Территория сирии занятая игил карта: Кавказский Узел | ИГИЛ ликвидирован. Карта и статистика сирийской гражданской войны

Содержание

благодаря поддержке ВКС РФ, Сирия за два года восстановила контроль над половиной страны

Дамаск (Сирия), 26 августа. Ровно два года исполняется Соглашению о размещении авиагруппы ВКС РФ на авиабазе Хмеймим. Прибытие российской авиагруппы на Ближний Восток помогло сирийским правительственным силам восстановить контроль над значительной частью территории страны, захваченной радикальными группировками. Как карта войны в Сирии стремительно менялась благодаря военной помощи ВКС РФ – в материале Федерального агентства новостей (ФАН).

Север Сирии: лоскутное одеяло

К моменту заключения соглашения о размещении авиагруппы ВКС в Сирии, карта ситуации в стране представляла собой огромное лоскутное одеяло. Правительство Сирии контролировало лишь узкую полосу земли на западе страны, в то время, как остальная часть страны перешла под контроль боевиков.

openstreetmap.org &nbsp/&nbspФедеральное агентство новостей

Показательный пример – северные провинции Сирии: Латакия, Идлиб, Алеппо и Хасака. На протяжении четырех лет войны провинция Идлиб оказалась под полным контролем террористов всех мастей – от оппозиционной «Свободной сирийской армии», до радикальных джихадистов из «Джебхат ан-Нусра»1 (террористическая организация, запрещена в РФ). Создание прочного плацдарма террористов в Идлибе позволило незаконным вооруженным формированиям вести экспансию в соседние провинции – Латакию и Алеппо. Кроме того, значительная часть провинции Алеппо попала под контроль террористов «Исламского государства»1 (группировка запрещена в РФ).

Сирийский город Алеппо стал эпицентром противостояния сирийской армии и террористов. Бои в городе продолжались с переменными успехами, боевикам удавалось теснить сирийскую армию в ходе плотных уличных боев. И положение «сирийского Сталинграда», как часто называли Алеппо, становилось все хуже – вплоть до того момента, пока в Сирии не появились ВКС РФ. В результате операции «Заря победы» сирийским военным при поддержке ВКС РФ, российских военных советников и саперов удалось освободить Алеппо от боевиков.

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

Освобождение Алеппо стало переломным событием для Сирии. После окончания операции, сирийские правительственные силы при поддержке ВКС РФ начали наступление на боевиков «Исламского государства», которые занимали восток и юго-восток провинции. В результате уверенных действий российской авиации – только за два последних месяца для изгнания ИГ1 из Алеппо ВКС РФ интенсифицировала вылеты, нанеся по инфраструктуре ИГ свыше 5 тысяч авиаударов — сирийская армия смогла прорваться к реке Евфрат и освободить всю провинцию от боевиков.

Центральная Сирия: широкий фронт против ИГИЛ

Основные бои с террористами «Исламского государства» ВКС РФ развернули в центральных провинциях Сирии – Хама и Хомс. Освобождение восточных частей двух провинций являлось жизненно необходимой целью для Дамаска: в этом районе сосредоточены нефтяные и газовые месторождения, которые террористы использовали для выкачивания и последующей контрабанды нефтепродуктов. Кроме того, террористы могли перерезать ключевые трассы – в частности, стратегически важную «дорогу жизни» Саламия – Итрия – Ханассер – Алеппо, питавшую осажденный город.

openstreetmap.org &nbsp/&nbspФедеральное агентство новостей

Главной целью на первом этапе освобождения Хамы и Хомса стала операция в Пальмире. Древний город, жемчужина сирийской пустыни, Пальмира с 2015 года находилась в руках террористов ИГ, которые разрушали древние памятники и объекты исторического значения. В первый раз Пальмиру удалось освободить 28 марта 2016 года: благодаря поддержке ВКС РФ с воздуха, благодаря работе российских военных советников и Сил специальных операций ВС РФ сирийским войскам удалось занять  ключевые высоты и вынудить боевиков сдать город.

Однако террористы ИГ все же нашли силы для реванша: в декабре 2016-го: мобильные отряды ИГ сумели захватить Пальмиру, в результате чего сирийской армии пришлось все начинать сначала. Подготовка к новой спецоперации продолжалась месяц. Согласно плану, предложенному Генштабом ВС РФ, сирийская армия должна была наступать широким  фронтом, с максимально плотной зачисткой  местности. В итоге, после трех месяцев упорных боев, 2 марта 2017 года Пальмира снова вернулась под контроль сирийского правительства.

Федеральное агентство новостей &nbsp/&nbspСтепан Яцко

Важной задачей для сирийского правительства стало освобождение нефтяных и газовых полей Пальмиры. Благодаря поддержке ВКС РФ, удалось установить контроль над газоперерабатывающим комплексом Хаян, нефтяным полем Аш-Шаир, а также месторождениями Джазаль и Махрур. Кроме того, террористы ИГ отступили из города Арак и прилегающей к нему территории нефтяного поля Аль-Хейль.

Тем не менее, бои за восток Хамы и Хомса все еще продолжаются. Главной проблемой оставался укрепрайон ИГ в населенном пункте Акербат: здесь террористы сконцентрировали многотысячные силы боевиков, которые продолжали атаки на нефтяные и газовые поля. Однако после массированных ударов ВКС РФ, значительные силы террористов покинули Акербат, а сирийская армия при поддержке российских самолетов с воздуха рассекла район на два «котла», бои за которые продолжаются по сей день.

Дамаск: конец анклавов

Поддержка ВКС РФ в борьбе с ИГ в Восточной Хаме и Хомсе, а также освободившиеся после битвы за Алеппо ресурсы позволили Сирии заняться освобождением от боевиков вооруженной оппозиции районов вокруг Дамаска. На протяжении 2012-2013 гг. вокруг сирийской столицы сформировался целый пояс оппозиционных анклавов, принадлежащих различным группировкам. Доходило до того, что снаряды боевиков долетали до правительственных кварталов Дамаска, а главари террористов призывали своих сторонников штурмовать президентский дворец.

openstreetmap.org &nbsp/&nbspФедеральное агентство новостей

После коренного перелома в битве за Алеппо, сирийская армия смогла вплотную заняться освобождением анклавов. За период с декабря 2016 по май 2017 под контроль правительственных сил перешла вся западная часть оазиса Гута, район Вади Барада, снабжавший Дамаск питьевой водой, а также районы Аль-Кабун и Барзе на востоке сирийской столицы. Кроме того, значительно потерял в размерах анклав боевиков в Восточной Гуте: поражения исламистов привели к тому, что анклав согласился с условиями перемирия, боевики присоединились к переговорам в Астане и поддержали введение зоны деэскалации.

Южная Сирия: границы на замке

Южные провинции Сирии – Даръа, Кунейтра и Сувейда – долгое время частично находились под контролем боевиков оппозиции и террористов «Джебхат ан-Нусры». На протяжении нескольких лет исламистам удалось подчинить себе территорию близ сирийско-иорданской границы, а также занять демилитаризованную зону близ Голанских высот, оккупированных с 1973 года Израилем.

Кроме того, на юге Сирии действовала значительная часть сил, которых поддерживали Соединенные Штаты Америки. Наемники «Новой сирийской армии», проходившие подготовку в Иордании, готовились при поддержке США и Великобритании опередить сирийскую правительственную армию и занять южную границу Сирии, спешно пройти в провинцию Дейр эз-Зор, занятую «Исламским государством», и закрепиться на ключевых нефтепромыслах страны.

openstreetmap.org &nbsp/&nbspФедеральное агентство новостей

Тем не менее, планам Запада не суждено было сбыться. Наступление проиранских шиитских отрядов к границе с Ираком позволило отрезать проамериканских боевиков от продвижения к Дейр эз-Зору. А вскоре, благодаря консультациям России и США, удалось создать первую зону деэскалации в Сирии – в трех южных провинциях.

Впереди – Дейр эз-Зор

По словам начальника Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных Сил РФ генерал-полковника Сергея Рудского к началу операции ВКС РФ в Сирии официальный Дамаск удерживал контроль над 12 тысячами кв. километров территории страны. Однако благодаря активной военной помощи со стороны России, сегодня сирийские войска контролируют 74 тысячи квадратных километром, увеличив границы контроля в четыре раза.

&nbsp/&nbspФедеральное агентство новостей

Как заявил на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу, благодаря военным победам и процессу мирного урегулирования в Астане, фактически удалось остановить гражданскую войну в Сирии. Только благодаря участию РФ в урегулировании этого конфликта на Ближнем Востоке и грамотному руководству министра обороны Сергея Шойгу удалось достичь таких успехов. Сейчас сирийская армия занята зачисткой двух котлов «Исламского государства» в восточных частях провинций Хама и Хомс. Как сообщает Минобороны, восстановление контроля над этими территориями позволит создать удобный плацдарм для наступления в последнюю провинцию, контролируемую террористами – Дейр эз-Зор. И естественно, ключевая роль в этом наступлении непременно будет сыграна Россией.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Карта сирии зоны контроля на год. Сирия после разгрома игил. какие территории занимает каждая сторона? Центральная сирия: широкий фронт против игил

В настоящий момент Сирию можно разделить на 7 зон, которые контролируют различные стороны:

1. Сирийское правительство при поддержке своих союзников – Ирана, Хезболлы и России – контролирует большую часть страны
, включая города Алеппо, Хама, Хомс, Дейр-эз-Зор, Дамаск, Латакия, Ас-Сувейда и Тартус. Однако, по-прежнему сохраняется угроза от подконтрольных боевикам котлов, расположенных на занятой правительством территории. Особенно тяжелая ситуация наблюдается в Восточной Гуте и лагере беженцев Ярмук
. Ситуация в котлах Бейт Джинн, Джайруд и Растан остается относительно спокойной.

2. Непростая ситуация сохраняется в городе Даръаа, где Хайят Тахрир Аш-Шам
(бывшая Джебхат Ан-Нусра, сирийской крыло Аль Каиды) и ее союзники контролируют часть административного центра. Заключенное между Россией и США соглашение о создании зоны деэскалации на юге Сирии позволило снизить частоту боестолкновений. Несмотря на данное соглашение, периодически в городе Даръаа и возле Голанских высот вспыхивают боестолкновения. Основную поддержку боевикам на юге Сирии оказывают Иордания, США и Израиль
. Зачастую Тель Авив использует конфликты на юге Сирии, чтобы оправдать удары по сирийским силам и оказывает поддержку боевикам под предлогом оказания гуманитарной помощи местному населению. Интересно отметить то, что Израиль не имеет ничего против действующей рядом с ним группировки Армия Халида Ибн Аль-Валида, связанной с ИГИЛ. Так называемая местная вооруженная оппозиция также не пытается вести бои против ИГИЛ.

3. Район Ат-Танфа возле сирийско-иракской границы
контролируют коалиция во главе с США и несколько поддерживаемых США группировок ССА. Отряды ССА сосредоточены в окрестностях гарнизона американцев в Ат-Танфе и ближайшем лагере беженцев. По заявлениям США, данный гарнизон необходим для борьбы против ИГИЛ , хотя на самом деле он лишь не дает возможности Сирии и Ираку использовать в качестве маршрута снабжения трассу Дамаск – Багдад. В ответ на любую попытку САА дойти до Ат-Танфа силы США наносят авиационный и артиллерийские удары.

4. Северо-восток Сирии, в том числе, города Ракка, Табка, Хасака и часть города Камишли контролируются поддерживаемыми США СДС.
Основу СДС составляют курдские отряды YPG и YPJ, а фактический контроль территории осуществляет Курдская партия «Демократический союз». Важным фактором уверенного нахождения сил СДС в данном районе является присутствие существенного количества американских военных объектов и войск. Агрессивные заявления со стороны СДС в отношении Дамаска лишь подчеркивают данный факт.

5. Северо-запад Сирии также контролируется СДС. Однако, влияние США в данном районе ниже и местные курдские формирования поддерживают более тесное военное сотрудничество с альянсом Сирии,

Напомним, только Россия и Иран присутствуют в Сирии по приглашению официальной власти. Все остальные участники конфликта могут считаться, по сути, оккупантами, поддерживающими сепаратистские боевые группировки. Итак, кто и чего добивается, находясь в Сирии?

Зоны деэскалации

1. Идлиб (вместе с северо-восточными районами Латакии, западом Алеппо и севером Хамы) — зона подответственная Турции. По некоторым оценкам, там орудует более 20 тыс. боевиков (в т. ч. «Нусра»* и «Исламское государство»*). Считается самым проблемным участком в стране.

2. Хомс (север провинции: населенные пункты Эр-Растан, Тель Биса). Там около 4 тыс. боевиков. И до 200 тысяч мирных жителей.

3. Восточная Гута — пригород Дамаска. Из-за ряда непримиримых группировок (в т. ч. «Нусры») этот участок считается одним из самых горячих в стране. Всего по некоторым оценкам на этой территории около 8 тысяч террористов. При этом проживает в Гуте до 500 тыс. мирных жителей. Вчера правительственные войска начали проводить операцию по зачистке региона.

4. Зона деэскалации на юго-западе Сирии — ситуация там осложнена положением на сирийско-израильской границе. С 15 тыс. боевиками сложно бороться, так как регулярно ведутся пострелы со стороны Голанских высот, оккупированных Изрилем. Дело в том, что Тель-Авив против присутствия в этих районах иранских солдат и консультантов.

Иран, в свою очередь, страна-гарант переговорного процесса в Астане. Иранские бойцы и солдаты «Хезболлы» воюют в самых горячих точках. Сложно переоценить вклад Тегерана в победы в Алеппо или Дейр эз-Зоре. Их цель — уничтожение радикалов и наращивание авторитета в регионе, шиитский коридор Сирия-Ирак-Ливан.

Россия и Иран

Российские власти неоднократно обьясняли: наша главная цель — униточжение террористов «на дальних подступах». Не секрет, что тысячи радикалов, вступивших в ряды запрещенной в России И Г, являются выходцами из стран СНГ.
Иран также заинтересован в победе над исламским фундаментализмом. Дело в том, что в сирийском конфликте замешана и религиозная составляющая. Сирийская правящая элита — это алавиты, а иранцы — шииты. Это схожие мусульманские течения. Им противостоит другое течение в исламе — суннизм. Сунниты — это Саудовская Аравия, Катар — склонны к радикализации ислама. Поэтому боевики запрещенного в России И Г — это, как раз, радикальные сунниты, которых спонсируют саудиты и Катар.

Турция

Их цель — обезопаситься от курдов, которые мечтают о своем государстве в том числе и за счет турецкой территории.

Американцы и их европейские союзники кроме войны с терроистами своей целью заявляют и свержение режима действующего президента Сирии Башара Асада. Эксперты называют и другую негласуню цель США — закрепиться в Сирии, чтобы усилить свое влияние на регион. США сделали ставку на курдов. Так, из оборонного бюджета США на 2018 год выделяется около $ 1,8 млрд на тренировку американских союзников в Сирии. Таким образом, даже после разгрома ИГ (а американцы вошли в Сирию именно под этим предлогом), Вашингтон продолжит находиться в Сирии, как это больше 10 лет делается в Ираке и Афганистане.

Курды

Курды в основе своей оппозиционны сирийским властям. Несмотря на это, вооруженные курдские отряды считаются одной из эффективнейших сил по борьбе с террористами. Заручившись на определенном этапе поддержкой США, они смогли нанести боевикам мощный удар и закрепиться в нефтеносных районах страны. Чего добиваются курды? Создания автономии с широкими правами, а в иделе — создание собственного государства.

Израиль

Израиль официально никак не участвует в сирийском конфликте. Однако о реальном нейтралитете говорить было бы наивно. На правах сопредельного государства Израиль регулярно вмешивается в ход событий. Ситуация начала усугубляться, когда в Сирию на помощь пришли Иран и проиранская «Хезболла» из Ливана. Тогда в израильском минобороны прямо заявили, что они пойдут на что угодно, но не допустят того, чтобы Тегеран, который считает своим «врагом номер один» Израиль (и наоборот), закрепился возле израильских границ.

Саудовская Аравия

После разгрома запрещенного в России ИГ главные силы боевиков сконцентрировала «Нусра» (она же «ХайятТахрир аш-Шам» — новое название сирийской «Аль-Каиды»). Изначально это был проект Саудовской Аравии и Турции. Но в последствии Саудовская Аравия поглотила протурецких головорезов.
Главная цель саудитов — свержение нынешнего правительства в Сирии.

Итого

Что же нас ждет

— В жестком противостоянии на Ближнем Востоке как Москва, так и Вашингтон понимают всю меру ответственности и стараются не переходить некую черту, — прогнозирует Кирилл Коктыш, кандидат политических наук, доцент кафедры политической теории МГИМО. — Именно потому, что опасаются возможных последствий в виде «горячего» глобального конфликта. Ведь любая война начинается, когда у сторон нет полной информации друг о друге. Например, накануне Первой мировой немецкое командование неверно оценило мобилизационный потенциал и экономические возможности России, втянулось в долгий конфликт и в итоге проиграло. А сейчас война если и возможна, то не на Ближнем Востоке, а там, где великие державы в лице России и США напрямую не соприкасаются, отчего «мера ответственности» участников потенциального конфликта будет куда ниже. Так, например, может быть случиться с Северной и Южной Кореей.

Но есть и другие мнения, более тревожные.
— Многие разочарованы действиями США в регионе. Даже те, кто не питает особой любви к России и правящему режиму Асаду, — говорит Елена Супонина, советник директора Российского Института Стратегических Исследований (РИСИ). — Американцы пытаются монополизировать все происходящее в регионе, не предлагая мирных инициатив. И это пугает многих участников противостояния.

Не так давно я написал , в которой комментировал мифические 10 тысяч километров в Сирии, которые якобы войска Асада взяли под свой контроль при поддержке российской авиации, но вдруг оказалось что это уже не 10, а 40 тысяч квадратных километров.

Благодаря подключению ВКС удалось освободить более 500 населенных пунктов — это порядка 40 тыс. кв. км сирийской земли

Получается что после того как Россия объявила о выводе своих сил, сирийские войска расширили свою территорию в 4 раза? Причем речь идет не о пустыне, так как на этой территории расположены 500 населенных пунктов, но не это главное. Гораздо важнее четко представлять себе что на самом деле означает 40 тысяч квадратных километров, а чтобы это представить посмотрите на эту карту:

Это карта Сирии, на которой красным цветом закрашена самая большая по площади провинция Сирии Хомс (Homs Governorate). Ее площадь составляет 42223 квадратных километров, то есть немножко больше чем «освободили» сирийские войска при поддержке российской авиации, но чтобы еще лучше представить масштабы «освобожденной» территории, я проделал следующий эксперимент.

Сначала я из статьи в википедия взял самую свежую карту , на которой показано кто какие территории контролирует на данный момент. Уменьшенная копия показана ниже:

В качестве эталона я решил использовать провинцию Хомс, поэтому обвел ее границы синей линией. Потом вырезал кусками в виде квадратов и прямоугольников фрагменты территории, которые контролируются войсками Асада (на карте закрашено красным) и перенес на территорию провинции Хомс прибавив к существующей территории, контролируемой войсками Асада в этой провинции, таким образом чтобы они не накладывались друг на друга. Вот что у меня получилось (чтобы увеличить, щелкните мышкой по карте):

Белые квадратики и прямоугольники это те места откуда я вырезал куски территории (не путать с белыми пятнами произвольной формы, которые соответствуют территориям подконтрольным Ан-Нусра. Они как правило находятся внутри территории закрашенной зеленым цветом, поэтому их легко отличить от вырезанных фрагментов). Все эти куски я постарался компактно расположить эти куски рядом с той частью территории провинции Хомс, которую контролируют войска Асада, в результате у меня получалась территория примерно равная территории, которую контролирует Асад, которую я отгородил от остальной территории зеленой линией. Как видите, эта территория существенно меньше провинции Хомс, то есть меньше чем 42 тысячи квадратных километров. Чтобы узнать насколько меньше, я решил взять за эталон часть провинции Алеппо, которую войскам Асада удалось взять под контроль в течение первых полтора месяцев операции. Вот карта из , опубликованная примерно в то же время:

Потом я скопировал примерно ту часть, которая закрашена желтым цветом и на которой написано «408 км» с карты, которую я взял из википедия, но не меняя масштаб. Потом я этот фрагмент расположил в разных местах на карте восточнее зеленой линиии столько раз, сколько удалось разместить. Вот что у меня получилось (чтобы увеличить, щелкните мышкой по карте):

В отличие от тех фрагментов, которые я размещал западнее зеленой линии, где каждый фрагмент использовался только один раз, в определенном месте, восточнее зеленой линии я использовал один и тот же фрагмент, так как я его использовал в качестве эталона. В результате у меня поместилось как минимум 6 таких фрагментов. Учитывая что каждый фрагмент это 400 квадратных километров, при этом осталось много свободного места, площадь восточнее зеленой линии больше 2 с половиной тысяч квадратных километров, а это значит что площадь всей территории подконтрольной Асаду меньше 40 тысяч квадратных километров. Получается что до начала операции российских ВКС Асад вообще ничего не контролировал?

Дамаск (Сирия), 26 августа.
Ровно два года исполняется Соглашению о размещении авиагруппы ВКС РФ
на авиабазе Хмеймим
. Прибытие российской авиагруппы на Ближний Восток помогло сирийским правительственным силам восстановить контроль над значительной частью территории страны, захваченной радикальными группировками. Как карта войны в Сирии стремительно менялась благодаря военной помощи ВКС РФ – в материале Федерального агентства новостей (ФАН)
.

Север Сирии: лоскутное одеяло

К моменту заключения соглашения о размещении авиагруппы ВКС в Сирии, карта ситуации в стране представляла собой огромное лоскутное одеяло. Правительство Сирии контролировало лишь узкую полосу земли на западе страны, в то время, как остальная часть страны перешла под контроль боевиков.

Показательный пример – северные провинции Сирии: Латакия
, Идлиб
, Алеппо
и Хасака. На протяжении четырех лет войны провинция Идлиб оказалась под полным контролем террористов всех мастей – от оппозиционной «Свободной сирийской армии»
, до радикальных джихадистов из «Джебхат ан-Нусра» 1
(террористическая организация, запрещена в РФ). Создание прочного плацдарма террористов в Идлибе позволило незаконным вооруженным формированиям вести экспансию в соседние провинции – Латакию и Алеппо. Кроме того, значительная часть провинции Алеппо попала под контроль террористов «Исламского государства» 1
(группировка запрещена в РФ).

Сирийский город Алеппо
стал эпицентром противостояния сирийской армии и террористов. Бои в городе продолжались с переменными успехами, боевикам удавалось теснить сирийскую армию в ходе плотных уличных боев. И положение «сирийского Сталинграда», как часто называли Алеппо, становилось все хуже – вплоть до того момента, пока в Сирии не появились ВКС РФ. В результате операции «Заря победы» сирийским военным при поддержке ВКС РФ, российских военных советников и саперов удалось освободить Алеппо от боевиков.

Освобождение Алеппо стало переломным событием для Сирии. После окончания операции, сирийские правительственные силы при поддержке ВКС РФ начали наступление на боевиков «Исламского государства», которые занимали восток и юго-восток провинции. В результате уверенных действий российской авиации – только за два последних месяца для изгнания ИГ 1 из Алеппо ВКС РФ интенсифицировала вылеты, нанеся по инфраструктуре ИГ свыше 5 тысяч авиаударов — сирийская армия смогла прорваться к реке Евфрат и освободить всю провинцию от боевиков.

Центральная Сирия: широкий фронт против ИГИЛ

Основные бои с террористами «Исламского государства» ВКС РФ развернули в центральных провинциях Сирии – Хама
и Хомс
. Освобождение восточных частей двух провинций являлось жизненно необходимой целью для Дамаска
: в этом районе сосредоточены нефтяные и газовые месторождения, которые террористы использовали для выкачивания и последующей контрабанды нефтепродуктов. Кроме того, террористы могли перерезать ключевые трассы – в частности, стратегически важную «дорогу жизни» Саламия – Итрия – Ханассер – Алеппо
, питавшую осажденный город.

Главной целью на первом этапе освобождения Хамы и Хомса стала операция в Пальмире
. Древний город, жемчужина сирийской пустыни, Пальмира с 2015 года находилась в руках террористов ИГ, которые разрушали древние памятники и объекты исторического значения. В первый раз Пальмиру удалось освободить 28 марта 2016 года: благодаря поддержке ВКС РФ с воздуха, благодаря работе российских военных советников и Сил специальных операций ВС РФ сирийским войскам удалось занять ключевые высоты и вынудить боевиков сдать город.

Однако террористы ИГ все же нашли силы для реванша: в декабре 2016-го: мобильные отряды ИГ сумели захватить Пальмиру, в результате чего сирийской армии пришлось все начинать сначала. Подготовка к новой спецоперации продолжалась месяц. Согласно плану, предложенному Генштабом ВС РФ, сирийская армия должна была наступать широким фронтом, с максимально плотной зачисткой местности. В итоге, после трех месяцев упорных боев, 2 марта 2017 года Пальмира снова вернулась под контроль сирийского правительства.

Важной задачей для сирийского правительства стало освобождение нефтяных и газовых полей Пальмиры. Благодаря поддержке ВКС РФ, удалось установить контроль над газоперерабатывающим комплексом Хаян, нефтяным полем Аш-Шаир, а также месторождениями Джазаль и Махрур. Кроме того, террористы ИГ отступили из города Арак и прилегающей к нему территории нефтяного поля Аль-Хейль.

Тем не менее, бои за восток Хамы и Хомса все еще продолжаются. Главной проблемой оставался укрепрайон ИГ в населенном пункте Акербат: здесь террористы сконцентрировали многотысячные силы боевиков, которые продолжали атаки на нефтяные и газовые поля. Однако после массированных ударов ВКС РФ, значительные силы террористов покинули Акербат, а сирийская армия при поддержке российских самолетов с воздуха рассекла район на два «котла», бои за которые продолжаются по сей день.

Дамаск: конец анклавов

Поддержка ВКС РФ в борьбе с ИГ в Восточной Хаме и Хомсе, а также освободившиеся после битвы за Алеппо ресурсы позволили Сирии заняться освобождением от боевиков вооруженной оппозиции районов вокруг Дамаска
. На протяжении 2012-2013 гг. вокруг сирийской столицы сформировался целый пояс оппозиционных анклавов, принадлежащих различным группировкам. Доходило до того, что снаряды боевиков долетали до правительственных кварталов Дамаска, а главари террористов призывали своих сторонников штурмовать президентский дворец.

После коренного перелома в битве за Алеппо, сирийская армия смогла вплотную заняться освобождением анклавов. За период с декабря 2016 по май 2017 под контроль правительственных сил перешла вся западная часть оазиса Гута, район Вади Барада, снабжавший Дамаск питьевой водой, а также районы Аль-Кабун и Барзе на востоке сирийской столицы. Кроме того, значительно потерял в размерах анклав боевиков в Восточной Гуте
: поражения исламистов привели к тому, что анклав согласился с условиями перемирия, боевики присоединились к переговорам в Астане и поддержали введение зоны деэскалации.

Южная Сирия: границы на замке

Южные провинции Сирии – Даръа
, Кунейтра
и Сувейда
– долгое время частично находились под контролем боевиков оппозиции и террористов «Джебхат ан-Нусры». На протяжении нескольких лет исламистам удалось подчинить себе территорию близ сирийско-иорданской границы, а также занять демилитаризованную зону близ Голанских высот, оккупированных с 1973 года Израилем.

Кроме того, на юге Сирии действовала значительная часть сил, которых поддерживали Соединенные Штаты Америки. Наемники «Новой сирийской армии», проходившие подготовку в Иордании, готовились при поддержке США и Великобритании опередить сирийскую правительственную армию и занять южную границу Сирии, спешно пройти в провинцию Дейр эз-Зор
, занятую «Исламским государством», и закрепиться на ключевых нефтепромыслах страны.

Тем не менее, планам Запада не суждено было сбыться. Наступление проиранских шиитских отрядов к границе с Ираком позволило отрезать проамериканских боевиков от продвижения к Дейр эз-Зору. А вскоре, благодаря консультациям России и США, удалось создать первую зону деэскалации в Сирии – в трех южных провинциях.

Впереди – Дейр эз-Зор

По словам начальника Главного оперативного управления Генштаба Вооруженных Сил РФ генерал-полковника Сергея Рудского
к началу операции ВКС РФ в Сирии официальный Дамаск удерживал контроль над 12 тысячами кв. километров территории страны. Однако благодаря активной военной помощи со стороны России, сегодня сирийские войска контролируют 74 тысячи квадратных километром, увеличив границы контроля в четыре раза.

Как заявил на днях министр обороны РФ Сергей Шойгу
, благодаря военным победам и процессу мирного урегулирования в Астане, фактически удалось остановить гражданскую войну в Сирии. Только благодаря участию РФ в урегулировании этого конфликта на Ближнем Востоке и грамотному руководству министра обороны Сергея Шойгу удалось достичь таких успехов. Сейчас сирийская армия занята зачисткой двух котлов «Исламского государства» в восточных частях провинций Хама и Хомс. Как сообщает Минобороны, восстановление контроля над этими территориями позволит создать удобный плацдарм для наступления в последнюю провинцию, контролируемую террористами – Дейр эз-Зор. И естественно, ключевая роль в этом наступлении непременно будет сыграна Россией.

1 Организация запрещена на территории РФ.

Кровь из «Источника мира»? Чем грозит турецкая операция в Сирии

9 октября вооруженные силы Турции начали военную операцию в Сирии под названием “Источник мира”. Турецкие военные начали наносить удары по курдским объектам, а затем и перешли границу. Это случилось почти сразу после того, как Дональд Трамп заявил о выводе из района американского военного контингента. Операция направлена против курдов – недавних союзников США по антиигиловской коалиции, которых Турция считает террористами. Действия Эрдогана активно критикуют в ЕС, где опасаются новой гуманитарной катастрофы и дестабилизации всего региона. Трамп пригрозил уничтожить турецкую экономику, если сочтет действия Анкары чрезмерными и неоправданными, а потом пообещал продолжить финансирование и вооружение курдов. В российском МИДе к “Источнику мира” тоже отнеслись без восторга, впрочем, свалив ответственность на США.

В том, кто с кем и почему воюет в этой новой главе затяжного сирийского конфликта и много ли выльется крови из “Источника мира”, разбирались журналист Яшар Ниязбаев, политолог Маис Курбанов, представитель сирийской общины в Москве Махмуд Аль-Хамза, востоковед Владимир Исаев и политолог Борис Шмелев. Вел программу Сергей Добрынин.

Сергей Добрынин: Похоже, практически все пытались Эрдогана отговорить от операции в Сирии. Даже Трамп, который де-факто создал условия, в которых эта операция стала возможной, даже он стал высказываться более жестко в том смысле, что лучше этого не делать. Почему Эрдоган все-таки пошел на эту операцию, к тому же так резко, немедленно после того, как американский контингент эту зону покинул?

Яшар Ниязбаев: Я думаю, у них была какая-то договоренность с Трампом. Если очень внимательно следить за тем, что говорил Трамп, он открещивался, но даже сам Эрдоган сегодня сказал, что он это делает, чтобы как бы смягчить давление, которое в США на него. В его словах было некое слово «ограничение», «рамки». То есть между ним и Эрдоганом была какая-то договоренность, видимо, когда Трамп сделал заявление «я уничтожу твою экономику, если перейдешь какие-то рамки». А какие рамки, нам неизвестно. Поэтому говорить, что Эрдоган внезапно вошел, он очень давно готовился. Мы даже думали, что это случится скоро, но не понимали, как скоро. Была вероятность, что это случится в ближайшие две-три недели. А тут вдруг с одной стороны, может быть, и внезапно, но это случилось после звонка, Эрдоган поделился с журналистами, что ему сказал Трамп, что все нормально, давай, двигай, я тебе даю зеленый свет.

Сергей Добрынин: Какая все-таки реальная мотивация Эрдогана? Конечно, заявляется, что это забота о безопасности южных границ Турции. Но нет ли за этим чего-то другого, например, желания контролировать будущую Сирию, какой она станет, может быть, после окончания конфликта или захвата части территорий?

Яшар Ниязбаев: Наверное, обе темы не противоречат друг другу. Если вас нет на поле боя (это слова Эрдогана, кстати), то вас нет и за столом переговоров. Поэтому да, и первое правильно, и второе правильно. Вопрос безопасности для турок всегда стоял. Я учился в Турции, жил очень долгое время в Турции, я понимаю всю эту атмосферу, которая сейчас там царит. Я понимаю, что вопрос угрозы до такой степени действительно был на повестке дня, беспокоил, что вся оппозиция консолидировалась, кроме небольшой части, во-первых, прокурдская партия, во-вторых, очень крайние левые идеологические партии.

Сергей Добрынин: То есть поддержка в обществе велика?

Яшар Ниязбаев: Можно сказать, 90% поддержки.

Сергей Добрынин: Я так понимаю, что средства массовой информации в Турции, в частности, телевидение, они еще больше, чем в России, подчинены единому центру, они достаточно провластны?

Яшар Ниязбаев: Они подчинены, они находятся под контролем. Слава богу, есть интернет, оппозиционные каналы популярны. Но они, конечно, только в интернете. Есть единственный новостной блок, который ведет наиболее четкую оппозиционную риторику, а все остальные подконтрольные. Когда вы смотрите турецкие передачи, ток-шоу, они не похожи на ток-шоу, которые мы наблюдаем в России, они очень информативные и познавательные. Там никоим образом не направляют гостей, очень редко они спорят, чтобы повышался голос. Благодаря этому вы можете увидеть объективную картину.

Сергей Добрынин: Если говорить о военной стороне этой операции, я прочитал сегодня, что на стороне курдских соединений могут выступить до 50 тысяч бойцов, достаточно большая армия. При этом предыдущие операции Турции на севере Сирии «Оливковая ветвь» и «Щит Евфрата» в основном производились силами союзных Турции сирийских оппозиционеров, 14 тысяч, по-моему. То есть Турции придется, видимо, достаточно большой собственный контингент отправить на войну в соседнее государство.

Яшар Ниязбаев: Отправит, если придется. У меня ощущение, нам говорят, что будут боевые действия, а мне кажется, что они будут краткосрочными. Давайте вспомним, что было во время «Оливковой ветви», не «Щит Евфрата», там турки воевали не с курдскими боевиками и группировками, они воевали против террористической организации ИГИЛ. В «Оливковой ветви» все закончилось очень быстро. Как только российские специалисты, инструкторы покинули территорию, стало ясно, что все, эта война не будет длиться очень долго, потому что Турция действительно войдет, она может отутюжить эти территории. Были какие-то локальные перестрелки. В целом погибло до 60 человек со стороны Турции, но было нейтрализовано около 4 тысяч боевиков курдских. Сейчас ситуация очень похожа на «Оливковую ветвь». То есть американцы ушли, есть несколько городов, которые освобождены, те боевики, которых турки считают террористами, они не будут там находиться до последнего, я думаю, они все-таки уйдут. Но если та оставшаяся часть после 30 километров, если Турция пойдет туда, а это большой вопрос, это не на руку никому в мире, тогда эти боевики точно будут воевать. Эта буферная зона, которую пытается создать Турция, мне кажется, она будет с боем, но не с сильным.

Сергей Добрынин: Маис, есть разные мнения о том, как далеко собираются турецкие войска зайти. Самое маленькое, я слышал мнения, что они собираются три приграничных города захватить и все. Другой вариант, что это будет та самая 30-километровая буферная зона, которая декларируется в заявлениях Эрдогана. Третий вариант, что они пойдут дальше, большая территория, занятая курдами, – это может быть целью Турции окончательной?

Маис Курбанов: Война, которая сейчас происходит, – это опасная, нежелательная. Они думают, что это легко закончится. Там заинтересованы не только террористы, там мировая заинтересованность, интересы и Запада, и Америки, и Турции, и Сирии, и боевиков. Когда война идет к концу, это новая война, которая затянется надолго. Турки ничего не добьются. На территории Турции немало курдов, которые тоже могут нагнетать обстановку. Затянули Турцию в эту войну. Можно было дипломатично договориться с Башаром Асадом, потому что это чужая территория, в чужой монастырь со своими уставами не ходят. Получается, что тот процесс, который сейчас происходит там, – это начало новой войны. Те формулировки, которые были до этого, никто не нарушал, сейчас будут нарушены. Потом могут другие государства претендовать. Саудовская Аравия имеет большую заинтересованность. Американцы недавно вышли, европейцы могут прийти и сказать: мы хотим демократию. Тогда получается, где та система, когда надо получать разрешение от ООН или от тех государств, которых официально туда приглашают.

Сергей Добрынин: Действительно есть опыт военных операций Турции в этом регионе, на севере Сирии, только в западной части, между морем и Евфратом. Я слышал такие сообщения, что там, хотя Турция заявляла, что она будет уважать территориальную целостность Сирии, там тем не менее открываются турецкие школы, в ходу турецкая валюта и вообще потихонечку происходит такая тюркизация. Можно ли ожидать, что и в этой увеличенной зоне тоже потихонечку будет?

Яшар Ниязбаев: Для меня тоже интересным кажется этот вопрос. Мы же знаем, что Иран, Россия, Турция вместе как гаранты тех территорий, демилитаризованных зон, гаранты вообще возможного мира окончательного, в Сирии всегда подчеркивают целостность сирийского государства. Но когда мы видим, что Турция проводит операцию, потом на этих частях останавливается, конечно, здесь возникает вопрос: о какой тогда целостности страны идет речь? Другое дело, что Турция объясняет это таким образом: как только будет восстановлен мир, когда эта тема закроется, конституционный комитет создастся, будет новая конституция, то мы спокойно отсюда уйдем, при этом, конечно, не оставляя эти территории абсолютно пустыми и свободными. Тех людей, которых она туда когда-то привела, будет каким-то образом защищать. Если бы это было так легко, ты взял, провел операцию, ИГИЛ оттуда ушел и все, территория свободна. Дело этим не заканчивается. Идлиб для нас очень хороший пример в этом плане. Какая цель вообще у Турции – они хотят создать буферную зону. Если вы посмотрите на карту, действительно большая часть севера Сирии, то, что находится на западе реки Евфрат, уже под контролем Турции, на востоке от реки Евфрат не была под контролем Турции. Эту часть Турция все время хотела. Она называла причину, по которой она хотела создать там буферную зону – это безопасность, это пояс безопасности для себя, а также для того, чтобы вернуть тех беженцев, которые находятся в Турции, вернее, часть. Те, которые возвращаются, они выучили турецкий, это будет протурецкая демография. Сейчас турецкая сторона говорит, что эта курдская группировка изменила демографию этой территории. По версии турок там должны были жить туркоманы, арабы, но сейчас большинство – это курды, что для Турции кажется неприемлемым. Поэтому она хочет сейчас расселить туда курдов, тем самым демографию все-таки изменит.

Сергей Добрынин: Махмуд, как вы считаете, после того, как конфликт в Сирии завершится в достаточной степени, какая-то политическая стабильность будет достигнута, эти находящиеся под контролем Турции буферные зоны будут быстро освобождены или все-таки там будет что-то более сложное?

Махмуд Аль-Хамза: Я думаю, что эта операция турецкая не играет большую роль в стабилизации Сирии в целом, это касается северных районов в основном и восточных частично. Это войска курдских подразделений, которые руководствуются Рабочей партией Курдистана, подчиняются Ирану, сотрудничают с режимом сирийском. Поэтому турки раньше заявляли о поддержке сирийской революции, потом превратилась их забота в основном в национальную безопасность именно против этих террористических группировок. Конечно, жалко, что они вмешались военным образом. На востоке Евфрата американцы, на западе и российские, и иранские, даже где-то британские, французские даже и турецкие. То есть Сирия фактически оккупирована несколькими странами. Поэтому турки дополняют еще один элемент в этой ситуации. К сожалению, самая главная причина всех этих бед и катастроф в Сирии – это режим диктаторский, преступный режим. Жалко и обидно, что его поддерживали многие страны, в том числе и Россия. Это большая ошибка поддерживать такой режим против собственного народа. Турция оправдывает свои действия тем, что она защищает свою национальную безопасность.

Сергей Добрынин: Одна из мотиваций, которую Эрдоган упомянул, оправдывая эту операцию, было то, что создание буферной зоны позволит вернуться на родину миллиону или даже трем миллионам сирийских беженцев. Как вы думаете, это реально?

Яшар Ниязбаев: Я думаю, такая цель есть. Насчет перспектив не знаю, но цель заявлена. Турки не просто скажут: давайте, идите, это территория ваша. Они там создадут инфраструктуру, они построят дома. Турция после того, как создаст пояс защиты для себя, буферную зону, зону безопасности для сирийских беженцев, она не собирается просто их туда отправлять без ничего, без еды, без работы, без возможностей для пропитания. Это главная цель турецкой стороны, на этом тоже можно очень хорошо заработать, это тоже одна из сторон этого вопроса, начать серьезную застройку инфраструктуры, зданий, школ. Во-первых, они не разделяют те взгляды людей, которые находятся в этих зонах. Турки делят курдов мирных и которые идеологически солидарны с той группировкой, которая враждебна в отношении Анкары. Можно сказать, сирийские курды, которые убежали от войны, находятся на территории Турции, они же не живут в лагерях, они разбросаны по всей стране, в основном в Стамбуле. Турецкое государство пытается решить этот вопрос, потому что граждане недовольны этой ситуацией, они хотят, чтобы с этими беженцами что-то сделали. Турецкое руководство пытается найти такой выход, то есть создать возможность такую, чтобы у этих беженцев сирийских было желание вернуться. Конечно, они доверяют Турции, раз они убегают в Турцию. Я уверен, что большинство из них любят Эрдогана, симпатизируют. Если Эрдоган скажет: мы вам построили дома, или построим, или вы сами будете их строить. Вполне возможно, какая-то часть вернется. Но это уже какая-то предпосылка для возвращения.

Сергей Добрынин: Владимир, один из вопросов, который обсуждался в связи с этой операцией, в том числе Дональд Трамп его поднимал – это захваченные коалицией находящиеся в буферной зоне бойцы ИГИЛ. Их там много находится?

Владимир Исаев: По разным оценкам, если имеются в виду лагеря, то там речь, как заявляли те же самые курды, находится около 60 тысяч не только боевиков, там еще жены, дети, причем большая часть детей. Поэтому проблема действительно серьезная, не знают, что с ними делать.

Сергей Добрынин: Турция способна этот вопрос самостоятельно решить каким-то образом, если она захватит эту зону, сделает ее буферной?

Владимир Исаев: В любом случае эту проблему придется решать не только Турции. Я думаю, что турки будут настаивать на том, чтобы, поскольку на территории Сирии воевали граждане из 83 стран, их службы выясняют, из какой страны кто родом, настаивают на том, чтобы эти страны забирали этих людей к себе, судили или не судили – это уже другой вопрос. В частности, я знаю, что такие переговоры были с Францией. Франция категорически сделать это на сегодняшний день отказалась.

Сергей Добрынин: Я так понимаю, что там много находится россиян. С россиянами этот вопрос может быть решен через официальные российские каналы?

Владимир Исаев: Ради бога. Они сами не хотят возвращаться, потому что у нас за участие, даже если человек не принимал участие в боевых операциях, речь идет, конечно, прежде всего о женщинах, 8 лет тюрьмы, ради бога, пусть возвращаются в тюрьму.

Сергей Добрынин: Маис, курды произносят слово «предательство», потому что им кажется, что их Дональд Трамп фактически сдал. Вместе воевали против ИГИЛ, вдруг он говорит: все, мне надоело воевать с Сирией, я ухожу, вы остаетесь. Вы считаете, что это адекватная, оправданная оценка действий американского руководства?

Маис Курбанов: Интересно, как американцы вводят войска, тоже заходят в игру. Все понимают, что здесь есть какая-то игра и взаимопонимание. Инфраструктуру можно создать по всей Сирии, необязательно там, где Турция хочет. Какие там интересы – это надо глубоко вникать. Мы понимаем, что расширение территории играет большую роль. Когда-то в истории это место принадлежало Турции. Завтра эта война будет между Сирией и Турцией. Сирия научилась воевать, имеет армию, тем более помогает им Россия и Иран, мощные государства. Когда начнется большой межгосударственный конфликт, куда Турция пойдет? Турция имеет много врагов внутри. Я против Турции ничего не имею, но когда какие-то шаги предпринимаются, надо советоваться. В одиночестве войти в такую авантюру, в такую опасную игру, чем это закончится? Надо сначала думать о населении Турции. «Источник мира», а сколько уже погибло невинных людей, сколько дальше будет. Сирия тоже не будет спокойно смотреть. Они сейчас призывают мировую общественность, чтобы реагировали на эту ситуацию. Башар Асад нравится многим, кто проживает в этой стране, они пусть сами рассуждают, что надо, кого выбрать президентом, а кого нет. Сегодня очень много президентов не нравится, очень много тиранов в мире существуют, даже хуже, чем Башар Асад, никто против них претензий не имеет, потому что они устраивают закулисных друзей. Башар Асад не устраивает, надо убрать. Получается, когда уже война была выиграна Башаром Асадом, Трамп смотрит направо, налево, видим, что там нечего ему делать, он просит своих друзей бороться дальше с Башаром Асадом, не дать Башару Асаду встать с колен.

Сергей Добрынин: Давайте поговорим в целом о нынешнем состоянии конфликта в Сирии, вспомним, как в нем стала участвовать Россия, чего она добилась.

Сергей Добрынин: Владимир, сейчас Трамп сформулировал идею, что США сирийский вопрос больше неинтересен. Мы не знаем, насколько фактически состоится вывод войск с территории Сирии, тем не менее, интерес к этому направлению будет намного меньше. Что это означает для России? Это означает, что Россия может занять какое-то новое место в этом конфликте или нет?

Владимир Исаев: Уход американцев, они уже уходят в течение последних двух лет из Сирии и до сих пор не ушли, просто переместятся в другое место – это сомнений не вызывает. То, что они освобождают место для турок, тоже понятно. Потому что Трамп прагматик, и если выбирать союзника на Ближнем Востоке между не совсем понятными вооруженными формированиями курдов и своими союзниками по НАТО, то, естественно, выбирается союзник по НАТО. Россия совершенно четко в свое время заявила курдам следующее, что если они признают власть Дамаска, то есть центральную власть – это означает, что появление на границах Сирии довоенных тех же самых сирийских войск, пограничников, которые держали бы границу под контролем. Курды в свое время от этого категорически отказались, даже создали такое государство, которое не признал никто. Соответственно, все дальнейшие обращения их к нам натыкались на то, что мы говорили всегда, что мы выступаем за территориальную целостность Сирии. Естественно, что курды могли бы рассчитывать в будущей мирной Сирии на достаточно широкую автономию, рамки которой можно было обсуждать, но не только с нами, но и с правительством Дамаска. Поэтому мы занимаем эту позицию. Обратите внимание, об этом говорил и наш президент, говорил министр иностранных дел, и мы остаемся на этих позициях. Что касается того, что мы будем заходить в те районы, которые покинуты американцами, то, если понадобится уничтожить какую-то военную угрозу, да, зайдем, но это не означает, что мы будем занимать их место.

Сергей Добрынин: Сейчас курдам придется где-то искать поддержку, если американской поддержки они лишились или лишатся, то для них один из возможных вариантов – это переговоры с Дамаском. Здесь Россия может выступить посредником. Но это означает ухудшение отношений с Турцией. Как вы считаете, Россия готова на такое пойти?

Яшар Наязбаев: Я не считаю, что будет ухудшение отношений с Турцией в таком случае. Во-первых, Россия действительно предлагает, даже в эти дни слышали, было заявление Лаврова как раз об этом. Действительно ситуация складывается так: как только у курдов возникают проблемы, они двигаются в сторону переговоров с Дамаском. Но в какой-то момент что-то меняется, они опять чувствуют поддержку со стороны США, они меняют свое отношение к ситуации. У них свое видение, у них есть желание и вера в то, что у них когда-то будет свое государство, для них это главное. Конечно, если Америка может им дать эту возможность, она в результате выбирают Америку. Я не верю, что Америка уйдет до конца. Я помню слова министра иностранных дел Турции, который сказал, что каждый раз, когда Россия говорит о том, что они выводят военных, они потом возвращаются еще большим количеством. То же самое можно сказать про всех, и турки так делают, и американцы. Когда они дополняют свои контингенты, они об этом не говорят, когда они вдруг решают какую-то часть забрать, они об этом говорят. Когда мы говорим о том, что якобы американские солдаты покинули территорию – это всего лишь несколько населенных пунктов, которые освобождаются, там численность этих солдат максимум сто человек.

Сергей Добрынин: Здесь важна интонация Трампа, что ему в целом кажется, что это направление, этим должны заниматься другие страны.

Яшар Наязбаев: В Турции говорят, и я с ними соглашусь, что Трамп сидит в Белом доме, слава богу, что в Америке есть разделение властей. То, что говорит Трамп, как в России любят говорить, он говорит как реальный пацан. Он общается с Эрдоганом в этих тонах, он нашел с ним общий язык, он ему по телефону что-то пообещал. А как в реальности к этому относится Пентагон, Конгресс – это совсем иная ситуация. Когда Трамп говорит: я с ним договорился, все нормально. А Конгресс говорит: ладно, ты договорился, но если он перейдет ту черту, о которой ты, Трамп, нам сказал, то знай – вот они санкции, которые ты нам не позволяешь ввести против Турции. Действительно Трамп их сдерживает, он очень часто сдерживал и до сих пор сдерживает, потому что у него есть некое понимание, они нашли с Эрдоганом общий язык. Я считаю, что американцы не уйдут, потому что те территории, которые остаются за американцами, при помощи курдских отрядов самообороны, это самые нефтеносные районы. Поэтому до сих пор у нас нет даже мысли, что американцы покинут. Если вы посмотрите на реакцию представителя, который общался с курдскими отрядами самообороны, он очень резко осудил Трампа. Насколько я понимаю, Пентагон не поддерживает Трампа в этом вопросе. Они вывели солдат, когда Трамп договорился с Эрдоганом, это как раз несколько населенных пунктов, которые сейчас захватывает Турция. Турция сейчас захватит их, остановится, потом будет опять отжимать у Трампа возможность двигаться дальше, но при согласии России.

Сергей Добрынин: Борис, как турецкая операция «Источник мира» меняет диспозицию сил в сирийском конфликте? Какие там сейчас главные силы остались, как поменяются их союзы в виду этой операции?

Борис Шмелев: Ввод турецких войск на северо-восток Сирии, о чем президент Турции Эрдоган говорил уже давно, этот вопрос он обсуждал и с российским президентом, с президентом США Трампом, конечно, меняет политическую ситуацию в этом регионе. Дело все в том, что эта операция ослабляет позиции курдов, ослабляет позиции тех сил, которые решительно действовали против ИГИЛ. Это приводит к обострению курдско-турецких отношений, в первую очередь это не может не сказаться на взаимоотношениях между Турцией, Россией и Ираном, поскольку Иран категорический противник ввода турецких войск в этот регион Сирии. Плюс, конечно, Дамаск тоже недоволен вводом этих войск, поскольку это вмешательство во внутренние дела суверенного государства без согласия Дамаска. Эрдоган ссылается на договор 1990 года, в соответствии с которым можно было вводить войска в приграничные зоны Сирии для борьбы с террористами, для борьбы с курдским движением. То есть легальная основа для этого есть. Но тем не менее, это меняет расклад сил в этом регионе, поскольку объективно это послужит усилению позиций сторонников ИГИЛ. Этот шаг со стороны Турции усложняет весь этот сирийский паззл, запутывает его еще больше. На сегодняшний день трудно даже сказать, к чему это все приведет. Сейчас очень много разговоров идет о том, что на этой территории, которую хочет поставить под контроль Эрдоган, может возникнуть какое-то новое квазигосударственное образование типа Северного Кипра. Очень может быть, что на это Эрдоган и пойдет. Тогда это вообще запутывает и усложняет решение сирийского кризиса. Совершенно очевидно, что решение сирийского кризиса в результате этих действий со стороны Эрдогана становится еще более проблематичным, все отодвигается на дальние рубежи временные. Как все это будет все распутывать и развязывать, никто не знает.

Сергей Добрынин: Насколько Кремль готов и дальше последовательно и до конца поддерживать президента Асада?

Маис Курбанов: Кремль всегда поддерживал тех, которые чувствуют, что они справедливы. То есть Кремль никогда не лезет туда, кто его не приглашает. Кремль приглашали официально, поэтому Кремль пошел помочь своему союзнику. Кремль будет стоять до конца. Мы были свидетелями того, как многие друзья отошли от России с той же Югославией, когда Россия не отреагировала своевременно. Россия больше этого не потерпит и будет защищать своих друзей до конца. Конфликт, который сейчас возник в Сирии со стороны турецких войск, приведет к большому конфликту. Этот конфликт нужно остановить, пока не поздно. Нужно призвать мировое сообщество, чтобы всем миром остановить, потому что, не дай бог, Башар Асад подключится, курды пойдут к нему – это уже война будет между Сирией и Турцией. Я думаю, это очень близко, надо предотвратить. Россия будет защищать до конца, но Россия с Турцией тоже не хочет испортить отношения. Выбор очень тяжелый, но вместе можно победить, кто сегодня несправедливо действует.

Сергей Добрынин: Я, кстати, совсем не уверен, что если действительно состоится какой-то союз между курдами и Дамаском, курды будут чувствовать себя безопасно, что в случае окончания войны они сохранят автономию и так далее. Зная Асада, я не был бы в этом так уверен. Действительно много критики Эрдогана со стороны ЕС, со стороны арабских стран. Сегодня в ответ Эрдоган намекнул, что он может открыть границы для беженцев. Насколько это сильный козырь в его рукаве?

Яшар Наязбаев: Это очень сильный козырь, по-моему. Потому что сейчас Европа, все мировые лидеры высказали свое мнение, они высказали свое несогласие с этой операцией. У них тоже есть свои рычаги, но у Эрдогана есть рычаг посильнее.

Сергей Добрынин: Сколько беженцев остается на территории Турции, кто был бы готов отправиться дальше в Европу?

Яшар Наязбаев: Мне кажется, это легко сделать – пустить слух. Когда вы находитесь в Турции, у вас поддержка государства минимальная. Вы живете в своих условиях, вы находите работу, вы находите жилье, платите за аренду и так далее. Люди, которые живут в лагерях, их очень мало. Если пустить слух, что граница открылась, и вы попадете в Германию, которая платит около полторы тысячи евро, там очень хорошие условия, то они просто ринутся. Все это понимают, что Эрдоган может дать зеленый свет, может спокойно открыть границы, этот поток будет нескончаемый, его невозможно будет остановить. А если говорить о количестве, если 4 миллиона находится в Турции беженцев, еще около двух в Идлибе, после операции, которая будет в конце концов в Идлибе, начнется новый поток, получается, плюс два миллиона. Эти два миллиона, они свежие, они могут идти до конца. То есть это серьезный рычаг в руках Эрдогана, он, мне кажется, очень хорошо им лавирует, умеет его использовать.

Сергей Добрынин: Возвращаясь к вопросу о том, что будет с курдами, может ли так получиться, что России придется выбирать, на чьей стороне выступить, на стороне Анкары или на стороне Дамаска?

Борис Шмелев: Конечно, этот вопрос перед Россией встанет неизбежно. Уже сейчас курды в условиях, когда Трамп, как они считают, сдал их, обратились к России с просьбой защитить их, помочь урегулировать взаимоотношения с Турцией. Россия здесь занимать нейтральную позицию долго не сможет, ей придется выбирать между курдами, между Турцией и между Дамаском. Отношение к курдам у России сдержанное, поскольку они пользовались поддержкой со стороны США до этого, ориентировались в своей политике на США. Что касается взаимоотношений между Дамаском и Турцией, Анкарой, то, естественно, придется выбирать. Сейчас Россия столкнулась с необходимостью решения сверхсложной задачи – не допустить резкого обострения отношений между Сирией и Турцией, не допустить нарастания конфликта уже по этой линии. В этом случае Сирия получит поддержку со стороны Ирана, тогда вся эта конструкция зашатается, Россия окажется у разбитого корыта. Да, эта проблема перед Россией маячит. Задача российской дипломатии не допустить ее появления в реальности, найти какие-то возможности для того, чтобы удержать Анкару от далеко идущих действий, сдержать Дамаск от решительных шагов в отношении Турции, в отношении турецких войск, в отношении тех сил, которые Турцию сейчас поддерживают в этой операции.

Сергей Добрынин: Вообще отношения России с Турцией в последние годы – это такой когнитивный диссонанс. Потому что с одной стороны мы то становимся союзниками страны НАТО в сирийском конфликте, что достаточно необычно для России современной, потом случается сбитый самолет, снова отношения портятся, потом снова восстанавливаются. Непонятно в итоге, союзники мы или нет. Мы сегодня спросили прохожих на улицах Москвы, что они думают, является ли Турция союзником России.

Что произошло с Сирией за десять лет войны :: Политика :: РБК

Некогда одно из самых успешных государств региона — Сирия — превратилось в центр притяжения политических экстремистов и международных террористов, в универсальную площадку для выяснения отношений между иранцами и израильтянами, турками и курдами, шиитами и суннитами, Москвы и Вашингтона, описывает пеструю картину конфликта генеральный директор Российского совета по международным делам Андрей Кортунов. Длительность войны не случайна, а вполне закономерна — с самого начала в стране налицо было жесткое присутствие внешних сил и игроков, которое все и предопределило, уверен бывший посол России в Саудовской Аравии, заместитель председателя Ассоциации российских дипломатов Андрей Бакланов.

История сирийского конфликта

Назвать точную дату начала гражданской войны в Сирии, которая идет вот уже десять лет, достаточно трудно. Одним из первых крупных выступлений стала акция в Дамаске 15 марта 2011 года, когда несколько сотен человек стихийно собрались и вышли на улицы столицы. Звучали лозунги против коррупции, за демократию и свободу слова, а также требования к Башару Асаду покинуть пост президента.

Митингу в Дамаске предшествовали события в городе Дераа у границы с Иорданией. В начале марта там были задержаны школьники из известных в городе семей, которые написали на школе: «Твоя очередь, доктор», — намек на то, что президента Башара Асада, офтальмолога по образованию, постигнет участь президентов Туниса и Египта Зин Абидина бен Али и Хосни Мубарака, подавших в отставку из-за массовых акций протеста в своих странах. Против задержания собралась уличная демонстрация, и полиция применила силу против протестующих.

В Дераа митинги тоже продолжались и тоже были разогнаны. 18 марта по несогласным был открыт огонь, жертвами стали четыре человека. После похорон погибших начались новые беспорядки, и вскоре часть города перешла под контроль протестующих. В апреле стихийные массовые демонстрации охватили всю страну. При столкновениях с полицией гибли уже десятки людей.

15 июля Международный комитет Красного Креста (МККК) объявил, что расценивает внутриполитическую ситуацию в Сирии как гражданскую войну и требует соблюдения международного гуманитарного права на территории страны.

29 июля у повстанцев появилась армия: нелояльные режиму сирийские офицеры под руководством полковника Рияда Асада объявили о формировании Свободной сирийской армии (ССА).

В конфликте почти с самого его начала проявились интересы стран региона и мировых держав. В 2014 году из соседнего Ирака началось проникновение бойцов запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство» (ИГ). К осени 2015 года террористы стояли на пороге Дамаска.

В 2014 году США, возглавлявшие коалицию по борьбе с террористами, начали наносить удары по их позициям в Сирии. В октябре 2015 года свою антитеррористическую операцию начала Россия. В конце 2017 года российский президент Владимир Путин объявил о разгроме террористов, в заслугу разгром ИГ ставят себе и США. К этому же времени военные силы правительства Асада начали восстанавливать контроль над территорией страны.

Попытки мирно урегулировать конфликт до сих пор результата не принесли. Основой для урегулирования являются принципы, принятые в Женеве в 2012 году, — создание переходного правительства с участием всех заинтересованных сторон, проведение президентских и парламентских выборов, формирование новых органов власти. Одним из элементов урегулирования должно стать и принятие новой Конституции — 30 октября 2019 года начал работу Сирийский конституционный комитет. Однако к непосредственному написанию нового закона его участники (они собираются в Женеве) до сих пор не приступили, поэтому очередные выборы президента (должны пройти до конца мая) пройдут по существующему законодательству.

Кто сейчас управляет Сирией

К десятой годовщине большая часть страны вернулась под контроль Башара Асада. Поддерживать баланс ему помогают Иран и Россия. «У России достаточно точечное присутствие — помимо Латакии, где находятся российские военные объекты, это район Заевфратья и Идлиба, где российские военные проводят патрулирование, в том числе совместно с Турцией. В отличие от России, которая присутствует в Сирии под своим флагом, Иран предпочитает интегрироваться в сирийские силы, мимикрировать под собственно сирийский режим», — уточняет диспозицию эксперт Российского совета по международным делам Кирилл Семенов. Иранские военные и советники контролируют и территории, и политику в Сирии; в первом случае это прежде всего так называемый шиитский коридор, который ведет из Ирана через Ирак и Сирию в Ливан к еще одному союзнику — «Хезболле», говорит Семенов. При этом в 2012 году была изменена Конституция Сирии, и в 2014 году Асад был переизбран на семилетний президентский срок (очередные выборы должны пройти до конца мая этого года, он вновь имеет право в них участвовать). В июле прошлого года прошли очередные выборы в парламент, большинство получили пропрезидентские силы. К голосованию не были допущены проживающие за рубежом сирийцы.

Значительные территории на севере, вдоль границы с Турцией, управляются протурецкими силами — проведенные Анкарой три военные операции позволили ей создать буферную зону на границе. Турция строит больницы и медучилища, открывает филиалы университетов и тянет со своей территории ЛЭП для снабжения региона электричеством (по цене $0,09 за 1 киловатт), пишет Al Monitor. По данным Семенова, подобные контракты заключаются на десять лет.

Вдоль границы ближе к Ираку — зона ответственности курдов, исторически там проживающих, но выступивших против Асада во время войны. Поддержку им оказывают США, которые сохраняют базы в Сирии, в том числе защищая нефтяные месторождения. По факту площадь, контролируемая Россией и США, больше благодаря использованию ими авиации, указывает Семенов.

Еще две зоны остаются под контролем вооруженной оппозиции. В Идлибе среди оппозиционных групп действуют запрещенные в России «Хайат Тахрир аш-Шам» (бывшая «Джебхат ан-Нусра») и ИГИЛ. В районах на юго-западе (провинции Дераа и Кунейтра) «властью» являются несколько групп примиренной с правительством Асада вооруженной оппозиции.

В прошлом году военная ситуация по всей стране была самой спокойной за годы конфликта. Можно говорить о том, что сложился довольно устойчивый баланс, выгодный на данном этапе почти всем участникам сирийского конфликта, за исключением Башара Асада, говорит Семенов. Сирийскому президенту продолжение войны необходимо для укрепления поддержки среди населения, оправдания отсутствия реформ и прочих проблем, уверен эксперт, — любая военная операция, если последует, чревата тем, что будет не просто операцией против местных сил, а против тех региональных и мировых игроков, которые за ними стоят.

На что живет Сирия

Сирия с декабря 1979 года находится под американскими санкциями: Америка тогда признала республику государством — спонсором терроризма.

В настоящее время в американский список стран — спонсоров терроризма наряду с Сирией входят Куба, Иран и Северная Корея. Эти страны не могут получать от США финансовую помощь, в их отношении также действуют запрет на экспорт товаров двойного назначения и финансовые рестрикции. Впоследствии США вводили дополнительные ограничения, которые ужесточились после начала войны в 2011 году. Управление по контролю за иностранными активами (OFAC) грозило ограничениями лицам и организациям, которые оказывают финансовую помощь сирийскому правительству.

Однако до начала войны Сирия была одной из богатейших стран региона. В период с 2011 по 2018 год годовой ВВП страны упал почти на две трети — с $55 млрд до $20 млрд. Жизнь 80% сирийцев за годы войны опустилась ниже черты бедности, а ее продолжительность сократилась на 20 лет. Страна страдает от нехватки врачей и медсестер, учителей, технических специалистов, квалифицированных государственных служащих, описывает ситуацию чрезвычайный и полномочный посол Александр Аксененок. За годы войны сформировались центры влияния и теневые структуры, не заинтересованные в переходе к мирному развитию, хотя в сирийском обществе, в кругах бизнеса из секторов реальной экономики и среди части госслужащих, сформировался запрос на проведение политических реформ, но в атмосфере всеобщего страха и засилья спецслужб он не звучит открыто, продолжает он.

Нынешний год может стать для Сирии одним из самых сложных — в этом году бюджет меньше, чем за все годы конфликта. В сирийских фунтах его объем вырос, но в долларах составляет всего $3,36 млрд, на 10% меньше, чем годом ранее. Основные проблемы — падение курса сирийского фунта (до конфликта курс составлял 45 сирийских фунтов за $1, в этом году он достиг исторического минимума — на черном рынке стоимость $1 может достигать 4 тыс. фунтов), рост цен на продовольствие (по многим позициям в прошлом году они удвоились), нехватка нефти и газа. Всемирная продовольственная программа ООН считает, что 60% сирийцев (около 12,4 млн человек) находятся в зоне риска голода. Например, продавец овощей в Дамаске с семьей из девяти детей зарабатывает $5 в день, двое его сыновей не ходят в школу, потому что он не может позволить себе платить за них, один из сыновей уехал в Германию и поддерживает семью переводами, еще один сын проводит в день от трех до пяти часов в очереди за хлебом, цены на который субсидирует государство. Без дотации шесть батонов стоят $0,35 — в шесть раз дороже государственного хлеба. Однако из-за нехватки муки многие пекарни, которые дотирует государство, работают с перебоями.

Нехватка энергоресурсов после потери контроля за крупными нефтяными месторождениями на востоке восполняется по большей части из Ирана и за счет контрабандных поставок из Ливана и Ирака. Но в условиях обвала нефтяных цен, нарастающих санкций и военного давления на Иран график поставок нарушился.

Еще один удар по сирийской экономике был нанесен финансовым кризисом в Ливане — около четверти депозитов в ливанских банках принадлежат сирийскому бизнесу, в том числе связанному с правительством. Введение валютных ограничений в Ливане затормозило сделки на импорт товаров первой необходимости, в том числе закупки пшеницы, нарушило цепочку поставок комплектующих, повлекло за собой резкий рост цен, указывает Аксененок.

В этих условиях правительству Сирии остается только печатать деньги, полагаться на кредиты Ирана и заставлять сирийских бизнесменов напрямую помогать государству, утверждает консалтинговая компания COAR Global. В начале этого года в оборот была введена купюра 5000 сирийский фунтов (около $3,98), до этого самой крупной была банкнота 2000 фунтов.

Сирия и нефть

2011 году Сирия находилась на 33-м месте по объемам добычи нефти, следуя за Южным Суданом и опережая Вьетнам. Если в 2011 году доля ее добычи составляла 0,4% мирового объема, то в 2012 году этот показатель сократился до 0,25% (расчеты по BP Statistical Review of World Energy).

На Ближнем Востоке доля Сирии до начала вооруженных столкновений также была очень незначительной: 1,2% всей добычи в регионе в 2011 году и 0,75% — в 2012 году (расчеты по BP Statistical Review of World Energy).

Уровень добычи нефти в Сирии в 2010 году составлял 386 тыс. барр. в день, с началом кризиса в 2011 году добыча упала до 333,3 тыс. барр., а в 2012 году уже составляла почти половину от объема 2011 года, или 182 тыс. барр.

Что дало вмешательство России

Осенью 2015 года Россия военными средствами вмешалась в сирийский конфликт — по инициативе Башара Асада российская группировка была развернута на западе страны. Это изменило весь ход конфликта — позволило Асаду удержаться у власти и сделало Россию одним из главных политических игроков в регионе. На тот момент отношения России с западными странами находились в глубоком кризисе из-за присоединения Крыма и начала войны в Донбассе, вмешательство в сирийский конфликт изменило динамику контактов Москвы с международным сообществом, в частности активизировалось сотрудничество по линии военных с США, на новый уровень вышли отношения с Израилем.

С точки зрения тактики Россию можно считать одним из бенефициаров конфликта, отмечает Кортунов. Успешная и относительно низкобюджетная военная операция быстро превратила Москву в ключевого внешнего игрока на сирийском поле, объясняет он. «Но, насколько можно судить, у Москвы за пять лет непосредственного участия в сирийском конфликте так и не появилось стратегии выхода из него. Степень влияния России на режим в Дамаске тоже остается открытым вопросом. Кто все-таки вертит кем: собака хвостом или хвост собакой?» — задается эксперт риторическим вопросом.

Активная фаза российской военной операции в Сирии длилась 804 дня, с 30 сентября 2015 года по 11 декабря 2017-го, рассказывал в прошлом году министр обороны Сергей Шойгу. По его словам, в результате ударов ВКС России было уничтожено более 133 тыс. объектов террористов, в том числе заводы по незаконной переработке нефти, ликвидированы 865 главарей бандформирований и более 133 тыс. боевиков (4,5 тыс. из них — из России и стран СНГ). В декабре 2017 года президент Владимир Путин во время посещения авиабазы Хмеймим отдал приказ о выводе большей части российских войск из страны.

По данным комитета Совета Федерации по обороне и безопасности на сентябрь 2018 года, потери России в Сирии с момента начала операции составили 112 человек. Почти половина приходится на катастрофу транспортника Ан-26 (39 человек) и сбитый сирийскими ПВО Ил-20 (20 человек). Помимо этого агентства Bloomberg и Reuters сообщали о сотнях погибших в Сирии «русских наемников». Минобороны России эти данные не подтверждало.

Список погибших россиян с начала кампании ВКС в Сирии

При этом у России остались две точки присутствия в арабской республике. Это авиабаза Хмеймим, где дислоцируется 555-я авиагруппа, которая по данным на 2018 год включает в себя 28 боевых самолетов ВКС РФ (семь Су-24М, пять Су-25, четыре Су-30СМ, пять Су-34, шесть Су-35 и Су-57) и десять транспортных и специальных самолетов (три Ил-76МД, два Ту-154М, Ил-62, Ил-22, A-50У, Aн-72, Aн-26) и девять вертолетов. Пункт материально-технического обеспечения ВМФ расположен в порту Тартус. В декабре 2019 года курирующий оборонную отрасль вице-премьер Юрий Борисов сообщил, что в ближайшие четыре года в модернизацию переданного в управление России Тартуса планируется вложить $500 млн. «Российская сторона намерена наладить работу старого порта и построить новый торговый порт», — пояснял вице-премьер.

Точное количество российских военнослужащих и гражданского персонала, находящееся на этих двух объектах, неизвестно. По данным Центризбиркома, в 2020 году в Сирии 6424 россиянина приняли участие в голосовании по внесению поправок в Конституцию России.

Пожалуй, впервые после окончания Второй мировой войны Россия приняла участие в боевых операциях на удаленном театре военных действий, говорит главный редактор журнала «Арсенал Отечества» полковник запаса Виктор Мураховский. Наблюдались определенные проблемы и с логистикой, и со снабжением, и с созданием группировки войск, и управлением этой группировкой. В связи с этим пришлось провести серьезную ревизию многих элементов применения войск, напоминает эксперт. «Это касалось не только авиации и систем ПВО, но и практически всего спектра боевого обеспечения — разведка, инженерное, техническое, боевое обеспечение и так далее», — отметил Мураховский. По его мнению, в итоге Москве удалось проверить уже в реальных боевых условиях огромную номенклатуру уже имеющегося и перспективного вооружения. «Стало понятно направление, в котором надо совершенствоваться. Некоторых необходимых систем вооружений у нас просто не было, по крайней мере на момент начала операции, — тех же ударных беспилотников», — подчеркивает эксперт.

Реальный боевой опыт, полученный офицерским корпусом и профессиональным сержантским корпусом, также имеет неоценимое значение, отметил Мураховский. Он напомнил, что в период антитеррористических операций на Северном Кавказе центры управления, планирования, финансирования и снабжения находились за рубежом России. «Так что операция в Сирии была необходима с военно-политической точки зрения. Если бы на территории Сирии возникло псевдогосударство ИГИЛ со всеми ресурсами страны — это представляло бы смертельную угрозу и для близлежащих государств, и для нас в том числе», — заключил эксперт.

Какими санкциями обернулся для Москвы приход в Сирию

Никаких секторальных санкций в отношении России из-за конфликта в Сирии ни Евросоюз, ни США не применяли. Персональные ограничения со стороны США действуют в отношении 12 россиян. Санкции США также введены против семи компаний: Темпбанк (ЦБ отозвал лицензию в 2017 году), банк «АКБ «РФА», «Рособоронэкспорт», «Российская финансовая корпорация», «Глобальные концепции групп», «Промсырьеимпорт» и «Маритайм Асистанс».

Российские компании до сих пор не ведут масштабной деятельности на территории Сирии. Ранее Financial Times писала о том, что «дочка» «Стройтрансгаза» — компания «Стройтрансгаз Логистика», связанная с семьей миллиардера Геннадия Тимченко — получила разрешение от властей Сирии заниматься добычей фосфатов, а также контракт на эксплуатацию порта Тартус для поставок за рубеж. Однако Тимченко уже находится под санкциями США, а ЕС заниматься поставками фосфатов не запрещает. СМИ также писали об интересах в Сирии бизнесмена Евгения Пригожина. Утверждалось, что в 2019 году сирийский парламент одобрил заключение контрактов на разведку, разработку и добычу нефти с двумя российскими компаниями — Vilada и Mercury Limited. «Новая газета» писала, что обе компании имеют отношение к структурам Пригожина, с которыми СМИ ранее связывали деятельность Частной военной компании (ЧВК) Вагнера. Сам бизнесмен наличие такой связи опровергал. Впрочем, Пригожин в любом случае уже находится под санкциями как ЕС, так и США.

Однако санкции препятствуют более широкому участию российских компаний в сирийской экономике. Во время визита главы МИД России Сергея Лаврова в Абу-Даби министр иностранных дел ОАЭ Абдалла бен Зайд Аль Нахайян посетовал, что принятый в США в прошлого году закон «О защите гражданского населения Сирии» («Акт Цезаря») усложняет отношения страны с Сирией и мешает налаживанию диалога. В российском МИДе назвали этот закон мешающим предоставлению стране даже гуманитарной помощи.

В 2019 году президент США Дональд Трамп подписал новый исполнительный указ, расширяющий возможности для введения санкции против третьих лиц, которые «препятствуют достижении политического решения сирийского конфликта». В июне 2020 года в силу вступил «Акт Цезаря», закрепляющий существующие ограничения против союзников Дамаска и расширяющий их. Закон позволяет вводить вторичные санкции против иностранных граждан и компаний за поддержку режима Асада. В нем говорится о запрете на «значительную финансовую, материальную или технологическую поддержку», участие в «значительной сделке» с сирийским правительством. Также в нем идет речь об ограничении взаимодействия с иностранными гражданами, которые являются наемниками или участниками вооруженных формирований, «действующих на территории от имени правительства Сирии, Российской Федерации или Ирана». В частности, под санкции могут попасть иностранцы, которые:

  • предоставляют Дамаску товары, услуги, технологии, информацию или другую поддержку, которая способствует развитию нефтегазовой промышленности;
  • предоставляют самолеты или детали к ним, которые будут использоваться в военных целях в Сирии в интересах Дамаска;
  • предоставляют Дамаску услуги в сфере обороны и строительства или инженерных технологий.

Госсекретарь Майк Помпео говорил, что санкции останутся в силе, пока власти в Сирии не перестанут блокировать мирное решение конфликта на основании резолюции 2254 Совета Безопасности ООН, призывающей к созданию «инклюзивного» правительства и разработке новой Конституции. Несмотря на критику ОАЭ по поводу проблем частного сектора из-за «Акта Цезаря», в администрации Джо Байдена отметили, что пока не собираются ослаблять санкционное давление.

Евросоюз ввел санкции в отношении Сирии в 2011 году. В общей сложности под ними находятся 273 физических лица и 70 компаний. Кроме того, в отношении Сирии действуют секторальные санкции — ограничения действуют на импорт в Сирию нефти, инвестиций в определенные секторы, покупку сирийских гособлигаций и экспортные ограничения на оборудование и технологии, которые могут быть использованы для внутренних репрессий, а также на оборудование и технологии для мониторинга или перехвата связи. Санкции могут быть применены к гражданам ЕС или гражданам и компаниям из третьих стран, которые имеют связи с Евросоюзом.

Какова перспектива политического урегулирования в стране

Нет сомнений в том, что на президентских выборах в этом году 55-летний Башар Асад победит, говорят опрошенные РБК эксперты. США уже заявили, что голосование не признают, если оно пройдет вразрез с резолюциями СБ ООН. Пройти в соответствии с ними выборы никак не смогут, так как ведущийся в Женеве конституционный процесс пока дошел только до стадии формирования конституционного комитета (на это понадобилось два года). К созданию новой Конституции делегаты пока не приступили. Оппозиция винит Асада в несговорчивости — сначала Дамаск не присылал своих кандидатов, потом группы долго согласовывали формат работы.

Все, что предпринималось в рамках женевских усилий, делалось в совершенно другой обстановке, в разгар военных действий, напоминает Бакланов. Но оппозиция совершила ошибку, поставив условием отставку Асада, а сейчас правительство перевернуло ситуацию — победило на основной территории страны, поэтому, очевидно, оно не видит смысла в переговорах с проигравшими, полагает эксперт.

Оппозиция действительно проиграла, но Турция, США и другие ее спонсоры сохраняют свои интересы в регионе, а значит, сбрасывать со счетов их нельзя, говорит эксперт Семенов. Дамаск потерял суверенитет, решения часто принимаются без него Россией, Турцией и Ираном. Так что можно говорить, что Асад выиграл войну, но не выиграл мир, а оппозиция проиграла войну, но не проиграла мир. Тем более что на территориях, которые контролирует режим, проживает только половина изо всех сирийцев в стране.

Режим Асада и дальше будет демонстрировать чудеса выживаемости на фоне растущих экономических проблем, новых санкций и продолжающейся борьбы за власть в самом Дамаске, надежд на прорыв или даже на прогресс в Женеве очень мало, прогнозирует Кортунов. В обозримой перспективе, по его мнению, страну не ждут ни полное восстановление территориальной целостности, ни возвращение миллионов беженцев и вынужденных переселенцев, ни масштабный план постконфликтной реконструкции — финансовых ресурсов на это нет ни у стран Европы, ни у стран Залива.

«Это уже другая война»: что началось в Сирии

https://ria.ru/20210222/boeviki-1598209251.html

«Это уже другая война»: что началось в Сирии

«Это уже другая война»: что началось в Сирии — РИА Новости, 22.02.2021

«Это уже другая война»: что началось в Сирии

Дерзкие вылазки, засады на армейские конвои, минирование дорог и тайная поддержка стран Запада — российские военные сообщают, что в южных регионах Сирии резко… РИА Новости, 22.02.2021

2021-02-22T08:00

2021-02-22T08:00

2021-02-22T08:08

безопасность

сирия

нато

дональд трамп

исламское государство

сирийская арабская армия

александр лаврентьев

/html/head/meta[@name=’og:title’]/@content

/html/head/meta[@name=’og:description’]/@content

https://cdn21.img.ria.ru/images/155945/68/1559456877_0:94:3308:1955_1920x0_80_0_0_13f0af8a4ff3a6937faad813a6dae317.jpg

МОСКВА, 22 фев — РИА Новости, Андрей Коц. Дерзкие вылазки, засады на армейские конвои, минирование дорог и тайная поддержка стран Запада — российские военные сообщают, что в южных регионах Сирии резко усилилась активность незаконных вооруженных формирований. Наиболее открыто боевики ИГ* действуют в провинциях Хомс и Дейр-эз-Зор. ВКС России оказывают сирийской армии прямую поддержку для нейтрализации этой угрозы, однако говорить о полной победе над терроризмом на Ближнем Востоке пока не приходится.Под американским «зонтиком»У боевиков ИГ* в Сирии уже не осталось крупных городов, где они могли бы отдохнуть, залечить раны и перегруппироваться. Бывшую столицу псевдохалифата Ракку сирийская армия взяла еще в октябре 2019-го. С тех пор «Исламское государство»* мало себя проявляло, и официальный Дамаск с командованием российской группировки сосредоточились на провинции Идлиб — там еще действуют отряды, подконтрольные главным образом Турции. ИГ*, как считалось, в Сирии проиграло и перенацелилось на страны Африки. Однако, как выяснилось, это не совсем так. Террористы активизировались в безлюдных районах на юге Сирии.»Одной из вероятных причин, по которой боевикам удается скрытно перемещаться в пустынной местности, является возможность укрыться на территории зоны Эт-Танф, подконтрольной международной коалиции во главе с США и подчиненных им бандформирований из бывшей «Свободной сирийской армии», — сообщили журналистам представители группировки Вооруженных сил России. Эт-Танф — это военная база США в провинции Хомс, расположенная к северо-западу от одноименного пограничного пропускного пункта. Американские спецслужбы открыли ее весной 2017-го для тренировки представителей так называемой умеренной оппозиции. Там постоянно находятся около 600 военных инструкторов из США, Великобритании и Иордании. Они обучают боевиков тактике общевойскового боя, стрельбе, снайперскому и диверсионному делу. Район возле базы контролируют американские беспилотники, организована сложная система ПВО. От наземных атак объект защищен тяжелой техникой, в том числе реактивными системами залпового огня HIMARS. Неудивительно, что боевики ИГ* чувствуют себя вблизи Эт-Танф в безопасности — Сирийская арабская армия не рискует проводить здесь боевые операции, опасаясь прямого столкновения с военнослужащими США. Контроль над нефтьюСудя по информации Минобороны, западные «партнеры» продолжают в Сирии свою игру. Как сообщил российский посол Александр Ефимов, «американская оккупация не только препятствуют освоению Дамаском принадлежащих ему природных ресурсов, но и мешает восстановлению суверенитета законных властей на всей сирийской территории, потворствуя, в частности, сепаратистским устремлениям». «Я полагаю, что о планах американской администрации в отношении Сирии говорить пока рано. Другое дело, что вряд ли стоит в принципе ожидать пересмотра линии США в сирийских делах, — сказал Ефимов. — Давление на Дамаск, вероятнее всего, продолжится, а американские войска на сирийской земле в этом смысле — один из главных инструментов Вашингтона, о чем сами американцы неоднократно говорили».Бывший президент США Дональд Трамп прямо заявлял, что цель американского военного вмешательства в Сирии — не борьба с мировым терроризмом, а месторождения нефти. Основные находятся на территориях, контролируемых поддерживаемым Вашингтоном арабо-курдским альянсом «Сирийские демократические силы» (СДС).Успешный ударРоссийские военные адекватно реагируют на действия боевиков на юге Сирии, причем особое внимание уделяют выявлению и уничтожению инфраструктуры для ведения партизанской войны и терактов.»В пустынной местности на востоке провинции Хомс был обнаружен крупный схрон, используемый боевиками ИГИЛ* для ведения террористической деятельности в провинциях Хомс и Дейр-эз-Зор, — говорится в официальном сообщении Минобороны. — В ходе операции были уничтожены четыре боевика на двух пикапах с крупнокалиберными пулеметами, выполнявшие, судя по всему, функцию охранения».По информации оборонного ведомства, в тайнике были 36 автоматов и ручных пулеметов, семь крупнокалиберных пулеметов, станковый гранатомет с 28 гранатами, установка ПТУР, 87 мин и гранат, около 40 килограммов взрывчатых веществ и свыше 22 тысяч боеприпасов, в том числе производства стран НАТО. Также боевики припрятали около 45 килограммов медикаментов, часть которых также из-за рубежа, и почти полтонны продуктов питания.Сирийские и российские военнослужащие регулярно находят арсеналы и склады боевиков во многих провинциях страны, особенно там, где долго хозяйничали террористы. Помогают местные жители. Так, в декабре в провинции Дераа обнаружили десять тайников с оружием и боеприпасами, а в мухафазе Идлиб — подземный штаб боевиков со взрывчаткой. Схроны уничтожили. Новые провокацииАктивизировавшиеся боевики готовят новые провокации против официального Дамаска. Александр Лаврентьев сообщил, что Россия располагает информацией о планирующихся терактах с отравляющими химическими веществами. По его словам, в провинции Идлиб заметили представителей организации «Белые каски», которых ранее обвиняли в инсценировках применения боевой «химии» Дамаском против мирного населения.»Мы выступаем с предостережением для всех тех, кто стоит за этими провокациями с химоружием, за подготовкой этих варварских атак, — подчеркнул посол. — Инсценировки здесь не помогут, все причастные лица будут потом выявлены и подвергнутся суду, ответственности и наказанию. Но дело в том, что такие попытки чудовищны еще и потому, что могут ввергнуть страну в очередной виток противостояния в случае, если со стороны Запада будут предприняты какие-то карательные действия против Дамаска».Напомним: США отказались от участия во встрече «астанинского формата» в Сочи. По мнению российской стороны, американцы сейчас заняты внутренними делами и еще не определились с линией поведения на сирийском направлении.*Террористическая организация, запрещенная в России.

https://ria.ru/20210218/siriya-1598046786.html

https://ria.ru/20210212/terroristy-1597283775.html

https://ria.ru/20180126/1513340983.html

сирия

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

2021

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

Новости

ru-RU

https://ria.ru/docs/about/copyright.html

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

https://cdn21.img.ria.ru/images/155945/68/1559456877_289:0:3020:2048_1920x0_80_0_0_e7bf1fbd339008e98e83c6b54ae1118d.jpg

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

РИА Новости

[email protected]

7 495 645-6601

ФГУП МИА «Россия сегодня»

https://xn--c1acbl2abdlkab1og.xn--p1ai/awards/

безопасность, сирия, нато, дональд трамп, исламское государство, сирийская арабская армия, александр лаврентьев

МОСКВА, 22 фев — РИА Новости, Андрей Коц. Дерзкие вылазки, засады на армейские конвои, минирование дорог и тайная поддержка стран Запада — российские военные сообщают, что в южных регионах Сирии резко усилилась активность незаконных вооруженных формирований. Наиболее открыто боевики ИГ* действуют в провинциях Хомс и Дейр-эз-Зор. ВКС России оказывают сирийской армии прямую поддержку для нейтрализации этой угрозы, однако говорить о полной победе над терроризмом на Ближнем Востоке пока не приходится.

Под американским «зонтиком»

У боевиков ИГ* в Сирии уже не осталось крупных городов, где они могли бы отдохнуть, залечить раны и перегруппироваться. Бывшую столицу псевдохалифата Ракку сирийская армия взяла еще в октябре 2019-го. С тех пор «Исламское государство»* мало себя проявляло, и официальный Дамаск с командованием российской группировки сосредоточились на провинции Идлиб — там еще действуют отряды, подконтрольные главным образом Турции. ИГ*, как считалось, в Сирии проиграло и перенацелилось на страны Африки. Однако, как выяснилось, это не совсем так. Террористы активизировались в безлюдных районах на юге Сирии.

«Одной из вероятных причин, по которой боевикам удается скрытно перемещаться в пустынной местности, является возможность укрыться на территории зоны Эт-Танф, подконтрольной международной коалиции во главе с США и подчиненных им бандформирований из бывшей «Свободной сирийской армии», — сообщили журналистам представители группировки Вооруженных сил России.

Эт-Танф — это военная база США в провинции Хомс, расположенная к северо-западу от одноименного пограничного пропускного пункта. Американские спецслужбы открыли ее весной 2017-го для тренировки представителей так называемой умеренной оппозиции. Там постоянно находятся около 600 военных инструкторов из США, Великобритании и Иордании. Они обучают боевиков тактике общевойскового боя, стрельбе, снайперскому и диверсионному делу.

18 февраля, 16:26Война в СирииПутин и Эрдоган обсудили борьбу с террористами в Сирии

Район возле базы контролируют американские беспилотники, организована сложная система ПВО. От наземных атак объект защищен тяжелой техникой, в том числе реактивными системами залпового огня HIMARS. Неудивительно, что боевики ИГ* чувствуют себя вблизи Эт-Танф в безопасности — Сирийская арабская армия не рискует проводить здесь боевые операции, опасаясь прямого столкновения с военнослужащими США.

Контроль над нефтью

Судя по информации Минобороны, западные «партнеры» продолжают в Сирии свою игру. Как сообщил российский посол Александр Ефимов, «американская оккупация не только препятствуют освоению Дамаском принадлежащих ему природных ресурсов, но и мешает восстановлению суверенитета законных властей на всей сирийской территории, потворствуя, в частности, сепаратистским устремлениям».

«Я полагаю, что о планах американской администрации в отношении Сирии говорить пока рано. Другое дело, что вряд ли стоит в принципе ожидать пересмотра линии США в сирийских делах, — сказал Ефимов. — Давление на Дамаск, вероятнее всего, продолжится, а американские войска на сирийской земле в этом смысле — один из главных инструментов Вашингтона, о чем сами американцы неоднократно говорили».

Бывший президент США Дональд Трамп прямо заявлял, что цель американского военного вмешательства в Сирии — не борьба с мировым терроризмом, а месторождения нефти. Основные находятся на территориях, контролируемых поддерживаемым Вашингтоном арабо-курдским альянсом «Сирийские демократические силы» (СДС).

Успешный удар

Российские военные адекватно реагируют на действия боевиков на юге Сирии, причем особое внимание уделяют выявлению и уничтожению инфраструктуры для ведения партизанской войны и терактов.

12 февраля, 20:59

Источник сообщил о встречах западных спецслужб с полевыми командирами ИГ*

«В пустынной местности на востоке провинции Хомс был обнаружен крупный схрон, используемый боевиками ИГИЛ* для ведения террористической деятельности в провинциях Хомс и Дейр-эз-Зор, — говорится в официальном сообщении Минобороны. — В ходе операции были уничтожены четыре боевика на двух пикапах с крупнокалиберными пулеметами, выполнявшие, судя по всему, функцию охранения».

По информации оборонного ведомства, в тайнике были 36 автоматов и ручных пулеметов, семь крупнокалиберных пулеметов, станковый гранатомет с 28 гранатами, установка ПТУР, 87 мин и гранат, около 40 килограммов взрывчатых веществ и свыше 22 тысяч боеприпасов, в том числе производства стран НАТО. Также боевики припрятали около 45 килограммов медикаментов, часть которых также из-за рубежа, и почти полтонны продуктов питания.

Сирийские и российские военнослужащие регулярно находят арсеналы и склады боевиков во многих провинциях страны, особенно там, где долго хозяйничали террористы. Помогают местные жители. Так, в декабре в провинции Дераа обнаружили десять тайников с оружием и боеприпасами, а в мухафазе Идлиб — подземный штаб боевиков со взрывчаткой. Схроны уничтожили.

Новые провокации

Активизировавшиеся боевики готовят новые провокации против официального Дамаска. Александр Лаврентьев сообщил, что Россия располагает информацией о планирующихся терактах с отравляющими химическими веществами. По его словам, в провинции Идлиб заметили представителей организации «Белые каски», которых ранее обвиняли в инсценировках применения боевой «химии» Дамаском против мирного населения.

26 января 2018, 08:00

Химичат в Сирии: зачем США вновь понадобились «Белые каски»

«Мы выступаем с предостережением для всех тех, кто стоит за этими провокациями с химоружием, за подготовкой этих варварских атак, — подчеркнул посол. — Инсценировки здесь не помогут, все причастные лица будут потом выявлены и подвергнутся суду, ответственности и наказанию. Но дело в том, что такие попытки чудовищны еще и потому, что могут ввергнуть страну в очередной виток противостояния в случае, если со стороны Запада будут предприняты какие-то карательные действия против Дамаска».

Напомним: США отказались от участия во встрече «астанинского формата» в Сочи. По мнению российской стороны, американцы сейчас заняты внутренними делами и еще не определились с линией поведения на сирийском направлении.

*Террористическая организация, запрещенная в России.

Explainer: Турция намерена еще раз перерисовать карту сирийской войны

СТАМБУЛ / БЕЙРУТ (Рейтер) — Надвигающееся турецкое вторжение в северную Сирию снова изменит карту сирийского конфликта, нанеся удар по возглавляемым курдами силам которые боролись с Исламским государством, одновременно расширяя территориальный контроль Турции на границе.

Это будет третье подобное вторжение Турции с 2016 года. Во многом мотивируемая целью сдерживания сирийских курдских сил, Турция уже имеет войска на дуге на северо-западе Сирии, последнем оплоте повстанцев против Дамаска.

ЧТО ХОЧЕТ ТУРЦИЯ?

Турция преследует две основные цели на северо-востоке Сирии: оттеснить курдское ополчение YPG, которое она считает угрозой безопасности, от своей границы и создать пространство внутри Сирии, где могут быть расселены 2 миллиона сирийских беженцев, которые в настоящее время размещены в Турции.

Она подталкивала Соединенные Штаты к совместному созданию «безопасной зоны», простирающейся на 20 миль (32 км) вглубь сирийской территории, но неоднократно предупреждала, что может предпринять односторонние военные действия после обвинения Вашингтона в медлительности.

Президент Тайип Эрдоган недавно говорил о продвижении еще глубже в Сирию, за пределы предлагаемой «безопасной зоны» в города Ракка и Дейр-эз-Зор, чтобы позволить еще большему количеству беженцев вернуться в Сирию.

КАК БУДУТ ВЛИЯТЬ НА КУРДЫ?

Сирийские демократические силы (SDF), возглавляемые курдами, потратили годы на расширение своего контроля на север и восток Сирии при помощи возглавляемой США коалиции против Исламского государства.

Редкий случай победы в сирийской войне, курды и их союзники создали свои собственные руководящие органы, всегда настаивая на том, что их цель — автономия, а не независимость.

Все это может развалиться в случае крупного турецкого вторжения, которое ввергнет регион в войну. Сирийский демократический совет, связанный с СДС, заявил, что нападение вызовет новую волну массового перемещения.

Для альянса SDF, в котором сирийское курдское ополчение YPG является доминирующей силой, многое будет зависеть от того, продолжат ли Соединенные Штаты сохранять силы в других частях северо-востока и востока. Полный вывод войск США подвергнет этот район риску дальнейших действий Турции, возрождения Исламского государства или попыток правительственных сил, поддерживаемых Ираном и Россией, закрепиться.

Столкнувшись с перспективой вывода войск США в прошлом году, курды проложили путь в Дамаск для переговоров о разрешении сирийскому правительству и его союзнику России разместиться на границе.

Переговоры не продвинулись, но такие переговоры могут снова стать вариантом в случае более широкого вывода американских войск.

ФОТОГРАФИЯ: Турецкие и американские войска возвращаются из совместного американо-турецкого патруля на севере Сирии, как это показано на снимке недалеко от турецкого города Акчакале, Турция, 8 сентября 2019 года.REUTERS / Мурад Сезер / Фото из архива

КАК ДА МОЖЕТ БЫТЬ ТУРЦИЯ?

Северо-восточный пограничный регион, в настоящее время контролируемый курдскими силами, простирается на 480 км (300 миль) от реки Евфрат на западе до границы с Ираком на востоке.

Ближайшее внимание в военных планах Турции уделяется участку границы между городами Рас-эль-Айн и Тель-Абьяд, которые находятся на расстоянии около 100 км друг от друга. Официальный представитель США сообщил агентству Рейтер в понедельник, что американские войска ушли с наблюдательных пунктов.

Несмотря на то, что эта часть границы находится под контролем курдских сил, исторически в этой части границы было сильное присутствие арабов.

«Это регион с арабским населением и хорошими связями Турции с ведущими группами», — сказал Озгур Унлухисарджикли из Немецкого фонда Маршалла. Если YPG попытается удержать там территорию, «она потеряет много крови», — сказал он.

Турция не уточнила масштаб или первоначальную направленность своей запланированной операции. «Место, время и объем реализации мер против угроз безопасности снова будет определен Турцией», — сказал Рейтер турецкий чиновник.

ВОЗВРАЩАЕТСЯ ЛИ РОССИЯ И ИРАН ВЕРНУТЬ ТУРЦИЮ?

Россия и Иран, две другие крупные иностранные державы в Сирии, решительно поддерживают президента Башара аль-Асада — в отличие от Турции и США, которые оба призывали его уйти и поддерживали повстанцев, борющихся за его свержение.

Россия заявила, что Турция имеет право защищать себя, но официальный представитель Кремля Дмитрий Песков заявил в понедельник, что территориальная целостность Сирии должна быть сохранена и что все иностранные вооруженные силы «с незаконным присутствием» должны покинуть Сирию.

Если США выведут все свои войска с северо-востока Сирии, правительство Дамаска при поддержке России может попытаться вернуть себе контроль над большей частью региона, не захваченного Турцией.

КАКОВА ЗАПАДНАЯ РЕАКЦИЯ НА ПЛАН ТУРЦИИ?

Западные союзники Турции не оказали публичной поддержки ее плану расселить 2 миллиона сирийцев — более половины беженцев, которых она в настоящее время принимает, — на северо-востоке Сирии.

Главные опасения Запада заключаются в том, что приток сирийских арабов-суннитов на северо-восток, в основном курдский, изменит демографию региона.

Региональный координатор ООН по сирийскому кризису сказал, что все стороны должны избегать массового перемещения гражданских лиц, если Турция начнет наступление.

ЧТО ЭТО ЗНАЧИТ ДЛЯ ASSAD?

Хотя рассматриваемая территория уже находится вне контроля сирийского правительства, турецкое вторжение будет означать, что территория перейдет от не враждебных сил — SDF — к Турции и повстанцам, которые стремились свергнуть Асада.

Дамаск давно рассматривает Турцию как оккупирующую державу, имеющую планы на север Сирии.Иногда это также предполагало готовность заключить сделку с курдами, хотя их последние переговоры ни к чему не привели.

ЧТО ЭТО МОЖЕТ ЗНАЧИТЬ ДЛЯ ИСЛАМСКОГО ГОСУДАРСТВА?

Хаос может предоставить Исламскому государству возможность организовать возрождение, и SDF проводят операции против спящих ячеек ИГ с момента захвата своего последнего территориального плацдарма в начале этого года.

Сирийские курдские лидеры давно предупреждали, что SDF, возможно, не смогут продолжать удерживать узников ИГ, если ситуация будет дестабилизирована турецким вторжением.

SDF по-прежнему удерживают 5000 боевиков ИГ сирийского и иракского гражданства и еще 1000 иностранцев из более чем 55 других государств, по данным отдела внешних связей возглавляемой курдами администрации на севере Сирии.

Репортаж Доминика Эванса и Тувинца Гумрукку в Стамбуле и Тома Перри в Бейруте; Редакция Уильяма Маклина

Все страны, где ИГИЛ остается угрозой, на 8 картах

Примечание редактора: эта статья изначально была опубликована в The Conversation.

В ходе серии кровавых кампаний с 2014 по 2019 годы многонациональная военная коалиция вытеснила группировку Исламского государства, часто известную как ИГИЛ, с большей части территории
Ирака и Сирии, на которой жестоко управляла жесткая воинственная теократия.

Но и Пентагон, и Организация Объединенных Наций оценивают, что у группы все еще есть
, а также 30 000 активных повстанцев в регионе. Еще тысячи боевиков, связанных с ИГ, разбросаны по Африке и Азии, от зарослей Мали и Нигера до пустынь Ирака и гор Афганистана, до островных джунглей Филиппин.

Я слежу за непрочным альянсом различных глобальных филиалов и повстанческих групп, известных под общим названием «Исламское государство». Это
часть моих исследований по хронике войн Америки в отдаленных странах, где я работал на ЦРУ и армию США. Я также слежу за деятельностью Исламского государства по всему миру в рамках проекта Массачусетского университета в Дартмуте, который я возглавляю, под названием MappingISIS.com

.

В последние месяцы группировка «Исламское государство» воссоздала себя в сирийско-иракском регионе и продолжает сеять хаос по всему миру.

Ирак, родина джихадократии

«Даула Исламия», или «Исламское государство», возникла как суннитская мусульманская повстанческая группировка в Ираке на фоне водоворота межрелигиозного насилия, последовавшего за вторжением под руководством США в 2003 году. До этого правящая партия Саддама Хусейна подавляла исламистские джихадистские группы всех мастей, ограничивая влияние в Ираке
Ирана, в котором доминируют шииты, и суннитско-фундаменталистской Саудовской Аравии.

В 2014 году ИГ пронеслось по всему региону и захватило
широкую полосу Ирака и Сирии, где оно действовало как фактическое правительство.У него также была свирепая боевая сила, всегда стремящаяся расширить сферу влияния своего так называемого «халифата» фундаменталистского исламского режима.

После
крупного поражения в 2017 году группировка Исламского государства отступила в практически недоступное убежище в отдаленных горах Кара-Чок, Хамрин и Махмул на северо-востоке Ирака. Отсюда они регулярно нападают на американские и иракские войска, курдские силы и местные шиитские ополчения. Они также привлекают новых суннитов, возмущенных дискриминацией и репрессиями со стороны иракского правительства, в котором в настоящее время доминируют шииты.

Террористические кампании группы включают
переодевание правительственных войск на фальшивых контрольно-пропускных пунктах и ​​казнь «предателей», убийство проправительственных племенных и деревенских старейшин и казни государственных служащих в ночных рейдах на их дома.

Летом 2019 года боевики ИГИЛ на севере Ирака также сожгли
сотни акров посевов, принадлежащих подозреваемым проправительственным сельским жителям, которых они назвали «неверными».

Совсем недавно боевики ИГИЛ были воодушевлены боевиками
U.С. Удар с беспилотника, в результате которого погиб иранский генерал-майор Касем Сулеймани, который руководил иракскими шиитскими ополченцами против них. Смерть Сулеймани, которую лидеры Исламского государства провозгласили «божественным вмешательством», привела к прекращению совместных американо-иракских операций против Исламского государства. Парламент и премьер-министр Ирака призвали все войска США покинуть Ирак, что предоставит силам ИГИЛ возможность расширить свои операции.

Сирия, бывшая столица террора

С 2015 по 2019 год Исламское государство управляло правительством на оккупированной сирийской территории, базировавшейся в провинции Ракка на северо-востоке Сирии.Эта организация медленно рухнула под натиском поддерживаемых США курдских сил и сирийской арабской армии, поддерживаемой Россией и Ираном. При отступлении лидеры ИГИЛ спрятали тайники с оружием и миллионы долларов в обширной сирийской пустыне, а
преобразовали свое движение в боевые отряды партизан.

С момента поражения своего физического состояния устойчивые повстанцы ИГИЛ в Сирии убили
проправительственных российских солдат, убили проправительственных друзовских племен и атаковали курдских боевиков и разведчиков, выступающих против ИГИЛ, с помощью заминированных автомобилей и придорожных бомб.

С тех пор, как в октябре 2019 года президент Дональд Трамп объявил, что
военнослужащий США отступит со своих баз на севере Сирии, многие боевики Исламского государства, взятые в плен курдами, также вырвались из своих тюрем.

Тем не менее, около 70 000 членов и сторонников Исламского государства — мужчин, женщин и детей — все еще остаются в своих охраняемых курдами лагерях для интернированных, которые, однако, превратились в
учебный центр для нового поколения джихадистов «Детенышей Калихфата».”

Операция US
Delta Force в ноябре 2019 года привела к смерти Абу Бакра аль-Багдади, мессианского лидера Исламского государства, но группа уже выбрала преемника и пообещала отомстить за смерть аль-Багдади.

Нигерия, бастион джунглей

В 2015 году члены исламистской террористической группировки «
Боко Харам», известной похищением местных школьниц, присягнули Исламскому государству.

Целых 4000 ее бойцов действуют в северо-восточных джунглях Нигерии,
атакуют армейские заставы, отдаленные деревни и даже города.Они похищают мирных жителей и убивают солдат не только в Нигерии, но и в соседних странах Чад, Нигер и Буркина-Фасо, бросая вызов многонациональным военным усилиям по пресечению их деятельности.

Афганистан, крепость в горах

В 2015 году недовольные, хардкорные экс-талибы из Пакистана и доминирующего афганского племени арийские пуштуны сформировали афганское отделение Исламского государства в отдаленных лесных горах восточной провинции Нангархар.

С этой прочной базы они осуществили
смертоносную волну массированных взрывов террористов-смертников в Кабуле и других местах. Они также публично казнили соплеменников и даже талибов, которых обвиняли в недостаточно радикальных исламистских убеждениях.

На пике численности эта группа насчитывала около 3000 бойцов, но атаки США и афганской национальной армии, в том числе одна, в которой была использована самая большая неядерная бомба в мире, сократили их численность примерно до 300. Высокопоставленный афганский лидер Абдулла Абдулла: описал их мне как «фанатиков, которые выходят за рамки нормы и неспособны вести переговоры с ними».”

Египет, цитадель бедуинов в пустыне

С 2014 года группа бедуинов на севере Синайского полуострова, недовольная светской политикой египетского правительства и предполагаемой экономической дискриминацией, совершила несколько нападений от имени Исламского государства. Группа
взорвала российский авиалайнер, на борту которого находилось более 200 человек, вырезала десятки христиан-коптов в их церквях и убила более 200 верующих в суфийской мусульманской мечети на Синае.

Группа остается активной, несмотря на
контртеррористическую операцию египетских вооруженных сил, иногда при поддержке ВВС Израиля.

Филиппины, Тихоокеанский форпост

В 2016 году несколько групп местных террористов-джихадистов и похитителей людей в беззаконных джунглях преимущественно мусульманских островов Басилан и Минданао принесли присягу на верность Исламскому государству.

Самым заметным нападением этих группировок было их
кровавое завоевание города Марави в 2017 году.Они сожгли католические церкви и взяли в заложники более 1700 человек, а затем были отброшены поддерживаемой США армией из 10 000 филиппинских солдат. Битва стала самой интенсивной в стране со времен Второй мировой войны и привела к гибели более 900 повстанцев. Тем не менее филиппинская франшиза IS продолжает действовать, и совсем недавно в январе 2019 года была взорвана католическая церковь.

Ливия, резервная столица

северных ливийских джихадистов присягнули Исламскому государству в 2015 году и получили помощь, обучение и финансовую поддержку от командиров организации ИГИЛ, отправленных из Сирии.Террористы захватили прибрежный город Сирт на севере Ливии, который они прозвали «Ракка у моря», в качестве резервной столицы на случай, если ИГИЛ потеряет свои основные земли в Сирии и Ираке.

В начале 2015 года ливийские боевики ИГИЛ
обезглавили десятки захваченных христиан коптов и эфиопских христиан.

После месяцев интенсивных городских боев поддерживаемые США ополченцы из близлежащего города Мисурата в конце 2016 года отвоевали Сирт и прилегающие регионы. Боевики Исламского государства отступили в отдаленную южную пустыню, которая теперь является их базой для решительных атак повстанцев, таких как апрель 2019 года. захват города и публичное обезглавливание
местного вождя.Пентагон продолжает наносить авиаудары по базам группировки.

Есть и другие филиалы Исламского государства в таких далеких странах, как Нигер, Мали, Йемен и Сомали. Террористические ячейки, утверждающие, что они связаны с ИГИЛ, проводили атаки от имени Исламского государства в таких местах, как Турция, Шри-Ланка, Бангладеш, Тунис, Саудовская Аравия, Иран, Дагестан и Кашмир.

Среди стойких сторонников ИГИЛ есть стойкие приверженцы, которые рассматривают военные неудачи не как постоянные поражения, а как испытание их веры в вечную войну между поколениями
, призванную вызвать апокалипсис.

Брайан Глин Уильямс, профессор истории ислама, Массачусетский университет в Дартмуте. Эта статья переиздана из The Conversation по лицензии Creative Commons. Прочтите оригинальную статью .

Реальные возможности ИГИЛ: угроза продолжается

Энтони Х. Кордесман

9 сентября 2020 г.

Политика есть политика, но заявления о способности победить терроризм в целом и ИГИЛ в частности сопряжены с серьезными опасностями.Одним из наиболее серьезных ограничений того, как демократическая и республиканская администрации ведут «войну» с терроризмом, является то, что они рассматривали ее в основном как военную борьбу против отдельных террористических и экстремистских движений, а не как более широкую кампанию по борьбе с терроризмом. ряд угроз, которые невозможно победить без значительных успехов в борьбе с широким спектром постоянно меняющихся движений и без серьезных усилий по уменьшению причин терроризма.

Конечным результатом на сегодняшний день было то, что U.С. иногда одерживал крупные победы на военном уровне, но все иностранные террористические движения, на которые нацелены США, выжили или превратились в разные организации с разными названиями. Хуже того, если вернуться к «9/11», ни одна из фундаментальных причин, поддерживающих экстремистские и террористические движения и порождающих новые угрозы, не была устранена.

Реальная история «войны» с терроризмом слишком очевидна в регионе MENA, Африке к югу от Сахары, Афганистане, Латинской Америке и Азии.Даже когда США добиваются значительного военного прогресса в борьбе с определенным движением, группировка либо восстанавливается, либо на ее месте возникает какая-то новая форма терроризма. США иногда могут работать со своими союзниками и стратегическими партнерами, чтобы ограничить военные возможности того или иного террористического движения и уменьшить или сдержать его способность к распространению, но это не является окончательным поражением терроризма. Хуже того, если усилия США по сдерживанию того или иного движения ослабеют, терроризм и экстремизм, скорее всего, вернутся.

Тактические успехи против террористических движений не победят терроризм

ISIS не исключение.Он по-прежнему активен в Сирии, Иране и других странах. Более того, официальная разведка и военные отчеты США слишком ясно показывают это, несмотря на политические утверждения об обратном. То же самое и с историческими записями.

Изменение названия угрозы в Ираке с «Аль-Каиды» на «ИГИЛ» или «ИГИЛ» вряд ли было победой. То же самое относилось и к усилиям США по борьбе с терроризмом и экстремизмом с 2002 по 2011 годы. Даже сдерживание было слишком ненадежным в такой стране, как Афганистан, где U.С. был вынужден искать мира, где он должен попытаться использовать террористическое движение, такое как Талибан, чтобы помочь остановить распространение другого террористического движения, такого как ИГИЛ, в той же стране.

США, возможно, помогли разрушить протогосударство или «халифат» ИГИЛ в Сирии и Ираке, но едва ли смогли победить его. Более того, даже если бы США преуспели в вытеснении ИГИЛ из Сирии и Ирака, это вряд ли победило бы терроризм, если бы те же причины затем создали новые движения. Более того, борьба за разрушение «халифата» ИГИЛ открыла обе страны для новых форм государственного терроризма со стороны режима Асада в Сирии и авторитарной теократии Ирана.

Столь же опасно уклоняться от неспособности по-настоящему победить ИГИЛ, говоря о разгроме его «физического» халифата. Абсурдно ограничивать возможности движения территорией, которую оно может напрямую контролировать. Возвращение иракских и сирийских городов и поселков у ИГИЛ было крупным достижением, но связанные с этим «физические» разрушения не нанесли вред ИГИЛ. Вместо этого он включал разрушение домов и предприятий простых людей. Во всяком случае, плохие результаты иракского правительства в восстановлении этих домов и бизнеса создали новую серьезную причину нестабильности, которая способствует потенциальному восстановлению ИГИЛ, равно как и появление новых беженцев и перемещенных лиц в Сирии.

Нам нужно честно говорить об ИГИЛ и всей «войне» с терроризмом. Загоня талибов в сельскую местность Афганистана не победила. Тактические победы над терроризмом в остальном мире не положили конец терроризму в одном государстве. Кроме того, способность террористов и экстремистов использовать Интернет и глобальные СМИ остается серьезным инструментом терроризма и экстремизма, выходящего далеко за пределы национальных границ и любой конкретной террористической или экстремистской организации.

Официальные отчеты США о состоянии терроризма в Ираке и Сирии

Поэтому очень важно понять, что на самом деле правительство США сообщило об уровне продолжающейся активности ИГИЛ в Ираке и Сирии. Центральное командование США (USCENTOM) регулярно сообщает о том, что ИГИЛ продолжает представлять угрозу, но лучшие несекретные официальные отчеты, которые охватывают всю структуру деятельности ИГИЛ в Сирии и Ираке, исходят из отчетов перед Конгрессом Главных генеральных инспекторов. Министерства обороны, Государственного департамента и U.С. Агентство международного развития.

Эти три генеральных инспектора ежеквартально отчитываются перед Конгрессом о Operation Inherent Resolve , и их несекретный отчет основан на полном доступе к командованию США, посольствам США и их деятельности по оказанию помощи, а также рассекреченным оценкам разведывательного сообщества США. Отчет за период с 1 апреля 2020 года по 30 июня 2020 года является последним отчетом на момент написания этой статьи, и ключевые выдержки слишком ясно показывают, что ИГИЛ ранено, но не побеждено. Они также дают понять, что правительства Асада и Хаменеи сами по себе создают растущие террористические угрозы со стороны государства. 1

Краткая оценка ISIS

Полный квартальный отчет Operation Inherent Resolve за 1 апреля 2020 г. — 30 июня 2020 г. составляет 113 страниц и охватывает все аспекты военной и гражданской борьбы США против ИГИЛ. Однако, даже если игнорировать те части, которые связаны с проблемами, создаваемыми сокращением вооруженных сил США, необходимостью создания эффективных местных антитеррористических сил в каждой стране, политическими и дипломатическими проблемами и необходимостью создания гражданской стабильности, сохраняющаяся угроза все же остается. все слишком ясно.

Это также угроза, которую отчет не пытается минимизировать. Сводная оценка ISIS занимает страницы 18-26. Краткое изложение текущих действий против ИГИЛ в Ираке приводится на страницах 27-33. Краткое изложение текущих действий в Сирии приведено на страницах 56-63. Дополнительные разделы посвящены сторонним угрозам в двух странах. Однако даже несколько ключевых цитат слишком ясно показывают, что существует широкий официальный консенсус в отношении того, что ИГИЛ не побеждено: 2

В этом квартале ИГИЛ временно увеличило темпы своих атак в Ираке и Сирии, что USCENTCOM приписывает типичной эскалации группировки в Сирии во время священного месяца Рамадан (с 24 апреля по 23 мая).CJTF-OIR заявил, что в Ираке это увеличение числа нападений, вероятно, указывает на «оппортунистическое использование совокупности факторов», таких как «озабоченность ISF» мерами по сдерживанию COVID-19 в Ираке, в отличие от любого «заметного увеличения числа атак». Возможности [ИГИЛ] ».… CJTF-OIR заявил, что историческое количество атак, сложность и последствия атак, а также тот факт, что ИГИЛ не смогло выдержать увеличившийся темп,« указывают на то, что ИГИЛ не возрождается ».

В течение квартала независимые эксперты и исследователи по-разному оценивали уровень возрождения ИГИЛ, при этом некоторые говорили, что рост активности ИГИЛ означает, что группа становится сильнее.В оценке одной исследовательской организации в мае говорилось, что всплеск атак ИГИЛ в первой половине квартала «вызвал новые опасения по поводу возрождения группы» и, по-видимому, является «ранними признаками восстановления ИГИЛ». В оценке говорится, что увеличение числа нападений коррелирует с ослаблением устойчивого военного давления на группировку в обеих странах. В отчете говорится, что в Сирии ИГИЛ извлекло выгоду из «хаоса», который последовал за вторжением Турции в Сирию и США в октябре 2019 года.передислокация войск. В Ираке ИГИЛ воспользовалось продолжительными массовыми протестами и последующим политическим параличом. В отчете говорится, что без возобновления операций по борьбе с ИГИЛ группировка могла бы занять твердую позицию, которая позволила бы ей проводить частые крупномасштабные атаки в обеих странах.

Кроме того, исследователи утверждали, что ИГИЛ использовало COVID-19 как в Ираке, так и в Сирии. Аналитик одного исследовательского института оценил, что ИГИЛ извлекло выгоду из вакуума безопасности, оставленного различными вооруженными силами, сокращающими активность из-за COVID-19 … Исследователь контртеррористической деятельности сообщил прессе, что ИГИЛ действительно пытается максимально использовать пандемию, спровоцировав «волну недовольства». нападения », который также совпал с Рамаданом.

Кроме того, DIA сообщило, что атаки ИГИЛ могут еще больше усилиться, если давление на группу будет уменьшено из-за пандемии или конкурирующих приоритетов сил против ИГИЛ … Аналитик другого исследовательского института оценил, что ИГИЛ довольно хорошо приспособлено для действий во время COVID- 19 пандемия. Отмечая, что подразделения ИГИЛ в Ираке и Сирии изолированы и автономны, исследователь охарактеризовал эту группу как «окончательных выживших за судный день» … Небольшие ячейки ИГИЛ, действующие в неприемлемой местности, включая отдаленные пустыни и горные районы, имеют небольшой риск заражения. к вирусу, согласно CJTF-OIR, который сообщил, что не обнаружил никаких признаков того, что COVID-19 отрицательно повлиял на ИГИЛ в этом квартале…

… CJTF-OIR сообщил, что ограничения иракского правительства, включая комендантский час, вероятно, ограничили свободу передвижения ИГИЛ в городских или жилых районах, но также, вероятно, позволили ИГИЛ передвигаться более свободно и с меньшим опасением обнаружения или пресечения ИСО в отдаленных районах. где ограничения были менее строгими, что позволило группе проводить больше атак.Более того, из-за ограничений на поездки, ИГИЛ могло более легко идентифицировать чиновников, освобожденных от таких ограничений, как потенциальных целей, сказал CJTF-OIR.

Другие эксперты отметили, что, если не будут устранены коренные причины распространения ИГИЛ, такие как неэффективное управление и предоставление услуг, отсутствие экономических возможностей и религиозное разделение, группа продолжит возрождаться. В совместном отчете, составленном Центром Вильсона, один аналитик-исследователь сказал, что ИГИЛ представляет «растущую угрозу» для

.

Иракское правительство и силы безопасности и SDF, и они воспользуются сокращением войск Коалиции в Ираке, чтобы восстановить себя.

Другой аналитик безопасности сказал, что ИГИЛ «восстановило боеспособные повстанческие силы в Ираке и Сирии, опасно прорываясь в районы, трудные для действий возглавляемой США коалиции против ИГИЛ» … Она сказала, что коалиционным силам удалось подавить ИГИЛ, но без рассмотрения основных политических и экономических условий, которые отчуждают сирийцев и иракцев от их правительства, «давление коалиции против ИГИЛ вряд ли заблокирует или повернет вспять восстановление ИГИЛ и может не помешать восстановлению физического халифата.”

В предыдущем квартале официальные лица США заявили, что отчуждение местного населения может дать ИГИЛ возможность набрать обороты. В январе 2020 года DIA сообщило, что ИГИЛ стремится повлиять на местное суннитское население, используя их недовольство, включая предполагаемую политическую маргинализацию и пренебрежение, задержки в восстановлении и межрелигиозные разногласия. Заместитель командующего CJTF-OIR генерал-майор Александр Гринкевич заявил журналистам в январе, что для обеспечения окончательного разгрома ИГИЛ необходимо устранить «основные условия», такие как управление и коррупция.«… Точно так же DoS сообщило в 2019 году, что население как в Ираке, так и в Сирии сталкивается с высокой безработицей, отсутствием безопасности, перемещением, гуманитарными кризисами и неспособностью правительства предоставлять основные услуги. В DoS заявили, что эти проблемы безопасности и социально-экономические проблемы в Ираке и Сирии «делают обычных гражданских лиц уязвимыми для вербовки ИГИЛ и другими экстремистами».

Командующий USCENTCOM генерал Кеннет Маккензи-младший, выступая 10 июня в Институте Ближнего Востока, сказал, что угроза ИГИЛ со стороны Ирака и Сирии «никуда не денется» и что это «только результат прямого давления». ИГИЛ не получает возможности вновь заявить о себе и атаковать Соединенные Штаты и их союзников.Генерал Маккензи сказал, что с нетерпением ждет того времени, когда «местные силы безопасности смогут сдерживать ИГИЛ без значительной внешней помощи». Он также заявил, что в районах Сирии, находящихся под контролем сирийского режима и его российских сторонников, режим не смог исправить недостаток «основных человеческих требований», которые позволили ИГИЛ подняться, создав то, что он назвал «планом». за провал к западу от Евфрата ».

ИГИЛ остается сплоченным и имеет значительное финансирование

Другие разделы отчета показывают, что организация ИГИЛ потеряла часть своего высшего руководства, но остается сплоченной угрозой, способной к самофинансированию и постоянной вербовке: 3

CJTF-OIR сообщил, что ограничения иракского правительства, включая комендантский час, вероятно, ограничили свободу передвижения ИГИЛ в городских или жилых районах, но также, вероятно, позволили ИГИЛ передвигаться более свободно и с меньшим опасением обнаружения или пресечения со стороны ИСБ в отдаленных районах, где ограничения были менее строгими, что позволило группе проводить больше атак.Более того, из-за ограничений на поездки, ИГИЛ могло более легко идентифицировать должностных лиц, освобожденных от таких ограничений, как потенциальных целей, заявил CJTF-OIR …

Другие эксперты отметили, что, если не будут устранены коренные причины распространения ИГИЛ, такие как неэффективное управление и предоставление услуг, отсутствие экономических возможностей и религиозное разделение, группа продолжит возрождаться. В совместном отчете, составленном Центром Вильсона, один аналитик-исследователь сказал, что ИГИЛ представляет «растущую угрозу» иракскому правительству и силам безопасности, а также группировкам SDF, и оно воспользуется сокращением войск Коалиции в Ираке, чтобы восстановить себя.…

Другой аналитик по вопросам безопасности сказал, что ИГИЛ «восстановило боеспособные повстанческие силы в Ираке и Сирии, опасно прорываясь в районы, трудные для действий возглавляемой США коалиции против ИГИЛ». Она сказала, что силам коалиции удалось подавить ИГИЛ, но без устранения основных политических и экономических условий, которые отчуждают сирийцев и иракцев от их правительства, «давление коалиции против ИГИЛ вряд ли заблокирует или повернет вспять восстановление ИГИЛ и может не предотвратить его восстановление физического халифата.”

В предыдущем квартале официальные лица США заявили, что отчуждение местного населения может дать ИГИЛ возможность набрать обороты. В январе 2020 года DIA сообщило, что ИГИЛ стремится повлиять на местное суннитское население, используя их недовольство, включая предполагаемую политическую маргинализацию и пренебрежение, задержки в восстановлении и межрелигиозные разногласия. Заместитель командующего CJTF-OIR генерал-майор Александр Гринкевич заявил журналистам в январе, что для обеспечения окончательного разгрома ИГИЛ необходимо устранить «основные условия», такие как управление и коррупция.«… Точно так же DoS сообщило в 2019 году, что население как в Ираке, так и в Сирии сталкивается с высокой безработицей, отсутствием безопасности, перемещением, гуманитарными кризисами и неспособностью правительства предоставлять основные услуги. В DoS заявили, что эти проблемы безопасности и социально-экономические проблемы в Ираке и Сирии «делают обычных гражданских лиц уязвимыми для вербовки ИГИЛ и другими экстремистами».

Командующий USCENTCOM генерал Кеннет Маккензи-младший, выступая 10 июня в Институте Ближнего Востока, сказал, что угроза ИГИЛ со стороны Ирака и Сирии «никуда не денется» и что это «только результат прямого давления». ИГИЛ не может вновь заявить о себе и атаковать Соединенные Штаты и их союзников … Генерал Маккензи сказал, что с нетерпением ждет того времени, когда «местные силы безопасности смогут сдерживать ИГИЛ без значительной внешней помощи» … Он также заявил, что в районах Сирии под контроля над сирийским режимом и его российскими покровителями, режим не смог исправить недостаток «основных человеческих требований», которые позволили ИГИЛ подняться в первую очередь, создав то, что он назвал «планом провала к западу от Евфрата».”

ИГИЛ в Сирии

В отчете не говорится о серьезных успехах ИГИЛ в Сирии, но четко указывается, что ИГИЛ по-прежнему представляет собой активную угрозу: 4

Как и в Ираке, ИГИЛ активизировало атаки в Сирии во время Рамадана, хотя в целом DIA сообщило, что ежемесячные заявления ИГИЛ об атаках в Сирии в этом квартале снизились по сравнению с предыдущим кварталом. USCENTCOM сообщило, что всплеск атак в середине мая во время последней кампании ИГИЛ «Рейд истощения» не продолжился после кампании, и это продемонстрировало ограниченную способность наращивать свои операции в течение короткого периода, прежде чем вернуться к нормальному уровню…

В то время как ИГИЛ продолжает демонстрировать способность к частым атакам в течение определенного периода времени, Министерство обороны OIG не обнаружило в этом квартале доказательств того, что ИГИЛ имеет возможность вернуть себе или удерживать территорию в зоне объединенных совместных операций.В этом квартале ИГИЛ развернуло комплексное наступление и ненадолго оккупировало несколько позиций сирийского режима в провинции Хомс во время нападения 9 апреля … Министерство обороны OIG отметило, что это подчеркивает задачу победы над ИГИЛ, когда коалиция и силы-партнеры имеют ограниченный территориальный охват, а ИГИЛ имеет возможность действовать в частях Сирии, находящихся под контролем режима.

… DIA заявило, что в этом квартале не наблюдалось какого-либо значительного или устойчивого увеличения возможностей ИГИЛ в контролируемых режимом районах, а атаки ИГИЛ носили «оппортунистический» характер и предназначались для колонн и контрольно-пропускных пунктов поддерживающих режим сил в восточной провинции Хомс и на юго-западе. Сирия … По данным DIA, элементы ИГИЛ по-прежнему способны действовать только небольшими ячейками и проводить асимметричные атаки…

Ссылаясь на сообщения СМИ, DIA сообщило, что деятельность ИГИЛ была сосредоточена на обширной территории, на которой проживают большинство суннитских арабов на севере Сирии.Однако в нем говорилось, что ИГИЛ не обладает возможностями, которыми оно когда-то располагало, «целенаправленно нацеливаясь на суннитские племена» и что оно опасается репрессий…

ИГИЛ в Ираке

Когда дело доходит до действий ИГИЛ в Ираке, в отчете отмечается, что иракские силы были вынуждены возобновить крупные операции против ИГИЛ, что поднимает вопрос о последствиях сокращения боевой поддержки США, а также деятельности по обучению и оказанию помощи: [5]

CJTF-OIR сообщил, что все иракские операционные команды возобновили операции против ИГИЛ в этом квартале … Некоторые иракские команды приостановили операции против ИГИЛ в прошлом квартале, когда Коалиция прекратила операции в начале января.В то время Коалиция сосредоточила свое внимание на силовой защите после удара американского беспилотника в Багдаде, в результате которого погиб командующий иранскими силами Кудс генерал-майор Касем Сулеймани….

Кроме того, CJTF-OIR сообщил, что отношения с командами ISF в основном вернулись к уровням, предшествующим паузе, и что ISF по-прежнему готовы делиться информацией о проблемах взаимной защиты сил … Однако CJTF-OIR заявил, что «изменчивый характер» операционная среда отличается от той, которая была в январе, из-за перехода нескольких баз к ISF, мер, принятых для смягчения распространения COVID-19 и воздействия пандемии на персонал ISF … Несмотря на эти различия, CJTF -OIR сказал, что Коалиция построила на существующих отношениях с ISF, и что отношения остаются прочными.

Ключевые области «войны» с ИГИЛ и терроризмом, о которых правительство США не сообщает

В то же время ни в отчете LIG, ни в каком-либо другом официальном отчете США не говорится об отсутствии прогресса в сокращении гражданских, религиозных, этнических, демографических и экономических причин терроризма. Правительство США также открыто не рассматривает влияние более широких сдвигов, которые, похоже, сейчас происходят в стратегии США, и дополнительных сокращений США.силы, которые уменьшат возможности борьбы с ИГИЛ в будущем.

Правительство США не рассматривает детали или влияние планов США по дальнейшему выводу войск из Ирака и Сирии, хотя текущее сокращение численности войск уже было значительным, и отчеты показывают, что численность войск США в Ираке будет сокращена до 3000 человек. Он не касается сокращения возможностей нанесения ударов с воздуха и сокращения возможностей разведки, разведки и наблюдения (IS&R). Эти U.Силы С. сыграли решающую роль в разрушении халифата ИГИЛ и решении проблем в Ираке и курдско-арабских силах в Восточной Сирии.

Что, если США и союзные войска уйдут?

Несмотря на все утверждения о разгроме ИГИЛ, ни один официальный отчет или план не дает оценок, как долго США должны оставаться в Ираке или Сирии, какие ресурсы они должны сохранить и какова может быть цена. Никакие официальные заявления не затрагивают серьезно проблемы в политике, управлении, экономике и гражданских структурах, которые делают Ирак и особенно Сирию эквивалентами несостоявшихся государств.Ни в одном отчете не рассматриваются последствия полного отъезда США и / или прекращения помощи США в ближайшие несколько лет.

Эти упущения являются критическими, учитывая опасность слишком быстрого бегства из Сирии и Ирака. Очевидно, что ИГИЛ остается серьезной угрозой для обеих стран. США вряд ли одержали решительную победу в борьбе с ИГИЛ в какой-либо из стран, а ИГИЛ распространилось далеко за пределы Ирака и Сирии. Более того, США не удалось уменьшить ни один аспект угроз, которые государственный терроризм со стороны режимов Асада и Хаменеи сейчас представляет для Сирии, Ирака и региона.

В отличие от Афганистана, Сирия и Ирак — страны, которые имеют большое стратегическое значение с точки зрения потока нефти и ее влияния на мировую экономику. Они влияют на способность США конкурировать с Китаем и Россией. Они оказывают существенное влияние на потенциальный рост экстремистских и террористических угроз, которые могут атаковать стратегических партнеров США в регионе и в Европе, а также цели в Соединенных Штатах. Риски преждевременного вывода войск уже стали ключевой причиной подъема и успеха ИГИЛ после 2011 года.Преувеличенные заявления об успехе сегодня и слишком раннее отступление — вряд ли путь к какой-либо форме решительной победы.

Диаграмма первая: продолжающиеся атаки ИГИЛ в Сирии и Ираке: 1 апреля — 30 июня 2020 г.

Источник: Отчет ведущего IG Конгрессу США, 1 апреля 2020 г. — 30 июня 2020 г., стр. 22, 27.

Дополнительный подробный анализ этих проблем см .:

Этот отчет под названием, Реальные возможности ИГИЛ: угроза продолжается , доступен для загрузки по адресу https: // csis-website-prod.s3.amazonaws.com/s3fs-public/publication/200909_The_Status_of_ISIS.pdf

Энтони Х. Кордесман возглавляет кафедру стратегии Арли А. Берка в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия. Он работал консультантом по Афганистану в Министерстве обороны США и Государственном департаменте США.

1 Ведущий генеральный инспектор, Ежеквартальный отчет Конгрессу об операции Inherent Resolve , 1200 апреля — 30 июня 2020 г., lead_inspector_general_for_operation_inherent_resolve_april_1_2020 _-_ june_30_2020.pdf, стр. 18-20.
2 Выдержка из Ведущего генерального инспектора, Ежеквартальный отчет Конгрессу об операции Inherent Resolve , 1200 апреля — 30 июня 2020 г., lead_inspector_general_for_operation_inherent_resolve_april_1_2020 _-_ june_30_2020.pdf, стр. 18-20.
3 Выдержка из Ведущего генерального инспектора, Ежеквартальный отчет Конгрессу об операции «Внутренняя решимость» , 1200 апреля — 30 июня 2020 г., lead_inspector_general_for_operation_inherent_resolve_april_1_2020 _-_ june_30_2020.pdf, стр. 21
4 Выдержка из Ведущего генерального инспектора, Ежеквартальный отчет Конгрессу об операции Inherent Resolve , 1200 апреля — 30 июня 2020 г., lead_inspector_general_for_operation_inherent_resolve_april_1_2020 _-_ june_30_2020.pdf, стр. 26-27.
5 Выдержка из Ведущего генерального инспектора, Ежеквартальный отчет Конгрессу об операции «Внутренняя решимость» , 1200 апреля — 30 июня 2020 г., lead_inspector_general_for_operation_inherent_resolve_april_1_2020 _-_ june_30_2020.pdf, стр. 29.

карт показывают, как территория ИГИЛ сократилась с 2014 года

  • Территория ИГИЛ достигла своего пика в 2014 году, когда группировка контролировала несколько крупных городов Сирии и Ирака.
  • К 2017 году ИГИЛ утратило контроль над своими основными опорными пунктами, и теперь террористическая группировка занимает лишь небольшой анклав в пустыне.
  • Эксперты сходятся во мнении, что, хотя группировка потеряет свои территориальные владения, она продолжит «гноиться» как повстанческая и глобальная террористическая сеть.

С тех пор, как ИГИЛ попало в заголовки международных новостей, вторгшись в Ирак из Сирии в июне 2014 года, его территория значительно сократилась.

Неуклонная потеря территории террористической группой завершилась падением на прошлой неделе ее де-факто столицы Ракки, Сирия.

В октябре 2014 года территория ИГИЛ в Сирии и Ираке была максимальной. Радикальная исламистская группировка контролировала земли, простирающиеся от центральной Сирии до окраин Багдада, включая такие крупные города, как Мосул, Фаллуджа, Тикрит и Ракка.

Хотя регион, контролируемый ИГИЛ, был в основном пустынным, он охватывал множество этнических и религиозных групп, включая ассирийских христиан, езидов, курдов, арабов-шиитов и арабов-суннитов. Многие несуннитские группы стали жертвами целенаправленного насилия со стороны ИГИЛ, которое совершило геноцид против езидов и ассирийцев.

Карта территории ИГИЛ от октября 2017 года показывает, что группировка потеряла все свои основные городские опорные пункты и теперь ограничена малонаселенной приграничной территорией между Ираком и Сирией.

Тем не менее, эксперты говорят, что редкая пустынная территория, на которую отступило ИГИЛ, является частью того же региона с суннитским большинством, который подпитывал его подъем.

«Когда мы вторглись в Ирак и завоевали его в 2003 году, мы создали неуправляемое пространство для арабов-суннитов в Ираке, которое затем распространилось на соседнюю Сирию», — сказал Business Инсайдер. «Беспокойство здесь заключается в том, что, поскольку этот район Ирака и Сирии теперь может оставаться неуправляемым пространством с точки зрения арабов-суннитов, эта проблема может просто усугубиться и продолжаться.«

Исландия ушла? Нет, говорит курдский лидер.

Исламское государство потеряло всю свою территорию; десятки тысяч его бойцов убиты или заключены в тюрьму; а его бывший лидер Абу Бакр аль-Багдади мертв. Но курдский лидер, который был свидетелем взлета и падения группы боевиков, предупреждает, что ИГИЛ восстанавливает свое единство, и подчеркивает неприятный факт: теперь ИГИЛ больше, чем было почти шесть лет назад, когда оно основало самопровозглашенный халифат.

Стремясь двигаться дальше, президент Дональд Трамп объявил о победе над ИГИЛ. Тем не менее, конфликт продолжается, и поскольку кандидаты в президенты от Демократической партии упоминают драку, это означает, что они хотят вывести войска. Однако реальность говорит о том, что окончательное прекращение конфликта по-прежнему недостижимо. Даже после того, как Америка потратила миллиарды долларов во время двух президентств на разгром ИГИЛ, разместила войска в Ираке и Сирии и сбросила тысячи бомб, ИГИЛ продолжает действовать.Во всяком случае, она готова воспользоваться нетерпением Трампа, чтобы положить конец «вечным войнам» Америки и сместить акцент страны на противодействие Ирану.

«ИГИЛ все еще в значительной степени невредимо», — сказал нам в интервью Масрур Барзани, премьер-министр Иракского Курдистана. «Да, они потеряли большую часть своего лидерства. Они потеряли многих своих способных людей. Но им также удалось набраться опыта и привлечь больше людей. Так что к ним нельзя относиться легкомысленно ».

Грэм Вуд: ИГИЛ злорадствует

Барзани может знать, потому что он с самого начала был в первом ряду в войне против ИГИЛ.Прежде чем стать премьер-министром в июне, Барзани был влиятельным партнером США в войне против ИГИЛ в качестве высшего должностного лица службы безопасности в курдском регионе Ирака, который является полуавтономным от центрального правительства Ирака в Багдаде. Курдские боевики, получившие название пешмерга , защищали свою территорию от нападения ИГИЛ в 2014 году, даже когда целые подразделения обученных США иракских сил безопасности таяли. Они не только оказались одними из самых эффективных военных союзников Америки в стране, но и их шпионы передавали американцам разведданные, их официальные лица помогали координировать действия U.Авиаудары С. и их антитеррористические подразделения работали вместе с американскими спецоператорами. Тысячи пешмерга и человек были убиты и ранены в ходе кампании против ИГИЛ.

Барзани с беспокойством наблюдал за тем, как Трамп зигзагами следил за присутствием американских войск, которые поддерживали сирийских курдов в их собственной борьбе против ИГИЛ, а затем усилил конфронтацию с Ираном, которая поставила миссию США в Ираке в неопределенность. После того, как Трамп приказал убить иранского генерала Касема Сулеймани в Багдаде в январе, иракские политики пообещали выбросить 5000 U.Войска С. размещены в стране для кампании ИГИЛ. Их статус остается в подвешенном состоянии. Барзани, правительство которого во многом полагается на поддержку США, не критиковал Трампа напрямую за убийство Сулеймани, заявив, что он был «удивлен» этим и хотел снизить напряженность в регионе.

Между тем, по прошествии более пяти лет войны под руководством США — и после многих заявлений Трампа, возвещающих о поражении Исламского государства — у группы все еще есть около 20 000 боевиков в Ираке и Сирии, сказал нам Барзани.(Согласно отчету Пентагона прошлым летом, количество боевиков ИГИЛ составляет от 14 000 до 18 000. По оценкам аналитиков и официальных лиц США, когда оно объявило о своем халифате летом 2014 года, их число составляло около 10 000.) ИГИЛ все еще удается провести 60 атак По словам Барзани, месяц в Ираке в одиночку против сил безопасности и местных соперников, поскольку он объединяется вокруг ядра закаленных боевиков.

Военные официальные лица США, западные и региональные политики никогда не прекращали предупреждать о способности Исламского государства вербовать боевиков и совершать атаки.Когда в октябре Трамп приказал вывести войска США из Сирии, он столкнулся с двухпартийным сопротивлением со стороны законодателей, которые заявили, что работа еще не сделана. Но что поражает в изображении группы Барзани, так это идея о том, что она не просто выживает, но и процветает. Это противоречит официальной линии Белого дома. Однако он смеется с недавними предупреждениями: от генерального инспектора Пентагона, который заявил в отчете на прошлой неделе, что смерть Багдади не нарушила командную структуру или операции ИГИЛ; и от Организации Объединенных Наций, которая сообщила в своем отчете в прошлом месяце, что ИГИЛ все еще имеет в своих резервах не менее 100 миллионов долларов и начало восстанавливать свои позиции в Ираке и Сирии.

Прочтите: Ирак — единственная зона боевых действий, из которой Трамп не хочет покидать

Сосредоточение внимания администрации на наказании иранского режима не помогает. Удар Сулеймани завершил месяцы напряженности между США и Ираном, в том числе связанные с Ираном атаки на судоходство и нефтяные компании в Персидском заливе и ракетные обстрелы поддерживаемых Ираном ополченцев против американских войск в Ираке; после смерти Сулеймани Иран направил ракеты по базам, на которых размещены американские войска в стране. «Это противостояние определенно окажет негативное влияние на борьбу с терроризмом и ИГИЛ, которая должна быть приоритетом для всех нас», — сказал Барзани.

Но главная причина возрождения ИГИЛ, сказал Барзани, — это сохранение тех же условий, которые позволили ему подняться. В Сирии царит хаос. В Ираке лидеры США и Ирака в течение почти двух десятилетий не могли решить такие проблемы, как коррупция, плохое управление, сектантство и экономический спад. Большая часть районов с суннитским большинством, которые были оплотами ИГИЛ, все еще разрушены, в основном из-за ударов США с воздуха, а некоторые сейчас находятся под контролем поддерживаемых Ираном шиитских ополченцев, которые своей сектантской тактикой настроили против себя большую часть населения.

США подталкивали другие страны к выделению средств на восстановление разрушенных территорий, но не уделяли первоочередного внимания этим усилиям, которые тормозились и страдали из-за бесхозяйственности на местном уровне. Лидеры Багдада приложили мало усилий для политического примирения. Многие жители остаются в лагерях для перемещенных лиц. «Если люди безработные, если люди безнадежны, если у людей нет безопасности, если у людей нет возможностей, если нет политической стабильности, террористическим организациям всегда легко манипулировать местным населением», — сказал нам Барзани.«ИГИЛ — это побочный продукт. Так что, пока эти факторы остаются в силе, всегда будет либо ИГИЛ, либо что-то подобное ИГИЛ ».

Отказ Америки от Сирии | The New Yorker

К тому времени, когда в октябре Турция вторглась в северную Сирию, лагерь беженцев Айн-Исса — в двадцати милях к югу от турецкой границы — напоминал небольшой город. За последние годы туда перебралось около четырнадцати тысяч человек, перемещенных в результате ИГИЛ , российских и американских авиаударов или репрессивного режима президента Башара Асада.Лагерь превратился из нескольких палаток в грязное поле в обширную сеть с магазинами, кафетериями, стойками для фалафеля, школами, клиниками, мечетями, постоянно действующей администрацией и офисами более двух десятков местных и международных неправительственных организаций. По мере распространения новостей о турецком наступлении Нашат Хайри, лагерь мухтар или избранный представитель, призвал примерно тридцать семей в его секции сохранять спокойствие. Торговец фруктами до войны, Хайри сбежал из своей деревни в восточной провинции Дейр-эз-Зур с женой и семью детьми после того, как ISIS захватило ее в 2014 году.Три года спустя они достигли Айн Исса. С тех пор лагерь стал чувствовать себя как дома. Хайри знал всех в своем отделе, следил за распределением продовольственных пайков, регистрировал каждое рождение и редко пропускал свадьбу или похороны. Его дети получили образование и имели доступ к медицинскому обслуживанию. Его жена работала уборщицей. Они никогда не голодали. В холодную погоду в лагере доставляли керосин для печи, а летом в палатке охлаждали с помощью вентилятора, работающего от генератора.Перед входом Хайри ухаживал за небольшим садом с аккуратными рядами редиса и болгарского перца.

Этот материал поддержан Пулитцеровским центром.

Самое главное, что они были в безопасности. Лагерь стоял на стратегическом перекрестке автомагистрали M4, которая пересекает Сирию от Средиземного моря до границы с Ираком. Город Айн-Исса, расположенный менее чем в миле от него, был штабом Сирийских демократических сил, возглавляемой курдами армии, которая победила ИГИЛ на севере и востоке Сирии.Также поблизости находились две большие военные базы США, на которых размещались сотни американских солдат, подрядчиков и служащих дипломатической службы, которые поддерживали СДФ. на протяжении всей кампании против ISIS . Одна из баз, бывшая цементная фабрика «Лафарж», служила центром совместных операций для курдских и американских командиров.

Хайри заверил своих товарищей по беженцам, что у кого-то наверняка есть план по их защите. В огороженной части лагеря находилось более восьмисот жен и детей убитых или захваченных в плен боевиков ИГИЛ : по крайней мере, рассудил Хайри, У.Силы С., идущие по дороге, ни за что не позволят такому количеству высокопоставленных заключенных сбежать.

Однако по мере приближения турецких войск тревожное событие внутри лагеря усугубило общественную панику. Никто не сообщил об этом, но все руководители, вооруженная охрана и гуманитарные работники исчезли.

Между тем в городе около полутора тысяч S.D.F. члены отчаянно организовывали защиту. Одним из командиров был 28-летний курд из провинции Алеппо, который на курдском языке носил псевдоним Бруск — Молния.Бруск в течение шести лет боролся против ISIS вместе с американскими войсками; его четыре брата и сестры, включая его 21-летнюю сестру, также служили в S.D.F. В 2017 году, когда S.D.F. провели изнурительное городское нападение на Ракку, мировую столицу ISIS , спецназ США предоставил Бруску и другим курдским командирам тактическое руководство, сохраняя при этом безопасное расстояние от боя. Через два месяца после начала битвы S.D.F. Боец в нескольких ярдах от Бруска наступил на мину и погиб, как и боец ​​позади них.Взрыв лишил Бруска сознания. Он очнулся в больнице слепым, его грудь, шея и лицо были обожжены и изранены осколками. К тому времени, когда он выздоровел и к нему вернулось зрение, в конце 2017 года ISIS потерпели поражение в Ракке. Бруск был дислоцирован в Телль-Абьяд, на крайнем севере, где ему было поручено пятьсот бойцов для охраны пятидесятимильного участка границы с Турцией.

Напряжение на границе уже было высоким. S.D.F. выросли из П.К.К., курдское сепаратистское движение в Турции, которое на протяжении десятилетий вело мятеж. Сотрудничество американских военных с СДФ. вызвал гнев президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана. «Страна, которую мы называем союзником, настаивает на формировании армии террора на нашей границе», — заявил Эрдоган вскоре после прибытия Бруска в Телль-Абьяд. «Наша миссия — задушить его еще до того, как он родится». Турция дважды проводила крупные трансграничные операции по захвату курдских городов в Сирии, и дальнейшие нападения казались неизбежными.

Затем, в августе прошлого года, США заключили сделку между Турцией и СДФ. Демилитаризованная буферная зона вдоль сирийской стороны границы потребовала, чтобы Бруске демонтировал все свои укрепления, перекрыл систему туннелей, которую построили его бойцы, покинул Телль-Абьяд и продвинулся на десять миль глубже в Южные федеральные земли. территория. Взамен Эрдоган пообещал не вторгаться. Бруске скептически отнесся к этому обещанию, но он верил в американцев, которые, согласно соглашению, выступили в качестве поручителей.«Мы стали бы хорошими друзьями», — сказал он мне во время моего визита в Сирию этой зимой. «Я полагал, что совет, который они нам давали, был в наших интересах».

«Каждый раз, когда мне плохо, я устраиваю парад».

Мультфильм Фарли Каца

После S.D.F. отступив от границы, турецкие и американские войска начали совместное патрулирование и воздушное наблюдение. Хотя курды не пересекали территорию Турции, Эрдоган вскоре счел буферную зону недостаточной и настоял на ее расширении.В сентябре перед Генеральной Ассамблеей Организации Объединенных Наций в Нью-Йорке он объявил о своем намерении аннексировать более пяти тысяч квадратных миль курдской земли, создав «коридор мира», по которому могут быть переселены два миллиона сирийских беженцев, проживающих в Турции. Беженцы в подавляющем большинстве будут арабами из других частей Сирии. Южный край коридора будет охватывать Айн-Исса, лагерь беженцев Хайри и цементный завод «Лафарж». Международные наблюдатели осудили эту схему как вопиющую попытку демографической инженерии, которая наверняка приведет к конфликту и гуманитарной катастрофе.

Две недели спустя Белый дом выпустил пресс-релиз, в котором говорилось, что президент Дональд Трамп и Эрдоган разговаривали по телефону. Хотя подробности разговора не разглашаются, для Эрдогана это был триумф. «Турция скоро продвинется вперед со своей давно запланированной операцией на севере Сирии», — поясняется в пресс-релизе, добавляя, что американские войска «больше не будут находиться в непосредственной близости».

После того, как США покинули буферную зону, турецкие самолеты, дроны и артиллерия обстреляли Телль-Абьяд и другие приграничные города.S.D.F., у которой нет авиасредств, обратился к США с ходатайством о введении бесполетной зоны, но американцы отказались. Сухопутные силы Турции состояли в основном из сирийских арабских наемников, многие из которых ранее принадлежали к джихадистским группировкам, проявляющим глубокую враждебность по отношению к курдам. Когда эти ополченцы продвигались на юг на бронетранспортерах, почти двести тысяч мирных жителей сбежали со своего пути. Поступали сообщения о военных преступлениях, таких как казни без надлежащего судебного разбирательства. Позже высокопоставленный американский дипломат в Сирии Уильям В.Робак написал служебную записку, в которой сетовал на то, что персонал США «стоял и наблюдал» за «преднамеренными усилиями по этнической чистке».

12 октября поддерживаемые Турцией ополченцы достигли автомагистрали M4, где перехватили S.U.V. на руках Хеврин Халаф, видного курдского политика. Ее забили до смерти. На видео, размещенных в Twitter, видно, что боевики убивают и второго безоружного пассажира. «Еще одна убегающая свинья ликвидирована», — заявляет один из нападавших.

На следующий день турецкие войска в открытой пустыне к северу от шоссе начали обстрел Айн-Иссы, где Бруску было приказано удерживать оборону.

«Единственное, что было между нами, — это лагерь», — вспоминал он.

В отделении Нашат Хайри поползли тревожные слухи. Говорят, что курды в отчаянии обратились к режиму Асада, который теперь отправлял подкрепление в Айн-Иссу. Для многих беженцев, которые приехали в лагерь в поисках убежища от режима, это было так же печально, как турецкое наступление. Тем не менее, большинство людей не хотели уезжать без удостоверений личности, которые были заперты в административных помещениях лагеря.

Когда приблизились звуки артиллерийского обстрела и пулеметного огня, материализовалась еще одна опасность. Задержанные , связанные с ИГИЛ, каким-то образом выбрались. S.D.F. позже возложил ответственность за нарушение на бунт, спровоцированный ударами турецкой авиации. Но я встретил нескольких свидетелей, которые утверждали, что видели С.Д.Ф. боевики приезжают на пикапе и освобождают задержанных. Это кажется правдоподобным. Большая часть западной критики турецкого вторжения была сосредоточена на возможности того, что десятки тысяч из боевиков ИГИЛ и их родственников могут сбежать из-под курдской опеки.СДФ, понимая, что мир больше заботит призрак террористов на свободе, чем убийства курдов, продвигали ложные сведения о курдских тюремных охранниках, отправленных на турецкую границу. Хотя эти истории не соответствовали действительности, S.D.F. Представитель сказал мне, что они «заставили международное сообщество обратить внимание».

Из Айн-Иссы большинство задержанных побежали на север, в сторону турок. Другие остались в лагере, проникая в обычное население и усугубляя его паранойю и замешательство.Несколько человек сказали мне, что некоторые из убегающих жен из ISIS кричали: «Приближается ночь!»

Вскоре после этого колонна бронетехники под американскими флагами подошла к шоссе со стороны цементного завода «Лафарж». Когда колонна остановилась перед лагерем, Хайри захлестнула волна облегчения. «Мы были так счастливы», — вспоминал он. «Мы думали, что они пришли спасти нас». Хайри сказал своим детям, что все будет в порядке. Затем колонна снова двинулась в путь.

Хайри и другие беженцы не знали, что Трамп приказал немедленно вывести все силы США из Сирии и что конвой, ныне исчезающий из поля зрения, направлялся в Ирак. Но они понимали, что не вернется. «Все сошли с ума», — сказала Хайри. «Это была полная анархия». Люди заполонили административные помещения, выбили окна, выломали двери и подожгли их. Между турками и СДФ продолжались бои, и в какой-то момент восьмилетняя племянница Хайри Амаль была ранена шальной пулей.Ее старший брат Али Мохаммед отвез ее в городскую больницу. Инцидент усугубил истерию, и вскоре почти все хлынули через главные ворота лагеря. В отличие от задержанных, большинство беженцев уехали на юг — одни на машинах, другие пешком — не зная, куда они идут и что будут делать. Когда Али Мохаммед вернулся в лагерь с Амаль, она была мертва.

Хайри и его родственники остались похоронить ее. На поляне возле мечети они вырыли могилу и отметили ее камнями с обоих концов.Солнце садилось. Уже несколько дней никто не ел. Хайри отправился на поиски еды. Выглядело так, будто на лагерь обрушился смерч. Он поразился тому, как быстро все изменилось.

На следующий день он нанял грузовик. «Мне было очень трудно уйти», — сказал он мне. «Это было так же, как когда мы покинули нашу деревню в Дейр-эз-Зуре». Когда грузовик двинулся на юг — в том же направлении, откуда они бежали пятью годами ранее, — Хайри и его семья снова оказались бездомными и бежали от войны.

Уходящие американцы, после короткой паузы за пределами лагеря, проследовали на восток по трассе M4, в середине битвы, с турецкими войсками слева от них и южноафриканскими войсками. справа от них. Обе стороны прекратили борьбу, чтобы пропустить их, а затем возобновили.

Мультфильм Роз Част

В конце концов, Бруск и S.D.F. держались за Айн Исса, не давая туркам перейти дорогу. Американцам потребовалось три дня, чтобы вывезти всю свою технику и тяжелое вооружение из Сирии.Местные жители бросали в них камни и называли предателями. После того, как цементный завод «Лафарж» был заброшен, по нему были выпущены ракеты двух американских F-15. Представитель армии США объяснил, что цель удара заключалась в том, чтобы «снизить военную полезность объекта» — ошеломляющее заключение к тому, что, возможно, было самым успешным военным партнерством Америки в эпоху после 11 сентября.

Это партнерство началось в 2014 году, когда ИГИЛ штурмовали север Сирии, и единственным значимым вооруженным сопротивлением, с которым оно столкнулось, была небольшая группа курдских мужчин и женщин, которые назвали себя Отрядами народной защиты, или Y.П.Г. (Сирийское правительство вывело большую часть своих войск из региона двумя годами ранее, чтобы подавить восстания в других частях страны.) Тысячи из боевиков ИГИЛ и в конечном итоге осадили Кобани, родной город командующего YPG Ферхата Абди Сахина. , более известный как Мазлум. Началась резня. Когда я встретился с Мазлумом в феврале, он вспомнил, как говорил своим бойцам, что ни при каких обстоятельствах они не должны позволять ISIS продвигаться за улицу, где он вырос. ISIS дважды захватил его дом, и, по словам Мазлума, оба раза Y.П.Г. забрал обратно. К тому времени США начали оказывать поддержку с воздуха вооруженным курдам; Мазлум сказал, что американское командование посоветовало ему сдать Кобани и предложило прикрыть его отступление. Он отказался. Когда ИГИЛ захватил его дом в третий раз, он связал его по радио с американцами и попросил их разрушить его. «Именно тогда импульс изменился, — сказал Мазлум. «После того, как они бомбили мой дом, мы вернули себе район и оттуда продолжили наступление». Курды в конечном итоге вытеснили ISIS из Кобани, после чего U.С. предложил продолжать поддерживать их с воздуха, пока они будут преследовать ISIS на земле.

Должно быть, это был странный момент для Мазлума, потому что США когда-то считали его террористом. Он родился в 1967 году, вскоре после создания Сирийской Арабской Республики, которая узаконила репрессии против курдов. В возрасте тринадцати лет он был заключен в тюрьму за чтение книги на курдском языке, а будучи студентом Университета Алеппо, его четыре раза арестовывали за «политическую деятельность».Тем временем в Турции, правительство которой провело собственную жесткую антикурдскую политику, П.К.К. развязал партизанскую войну против государства. Основатель группы Абдулла Оджалан был вынужден бежать в Сирию, где с ним подружился отец Мазлума, врач. Некоторые турки сейчас насмешливо называют Мазлума «духовным сыном» Оджалана.

Получив диплом архитектора, Мазлум присоединился к P.K.K. Он продвигался по служебной лестнице в восьмидесятые и девяностые годы, в то время как группа совершала похищения, убийства, взрывы и нападения террористов-смертников в Турции.США официально обозначили P.K.K. террористическая организация в 1997 году, а полтора года спустя ЦРУ помог Турции захватить Оджалан. Он был заключен в тюрьму на небольшом острове в Мраморном море, где он остается сегодня.

Начинается битва за возвращение последней территории ИГИЛ

Изменяющаяся стратегия нападения

В Ираке и Сирии, даже несмотря на то, что их территория значительно уменьшилась, Исламское Государство сохранилось. Спустя несколько месяцев после того, как премьер-министр Хайдер аль-Абади объявил «окончательную победу» над группировкой в ​​2017 году, в трех иракских провинциях произошел всплеск нападений.

Тем не менее, насилие там менее разрушительно, чем было раньше. Однажды группа регулярно наносила удары по Багдаду, в результате чего за один раз могло погибнуть более 150 человек. Теперь оно имеет тенденцию проводить более мелкие нападения террористов-смертников, наезды, засады и целенаправленные казни, особенно деревенских вождей, известных как моктары.

Г-н Найтс, который отслеживает эти убийства низкого уровня, подсчитал, что каждую неделю в Ираке убивают или получают ранения более трех мокаров, что опровергает официальные заявления о том, что боевики побеждены.

«Это означает, что 14 раз в месяц самый важный человек в деревне погибает или получает серьезные ранения от ИГИЛ», — сказал он. «В этих обстоятельствах чувствуют ли эти люди себя освобожденными? Остановить этот вид целенаправленного насилия — настоящая проблема, и это намного сложнее, чем очистить города от боевиков ИГИЛ ».

Считается, что на всех очищенных территориях члены Исламского государства растворились в населении.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.