Является ли устав коммерческой тайной: 12 2005 . N 06-2626/1-6/04 , , , .

Содержание

Статья 5. Сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну 

Режим коммерческой тайны не может быть установлен лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, в отношении следующих сведений:

1) содержащихся в учредительных документах юридического лица, документах, подтверждающих факт внесения записей о юридических лицах и об индивидуальных предпринимателях в соответствующие государственные реестры;

2) содержащихся в документах, дающих право на осуществление предпринимательской деятельности;

3) о составе имущества государственного или муниципального унитарного предприятия, государственного учреждения и об использовании ими средств соответствующих бюджетов;

4) о состоянии противопожарной безопасности, санитарно-эпидемиологической и радиационной обстановке, безопасности пищевых продуктов и других факторах, оказывающих негативное воздействие на обеспечение безопасного функционирования производственных объектов, безопасности каждого гражданина и безопасности населения в целом;

(в ред. Федерального закона от 09.03.2021 N 39-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

5) о численности, о составе работников, о системе оплаты труда, об условиях труда, в том числе об охране труда, о показателях производственного травматизма и профессиональной заболеваемости, и о наличии свободных рабочих мест;

6) о задолженности работодателей по выплате заработной платы и социальным выплатам;

(в ред. Федерального закона от 18.04.2018 N 86-ФЗ)

(см. текст в предыдущей редакции)

7) о нарушениях законодательства Российской Федерации и фактах привлечения к ответственности за совершение этих нарушений;

8) об условиях конкурсов или аукционов по приватизации объектов государственной или муниципальной собственности;

9) о размерах и структуре доходов некоммерческих организаций, о размерах и составе их имущества, об их расходах, о численности и об оплате труда их работников, об использовании безвозмездного труда граждан в деятельности некоммерческой организации;

10) о перечне лиц, имеющих право действовать без доверенности от имени юридического лица;

11) обязательность раскрытия которых или недопустимость ограничения доступа к которым установлена иными федеральными законами;

12) составляющих информацию о состоянии окружающей среды (экологическую информацию).

(п. 12 введен Федеральным законом от 09.03.2021 N 39-ФЗ)


Открыть полный текст документа

Что такое коммерческая тайна, и какими законодательными актами регулируется ее защита?

В Республике Казахстан нет специального закона, регулирующего защиту коммерческой тайны . Правовые нормы, посвященные коммерческой тайне, разбросаны по различным нормативным актам, принятым в разное время. Но все же попробуем разобраться.

Подпункт 16) статьи 1 Закона Республики Казахстан «О частном предпринимательстве» понимает под коммерческой тайной информацию, определяемую и охраняемую субъектом частного предпринимательства, свободный доступ на законном основании к которой имеет ограниченный круг лиц, разглашение, получение, использование которой может нанести ущерб его интересам.

Статья 126 Гражданского кодекса Республики Казахстан (Общая часть) гарантирует защиту информации, составляющей служебную или коммерческую тайну, в случае, когда информация имеет действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам, к ней нет свободного доступа на законном основании, и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности.

Законодательство также использует понятия: «информация с ограниченным доступом», «нераскрытая информация», «конфиденциальная информация, сведения», частью которых является понятие коммерческой тайны.

Таким образом, определим основные признаки коммерческой тайны:

  • она не относится к государственным секретам;
  • это сведения, связанные с деятельностью предпринимателя;
  • она имеет действительную или потенциальную ценность, в силу ее неизвестности третьим лицам;
  • разглашение ее может нанести ущерб интересам предпринимателя;
  • к ней нет свободного доступа;
  • обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности;
  • предприниматель сам определяет состав и объем сведений, составляющих коммерческую тайну (однако в силу требований закона, некоторые сведения не могут быть отнесены к коммерческой тайне).

Указанные признаки очень важны, поскольку только их совместное наличие дает право на защиту коммерческой тайны.

К коммерческой тайне могут быть отнесены технология производства, способы управления предприятием, сведения о финансах предприятия, заключенных и планируемых сделках, сведения, изложенные в бухгалтерской и налоговой отчетности, сведения, содержащиеся в учредительном договоре юридического лица. Данный перечень не может быть исчерпывающим, поскольку предпринимателю предоставлено право самому определить состав и объем сведений, разглашение которых для него нежелательно.

Ряд сведений не может быть отнесен к коммерческой тайне. Но этот перечень, наоборот, строго определяется законом. Это, к примеру, сведения, содержащиеся в уставе юридического лица, сведения о государственной регистрации, перерегистрации и ликвидации юридических лиц и их филиалов (представительств), сведения о сделках с недвижимым имуществом и регистрации прав на недвижимость. Не составляют коммерческой тайны сведения, относящиеся к государственной статистической отчетности, а также касающиеся тех сторон деятельности организаций, которые выступают объектом государственного контроля и надзора, хотя это не означает, что контрольно-надзорные органы вправе распоряжаться полученной информацией, как им вздумается. Предприниматель обязан предоставлять своим работникам, акционерам, пайщикам и другим соответствующим лицам доступ к сведениям, которые позволяют проверить правильность начисления им заработной платы, вознаграждения по договору, авторского гонорара, дивидендов, определить их долю в имуществе, доходах, прибыли.

Законодательством или учредительными документами может устанавливаться перечень сведений, подлежащих обязательному опубликованию либо обязательному доведению до сведения акционеров, членов (участников) иного определенного круга лиц. К этим сведениям, в частности, относятся данные, содержащиеся в государственном реестре юридических лиц, балансовые итоги годовой предпринимательской деятельности, в том числе сальдо баланса, сумма уставного капитала, сводные суммы кредиторской и дебиторской задолженности, сальдо счета прибыли и убытков, сведения, подлежащие публикации согласно правилам государственной статистической отчетности.

Какие документы ТОО являются коммерческой тайной?

Вопрос:

Какие документы ТОО являются коммерческой тайной?

Ответ:

Согласно статье 14 закона РК «О товариществах с ограниченной и дополнительной ответственностью» (пункт 4) «Учредительный договор товарищества с ограниченной ответственностью входит в состав документов, 

представляющих собой коммерческую тайну, если иное не предусмотрено учредительным договором и подлежит предъявлению государственным и иным официальным органам, а также третьим лицам только по решению органов товарищества либо в случаях, установленных законодательными актами. Представления учредительного договора в регистрирующий орган при государственной регистрации не требуется». 

Но учредительный договор – это не устав. 

Согласно статье 41 (пункт 7) Гражданского кодекса Республики Казазстан «Все заинтересованные лица вправе ознакомиться с уставом юридического лица». 

Согласно закону РК «О персональных данных и их защите», к персональным данным относятся «сведения, относящиеся к определенному или определяемому на их основании субъекту персональных данных, зафиксированные на электронном, бумажном и (или) ином материальном носителе», то есть сведения о физическом лице (его фамилия, имя, отчество и т.п.). 

По общему правилу сбор и обработка персональных данных производятся с согласия лица, к которому эти данные относятся (статья 8 закона РК «О персональных данных и их защите»). Но в этом же законе предусмотрен ряд исключений. В частности:

Сбор, обработка персональных данных производятся без согласия субъекта или его законного представителя в случаях, предусмотренных статьей 9 названного Закона, это:

  • осуществления деятельности правоохранительных органов и судов, исполнительного производства;
  • осуществления государственной статистической деятельности;
  • использования государственными органами персональных данных для статистических целей с обязательным условием их обезличивания;
  • реализации международных договоров, ратифицированных Республикой Казахстан;
  • защиты конституционных прав и свобод человека и гражданина, если получение согласия субъекта или его законного представителя невозможно;
  • осуществления законной профессиональной деятельности журналиста и (или) деятельности средства массовой информации либо научной, литературной или иной творческой деятельности при условии соблюдения требований законодательства Республики Казахстан по обеспечению прав и свобод человека и гражданина;
  • опубликования персональных данных в соответствии с законами Республики Казахстан, в том числе персональных данных кандидатов на выборные государственные должности;
  • неисполнения субъектом своих обязанностей по представлению персональных данных в соответствии с законами Республики Казахстан;
  • получения государственным органом, осуществляющим регулирование, контроль и надзор финансового рынка и финансовых организаций, информации от физических и юридических лиц в соответствии с законодательством Республики Казахстан;
  • в иных случаях, установленных законами Республики Казахстан.

В ТОО к персональным данным относятся данные о работниках ТОО, хранящиеся в личных делах работников. Эти данные не могут быть разглашены посторонним лицам без согласия работника, кроме случаев предусмотренных статьей 9 и перечисленных выше. 

Уважаемые пользователи! Информация в ответе соответствует нормам законодательства Республики Казахстан, действовавшим на момент (дату) публикации.

конфиденциальная инфа — некоторые разделы Устава

Цитата:

да вы поймите, что из устава разглашению подлежат только сведения о наименовании и видах деятельности!!


тогда для чего,по-вашему мнению, нужен Устав?

вы немного неправильно понимаете ситуацию про коммерческую тайну. Как такового перечня, что составляет коммерческую тайну — нет.

п. 5 Положения о коммерческой тайне, утвержденного постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 06.11.1992 N 670 (далее — Положение о коммерческой тайне), содержание и объем информации, составляющей коммерческую тайну, а также порядок ее защиты определяются руководителем субъекта хозяйствования, который доводит их до работников либо лиц, имеющих доступ к таким сведениям.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА МИНИСТРОВ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

6 ноября 1992 г. N 670

ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ПОЛОЖЕНИЯ О КОММЕРЧЕСКОЙ ТАЙНЕ

4. Коммерческую тайну субъекта хозяйствования не могут составлять:
учредительные документы, а также документы, дающие право на занятие предпринимательской деятельностью и отдельными видами хозяйственной деятельности;

сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные данные, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей;

документы о платежеспособности;

сведения о численности и составе работающих, их заработной плате и условиях труда, а также о наличии свободных рабочих мест.

например, к коммерческой тайне можно отнести: сведения о производственных мощностях, планы компании по расширению предоставляемых услуг,рынок сбыта ваших услуг, сведения о валютных балансах и т.д., то, что может использовать другая компания против вас и нанести ущерб, при разглашении данных сведений.

а источник формирования и размер уставного фонда не будут являться коммерческой тайной. каким образом в данном случае будет нанесен вашему хозяйственному обществу материальный ущерб?

Коммерческая тайна

В современном мире бизнеса информация уже давно обрела статус самостоятельного объекта коммерческих отношений.

Для того чтобы важные сведения не выходили за пределы компании, негативно влияя на ее доходы, предприниматели и заключают с сотрудниками положение о коммерческой тайне.

В этой статье можно больше узнать о системах информационной безопасности.

В чем же его суть, и какого рода данные можно отнести к числу таких, которые не следует разглашать?

Что такое коммерческая тайна?

Первое, о чем следует задуматься — это об определении данного понятия.

Коммерческая тайна — это некий режим, подразумевающий конфиденциальность для важной информации, напрямую влияющей на доходность предприятия.

Одним словом, данное понятие имеет прямое отношение к финансовой сфере деятельности предприятия.

Для того чтобы отнести сведения к числу конфиденциальных, необходимо составить соглашение о неразглашении коммерческой тайны.

В России за регламентацию данного режима отвечает ст. 183 УК РФ и ст.15 Федерального закона от 20 февраля 1995г. «Об информации, информатизации и защите информации».

Смотрите тут о том, что такое информационная безопасность на предприятии и как её обеспечить.

К числу конфиденциальных данных могут быть отнесены те, что касаются технологической, производственной, финансово-экономической сферы деятельности фирмы.

Что входит в коммерческую тайну?

Далеко не всю информацию важную для бизнесмена можно отнести к числу тайной и коммерчески важной.

К такого рода сведениям относятся следующие группы:

  • разнообразная финансовая информация, например, про оборот компании или про среднюю заработную плату сотрудников;
  • приемы и ноу-хау, помогающие фирме удерживать лидерство на рынке;
  • информация о клиентской базе;
  • разрабатываемые инновации, которые могут повлиять на положение компании в бизнес-сфере;
  • частная информация о расходах фирмы.

Данные, составляющие коммерческую тайну, строго регламентируются современным законодательством.

Так, в п.5 ст 183 УК РФ прописывается, что информация о численности и составе работников, о задолженностях работодателя, о нарушениях им законодательных прав не могут быть внесены в число тайных сведений.

Также к не разглашаемой не относятся данные, указанные в учредительных документах, ведь к ней всегда имеется свободный доступ.

Обычно руководитель компании сам решает, какого рода сведения не имеют права распространять его сотрудники, составляя специальный договор.

Положение о неразглашении

Соглашение о неразглашении коммерческой тайны создается по многим причинам, но главная среди них — не допустить снижения уровня доходов за счет распространения важной и конфиденциальной информации.

Здесь можно узнать об услугах по защите информации компаний.

Также предприниматель может преследовать следующие цели:

  • избежание лишних расходов, а также возникновения серьезного ущерба, нанесенного фирме;
  • повышение уровня работы собственной фирмы за счет данных сведений и укрепление положения на рынке;
  • извлечение максимальной прибыли из имеющейся информации, недоступной конкурентам;
  • защита предприятия от негативного влияния извне.

Чтобы добиться реализации этих целей мало составить соответствующий договор о неразглашении, ведь важно чтобы каждый сотрудник, имеющий доступ к сведениям подписал его, имея представление о возможных наказаниях.

Ответственность за разглашение коммерческой тайны?

Неразглашение коммерческой тайны — одно из главных требований зачисления в штат многих современных компаний.

Желая как можно лучше защититься от происков конкурентов, фирмы продумывают разнообразные варианты наказаний за разглашение ценных данных.

Сейчас законодательство предусматривает следующие виды ответственности:

  1. дисциплинарную согласно п.6 ч. 1 ст. 81;
  2. гражданско-правовую согласно ст. 1472 ГК РФ;
  3. уголовную согласно ст. 183 УК РФ;
  4. административную (по статье 13.14 КоАП РФ).

Степень взыскания зависит от причин нарушения составленного договора. Например, если разглашение произошло неумышленно, сотруднику придется смириться с дисциплинарными взысканиями.

Однако, если сотрудник специально распространил тайную документацию компании, его могут привлечь и к уголовной ответственности.

При этом предприятия зачастую используют сразу несколько вариантов ответственности за проступок. Самые частые из них — штраф и последующее увольнение.

То, какого рода наказание предусмотрено за разглашение коммерческой тайны, должно быть прописано в трудовом договоре.

В каких случаях увольнение считается незаконным и как восстановить на работе? Смотрите подробней об этом тут.

Оформление соглашения о неразглашении коммерческой тайны

Сведения, составляющие коммерческую тайну должны быть заранее прописаны в специальном договоре.

Обычно в нем указывается следующая важная информация:

  • все сведения, которые нельзя разглашать в процессе работы;
  • нюансы доступа к важной информации;
  • варианты наказаний за тот или иной тип разглашения;
  • обязанности работника по соблюдению конфиденциальности;
  • порядок прекращения доступа.

В данных документах прописываются не только варианты коммерческой тайны, но и срок, в течение которого человек должен их хранить.

Зачастую даже после увольнения, бывший сотрудник не имеет права рассказать что-то о действиях фирмы в течение 2–3 лет.

Также многие предприниматели ограничивают доступ к самой важной информации, и поэтому в соглашении прописываются нюансы получения таких сведений.

Практически всегда договор заключается в тот момент, когда сотрудник поступает на работу.

В сам документ могут вноситься корректировки, но лишь с согласия сотрудника.

Также человек имеет право отказаться подписывать бумаги, потребовав предоставить ему место, не требующее сохранения конфиденциальных сведений.

Охрана информационной безопасности компании

От того, насколько грамотно осуществляется охрана коммерческой тайны зачастую зависит положение компании и актуальность соблюдения договора о неразглашении.

Обычно помимо договора, компании предпринимают следующие действия для защиты ценных сведений:

  1. доступ к бумагам и файлами под грифом «секретно» ограничивается;
  2. в специальных архивах фиксируются имена тех, кто обращался к бумагам;
  3. все электронные носители с такими данными помечаются грифом «коммерческая тайна»;
  4. во многих компаниях работает даже служба безопасности, следящая за соблюдением договоров о неразглашении.

Разумеется, чем интенсивнее компания будет защищать свои секреты, тем меньше окажется вероятность их просачивания к конкурентам.

В целях охраны данных многие фирмы организовывают особо строгий отбор кандидатов, отдавая предпочтения лишь тем из них, кому можно доверять.

Подписанием бумаг о неразглашении дело обычно не заканчивается, и к самым важным сведениям доступ имеет лишь ограниченный круг лиц.

В целях защиты своих интересов, предприниматель может активно использовать уголовное законодательство и гражданско-правовые нормы.

Информацией уже давно торгуют, ее активно используют в своих целях, чтобы справиться с конкуренцией на рынке.

Если владелец бизнеса не хочет чтобы сведения, составляющие коммерческую тайну, подверглись всеобщей огласке, ему необходимо соблюсти все возможные нюансы безопасности и эффективной защиты.

Частые вопросы

Что необходимо отобразить в положении «О коммерческой тайне»?

Во внутренних положениях компании о коммерческой тайне следует отобразить:

  1. функции руководства в сфере защиты информации;
  2. порядок определения и учета информации;
  3. механизм обеспечения сохранности информации;
  4. механизм доступа к коммерческой тайне органов государственной власти;
  5. порядок распространения коммерческой тайны;
  6. меру ответственности за разглашение коммерческой тайны;
  7. конкретный срок, на который информация приобретает статус коммерческой тайны.

Какие существуют механизмы защиты конфиденциальной информации?

Действенный механизм защиты коммерческой тайны от ее разглашения, как инструмента недобросовестной конкуренции на рынке, состоит из трех основных элементов:

  • организационные меры;
  • технические меры;
  • правовые меры.

Организационные меры защиты информации подразумевают ограничение доступа к сведениям, важным для компании. Это означает, что каждый сотрудник компании получает возможность работать лишь с теми данными, которые необходимы ему для выполнения своих обязанностей.

Технические меры защиты информации подразумевают использование специальных программ и оборудования, запрещающих просмотр и/или копирование важной электронной информации. Для этого блокируют доступ к жесткому диску или возможность использования сменных цифровых носителей.

Правовые, юридические меры защиты информации предполагают оформление права субъекта предпринимательской деятельности на коммерческую тайну посредством внесения соответствующих дополнений в устав организации, учредительский договор, коллективный договор и т. д.

Читайте так же:

  • Информационная безопасность на предприятии Конфиденциальная информация представляет огромный интерес для конкурирующих фирм. Именно она становится причиной посягательств со стороны злоумышленников.
    Многие проблемы связаны с […]
  • Защита информации в организации Внедрение вычислительной техники и различных информационных систем в деятельность и жизнь современных людей имеет множество положительных моментов.
    Но вместе с пользой появилось и […]

Раскрыть или засекретить?



Перед акционерным обществом нередко встает вопрос: предоставлять информацию своим акционерам или нет? Как часто хочется прикрыться грифом «Коммерческая тайна» и скрыть многие детали в деятельности АО! 



Предлагаемая статья посвящена актуальной для многих акционерных обществ теме раскрытия информации собственным акционерам. В частности, на примере судебной практики и анализа законодательства сделана попытка выяснить, правомерно ли относить те или иные сведения к коммерческой тайне.



В очередной раз нам пришлось столкнуться с актуальной для многих компаний проблемой раскрытия информации по запросам миноритарных акционеров. Снова встал вопрос о правах миноритариев и о пределах их участия в делах компании. В процессе консультирования и накопления опыта по разрешению подобных конфликтов выработалась определенная линия поведения по защите прав как акционерного общества, так и его миноритариев. 



Казалось бы, все просто — есть закон, определяющий особенности деятельности акционерных обществ, в частности порядок раскрытия им информации. Однако, как показывает практика, особенно судебная, именно относительно «открытости» и «доступности» информации между миноритарными акционерами и непосредственно акционерным обществом возникает множество проблем.



Источник проблемы



Все дело в том, что на многие запросы миноритарных акционеров о предостав­лении каких-либо сведений о деятельности общества акционерное общество (далее — компания) отвечает одинаково: «Сведения являются коммерческой тайной». И что в таком случае делать миноритариям? Правомерно ли такое поведение компании? Именно такие вопросы возникают в зале суда, куда миноритари обращаются за защитой своих прав.



Какова же позиция арбитражных судов при рассмотрении подобных иско? Вот тут возникают новые проблемы, выявляются пробелы законодательства, а зачастую и противоречия. Очень часто результат судебного дела зависит от степени профессиональности юристов, ведущих подобные споры, от их умения доказать правоту той или другой стороны. В то же время позиция судьи, рассматривающего дело, нередко определяется величиной и известностью компании.



На самом деле большинство проблем возникает не по вине акционеров или акционерного общества, а в силу огромного количества разрозненных правовых норм, касающихся вопросов коммерчес­кой тайны. В связи с этим законодатель­ство представляет собой благодатную почву для различного толкования таких норм в правоприменительной практике.



Законодательного акта прямого действия, систематизирующего положения действующего законодательства и регу­лирующего все вопросы по отнесению той или иной информации к категории коммерческой тайны, до 3 августа 2004 г. в России не было. Законопроект «О ком­мерческое тайне» уже несколько лет хо­дил по кулуарам Государственной думы и Совета Федерации, долгое время не обре­тая юридического статуса закона. 3 авгус­та 2004 г. Президентом РФ был, наконец, подписан Федеральный закон «О коммер­ческой тайне», но, к сожалению, единая практика его применения сложится еще не скоро.



Это порождает новую проблему, потому что, как правило, арбитражные суды при принятии судебных актов по тому или иному делу руководствуются выводами федеральных арбитражных судов, которые не всегда представляют собой единообразное применение законодательства на практике. Вот и получается, что нередко результат дела зависит от понимания судей законодательства.



Стратегия



Так как же компании обезопасить себя от  возникновения подобных конфликтов? Как определить пределы доступа миноритариев к информации?



Для начала необходимо четко знать, что для признания информации коммерческой тайной она должна соответствовать признакам, предписанным Гражданским кодексом РФ, а именно:




  • иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьими лицами;
  • быть закрытой от свободного доступа на законном основании;
  • сохранять конфиденциальность благодаря мерам, принимаемым обладателем информации (в данном случае – акционерным обществом).

То есть если компания относит какую-либо информацию к категории коммерческой тайны, эта информация должна быть оформлена надлежащим образом.


Во-первых, компания принимает меры для ограничения доступа к инфор­мации путем разработки локальных нор­мативных актов (положение о коммерче­ской тайне, перечень сведений, составля­ющих коммерческую тайну, и т. д.). Как правило, такие документы одобряются советом директоров или иным органом управления, определенным уставом. Сле­довательно, только включение конкрет­ной информации в перечень, утвержден­ный конкретным органом управления акционерного общества, придает ей ста­тус коммерческой тайны. При этом сле­дует учитывать, что положение о ком­мерческой тайне, утвержденное, напри­мер, генеральным директором или иным органом компании, к компетенции кото­рых не относится утверждение положе­ний о коммерческой тайне, не может об­ладать юридической силой в отношении акционеров этой компании.



Пример из практики



Акционер обратился в суд с иском к своему акционерному обществу, кото­рое отказало ему в предоставлении ин­формации о сделках по причине того, что данная информация входит в пере­чень сведений, отнесенных к коммерчес­кой тайне. При этом представитель акционерного общества в качестве основания для отказа предоставил в судебное заседание Положение о коммерческой тайне, утвержденное генеральным директором. В связи с наличием данного документа суд отказал акционеру в удовлетворении его требований.



Однако представленное акционер­ным обществом Положение о коммерчес­кой тайне имеет юридическую силу лишь для сотрудников данного общества, а поскольку акционер не является со­трудником компании, в отношении него такое Положение не может быть приме­нено.



Во-вторых, перечень сведений, отне­сенных компанией к категории коммер­ческой тайны, должен соответствовать законодательству. Речь идет о докумен­тах, которые в силу закона не могут быть отнесены к коммерческой тайне. Они де­лятся на две категории:




  • подлежащие раскрытию в силу зако­нодательства о рынке ценных бумаг и акционерных обществ, т. е. в обязательном порядке;
  • доступные в силу Постановления Пра­вительства РСФСР № 35 от 05. 12.1991 г. (перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну).




Пример из практики



Миноритарный акционер крупной компании обратился в арбитражный суд с иском к открытому акционерному обще­ству. Он требовал предоставить ему сведе­ния о сделках, в совершении которых имелась заинтересованность. Компания отказала акционеру в предоставлении та­кой информации, мотивируя свой отказ а) фактом принадлежности данных сведе­ний к коммерческой тайне; б) фактом принадлежности договоров к документам первичной бухгалтерской отчетности, до­ступ к которой открыт только акционе­рам, владеющим более 25% акций.



Арбитражный суд, рассмотревший дело, также отказал акционеру в предо­ставлении вышеуказанной информации по тем же основаниям, которые привело акционерное общество.



На первый взгляд, все законно, одна­ко есть один тонкий нюанс.



В соответствии с Законом об акцио­нерных обществах ФКЦБ РФ вправе определять расширенный, по сравнению с обычным, круг сведений, которые обя­зано раскрывать открытое акционерное общество. Так, обязанность по раскрытию информации о сделках, в которых заинтересованы все инвесторы, на акци­онерное общество возлагают два доку­мента: Положение о раскрытии инфор­мации эмитентами эмиссионных ценных бумаг и Закон «О рынке ценных бумаг». Поскольку это сделки с заинтересован­ностью, то сведения о них не могут со­ставлять коммерческую тайну в силу ни­жеизложенных фактов.



Информация об одобрении и совершении таких сделок подлежит публичному раскрытию на основании Положения ФКЦБ РФ о раскрытии информации эмитентами эмиссионных ценных бумаг. Общество обязано опубликовать информацию о принятом решении по одобрению сделок с заинтересованностью. При этом из содержания опубликованного решения  должны быть понятны существенные условия сделки, т.е. раскрыта информация о сторонах, предмете и цене сделки. Более того, указанные сведения должны публи­коваться по каждой сделке в отдельности. В силу требований Положения ФКЦБ РФ общество обязано обеспечить любому за­интересованному лицу доступ к информа­ции, содержащейся в каждом из сообще­ний, о существенных фактах, публикуе­мых в соответствии с законодательством.



Отсюда следует вывод, что сведения о сделках, запрошенные акционером, яв­ляются общедоступными, что не отвеча­ет признакам коммерческой тайны, так как согласно Закону «О рынке ценных бу­маг» общедоступной признается инфор­мация, не требующая привилегий для до­ступа к ней или подлежащая раскрытию. Ни Законом «Об акционерных общест­вах», ни уставом акционерного общества сведения, запрошенные акционером, не были отнесены к информации, доступ к которой требует каких-либо привилегий.



Кроме того, судья не обратил вни­мания, что акционером запрашивались не сами договоры, а лишь информация по ним, что является существенной раз­ницей.



Таким образом, объем запрошенной акционером информации о сделках не превышал пределы открытости сведе­ний, установленные законодательством и уставом акционерного общества, и от­каз в предоставлении такой информации являлся неправомерным. Более того, подобная информация также не отвечает ни одному из признаков коммерческой тайны и не может быть отнесена к ней.



Применительно к данному случаю на результаты рассмотрения дела судом су­щественно повлияло положение компа­нии на российском рынке. Приведенный пример также позволяет сделать выводы о возможности двоякого толкования дейст­вующего законодательства. Изложенная ситуация является ярким примером отсут­ствия единообразной судебной практики по вопросам раскрытия информации.



Пределы «открытости»



В соответствии с Гражданским кодек­сом РФ акционеры вправе получать ин­формацию о деятельности компании и знакомиться с ее бухгалтерскими книгами и иной документацией в установленном учредительными документами порядке.



В развитие положений Гражданского кодекса РФ Закон об акционерных об­ществах устанавливает минимальный перечень документов, которые компания обязана хранить и предоставлять акционерам для ознакомления. К таким доку­ментам относятся учредительные документы компании, протоколы собраний органов управления, годовая и ежеквар­тальная отчетность и иные, установлен­ные законодательством.



Положения уставов акционерных обществ также должны предусматривать обязанность компаний предоставлять сво­им акционерам вышеперечисленные доку­менты, а также, например, ежекварталь­ные отчеты и иные документы, подлежа­щие опубликованию или раскрытию иным образом. Соответственно, не рас­крыв информацию, например, о соверше­нии сделок с заинтересованностью, ком­пания, по крайней мере, обязана предо­ставить ее собственному акционеру в силу прямого указания устава и Закона об ак­ционерных обществах.



Перечень информации и документов, предусмотренный Законом об акционер­ных обществах, является открытым. Как и ГК РФ, Закон об акционерных общест­вах предусматривает, что Уставом и ины­ми внутренними документами компа­нии, решениями общего собрания акцио­неров и совета директоров может быть предусмотрено обязательное хранение и представление других документов, помимо прямо названных Законом.



Положениями устава акционерного общества может быть предусмотрено, что в предоставлении иной информации (т. е. информации, прямо не указанной в уставе) о деятельности компании акци­онерам может быть отказано в случае, если требуемая информация относится к коммерческой тайне и/или ее предо­ставление может нанести компании зна­чительный ущерб.



Таким образом, если акционером за­прошена информация в пределах, уста­новленных законодательством, то отказ общества в предоставлении таких сведе­ний на основании отнесения их к ком­мерческой тайне будет неправомерным.



Пример из практики



Акционерное общество провело об­щее собрание с нарушением порядка его подготовки, т. е. один из миноритарных акционеров не был ознакомлен с матери­алами, подлежащими предоставлению в рамках подготовки к общему собранию акционеров. Когда акционер запросил такие материалы у компании, ему было отказано опять же на основании «ком­мерческой тайны». В то же время судья, принявший решение по данному делу, сослался на отсутствие в законодательстве обязанности акционерного общества по предоставлению акционеру таких материалов после проведения общего собрания акционеров.



Однако материалы, подлежащие предоставлению в рамках подготовки к общему собранию акционеров, не могут относиться к коммерческой тайне.



Во-первых, доступ к ним должен быть обеспечен компанией в силу по­ложений Закона об акционерных обществах и устава. В сообщении о проведении общего собрания акционеров должен указываться порядок ознакомления с соответствующей информацией и   адрес, по которому с ней можно ознакомиться.



Во-вторых, информация о вопросах, включенных в повестку дня общего со­брания акционеров, должна содержаться в бюллетенях для голосования, которые компания обязана направить акционерам до проведения общего собрания в порядке, предусмотренном Законом об акционерных обществах.



В-третьих, срок предъявления требования акционера о предоставлении такой  информации не имеет значения, поскольку в Законе не содержится запрет на возможность получения указанных сведений в подобных случаях.



Таким образом, материалы, подготовленные к общему собранию акционеров должны быть доступны каждому акционеру, имеющему право на участие в об­щем собрании, поскольку предоставле­ние таких сведений является прямой обязанностью компании. Более того, акционер претендовал на предоставление лишь той информации, право на получение которой установлено законодательством.



Таким образом, компания вправе разглашать либо держать в тайне по своему усмотрению только ту информацию, использование которой не регулируется законодательством. К коммерческой тайне могут быть отнесены самые различные сведения, связанные с производством, управлением, финансами и другими вопросами деятельности акционерного общества. При определении перечня сведе­ний, составляющих коммерческую тай­ну, компании необходимо исходить из того, что все акционеры, независимо от  категории и количества принадлежащих им акций, обладают правом на участие в делах акционерного общества.



В судебном заседании акционеры в защиту своих прав часто приводят доводы о наличии противоречий между Законом об акционерных обществах и Гражданским кодексом РФ. Однако положения Гражданского кодекса определяют лишь общие права и обязанности участников хозяйственных обществ, а положения Закона об акционерных обществах их конкретизируют. Следовательно, любые ссылки акционера на вышеуказанный факт будут восприняты судом как несостоятельные.



С одной стороны, когда акционерные общества пытаются всячески ограничить доступ миноритарных акционеров к любой информации о деятельности компании, их можно понять, так как многие акционеры настроены далеко не дружески по отношению к обществу. С другой стороны, акционерное общество должно действовать в рамках закона, прежде всего в целях избежания внутрикорпоративных конфликтов и возникновения судебных процессов.


Нередко в судебной практике встречаются случаи, когда акционер, заведомо зная, что он не вправе требовать ту или иную информацию, все-таки инициирует судебный процесс, при этом всячески затягивая разрешения дела. В таких случая важно. Чтобы позиция акционерного общества основывалась на четком соблюдении законодательства по раскрытию информации.


Рекомендации



Акционерам




  1. Грамотно сформулировать свои требования о предоставлении информации. Например, если миноритарному акционеру закрыт доступ к самим договорам, то право на получение сведений о конкретном договоре принадлежит ему в силу закона. То есть акционер должен просить предоставить ему именно сведения о договоре, что не будет выходить за пределы открытости сведений, установленные законодательством.
  2. Идти в суд при наличии документов, подтверждающих права акционера, с четко обоснованной позицией и определенной стратегией.


Чем грамотнее акционер или его представитель будут выступать в суде, тем больше шанс, что его требования будут услышаны судом. Речь идет о том, что в суде должны быть четко озвучены нарушения прав акционера именно с точки зрения закона, без эмоциональной окраски.



Акционерным обществам




Во избежание риска привлечения акционерного общества к административной ответственности, а также вовлечения акционерного общества в череду судебных процессов по искам акционеров обществу необходимо соблюдать следующие правила:



  1. Разработать внутренний документ, определяющий перечень сведений, относящихся к коммерческой тайне, и предоставить его для ознакомления всем акционерам.
  2. Четко следовать порядку раскрытия информации, установленному ФКЦБ РФ, а именно раскрывать информацию в полном объеме (как предусмотрено в актах ФКЦБ РФ), чтобы не возникло оснований для обжалования.
  3. Не игнорировать запросы акционеров о предоставлении той или иной информации, поскольку в судебном заседании данный факт может «Сыграть на руку» недружественному акционеру.






Коммерческая тайна: понятие, юридическое оформление

  1. Коммерческая
    тайна — это информация, которая является
    секретной в том понимании, что она в
    целом или в определенной форме и
    совокупности ее составляющих является
    неизвестной. Коммерческая тайна не
    является легкодоступной для лиц, которые
    обычно имеют дело с видом информации,
    к которому она принадлежит. В связи с
    этим, коммерческая тайна имеет
    коммерческую ценность и выступает
    предметом адекватных мероприятий по
    сохранению ее секретности, применяемых
    лицом, которое законно контролирует
    эту информацию.

  2. Коммерческая
    тайна может включать в себя сведения
    технического, организационного,
    коммерческого, производственного и
    другого характера, за исключением тех,
    которые в соответствии с законом не
    могут быть отнесены к коммерческой
    тайне.

Таким
образом, коммерческая тайна — это
информация, которой присуща совокупность
следующих признаков:

  • она
    не является государственной тайной;

  • коммерческая
    тайна имеет непосредственное отношение
    к уставной деятельности предприятия;

  • ее
    разглашение может причинить предприятию
    существенный материальный убыток;

  • на
    предприятии действует адекватная
    система мероприятий по ее защите.

Коммерческая
тайна: порядок юридического закрепления
права предприятия на информацию и ее
защиту

Прежде,
чем воспользоваться своими правами на
коммерческую тайну, предприятие должно
юридически грамотно оформить их. 

С
целью оформления прав на коммерческую
тайну вносятся соответствующие положения
в учредительные документы:

А
также в ряд внутренних регламентирующих
документов:

На
основании данных основных документов
предприятием выдаются другие внутренние
документы, в которых конкретизируются
вопросы коммерческой тайны и ее защиты,
например:

  • положение
    о коммерческой тайне;

  • инструкция
    о порядке отнесения информации к
    коммерческой тайне;

  • перечень
    сведений, которые включает в себя
    коммерческая тайна;

  • обязательства
    о неразглашении коммерческой тайны и
    др.

Ниже
мы остановимся на том, какие основные
положения должны содержаться в
учредительных и основных регламентирующих
документах. 

Учредительный
договор

В
данном документе необходимо сформулировать
положение о том, что предприятие имеет
право классифицировать принадлежащую
ему информацию как коммерческую тайну,
определять ее состав, объем и порядок
защиты. А также указать на обязательства
предприятия по защите конфиденциальной
информации, связанной с его хозяйственной
деятельностью.

Кроме
того, необходимо определить, кем
устанавливается порядок защиты
конфиденциальной информации. Как
правило, эти функции выполняет владелец
или руководитель предприятия. А также,
каким должностным лицом осуществляется
контроль за соблюдением установленного
на предприятии порядка защиты коммерческой
тайны.

В
учредительном договоре целесообразно
также зафиксировать право предприятия
не выполнять требования должностных
лиц контролирующих и правоохранительных
органов, а также других органов
государственного управления, при
отсутствии в них законных полномочий
на ознакомление с такой категорией
информации. 

Иногда
взнос в уставный капитал одного из
участников есть объектом интеллектуальной
собственности, расцениваемым им как
коммерческая тайна. В этих случаях в
учредительном договоре нужно определить
порядок доступа к этой информации других
учредителей. 

Устав
предприятия

Основные
положения относительно коммерческой
тайны, которые содержатся в учредительном
договоре необходимо указать и в разделе
устава «Права и обязанности
предприятия». 

Коллективный
договор

Коллективные
договоры заключаются на всех предприятиях,
которые используют наемный труд.
Субъектами договора является владелец
предприятия или уполномоченный им орган
и трудовой коллектив. 

Заключению
коллективного договора, соглашения,
предшествуют коллективные переговоры,
в ходе которых стороны обязуются
представить необходимую информацию
относительно его содержания. При этом
участники переговоров не имеют права
разглашать данные, которые расцениваются
как государственная или коммерческая
тайна и подписывают соответствующие
обязательства. 

В
настоящий документ необходимо включить
положения, которые предусматривают
взаимные обязательства администрации
и коллектива предприятия по защите
коммерческой тайны. В договоре
целесообразно также сформулировать
обязательства администрации проводить
периодически занятие с сотрудниками,
допущенными к конфиденциальной
информации, обеспечивать их необходимыми
методическими материалами по вопросам
защиты коммерческой тайны. 

В
договоре можно определить ответственность
сотрудников за нарушение порядка работы
с информацией, которая расценивается
как коммерческая тайна. Например: лишение
премий, отстранения от работы с такой
информацией, перенесения времени
дежурного отпуска, привлечение, к
дисциплинарной ответственности. 

На
практике процесс принятия коллективного
договора, который содержит положение
о защите коммерческой тайны проходить
не всегда гладко, особенно в научных
коллективах. Поэтому его обсуждению и
заключению должна предшествовать
большая работа по разъяснению важности
защиты коммерческой тайны для всех
членов трудового коллектива.

Правила
внутреннего трудового распорядка

В
Правилах внутреннего трудового распорядка
конкретизируются обязательства
администрации и сотрудников предприятия
по вопросам защиты коммерческой
тайны 

Например,
обязательства администрации могут быть
сформулированы таким способом:

  • при
    приеме или переводе на работу, в составе
    которой есть коммерческая тайна,
    инструктировать работников по вопросам
    соблюдения установленного порядка ее
    защиты;

  • согласие
    сотрудника на допуск к коммерческой
    тайне оформлять подпиской о ее
    неразглашении;

  • создать
    необходимые условия для выполнения
    сотрудниками установленного на
    предприятии порядка защиты коммерческой
    тайны;

  • внедрить
    комплекс организационных, экономических,
    инженерно-технических и
    воспитательно-профилактических
    мероприятий, направленных на предупреждение
    истока конфиденциальной коммерческой
    информации;

  • включать
    в должностные инструкции сотрудников,
    которые имеют допуск к коммерческой
    тайне требования о ее неразглашении;

  • контролировать
    выполнение сотрудниками предприятия
    установленного порядка защиты
    коммерческой тайны;

  • в
    случае если коммерческая тайна
    разглашается — привлекать к дисциплинарной
    ответственности.

Обязательства
сотрудников можно изложить в следующей
редакции:

  • строго
    соблюдать требования установленного
    на предприятии порядка защиты коммерческой
    тайны;

  • бережно
    относиться к носителям информации, в
    которых содержится коммерческая тайна
    (документы, рукописи, чертежи, диски, и
    так далее).

Alarm.com и открытые вопросы, касающиеся заявлений о коммерческой тайне, связанных с узурпацией корпоративных возможностей

В предыдущем меморандуме мы обсуждали недавнее дело Техасского апелляционного суда, в котором говорилось, что члены LLC штата Делавэр могут заключить договор (например, . , отказаться) от общего принципа защиты от узурпации корпоративных возможностей. См. Паттерсон против Five Point Midstream Funds I и II, L.P., Дело № 01-19-00-643-CV (Tex. App.8 декабря 2020 г.). Мы обсуждали, что решение Patterson последовало за тенденцией в Делавэре, которая разрешает сторонам заключать договоры вокруг традиционных правил, запрещающих узурпацию корпоративных возможностей. См. Alarm.com Holdings, Inc. против ABS Capital Partners Inc. , № CV 2017-0583-JTL, 2018 WL 3006118 (Del. Ch. 15 июня 2018 г.), aff’d , 204 A.3d 113 (Del. 2019). В декабре 2019 года Верховный суд штата Делавэр в деле Alarm.com подтвердил решение, вынесенное вице-канцлером Ластером из канцелярии суда, об отклонении иска в соответствии с Законом о единой коммерческой тайне штата Делавэр (DUTSA).

В этом посте мы более подробно рассмотрим Alarm.com , оставшиеся открытые вопросы и возможные новые разработки, на которые следует обратить внимание, касающиеся отказа от узурпации корпоративных возможностей в сфере прямых инвестиций. Это решение — и открытые вопросы, которые еще не были рассмотрены в последующих делах — имеет особое значение для владельцев прямых инвестиций, которые владеют инвестициями в компании, регулируемые законодательством штата Делавэр.

Фон —

Тревога.com

Ответчик, ABS Capital Partners, Inc. («ABS») — это частная инвестиционная компания, вложившая средства в Истца, Alarm.com. Один из партнеров ABS, Ральф Терковиц, входил в совет директоров Alarm.com. В 2017 году ABS приобрела значительную долю владения в предприятии, которое напрямую конкурировало с Alarm.com — Resolution. Другой партнер, Фил Клаф, вошел в совет директоров Resolution. В жалобе утверждалось, что Терковиц (представитель ABS в правлении Alarm.com) получил конфиденциальную информацию во время нескольких тревог.com заседания совета директоров. Alarm.com утверждал, что «Терковиц передал эту информацию своим партнерам из ABS в устных или письменных отчетах». Основываясь на инвестициях ABS в Resolution и услуг Клафа в качестве директора по урегулированию споров, Alarm заявила, что «ABS, должно быть, уже незаконно присвоила или неизбежно присвоит свои коммерческие секреты в нарушение DUTSA или в отсутствие каких-либо коммерческих секретов, привлекла или неизбежно будет заниматься незаконное присвоение конфиденциальной информации Alarm.”

Канцлерский суд отклонил это требование, отметив, что «[множество] соглашений между частной инвестиционной компанией и корпорацией увековечили, что частная инвестиционная компания может и будет инвестировать в конкурирующие предприятия». В частности, канцелярия суда отметила следующее:

Соглашение о неразглашении от 2008 г.

В конце 2008 года стороны заключили соглашение о неразглашении информации, которое «установило обязательство ABS о конфиденциальности и признало, что ABS может инвестировать в конкурирующий бизнес.В соглашении прямо говорилось, что ABS «будет использовать Конфиденциальную информацию исключительно в целях оценки Предлагаемой транзакции [и] что Конфиденциальная информация будет оставаться конфиденциальной. . . При условии соблюдения вами всех условий этого письменного соглашения, включая обязательства о конфиденциальности, ничто в этом письме-соглашении не помешает вам оценить возможные инвестиции в. . . компания, чей бизнес похож на или конкурирует с ним ». Срок действия NDA истек в 2011 году.

Акционерные соглашения 2009 и 2012 годов

В Соглашении акционеров от 2009 г. говорилось, что держатели более 5% капитала Alarm.com могут иметь наблюдателя на заседаниях совета, но это право прекращается, если акционер инвестирует в компанию-конкурента. Однако это же ограничение не распространялось на ABS или ее представителей.

Акционерное соглашение 2012 г. содержало положение, в котором «стороны договорились защищать информацию, которую Компания в письменной форме определила как конфиденциальную или служебную.Более того, Соглашение акционеров 2012 года разрешало ABS «инвестировать в… любую другую компанию (независимо от того, является ли она конкурентоспособной с Компанией)», если они не «раскрывают или иным образом не используют какую-либо частную или конфиденциальную информацию Компании. в связи с такой деятельностью ».

Устав с поправками

Канцлерский суд установил, что «Устав с внесенными в него поправками включал положение, утвержденное разделом 122 (17) Общего закона о корпорациях штата Делавэр (« DGCL »), которое освобождает акционеров, таких как ABS, от любой обязанности не использовать корпоративные возможности, которые в противном случае могли бы быть к тревоге.«Соглашение акционеров 2012 года истекло в 2015 году, когда компания вышла на IPO.

Кодекс делового поведения

После IPO Alarm.com принял Кодекс делового поведения, в котором говорилось, что если какой-либо член Совета директоров, который также является партнером или сотрудником юридического лица, являющегося держателем обыкновенных акций Alarm.com, или юридического лица, управляющего такими акциями, юридического лица («Фонд») и приобрел знания о потенциальной корпоративной возможности, которая может представлять интерес как для Alarm, так и для Фонда, это не будет считаться «конфликтом интересов» в соответствии с политикой при условии, что такой директор действовал разумно и добросовестное отношение к интересам корпорации.

Решение

Канцлерский суд постановил, что в иске не содержалось иска о незаконном присвоении коммерческой тайны, поскольку стороны предполагали, что фирма будет инвестировать в новые возможности. Вице-канцлер Ластер заявил, что «[на] мой взгляд, в свете четкого понимания того, что ABS может инвестировать в конкурентоспособные предприятия, маловероятно, чтобы факт инвестиций ABS в резолюцию и размещение другого представителя ABS в Совет по резолюциям может поддержать вывод о незаконном присвоении.Единственный разумно возможный вывод состоит в том, что стороны полагали, что ABS могла сделать именно то, что она сделала. В жалобе не содержится претензий по DUTSA ».

Канцлерский суд постановил, что «общее понимание тревоги и ABS относительно способности ABS инвестировать в конкурента восходит к NDA 2008 года. . . То же верно и в отношении Соглашения акционеров 2009 года и Соглашения акционеров 2012 года ». Канцлерский суд далее аргументировал это тем, что «[c] изменением этого понимания является Устав с внесенными в него поправками, который наряду с Кодексом поведения остается обязательным и действующим.Канцлерский суд рассудил, что в соответствии с DUTSA «незаконное присвоение» определяется как «приобретение коммерческой тайны другого лица, которое знает или имеет основания знать, что коммерческая тайна была получена ненадлежащим образом» и что «ненадлежащие средства» включают «Кража, подкуп, введение в заблуждение, нарушение или подстрекательство к нарушению обязанности по сохранению секретности, либо шпионаж с помощью электронных или иных средств». Канцлерский суд пришел к выводу, что «[t] он разумно предположил, что стороны предполагали, что ABS могла сделать именно то, что она сделала», и отклонил иск DUTSA.Суд также отклонил иск о незаконном присвоении, основанный на общем праве, постановив, что оно было удовлетворено DUTSA.

7 февраля 2019 года Верховный суд штата Делавэр подтвердил решение канцелярского суда однострочным постановлением. Однако Верховный суд пояснил в сноске, что его постановление ограничивается решением канцелярского суда о том, что жалоба не содержит достаточных фактов для утверждения утверждения о неправомерном использовании или незаконном присвоении коммерческой тайны. Alarm.com Holdings, Inc. против ABS Cap. Partners Inc., 204 A.3d 113 (Del. 2019).

Выводы и открытые вопросы

Дальнейшее рассмотрение объема отказа

Alarm.com оставил открытым вызов в будущих судебных тяжбах с широким, бессрочным отказом от прав, в отличие от осознанного отказа, основанного на определенной схеме фактов. Канцлерский суд особо отметил, что «[] никто не оспаривал объем отказа, и это решение не дает возможности высказывать мнение о законности широкого и общего отказа от корпоративных возможностей, в отличие от более адаптированного положения, касающегося конкретная деловая возможность или четко определенный класс или категория деловых возможностей.”

Незаконное присвоение

В решении канцелярии суда было ясно, что увольнение явилось следствием того факта, что жалоба не содержала конкретных фактов, касающихся неправомерного использования коммерческой тайны; он только сослался на узурпацию корпоративных возможностей. Подтвердив решение по апелляции, Верховный суд Делавэра ясно дал понять, что он ограничивается рассмотрением таких фактов. Таким образом, остается открытым вопрос о том, создаст ли использование конфиденциальной информации для участия в последующей транзакции иск в соответствии с Законом штата Делавэр о единой коммерческой тайне.

Гармонизация торговых секретов в Европе и новый закон США о торговых секретах получает зеленый свет

Гармонизированный режим защиты коммерческой тайны приходит в Европу и США.До сих пор подход к коммерческой тайне в Европе был фрагментирован: в некоторых странах действовали особые законы о коммерческой тайне, а в других полагались на недобросовестную конкуренцию, деликтное или договорное право. Защита коммерческой тайны в США была несколько менее фрагментированной, поскольку почти каждый штат (за исключением Нью-Йорка и Массачусетса) принял ту или иную версию Закона о единой торговой тайне («Единый закон»).11 мая 2016 года президент Обама подписал Закон о защите коммерческой тайны («US DTSA»), который создает федеральное основание для иска с существенными элементами, которые очень похожи на Единообразный закон. Практические соображения относительно DTSA США см. В нашей недавней публикации.

В ноябре 2013 года Европейская комиссия предложила новую директиву о коммерческой тайне с целью гармонизации законодательства в ЕС и, таким образом, поощрения европейских трансграничных инвестиций, конкуренции и инноваций.После долгих споров была принята «Директива (ЕС) 2016/943 Европейского парламента и Совета от 8 июня 2016 года о защите нераскрытых ноу-хау и деловой информации (коммерческой тайны) от их незаконного приобретения, использования и раскрытия» ( «Директива ЕС») вступила в силу 5 июля 2016 года. Государства-члены ЕС должны включить Директиву ЕС в свое национальное законодательство до 9 июня 2018 года.

В этом сообщении мы очерчиваем ключевые положения Директивы ЕС и обсуждаем ее потенциальное влияние на компании, работающие в Европе (с особым акцентом на последствиях для Германии и Великобритании).Мы также даем рекомендации для компаний, ведущих бизнес в Европе, и сравниваем Директиву ЕС с DTSA США.

Сфера действия Директивы ЕС

Директива ЕС устанавливает правила защиты от незаконного приобретения, использования и разглашения коммерческой тайны. Но он указывает только минимальную гармонизацию защиты коммерческой тайны в ЕС. Другими словами, хотя Директива ЕС обычно предусматривает единообразную защиту, государства-члены могут применять более высокие стандарты.Директива ЕС не касается уголовных санкций, но предусматривает гражданские права и средства правовой защиты. Государства-члены могут сохранять существующие уголовные санкции.

Что такое коммерческая тайна?

Согласно Директиве ЕС, «коммерческая тайна» означает любую информацию, которая: (i) является секретной в том смысле, что она не является общеизвестной или легко доступной для люди в кругах, которые обычно имеют дело с рассматриваемой информацией; (ii) имеет коммерческую ценность, поскольку является секретным; и (iii) в данных обстоятельствах было предпринято разумные шаги со стороны лица, законно контролирующего информацию, для сохранения ее в тайне.Короче говоря, коммерческая тайна — это информация, которая не является общеизвестной, имеет коммерческую ценность и охраняется держателем коммерческой тайны, чтобы сохранить ее в тайне.

Это соответствует определению, используемому в Соглашении Всемирной торговой организации по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности («Соглашение ТРИПС»). Тем не менее, требование «разумных шагов» кажется новым для некоторых государств-членов ЕС, которые, возможно, не включили определение коммерческой тайны, содержащееся в Соглашении ТРИПС, в свое национальное законодательство.Что представляют собой «разумные меры», может варьироваться в зависимости от ценности коммерческой тайны, угроз и стоимости конкретных мер и, вероятно, будет предметом будущего толкования Судом Европейского Союза («CJEU»).

Хотя права в Директиве ЕС аналогичны правам интеллектуальной собственности («ИС»), они не считаются правами ИС. Это связано с тем, что европейские законодатели не хотели задействовать положения других европейских законов, касающихся интеллектуальной собственности, таких как Директива ЕС о защите прав интеллектуальной собственности (2004/48 / EC) и Постановление ЕС о таможенном обеспечении ([EC] No.1383/2003).

Законодательные акты

Приобретение коммерческой тайны будет законным, если оно получено: (i) независимым открытием или созданием, (ii) обратным проектированием или (iii) любой другой практикой, которая соответствует честной коммерческой практике.

  • Обратный инжиниринг: Хотя независимое создание или открытие кажется общепринятым понятием, в некоторых частях Европы, по крайней мере, обратный инжиниринг может быть спорной практикой.В этом контексте обратный инжиниринг коммерческих секретов означает « наблюдение, изучение, разборку или тестирование продукта или объекта, который стал доступным для общественности или который на законных основаниях находится во владении покупателя без какой-либо юридической обязанности по ограничить получение коммерческой тайны. ». Хотя обратный инжиниринг может считаться добросовестной практикой в ​​большинстве государств-членов, он может считаться недобросовестной конкуренцией и, следовательно, незаконным в других странах, таких как Германия ( e.г. , согласно прецедентному праву Германии, обратный инжиниринг может быть незаконным, если он требует значительных инвестиций в рабочую силу или технологии для реверс-инжиниринга продукта). Таким образом, несмотря на исключение в Директиве ЕС, обратный инжиниринг коммерческих секретов все еще может быть по контракту запрещен, по крайней мере, в Германии и, возможно, в других странах, которые решат следовать этой модели.
  • Представители рабочих: Есть исключение для представителей рабочих ( e.г. , представители профсоюзов) для осуществления своих прав на информацию и консультации в соответствии с законодательством или практикой ЕС и национальными законами.
  • Честная коммерческая практика: Термин « добросовестная коммерческая практика » не определен и не объяснен в Директиве ЕС. Если и когда CJEU предоставит руководство по этому термину, его учет в Соглашении ТРИПС, вероятно, будет актуальным. Соглашение ТРИПС описывает « честной коммерческой практики » как « способ, противоречащий честной коммерческой практике, должен означать, по крайней мере, такие действия, как нарушение контракта, нарушение доверия и побуждение к нарушению, и включает в себя получение нераскрытой информации третьими сторонами. кто знал или проявил грубую халатность, не узнав, что такая практика была связана с приобретением.

Кроме того, приобретение, использование и раскрытие коммерческой тайны должно считаться законным в той мере, в какой такое приобретение, использование или раскрытие требуется или разрешено законодательством ЕС или национальным законодательством.

Исключения: Директива ЕС также предусматривает различные исключения.

  • Свобода выражения мнения и информации: Журналистские расследования были предметом горячих споров, при этом сектор СМИ выражал серьезную обеспокоенность тем, что аргументы, касающиеся коммерческой тайны, могут быть использованы для предотвращения законной журналистской работы, которая в противном случае была бы в интересах общества.Окончательный проект исключения прямо ссылается на Хартию основных прав ЕС и на уважение свободы и плюрализма СМИ.
  • Информаторы: Еще одно исключение, вызвавшее много споров, касалось информаторов. В соответствии с исключением для осведомителей, защита коммерческой тайны не распространяется на случаи, когда информация раскрывается с целью выявления соответствующих проступков, правонарушений или незаконной деятельности. Однако раскрывающая сторона должна была действовать для защиты интересов широкой общественности.Критики этого исключения утверждают, что оно может быть неправильно применено к неоправданно широкой публикации коммерческих секретов. Как и в случае с другими формулировками Директивы ЕС, нам, вероятно, придется подождать, пока CJEU разъяснит, что составляет «общественный интерес» в какой-то момент в будущем.
  • Рабочие: Защита не распространяется на раскрытие коммерческой тайны работниками своим представителям в рамках законного выполнения ими своих функций в соответствии с законодательством ЕС или национальным законодательством.Руководящие указания в Директиве ЕС ясно показывают, что Директива ЕС не предназначена для воздействия или ограничения использования коллективных договоров, касающихся обязанности не разглашать коммерческую тайну, при условии, что такие соглашения не ограничивают объем исключений в Директиве ЕС.
  • Законные интересы: Существует также исключение для «законных интересов», признанных законодательством ЕС или национальным законодательством. Ввиду отсутствия указаний в Директиве ЕС, CJEU, вероятно, попросят предоставить дальнейшие указания в надлежащее время.

Мобильность сотрудников

Директива ЕС прямо отвечает на опасения, что она может ограничить мобильность сотрудников, заявляя, что она не ограничивает «опыт и навыки сотрудников, честно приобретенные в ходе обычной работы. ». Неопределенные границы этого утверждения, однако, делают его интерпретацию CJEU в будущем неизбежной.

Этот подход, по-видимому, в целом соответствует подходу, принятому к «остаточным знаниям» сотрудников в некоторых государствах-членах ( e.г. , Великобритания, см. Ниже). Он также отражает подход, часто применяемый сторонами к использованию «ноу-хау» в соглашениях об аутсорсинге и других технологиях, , то есть , для включения «оговорки об остатках». В любом случае в Директиве ЕС прямо говорится, что она не препятствует работодателям заключать с работниками неконкурентные соглашения. Соответственно, ограничения и положения о недопущении конкуренции, касающиеся использования коммерческой тайны, могут по-прежнему использоваться работодателями в соответствии с национальным законодательством.

Противозаконные действия

  • Незаконное приобретение: Приобретение коммерческой тайны является незаконным, если оно осуществляется посредством: (i) несанкционированного доступа, присвоения или копирования предметов, законно находящихся под контролем держателя коммерческой тайны; или (ii) любое другое поведение, которое считается противоречащим честной коммерческой практике. Также незаконным является получение лицом коммерческой тайны от другой стороны, если это лицо знало или должно было знать, что такая сторона незаконно использовала или раскрывала коммерческую тайну.
  • Незаконное использование или раскрытие: Использование или раскрытие коммерческой тайны является незаконным, если оно осуществляется лицом, которое: (i) приобрело коммерческую тайну незаконно или (ii) нарушает соглашение о конфиденциальности или любое другое обязанность не разглашать или ограничивать использование коммерческой тайны. Кроме того, использование коммерческой тайны является незаконным, если пользователь знал или должен был знать, что информация была получена от другого лица, которое использовало или разглашало ее незаконно.Производство, предложение или размещение на рынке контрафактных товаров также является незаконным, равно как и импорт или экспорт контрафактных товаров для этих целей, если лицо, использующее коммерческую тайну, знало или должно было знать, что коммерческая тайна была использована незаконно. . «Контрактные товары» — это товары, дизайн, характеристики, функционирование, производственный процесс или маркетинг которых в значительной степени извлекают выгоду из коммерческой тайны, которая была незаконно приобретена, использована или раскрыта.
  • Директива ЕС разъясняет, что прямое нарушение не должно требовать доказательств умышленного намерения или грубой небрежности.Такое доказательство умышленного намерения или грубой небрежности должно требоваться только в случае косвенного нарушения, , то есть , при получении коммерческой тайны от другого лица, которое приобрело, использовало или раскрыло коммерческую тайну незаконно.

Права и средства правовой защиты

Директива ЕС предоставляет держателям коммерческой тайны широкий спектр средств правовой защиты, которые сопоставимы (но не идентичны) с теми, которые доступны в делах об интеллектуальной собственности, например, , судебный запрет, корректирующие меры и возмещение ущерба.

  • Судебные запреты и меры пресечения
    • Что касается временных мер, средства правовой защиты держателя коммерческой тайны могут включать судебный запрет и арест или доставку товаров, предположительно нарушающих авторские права. Постоянные средства правовой защиты могут включать судебный запрет, корректирующие меры, такие как отзыв контрафактных товаров, а также уничтожение или доставка предметов, содержащих или реализующих коммерческую тайну. Санкции, такие как повторяющиеся штрафные санкции, также доступны за несоблюдение как временных, так и постоянных мер.
    • Нарушитель может запросить финансовую компенсацию вместо мер, перечисленных выше, если: (i) нарушитель не знал и не имел оснований знать, что коммерческая тайна была получена от другого лица, которое использовало или разглашало ее незаконно, (ii) выполнение других мер нанесло бы непропорциональный ущерб нарушителю, и (iii) финансовая компенсация представляется достаточно удовлетворительной. В случае применения компенсация не должна превышать сумму роялти, которая была бы выплачена, если бы лицо запросило разрешение на использование коммерческой тайны.В некоторых государствах-членах , например, , Германия, эта возможность компенсации вместо судебного запрета или исправительных мер является новой.
  • Ущерб: Ущерб должен соответствовать фактическому ущербу, причиненному в результате нарушения. Соответствующие факторы — это отрицательные экономические последствия, включая упущенную выгоду, которую понесла потерпевшая сторона, и любая несправедливая прибыль, полученная нарушителем. В соответствующих случаях могут быть рассмотрены элементы, отличные от экономических факторов, такие как моральный ущерб, причиненный держателю коммерческой тайны.Ущерб может быть установлен в виде единовременной выплаты на основе таких элементов, как, как минимум, сумма роялти или сборов, которые должны были бы быть причитаться, если бы нарушитель запросил разрешение на использование коммерческой тайны. В отношении сотрудников ответственность за ущерб может быть ограничена, если сотрудник действовал без умысла.

Защита коммерческой тайны во время судебных разбирательств

Директива ЕС предусматривает конкретные меры по защите коммерческой тайны во время судебных разбирательств, включая ограничение доступа к документам и слушаниям.Хотя законы некоторых государств-членов разрешают определенные разбирательства по делу in camera , на практике такие разбирательства, как правило, редки. Директива ЕС, таким образом, не предусматривает полностью использования в производстве по камере . Вместо этого он позволяет «ограниченному числу лиц», состоящему как минимум из одного физического лица и одного поверенного от каждой стороны, доступ к конфиденциальным документам и тайным слушаниям. Эти лица обязаны соблюдать конфиденциальность, сохраняющуюся после завершения разбирательства.

Кроме того, судебные решения, содержащие конфиденциальную информацию, будут сохранены в секрете за счет удаления страниц, содержащих конфиденциальную информацию, или редактирования этих частей. Владельцы коммерческой тайны могут потребовать публикации такого судебного решения, в котором конфиденциальная информация хранится в секрете, но при этом указывается нарушитель и нарушающие действия. Такой запрос на частичную публикацию подлежит строгой проверке соразмерности, которая учитывает интересы как держателя коммерческой тайны, так и нарушителя.Еще неизвестно, будут ли суды государств-членов удовлетворять такие запросы. В Германии, например, ходатайства, основанные на аналогичном положении Закона о патентах Германии («PatG»), редко удовлетворяются, потому что заявители часто не демонстрируют требуемый законный интерес.

Срок исковой давности

Иск о нарушении коммерческой тайны должен подаваться в течение максимум шести лет, но государства-члены могут вводить более короткие сроки. Максимальный шестилетний срок исковой давности является долгожданным изменением для держателей коммерческой тайны по сравнению с предыдущими проектами версий Директивы ЕС ( e.г. , черновая версия 2013 года, в которой установлен гораздо более короткий двухлетний срок исковой давности).

Что делает Директива ЕС Не Do

Как упоминалось выше, коммерческие тайны не считаются интеллектуальной собственностью в соответствии с Директивой ЕС о защите прав интеллектуальной собственности и Постановлением ЕС о соблюдении таможенных правил. Следовательно, коммерческая тайна в соответствии с Директивой ЕС не пользуется преимуществами механизмов, которые эти нормативные акты предусматривают для прав интеллектуальной собственности, таких как сбор доказательств до судебного разбирательства в соответствии с Директивой ЕС о защите прав интеллектуальной собственности и пограничные меры в соответствии с Регламентом ЕС по обеспечению соблюдения таможенных правил.Директива ЕС также не устанавливает конкретных правил в отношении таких мер в отношении коммерческой тайны, что оставляет пробел в их защите.

Поскольку государства-члены могут применять или поддерживать более высокие стандарты защиты, такие пробелы могут быть заполнены законодательством государств-членов. Например, так называемая «Дюссельдорфская процедура» в немецких патентных делах позволяет получить и сохранить доказательства до подачи жалобы о нарушении патентных прав. Эта процедура, первоначально установленная судами Дюссельдорфа, может быть распространена на коммерческую тайну.

Кроме того, из-за отсутствия законодательной власти на уровне ЕС Директива ЕС также не распространяется на уголовные санкции. Здесь также можно использовать законы государств-членов для восполнения этого пробела.

Последствия директивы ЕС для Германии

Хотя в Германии нет специального закона, который всесторонне регулирует закон о коммерческой тайне, стандарты защиты коммерческой тайны в Германии в целом высоки. В результате для внедрения Директивы ЕС в немецкое законодательство, скорее всего, потребуются лишь минимальные изменения.

Коммерческая тайна в настоящее время защищена Законом о борьбе с недобросовестной конкуренцией (UWG), который признает незаконными все действия, противоречащие добросовестной деловой практике, и предусматривает гражданско-правовые средства правовой защиты и уголовные санкции в случаях незаконного присвоения коммерческой и деловой тайны ( Geschäfts- und Betriebsgeheimnisse ). Дополнительные положения, касающиеся защиты коммерческой тайны, можно найти в других законах, включая Гражданский кодекс («BGB»), Уголовный кодекс («StGB»), Торговый кодекс («HGB»), Закон об изобретениях сотрудников («ArbnErfG»). , а также в Законе о Конституции предприятий («BetrVG»).

Еще неизвестно, будут ли немецкие суды уделять больше внимания предупредительным «разумным шагам», предпринятым для защиты коммерческой тайны, как обсуждалось выше. Текущий тест в соответствии с законодательством Германии фокусируется на том, стала ли необходимость хранить определенную информацию в секрете очевидной в данных обстоятельствах, независимо от ее финансовой ценности. Более того, поскольку обратный инжиниринг в целом разрешен в соответствии с Директивой ЕС, немецкие суды могут быть призваны пересмотреть свою позицию о том, что обратный инжиниринг считается незаконным, если он требует «значительных инвестиций.”

Компании в Германии, вероятно, получат выгоду от усиленной защиты коммерческой тайны в ходе судебных разбирательств. В то время как Гражданский процесс Германии («ZPO») предоставляет определенные механизмы для защиты коммерческой тайны во время судебных разбирательств, более строгие меры защиты в Директиве ЕС более благоприятны для держателя коммерческой тайны и, таким образом, могут способствовать более эффективному обеспечению соблюдения прав. Кроме того, четкое осуществление прав на отзыв и уничтожение контрафактных товаров еще больше усилит положение держателя коммерческой тайны в соответствии с законодательством Германии.

В то время как уходящие сотрудники традиционно хорошо защищены законодательством Германии (, например, , где постдоговорная конфиденциальность необоснованно повредит профессиональному развитию уходящего сотрудника), информаторы, вероятно, получат лучшую защиту в Германии после введения в действие Директивы ЕС. В соответствии с законодательством Германии в настоящее время сотрудник, раскрывающий коммерческую тайну во время разоблачения нарушений, подвергается уголовным санкциям в соответствии с Законом о борьбе с недобросовестной конкуренцией, а также Уголовным кодексом.Хотя разглашение коммерческой тайны может быть оправдано в соответствии с Уголовным кодексом, требования к такому оправданию выполнить сложно. Таким образом, защита информаторов в Германии в настоящее время довольно слабая. В отличие от Директивы, раскрытие коммерческой тайны посредством изобличения считается незаконным только в том случае, если информатор действовал не с намерением защитить общественные интересы путем раскрытия неправомерного поведения, правонарушений или незаконной деятельности своей компании.Следовательно, сотрудники, сообщающие о нарушениях, смогут лучше оправдать разглашение коммерческой тайны и избежать уголовных санкций в соответствии с Директивой.

Наконец, еще предстоит выяснить, заменит ли материальный ущерб согласно Директиве ЕС судебный запрет по умолчанию, который обычно присуждается в Германии.

Последствия Директивы ЕС для Великобритании

В Великобритании нет кодифицированного закона о коммерческой тайне. Действующее законодательство Великобритании защищает коммерческую тайну в соответствии с договорным законодательством и законами о справедливости.По этой причине положение Директивы ЕС о государственной защите коммерческой тайны впервые представляет собой существенное изменение законодательства Великобритании — по крайней мере, теоретически.

Однако на практике Директива ЕС вряд ли кардинально изменит закон. Возможно, проверка на наличие коммерческой тайны в соответствии с Директивой ЕС более строгая, чем действующее законодательство Великобритании, поскольку она требует, чтобы информация была коммерчески ценной, и что владелец должен предпринять разумные меры для сохранения ее конфиденциальности.Но действующее законодательство Великобритании также защищает информацию с необходимым качеством конфиденциальности, которая раскрывается в обстоятельствах, требующих соблюдения конфиденциальности, и которая используется без согласия и в ущерб владельцу. Кроме того, суды Великобритании уже имеют опыт работы с конфиденциальной информацией и принятия соответствующих мер по защите коммерческой тайны от разглашения во время судебных разбирательств; например, суды в Великобритании имеют право (i) распорядиться о том, чтобы определенные документы были доступны только для юристов, (ii) наложить на стороны явные обязательства конфиденциальности или (iii) потребовать отредактировать нерелевантную конфиденциальную информацию до ее раскрытия .Таким образом, хотя Директива ЕС дополнит подход британских судов к раскрытию коммерческой тайны во время судебных разбирательств, это не будет чем-то новым.

Что касается сотрудников, то действующее законодательство Великобритании требует от них не разглашать конфиденциальную информацию, доступную во время их работы. Когда их работа заканчивается, конфиденциальная информация должна быть защищена на неопределенный срок, но любая остаточная информация, которая стала частью навыков и опыта сотрудника, обычно не может быть защищена, если это не оговорено в контракте.Средства правовой защиты в соответствии с действующим законодательством в целом аналогичны средствам, указанным в Директиве ЕС , например: , убытки, счет прибыли и судебный запрет. Действующее законодательство Великобритании не предусматривает уголовного наказания за нарушение коммерческой тайны.

Влияние Brexit!

Великобритания проголосовала за выход из ЕС 23 июня 2016 года. Однако до истечения двухлетнего периода «Статьи 50», который начался в марте 2017 года, Великобритания остается частью ЕС и подчиняется законам и постановлениям ЕС. Великобритания по-прежнему будет частью ЕС 9 июня 2018 года, и, следовательно, в соответствии с законодательством ЕС Великобритания по-прежнему будет обязана внедрить Директиву ЕС в законодательство Великобритании до своего официального выхода из ЕС.А так называемый «Большой закон об отмене» преобразует действующее законодательство ЕС во внутреннее право Великобритании на момент выхода Великобритании из ЕС, чтобы избежать появления в своде законов Великобритании существенных пробелов сразу после выхода Великобритании из ЕС.

Возможно, Великобритания будет рада реализовать новую Директиву ЕС, учитывая, что с практической точки зрения она существенно не меняет уровень защиты коммерческой тайны в соответствии с законодательством Великобритании, а принятие Директивы ЕС поможет обеспечить согласованность подход к защите коммерческой тайны для британских компаний, работающих по всей Европе.Более того, даже если / когда Директива ЕС будет имплементирована в законодательство Великобритании, Великобритания может принять решение об отмене или изменении закона в будущем.

Перспективы для США: Чем Директива ЕС соотносится с DTSA США?

DTSA США основывается на Едином законе о коммерческой тайне, который по существу очень похож на Соглашение ТРИПС и Директиву ЕС. Определение коммерческой тайны в DTSA США использует формулировку, отличную от Директивы ЕС, но объем действия, по-видимому, почти идентичен.Конкретные факты дела по-прежнему будут иметь решающее значение для определения того, что считается коммерческой тайной согласно любому определению.

Лекарства тоже в большинстве своем похожи. Наиболее существенное различие состоит в том, что DTSA включает конкретное положение об изъятии ex parte информации, составляющей коммерческую тайну. При определенных обстоятельствах это позволяет жертве кражи коммерческой тайны быстро и без предварительного уведомления ответчика получить постановление суда об изъятии незаконно присвоенной коммерческой тайны.Это средство от эпилепсии следует использовать только в исключительных обстоятельствах и требует ряда специальных исследований. В результате его вряд ли можно будет часто использовать.

Подобно Директиве ЕС, DTSA США уточняет вопрос о принудительном исполнении соглашений о недопущении конкуренции с сотрудниками. Закон допускает ограничения трудовых отношений, если они «основаны на доказательствах незаконного присвоения, а не только на информации, известной человеку». В то же время Закон прямо запрещает судебные запреты, которые «противоречат действующему государственному закону, запрещающему ограничения на занятия законной профессией, торговлей или бизнесом.”

Также, как и Директива ЕС, DTSA США обеспечивает особую защиту информаторов. Это отличается от действующих законов о государственной коммерческой тайне, и еще предстоит увидеть, насколько широко будут толковаться эти меры защиты.

Наконец, DTSA США требует от генерального прокурора США готовить двухгодичные отчеты с подробным описанием или предоставлением, среди прочего: масштабов кражи американской коммерческой тайны, происходящей за пределами Соединенных Штатов; степень, в которой эти кражи спонсируются иностранными правительствами; нарушение защиты коммерческой тайны каждым из торговых партнеров Соединенных Штатов; и конкретные рекомендации исполнительной и законодательной ветвям власти по сокращению кражи коммерческой тайны и защите американских компаний.Первый отчет должен быть представлен через год. Эти положения не меняют никаких юридических требований, но иллюстрируют растущую озабоченность законодателей США вопросами международной коммерческой тайны.

Выводы и рекомендации

Директива ЕС не коренным образом меняет закон о коммерческой тайне в Европе, но помогает гармонизировать закон о коммерческой тайне во всей Европе с целью стимулирования инвестиций, инноваций и конкуренции, а также снижения затрат. Новые права могут быть особенно полезны для малых и средних организаций, которым не хватает бюджета и ресурсов для обширной патентной защиты.Тем не менее, многие организации по-прежнему захотят полагаться на защиту интеллектуальной собственности там, где это необходимо, и Директива ЕС не будет означать, что соглашения о конфиденциальности больше не требуются. Договорные права на конфиденциальность будут по-прежнему использоваться для расширения установленных законом прав в соответствии с Директивой ЕС. Кроме того, поскольку Директива ЕС является минимальным законом о гармонизации, организациям все равно необходимо знать о любых дополнительных положениях национального законодательства, реализующих Директиву ЕС.

Чтобы воспользоваться защитой Директивы ЕС, компании с ценной коммерческой тайной должны задуматься о потенциальных изменениях в своих процессах и процедурах. сейчас , до крайнего срока реализации. В частности, мы рекомендуем организациям:

  • Провести аудит для выявления информации, подпадающей под определение коммерческой тайны;
  • Убедитесь, что у них есть соответствующие и должным образом задокументированные процессы для защиты своих коммерческих секретов, которые предпочтительно включают:
    • Маркировка коммерческой тайны как конфиденциальной;
    • Предоставление ограниченного доступа к коммерческой тайне различным пользователям в организации;
    • Проверка шаблонов соглашений о конфиденциальности для обеспечения надлежащей защиты коммерческих секретов, в том числе в отношении обратной инженерии коммерческих секретов;
    • Проверка того, обеспечивают ли существующие соглашения надлежащую защиту коммерческой тайны;
    • Принятие технических мер для предотвращения обратной инженерии коммерческой тайны;
    • Проверка достаточности требований информационной безопасности для защиты коммерческой тайны; и
    • Проверка трудовых договоров и политики в отношении изобличения.

Ограничения закона о коммерческой тайне, установленные Федеральным патентным и антимонопольным органом JSTOR

Абстрактный

Недавние решения Верховного суда по делам Sears и Compco подняли множество вопросов, касающихся совместимости мер регулирования деловой практики штата с федеральной политикой, закрепленной в патентных и антимонопольных законах. Г-н Дёрфер рассматривает один из аспектов этих государственных мер — законы о коммерческой тайне — и сравнивает цели этого свода законов с целями федеральной патентной и антимонопольной политики.Он предостерегает от поверхностного анализа федеральных целей, который не позволяет адекватно взвесить конкурирующую политику штатов, и приходит к выводу, что надлежащий баланс интересов указывает на то, что закон о коммерческой тайне в целом не противоречит федеральной политике.

Информация о журнале

The Harvard Law Review публикует статьи профессоров, судей,
практикующих специалистов и запрашивает обзоры важных недавних книг от признанных
эксперты. В каждом выпуске также есть статьи студенческих редакторов.Публикуется ежемесячно
с ноября по июнь в Обзоре около 2000 страниц.
за том. Все статьи — даже самые уважаемые авторитеты —
подвергнуты строгому редакционному процессу, призванному отточить и усилить
содержание и тон.

Ноябрьский номер содержит предисловие к Верховному суду (обычно написанное известным
ученый-конституционалист), комментарий к делу факультета, 25 заметок о делах
(анализ студентами третьего курса важнейших решений предыдущего
Срок полномочий Верховного суда), а также сборник судебной статистики.Февраль
В выпуске представлен ежегодный проект «События в законе», в котором подробно рассматривается
важной области права.

Информация об издателе

Основан в 1887 году будущим судьей Верховного суда Луи Д. Брандейсом, Гарвард
Law Review — это журнал, полностью редактируемый студентами, формально независимый.
юридического факультета Гарвардского университета. Приблизительно девяносто студентов-редакторов делают все редакционные
и организационные решения и вместе с профессиональным бизнес-персоналом
из четырех человек выполняют повседневные операции.Помимо того, что он служит важным академическим форумом для юридических исследований,
Обзор призван стать эффективным исследовательским инструментом для практических занятий.
юристы и студенты юридических факультетов. Обзор также предоставляет возможности для
его членам развивать свои собственные навыки редактирования и письма. Все студенческие сочинения
без подписи, что отражает тот факт, что многие участники обзора, помимо
автору и руководящему редактору, делать вклад в каждую опубликованную
кусок.

Гармонизация и защита коммерческой тайны в ЕС

Дополнительная информация

В этой книге рассматривается растущее значение коммерческих секретов в современном обществе и бизнесе и связанный с этим рост судебных разбирательств, внимания СМИ и ученых.Написанный группой международных экспертов, он использует новую Директиву ЕС о коммерческой тайне как призму для обсуждения сложных юридических вопросов.

Рассматривая как ЕС, так и более широкие международные перспективы, главы исследуют цель Директивы по гармонизации законодательства о защите коммерческой тайны в ЕС и обсуждают, как это было реализовано государствами-членами. Авторы также изучают влияние нового режима на спорные вопросы и ключевые секторы, такие как медицина, большие данные и искусственный интеллект, а также рассматривают его связь с законодательством США, в частности.

Ученые и студенты, изучающие патентное право, инновации, право и управление ЕС, особенно те, кто интересуется темой свободы информации, найдут эту книгу очень важной для своих исследований. Практики, занимающиеся коммерческой тайной и интеллектуальной собственностью в более широком смысле, также найдут в этой книге всеобъемлющий анализ Директивы и ее практических последствий неоценимым.

Признание критиков

«Для тех, кто занимается коммерческой тайной, но также и для тех, кто заинтересован в том, чтобы получить представление о том, как реализуются Директивы ЕС, и как это можно сделать иначе, от адаптации текста Директивы более или менее in extenso к попыткам адаптации Директивы к В соответствии с действующим законодательством книга настоятельно рекомендуется.’
— Макс Окер-Блом, IPR Info

‘ Книга является очень желанной частью юридической литературы как для ученых, так и для практиков не только за высокое качество материалов, но и за общий дизайн книги, дающий полную картину о проблемах, поднятых имплементацией Директивы, пытаясь предложить надлежащие правовые решения для некоторых из них ».
— Давид Арчидиаконо, EU Law Live

« По мере того, как наступила первая волна внедрения Директивы ЕС о торговых секретах на национальном уровне, Представляет большой интерес определить центральные вопросы новой правовой базы в различных юрисдикциях.Этот своевременный вклад обеспечивает именно это: ряд точек зрения, представленных в разных странах ЕС, учитывает их национальную реализацию и готовит почву для ценной сравнительной правовой точки зрения на защиту торговых секретов. Кроме того, в книге дается ультрасовременная оценка воздействия Директивы на актуальные вопросы (мобильность сотрудников, большие данные, искусственный интеллект, персонализированная медицина и т. Д.) ».
— Маттиас Лайстнер, Ludwig-Maximilians-Universität München, Германия

Авторы

Авторы: Т.Аплин, Р. Арнольд, Н. Бруун, Р. Купер Дрейфус, Б. Диас Аламинос, Б. Домей, Н. Ли, Т. Минссен, А. Нордберг, А. Оли, Н. Раджам, Т. Риис, С.К. Сандин, Дж. Шовсбо, Дж. Шерков, Х. Удсен, Б. ван дер Донк, М. ван Эчуд

Содержание

Содержание:

I. Введение
Йенс Шовсбо, Тимо Минссен, Томас Риис
1. Оценка Директивы ЕС о коммерческой тайне

II. Директива и ее контекст
2. Директива о коммерческой тайне и ее предыстория
Йенс Шовсбо

3.Закон о коммерческой тайне как часть Закона об информации
Хенрик Удсен, Йенс Шовсбо и Бердиен ван дер Донк

4. Зазеркалье: гармонизация коммерческой тайны как отражение закона США
Шэрон К. Сандин

III. Реализация Директивы
5. Внедрение Директивы о коммерческой тайне в Великобритании
Таня Аплин и Ричард Арнольд

6. Реализация Директивы о коммерческой тайне в Северных странах
Йенс Шовсбо и Никлас Бруун

7.Германия: Закон о защите коммерческой тайны от 2019 г.
Ansgar Ohly

8. Включение Директивы о коммерческой тайне в национальное законодательство: Португалия и Испания
Ана Нордберг и Барбара Диас Аламинос

IV. Конкретные вопросы
9. Директива о коммерческой тайне и сотрудники
Bengt Domeij

10. Выбор закона в делах ЕС о коммерческой тайне
Рошель Купер Дрейфус и Мирей ван Эчуд

11. Торговая тайна, большие данные и инновации в области искусственной разведки: правовая информация Оксюморон?
Ана Нордберг

12.Защита прав на коммерческую тайну
Thomas Riis

V. Отдельные секторы
13. Данные AIRR в рамках ЕС. Директива о коммерческой тайне: согласование научной практики с коммерческой реальностью
Якоб С. Шерков и Тимо Минссен

14. Защита искусственного интеллекта в персонализированной медицине — обмен патента / коммерческой тайны
Нари Ли

15. Влияние коммерческой тайны на Государственное исследовательское сотрудничество в Европе
Neethu Rajam

Index

Коммерческая тайна и неконкурентные судебные разбирательства

Когда компания нанимает сотрудников прямого конкурента — будь то целое подразделение, один руководитель или ключевой сотрудник — это часто сопровождается обвинениями в нарушении фидуциарных обязанностей, недобросовестной конкуренции и / или незаконном присвоении коммерческой тайны.В таких случаях часто встречаются требования о судебном запрете, который препятствует или ограничивает ведение бизнеса компании.

Независимо от того, является ли компания стартапом или имеет офисы по всему миру, ставки часто высоки для всех участников, а эмоции могут быть глубокими, потому что здесь присутствует недоверие и гнев. Способность работников развивать свою карьеру или улучшать свои средства к существованию, способность предприятий свободно конкурировать за клиентов и права компаний защищать свои методы, процессы, информацию о клиентах и ​​репутацию часто находятся в противоречии.Будь то защита или обвинение, успех зависит от знающего и агрессивного адвоката.

Группа мобильности сотрудников Weintraub Tobin по судебным разбирательствам по коммерческой тайне имеет богатый опыт защиты и судебного преследования таких претензий. Наши юристы успешно защищают и преследуют в судебном порядке дела о незаконном присвоении коммерческой тайны, недобросовестной конкуренции и «рейдерстве», в которых заявлены убытки на миллионы долларов. В таких случаях наши адвокаты регулярно получают судебный запрет и защищают от судебного запрета.

Наша команда уже проходила этот путь раньше и знает местность.

Известные случаи

  • Североамериканский титул V. Liberty Title и др. . — Получил вердикт защиты основателю / руководителю титульной компании после 12-недельного суда присяжных. Истец утверждал, что наем десятков его сотрудников был вызван нарушением фидуциарных обязанностей его должностными лицами и руководителями и привел к массовому присвоению его коммерческой тайны.Истец требовал возмещения убытков на сумму более 20 000 000 долларов США.
  • Hanger Prosthetics & Orthotics против Capstone — Помощь в успешной защите начинающей ортопедической компании от незаконного присвоения коммерческой тайны и требований о недобросовестной конкуренции, поданных крупной национальной компанией.
  • Fafco v. Energy Laboratories, et al. — Получил судебный запрет в Федеральном окружном суде против бывшего сотрудника и его нового работодателя, предписывающий и запрещающий использование его коммерческой тайны.
  • Comerica Bank v. Commercial Capital Bank и др. — Защита 21 бывшего сотрудника, обвиненного в незаконном присвоении коммерческой тайны, заговоре и недобросовестной конкуренции. Незамедлительно получил судебный запрет по встречным искам и получил замену судебного запрета от апелляционного суда, изменивший судебный запрет, вынесенный судом первой инстанции.
  • Шлюз C.C. v. О’Лири — Получен предварительный судебный запрет от имени чартерной школы против четырех бывших сотрудников, которые пытались открыть конкурирующую чартерную школу.Позже получил вердикт жюри против конкурирующей чартерной школы о компенсации и штрафных санкциях.
  • IonWays, LLC против Phinneys — Содействие в получении предварительного судебного запрета в Неваде против бывших дистрибьюторов многоуровневой маркетинговой компании после двухдневного «мини-судебного разбирательства».

В дополнение к вышеупомянутым делам, Вайнтрауб Тобин имеет опыт в следующих делах о коммерческой тайне:

  • Работал в качестве ведущего юрисконсульта проектной компании, против которой возбуждено уголовное дело за незаконное присвоение коммерческой тайны и конфиденциальной информации.Истец потребовал возмещения убытков на сумму более 2 миллионов долларов. После двухнедельного судебного разбирательства присяжные присудили компенсацию всего в 47 000 долларов.
  • Получено отклонение иска против бывшего сотрудника компании истца по делу о незаконном присвоении коммерческой тайны и недобросовестной конкуренции с участием компаний из списка Fortune 100. Увольнение было обеспечено на основании положительных доказательств в ходе двухмесячного суда присяжных.
  • Работал в качестве ведущего юрисконсульта крупнейшей в мире компании по производству продуктов питания, против которой в суд штата Техас был предъявлен иск за незаконное присвоение коммерческой тайны, вмешательство в контракт и связанные с этим иски.Истец потребовал возмещения убытков на сумму более 330 миллионов долларов. После более чем двух недель судебного разбирательства присяжные присудили примерно 1 миллион долларов, что намного меньше требований досудебного урегулирования.

Консультации

Наши юристы также обладают опытом и знаниями, чтобы консультировать компании по найму ключевых сотрудников конкурентов, управлению уходом ключевых сотрудников и разработке политик и практик.

Торговые секреты и мобильность сотрудников

Вопросы уголовного преследования и защиты

Наиболее ценные активы компании часто включают ее интеллектуальную собственность и сотрудников, которым доверена ее интеллектуальная собственность.Защита интеллектуальной собственности особенно важна в Калифорнии, Вашингтоне и Аризоне. В Buchalter есть обширная группа опытных юристов, занимающихся судебным преследованием и защитой коммерческой тайны и мобильности сотрудников.

Адвокаты

Buchalter также занимаются судебными разбирательствами в нескольких юрисдикциях с участием компаний, которые наняли сотрудников из других штатов, подпадающих под действие ограничительных условий. Мы также представляем стороны, стремящиеся обеспечить соблюдение или защиту от ограничительных условий, связанных с продажей корпораций, партнерств и LLC.

Мы представляем интересы работодателей, обвиненных в незаконном присвоении коммерческой тайны, недобросовестной конкуренции и рейдерстве с сотрудниками.

Команда

Buchalter имеет большой опыт ведения судебных споров по:

  • Единый закон о коммерческой тайне
  • Закон о защите коммерческой тайны
  • Кодекс законов о недобросовестной конкуренции, бизнесе и профессиях, раздел 17200
  • Разделы Кодекса бизнеса и профессий Калифорнии 16600 и 16601
  • Положения Калифорнии об уступке интеллектуальной собственности
  • Уголовный кодекс Калифорнии, раздел 502
  • Положения о лояльности сотрудников Калифорнии

Доверенные консультанты

Мы также готовим и обновляем соглашения о неразглашении информации, положения о передаче прав интеллектуальной собственности и обязательства о недопущении вымогательства.Мы консультируем клиентов о том, как защитить свою интеллектуальную собственность от кражи как от внешних, так и от внутренних угроз. Наш опыт консультирования компаний во многих отраслях и юрисдикциях включает:

  • Проверка соглашений о конфиденциальности и ограничительных условий;
  • Консультации по вопросам специфики и передового опыта во избежание заявлений о незаконном присвоении коммерческой тайны;
  • Стратегическое консультирование по найму сотрудников конкурента; и
  • Разработка и внедрение эффективных программ и политик информационной безопасности для ограничения и предотвращения потери электронных данных.

В Пенсильвании налоги на имущество платят за «коммерческие секреты» кибер-чартерной школы

Опубликовано EDVOPA на

Во вторник, 22 октября, -е, , Сенат ПА
Комитет по образованию провел общественные слушания по чартерным школам. В
Руководители чартерных и кибер-чартерных школ были приглашены для дачи показаний вместе с
представители школьного округа Филадельфии, Содружество
Фонд, Общественные граждане для детей и молодежи (PCCY), Партнерство PA для
Дети (PPC) и Образовательные Избиратели ПА.

В показаниях Эда Воттерса я в первую очередь обращал внимание на необходимость
реформа финансирования кибернетической школы, которая будет соответствовать плате за обучение в школе
округа вносят в утвержденные государством кибер-чартерные школы по фактической стоимости
обучения студента дома на компьютере.

Широко признано, что плата за обучение в кибер-чартерных школах намного превышает стоимость обучения ребенка дома на компьютере. В своих показаниях я поделился тем, что я узнал из одной формы 990 из одной кибер-чартерной школы. См. Их форму 990 ЗДЕСЬ.

Это было очень тревожно.

Щелкните ЗДЕСЬ, чтобы прочитать полное свидетельство Эда Воттерса.

Нажмите ЗДЕСЬ, чтобы посмотреть видео слушания. Наше свидетельство начинается
на 2:32:48 в ролике (и это хорошо!).

Вы также найдете письменные показания других свидетелей на сайте
эта ссылка.

За финансовый год, закончившийся в июне 2018 года, выручка Академии Хартии Содружества составила 130 миллионов долларов, а расходов — 111 миллионов долларов.Это оставило школу с профицитом в 18 миллионов долларов за год, или 14% их бюджета. Их форму 990 смотрите ЗДЕСЬ.

CCA
также сообщил, что потратил 7,9 млн долларов на рекламу по контракту с
Bravo Group и сообщила о $ 6,6 млн на «рекламу и продвижение».

Я был сбит с толку этими двумя рекламными предметами и подал в CCA запрос о праве на информацию, чтобы попытаться понять, были ли 6,6 миллиона долларов, потраченные на рекламу и продвижение, в дополнение к 7 долларам.9 миллионов при общей стоимости рекламы в 14,5 миллионов долларов за этот год; или если 6,6 миллиона долларов были включены в контракт с Bravo Group.

Я не получил ответа на свой
вопрос, но вместо этого получил письмо от
Юристы Академии Хартии Содружества заявляют: «CCA должен отклонить ваш запрос,
поскольку он ищет записи, которые содержат или раскрывают охраняемые законом
коммерческую тайну и конфиденциальную служебную информацию ».

ср
подала апелляцию в Управление открытых записей.

деньги налогоплательщиков, которые отправляются в кибер-чартерные школы, предназначены для
детей, не финансируя их «охраняемые коммерческие тайны».

Это неправильно, что чартерные школы Пенсильвании, гордо провозглашающие себя «государственными школами», могут скрывать, как они тратят миллионы и миллионы долларов налогоплательщиков каждый год.

Глубокую тревогу вызывает то, что мы знаем
по крайней мере одна кибер-школа могла бы тратить миллионы долларов на налог на имущество каждая
год на «Коммерческую тайну».”

Защитники, подобные вам, высказывались во всех уголках
Содружества наций о необходимости реформы чартерной школы, которая коснется
критические вопросы финансирования и подотчетности. Законодатели и губернатор Вольф
слушать и действовать. В
Пенсильвания, появилась возможность для значимой реформы чартера, и мы
готовы его поддержать!

Нажмите ЗДЕСЬ, чтобы подписаться на рассылку новостей от Education Voters of PA.

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.