoo!».

В то время капитализация американской компании Yahoo! перевалила за 100 миллиардов долларов — это была фишка номер один, абсолютный и беспрекословный лидер интернет-индустрии. В Yahoo! было всё: поиск, каталог, почта и куча разных разделов про финансы, спорт, развлечения. Это был огромный горизонтальный портал, центральное место американского и мирового интернета конца 1990-х и начала нулевых. Тут уже раскручивалась интернет-торговля, начали преображаться СМИ.

Yahoo! был главным сайтом, на который с завистью и восхищением смотрела Европа и весь мир.
Все европейские страны в тот момент пытались копировать модель Yahoo! и делать собственные центральные порталы: во Франции, Германии, Италии и даже в Англии, несмотря на общий с американцами английский язык.

Но Yahoo! не стояла на месте и к концу 1990-х открыла во всех европейских странах порталы-клоны на родных для их жителей языках: немецком, французском, итальянском и даже отдельный Yahoo! для Великобритании. Модель работы, огромные ресурсы и деньги, которые были у американской компании, позволили им быстро стать лидерами во всей Европе и в каждой стране отдельно. Они были лидерами по посещаемости и во Франции, и в Германии.

Но у нас в России на тот момент было не так. У нас безусловным лидером оставался «Рамблер». У американцев ещё не дошли руки сделать русскоязычный клон своего сайта, а поиск по кириллице совсем хромал. И мы ринулись в бой — строить главный портал страны. Не американский, а наш, родной.

Во-первых, нужно было запустить почту. Этот сервис был основным магнитом и внутри Yahoo, а в «Рамблере» в тот момент почты не было вообще. Кроме почты, нужны были и другие коммуникационные разделы: форум, блоги, чат.

На запуск почты Лысаков выделил своего основного человека, второго после Крюкова, и тот
пошёл вгрызаться в этот непростой с технологической точки зрения проект. Посещаемость «Рамблера» в те годы была уже такова, что превышала посещаемость любого немецкого, французского или итальянского сайта, и с точки зрения инфраструктуры задача построить современную, лёгкую и быструю почту была не из простых.

Далее — тематические разделы. К тому моменту такие разделы портала Yahoo!, как Finance,
Sport, News, были самыми популярными и профессиональными в интернете. Если я до того времени и знал что-то в сети, то это были именно разделы в Yahoo!.

Для этой задачи Сергей привлёк отдельную команду. Тут они решили строить «шину» — общую
платформу для создания и управления контентными проектами портала. Действительно, все разделы Yahoo! работали по единым принципам с внешними поставщиками контента и общей платформой. Эта задача не виделась нам сложной: смотри, как сделано в Yahoo!, и делай так же. Конечно, предпочтения российской аудитории отличались от западных, но конечная картинка была всем понятна, и ребята взялись за её воплощение.

И, наконец, поиск. Проблемы с поисковым движком «Рамблера», который Крюков написал уже давно, были очевидны. Тут не хватало многого. Не хватало серверов, оборудования, «железа»: количество поисковых запросов быстро росло вместе с ростом рунета. Но главное, нужно было перестраивать сами «мозги» поискового движка.

По качеству поиска «Рамблер» тогда не сильно уступал «Яндексу» и точно превосходил поисковую машину Yahoo!. Американцы хорошо искали по англоязычному интернету, а кириллицы ещё толком не понимали. У нас был запас времени, и мы знали, что американскому Yahoo! не уступим. Нужно
было только следить за «Яндексом»: там ребята сделали своего поискового робота, не хуже нашего рамблеровского.

Только в начале 2000 года на горизонте появилась поисковая машинка Google. Они ещё только
взлетали, их никто не знал — но редкие специалисты уже с интересом заходили на эту странную пустую страницу без надоедавших рекламных баннеров и вообще без всяких разделов, только с одинокой поисковой строкой.

Нужен ли людям сайт с одной только поисковой строкой? Тогда это не было очевидно. Казалось, что они так делают скорее от бедности, от невозможности повторить модель Yahoo! и наполнить сайт мощным и ярким контентом. Но первые же попытки что-то поискать через Google впечатляли. Мусора было меньше, а попадания в цель случались гораздо чаще. Это заставляло задуматься, но ещё не подвергало сомнению общую концепцию построения портала, в котором будет куча разнообразных разделов, а в центре — поиск.

Но поиск точно нужно улучшать, за что и взялся Ашманов. Работа закипела, и Лысаков с командой обещали, что месяца через три-четыре, максимум через полгода, мы увидим результат — новый современный «Рамблер», центральный сайт в русском интернете.

P. S. Злая шутка истории заключается в том, что мы в точности и повторили путь американского Yahoo!, с его потерей лидерства, частой сменой команд и стратегий развития. Когда мы купили «Рамблер», капитализация Yahoo! была свыше 100 миллиардов долларов, это был безусловный лидер и всеобщий пример для подражания.

Но уже через год компания проиграет в поисковой гонке Google, из неё уйдет основатель и начнётся бесконечная череда новых менеджеров. Капитализация упадёт в 10 раз, потом чуть поднимется. Компания научится зарабатывать, останется одним из важных игроков американского интернет-рынка, но лидерство будет потеряно
безвозвратно.

Наша покупка контрольного пакета «Рамблера» запустила в рунете инвестиционный бум. Но
длился он недолго, всего квартал. За первые три месяца 2000 года Ru-net Holdings купил треть «Яндекса», а Юра Мильнер выкупил каталог List.ru и запустил ещё пару новых проектов типа Molotok и Boom. В печати стали появляться числа с шестью нулями, в воздухе запахло деньгами.

Первое, что меня удивило после объявления об этих сделках, — это реакция российской
«прогрессивной» общественности из компьютерной и финансовой тусовок. Вместо того чтобы поддержать рискующих инвесторов или хотя бы обрадоваться наконец-то прорвавшемуся в рунет денежному потоку, нас начали критиковать.

Из таких критиков я запомнил троих: Карачинского из IBS, Дергунову из московского представительства Microsoft и Рубена Варданяна из «Тройки Диалог». Особенно рьяно возмущался Карачинский: «Это МММ. Молодые интернетчики надувают общественность и инвесторов пустыми обещаниями, рисуя несбыточные бизнес-планы».

Карачинского можно было понять: он уже около десяти лет строил компьютерную империю и считал себя основным человеком на российском ИТ-рынке. И тут вдруг появляются какие-то черти из табакерки и объявляют всем вокруг, что их интернет-компании будут теперь стоить сотни миллионов долларов. А как же он? Он считал, что компьютеры и интернет — это поляна IBS и куш от роста капитализации этого рынка должны взять они.

Вторая персона — дама из московского Microsoft. Тут интрига была уже международной. IBM и Microsoft недолюбливали всё, что было связано с молодыми выскочками из Yahoo! и Amazon, поэтому Ольга Дергунова, вторя своим американским начальникам, объединилась c IBS в критике новоявленных российских интернет-инвесторов.

А Рубен Варданян молча кивал, подтверждая слова своих «компьютерных» товарищей, что с
точки зрения здравого смысла капитализации компаний не могут оцениваться в 100 годовых выручек. Обиднее всего мне было это слышать именно от Рубена. Мы с ним были из одних инвестиционных окопов, а теперь он вдруг встал по другую сторону линии огня. Это было обидно и неожиданно, я запомнил это надолго.

Тем временем
интрига интернет-бума распалялась. За прошедший год индекс американской биржи NASDAQ, где торговались акции «новой экономики», вырос в два раза, а за первые два месяца 2000 года — ещё на 25%. Это была феерия.

Но 10 марта 2000 года всё остановилось. NASDAQ рухнул! Чуть ли не за один день индекс потерял более 30%, ввергнув Америку в шок. За обвалом акций доткомов последовали массовые банкротства интернет-компаний, и вера в новую экономику пропала на долгие годы. Именно в такой, мягко говоря, непростой инвестиционной обстановке мы оказались уже через три месяца после того, как купили «Рамблер».

Но команда работала: боролась с техническими и технологическими проблемами, настраивала новые сервисы, запускала новые проекты. Я всё больше погружался в интернет и влюблялся в компанию и её перспективы. Миллионы пользователей и постоянный рост посещаемости не могли не впечатлять и заставляли верить в будущее, несмотря ни на что.

Самым неожиданным и обескураживающим открытием для меня стало состояние рынка интернет-рекламы — точнее, полное его отсутствие. Тут царил бартер.

Все предыдущие годы в бизнесе я боролся с бартером и зачётами. Мы запускали банковские векселя в расчёты между предприятиями, скупали товарные векселя нефтяных компаний, секьюритизировали долги регионов, но время таких сделок вроде бы уже прошло.

Дефолт 1998 года изменил рынок. Резкая девальвация рубля быстро обесценила взаимные долги предприятий, и бартер быстро сошёл на нет. Уже в 2000-м все российские предприятия рассчитывались исключительно деньгами и без всяких зачётов. Но это было в реальной экономике, а интернет жил сплошным бартером.

Тут не было денег, и все обменивались баннерами и ссылками. Интернет в те годы был уделом редких айтишников, сисадминов, компьютерщиков. У них не было собственных денег, они запускали проекты для себя и торговали между собой трафиком в обмен на что попало. В лучшем случае за рекламные баннеры можно было выменять хороший сервер или монитор с мышкой. Серьёзных сумм тут не было.

Денег за рекламу в сети никто платить не хотел. Это главное разочарование, которое меня
постигло к лету 2000 года. Мы ходили по рекламным конторам и агентствам, убеждая их в эффективности рекламных кампаний в сети. Они нас слушали, слышали, соглашались с нашими доводами, кивали головой. Но потом возвращались от рекламодателей ни с чем: те не готовы были тратить деньги в интернете.

При этом все СМИ в то время пухли от рекламы. На телеэкранах крутилась куча рекламных роликов, один ярче другого, газеты и журналы пестрели рекламными объявлениями, вся Москва была завешана растяжками и билбордами — а в интернете было пусто.

Это было странно, но я постепенно стал понимать, в чём причина. Начальники и хозяева компаний — те, кто определял, куда направлять рекламные бюджеты, — сами ещё не были в сети. Они просто не понимали, что это такое — интернет.

Ещё год назад я и сам был таким же. Я ежедневно прочитывал две-три газеты, два-три журнала и еженедельный дайджест с краткой выжимкой новостей от всех информагентств. Зачем что-то смотреть в сети, если секретарь регулярно распечатывает тебе такой дайджест? Хозяева компаний и крупные бизнесмены тогда не жили в сети, не чувствовали интернет и не были готовы тратить там деньги. Растяжка поперек Тверской или Арбата была им понятнее.

К лету 2000-го мы поняли, что с доходами в сети швах. Каждый месяц мы исправно привозили в компанию обещанный чемодан с деньгами — около 500 тысяч долларов. Они покрывали расходы на жизнь: зарплату людям, аренду помещения в Научном парке МГУ, закупку серверов, оборудования и прочие расходы типа гонораров консультантам, дизайнерам и юристам. Как мы ни старались, расходы не уменьшались, а доходы не росли. Рекламных денег приходило не более 50 тысяч долларов в месяц — остальное приходилось покрывать из наших инвестиций.

Так было тогда у всех: и у «Яндекса» и у Mail.ru. Все друг за другом следили, смотрели, кто чьи баннеры крутит, и ломали головы, где искать рекламные деньги.

В то время на страницах и «Рамблера», и «Яндекса» была уйма нераспроданных рекламных площадей. Более или менее продавался баннер на главной странице, но вторая или третья страницы портала не продавались вообще. Контекстную рекламу для мелкого бизнеса ещё не придумали, Google пока не запустила в сеть свою основную «золотую жилу». Все ждали крупных рекламодателей, которые тогда крутили рекламу на ТВ, в газетах и журналах. Но сильные брендовые рекламодатели не шли в сеть: они не понимали интернет и его влияние на аудиторию.

Вместо того чтобы зарабатывать на чужой рекламе, нам пришлось задуматься о собственной. При этом нужно было не только рекламировать собственный бренд, но и рассказывать публике, что это вообще такое — интернет — и зачем он нужен. Могли ли мы с нашим скромным бюджетом осилить эту задачу и объяснить стране, что такое Всемирная паутина? Как с этим справиться?

Когда я в 1984 году приехал из Горловки покорять Москву, у меня было две мечты: поступить на Физтех и сыграть в команде знатоков в игре «Что? Где? Когда?». С первой мечтой я справился сразу, но со второй всё затянулось. Год спустя я даже сумел пройти отбор в «Останкино» и попал в команду, но с игрой за столом в прямом эфире центрального телевидения так и не сложилось. Учёба, молодая семья, стройотряды полностью поглотили студенческие годы, на игру времени не
оставалось, и я потерял связь с клубом.

Но мечта сыграть с Ворошиловым в прямом эфире оставалась, и через пятнадцать лет, осенью
2000 года, она реализовалась. Обдумывая возможные варианты продвижения бренда, мы вспомнили про «Что? Где? Когда?» и предложили раскручивать «Рамблер» и вообще
интернет именно там, в лучшей и самой интеллектуальной со времён СССР телевизионной игре.

Так на экранах появился «всемирный разум», и осенняя серия игр велась с тройным счётом: «Зрители — Знатоки — Интернет». Роль господина «Рамблер» исполнял Миша Ханов, наш глава PR. «Яндекс» не стоял на месте и тут же ответил не менее яркой рекламной кампанией, запустив на ТВ знаменитый лозунг «Яндекс. Найдётся все!»

Вопрос лидерства в рунете казался нам тогда самым важным. Мы с «Яндексом» и Mail.ru пристально следили друг за другом: за взаимным охватом аудитории, хостами, хитами. Мерились рейтингами и запускали похожие и конкурирующие продукты. Но рекламных доходов это не приносили ни им, ни нам.

Постепенно стало накапливаться недовольство. Первоначальный энтузиазм команды и
инвесторов сменились раздражением. Меня раздражали программисты, которые всё время не исполняли обещаний по срокам сдачи проектов. Росли взаимные трения и внутри компании. Разношёрстные команды, собранные Лысаковым из разных мест, начали ругаться между собой.

Кто был виноват в просчётах? Вроде бы все работали на общее дело, но стала сказываться усталость. Трудно долго и упорно работать, если не видишь прямого результата на выходе. Посещаемость портала росла, но доходов всё не было, а конкуренты догоняли. При этом мы каждый месяц продолжали привозить в компанию заветный чемодан с деньгами — на зарплату и жизнь.

Первым не выдержал Виктор Хуако. Он приехал ко мне под Новый год и сказал: «Я устал
тратить на это деньги. Нужно что-то менять».

Хуако предложил вот что: он лично возглавит компанию, переедет в офис «Рамблера» и будет
следить за всеми расходами. Нужно как-то резать косты, но при этом оставаться лидерами. Я понимал, что это не решит проблем, но согласился, ведь я сам втянул Виктора в эту инвестицию.

Переговорив на следующий день с Лысаковым, мы вроде бы нашли компромисс. Сергей возглавит
отдельную компанию «Рамблер-Технолоджи», куда перейдет старая пущинская команда, которая будет заниматься всеми технологическими разработками. Миша Ханов, господин «Рамблер», станет президентом компании, отвечающим за маркетинг и продажи, а Виктор станет генеральным директором и будет следить за бюджетом, доходами и расходами. Вроде бы всё было логично, и компромисс между командой основателей и инвесторами мы нашли.

Но в первую очередь нужно было искать деньги. Мы увидели, что удержание лидерства в рунете — дело недешёвое. Приходилось постоянно обновлять оборудование, наращивать количество серверов, что-то придумывать и переделывать. Соперничество в интернете не позволяло стоять на месте, нужно было всё время тратить деньги, и немалые. И я пошёл по олигархам — спрашивать, готовы ли они вложить деньги в «Рамблер».

Конечно, сначала я хотел обойтись без них, собственными силами. Нам казалось, что доходы от рекламы появятся раньше и мы быстрее сможем выйти на окупаемость. Но нервы сдавали, и мы с Виктором решили не ждать, а пройтись по московским бизнесменам, узнать, что думают об интернете они.

Первым был Владимир Евтушенков. Он вальяжно меня послушал и отправил к своей дочери. Та заинтересованно расспросила про наши цифры, посещаемость, охват, доходы, расходы — и поинтересовалась, в какую сумму мы оцениваем «Рамблер». Услышав мой ответ про несколько десятков миллионов долларов, она ухмыльнулась. Совсем недавно их конкурент, компания Golden Telecom, почти за 20 миллионов долларов выкупила поисковую систему «Апорт» и обожглась. «Апорт» почти сразу сдулся, и Golden Telecom пришлось списать эту инвестицию в ноль.

Евтушенкова понимала, что «Рамблер» — совсем не «Апорт», это гораздо круче, но оценивать компанию в несколько десятков миллионов долларов, когда её годовая выручка не превышает и миллиона, она не была готова. А на меньшие деньги мы не могли согласиться: компания требовала инвестиций.

Дальше я пошёл к Прохорову. После МФК мы не виделись уже более двух лет, и я с энтузиазмом стал ему рассказывать про наш «Рамблер» — центральный портал русского интернета. Михаил Дмитриевич внимательно слушал и кивал, но, когда в середине разговора он между делом упомянул: «У нас в «Интерросе» тоже есть несколько портов на юге», я понял, что тут ничего не выйдет. Прохоров был абсолютно вне интернета. Он не понимал, что это такое, и ему было трудно объяснить, сколько это стоит.

Потом был Григорий Березкин. Гриша с большим вниманием слушал мою лекцию про новую экономику, интернет-торговлю, но тоже не впечатлился. Нефть и энергетика ему были понятнее.

Ближе всех к теме оказался Евгений Тененбаум, правая рука Абрамовича. Евгений уже хорошо
разбирался в интернете и чувствовал сладкие цифры NASDAQ. Индекс резко обвалился год назад, но, даже обвалившись, коэффициенты и капитализации лидеров американского интернета оставались очень высокими, и он понимал, что тут есть какая-то тема. Однако Женя честно признался, что Роман Аркадьевич сейчас увлечён чем-то другим. Он не признался чем, но сказал, что, когда публика узнает, все ахнут. В общем, и Абрамовичу в тот момент было не до «Рамблера» с интернетом.

Когда я прошёлся по всем этим людям и понял, что у них нет интереса, на меня накатило уныние. Год назад, неожиданно открыв для себя рунет и его перспективы, я считал, что это открытие быстро сделают и другие. Это будет интересно всем, и мы легко найдём дополнительные деньги, если они понадобятся. Но оказалось, что всё не так радужно. Нужно было искать деньги где-то ещё.

Виктор начал искать их в Европе, и мы полетели в Германию, в маленький городок Гютерсло — там была штаб-квартира немецкого издательского гиганта Bertelsmann. В те годы они тоже экспериментировали в интернете, пытались запустить центральный немецкий портал и ряд других европейских, в планах была и Россия. Эту тему вёл один из сыновей Рейнхарда Мона, основателя Bertelsmann, — высокий белокурый парень, истинный ариец.

Он откровенно признался, что за последние годы они вложили в интернет более сотни миллионов долларов, но после прошлогоднего падения американской биржи пришлось всё списать. Конкурировать с Yahoo! и молодой Google у них не получалось, и они решили закрыть для себя тему интернета вообще. Но он внимательно выслушал нашу презентацию, изучил все цифры, и они его удивили. Посещаемость и охват аудитории Рамблера в те годы были больше, чем у любого немецкого сайта, включая их собственный портал, и он обещал подумать.

P. S. Когда мы с Виктором летели из Берлина, он сказал мне, глядя в иллюминатор: «Если и немцы откажутся, то я буду продавать свою долю в «Рамблере». Сергей, я трейдер. Когда рынок падает, нужно резать позицию, даже если это в убыток».

Антон Носик появился в компании как-то незаметно. Виктор позвал его на должность консультанта по стратегии. В принципе, я был не против, более того, я же их и познакомил. Антон был известный человек в рунете, его гуру. Кроме того, он курировал купленную нами «Ленту». В самой компании он к тому времени уже не работал, поставив вместо себя Юлию Миндер, и как бы стоял сбоку, в стороне. Эта роль стороннего наблюдателя и одновременно центрального участника хорошо удавалась Носику.

Он увлек Виктора двумя, точнее, тремя идеями. Первая — нужно сокращать расходы и выходить на окупаемость. Время роста на инвестиционные деньги прошло, интернет-бум в прошлом. Бизнес в рунете, как и вообще в мировой сети, — это обыкновенный бизнес с его стандартными законами, доходами и расходами. Нужно закрыть все неудачные проекты и сконцентрироваться на чём-то одном. Это всем было уже понятно и без Антона, но он выносил идею на публику чуть ли не как свою собственную. В компании это всех раздражало, но народ его терпел, потому что он появлялся в офисе нечасто.

Второй идеей, которую тогда продвигал Носик, было объединение с «Яндексом». Тогда этот проект действительно серьёзно обсуждался: инвестиционные деньги у обеих компаний кончались, а рекламные доходы росли медленно. «Яндекс» уже запустил свой контекстный движок, но он давал копейки и перспективы были неочевидны. Нужно было резать косты, и объединение могло этому помочь. «Яндекс» и «Рамблер» почти одновременно запускали одинаковые сервисы и проекты: делали почту, совершенствовали поиск, улучшали каталог и контентные разделы.

На этом можно было сэкономить и сделать единый портал, с поиском от «Яндекса» в центре и каталогом Тop100 от «Рамблера», с единой почтой, общими разделами. Это позволило бы сократить расходы на разработку одного и того же. Была даже мысль слить туда же и Mail.ru — он бы внёс в единый портал свой почтовый сервис.

Эти идеи обсуждались, но договориться не удалось. Мы считали, что бóльшая доля акций должна быть у нас, ведь посещаемость «Рамблера» тогда была больше, чем у «Яндекса», но коллеги-конкуренты с этим, естественно, не соглашались. Все продолжали заниматься своими делами, и разговоры так ни к чему и не привели.

Третья мысль, с которой ходил Носик, — отказаться от собственной разработки поиска и поставить внутри «Рамблера» поисковый движок «Яндекса» или молодого Google. Идея вроде бы здравая, она значительно сократила бы расходы на разработку. Но вопрос был очень принципиальным. Что будет с центральным порталом, если внутрь него «имплантировать» чужое «сердце»? Будет ли этот организм вообще жить? И что это вообще будет за странный монстр — «Рамблер» с сердцем «Яндекса» или Google?

Сергей Лысаков и Дима Крюков, создатели «Рамблера», чётко сказали: «Это будет точка невозврата». После такого решения это была бы уже другая компания, не тот «Рамблер», который создавали они. «И вообще, этот еврей нам надоел!» — прямо и открыто признались мне Лысаков с Крюковым. К тому времени Виктор выделил Носику отдельный кабинет в «Рамблере», тот стал всё чаще туда приезжать, много курил, пил коньяк и проповедовал свои идеи.

Он стал всё больше раздражать весь коллектив, особенно основателей компании. Напряжение достигло пика в середине мая, когда Виктор неожиданно для меня и всего коллектива издал приказ назначить Антона Носика президентом «Рамблера», отодвинув в сторону нашего человека, Мишу Ханова.

Я уже редко появлялся в компании и следил за всем происходящим со стороны — в ней варился Виктор Хуако. Это была его инициатива и решение. Но я тут же переговорил со всеми «внутри» и понял, что это предел: завтра начнётся бунт и компания развалится. Основатели компании и команда не были готовы работать под Носиком, с его демонстративной еврейской кипой на голове.

Я позвонил Антону и попытался убедить его снять свою кандидатуру и отказаться от назначения, но услышал в ответ его очередной пустой долгий базар и, не выдержав, сорвался: «Антон, заткнись. Мне надоело слушать твой бесконечный еврейский трёп». И мы положили трубки.

P. S. Я был неправ, не сдержался. В такие моменты нельзя переходить на личности, тем более на национальность. Я переживал, даже перезвонил ему и извинился, но наше с Антоном общение на этом прекратилось. А Виктору я сказал, что через пару недель мы соберём совет директоров компании — там и решим, кто будет президентом «Рамблера»: «Виктор, у тебя только 26% акций — остальные у нас, у «Русских Фондов» и у основателей. Так что решать судьбу компании будем мы».

Появление Юрия Лопатинского и его фонда FMCG было для меня полной неожиданностью. Виктор
мне как-то упоминал про некий фонд, который ищет темы в области ИТ, но я не воспринял это всерьёз. После встреч со многими российскими олигархами, крупнейшими западными фондами и стратегами мне казалось, что интерес к рунету совсем пропал.

Но тут к Виктору пришёл некто, заявивший, что готов выкупить большую долю в «Рамблере» и продолжать вкладывать в него деньги, если это будет нужно. Это удивило меня и отчасти обрадовало: кому-то ещё было интересно вкладывать в интернет!

«Но он хочет купить долю дёшево, — озабоченно сказал Виктор. — Заплатить в несколько раз меньше, чем мы сами инвестировали. И при этом он хотел бы купить контрольный пакет. Сергей, ты видишь, какой конфликт внутри компании. Я устал и хочу выйти. Я понимаю, что это очень дёшево, что для меня это будет убыток. Но я получу деньги и заработаю на чём-то другом».

Я понимал Виктора, сочувствовал ему, даже ощущал свою вину, ведь я сам убедил его в этой инвестиции. Но продавать нашу собственную долю с убытком мы не были готовы. «Я верю в «Рамблер» и продавать долю не буду», — ответил я Виктору, и мы разошлись.

Без нашей доли контрольный пакет купить было невозможно: он был на нашей общей с Виктором компании, где доли делились 50/50. Но через неделю Виктор пришел опять, уже вместе с основателями компании, и сказал, что они тоже готовы продать свои доли Лопатинскому.

Это была уже полная неожиданность, к которой я не был готов. «Сергей, это правда? Вы согласились продать свои доли в «Рамблере», и так дёшево?» — спросил я тогда Лысакова. Тот, отвернувшись в сторону, признал, что да, согласились. Ситуация тупиковая, компания постоянно требует денег, Хуако далее вкладывать не готов. В компании разлад между разными командами, и уж лучше они продадут свой пакет.

Было видно, что для них это тяжёлое решение. «Рамблер» был их дитя, они его сотворили. Они любили свое детище, болели им, ревновали, мучились — но тоже устали от всего происходящего и решили выйти, не мешать.

Такой расклад менял всю картину. Нам нужно было принимать решение, ведь, даже выкупив пакет основателей в 47% и договорившись с Виктором о выкупе его доли в консорциуме, Лопатинский не мог напрямую получить контроль. Ему нужно было либо выкупить наш пакет, либо убедить нас разбить консорциум, владевший контрольным пакетом, и остаться отдельно со своими 26%. Математически мы ничего не теряли, но на самом деле это меняло всё. С этого момента вся полнота управления перешла бы к фонду FMCG.

Это было обидно, но мы согласились, и на это было три причины. Первая — просьба Виктора. Мы были друзьями, я не хотел портить ему жизнь и мешать в продаже. Вторая — уход основателей. Если уж и они решили продать доли и уйти из компании, то какая разница, кто будет ею управлять? Теперь уже всё равно. И третье: мы поставили условие, что готовы разбить консорциум, если с этого момента финансировать дефицит бюджета будет не только консорциум, который держал
контроль, но и все акционеры пропорционально своим долям.

Лопатинский с этим согласился, и мы дали добро на обе сделки. Сначала свои пакеты продали фонду Лысаков с Крюковым, а через месяц продал и Виктор. Акционерами «Рамблера» остались только мы и фонд FMCG. Лопатинский оставил президентом Антона Носика, отдав ему все бразды правления.

Юрий Лопатинский

Сразу после сделки ушла в полном составе старая команда основателей, ушёл Ашманов, Ханов и многие другие. Офис переехал из научного парка МГУ в промзону, ближе к МКАД. В поисках окупаемости компания погрузилась в рутинные процессы продаж, маркетинга, экономии на том и на сём. А через несколько месяцев из компании ушёл и Антон Носик: это была уже не его стихия.

Я периодически приезжал в новый офис «Рамблера» и с грустью смотрел на происходящее. Стояли те же стулья и столы. За компьютерами сидели какие-то люди, но казалось, что они всё время отворачиваются, отводят взгляд. Было странное ощущение безжизненности происходящего. Пропал нерв, перестали кипеть эмоции и страсть. Вместе с основателями из «Рамблера» как будто ушла жизнь.

P. S. Через восемь лет, 13 апреля 2009 года, мне позвонил Сергей Лысаков и сообщил трагическую новость: умер Дима Крюков. Тот самый бродяга Дима, создатель «Рамблера», его душа.

Ему было 48 лет. Пришёл на работу, сел за компьютер и умер.

После того, как из компании ушли её основатели, я отстранился от интернета почти на два года. Устал от него. Я, конечно, следил за «Рамблером», смотрел со стороны, что происходит на портале, но от текущего управления совсем отошёл. У компании должен быть один начальник. Кто-то один должен определять, что делать.
Контролем теперь владел Лопатинский, и я решил отойти, не мешать.

Нужно было зарабатывать деньги, и мы ушли в другие инвестиционные проекты и сделки. Я начал настраивать совместный бизнес с Березкиным, в поисках новых проектов в энергетике, лесе, транспорте. Мы торговали долгами и стали вкладывать в агропром.

Так было не только у меня. Многие тогда разуверились в рунете и отправились искать счастья в другие места. Юра Мильнер, отложив в сторону свои интернет-инвестиции, ушел к Линшицу в концерн «Нефтяной» управлять какой-то макаронной фабрикой и небольшими проектами с Росэнергоатомом.

Мы продолжали иногда встречаться, вспоминали наши интернет-проекты, обменивались новостями с фронтов и видели, что у всех происходит примерно одно и то же. Окупаемость уже начала проглядываться, но до прибыли было ещё далеко.

Начиная с 2000 года мы ежемесячно привозили в компанию чемодан с деньгами, чтобы покрывать дефицит её бюджета, а после сделки с Лопатинским это произошло всего несколько раз. Фонд FMCG выкупил более 2/3 акций компании, и теперь они должны были вкладывать 2/3 от дефицита. Народ они были экономный, им было жалко каждый месяц выкладывать большие деньги в покрытие убытков, и они начали вовсю зажимать расходы. Нас такая ситуация тоже устраивала: мне не хотелось вкладывать в компанию, которой мы уже не управляли.

Но постепенно стали расти и доходы: в рунет наконец-то стали просачиваться рекламные деньги. Если год назад компания смогла заработать на рекламе всего 1 миллион долларов, то в 2001-м доходы удвоились. Эти два тренда — экономия на расходах и рост рекламных денег — и привели к искомому результату. В конце 2001 года «Рамблер» вышел на окупаемость.

Странное дело: мы вышли на окупаемость ровно в тот момент, когда в компанию совокупно было вложено 10 миллионов долларов. Те самые 10 миллионов, о которых мы договорились с Лысаковым в момент покупки «Рамблера». Лысаков тогда назвал эту цифру довольно абстрактно, без всяких расчётов.

Сразу после сделки мы даже привлекли крупных консультантов, чтобы те составили подробный бизнес-план, как выйти на окупаемость. План был составлен, но жизнь сразу распорядилась совсем по-другому, и уже через несколько месяцев мы о нём забыли. Реальность требовала совсем иных подходов, и мы работали по ситуации.

И тем не менее, когда компания достигла окупаемости, мы подсчитали, сколько же в результате было вложено. Оказалась, что эта сумма с точностью до запятой составила десять миллионов долларов.

В общем, окупаемость пришла, цель была достигнута — но радости не было. Цифры довольно обманчивы: доходы сравнялись с расходами, но было видно, что компания на всём экономит и развитие практически остановилось. Крутились всё те же старые проекты ещё пущинского «Рамблера» и несколько новых, что запустились при нас: «Почта», «Новости», «Карты». Новых не появлялось. В компании появились лишь новые люди с иностранными именами: Том Роулинс, Джон Мэроу. Они плохо понимали по-русски, были далеки от интернета и занимались в основном наведением порядка в бухгалтерии и продажах.

Портал ещё оставался центральным местом в рунете, но в конце 2001 года его обогнал «Яндекс».
Это была историческая точка, и пришла обида. Мы отдавали управление Лопатинскому, когда «Рамблер» был лидером, а теперь «Яндекс» стремительно обгонял компанию по посещаемости, на пятках висел и Mail.ru. Далее экономить было уже нельзя, нужно было навёрстывать упущенное, и расходы на развитие стали опять расти. А по отчётам компании было видно, что, сколько бы ни росли доходы, приходилось всё время наращивать и расходы, инвестировать в сервера и новые продукты.

Лопатинский так и не решился заменить поисковый движок «Рамблера» на чужой, а его совершенствование требовало денег. На рынке появлялись всё новые и новые игроки и проекты. Чтобы отличаться от конкурентов, нужно было что-то запускать.

И тогда появились глобальные сомнения. А можно ли вообще зарабатывать деньги в интернете? Или так всегда и будет: сколько бы ни росли доходы, ты будешь вечно вынужден вкладывать в развитие не меньше. Будет ли тут когда-нибудь прибыль? Или окупаемость — это и есть предел мечтаний?

Основные разногласия с фондом FMCG Лопатинского начались с того момента, как они купили небольшой телеканал и назвали его
Rambler-TV.

Меня смутило даже не то, что они без нашего согласия использовали общий бренд — в конце концов, это была и дополнительная реклама самому «Рамблеру». Возникал общий вопрос, зачем это нужно? Какова цель?

Канал был совсем новый, ещё маленький, с
научно-популярной тематикой про природу, рыбалку, флору и фауну. Что-то типа National Geographic. Собственно, у них и закупались права на трансляцию контента, который крутился на канале. Тема была, возможно, и интересная, но зачем это объединять в один котёл с центральным порталом рунета? У «Рамблера» тогда был охват более 50% общей интернет-аудитории России, а этот молодой телеканал не имел в охвате и 0,5%.

«Зачем это нужно?», — спрашивал я у Лопатинского. Он отвечал, что нужно
как-то выделяться от других, что ТВ опять на подъёме и вообще, мы хотим идти в сторону
медиа. Мы несколько раз встречались, спорили на эту тему, обсуждали — но разошлись, не договорившись. В результате они купили этот канал отдельно, на свои собственные деньги, и стали развивать его параллельно.

Ситуация прояснилась, когда Лопатинский объявил, что они создают холдинг RMG, Rambler Media Group, на который повесят собственные 73% «Рамблера» и 100% этого телеканала. Именно акции этого холдинга, RMG, они и будут в дальнейшем продавать инвесторам и, возможно, с ними пойдут на биржу.

«А в какой пропорции вы будете оценивать при этом сам «Рамблер» и ваш телеканал?», — продолжал уточнять я у Лопатинского его задумку. И Юра, как бы стесняясь, стал мне объяснять, что интернет сейчас не в моде, сейчас более перспективно телевидение. Но сам «Рамблер» уже уверенно окупал себя за счёт рекламы, а телеканал как раз был глубоко убыточен и требовал новых и новых денег.

«И
всё-таки как вы будете оценивать «Рамблер» и телеканал?» — допытывал я Лопатинского. Тот ответил, что телеканал, по их мнению, будет стоить в два раза больше, чем «Рамблер». В этот момент и стала понятна хитрость ситуации.

«Мы на это не согласимся и будем блокировать такое объединение», — был наш ответ. В этот момент стало понятно, что наши взгляды на будущее сильно отличаются. Пора расходиться. И мы пошли искать инвесторов, которые готовы были бы выкупить наш пакет. Инвесторов, заинтересованных в рунете, тогда было немного. Шок после краха NASDAQ уже прошёл, но новая волна инвестиций ещё не пришла, редкие люди тогда интересовались этим.

Юрий Мильнер

Юра Мильнер в тот момент работал с Линшицем в его концерне «Нефтяной» и пытался убедить последнего в эффективности инвестиций в рунет. Игорь был осторожен: он лучше разбирался в банках, недвижимости, а интернет с его мизерными оборотами был ему непонятен.

Тем не менее Мильнер сумел убедить Линшица, и на деньги «Нефтяного» удалось объединить разрозненные
интернет-ресурсы Мильнера с почтовиком Mail.ru, и Юра стал там директором. У них шли примерно те же процессы, что и в «Рамблере». Mail.ru уже вышел на окупаемость, но прибыли не было. Им тоже нужно было делать какой-то следующий новый шаг.

И тогда в наших разговорах родилась идея объединить «Рамблер» и Mail. ru. Объединив эти два портала, можно было опять вернуть лидерство в рунете, обогнав «Яндекс».

Тогда я и предложил Мильнеру выкупить наш пакет в 27% в «Рамблере», а затем договориться с Лопатинским об объединении двух команд и порталов. Эта идея ему понравилась ещё и тем, что, выкупив наш блок в «Рамблере» и уже имея контроль в Mail.ru, он получал бы контроль в объединённой компании.

Мы собрались в ресторане вчетвером — Мильнер, Линшиц, Лопатинский и я. Было видно, что Игорь Линшиц не слишком жаждет идти на сделку: ему казалось, что мы просим слишком много.

Моё предложение звучало примерно так: «Мы вложили в компанию около 5 миллионов долларов и готовы выйти, чтобы оставшиеся акционеры объединили две компании в пропорции один к одному». Да, все акционеры сократят свои доли в два раза, но это будет
лидер. Мы готовы продать свою долю, но не дешевле, чем сами вложили в компанию. На убыток мы не пойдем.

Дорого это было или дёшево? Выручка «Рамблера» в
2003 году была около 3 миллионов долларов, прибыли не было. Стоит ли компания 20 миллионов долларов, если у неё годовая выручка только 3 миллиона? Я видел, что Линшиц сомневался, ему казалось, что это дорого, но Мильнер его убедил.

Там, в ресторане, они и подтвердили Юрию Лопатинскому, что готовы выкупить наш пакет по этой цене, и мы разошлись готовить договоры и структурировать сделку.

Эта готовность Мильнера купить пакет в «Рамблере» была для Лопатинского неожиданностью. У него было право «первой руки», если наш пакет захотел бы купить
кто-то другой. И он пошёл думать.

Было видно, что Лопатинскому самому нравилась идея объединения с Mail.ru, но он не хотел терять контроль и за один день до конца отведенного соглашением срока позвонил мне и сказал, что нашёл деньги.

Теперь уже я сам не ожидал от Лопатинского такого шага, но это было его право. Мы продали наш пакет в «Рамблере» его американскому партнёру Борису Мешоереру из Quorum Fund за 5 миллионов долларов.

Через пару недель мы собрались всей командой в ресторане обмыть эту историческую сделку. Пили, вспоминали, смеялись и грустили. Это была наша первая настоящая сделка в прямых инвестициях. Мы давно уже были в бизнесе. Много раз покупали и продавали акции, облигации, долги, векселя. Но «Рамблер» — это была наша первая инвестиция в саму компанию, когда пришлось окунуться внутрь, в гущу интриг и событий, мировых инвестиционных волн и внутренней конкуренции.

Это была наша Великая Отечественная: с первого дня, когда пришла идея про «русский интернет», до дня продажи нашего пакета в «Рамблере» прошло 1418 дней — столько же, сколько длилась Великая Отечественная война.

Через полтора года после того, как мы продали наш пакет, акции «Рамблера» вышли на Лондонскую биржу.

Оборот компании в предыдущем
2004 году составил около 12 миллионов долларов, при убытке в 4 миллиона. В 2005 году, том самом, когда «Рамблер» вышел на биржу, оборот составил уже 21 миллион долларов, но в компании остался убыток 3 миллиона. Тем не менее цена размещения оказалась огромной.

Капитализация «Рамблера» в момент IPO равнялась примерно 150 миллионам долларов!

26 процентов акций, те самые, которые ещё полтора года назад мы продали всего за 5 миллионов долларов, были размещены на бирже уже за 40 миллионов.

В этой цене было
что-то странное, само размещение было не на основной секции LSE (London Stock Exchange), а на её малой, второй секции (AIM), где размещались стартапы. Кроме того, половину размещения выкупил сам фонд FMCG Лопатинского, то есть было видно, что цена отчасти рисованная, но биржевой успех был очевиден.

Тем временем в самой компании дела шли всё так же туго. Интернет-портал «Рамблер» уже приносил прибыль, но телеканал генерировал большой убыток. В 2006 году оборот компании вырос до 32 миллионов долларов, но остался и убыток в 3 миллиона долларов.

Это не помешало холдингу
«ПрофМедиа» Прохорова и Потанина выкупить контрольный пакет «Рамблера» у фонда FMCG Лопатинского за астрономические 230 миллионов долларов. Это было
что-то невероятное.

В те годы росли все рынки. Сказочно росли и российские акции. Но признать капитализацию в полмиллиарда убыточной компании с годовым оборотом 32 миллиона долларов — это было нечто!

Я позвонил с предложением пообедать Рафаэлю Акопову, генеральному директору
«ПрофМедиа», моему старому знакомому и коллеге ещё по «Ренессансу».

«Раф, я расскажу тебя
всё о «Рамблере»! Я не знаю, зачем вы его купили, но я поведаю тебе всю его историю, откуда он взялся… Про Пущино, Лысакова, Крюкова, про Хуако, Ашманова, интернет-истерию, про «Что? Где? Когда?», про Yahoo!, Лопатинского — в общем, про всё, как на духу. Раф, мне ничего нужно. Я просто хочу с вами поделиться, рассказать, подсказать. Цена, которую вы заплатили, огромная, но потенциал в компании есть, вам просто нужно понять её суть».

Рафаэль Акопов

Я рассказывал, растолковывал, но было видно, что Раф не слушал. Он был отвлечён, расслаблен и думал о
чём-то другом. У него были свои планы, он думал про IPO «ПрофМедиа». Они покупали «Рамблер» не ради «Рамблера», не в поисках его сути, а ради галочки, что у них в портфеле есть «русский интернет».

Рафаэль Акопов сам планировал идти на биржу, в Лондон или
Нью-Йорк, и размещаться там с ценой в 2–3 миллиарда долларов.

Мы пообщались, договорились держать контакт, но продолжение разговора так и не случилось. Каждый сам выпивает чашу своих ошибок.

В
2007 году «Рамблер» впервые показал по отчётности прибыль, но совсем не потому, что стал прибыльным. «ПрофМедиа» сам выкупил у своего же «Рамблера» убыточный телеканал за 23 миллиона долларов и тем добавил требуемую прибыль.

Перед IPO не нужно показывать убытки. Сам телеканал уже через несколько месяцев был закрыт. Дальше — хуже. Нагрянувший в
2008 году мировой финансовый кризис отменил сначала планы, а потом и надежду на IPO «ПрофМедиа».

Оставшиеся акции «Рамблера», торговавшиеся на Лондонской бирже, начали стремительно падать и в своём дне к
2009 году достигли 20 миллионов долларов. Именно по этой цене мы продали свой пакет в 2003 году.

Чтобы не позориться дальше,
«ПрофМедиа» выкупила оставшиеся акции и провела делистинг, убрав акции «Рамблера» с биржи вообще. Далее началась чехарда смены менеджмента не только в «Рамблере», но и в самом
«ПрофМедиа».

А ещё через четыре года, в
2013-м, Потанин решил объединить с Мамутом то, что у них осталось в живых из интернет-активов, в единый холдинг. Туда попали «Рамблер» и «Лента» — то есть то, что упаковывали ещё мы, «Афиша», то, что было у самого «ПрофМедиа», плюс LiveJournal, любимая игрушка Антона Носика.

Странный набор. Камера хранения забытых вещей, чемоданов без ручки.

***

Рядом сверкающий аэропорт, толпами снуют пассажиры, прилетают и улетают самолёты — а они стоят. Ждут своих хозяев, набитые старыми воспоминаниями и покрытые свежей пылью. И среди чемоданов стоит самый большой и важный, с толстыми кожаными ремнями и потёртыми углами. Он и дал название всему холдингу — Rambler&Co.

Где-то там, на глубине его серверов, в паутине его проводов, затерялись частички моей души, памяти и любви. Они и не дают забыть всю эту бесконечную историю, которая в мгновение проносится в моём мозгу всякий раз, когда меня просят оставить email, почтовый адрес.

Пишите по буквам, отвечаю я. У меня он очень простой — [email protected]

Дракула. История вечной любви билеты, афиша, схема зала

Ледовые

29 октября 2021 года продюсерский центр ICE VISION представит мистический ледовый мюзикл «Дракула. История вечной любви» по мотивам романа Брэма…

29 октября 2021 года продюсерский центр ICE VISION представит мистический ледовый мюзикл «Дракула. История вечной любви» по мотивам романа Брэма Стокера «Дракула». В подготовке спектакля приняли участие известные российские артисты: Иван Охлобыстин, Хелависа (лидер группы Мельница), Александр Красовицкий (группа Animal ДжаZ) и другие. Конец XIX века, Лондон. Молодой юрист Джонатан Харкер и его возлюбленная Мина собираются пожениться. Но, по долгу службы, Джонатан вынужден оставить невесту одну и отправиться в Трансильванию к странному пожилому графу, желающему приобрести недвижимость в Лондоне… Главные роли исполнят солисты мировых ледовых шоу, воздушные гимнасты, представшие перед зрителями в образе героев романа: возлюбленных Мины и Джонатана, невинной Люси, решительного и смелого Ван Хельсинга, посвятившего жизнь борьбе с темными силами, голодных и беспощадных вампирш и, конечно же, зловещего графа Дракулы. Зрители увидят масштабные видеоинсталляции, яркие костюмы, олицетворяющие эпоху и образы героев того времени. Клубы тяжелого дыма, стелящегося по ледовой сцене, дымовые пушки, стреляющие красным кровавым дымом и множество других спецэффектов! Специально созданное для спектакля двухчасовое музыкальное сопровождение с проникновенными песнями создаст атмосферу, леденящую кровь и поведает пронзительную историю о первом вампире в истории человечества — графе Дракуле, историю любви вне законов времени и расстояний. Саундтрек к спектаклю написан молодым Петербургским композитором Алексеем Галинским, написавшим музыку к спектаклям на льду: «Принцесса Анастасия», «Алиса в стране чудес», «Алиса в Зазеркалье», «Щелкунчик и Повелитель тьмы». Алексей стал автором произведения «Олимпия», написанного специально для показательных выступлений по фигурному катанию на Олимпийских играх в Сочи 2014, а также саундтрека к кинофильму «Бой с тенью 3». Героев шоу озвучили известные артисты, актеры театра и кино. Ван Хельсинг – охотник за…

Показать полностью
Скрыть описание

Цена билетов:

666 — 2999

Маша и Медведь. Очень детективная история билеты, афиша, схема зала

Детский, Интерактивная

«Маша и Медведь. Очень детективная история. Да-Да!»Впервые в мире — официальная лицензионная постановка от создателей анимационного хита «Маша и. ..

«Маша и Медведь. Очень детективная история. Да-Да!»Впервые в мире — официальная лицензионная постановка от создателей анимационного хита «Маша и Медведь»!Грандиозная премьера с любимыми персонажами, эффектными ростовыми куклами, яркими декорациями, цирковыми, танцевальными и песенными номерами!Увлекательное интерактивное представление для всей семьи от генерального продюсера суперпопулярного мультсериала поставлено профессиональными режиссерами, хореографами и настоящими фокусниками-иллюзионистами.Спектакль сопровождается авторской музыкой, зажигательными танцами, акробатическими номерами и захватывающими сценами. На протяжении всего шоу зрители являются полноценными участниками действа – они напрямую вовлечены в сюжет.Официальная лицензионная постановка от компании Анимаккорд – это:живой и интересный сценарий — как мультсериал, воплощенный на сцене,лицензионные ростовые куклы и декорации — по-настоящему качественные и красивые,формат спектакля – музыкальная сказка! Гости услышат как хорошо знакомые и любимые мелодии, так и новые замечательные песенки в исполнении Маши. Сюжет: Маша, Медведь и их друзья начинают подготовку к празднику. Вдруг в одночасье загадочным образом исчезают все лакомства со стола и даже холодильник… Тут явно не обошлось без злого колдовства! Маша берется распутать детективную историю. Забегая вперед, скажем, что даже самый страшный на вид чародей может оказаться белым и пушистым, если отнестись к нему с добром и пониманием.Теплая и поучительная сказка понравится детям всех возрастов (0+).Продолжительность действия: 1 час 20 минут.В фойе – тематические зоны, аниматоры, игры, фотозоны, аквагрим и точки продаж фирменной продукции.

Показать полностью
Скрыть описание

Яндекс vs Рамблер. Как не делать инвестиции / Блог компании ua-hosting.company / Хабр

Холивар. История рунета. Часть 1. Начало: хиппи из Калифорнии, Носик и лихие 90-е
Холивар. История рунета. Часть 2. Контркультура: пАдонки, марихуана и Кремль

«Я ж не сразу поддамся, ты хоть нажимай».

Программисты Дмитрий Крюков и Сергей Лысаков создали Rambler.ru — главный русскоязычный поисковик конца 90-х. Отдыхали «короли» рунета тогда так же, как и простые смертные. Под шашлыки и песни под гитару.

Работали основатели Рамблера в НИИ биохимии и физиологии микроорганизмов в подмосковном Пущино.

Сергей Лысаков, сооснователь компании Рамблер

«В институте была и есть коллекция микроорганизмов, задача была как раз их там, много много этих самых микробов, описывать. Был ментальный задел, что делать дальше».

«Из этого родился поисковик»?

«Ну из микробов, да, как и всё на Земле».

Лысаков и Крюков были типичными представителями научно-технической интеллигенции. Идеи их интересовали больше, чем деньги. Индексируя микроорганизмы они написали поисковый алгоритм, на основе которого был создан rambler.ru — самый посещаемый сайт рунета конца 90-х.

Disclaimer. Эта статья — расшифровка замечательного фильма «Холивар» Андрея Лошака. Есть люди, которые экономят время и любят текст, есть те, кто не может на работе или в дороге смотреть видео, но с радостью читает Хабр, есть слабослышащие, для которых звуковая дорожка недоступна или сложна для восприятия. Мы решили для всех них и вас расшифровать отличный контент. Кто всё же предпочитает видео — ссылка в конце.

«Не было ни одного инвестора, который требовал резкой отдачи и никто не висел и не дышал там, ух, когда возврат… А дальше уже там первые заработанные 100 долларов в 1998 году на рекламе, это тоже было круто».

Прорывной идеей Крюкова стал счётчик посещаемости сайта Rambler TOP 100, в Интернете его называли ещё пузомеркой. Повесить счётчик у себя на сайте стало символом престижа. А Рамблер таким образом собирал статистику и повышал узнаваемость.

«Мы всё время стеснялись говорить о том, что мы сделали».

«С Новым годом, дурень»!

«С Новым счастьем! Слушай, у нас с тобой будет столько счастья, что мы с тобой охренеем в этом году».

На этом видео основатели отмечают в своём НИИ наступление 1999 года. Они уже знают, что скоро начнётся совсем другая жизнь.

Сергей Васильев, инвестор, совладелец компании Rambler в 1999-2003 годах

«Мы однолетки были, но из разной среды. Я десять лет же в банковском бизнесе в 90-х занимался, а они всё ещё сидели в своём НИИ, но там на коленках что-то там настрогали. Но вот настрогали такую-то вещицу, которая стала самым посещаемым сайтом рунета. Но надо на самом деле сказать, что это всё было достаточно таким относительным. Да, Рамблер был самым посещаемым сайтом рунета, но рунет представлял собою не больше 1% населения всей страны».

Сергей Васильев и его партнёр перуанец Виктор Хуако вложили в Рамблер 10 млн долларов и получили контрольный пакет акций. Из Пущино компания переехала в Научный парк МГУ. По случаю прихода инвесторов, длинноволосый Крюков подстригся и надел костюм.

Дмитрий Крюков, сооснователь компании Рамблер

«Интернет в России это уже не ребёнок, поэтому давайте же выпьем собственно за сам Интернет российский. Ура».

Виктор Хуако, инвестор

«У нас есть большие планы на Рамблер и мы планируем превратить его в русский Yahoo».

Сергей Васильев, инвестор, совладелец компании Rambler в 1999-2003 годах

«Мы всё делали по аналогам американских лекал. Рамблер мы пытались, как Yahoo. Mail.ru, Женя Голанд, копировал Hotmail. Вконтакте копировал Facebook. Юра Мильнер делал molotok.ru, по аналогии с ebay. Или, например, наш магазин Озон, копировал Амазон. В этом плане Америка, как страна, создатель каких-то новых идей, и технологических и коммуникационных, она, действительно задавала такой тон и на неё смотрели и собственно на этих аналогиях и был создан этот скелет рунета».

Метод копипаста был не совершенен, вместе с плюсами копировались и минусы. Буквально через несколько месяцев после сделки в США лопнул так называемый «.com bubble». Рухнул индекс Nasdaq и десятки Интернет-компаний разорились. Энтузиазма у инвесторов в рунет поубавилось, а вместе с ним и желания инвестировать.

Арсен Ревазов, владелец агентства Интернет-рекламы IMHO

«Россия тогда смотрела полностью на запад, на западе надувался пузырь, в России тоже пузырь должен был надуться. Но поскольку это с опозданием в России было дело, надуться он не успел, на западе уже лопнул. А вот тут инвестиции прекратились в жестком режиме сразу, вообще совсем. Выжили с трудом, я сидел без дивидендов вообще совсем, я получал зарплату то ли 1000, то ли 2000 долларов, до этого всё было совершенно по другому».

Юрий Мильнер, глобальный инвестор, совладелец Mail.ru Group в 2001-2012 годах

Произошла такая неприятность, а именно полное исчезновение глобальных инвесторов из этого сектора, цена акций нашей компании, которая на тот момент уже была Mail.ru, упала на 97%. И нам пришлось фактически стартовать с нуля, пришлось также существенно сократить масштаб операции, пришлось, к сожалению, уволить 80% всех сотрудников, оставить только несколько инженеров».

Сергей Васильев, инвестор, совладелец компании Rambler в 1999-2003 годах

Когда рухнул Nasdaq вообще говоря, первое впечатление такое, что сюда больше никто никогда не придёт. Не в смысле в Россию, а вообще в Интернет. Внутри компании, там 4 группы из 3-4 команд всё время генерят какие-то идеи, они вроде бы благие, но денег на все эти идеи не хватало, так как отдачи от этих идей не было. Вроде вкладываешь, а доходов нет, надо резать косты, уменьшать, что уменьшать? Режешь одно — обижаются эти, другое — обижаются эти, много обид и каких-то таких нервов».

Владельцы Рамблера пригласили звёзд рунета, но неразберихи от этого стало только больше. Антон Носик занимался стратегией, Игорь Ашманов совершенствовал поисковые технологии. Носик предлагал Рамблеру закрыть собственный поиск, заменив его на поиск дышавших в спину конкурентов.

«Возможно конечно те идеи, которые Антон говорил они были правильными. Но надо было правдиво сказать: „слушайте, давайте мы там в портале ставим Яндекс или Google, уходим с первого места и никогда не будем занимать первое место, займём третье, пятое и будем этим довольствоваться“. Но это ж невозможно было тогда сказать, нам, основателям. Ну как, это ж проиграть. Мы номер один».

Первым не выдержал и продал свою долю перуанский инвестор. Вслед за ним последовали и основатели, им хотелось развивать поиск, а новые владельцы делали портал по модели Yahoo.

— «Не секрет, за сколько Вы свою долю им продали? Миллионы»?

Сергей Лысаков, сооснователь компании Рамблер

«Ну там копейки какие-то. Миллион с небольшим».

— «Почему так дёшево»?

«Андрей, ещё раз повторяю, цель была другая, мы не достигли главной цели. А деньги были там вторичны, третичны. Денег понятно, что много не бывает, но им всегда есть цена, либо ты получаешь деньги за действительно что-то сделанное, либо, продав свою душу, потом мучительно долго вспоминаешь, что сейчас мог и это и это сделать. Мы не пошли по этому пути. Не хотелось».

В начале 90-х владелец компании CompTek Аркадий Волож решил создать программу, которая могла бы искать информацию в больших текстах с учётом морфологии языка. Команду из четырёх разработчиков возглавил одноклассник по физмат школе, Илья Сегалович. Демонстрационным проектом стала библия, для неё не требовался копирайт.

Илья Сегалович, сооснователь компании Яндекс

«Тогда было ощущение, что культурный человек должен читать библию, хотя почему я так думал не знаю. Кроме того это был востребованный русский текст. Ну что брать там? Толстого не было, Пушкина? Маленький Пушкин, вес 2,5 мегабайта все стихи, а библия — то, что надо. Поэтому мы с удовольствием придумали, что нам надо взять такой текст, который покажет, что мы про поиск. Такой текст, в котором можно искать».

Елена Колмановская, главный редактор Яндекса до 2012 года

«Мы стали думать ещё что с этим делать, а в 1997 году зимой появился Рамблер. То есть русский поиск, он про морфологию ничего не знал, но по крайней он имел в виду, что он понимает что-то про русский веб. И значит Аркадий пошёл к Рамблеру говоря, что вот значит ребята, давайте мы вам дадим морфологию и будет поиск лучше. И Рамблер сказал, что да у нас и так всё хорошо».

«Предлагали разным компания проинвестировать, купить Яндекс. Ну скажем за 15 000 долларов мы готовы были полностью отдаться, в том смысле, что получили бы программистов сколько нас было и проект был бы их, но как-то все думали, что 15 000? Да нет, ну нет»…

Не сумев продать технологию Рамблеру и другим компаниям, команда Яндекса решила запустить собственный поисковик в Интернете, не пропадать же добру. Так родился будущий лидер рунета.

Артемий Лебедев, дизайнер всея Руси

«Их никто не знал. Это была компания CompTek, которая продавала какое-то телекоммуникационное оборудование, то есть максимально скучная. Но они были очень хорошие люди, приятные и открытые и им было интересно. Я написал им первый сайт, сделал первый логотип. Запустились они, а тогда был Рамблер, он был, как Google, великая и огромная структура, затмевающая всех, которая зарабатывала какие-то первые огромные деньги. И Яндекс такой наивный и маленький, у которого ничего не было, кроме русской морфологии и просто хороших людей».

В ДНК Яндекса не только технические и бизнес-таланты основателей, но и социальная общность. Все они происходили из семьи советской технической интеллигенции.

Елена Колмановская, главный редактор Яндекса до 2012 года

Сегалович показывал статью, которая была подписана Сегалович, это был журнал «Вопросы геологии», это их папа. Это они там вместе про что-то написали. Понятно что нас всех троих воспитывали примерно одинаковым образом, на одинаковых книгах, понятиях и так далее. Научился не врать — ты не врёшь, если ты научился иметь ответственность, то есть если что-то пообещал — ты должен делать. Вот это делаешь. Ну понятно откуда взялись люди в Яндексе, Волож в начале искал своих знакомых, его знакомые искали своих знакомых. Сейчас Яндекс просто большая компания, а Интернет уже обыденная вещь. А в начале Яндекс это было такое технологическое культурное явление».

Илья Сегалович, сооснователь компании Яндекс

«Формально они должны были доминировать над существенным, над главным. И это был очень важный момент. Во всём. Начиная от одежды. Дресскод, дресскод в Яндексе такой — в Яндекс принято приходить одетым. Вот это вот очень смешная глупость, ну в смысле такой анекдот, он про главное, главное — это то, как Вы работаете, а не то, как Вы своим видом шокируете или не шокируете окружающих».

Елена Колмановская, главный редактор Яндекса до 2012 года

«У меня был один простой тест, я себе распечатала из „Слона в удаве“ из „Маленького принца“, ну там где он не рентген, а там где он просто удав съевший слона. И показывала людям и спрашивала, что это такое. Люди которые говорили, что шляпа — всё, значит можно было не брать. Тогда большого потока не было, не надо было брать много. Люди которые говоря „это ж маленький принц“ им сразу было понятно о чём разговаривать».

Илья Сегалович, сооснователь компании Яндекс

«Нет у нас служебных машин, у нас flat, правило для путешествий, что „бизнес“ если больше 6 часов, меньше 6 часов „эконом“, вне зависимости от статуса. Это не плохо и не хорошо, это просто такое решение. Это демократично, что очень важно».

Елена Колмановская, главный редактор Яндекса до 2012 года

«У меня вообще никогда не было кабинета, у Ильюши тоже никогда не было кабинета. Ну вот Аркадия уговорили, что надо завести со стеклянными дверьми, чтоб было видно. Я помню как-то к нам приходил Герман Греф (президент Сбербанка) и переговорку забронировали на 2 часа, там Волож сидит, все значит начальники, ну, а Грефу стало интересно и там все беседуют. Через 2 часа приходят люди и говорят „извини Аркадий, у нас тут переговорка забронирована“. Аркадий говорит: „да ребята, извините, мы тут затянули“, и говорит „ну ребята, пошли ко мне в кабинет“. И Греф он потом у себя рассказывал людям, мы узнали, „вы представляете какая компания, там к генеральному могут прийти и сказать твоё время кончилось“. Потому что у Грефа свой отдельный этаж в Сбербанке, судя по рассказам и там все вице-президенты ходят на цыпочках, а тут, ну всё извините».

В 2002 году у Рамблера сменились хозяева, компанию возглавили финансисты с Wall Street c российскими корнями. Игоря Лопатинский и Олег Радзинский, сын драматурга Эдварда Радзинского. В технологиях они ничего не понимали, зато отлично разбирались в инвестициях.

Олег Радзинский, инвестиционный банкир, писатель, совладелец Rambler Media Group в 2002-2006 годах

«Я спокойно жил в городе Princeton, штат New Jersey, рядом с Нью-Йорком, воспитывал детей. И тут в это время мне мой финансовый партнёр сообщил, что мы, как группа, сделали инвестицию в компанию Рамблер, я честно говоря ничего не знал ни про рунет, ни про компанию Рамблер, не пользовался Интернетом особенно и до сих пор не очень люблю. Лопатинский сообщил „ты знаешь, мы всё-таки планируем, что через 3 года мы станем публичной компанией, поэтому нам нужны люди, которые разбираются в инвестиционном банкирстве“. Одна из вещей, которой я занимался, работая на Wall Street, не знаю, как точно будет по-русски — take a company public. Вот когда компания становится публичной компанией».

— «У нас говорят выходят на IPO».

«По-русски, да, IPO… Я бы сказал, что старославянское слово IPO встречается в летописях. Неужели нам, братьям, не суждено начать суровый рассказ о IPO»?

Банкиры жестко оптимизировали расходы на Интернет, часть зато вложили в создание канала «Рамблер-телесеть», продать медиакомпанию можно было дороже, чем Интернет-портал. О поиске больше никто не вспоминал. Именно в тот момент Рамблер уступил первенство Яндексу. C тех пор его доля на рынке только сужалась.

Сергей Васильев, инвестор, совладелец компании Rambler в 1999-2003 годах

«Мы хотели создать аналог Yahoo, которая была номер один компанией, вроде бы в этой идее не было ничего ошибочного, потому что ты делаешь аналог самой крутой компании, самой дорогой. Но оказалось это неверно, это неверно на самом деле оказалось в Рамблере, но это неверно оказалось в Yahoo, ведь Yahoo же рухнула. Она рухнула под напором молодой дерзкой компании Google. Одна поисковая строка и ничего более, но оказалось это убийственная модель не была понятна сразу».

Когда стало понятно, что Yahoo не получится, Васильев продал свои акции новым владельцам, так ничего и не заработав. Теперь его любимое детище — усадьба князей Куракиных, которую он выкупил в руинах и бережно восстанавливает.

Сергей Васильев, инвестор, совладелец компании Rambler в 1999-2003 годах

«Когда мы продали Рамблер, мы собрались с друзьями обмыть эту историю. Я помню ещё тост, который кто-то из друзей сказал, что давайте выпьем за нашу Великую Отечественную, потому что 1480 дней длилась история между тем, как мы решили купить Рамблер и между тем, как мы его продали. Примерно столько длилась Великая Отечественная война».

Последний из старой команды Рамблера ушёл Игорь Ашманов, пытавшийся улучшить поиск, о своей работе в компании он потом написал сатирическую книгу «Жизнь внутри пузыря».

Сергей Лысаков, сооснователь компании Rambler

«Я её почитал, я не понимаю, зачем он тратил время. Видимо сильно его задело. Ну задело и задело… Он считал, что после нашего ухода, он станет владычицей морской. Но он вынужден был уйти следом».

«Владимир Владимирович, я с этой стороны».

Сейчас Игорь Ашманов ярый сторонник изоляции рунета и борец с американским засильем. Особую неприязнь испытывает к компании Google, давать интервью отказался.

Игорь Ашманов, IT-предприниматель, исполнительный директор Rambler в 1999-2001 годах

«Вот значит я хочу прокомментировать высказывание о том, что Google компания коммерческая и она будет руководствоваться соображениями прибыли. На мой взгляд это неверно, они на самом деле являются идеологическим оружием Соединенных Штатов. Это надо понимать. Прибыль там, на самом деле, является вторичной. И у американцев само собой разведка, а Google это разведка, она должна быть на самообеспечении, на подножном корму существовать, она же сама же и зарабатывает. Там ЦРУ на наркотиках, а эти на информации. И надо понимать, что Google, Facebook, Twitter и т.д. это не платформы, где какие-то нехорошие люди просто за деньги размещают незаконный контент, они участники войны».

Инвест-банкиры в Wall St. сработали как часы, вывели Рамблер через 4 года на IPO на лондонской бирже, затем продали за 230 млн долларов структурам олигарха Потанина.

Олег Радзинский, инвестиционный банкир, писатель, совладелец Rambler Media Group в 2002-2006 годах

«Идея была:

а). Построить хорошую медийную компанию, не Интернет, а медийную компанию.

б). Второе, чтоб эта компания была прибыльной. Сделать трёхлетние GAP-овские стандарты, то есть General Accounting Practice, которых не было естественно у Рамблера и выйти на IPO.

Да, мы всю программу выполнили. До этого компанией управляли программисты, и это не дерогатив, да, они не были озабочены прибылью и для них это был стиль жизни. А давайте сейчас посмотрим, как мы напишем алгоритм и всё. И вот они садятся и тратят на это время и ресурсы. И правильно, они этим и должны заниматься, но у нас же была другая задача, тем более, что мы не программисты. Мы финансисты».

Олег Радзинский сейчас живёт между домом в Лондоне и виллой в Ницце, посвящая большую часть времени тому, о чём он мечтал всю жизнь — написанию книг. Его партнёр Лопатинский выращивает в Бордо виноград. Успешная сделка с Рамблером лишь одна из множества других. Инвест-банкиры с Wall Street пожалуй единственные бенефициары в истории с Рамблер. Новые владельцы закрыли через год телеканал, а ещё через два года сняли упавшие в цене акции с лондонской биржи.

Елена Колмановская, главный редактор Яндекса до 2012 года

«Рамблер продался быстрее нас и они сразу продали контроль, они в общем-то гораздо быстрее стали богаче нас и очень быстро быстро отвалили с Рамблера, потому что просто так жить нельзя, тебе нужно выкапывать морковку, потому что тебе уже нужны деньги, тут меняются представления. Вот он, Рамблер, который был уважаемый за техническую сторону, эту техническую сторону потерял, потому, что оттуда ушли основатели, а основатели это те люди, которые имеют идеи».

— «Если говорить всё-таки о судьбах Рамлера и Яндекса. Почему Яндекс остался поисковиком и стал номер один, почему как Вы думаете»?

Сергей Лысаков, сооснователь компании Рамблер

«Ну, ключевой момент Рамблера был наш уход, а причина нашего ухода понятна. Он как поисковик умер. Волож не сделал наших ошибок, он контрольный пакет никому не отдал, ну пока по крайней мере».

Группу первых инвесторов Яндекс возглавил Леонид Богуславский, математик по образованию, он еще в 70-е годы написал монографию под названием «Управление потоками данных в сетях ЭВМ». К концу 90-х Богуславский был старшим партнёром PwC c топменеджерской зарплатой и блестящими перспективами, но любовь к информационным технологиям оказалась сильнее.

PricewaterhouseCoopers (PwC) — транснациональная корпорация, предлагающая услуги в области консалтинга и аудита.

Богуславский привлёк западные фонды и создал компанию для инвестиций в рунет, которую так и назвал «Рунет-холдингз».

«Baring Vostok в лице Майкла Келвоя, UFG в лице Чарли Раяна, такой американский фонд, как Rex Capital, который возглавлял Дэвид Миксер. Я спросил сколько Дэвид Миксер собирается инвестировать, он сказал, что я вот проинвестирую в инвестиционную компанию миллион. Я почесал голову, у меня было где-то около миллиона и я подумал, что надо всё-таки чуть-чуть больше и я сказал, что я полтора миллиона проинвестирую, понимая, что мне где-то 500-600 тысяч надо с шапкой бегать и собирать. В результате так возник „ru-Net Holdings“, мне Майк Келвой, глава Baring Vostok предложил стать председателем совета директоров с начала, потому что я ещё работал в PwC. Это конечно очень нетривиальная ситуация, потому что я решил уходить из PwC в этот стартап. С той позиции которая была у меня обычно не уходят. Мне вот настолько это интересно и я настолько в это верю, что я ухожу из PwC, теряю в зарплате в 2,5 раза, теряю пенсию и регалии, в какой-то Яндекс и Озон, которых из под стола не видно, ухожу в русский Интернет из глобальной компании с достаточно высокой позиции».

Первыми инвестициями нового фонда в рунет стали компании Яндекс и Озон. В Яндексе купили 35%, ошибки Рамблера были учтены.

Аркадий Волож, сооснователь и генеральный директор компании Яндекс

«Был американский рынок Интернет-компаний, которые расцветали, как грибы, как цветы, нет, появлялись как грибы, расцветали как цветы и в них инвестировали, это был бум, к нам тоже стали приходить люди из другого для нас мира, финансисты, люди которые для нас казались полными иностранцами, хотя оказалось, что они говорят по-русски. Слова были абсолютно непонятными и пришло к тому, что в феврале 2000 года мы договорились с одним из таких фондов, который нам понравился больше всех, который не требовал у нас контрольную долю, который помогал нам, как оказалось, очень сильно во всех областях, в которых мы были не сильны, в области корпоративного строительства. В результате мы выделили группу Яндекса из CompTek, мы взяли инвестиции от фонда, дали им за это треть компании, чуть больше, и с марта 2000 года формально существует ООО Яндекс».

Елена Колмановская, главный редактор Яндекса до 2012 года

Они нас снабдили двумя иностранными товарищами для помощи, одного в маркетинг, одного в продажи. И в маркетинге это Bernard Lukey, который потом долгое время был директором «Озона», которого мы уже потом узнали, у нас была такая форма собрания — хурал, она и сейчас есть. И Бернард ходил на эти хуралы и как выяснилось он сказал Елене Ивашенцевой, которая представляла наших инвесторов, что они совершенно сумасшедшие, они орут, они машут руками. А Елена сказала они договариваются и они работают, не надо им мешать, что-то такое было».

На полученные от инвесторов 5 млн долларов Яндекс первым делом переехал в новый офис и купил телерекламу.

Артемий Лебедев, дизайнер всея Руси

На какое-то своё трехлетие они купили рекламу на ТВ и опять же позвали меня сыграть в этой рекламе, что было ну абсолютно… Сейчас бы это не могло произойти никак, я бы не прошёл никакого кастинга, никогда в жизни, даже в шутку, никто бы меня естественно не снял. А тогда я брился налысо, меня ещё доукрасили до бандита и собственно с этого ролика пошёл слоган «Яндекс — найдётся всё».

Волож окончательно ушёл из стабильного, но скучного оффлайнового CompTek в бурный и непредсказуемый онлайн. Уже через год компания стала самой крупной в рунете, но зарабатывать научилась не сразу.

Аркадий Волож, сооснователь и генеральный директор компании Яндекс

Мы боролись за аудиторию, никто не думал, как зарабатывать, а инвестиции подходили к концу и где-то в 2002 году стало ясно, что денег у нас ещё на полгода, девять месяцев и вот у нас уже аудитория, что дальше? И это был тоже тяжелый момент, как где взять деньги, что делать дальше, где монетизация Интернета, и тогда мы развернули эту большую модель, которая сегодня известна, как контекстная реклама. Мы начинали с контекстной рекламы очень рано, ещё в 1998 году, но это не было моделью бизнеса, а реальной моделью бизнеса стало где-то в 2002 году и к концу 2002 года мы стали прибыльной компанией».

«У тебя с математикой хорошо? Что написано? 400 лет! Пошли! Посмотри, видишь? Другими словами, если ты завсегдатай, ты имеешь право потребовать, чтоб тебе освободили место».

— Скоро здесь будет написано Рогальский?

«Нет, не надо».

Один из самых давних и успешных проектов рунета сайт auto.ru, программист Михаил Рогальский купил доменное имя в 1997 году. Первые три года работал один совмещая функции отдела продаж, маркетинга и разработки.

Михаил Рогальский, создатель сайта auto.ru

«Я утром просыпался, садился за руль, разъезжал всех своих рекламодателей, собирал деньги и отвозил бумажки, где-то к часам 6-7 вечера возвращался домой и фактически до 3 часов утра я сидел писал. Я написал всё, я написал конференции, я написал базу продажи автомобилей, я написал базу продажи шин и дисков, я написал баннерную систему. Мною написан весь софт, который был на auto.ru ну может быть до 2001-2002 годов, потому что после уже начал брать профессиональных программистов».

Труды были вознаграждены, к 2000 году auto.ru стал одним из самых посещаемых сайтов рунета, а на Рогальского обрушились почести. Интел премия и премия Рамблера за миллиардный заход на страницу по счётчику Рамблер ТОП 100.

«Рамблер Интернет Ходинг диплом вручается www-конференции сервера „Автомобили России“ www.auto.ru, как ресурсу, на котором было зафиксировано миллиардное показание счётчика рейтинга Рамбре ТОП 100, Михаил Рогальский».

Вслед за почестями пришли и деньги. 16 лет Рогальский упорно развивал свой проект и в результате продал его Яндексу за 175 млн долларов. Auto.ru стал самой дорогой покупкой в истории Яндекса.

Герман Клименко, интернет-предприниматель

«Auto.ru был просто тупым сервисом, я извиняюсь, его вообще, если честно, никто никогда не принимал всерьез, он 100 лет был и как-то его никто особо не, вот только когда продался Яндексу за 175 млн все сразу… Он выдержал очень хорошо, он хорошо продержался. Там это вообще отдельная история сделки. Он дождался наконец-то войны между Авито и Яндекс и на этом, при наличии войны двух крупных покупателей, вздёрнул цену так, что мало никому не показалось».

Михаил Рогальский, создатель сайта auto.ru

«Я доказал, что я могу с нуля сделать достаточно интересный проект, я могу поднять достаточно большой бизнес. Вы знаете, мне этого хватило, мне хватило того, что я сам себе доказал».

Доказав себе всё Рогальский уехал в Лондон, где ведёт жизнь состоятельного пенсионера, гуляет с собакой, путешествует с женой и покупает акции публичных иностранных компаний. Если Яндекс поверил в проект Рогальского, то сам Рогальский в Яндекс не верит.

Михаил Рогальский, создатель сайта auto.ru

«Бывает, что я покупаю что-то вовремя и тогда, когда надо это делать, даже те же самые китайцы alibaba пошли на IPO, я купил соответственно их акции, они сейчас где-то раза в два уже подорожали. Microsoft тоже в какой-то момент купил нормально, когда они только размещали. Apple то же самое. Да, честно, я не купил Яндекс. Я не купил Яндекс после IPO и соответственно я старался не покупать российские ценные бумаги. Я просто понимаю, что происходит, я разбираюсь и в политике, я разбираюсь в экономике и для себя я просто понял, что я не хочу, я не хочу рисковать, я хочу спать спокойно».

«Для меня большая честь приветствовать здесь Яндекс, одну из ведущих Интернет-компаний в мире, и одну из самых инновационных компаний в России, чтобы отпраздновать IPO и первый день торгов».

В 2011 году Яндекс провёл успешное IP0 на Нью-Йоркской бирже Nasdaq, сделав основателей и крупных акционеров мультимиллионерами и миллиардерами. Подробнее о том, как складывалась судьба компании и её совладельцев, мы расскажем в дальнейших сериях.

Сергей Лысаков, сооснователь компании Рамблер

«Могу сказать, что да, не солидно, постараюсь настроить… Не дышать только»…

«Ну это собственно вот железо, вот тут собственно стояли рамблеровские сервера. Вот здесь вот Дима Крюков собственно рождал в муках. Ну тут много народа сидело, сейчас уже… Но стол остаётся».

Уйдя из Рамблера, Лысаков и Крюков создали один из первых дата-центров, а также разработали новый поисковик turtle, но до конца довести не успели. В возрасте 48 лет Дмитрий Крюков умер на своём рабочем месте от обширного кровоизлияния в мозг.

«Не уезжай ты мой голубчик, печальна жизнь мне без тебя. Дай на прощанье обещание, что не забудешь ты меня. Скажи ты мне, скажи ты мне, что любишь ты меня, что любишь меня ты. Скажи ты мне, скажи ты мне, что любишь ты меня… А теперь Лайла»…

Спасибо, что остаётесь с нами. Вам нравятся наши статьи? Хотите видеть больше интересных материалов? Поддержите нас, оформив заказ или порекомендовав знакомым, 30% скидка для пользователей Хабра на уникальный аналог entry-level серверов, который был придуман нами для Вас: Вся правда о VPS (KVM) E5-2650 v4 (6 Cores) 10GB DDR4 240GB SSD 1Gbps от $20 или как правильно делить сервер? (доступны варианты с RAID1 и RAID10, до 24 ядер и до 40GB DDR4).

Dell R730xd в 2 раза дешевле? Только у нас 2 х Intel TetraDeca-Core Xeon 2x E5-2697v3 2.6GHz 14C 64GB DDR4 4x960GB SSD 1Gbps 100 ТВ от $199 в Нидерландах! Dell R420 — 2x E5-2430 2.2Ghz 6C 128GB DDR3 2x960GB SSD 1Gbps 100TB — от $99! Читайте о том Как построить инфраструктуру корп. класса c применением серверов Dell R730xd Е5-2650 v4 стоимостью 9000 евро за копейки?

История Rambler

1902-

1918

Томас Б. Джеффри
Компания начинается
строительство одноцилиндрового Ramblers в переделанном велосипеде 19-го века
растение
в Кеноша, штат Висконсин. К 1914 году автомобили стали достаточно сложными и
роскошный.
Джеффри умирает в 1916 году, и дети переименовывают Бродяг в Джеффри.
в его честь.

1919

Чарльз В.Нэш уходит
президентство
General Motors Билли Дюранта с намерением захватить
Паккард.
Эта сделка проваливается, и Нэш покупает Jeffery Company, которая
становится
Нэш Моторс. К 1928 году он производил 138 169 автомобилей в год.

1937

4 января, Нэш
сливается с
Kelvinator Corporation, производители бытовой техники. Кельвинатор Президент
Джордж Мейсон становится президентом Nash-Kelvinator, а Нэш избран
председатель
доски.

1938

Nash представляет
первый «обусловленный
воздух »в своих вагонах.

1940

Nash является пионером
моноблочный, цельнометаллический
Кузов с Нэш 600.

1941

Нэш достигает 9.7%
рынок.

1942-1944

Завод Нэша Кеноша
превращается в строительство
Двигатели Pratt & Whitney R-2800 по контракту для самолетов ВМС.

1945

Нэш прыгает на
другие компании
для послевоенного производства, продано 6 148 автомобилей. Это делает компанию,
мимолетно,
# 3 U.С. Автопроизводитель.

1950

Nash представляет
первый договор
автомобиль, кабриолет Рамблер. Амбассадор Нэша финиширует третьим в
Мексиканский
Дорожная гонка.

1954

1 мая американский
Motors Corporation
образована в результате слияния Nash-Kelvinator Corporation и
Hudson
Автомобильная компания.12 октября после смерти Джорджа Мейсона Джордж
Ромни назначен председателем, президентом и генеральным директором AMC.

1956

Ограниченная серия
Rambler Rebel — это
Сделано для 1957 модельного года. У него есть двигатель Nash-Hudson V-8 и многие
современный
особенности и роскошные удобства. Построена тысяча автомобилей.

1957

Нэш и Гудзон
таблички
остановлен недавно представленными моделями 1958 года (Хадсоны были
просто
наряжал Нэша с 1955 модельного года и был известен некоторыми как
«Хеши»).Амбассадор, в основном Рамблер, протянутый из лобового стекла
вперед,
представлен для модели 1958 года.

1960

AMC, сконцентрировав
на маленьком
производство автомобилей с 1955 года, достигает 7,5% отечественного авторынка.
с участием
Продано 485745 машин. Посол 1961 года стал последним с 117 »
колесная база
(с 1962 по 1964 год это была классика в костюмах).

1961

Renault и AMC входят
в соглашение
построить Ramblers and Ambassadors в Бельгии.ИКА Renault на экспорт
Бродяги
в Аргентину с 1961 по 1967 год.

1962

Ромни уходит в отставку
Февраль, чтобы бежать
для и избран губернатором штата Мичиган. Его сменил AMC
президент
Роя Абернати, который вновь представляет роскошные модели — некоторые говорят, что этот шаг
помог
привести к краху компании.

1963

3,922 «клещи митей»,
миниатюрные джипы
для воздушного транспорта, выпускался для морской пехоты с
1960 г.AMC Classics и Ambassadors названы Motor Trend Car of the
Год.

1964

Более длинная колесная база
Посол возвращается
для 1965 года. Он вытянулся от лобового стекла вперед, но в остальном
по-прежнему
Классика за исключением отделки и удобств.

1965

AMC оплачивает последнюю акцию
дивиденд ($.11 / акция
по сравнению с 2,06 доллара в 1962 году) до 1974 года. AMC продала 246 «Бродяг»
поскольку
1960.

1966

Модернизация Classic
и переименовал
Rebel 1967 модельного года. Вновь представлены кабриолеты. AMC
отчеты
убыток за финансовый год в размере 30 миллионов долларов по сравнению с прибылью в 7 миллионов долларов
в
1965 год и прибыль в 44 миллиона долларов в 1964 году.

1967

AMC сообщает о чистом убытке
76 миллионов долларов
на финансовый год.Javelin представлен в 1968 модельном году.
за которым последовал AMX в феврале следующего года.

1968

деление Кельвинатора
продана и AMC
снова в черном, на какое-то время.

1969

30 июня последний
Произведено в США
Рамблер (американец) сошел с конвейера в Кеноше.В общей сложности
4 204 925
было сделано.

MotorCities — Иллюстрированный рассказ о бродягах 1961 года | 2019

Роберт Тейт, автомобильный историк и исследователь
Изображения предоставлены из коллекции Роберта Тейта
Опубликовано 10.9.2019

Объявление посла Рамблера 1961 года (коллекция Роберта Тейта)

Первый в Америке компактный автомобиль Rambler произвел третью революцию в автомобильной промышленности.

Первая революция в начале 1920-х годов принесла массам американского народа надежный и недорогой базовый транспорт.Вторая признанная революция заключалась в том, что по мере роста благосостояния американцы требовали от своих автомобилей стиля, производительности и комфорта в дополнение к базовой функциональности. В этот период для многих начали привлекать небольшие иномарки, особенно как второстепенные автомобили, но часто упоминаемым недостатком было то, что, хотя эти автомобили стоили гораздо дешевле в покупке и эксплуатации, им не хватало места и комфорта, которых требовали многие американские автомобилисты.

Объявление посла Рамблера 1961 года (Коллекция Роберта Тейта)

Модели Rambler 1961 года были великолепно выглядящими автомобилями.Рой Абернети, который был вице-президентом American Motors по сбыту и маркетингу автомобилей, сказал, что новые модели будут выставлены в салонах Rambler по всей стране в среду, 12 октября 1960 года, включая новые модели 1961 Classic 6 и Classic V-8. и все новые американские модели Рамблер.

Днем ранее American Motors Corporation представила средствам массовой информации свою линейку продуктов Rambler 1961 года. Новый Rambler Ambassador 1961 года стал первым компактным автомобилем, определившим категорию компактных автомобилей класса люкс.Ambassadors 1961 года были совершенно разными по стилю и предлагали европейский дизайн, в отличие от популярных моделей Classic.

1961 Линейка продуктов Рамблер (Коллекция Роберта Тейта)

Всего в 1961 году было изготовлено и произведено 20 000 моделей Ambassador. Некоторым потребителям не понравился дизайн моделей Ambassador 1961 года, что привело к невысоким продажам. Однако стали популярными и другие модели Rambler, например, американские. Впервые американец был представлен в 1958 году по цене 1789 долларов.В 1961 году AMC добавила четырехдверный американский универсал и американский кабриолет, которые оказались популярными среди молодых водителей.

1961 Рамблер американец (Коллекция Роберта Тейта)

Модели Rambler 1961 года были разработаны под руководством Эда Андерсона. Дизайн тонкой панели крыши и прямоугольной формы окна придавал американской модели легкий воздушный вид. Кабриолет предлагался только в единственной модели Custom с шестицилиндровым двигателем. У Рамблера американских моделей было 5.На 2 дюйма короче и на 3 дюйма уже, чем версия 1960 года.

Модели Rambler Classic 1961 года стали очень популярными среди многих водителей старшего возраста, которым нравились их производительность, экономия топлива и отличная автоматическая коробка передач. Они были доступны с шестицилиндровыми двигателями или двигателями V8.

Рамблер Американский универсал 1961 года (Коллекция Роберта Тейта)

Модели Rambler 1961 года производились на заводе AMC в Кеноша, штат Висконсин. Их испытательный полигон находился в соседнем Берлингтоне.К 1961 году завод Кеноша производил более 2000 автомобилей Ramblers каждый день для доставки грузовым, железнодорожным и водным транспортом 3000 дилерам Rambler в США и дистрибьюторам в более чем 100 других странах.

1961 Сиденье Rambler Custom 400 (коллекция Роберта Тейта)

В 1958 году, после многих лет исследований влияния коррозии на срок службы автомобиля, AMC начала процесс погружения кузовов Rambler в грунтовку, препятствующую образованию ржавчины. В рамках исследования инженеры вырезали детали автомобилей всех марок, чтобы изучить эффекты скрытой коррозии.Эти исследования показали, что большая часть повреждений кузова из-за ржавчины произошла изнутри в областях, которые не могли быть достигнуты обычным методом распыления во время сборки. Ответ, который нашли инженеры AMC, заключался в том, что процесс погружения в корпус работал для их продуктов и высоко ценился их водителями.

В заключение хочу сказать, что модели Rambler 1961 года навсегда останутся частью нашей великой автомобильной истории.

1961 аксессуары Rambler Custom 400 (коллекция Роберта Тейта)

Библиография

Фостер, Патрик Р.«AMC Cars: 1954–1987». Iconografix, 2004.

Департамент по связям с общественностью American Motors Corporation, 1969.

Департамент по связям с общественностью / American Motors Corporation «Рамблер 1961».

MotorCities — Вспоминая первые годы производства Rambler / American Motors | 2017

Роберт Тейт, автомобильный историк и исследователь
Изображения любезно предоставлены Национальной коллекцией автомобильной истории
Опубликовано: 20.03.2017

Изобретатель Томас Джеффри на своем первом экспериментальном Ramber в 1897 году.В 1902 году покойный г-н Томас Б. Джеффри разработал первую сборочную линию Rambler на своем заводе в Кеноша, штат Висконсин. Джеффри построил 1500 автомобилей, что сделало Рамблер одним из первых в мире производителей автомобилей массово.

Джеффри, эмигрировавший из Англии, построил оригинальный одноцилиндровый Rambler на рубеже веков и основал завод по производству автомобилей Rambler. Путешествие г-на Джеффри началось примерно 20 лет назад, когда он производил и продавал велосипеды Rambler в Чикаго с 1878 по 1900 годы.Стоит отметить, что когда весной 1902 года был выставлен на продажу первый автомобиль Rambler, произведенный Jeffery, он ознаменовал появление второго серийного автомобиля в мире на год после Oldsmobile и на год впереди Ford.
Первая сборочная линия Nash в 1902 году. В течение 1930-х годов производственные предприятия Rambler в Кеноше занимали 101 акр земли с общей площадью более 1,6 миллиона квадратных футов и более 4000 рабочих сборочной линии для производства продукции Rambler.

Завод Seaman Body также участвовал в процессе производства великолепно выглядящих продуктов для Rambler. Компания располагалась в Милуоки, штат Висконсин. В 1924 году Нэш приобрел завод несуществующей Mitchell Motor Car Company в Расине, штат Висконсин. Именно там в конце 1920-х годов была построена и изготовлена ​​для потребительского рынка модель автомобиля Nash Light Six. В 1934 году рабочие сборочного конвейера Nash изготовили миллионный автомобиль.

Заводы Нэша в Кеноша, Расине и Милуоки около.1927. Во время войны последний Nash сошел с конвейера в Кеноша в начале 1942 года. В течение следующих трех лет во время войны Nash-Kelvinator Corp. произвела более 6 миллионов долларов на авиационные двигатели, винты, вертолеты и т. взрыватели бомбы вместе с другим военным материалом с их заводов в Детройте, Гранд-Рапидс, Милуоки, Кеноша, Расин и Лансинг.

1950-е принесли большие изменения для Rambler и крупнейшее корпоративное слияние в стране на то время, когда 1 мая 1954 года Nash-Kelvinator объединилась с Hudson Motor Car Co.создать American Motors Corp.
Завод Nash в 1951 году. Поскольку производственный процесс продолжался, поток деталей и материалов на сборочную линию Kenosha координировался с помощью сообщений с автографом по тел. завод для процесса изготовления. Моноблочные тела Нэша и Хадсона перемещались вдоль линии подпитки после выхода из зоны хранения.
Первая модель Rambler Rebel сошла с конвейера. В 1957 году American Motors представила новый высокопроизводительный автомобиль под названием Rambler Rebel, и это был великолепно выглядящий автомобиль.Как видно на фото выше, модель в то время смотрели Дж. У. Мюллер (слева), который был начальником завода, и Д. Р. Хатчинсон, который был генеральным суперинтендантом шасси.

Модели Rambler Rebel 1957 года предлагали потребителю четырехцилиндровый карбюратор и электронный впрыск топлива. Во время инженерных испытаний модель мощностью 255 лошадиных сил, оснащенная овердрайвом, могла разгоняться с нуля до 60 менее чем за восемь секунд. Все модели Rebel были окрашены в серебро, а копья были изготовлены из анодированного золота.Было задокументировано, что когда-либо было произведено от 10000 до 1500 моделей.
Сборочный конвейер AMX ок. 1969-1970 гг. В 60-е годы AMC выпустила AMX спортивного дизайна, который действительно понравился многим покупателям. AMX был представлен в 1968 году и сразу же вызвал широкий интерес среди энтузиастов, ориентированных на производительность. Модели AMX производились на старом заводе Rambler в Кеноше.
150-тысячный Jeep сошел с конвейера завода в Толедо, штат Огайо; Губернатор штата Огайо Джеймс Роудс съехал с конвейера, а рядом с ним сидит Джеральд С.Мейерс, президент и главный исполнительный директор American Motors.

В 1970-х годах 150-тысячный автомобиль Jeep сошел с конвейера в Толедо, штат Огайо. На фото выше губернатор штата Огайо Джеймс А. Родс (справа) и Джеральд К. Мейерс, президент и главный исполнительный директор American Motors, сошли с конвейера знакового автомобиля Jeep.

В заключение, у American Motors всегда была отличная история и долгое наследие, которое всегда будет частью нашей автомобильной истории.

Особая благодарность Роберту Тейту, автомобильному историку и исследователю, за участие в программе MotorCities Story of the Week.

Для получения дополнительной информации о фотографиях посетите http://www.detroitpubliclibrary.org/ или по электронной почте Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Пожалуйста, не публикуйте историю и / или фотографии без разрешения MotorCities National Heritage Area. (Библиография: American Motors Corporation, первое издание, февраль 1969 г .; Фостер, Р. Патрик. «Автомобили AMC 1954–1987»)

Если вы хотите опубликовать статью для информационного бюллетеня MotorCities, напишите по электронной почте Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов.У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или позвоните по телефону 313-259-3425.


Ракета Пенни: Рамблер SC / Rambler Story

В марте 1969 года компания Little American Motors преподнесла большой сюрприз миру маслкаров. Rambler SC / Rambler мог работать с большими парнями, и он был продан всего за 2998 долларов. Вот история.

По мере расцвета маслкаров 60-х компания American Motors была известна своими консервативными и практичными экономичными автомобилями, а не высокими характеристиками.В рамках своих усилий по изменению этого имиджа и расширению привлекательности автопроизводителя среди все более молодой аудитории AMC и Hurst Performance объединились, чтобы создать специальную версию скромного Rambler American с высокими характеристиками — и таким образом создали один из наиболее интересных автомобилей с высокими динамическими характеристиками. эпоха: Рамблер SC / Рамблер от Hurst.

Выше изображены Джордж Херст из Hurst Performance и вице-президент по маркетингу AMC Рэймонд Макнили на мероприятии для СМИ для Rambler SC / Rambler на Orange County International Raceway, ведущей драг-стрип в Южной Калифорнии.Макнили указывает на полностью работоспособный забор холодного воздуха SC / Rambler, который открывается с помощью электрического соленоида.

Черпак в дико стилизованном стиле подавал воздух в 390 CID V8 мощностью 315 лошадиных сил — самый мощный двигатель AMC, который чаще всего можно было найти в большом седане Ambassador автопроизводителя. Создатели SC / Rambler, Уолт Чарнеки из AMC и Дэйв Лэндрит из Hurst, умело использовали бункеры для производства запчастей American Motors, выбрав четырехскоростной Borg-Warner T-10 и заднюю ось с ограниченным скольжением Dana 20 с трехскоростной.43 винта, передние дисковые тормоза и задние тяги крутящего момента позаимствованы у спорткара AMX. Все базовые части были добротными, и хотя 390 V8 был настроен консервативно, SC / Rambler имел огромный потенциал, во многом благодаря его легкому весу: всего 3160 фунтов.

Конечно, привлекательные визуальные эффекты были основной частью тенденции маслкаров, поэтому SC / Rambler получил ярко-красный, белый и синий графический пакет, который включал в себя гигантскую стрелку на капоте. В серьезном интерьере из угольного винила были только напольный переключатель Hurst, тахометр Sun, установленный на рулевой колонке в стиле настоящего уличного воина, и яркие красные, белые и синие подголовники.

Внешний вид был настолько ярким, что AMC опасались, что он может отпугнуть потенциальных покупателей, поэтому была также предложена более консервативная версия «B» с приглушенной красной и синей графикой, как показано выше. (Фото любезно предоставлено Barrett-Jackson.) Эксперты AMC говорят, что 500 из 1512 SC / Ramblers, произведенных на заводе, имели более мягкую визуальную обработку.

Официально представленный публике на автосалоне в Чикаго 8 марта 1969 года, SC / Rambler представлял собой среднегодовую модель 1969 1/2, и, когда было выпущено всего 1500 единиц, она не произвела большого фурор на рынке. сцена маслкара.Но для более сообразительных покупателей маленький патриотичный Рамблер представлял собой редкую ценность: всего 2998 долларов на продажу со всеми функциональными элементами, входящими в стандартную, а не опциональную комплектацию. Для тех, кто хотел ехать быстро и дешево, это был просто билет.

Знающие люди также быстро поняли, что на улицах и драг-полосах SC / Rambler был настоящей находкой. В отличие от многих автомобилей эпохи мускулов, AMC действительно мог превзойти цифры, которыми хвастались в рекламе и журналах дорожных испытаний.В самом деле: благодаря своему легкому весу и простоте настройки, SC / Rambler мог крутить инопланетяне на низких 14 на скорости 100 миль в час в течение всего дня, о чем говорится в рекламе ниже. Неудивительно, что сегодня Rambler SC / Rambler ’69 считается одним из наиболее интересных и желанных автомобилей эпохи маслкаров.

Связанные

Рамблер против двухэтажных домов | Дома по традиции

Строительство дома — это важная веха в вашей жизни, будь то ваш первый дом или дом вашей индивидуальной мечты.У каждого домовладельца будет видение и представление о том, в каком стиле будет его дом. В конце концов, будь то бродяга или двухэтажный дом, все сводится к предпочтениям домовладельца и образу жизни, который они планируют вести в доме. Вот несколько отличий между рамблером и двухэтажным домом, о которых следует подумать, прежде чем вы определитесь со стилем своего следующего дома.


RAMBLER

  • Основной уровень жизни

Многие люди просят дом с «хозяином на дому».Это можно разместить в двухэтажных домах, но чаще всего встречается в домах в стиле бродяг. Мастер на главном позволяет домовладельцам жить на одном уровне без необходимости подниматься или спускаться по лестнице, чтобы использовать различные пространства в своем доме.

  • Обращение к каждому поколению

Хотя бродяги могут больше нравиться тем, кто живет в пустом гнезде или активным взрослым, они также подходят для молодых семей. Младшая семья может закончить свой нижний уровень или добавить чердак для размещения растущей семьи, сохранив при этом свою основную жизнь на первом этаже.Это удовлетворяет текущие потребности семьи и будущее, когда их дети вырастут.

ДВУХЭТАЖНЫЙ

  • Чувство безопасности

Двухэтажные дома обычно имеют главную спальню и все детские спальни на одном этаже. Это дает родителям душевное спокойствие, зная, что их дети находятся рядом ночью. Сон на разных уровнях дома, когда дети маленькие, немного затрудняет усыпление вашего ребенка после кошмаров!

Строительство двухэтажного дома обеспечивает большую гибкость при выборе размеров участков и возможностей проектирования.Поскольку двухэтажный дом строится UP, он обычно имеет меньшую площадь, чем дом-бродяга, из-за размера, позволяющего разместить все жилое пространство на основном уровне. Меньшая занимаемая площадь дает домовладельцу возможность поворачивать свой дом и добавлять патио или террасы, не беспокоясь о нехватке места рядом с линиями собственности.

Это всего лишь несколько отличий между бродячими и двухэтажными домами. Как уже упоминалось ранее, стиль дома полностью зависит от предпочтений каждого домовладельца.Чтобы увидеть больше наших нестандартных домов, как в стиле рамблеров, так и в двухэтажных, обязательно посетите нашу фотогалерею.

Пьюджет-Саунд Рамблер на продажу и одноэтажные дома

One Story Homes округа Снохомиш

Arlington Rambler & Ranch Style Homes

Arlington Ramblers на продажу
Густо заросший лесом местами с широкими открытыми пространствами в других, Арлингтон предлагает виды на Каскадные горы и многочисленные дома для прогулок. Посмотрите, почему все больше и больше людей продают свои дома в районе Большого Сиэтла и Белвью и инвестируют в дома в Арлингтоне.

Darrington Rambler & Ranch Style Homes

Darrington Ramblers на продажу

Edmonds Rambler & Ranch Style Homes

Edmonds Ramblers на продажу

Everett Rambler & Ranch Style Homes

Everett Ramblers на продажу

Золотой слиток Rambler & Ranch Style Homes

Барабаны с золотыми слитками на продажу

Гранитный водопад Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги по Гранитному водопаду на продажу

Индекс Rambler & Ranch Style Homes

Index Ramblers для продажи

Лейк Стивенс Rambler & Ranch Style Homes

Озеро Стивенс Рамблерс на продажу
Окруженное холмами и прекрасным видом на Каскадные горы, озеро Стивенс — отличное место для покупок для путешественников и других одноэтажных домов в стиле ранчо, особенно если вы можете позволить себе одну из многих высококлассных домов прямо на озере или на склоне холма с прекрасным видом. озера.

Lynnwood Rambler & Ranch Style Homes

Lynnwood Ramblers на продажу

Marysville Rambler & Ranch Style Homes

Marysville Ramblers на продажу

Monroe Rambler & Ranch Style Homes

Monroe Ramblers на продажу

Mukilteo Rambler & Ranch Style Homes

Mukilteo Ramblers на продажу

Snohomish Rambler & Ranch Style Homes

Снохомские бродяги на продажу

Stanwood Rambler & Ranch Style Homes

Stanwood Ramblers на продажу
Стэнвуд — это географически разнообразный район с лесами, открытыми пространствами, пологими холмами и разнообразными пейзажами, где сочетание небольшого городка, живущего вдоль береговой линии Пьюджет-Саунд, встречается с современными пригородными районами и смесью сельских сельскохозяйственных угодий, когда вы путешествуете на восток.В целом, Стэнвуд по большей части похож на спальный район и довольно далеко к северу от оживленного движения и высоких цен в районе Большого Сиэтла.

Sultan Rambler & Ranch Style Homes

Sultan Ramblers на продажу

One Story Homes округа Кинг

Bellevue Rambler & Ranch Style Homes

Bellevue Ramblers на продажу

Black Diamond Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги с черным бриллиантом на продажу

Carnation Rambler & Ranch Style Homes

Гвоздики на продажу

Duvall Rambler & Ranch Style Homes

Duvall Ramblers на продажу

Fall City Rambler & Ranch Style Homes

Fall City Ramblers на продажу

Issaquah Rambler & Ranch Style Homes

Issaquah Ramblers на продажу
Районы для семейного отдыха с более дорогими домами и недвижимостью по сравнению с большей частью остальной части штата, Иссакуа находится в центре всего для многих его жителей, с горами и развлечениями на свежем воздухе на востоке, а не с колледжами, работой в сфере технологий, озером Вашингтон и озеро Саммамиш на западе.Найдите в Issaquah именно то место, которое вам нужно, в месте, подходящем для вашего образа жизни.

Kirkland Rambler & Ranch Style Homes

Kirkland Ramblers на продажу

Кленовая долина Rambler & Ranch Style Homes

Кленовая долина Ramblers на продажу

Medina Rambler & Ranch Style Homes

Медина Ramblers на продажу

Mercer Island Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги острова Мерсер на продажу

Ньюкасл Rambler & Ranch Style Homes

Newcastle Ramblers на продажу

North Bend Rambler & Ranch Style Homes

Продажа: North Bend Ramblers

Редмонд Rambler & Ranch Style Homes

Редмонд Рамблерс на продажу

Рентон Rambler & Ranch Style Homes

Renton Ramblers на продажу

Ричмонд-Бич Rambler & Ranch Style Homes

Ричмонд Бич Рамблерс на продажу

Sammamish Rambler & Ranch Style Homes

Sammamish Ramblers на продажу

Сиэтл Rambler & Ranch Style Homes

Сиэтл Рамблерс на продажу

Skykomish Rambler & Ranch Style Homes

Skykomish Ramblers на продажу

Вашон Айленд Рамблер и Ранчо Стиль дома

Бродяги на острове Вашон на продажу

Woodinville Rambler & Ranch Style Homes

Woodinville Ramblers на продажу

Одноэтажные дома округа Скагит

Anacortes Rambler & Ranch Style Homes

Anacortes Ramblers на продажу

Big Lake Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги по Большому озеру на продажу

Burlington Rambler & Ranch Style Homes

Бёрлингтон Рамблер на продажу

La Conner Rambler & Ranch Style Homes

Продажа La Conner Ramblers

Маунт-Вернон Rambler & Ranch Style Homes

Маунт-Вернон Ramblers на продажу

Sedro-Woolley Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги Sedro-Woolley на продажу

Одноэтажные дома округа Сан-Хуан

Остров Сан-Хуан Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги на острове Сан-Хуан на продажу

Дома в стиле «Рамблер и ранчо» на острове Оркас

Бродяги с острова Оркас на продажу

Lopez Island Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги острова Лопес на продажу

One Story Homes округа Айленд

Уидби Айленд Рамблер энд Ранч Стиль Дома

Бродяги на острове Уидби на продажу

Oak Harbour Rambler & Ranch Style Homes

Oak Harbour Ramblers на продажу

Остров Камано Rambler & Ranch Style Homes

Бродяги на острове Камано на продажу

Whatcom County One Story Homes

Bellingham Rambler & Ranch Style Homes

Bellingham Ramblers на продажу

Birch Bay Rambler & Ranch Style Homes

Birch Bay Ramblers на продажу

Blaine Rambler & Ranch Style Homes

Blaine Ramblers на продажу

One Story Homes округа Пирс

Bonney Lake Rambler & Ranch Style Homes

Bonney Lake Ramblers на продажу

Lakewood Rambler & Ranch Style Homes

Lakewood Ramblers на продажу

Sumner Rambler & Ranch Style Homes

Sumner Ramblers на продажу

Puyallup Rambler & Ranch Style Homes

Puyallup Ramblers на продажу

One Story Homes округа Китсап

Bainbridge Island Rambler & Ranch Style Homes

Рамблеры на острове Бейнбридж на продажу

Kingston Rambler & Ranch Style Homes

Kingston Ramblers на продажу

Poulsbo Rambler & Ranch Style Homes

Poulsbo Ramblers на продажу

Silverdale Rambler & Ranch Style Homes

Silverdale Ramblers на продажу

One Story Homes округа Клаллам

Порт-Анджелес Rambler & Ranch Style Homes

Порт-анджелес Ramblers на продажу

Sequim Rambler & Ranch Style Homes

Sequim Ramblers на продажу

Открытый поток одноэтажного дома Rambler

Хотя одноэтажные дома-бродяги, также известные как «ранчо», после 1990-х годов уступили место по популярности более грандиозным домам, сегодня спрос на этот стиль растет.Одноэтажный бродяга предлагает домовладельцам ряд преимуществ по сравнению с более крупными домами. Несмотря на свою одноэтажную особенность, бродяги предлагают доступность и целостность, которые недоступны для больших домов. Кроме того, структура бродяги создает уникальную эстетику, которая привносит красоту даже в небольшое и скромное жилище. Наконец, план одного этажа рамблеров идеально подходит для будущих обновлений, переделок и дополнений.

Smooth Navigation

Хотя это не сразу очевидно, одноэтажный дом может дать несколько важных преимуществ.Эти ранчо предлагают легкую навигацию и доступность. Это может быть особенно полезно для людей с ограниченными физическими возможностями, а также для людей с маленькими детьми или домашними животными. Кроме того, рамблеры оптимальны для открытых патио, бассейнов и больших дворов. Переход от интерьера к внешнему в одноэтажном доме происходит без шва, и в результате получается более унифицированный дом.

Просторный и светлый

Планировка рамблера стимулирует большие окна на открытых пространствах.В результате одноэтажные бродяги часто обеспечивают хорошее естественное освещение, придавая дому воздушную и органичную атмосферу. Точно так же потолки рамблеров обычно высокие и сводчатые, что создает ощущение пространства и открытости. Поэтому, хотя одноэтажные бродяги имеют репутацию меньших по размеру и более компактных, чем многоэтажные дома, на самом деле они предлагают большой доступ к солнечному свету и пространству, создавая энергичную и свободную домашнюю среду.

Гибкая конструкция

Барабаны предлагают еще одно преимущество, несмотря на их размер.Основа типичного бродяги проста, но прочна; одноэтажный план предлагает значительные возможности для роста. Реконструкция, реструктуризация и ремонт — все это относительно простые процедуры для домовладельца-бродяги.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.