Америка кремниевая долина: Где находится кремниевая долина в Америке

Содержание

Образование за рубежом, обучение за рубежом, учеба за границей — Students International

Журналист Дон Хефлером предложил этот термин в 1971 году.

Формально Кремниевая долина – это небольшой участок протяженностью в одну милю (около 1,6 км) вдоль побережья залива Сан-Франциско, между городами Менло Парк и Сан-Хосе.
Успех индустрии IT способствовал экономическому развитию более широкой области за пределами границ Кремниевой долины, в особенности восточной и северной частей района залива Сан-Франциско. Беркли, расположенный на северо востоке региона, и Сан-Франциско также принадлежат к данной «экосистеме». В районе залива Сан
Франциско проживает 7 миллионов человек, в то время как Кремниевая долина насчитывает всего 2 миллиона жителей. По численности населения район сопоставим со Швейцарией, но меньше Парижа с его окрестностями.
Здесь проживает 180 тысяч миллионеров!
Этот регион обладает огромной притягательностью. Всего полчаса на машине – и вы на побережье Тихого океана, в окружении гигантских деревьев и природных парков, а проехав еще несколько часов, оказываетесь на озере Тахо или в национальном парке Йосемити.

Если бы потребовалось дать простое описание Кремниевой долины,
то можно было бы сказать так: это создание отраслей посредством установления контактов
между предпринимателями и инвесторами.
Или, как выразился другой американский журналист Пол Грэм,
это идеальные взаимоотношения между богачами и «ботаниками».

Кремниевая долина обладает одной важной (помимо прочих!) особенностей – теснейшая связь индустрии с образованием. Это – самовоспроизводящаяся система, экосистема! Вот почему со всего света сюда едут учиться не только «ботаники», но и будущие бизнесмены – те, кто желает делать деньги на «ботаниках»! А все «сказки» о гнусном мире «чистогана» разбиваются о простой факт, что получить образование в Калифорнии (в том числе и в Кремниевой долине) можно дешевле, чем в родной стране!
Год обучения в приличном государственном комьюнити колледже, дающем 2-летнее базовое профессиональное образование, обходится в 6 – 7,5 тысяч долларов! После такого 2-летнего образования иностранные студенты получают шанс начать трудовую деятельность в США, а самые предприимчивые и сделать собственный стартап!

Для поступления в комьюнити колледж абитуриенту нужно
предоставить минимальный пакет документов, а именно:
1. Аттестат о среднем образовании (либо выписка оценок за последние 3 года, если процесс поступления начинается когда абитуриент ещё является школьником выпускного класса).
2. Банковская справка с суммой достаточной на покрытие всех расходов на 1 год (в районе 22-25,000 USD).
3. Сертификат, подтверждающий владение английским языком на уровне от IELTS 5.0 до 6.0 либо аналог по системе TOEFL (у каждого колледжа свои требования).
4. Копию первой страницы загранпаспорта.

Обратите внимание на 2 колледжа, располагающихся в сердце Кремниевой долины — Foothill College & De Anza College.
Здесь можно выбрать специальность из огромного перечня: от IT до ветеринарии, от Communication Studies до бизнеса, от Nanoscience до Music Technology.

Вот примерный  расчет стоимости расходов на обучение в Foothill College & De Anza College на ОДИН год:
Стоимость обучения = 7,500
Обязательная медицинская страховка = 1,452
Учебники, учебные материалы = 1,500
Проживание и питание = 12,000
Деньги на иные личные расходы = 2,500 USD

Итак, на ВСЕ расходы на 1 год необходимо около 25,000 USD.  

Подробно о самих колледжах, их программа вы можете прочитать на нашем сайте по этой ссылке.

Если у вас возникнет желание обучаться в Кремниевой долине в Foothill College & De Anza College обращайтесь в любой офис образовательного агентства Students International.
Или напишите нам запрос на электронную почту [email protected]
или сделайте запрос онлайн, заполнив форму:

СИЛИКОНОВАЯ ДОЛИНА • Большая российская энциклопедия

  • В книжной версии

    Том 30. Москва, 2015, стр. 167-168

  • Скопировать библиографическую ссылку:


Авторы: Т.  А. Ачкасова

СИЛИКО́НОВАЯ ДОЛИ́НА, Крем­ние­вая до­ли­на (Silicon Valley), рай­он в шта­те Ка­ли­фор­ния (США) с вы­со­кой плот­но­стью н.-и. ин­сти­ту­тов, цен­тров и ла­бо­ра­то­рий, уни­вер­си­те­тов, ин­ду­ст­ри­аль­ных пар­ков, пред­при­ятий и штаб-квар­тир ком­па­ний, спе­циа­ли­зи­рую­щих­ся на раз­ра­бот­ке и се­рий­ном вы­пус­ке ком­пь­ю­тер­ной тех­ни­ки и ком­по­нен­тов про­грамм­но­го обес­пе­че­ния, те­ле­ком­му­ни­кац. обо­ру­до­ва­ния, мед. при­бо­ров, авиа­ра­кет­но-кос­ми­че­ских, био-, на­но­тех­но­ло­гий и др. вы­со­ко­тех­но­ло­гичной про­дук­ции. Назв. «С. д.» про­ис­хо­дит от хи­мич. эле­мен­та «крем­ний» (лат. Silicium) – осн. ком­по­нен­та ин­те­граль­ных мик­ро­схем. Фор­ми­ро­ва­ние С. д. на­ча­лось в 1950-е гг. на ба­зе ин­ду­ст­ри­аль­но­го пар­ка Стан­форд­ско­го ун-та. Пло­щадь С. д. ок. 5 тыс. км2, чис­лен­ность нас. ок. 3,0 млн. чел. (2010; св. 36% – вы­ход­цы из др. стран). Рас­по­ло­же­на в сев. час­ти до­ли­ны Сан­та-Кла­ра, оги­ба­ет с юга зал. Сан-Фран­ци­ско, про­сти­ра­ет­ся от г. Сан-Ма­тео на его зап. по­бе­ре­жье до г. Фри­монт на вост. по­бе­ре­жье; вхо­дит в со­став ме­тро­по­ли­тен­ско­го ареа­ла зал. Сан-Фран­ци­ско (т. н. Боль­шой Сан-Фран­ци­ско) и Ти­хо­оке­ан­ско­го ме­га­ло­по­ли­са США Сан-Сан. Круп­ней­ший го­род и не­официальный центр – Сан-Хо­се; сре­ди др. го­ро­дов – Ред­вуд-Си­ти, Па­ло-Алто, Ма­ун­тин-Вью, Сан­ни­вейл, Ку­пер­ти­но (Кью­пер­ти­но), Сан­та-Кла­ра, Мил­пи­тас. Не­ред­ко к С. д. от­но­сят го­ро­да Сан­та-Круз (к югу от Сан-Хо­се, на по­бе­ре­жье Ти­хо­го ок.), Пле­зан­тон и Ли­вер­мор (оба – к се­ве­ро-вос­то­ку от Фри­мон­та).

В про­из-ве вы­со­ко­тех­но­ло­гичной про­дук­ции и ус­луг С. д. за­ня­то ок. 21% ра­бо­таю­щих (2009). Сре­ди ве­ду­щих об­разо­ва­тель­ных и н.-и. уч­ре­ж­де­ний – Стан­форд­ский ун-т (близ Па­ло-Алто), Ун-т

Сан­та-Кла­ры (Сан­та-Кла­ра; оба – не­го­су­дар­ст­вен­ные), Ун-т штата Калифорния в Сан-Хо­се, кам­пус Ка­ли­фор­ний­ско­го ун-та в Сан­та-Крузе, Ис­сле­до­ва­тель­ский центр им. Дж. Эйм­са Нац. управ­ле­ния по аэронавтике и ис­сле­до­ва­нию кос­мич. про­стран­ст­ва США (Ма­ун­тин-Вью; под его управ­ле­ни­ем – Фе­де­раль­ный аэ­ро­дром Моф­фетт), Нац. ла­бо­ра­то­рия им. Э. Ло­урен­са и ка­ли­фор­ний­ское от­де­ле­ние Нац. ла­бо­ра­то­рии Сан­дия (оба учреждения – в Ли­вер­мо­ре, в ве­де­нии Мин-ва энер­ге­ти­ки США, ве­дут ис­сле­до­ва­ния в об­лас­ти ядер­ной фи­зи­ки). В С. д. раз­ме­ща­ют­ся штаб-квар­ти­ры и экс­пе­рим. про­из­водств. пло­щад­ки ком­па­ний (все­го неск. тыс., чис­лен­но пре­об­ла­да­ют вен­чур­ные): «Intel» (Сан­та-Кла­ра), AMD (Сан­ни­вейл), «Cisco Systems», «Altera», «Xi­linx» (все три – в Сан-Хо­се), «Nvidia» (Сан­та-Кла­ра), «SanDisc» (Мил­пи­тас; все – ком­пь­ю­тер­ная тех­ни­ка и ком­по­нен­ты), «Apple» (Ку­пер­ти­но; пер­со­наль­ные и план­шет­ные ком­пь­ю­те­ры), «Hewlett-Pa­ckard» (Па­ло-Алто), «Mozilla Cor­po­ra­ti­on» (Маунтин-Вью), «Oracle Cor­po­ra­tion» (Ред­вуд-Си­ти), «Adobe Systems» (Сан-Хо­се), «Symantec» (Ку­пер­ти­но; все – про­грамм­ное обес­пе­че­ние), «Google» (Ма­ун­тин-Вью), «Yahoo!» (Сан­ни­вейл; обе – сис­те­мы ин­тер­нет-по­ис­ка), «Face­book» (Па­ло-Алто; со­ци­аль­ная сеть), «eBay» (Сан-Хо­се; ин­тер­нет-тор­гов­ля) и др.

Назв. «С. д.» с разл. ва­риа­ция­ми ста­ло ши­ро­ко ис­поль­зо­вать­ся как на­ри­ца­тель­ное для обо­зна­че­ния ареа­лов н.-и. раз­ра­бо­ток и вы­со­ко­тех­но­ло­гичных про­из­водств в об­лас­ти ин­фор­мац., авиа­ра­кет­но-кос­ми­че­ских, био- и на­но­тех­но­ло­гий. В их чис­ле – «Си­ли­ко­но­вая пре­рия» (штат Те­хас), «Си­ли­ко­но­вый лес» (штат Оре­гон), «Си­ли­ко­но­вые го­ры» (штат Ко­ло­ра­до, все – США), «Си­ли­ко­но­вый п-ов» (г. Да­лянь, Ки­тай), «Си­ли­ко­но­вое пла­то» (г. Бан­га­лор, Ин­дия), «Си­ли­ко­но­вый ко­ри­дор» (вдоль ав­то­ма­ги­ст­ра­ли М-4 Лон­дон – Бри­столь, Ве­ли­ко­бри­та­ния), «Си­ли­ко­но­вая Сак­со­ния» (до­ли­на р. Эль­ба в рай­оне г. Дрез­ден, Гер­ма­ния).

краткая история — Маркетинг на vc.ru

Мекка стартаперов со всего мира — Кремниевая долина — для одних давно стала символом технического прогресса, меняющего нашу цивилизацию с невиданной скоростью, а для других — источником мирового зла и угрозы сложившемуся миропорядку. Но каким образом и почему именно эта местность к югу-востоку от Сан-Франциско получила новое имя и новую жизнь?

9265

просмотров

Приблизительные границы Кремниевой долины

Источник: Карты Google

Первооткрыватель Долины сердечной услады

Да, именно так калифорнийцы называли Кремниевую долину в начале прошлого века. А еще раньше, 250 лет тому назад, нынешняя Калифорния именовалась Новой Испанией и не принадлежала ни Мексике, ни США. Монах-францисканец Джуниперо Серра отправился в эти неизведанные края, чтобы нести индейцам слово Божие. Двигаясь на север, он открывал миссии и давал им имена католических святых — Сан-Диего, Сан-Хуан-Капистрано, Сан-Карлос и, наконец, Сан-Франциско.

Миссия Санта-Клара-ди-Ассизи в очаровательной долине с благодатным климатом — единственная с женским именем. Ее холмы быстро заполонили яблоневые и абрикосовые сады, миссия обросла фермами, кузницами, салунами. Но ключевым событием для будущего этого места стало открытие отцами-иезуитами первого калифорнийского университета в середине 19 столетия. Тихая долина становится центром образования и науки в стране, и этот центр совсем скоро «усиливается» появлением знаменитого Стэнфорда.

Миссия Санта-Клара в кампусе университета

Источник: Википедия

Рождение Стэнфордского университета

Одно из престижнейших учебных заведений мира обязано своим появлением трагедии в семье Лиланда Стэнфорда, железнодорожного магната, сенатора и экс-губернатора Калифорнии. Его единственный сын, тоже Лиланд, умер от тифа в возрасте 15 лет, и родители решили увековечить память о нем созданием университета.

Семья Стэнфордов, Лиланд-младший — крайний справа

Фото с сайта A History of Stanford

В 1885 году на своем ранчо площадью 8000 акров (3300 гектаров) вблизи Пало-Альто они начали строительство кампуса, а в 1891 году состоялось официальное открытие Leland Stanford Junior University — «Университета имени Лиланда Стэнфорда-младшего».

Девиз университета — «Веет ветер свободы» — подтверждался делом: нерелигиозный, доступный мужчинам и женщинам, с преподаванием не только гуманитарных, но и точных наук, Стэнфорд объединял в себе все современные веяния динамично развивающейся страны.

Впрочем, и сегодня Стэнфорд прочно ассоциируется с техническим прогрессом. Но здесь занимаются и гуманитарными науками, биологией и психологией. Доктор Франсин Паттерсон, например, научила гориллу Коко базовым зачаткам коммуникации и пониманию смысла нескольких тысяч слов. А профессор Филипп Зимбардо провел знаменитый «тюремный» эксперимент, заглянув на самое дно человеческого подсознания. Эти исследования тоже легли в общую копилку науки.

Фредерик Эммонс Терман

Фото из Викимедиа

Автором же идеологии Кремниевой долины вполне справедливо называют стэнфордского профессора Фредерика Термана. С 1925 года он преподавал в университете радиотехнику и постоянно рекомендовал сотрудникам и студентам коммерциализировать свои исследования, учреждать собственные фирмы — сегодня их называют стартапами.

Яркий пример стартапа, выросшего до уровня крупной корпорации, — компания Hewlett-Packard, названная именами своих основателей Билла Хьюлетта и Дэйва Паккарда, студентов профессора Термана. Сперва они конструировали и выпускали электронные измерительные приборы, медицинское и аналитическое оборудование, затем перешли к обработке информации, ее хранению, портативным и персональным компьютерам. Сегодня HP входит в число крупнейших американских корпораций в этой сфере.

Методику профессора взяли на вооружение и в 1951 году открыли Стэнфордский технопарк. Здесь молодые амбициозные ученые и инженеры арендуют на льготных условиях офисные, лабораторные и производственные помещения, где воплощают в жизнь свои идеи. Первыми стали Varian Associates, General Electric, Hewlett Packard и Lockheed Martin. Сегодня на территории технопарка размещены 162 строения, где работают 23 тыс. сотрудников 140 компаний.

Рассказы об основании и развитии многих фирм настолько драматичны, что уже экранизируются. Например, фильм «Пираты Кремниевой долины» с главными героями Биллом Гейтсом и Стивом Джобсом повествует об изобретении персонального компьютера. Шесть сезонов по телеканалам шел комедийный ситком «Кремниевая долина» о повседневной жизни и работе ее обитателей. Он завершился в 2019 году, но публика требует продолжения — тема стартапов жива как никогда.

Некоторые из начинаний середины 20-го столетия стали историческими вехами как для развития Кремниевой долины, так и для развития человечества в целом.

Вакуумная электроника

В начале прошлого века в каждой конторе, а частенько и дома у бизнесменов стоял телеграфный аппарат. Федеральная компания открыла в Пало-Альто исследовательский центр для совершенствования уже работающих и разработки новых средств связи. Прорыв сделал сотрудник лаборатории Ли де Форест, который изобрел вакуумный триод и построил на его основе первый электронный усилитель.

Ли де Форест держит в руках первый триод

Фото из Викимедиа

В 1907 году состоялся сеанс беспроводной радиосвязи с его применением, в 1915 — телефонный звонок из Сан-Франциско в Нью-Йорк, а спустя два десятка лет, в 1937 году братья Рассел и Сигурд Варианы изобрели электровакуумный пролетный клистрон — лампу, которая преобразовывала частоты и фазы СВЧ-колебаний, их усиления в непрерывном и импульсном режиме. Они и сейчас еще работают в мощных радарах, радиотелескопах и станциях космической связи — разнообразных государственных проектах.

Государство и Кремниевая долина

Но изначально плотное взаимодействия государства и предприятий Кремниевой долины возникло вовсе не из-за развития коммерческих проектов. Настоящей причиной стала Вторая мировая.

Члены Конгресса понимали неизбежность столкновения и уже в начале 40-х годов начали активное финансирование программ, связанных с производством средств радиосвязи и радиолокационного обнаружения. Стэнфорд обладал необходимыми исследовательско-производственными мощностями, и это стало началом долгосрочного сотрудничества с правительством.

После налета на Перл-Харбор и объявления войны государствами Оси компании долины Санта-Клара стали основными поставщиками электронного оборудования для военного флота. Вплоть до капитуляции Германии научный и технический потенциал корпораций активно работал над улучшением технологий для армии, авиации и ВМФ.

Особо стоит отметить то, что даже окончание Второй мировой дало новый толчок к развитию Долины. Еще до окончания войны правительство США создало образовательную программу поддержки для ветеранов. Это обеспечило «новую кровь» множеству учебных заведений — и в том числе Стэнфорду, а госинвестиции в сам университет позволили значительно расширить его технические возможности.

Профессор Терман, будучи деканом Инженерной школы и плотно проработав весь военный период с военными радиотехническими разработками, значительно расширил свои связи с U.S. Army & Government. А став ректором Стэнфорда, смог не только расширить влияние и научный потенциал университета, но и заложил Стэнфордский промышленный парк, еще раз подтвердив этим свой неформальный статус «отца» Кремниевой долины.

Стэнфордский исследовательский институт

Еще одним объектом, заслуживающим отдельного упоминания в истории Долины и ее взаимодействия с государством, является Stanford Research Institute (SRI) — полноценный центр инноваций прошлого века. Именно здесь разработали и построили первый в мире ламповый компьютер ENIAC — на нем рассчитывали траектории полета баллистических ракет и даже моделировали ядерный взрыв. Тут же в 1966 году в подразделении SRI, центре искусственного интеллекта, был создан первый обладающий зачатками AI в современном понимании этого слова робот Shakey.

Эта организация стала надежным партнером правительства США, разрабатывая для него военные технологии — от разновидностей радаров, систем управления подразделениями в боевых условиях до особой высокоскоростной защищенной связи для армии. Но все эти разработки были реализованы ближе к концу 20 века, а до этого свою лепту в развитие Кремниевой долины внесла серьезная политическая напряженность между США и СССР и последовавшая за нею гонка вооружений.

Холодная война и ее последствия для Долины

Карибский кризис. США

Картинка из материала «Коммерсанта»

Холодная война и советская космическая программа подогрели эту гонку. Запуск «Спутника-1» в 1957 году нанес правительству и гражданам США мощнейший психологический удар. Как сказал Линдон Б. Джонсон, «Небо стало чужим».

Стремление достигнуть технологического превосходства над СССР во всех возможных отраслях — вот еще один фактор, который просто швырнул и без того инновационную Кремниевую долину вперед и вверх.

Здесь разрабатывались и производились межконтинентальные баллистические ракеты ВМС США, разведывательные спутники и огромный процент всей «военной» электроники в целом. Деньги текли в Долину вовсе не рекой — это была настоящая финансовая Ниагара.

Президент Эйзенхауэр запустил проекты NASA и DARPA, тем самым включившись в космическую гонку. И сегодня в Кремниевой долине базируется множество аэрокосмических компаний, щедро субсидируемых государством. Правительство США, поняв все перспективы сотрудничества науки и государства еще во время Второй мировой войны, активно вливало бюджеты на заказы негосударственным компаниям-партнерам.

Это, в свою очередь, позволило корпорациям широкого профиля развивать не только военные технологии, но и активно продвигать свои коммерческие проекты. В результате такого симбиоза выигрывали все участники процесса — это был бизнес в его классическом проявлении.

Заря транзисторной эпохи

Но вернемся ближе к началу периода Холодной войны. После Второй мировой настало время для новых прорывов. Электровакуумные лампы дали мощный толчок техническому прогрессу, несмотря на множество недостатков. Сложная технология производства, невозможность коренной миниатюризации, большое потребление энергии заставляли непрерывно искать варианты их замены. И наконец ученые обратили внимание на эффект односторонней проводимости некоторых веществ, открытый еще в 19 веке.

Сотрудники исследовательского центра Bell Laboratories Уильям Шокли и Уолтер Браттейн разработали теорию твердотельного полупроводникового устройства — транзистора и собрали первый работающий экземпляр, получив Нобелевскую премию по физике в 1956 году.

К разрыву привел отвратительный характер Шокли. Он покинул лабораторию Белла и открыл фирму Shockley Semiconductor в Маунтин-Вью — этот городок в долине Санта-Клара уже стал частью Стэнфордского технопарка. Молодые выпускники с энтузиазмом взялись за работу, но и с ними Шокли разругался. Выдающийся ученый-теоретик и экспериментатор, он мало задумывался над внедрением своих идей в производство.

Первые транзисторы делали из германия, материала редкого и дорогого. Но нужные свойства обнаружились и у кремния, одного из самых распространенных химических элементов земной коры, вследствие чего стоимость изделий резко упала, а новая технология подешевела. Но Шокли отказался от исследований транзисторов на кремниевой основе, и это привело к массовому увольнению сотрудников.

На следующий день восемь безработных инженеров собрались в баре местного отеля и договорились о создании собственного стартапа. Не нашлось даже бумаги для составления соглашения, и участники совещания расписались на долларовой купюре. Так на свет появилась компания Fairchild Semiconductor в Пало-Альто, а фирма Shockley Semiconductor спустя несколько месяцев самоликвидировалась.

Купюра с подписями основателей Fairchild Semiconductor

Фото с сайта Medium

Уильям Шокли пытался засудить бывших сотрудников на основании того, что при поступлении на работу они подписали контракт, запрещавший после увольнения заниматься аналогичными исследованиями. Однако по законодательству штата Калифорния недействителен любой договор, препятствующий законной работе. Именно этот факт является краеугольным юридическим камнем функционирования Кремниевой долины, где в очень близких сферах деятельности свободно конкурируют сотни, а возможно, и тысячи компаний.

А «предательскую восьмерку», как назвал беглецов бывший руководитель, ждало великое будущее. Их начинание стало прибыльным после 6 месяцев работы и породило 92 фирмы, связанные с производством полупроводниковых приборов. Сама же Fairchild Semiconductor прошла через несколько поглощений и слияний, но в 2016 году возродилась как ON Semiconductor Corporation и сегодня входит в число 20 мировых лидеров по продажам полупроводников.

Микросхемы завоевывают мир

Совершенствование технологий производства открыло возможность размещения на одном кристалле нескольких транзисторов. В начале 1959 года Роберт Нойс, один из основателей Fairchild, разработал первую микросхему на кремниевой подложке. И когда для сверхзвукового бомбардировщика B-70 понадобились кремниевые транзисторы, то и их заказали у Fairchild Semiconductor. Эта же компания изготовила транзисторы для баллистической ракеты Minitman.

В 1968 Роберт Нойс покинул Фейрчайлд и вместе с Гордоном Муром, еще одним членом той самой «восьмерки», открыл компанию Intel. Ее название образовано из начальных букв слов INTegrated ELectronics, то есть «интегральная электроника».

Штаб-квартира компании Intel в Санта-Клара

Фото из Викимедиа

Количество транзисторов на одном кристалле непрерывно растет. Intel, например, планирует достичь техпроцесса 1,4 нм к 2029 году. Кремний, обыкновенный песок, стал золотым для открывателей микросхемотехники. В 1971 году впервые прозвучало название «Кремниевая долина» (Silicon Valley) для обозначения территории с максимальной концентрацией инновационных стартапов в США.

Триумф микропроцессоров

Основные усилия Intel направила на разработку полупроводниковой памяти. И добилась успеха, в 1970 году выпустив на рынок первый чип объемом 1 килобайт, способный заменить магнитные сердечники.

Через год компания получила заказ на серию микрочипов для электронного калькулятора. Разработчик Тед Хофф предложил объединить их в одном кристалле. Так появился первый микропроцессор Intel 4004, а следом — восьмибитный Intel 8008 и универсальный Intel 8080. Быстро проснулись конкуренты, и в 1978 году 16-разрядный микропроцессор Intel 8086 едва не уступил рынок сопернику — Motorola 68000.

Компанию спас контракт с IBM, построившей свои персоналки на модели 8088. Вместе с ними взошла звезда Билла Гейтса, написавшего для них первые операционные системы. С этого момента стартовало долгое сотрудничество Intel и Microsoft.

Основатели компании Intel с фотоформой микропроцессора

Фото из Викимедиа

Микропроцессор нового поколения Intel 80386 с 32-битной архитектурой состоял из 275 тыс. транзисторов и уже мог работать с несколькими задачами одновременно. Модель 80486 содержит 1,2 млн полупроводниковых элементов. К началу нового века на конкурирующих процессорах Motorola собирали только компьютеры фирмы Apple, но в 2005 году и они перешли на Intel.

Продолжая традиции Кремниевой долины, компания внимательно отслеживает и скупает удачные стартапы в области машинного зрения, нейросетей, искусственного интеллекта, оставаясь лидером в производстве микроэлектроники.

Пришествие Интернета

После Второй мировой войны Министерство обороны США обеспокоилось уязвимостью собственной телеграфной и телефонной сети. Она была предельно централизована, и одна удачная бомбардировка полностью разрушала всю систему коммуникаций.

ARPA (Advanced Research Projects Agency), то есть «Агентство перспективных исследовательских проектов», разработало децентрализованную систему Arpanet, сохраняющую работоспособность после уничтожения отдельных узлов.

Первое сообщение по новой сети передали из Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе в независимую исследовательскую лабораторию SRI International в Менло-Парке, граничащем с Пало-Альто. Здесь и разработали межсетевой протокол, позволяющий собрать в единое целое любые информационные сети.

Новый проект назвали Internet. Долгое время передавались только текстовые символы, и умели с ним обращаться лишь специалисты да компьютерные фанаты. Но в 1989 году сотрудник ЦЕРНа Тим Бернерс-Ли придумал язык гипертекстовой разметки (HTML), и всемирная сеть стала общим достоянием. Вскоре студент Стэнфорда Марк Андриссен написал программу Netscape для просмотра страниц, ввел в обиход новый термин «веб-браузер» и открыл продажи. Его стартап в 1995 году стоил уже 5 миллиардов долларов.

Однако найти информацию в Интернете было весьма непросто. И аспиранты Сергей Брин и Ларри Пейдж разработали для библиотеки Стэнфордского университета поисковую систему. Она оказалась настолько удачной, что быстро распространилась по сети, и в 1996 году авторы зарегистрировали фирму Google.

Штаб-квартира Google в Маунтин-Вью

Источник: Викимедиа

Они имели в виду число «гугол» (googol), то есть 10 в степени 100, как характеристику доступных для поиска сайтов. Но в суете при регистрации ошиблись, а затем не стали менять полюбившееся всем название, за считанные месяцы достигшее уровня мирового бренда.

Эра персональных компьютеров

История персонального компьютера Apple весьма наглядно демонстрирует, как работает механизм Кремниевой долины. В 1971 году школьник из Купертино Стив Джобс впервые пришел в клуб для подростков, организованный компанией Hewlett-Packard.

Ведущие инженеры фирмы рассказывали о своих проектах, учили разрабатывать и собирать электронные схемы. Попутно выявляли самых способных и брали на работу.

Здесь судьба свела Джобса с еще одним Стивом — Возняком, уже собравшим самодельный компьютер. Они подружились и вместе учредили компанию Apple, «Яблоко», которой суждено было изменить мир.

Apple Park, новая штаб-квартира корпорации Apple в Купертино

Источник: Викимедиа

Взлет Apple был стремительным. В 2018 году компания стоила больше 1 триллиона долларов США: постоянный поиск и внедрение революционных идей вознесли ее на вершину делового Олимпа.

Вне всякого сомнения, Стив Джобс наложил отпечаток своей незаурядной личности на всю деятельность компании Apple. Но ее успех был бы невозможен без той уникальной атмосферы, которая по сей день окружает Кремниевую долину, уже много лет привлекая туда стартапы, меняющие мир, — вроде Tesla или Facebook.

В Исследовательском центре Эймса в Маунтин-Вью, принадлежащем NASA, разрабатываются марсианские роверы. Здесь же работает суперкомпьютер Pleiades, названный именем звездного скопления «Плеяды». Его производительность равна 5,95 петафлопс, то есть 10 в 15 степени операций с плавающей запятой в секунду. Он управляет телескопом «Кеплер», анализирует астрофизические данные, ищет темную материю. Другие космические, коммерческие, социальные стартапы Долины можно перечислять часами, и их число растет с каждым месяцем.

Конец истории? Нет, только начало! Только начало чего?

Компании, расположенные в Долине в 1991 году

businessinsider.com

Пример Кремниевой долины вдохновил множество компаний, университетов и государств на создание собственных технопарков. И пусть никому из них пока не удалось повторить ее фантастическую историю (в том числе — и в сфере плотного сотрудничества с государством), за короткий срок породившую поколение предпринимателей и новую цивилизацию стартапов… Но дух Долины, который можно емко охарактеризовать одним словом — амбиции, лежит в основе любого из новых объектов.

Однако именно амбиции технологических компаний и их создателей или владельцев стали в последнее время объектом пристального внимания того же государства, а также многочисленных охотников за мировыми заговорами.

Автор нашумевшей книги «Живи, вкалывай, сдохни. Репортаж с темной стороны Кремниевой долины» Кори Пайн чуть ли не прямым текстом обвиняет техногигантов Долины в формировании нового мирового порядка, имеющего много общего с фашистской идеологией, но заботливо украшенного красивыми правильными фразами и картинками от маркетологов и советников по PR.

Опасения Кори, да и политиков можно понять (хотя с ними и так все ясно) — мало кто сегодня знает о людях и их привычках больше, чем владельцы облачных экосистем и создатели зоопарков устройств. Поэтому будущее, как мокрое шоссе в «Терминаторе 2», — куда-то ведет, но непонятно, что ждет хотя бы на промежуточной остановке…

Как стать успешным в сфере IT и попасть в Силиконовую долину

Куда пойти учиться?

University of Massachusetts Boston


Университет предлагает программы бакалавриата в обеих областях: и Computer Engineering, и Computer Science. Учащимся здесь доступны специально разработанные междисциплинарные курсы, а также более быстрая и легкая интеграция в профессиональную среду. Выпускники университета работают в различных сферах науки и бизнеса: от разработки микропроцессоров до создания суперкомпьютеров и роботов.


Colorado State University


Университет предлагает программы магистратуры в области Computer Science и Computer Information Systems. Студенты обучаются дизайну программного обеспечения и компьютерных систем, пониманию алгоритмов их функционирования. Также доступен междисциплинарный курс Human-Centered Computing Concentration, который посвящен разработке оптимальных способов взаимодействия людей с компьютерами и новым перспективным интерфейсам.


Oregon State University


Входит в  число ведущих научно-исследовательских вузов США в одном ряду с такими университетами как Princeton University, Harvard University и Yale University.


Вуз предлагает программы бакалавриата и магистратуры по дисциплине Computer Science, а также программу магистратуры в области Electrical and Computer Engineering.


Выпускники получают работу в таких компаниях, как Intel, Garmin, Cisco, Google, IBM, Hewlett Packard, Micron Technology, Nvidia, Marvell.


St. Louis University


Этот частный университет входит в сотню лучших по стране. Студентам доступна лаборатория, оснащенная по последнему слову техники. Выпускники работают в сфере программирования, веб-дизайна и системного администрирования.


Помощь экспертов


Несмотря на блестящие перспективы, открывающиеся перед выпускниками IT-факультетов зарубежных вузов, учеба в другой стране несёт в себе определенные сложности. IQ Consultancy поможет их преодолеть. Мы оформим документы и визу, подтянем ваш уровень английского языка и поможем поступить.

Силиконовая долина США — интересные факты и секреты успеха

Многие не знают, где находится силиконовая долина. Это обширная область, расположенная в Калифорнии к югу от мегаполиса Сан-Франциско и Сан-Хосе включительно. На официальных географических картах регион отсутствует, однако каждый крупный венчурный инвестор, стартарпер или бизнесмен утвердительно ответит, что такое место в Соединенных Штатах, безусловно, есть.

 

Определение силиконовой долины

Кремниевая долина – лучшая в мире площадка наукоемких технологий и знаменита большой плотностью высокотехнологичных предприятий. Это ведущий центр разработок высоких перспективных, инновационных проектов, связанных с компьютерами, программированием, биотехнологиями, мобильной связью. В непосредственной близости от известного региона расположены крупные мегаполисы и университеты страны.

 

На вопрос что такое кремниевая долина можно ответить коротко или развернуто. Достаточно вспомнить о крупных предприятиях в области высоких технологий и сразу будет понятно, что штаб квартиры ведущих компаний находятся именно там. Например, не нуждаются в рекламе бренды: Apple, Google, Facebook, Intel, AMD, Electronic Arts. Высокотехнологичные проекты известных гигантов электронной промышленности неразрывно связаны с кремниевой долиной.

 

Название долины и инфраструктура

Причудливое название области между Сан-Франциско и Сан-Хосе отчасти принадлежит заслугам физика Уильяма Шокли. Именно он в середине прошлого века переехал в Калифорнийский штат и изобрел полупроводники. В конце 50-х была основана первая в истории микропроцессорная компания Fairchild Semiconductor. Применение кремния в производстве микрочипов дало определение региону – кремниевая долина США.

 

Штат Калифорния самый густонаселенный. По объему валового продукта и проживанию миллиардеров занимает в стране первое место. Соответственно инфраструктура знаменитого района чрезвычайно развита. Входит в тройку крупнейших технологических и интеллектуальных центров, что также свидетельствует наличие мегаполисов: Санта-Круз, Плезантон, Сан-Мантео, Сан-Франциско, Сан-Хосе.

 

Высокие заплаты и конкуренция

Уровень жизни в кремниевой долине, несмотря на высокие зарплаты, требует больших финансовых вложений и по некоторым показателям проигрывает другим IT-хабам. Например, 120.000 долларов в США считается хорошим заработком, но в Сан-Франциско этих денег едва хватает, чтобы жить одному. При сравнительно приличном доходе, при проживании в кремниевой долине не будет возможности откладывать на покупку жилья. В противном случае, придется отказаться от путешествий, крупных приобретений.

 

 

Современная силиконовая долина США – это не только приличные зарплаты и высокий уровень жизни, а источник ценнейших кадров. Среди сотрудников известных компаний и стартапов действует жесткая конкуренция, так как высокотехнологичные производства привлекают со всего света лучших IT-специалистов, что в прочем идет на пользу развитию наукоемких технологий.

 

Процветание силиконовой долины

Успех кремниевой долины заключается в том, что она была первой. Выраженное «преимущество первопроходцев» плюс креативные инновационные решения и большие залежи кремния, которые использовались при производстве микропроцессоров. Сегодня на вопрос, что такое силиконовая долина можно ответить так: это последовательная цепочка, которая начитается от инноваторов и заканчивается конечным потребителем с вполне конкретным смыслом – извлечение прибыли, улучшение жизни. 

Silicon Valley, или Что такое Силиконовая Долина?


Что такое Силиконовая Долина


Словосочетание Силиконовая Долина
давно уже стало нарицательным, оно обозначает зону высоких технологий (High
Technology
)
– определённую территорию, на
которой сконцентрированы объекты электронной и компьютерной индустрии,
научно-исследовательские и образовательные центры, высококлассные
IT
-специалисты и
венчурные фирмы, не боящиеся
инвестировать в сферу высоких технологий.


 



Словарь современных географических названий Яндекса
даёт такое определение: «СИЛИКОНОВАЯ ДОЛИНА (Silicone [должно быть

Silicon
В.С.] Valley),
журналистское клише для обозначения долины Санта-Клара в штате Калифорния (США),
к ЮВ. от Сан-Франциско. Название обязано пр-ву полупроводников и электронной
техники. Некогда сел.-хоз. район, долина ныне застроена городами, которые
протянулись цепочкой от зал. Сан-Франциско до г. Сан-Хосе. Ядром роста оказался
Стэнфордский ун-т в Пало-Альто, где с 1940-х годов велись исследования в области
электроники. Первый крупный завод
ЭВМ был открыт в 1956 г. фирмой IBM в г.
Сан-Хосе. С. д.
– олицетворение
высокотехнол. пром-сти (особенно радиоэл. и ракетостроения) и высокого уровня
жизни. До 1950-х годов долина Санта-Клара славилась своими
сливовыми садами
(«черносливовая столица мира»)».


 


***


Немного этимологии


Термин Силиконовая Долина

Silicon Valley
был придуман калифорнийским предпринимателем
Ральфом Вэрстом (Ralph Vaerst). Его друг,
журналист Дон Хофлер (Don Hoefler), впервые
обнародовал этот термин 11 января 1971 г.: он применил его как название цикла
своих статей
Silicon Valley USA – в
еженедельнике Electronic News. В этих статьях
Хофлер писал о местечке Санта Клара, что южнее Сан-Франциско, в котором были
сосредоточены штаб-квартиры крупнейших IT-компаний.


 


Почему силиконовая?
Потому что
в Долине расположены предприятия полупроводниковой
индустрии, а в качестве основного материала в производстве
полупроводниковых элементов для интегральных микросхем используется кремний (silicon
– кремний).


 


***


Силиконовая Долина или Кремниевая?


Некоторые российские толкователи
забугорных
«цифровых» терминов предлагают название Кремниевая Долина, считая, что
название Силиконовая Долина
– ошибочное: «В
русскоязычных источниках часто по ошибке употребляется вариант «Силиконовая
долина» (ошибка основана на созвучии английских терминов silicon

– кремний и
silicone

– силикон, материал,
применяемый в пластической хирургии)».


 


Очевидно, что со словом силикон у многих
возникают совсем не цифровые ассоциации. Формально эти толкователи правы, но в
России уже давно прижилось название Силиконовая Долина, оно более
привычно. Но если кому-то нравится говорить Кремниевая Долина,

– что ж, о вкусах не
спорят, ведь речь идёт об одном и том же!..


 


***


Где находится Силиконовая Долина


Силиконовая Долина (СД) находится в
США, в
штате Калифорния

– в северной части
долины Санта-Клара по обе стороны залива Сан-Франциско.
СД
протянулась на 40 км от города Сан-Хосе (который иногда называют столицей
СД) на юго-западе до Пало-Алто на северо-западе.


 


***


Как это начиналось


Вплоть до середины тридцатых годов XX столетия
территория Долины была занята предприятиями, обслуживающими
ВМС
США. Позднее
значительная часть территории использовалась NASA для исследований в
области аэронавтики.


 


Создание Силиконовой Долины было обусловлено
следующими – взаимосвязанными! – предпосылками.


 


Идея создания
зоны исследований новейших технологий принадлежит Стэнфордскому университету (Stanford
University
). Эта идея – как всегда в Америке! – была обусловлена финансовыми
соображениями: после Второй мировой войны университет столкнулся с нехваткой
денег.
Средства на дальнейшее развитие Стэнфорда руководство университета решило
получать от свободной земли, принадлежавшей ему (3.240 гектаров), а так как продать
эту землю было нельзя, и родилась идея – сдавать эту землю в долгосрочную аренду
(сроком на 51 год) за умеренную плату компаниям, занимавшимся новыми технологическими разработками.


 


Поскольку эти
компании создавали много новых рабочих мест, была решена ещё одна проблема –
«утечки мозгов» – остановить отток студентов, закончивших Стэнфорд, в другие
районы страны на трудоустройство. Существовали специальные
программы финансовой помощи, прилагались неимоверные усилия, чтобы оставить
молодых, талантливых исследователей в Калифорнии, создать условия для развития
их научных разработок, бизнеса в данном районе.


 


Особый вклад в этом деле принадлежал
Фредерику Терману (Frederick Terman), профессору Стэнфордского университета (Термана
называют отцом Силиконовой Долины – Father of Silicon Valley). В 1939 г. Терман убедил своих студентов
Уильяма Хьюлетта (William Hewlett) и
Дэвида Паккарда (David Packard) остаться и основать своё предприятие, что привело к рождению такого гиганта, как Hewlett-Packard Со.
Компания Hewlett-Packard стала первой гражданской IT-компанией на
территории Долины.


 


Кстати, именно
Фредерик Терман предложил и идею
сдачи университетской земли в долгосрочную аренду, тем самым положив начало
формированию в 1946 г. Стэнфордского Исследовательского центра (Stanford
Research Institute
), а в 1951 г. был создан The Stanford Industrial Park,
– это были, если можно так выразиться, высокотехнологические «инкубаторы».
Постепенно число компаний, развивавших свой бизнес на данной территории,
увеличивалось. И к началу 70-х годов здесь было достаточно много компаний,
занимавшихся исследованиями полупроводников, компьютерными технологиями и
программированием.


 


В Силиконовой
Долине практически впервые в таком массовом масштабе была использована практика
венчурных капиталов, то есть вложения
денег в новейшие научно-технические
разработки, что всегда характеризовалось повышенной степенью риска, но в случае
успеха все затраты окупались тысячекратно!


 


В 1951 г.
аспирант Стэнфорда Уильям Брэдфорд Шокли (William Shockley) создал первый
трёхслойный германиевый транзистор, выполнявший те же функции, что и электронная
лампа, но имевший гораздо меньшие размеры, более того, он был надёжнее и
экономичнее, но, увы, цена была слишком высокой (за изобретение транзистора в
1956 г. Шокли вместе с коллегами Дж. Бардином и У. Браттейном был удостоен
Нобелевской премии).


 


В 1954 г. физику
Гордону Тилу, перешедшему из
Bell Telephone Laboratories
в Texas Instruments, удалось изготовить
транзисторы из дешёвого кремния, что снизило их себестоимость и положило начало
процессу миниатюризации в электронике.


 


В 1957 г. восемь молодых – их средний возраст не
превышал 30 лет! – инженеров (Gordon Moore,
Robert Noyce
, C.
Sheldon Roberts
, Eugene Kleiner,
Victor Grinich
,
Julius
Blank
, Jean Hoerni,
Jay Last
), работавших в Bell Telephone
Laboratories
под руководством Шокли, спорили с ним о том, какой
полупроводник нужно использовать при производстве транзисторов – германий или
кремний. Они считали, что будущее за кремнием, но Шокли непреклонно считал, что
за германием. В раздражении покинув Шокли и Bell Telephone Laboratories
за это позже их назовут «Вероломной Восьмеркой» (Traitorous Eight) – они основали корпорацию
Fairchild Semiconductor Corp., которая стала пионером производства
микросхем из кремния. Но важнее всего то, что «Вероломная Восьмерка»
заложила новые традиции, на основе которых выросла Силиконовая Долина.


 


***


Что представляет собой Силиконовая Долина


За последние сорок с лишним лет


СД

стала
средоточием мировой электронной и компьютерной индустрии. В 70-е и 80-е гг.
XX в. здесь прочно обосновались многочисленные
корпорации и заводы полупроводниковой индустрии. К началу 90-х гг. приоритет деятельности корпораций


СД


начал смещаться в сторону исследований и разработки новейших компьютерных
технологий, а также маркетинга цифровой техники и программного
обеспечения. В


СД

проживает 2,43 млн. человек, из них 25% работают в сфере высоких
технологий.


СД

часто называют Страной Чудес.


 


Силиконовую Долину образуют около 30 городов:
Ист-Пало-Альто, Купертино, Кэмпбелл, Ливермор, Лос-Алтос, Лос-Алтос-Хилз,
Лос-Гатос, Маунтин-Вью, Милпитас, Мэнло-Парк, Ньюарк, Пало-Альто, Плезантон,
Редвуд-Сити, Сан-Хосе, Саннивейл, Санта-Клара, Санта-Круз, Саратога, Скотс-Вэли,
Трейси, Фримонт, Юнион-Сити.


 


Университеты


СД

:


Northwestern Polytechnic
University (Fremont)
;


Carnegie Mellon University;


San Jose State University;


Santa Clara University;


Stanford University.


 


В состав


СД

входит около 7 тыс. (
! ) софтверных и
хардварных компаний. Среди них всемирно известные:


Adobe Systems;


Advanced Micro Devices (AMD);


Apple Inc.;


Cisco Systems;


Dolby Laboratories Inc.;


eBay;


Google;


Hewlett-Packard;


Intel;


Intuit;


Juniper Networks;


Maxtor;


National Semiconductor;


Nintendo;


NVIDIA Corporation;


Oracle Corporation;


SanDisk;


Sun Microsystems;


Symantec;


Yahoo!


 


Те IT-корпорации,
головные офисы которых находятся в других местах (так уж исторически
сложилось!), считают своим долгом
– и честью для себя!

– иметь свои
представительства в


СД

, например:


3Com;


Adaptec;


Foundry Networks;


Fujitsu;


Hitachi Global Storage Technologies;


McAfee;


Microsoft;


Netscape;


NeXT Computer, Inc.;


Palm, Inc.;


PayPal;


Rambus;


Silicon Graphics;


VeriSign;


Veritas Software;


VMware.


 


Глобальная компьютеризация принесла и приносит
немыслимые доходы обитателям Силиконовой Долины. Кстати, в


СД


проживает наибольшее в

США


количество миллионеров, поэтому её можно назвать
Долиной миллионеров!


 


В 1985-86 гг. Силиконовую Долину называли Долиной
Смерти: в США началась компьютерная паранойя, когда повсеместное внедрение
персональных компьютеров повлекло за собой сокращение рабочих мест…


 


В последние годы информационная революция (High
Tech Revolution)
является движущей силой экономики не только
США, но и всего мира. Индустриальный
рост в США на 45% обеспечивается за счет производства


персональных компьютеров


и
полупроводников. И в этом основная заслуга принадлежит Силиконовой Долине, где
находятся офисы 20 крупнейших мировых компаний, занятых в производстве
электроники и программного обеспечения. Силиконовая долина оказала и продолжает
оказывать огромное влияние на развитие высоких технологий во всём мире.


 


 


***


В чём секрет небывалого успеха Силиконовой
Долины?


Как случилось, что Силиконовая Долина стала столь
популярной?


Что превратило обычную американскую землю
в мировой эпицентр высоких технологий?


Трудно сказать, что здесь первично, а что
вторично: изобилие мозгов или денег?


Видимо, всё взаимосвязано, одно органично
дополняет другое!


 


– Здесь происходит конкуренция интеллекта с
интеллектом, капитала с капиталом!


– Здесь не боятся показаться глупыми со своими
«безумными» идеями!


– Здесь не боятся рисковать, придумывая новое и
вкладывая деньги в это новое!


– Здесь происходит борьба высокого духа с косной
материей!


– Здесь неважно, какой ты национальности и
вероисповедания. Важно, какой ты специалист, и веришь ли в себя и свои силы!


– Здесь работают 365 дней в году, 7 дней в неделю, 24
часа в сутки!


– Здесь с оптимизмом относятся ко всему, что может
(или не может!) произойти, и незыблемо верят в то, что Высокие Технологии и
представления о Светлом Цифровом Будущем Человечества абсолютно верны!


 


***


…Одно несомненно: если на сравнительно небольшой
территории сконцентрировать большое количество высококвалифицированных специалистов –
учёных, инженеров, бизнесменов («критическая масса мозгов и
денег»!), – то
результаты будут ошеломляющими!..

Город, полный рисков: Калифорния может лишиться Кремниевой долины | Статьи

Американские IT-компании спешно собирают вещи и покидают Кремниевую долину. В течение менее 10 дней о переезде в более удобные для работы места заявили такие монстры как Oracle, Hewlett Packard, а также миллиардер Илон Маск. Начался исход не вчера, но в этом году ускорился — и не в последнюю очередь из-за глобальной эпидемии. Для «золотого штата» — Калифорнии, и так постепенно перестающей ассоциироваться с процветанием и богатством, уже в ближайшем будущем могут настать совсем уж черные времена. Подробности — в материале «Известий».

Массовый исход

На днях второй по величине производитель программного обеспечения в мире компания Oracle (135 тыс. сотрудников) направила в Комиссию по ценным бумагам и биржам уведомление о скором переезде из Редвуд-Сити (пригород Сан-Франциско) в Остин, столицу штата Техас. Компания при этом пояснила, что сотрудники смогут выбирать, в каком офисе продолжать работу, или вообще трудиться удаленно. Шаг был в некотором смысле ожидаемым. В 2018 году корпорация открыла в Остине кампус, а спустя год перенесла ежегодную конференцию из Сан-Франциско в Лас-Вегас. По сути, Oracle готовилась к передислокации несколько лет, если коронавирус и ускорил это движение, то ненамного.

Штаб-квартира компании Oracle в Силиконовой долине, Калифорния

Фото: Global Look Press/dpa/Christoph Dernbach

С начала декабря это уже третье громкое корпоративное объявление об отъезде из Калифорнии. Первого числа анонс об уходе в Хьюстон сделала Hewlett Packard Enterprise, компания, которая, собственно, и стояла у истоков Кремниевой долины. В 1939 году Билл Хьюлетт и Дэйв Паккард в своем гараже в Пало-Альто основали фирму, которой предстояло стать одним из лидеров компьютерных и информационных технологий мира. Успех HP привлек и других предпринимателей «района Залива», то есть местности вокруг залива Сан-Франциско, искать счастья в отраслях микроэлектроники и программного обеспечения.

А 5 декабря из Кремниевой долины решил уехать основатель Tesla Илон Маск, который до этого крепко поссорился с властями штата. Весной, когда большая часть США была закрыта на карантин, он попытался восстановить производство на заводе Tesla во Фримонте. Это неповиновение привело к аресту. Позже он продал четыре своих калифорнийских резиденции (общей стоимостью $62 млн) и пригрозил вывести весь бизнес в другие штаты и даже государства. Судя по нынешнему развитию событий, передислокация Tesla — лишь вопрос времени.

Это лишь три примера совершенно массового явления, охватившего в последнее время значительную часть инновационного бизнеса Америки. К этому списку можно добавить Palantir, компанию Питера Тиля, специализирующуюся на анализе данных, и множество стартапов: JetSuite, QuestionPro, DZS и еще десятки организаций. Масштаб явления таков, что это вполне можно назвать исходом.

Автосалон Tesla в Пало-Альто, Калифорния

Фото: Getty Images/NurPhoto

Такое невозможно было себе представить еще лет 15 назад, когда Калифорния и конкретно Кремниевая долина была Mеккой как для работодателей, так и для сотрудников в сфере IT. Для интернет-бизнеса место было идеальным. Лучшие климатические условия в стране — не слишком жаркое и довольно сухое лето, теплая зима, красивая природа. Огромный внутренний рынок — самый большой и один из самых богатых штатов США, а также удобный доступ к внешним (прежде всего азиатским) рынкам через побережье Тихого океана. Трудовые ресурсы, причем исключительно высококвалифицированные, были в изобилии, поскольку рядом располагаются университеты Беркли и Стэнфорд. Что же могло пойти не так?

Отъем денег

Главная причина разочарования инвесторов в мировой столице IT — запредельная налоговая нагрузка. США, в принципе, отличаются довольно мягким налоговым режимом по сравнению, например, со странами Западной Европы. Однако к Калифорнии это не относится. К примеру, подоходный налог здесь самый высокий в стране: та часть, которая собирает штат, составляет 13,3%. Эта ставка в ближайшее время может еще повыситься — до 16,5%. Для сравнения, Техас вообще не собирает подоходного налога — там действует только федеральная составляющая.

Дополнительно Калифорния собирает налог на прибыль в размере 8,85% (против техасского 0,75%). Это также один из самых высоких показателей по стране. К налогам на уровне штатов добавляются и муниципальные. Сан-Франциско собирает 0,6-процентный налог с продаж и еще 0,34% налога на зарплаты сотрудников. В большинстве городов, куда переезжают айтишники, таких налогов нет.

Форма налоговой декларации по налогу на доходы физического лица

Фото: ТАСС/AP/Keith Srakocic

Наконец, сейчас в калифорнийском конгрессе обсуждается возможность введения новых налоговых мер, которые призваны сократить дефицит бюджета, составляющий более $54 млрд. Среди них — введение налога на имущество богачей, который может составить 0,4%. Понятно, что бизнесмены, чье богатство измеряется семизначными и выше цифрами, не в восторге от такой перспективы. Впрочем, калифорнийские законодатели собираются взимать деньги ретроспективно: миллионер, уехавший из Калифорнии, будет платить убывающую сумму: 9/10 от ставки налога в первый год пребывания за пределами штата, 8/10 — во второй и так далее. Если же он остановится в штате на 60 дней и больше, то будет обязан выплатить полную сумму.

Удаленка в коммуналке

Помимо налогов есть и проблема стоимости недвижимости. Средний дом в Калифорнии стоит около $579 тыс., что ставит штат на второе место в стране после Гавайев (в Техасе — в 2,5 раза дешевле). В непосредственной близости от Кремниевой долины стоимость жилья приближается к $700 тыс. Для сотрудников, особенно молодых, это неподъемная сумма (многим из них надо еще выплачивать шестизначные суммы кредитов за образование).

Некоторые представители среднего класса — если судить по доходам — вынуждены жить в общежитиях. Гигантская коммуналка, строительство которой будет завершено в начале следующего года, со стоимостью аренды в $2–3 тыс. в месяц — самая красноречивая иллюстрация к ситуации с жильем в сердце «золотого штата». Чтобы удержать сотрудников, компании должны повышать зарплаты, но до бесконечности это продолжаться не может, даже в условиях нынешнего ажиотажа на фондовом рынке, когда прибыльность не является главной добродетелью.

Ко всему этому стоит добавить и слишком жесткое регулирование. По уровню свободы от государственного контроля Калифорния находится на третьем с конца месте среди американских штатов.

Дом, выставленный на продажу в Сан-Франциско, Калифорния

Фото: Getty Images/Justin Sullivan

В этих обстоятельствах скорее приходится удивляться упорству тех предпринимателей, которые всё-таки продолжают вести дела в Кремниевой долине. Граждане же голосуют ногами: чистая эмиграция из Калифорнии составляет более 100 тыс. человек в год. Население штата, бурно росшее во второй половине XX века, сейчас увеличивается куда медленнее и исключительно за счет приезда иностранных иммигрантов (часто нелегальных). Тем не менее компании тоже уходят, и в большом количестве: в 2018–2019 годах штат покинуло 765 бизнесов, а в период с 2009 по 2016-й — более 13 тыс.

Ситуация только ухудшилась во время пандемии. Роспуск работников по домам заставил многие фирмы задуматься: а нужны ли им вообще сверхдорогие штаб-квартиры в Калифорнии. Всё большее число компаний отвечают на этот вопрос отрицательно. По мере продолжения локдаунов и всё более широкого распространения удаленки будет снижаться и присутствие IT-бизнесов в технопарках и деловых кварталах Пало-Альто, Сан-Хосе и других городах вокруг залива Сан-Франциско.

До сих пор Калифорнию любят сравнивать по объему экономики с разными странами мира. В глобальном масштабе «золотой штат» занял бы пятое место, опередив Индию и Великобританию. Однако нынешнее развитие событий может серьезно изменить расстановку сил. С уходом IT-компаний экономика Калифорнии, и так испытывающая проблемы с наполнением бюджета и обеспечением социальных гарантий, может попасть в порочный круг, выхода из которого пока не видно.

Кремниевая долина | регион, Калифорния, США

Кремниевая долина , промышленный регион на южном берегу залива Сан-Франциско, Калифорния, США, с интеллектуальным центром в Пало-Альто, где находится Стэнфордский университет. Кремниевая долина включает в себя северо-западный округ Санта-Клара до Сан-Хосе, а также южные заливные районы округов Аламеда и Сан-Матео. Его название происходит от плотной концентрации компаний, производящих электронику и компьютерную технику, которые возникли здесь с середины 20-го века, причем кремний является основным материалом полупроводников, используемых в компьютерных схемах.Экономический акцент в Кремниевой долине теперь частично сместился с производства компьютеров на исследования, разработки и маркетинг компьютерных продуктов и программного обеспечения.

Кремниевая долина.

Британская энциклопедия, Inc.

Долина радости сердца

В начале 20 века область, которая сейчас называется Кремниевой долиной, была сельским районом, в котором доминировало сельское хозяйство. Его называли «Долиной радости сердца» из-за популярности фруктов, выращиваемых в ее садах.Он примерно ограничен заливом Сан-Франциско на севере, горами Санта-Крус на западе и хребтом Диабло на востоке. Но Кремниевая долина — это не только географическое положение. Само название является синонимом развития компьютерной и электронной промышленности, а также появления цифровой экономики и Интернета. Таким образом, Кремниевая долина — это также состояние ума, идея регионального экономического развития и часть новой мифологии американского богатства. Другие штаты США и даже другие страны пытались создать свои собственные «Кремниевые долины», но им часто не удавалось воссоздать элементы, которые имели решающее значение для успеха оригинала.

Промышленный парк Термана и Стэнфорда

Если за Кремниевую долину отвечает хоть один человек, то это инженер-электрик и администратор Фредерик Э. Терман (1900–82). Будучи аспирантом Массачусетского технологического института (MIT; Ph.D., 1924), Терман увидел, как преподаватели Кембриджа активно проводят исследования, а также поддерживают контакты с промышленностью посредством консультирования и распределения студентов в корпорации. Вернувшись домой в Пало-Альто в 1925 году, чтобы поступить на факультет в Стэнфорде, где он получил степень бакалавра, Терман понял, что на кафедре электротехники Стэнфорда не хватает.В Массачусетском технологическом институте преподаватели были экспертами в широком спектре областей — электроники, энергетики, вычислений и связи — и все они находились на переднем крае исследований. В Стэнфорде у кафедры электротехники было одно направление — электроэнергетика.

Терман намеревался превратить Стэнфорд в крупный центр исследований в области радио и связи. Он также поощрял таких студентов, как Уильям Хьюлетт и Дэвид Паккард (из компании Hewlett-Packard) и Юджин Литтон (из Litton Industries, Inc.) для создания местных компаний. Терман также инвестировал в эти «начинающие» предприятия, лично продемонстрировав свое желание интегрировать университет в промышленность региона.

Получите подписку Britannica Premium и получите доступ к эксклюзивному контенту.
Подпишитесь сейчас

Когда Соединенные Штаты вступили во Вторую мировую войну в 1941 году, Терман был назначен директором Лаборатории радиоисследований Гарвардского университета, которая занималась созданием радиолокационных помех и других технологий электронного противодействия.По окончании войны он вернулся в Стэнфорд в качестве декана инженерного факультета, намереваясь преобразовать Стэнфорд в Массачусетский технологический институт западного побережья. Во-первых, он выбрал технологии для исследования; учитывая его работу над микроволновым радаром во время войны, он начал с микроволновой электроники. Во-вторых, он запросил военные контракты для финансирования академических исследований преподавателей, которые работали в области микроволновой техники во время войны. К 1949 году Стэнфорд стал одним из трех основных получателей государственных исследовательских контрактов, затмив все другие департаменты электроники к западу от реки Миссисипи.

В 1951 году Терман возглавил создание Стэнфордского промышленного (ныне исследовательского) парка, который предоставил долгосрочную аренду университетской земле исключительно высокотехнологичным компаниям. Вскоре Varian Associates, Inc. (ныне Varian Medical Systems, Inc.), Eastman Kodak Company, General Electric Company, Admiral Corporation, Lockheed Corporation (ныне Lockheed Martin Corporation), Hewlett-Packard Company и другие превратили Стэнфордский исследовательский парк в главный центр Америки. высокотехнологичный производственный регион.Установились взаимовыгодные отношения: профессора консультировались с арендаторами, промышленные исследователи читали курсы в кампусе, а компании набирали лучших студентов. Парк представлял собой Кремниевую долину в миниатюре. По мере того как в регион переезжало все больше фирм, подпитывая спрос на базовые электронные компоненты, технические навыки и товары для бизнеса, многие бывшие высокотехнологичные сотрудники открывали свои собственные компании. Задолго до появления персональных компьютеров стартап был культурой Долины.

От полупроводников к персональным компьютерам

В 1956 году Уильям Шокли, изобретатель транзистора, лауреат Нобелевской премии, основал в парке свою новую лабораторию Shockley Semiconductor. В течение года группа неудовлетворенных инженеров массово уволилась и присоединилась к Fairchild Camera and Instrument Corporation, чтобы основать Fairchild Semiconductor Corporation в соседнем Санта-Кларе. (Инженеры из Fairchild продолжили изобретать интегральную схему в 1958 году.) Это был первый из многих корпоративных переломов, которые сформировали американский полупроводниковый ландшафт.Из 31 производителя полупроводников, основанного в Соединенных Штатах в 1960-х годах, только 5 существовали за пределами Долины; остальные были результатом ухода разных инженеров из Fairchild.

В конце 1960-х — начале 1970-х годов на рынке полупроводников произошли фундаментальные изменения. К 1972 году на долю вооруженных сил США приходилось только 12 процентов продаж полупроводников по сравнению с более чем 50 процентами в начале 1960-х годов. С ростом числа потребительских приложений к середине 1970-х годов венчурные капиталисты заменили U.С. Правительство как основной источник финансирования стартапов. Тем временем предприниматели быстро создавали фирмы, чтобы снабжать производителей полупроводников всем, от инструментов и измерительного оборудования до печей и перегородок для шкафов. В Кремниевой долине можно было создать корпорацию, найти венчурный капитал, арендовать помещения, нанять персонал и начать бизнес в течение нескольких недель.

В 1980-х и 1990-х годах ландшафт Кремниевой долины изменился еще больше, поскольку экономика перешла от производства полупроводников к производству персональных компьютеров, а затем к компьютерному программному обеспечению и Интернет-бизнесу.Экономический рост в переходный период 1986–1992 годов составлял невысокие 0,7 процента в год, что вынудило многих производителей в регионе потребовать государственной защиты от иностранных конкурентов. Тем не менее студенты Стэнфорда продолжали создавать около 100 новых компаний каждый год, включая Sun Microsystems, Inc. в 1982 году и Yahoo! Inc. в 1994 году. Успешные предприниматели вернулись в качестве венчурных капиталистов, чтобы вложить свои знания и богатство обратно в Долину. Интеллектуальная плотность Долины росла, а постоянное движение сотрудников и навыков продолжалось.Тем не менее, несмотря на весь этот неистовый рост, личные контакты оставались центральным элементом ведения бизнеса Valley. Действительно, личные отношения были так же важны в эпоху Интернета, как и тогда, когда правительство США выделило финансирование на военные исследования в первые годы развития Долины. Венчурный капиталист мог прочитать тысячи бизнес-планов, но обычно финансирование определялось личным представлением и личностью предпринимателя. Плохая презентация погубила бы все, кроме самого блестящего плана.Это был один из величайших парадоксов экономического бума 1990-х годов. Хотя Интернет сделал возможным глобальную коммуникацию, многие технологии, которые сделали это преобразование возможным, были продуктом местной культуры личного взаимодействия.

Определение Кремниевой долины

Что такое Кремниевая долина?

Силиконовая долина — это регион на юге области залива Сан-Франциско, который примечателен количеством технологических компаний, которые основали и разместили там штаб-квартиры, включая Apple, Alphabet Inc.Google, Facebook и Netflix. Этот термин приобрел известность в 1970-х годах в связи с развитием региональных предприятий и технологической опорой на кремниевые транзисторы, которые используются во всех современных микропроцессорах.

Силиконовая долина, глобальный центр технологических инноваций, относится к отрасли и компаниям, которые называют ее своим домом, а также к инновационному мышлению, предпринимательскому духу и образу жизни, основанному на богатстве, основанном на технологиях.

ключевые выносы

  • Кремниевая долина, расположенная в районе залива Южный Сан-Франциско в Калифорнии, является глобальным центром технологических инноваций.
  • Названная в честь основного материала в компьютерных микропроцессорах, Кремниевая долина является домом для десятков крупных технологических, программных и интернет-компаний.
  • Кремниевая долина — один из самых богатых регионов мира и один из самых популярных рынков недвижимости.

Понимание Кремниевой долины

Кремниевая долина расположена в регионе Северной Калифорнии. Хотя его границы несколько туманны, они обычно включают все округа Санта-Клара и Сан-Матео, западную окраину округа Аламеда и Скоттс-Вэлли в округе Санта-Крус.

Население региона, расположенного в долине Санта-Клара, составляет более трех миллионов человек, а его крупнейшим городом является Сан-Хосе. Он также является домом для Стэнфордского университета и нескольких кампусов государственных университетов. Это академическое присутствие способствовало развитию синергии в области исследований и разработок (НИОКР) по всей долине.

Примерно 39 компаний из списка Fortune 1000 расположены в Кремниевой долине. Большинство из них — компании-производители оборудования или программного обеспечения — Cisco Systems, Intel, Oracle, Nvidia, — но список также включает гигантов в других областях, включая Visa и Chevron, — в некоторой степени в зависимости от того, как определять границы Кремниевой долины.Количество крупных предприятий, рожденных в Кремниевой долине, сделало этот регион привлекательной целью для венчурных компаний и инвесторов.

Половина технологических миллиардеров мира живет в Кремниевой долине, и в настоящее время это один из самых богатых регионов мира. В мае 2012 года газета The New York Times сообщила, что 14% семей в округе Санта-Клара и соседнем округе Сан-Матео зарабатывают более 200 000 долларов в год. В 2015 году Институт Брукингса поставил Сан-Хосе на третье место в мире по валовому внутреннему продукту (ВВП) на душу населения после Цюриха, Швейцария, и Осло, Норвегия.По данным Бюро экономического анализа (BEA) , к 2019 году The Guardian сообщила, что годовой ВВП региона составил 128 308 долларов на душу населения, а годовой объем производства составил 275 миллиардов долларов.

139 755 долларов США

Средний годовой доход семьи в Кремниевой долине в 2019 году, по данным Института региональных исследований Кремниевой долины

Краткая хронология ключевых событий Кремниевой долины

  • 1939 : Уильям Хьюлетт и Дэвид Паккард патентуют звуковой осциллятор, что составляет основу компании Hewlett-Packard (HP).
  • 1940 : Уильям Шокли изобретает кремниевый транзистор в Bell Labs.
  • 1951 : Фред Терман создает Стэнфордский исследовательский парк в рамках партнерства между Стэнфордским университетом и городом Пало-Альто, обеспечивая базу операций как для военных, так и для коммерческих технологических инноваций для таких компаний, как Fairchild, Lockheed и Xerox.
  • 1956 : Уильям Шокли открывает свою собственную фирму Shockley Semiconductor Labs в Маунтин-Вью, Калифорния.
  • 1957 : Несколько сотрудников Shockley увольняются и основывают конкурирующую фирму Fairchild Semiconductor. Позже эти люди будут основывать многие другие компании, включая Intel и Nvidia.
  • 1 958-1960 : Роберт Нойс и Джек Килби независимо друг от друга обнаруживают, что все части схемы, включая транзистор, могут быть созданы с использованием кремния. Их открытия привели к созданию интегральной схемы, созданной из кремния, которая сегодня используется во всех микропроцессорах.
  • 1961 : Бывший спонсор Fairchild Артур Рок основывает Davis & Rock, которая считается первой в стране фирмой венчурного капитала, что положило начало новому типу инвестиционной индустрии.
  • 1969 : Компьютерная сеть Arpanet состоит из четырех узлов, в том числе одного в Стэнфордском университете. Arpanet — это основа Интернета.
  • 1971-1972 : Журналист Дон Хефлер публикует трехчастный отчет о подъеме технологического развития в регионе в Electronic News , озаглавленный «Кремниевая долина, США». Ему приписывают создание названия региона.
  • 1970-е : Основаны Atari, Apple, Microsoft и Oracle.
  • 1980-е : Основаны Cisco, Sun Microsystems и Adobe.
  • 1990-е годы : Основаны Netscape, Google, Yahoo, Amazon и PayPal.
  • 2000-2010-е годы : Основаны Facebook, Twitter, Netflix и Uber.

Силиконовая долина закончилась? | Американский институт предпринимательства

Калифорния — это «Америка, которая движется вперед», по словам социолога Мануэля Пастора. По его мнению, многие из самых серьезных проблем сегодняшнего дня — от изменения климата до неравенства — первыми возникли в Золотом штате.Таким образом, наиболее густонаселенный штат Америки играет ведущую роль в борьбе с ними. Можно представить, что многие калифорнийцы любят думать о своем штате в таких вдохновляющих терминах. Все калифорнийцы, покидающие штат — а это 100 000 человек ежегодно с 2015 года — вероятно, меньше.

Венчурный капиталист Джо Лонсдейл тоже устал от того, что стало с калифорнийской мечтой. «Суровая правда в том, что Калифорния пришла в упадок», — пишет уроженец Калифорнии в статье Wall Street Journal.«Плохая политика препятствует развитию бизнеса и инноваций, ограничивает возможности и делает жизнь в крупных городах уродливой и неприятной. … Мы делаем ставку на то, что будущее Америки будет построено в центре страны, в местах с хорошим правительством и разумной стоимостью жизни. Другими словами, такие места, как Техас ».

Через Twenty20

Какими бы ни были проблемы Калифорнии сегодня — Лонсдейл упоминает снижение общественной безопасности в Сан-Франциско, дорогое жилье и разрозненное электричество как одни из своих самых больших проблем — им уже давно противодействует экономическая сила кластеризации, которую экономист Майкл Портер назвал «географической концентрацией». взаимосвязанных компаний и учреждений в определенной области.«Если вы хотели работать в сфере технологий или основать технологическую компанию, Силиконовая долина была там, где были самые большие действия и возможности — сочетание технических талантов и предпринимательских амбиций, образующих удивительный, самоусиливающийся маховик успеха. (Конечно, Голливуд — еще один кластер.)

Кремниевая долина — это не только американский технологический центр, но и модель глобальных технологических центров. В книге «Код: Кремниевая долина и переделка Америки» историк из Вашингтонского университета Маргарет О’Мара пишет:

Кремниевая долина больше не просто место в Северной Калифорнии.Это глобальная сеть, деловая чувствительность, культурная стенография, политическая хитрость. Сотни мест по всему миру переименовали себя в «Кремниевые пустыни, леса, карусели, степи и Вади», стремясь уловить магию оригинала. Его ритмы диктуют, как работает любая другая отрасль; изменить то, как люди общаются, учатся и коллективно мобилизуются; перевернуть силовые структуры и усилить многие другие.

Но что, если Кремниевая долина закончится или превратится в нечто менее динамичное? Может ли отток и рассредоточение талантов пойти на пользу Америке в результате распространения богатства? Именно об этом я спросил экономиста Энрико Моретти почти ровно год назад.Моретти исследовал экономические последствия того, что быстрорастущие и высокопроизводительные города враждебно относятся к большей плотности населения. Из нашего разговора:

Петокукис: Увидим ли мы, что города в конечном итоге станут дороже, и неужели и потенциальные рабочие, и предприниматели просто уйдут в другие места? Открывают ли они свой бизнес в Колумбусе, Огайо или других небольших городах? Могли бы вы в конечном итоге создать более мелкие технологические центры, но более распределенные по стране, где распространяется богатство?

Моретти: На данный момент мы не видим, чтобы это происходило в больших масштабах.Позвольте мне быть более точным: в некоторых своих работах я смотрю на различия в производительности, которые демонстрируют работники инновационного сектора в разных городах. Вы видите, что эти звездные города, да, стоят намного дороже. Это для фирмы — с точки зрения затрат на рабочую силу, с точки зрения затрат на недвижимость. Но преимущества в производительности по-прежнему превышают затраты.

Так что это по-прежнему выгодно для работодателя, особенно для тех, кто нанимает много инженеров, много докторов наук и фокусируется на новых технологиях и продуктах.То, что вы видите, является свидетельством того, что части этих фирм, которые не имеют решающего значения, передаются на аутсорсинг или открываются новые офисы в других городах. Это не НИОКР и не основные функции инновационной фирмы. Итак, многие фирмы Bay Area имеют офисы в Юте или, как я уже упоминал, в Остине, в Колорадо, и все чаще на юге — в первую очередь в Техасе, а также в Теннесси и других штатах. Но типы офисов, которые они открывают там на данный момент, не являются ключевыми должностями, которые делают эти фирмы успешными, ни инженерами или учеными.Это вспомогательные должности — иногда это HR, иногда служба поддержки. Не поймите меня неправильно, это все отличные рабочие места, поэтому для городов-получателей это здорово, если они есть. Но на данный момент преимущества работы в этих инновационных центрах все еще перевешивают затраты.

Вы видите это изменение? Неужели мы приближаемся к переломному моменту, когда это просто не стоит того, и люди решают, что они собираются перевести свои компании в Остин или Солт-Лейк-Сити?

Нет, я не думаю, что мы еще близки к этой переломной точке.Отчасти причина в том, что вы все еще наблюдаете рост агломерации определенных типов рабочих мест в районе залива, Сиэтле или Бостоне. Преимущества в производительности еще выше. Мы продолжаем говорить о районе залива, но история намного шире — вы знаете, Бостон такой же. Если вы посмотрите на то, что произошло в Кембридже, количество рабочих мест, связанных с биотехнологиями и биотехнологиями, сосредоточено в Кембридже, ошеломляет. Кембридж и Бостон в целом — одна из самых дорогих областей для ведения бизнеса в США, как и Сан-Франциско — она ​​ниже, но не сильно отличается.И все же компании продолжают там агломерировать, несмотря на возможность переехать в более дешевые места.

Итак, я думаю, что тот факт, что компании и венчурные инвестиции продолжают агломерировать в ограниченном количестве звездных городов, но что некоторые типы офисов открываются в других городах, оба полностью согласуются друг с другом.

На самом деле мы видим то же самое с финансами. Финансы начали этот процесс 60 лет назад, когда многие банки, инвестиционные компании, а позже и хедж-фонды начали переводить некоторые позиции в более дешевые места.Сначала это был Нью-Джерси, потом Аризона, а потом Бангалор. Но основные рабочие места в сфере финансов оставались в штаб-квартире в Нью-Йорке или на юге Коннектикута, несмотря на этот процесс, длившийся десятилетия. Так что я не думаю, что все это так уж отличается. Некоторые позиции будут переданы на аутсорсинг, но ядро ​​останется в этих инновационных центрах.

Конечно, этот разговор произошел до пандемии, что в целом может сделать города менее привлекательными как места для ведения бизнеса — и, возможно, еще хуже — городами с плохим управлением.Возможно, вспышка коронавируса окажется исторической случайностью, которая приведет к удалению от существующих центров, так же как, как правило, исторические происшествия создают их.

Однако имейте в виду, что любой талант, покинувший Кремниевую долину, может вообще покинуть Соединенные Штаты. Из моего недавнего интервью с Калебом Уотни, директором по инновационной политике в Progressive Policy Institute:

Другой фактор здесь заключается в том, что мы можем в конечном итоге увидеть сдвиг, когда, возможно, по мере того, как люди уезжают из Сан-Франциско, они решают отправиться в другое место, и это начинает воссоздавать промышленный кластер в другом месте или, возможно, даже распространять его. .Но нет никакой гарантии, что Соединенные Штаты по-прежнему останутся местом, где находится этот ведущий передовой технологический кластер.

Вы уже давно видели: Торонто действительно растет в размерах. Они были довольно крупным центром искусственного интеллекта, и они явно проводят рекламу на основании своих слабых иммиграционных законов. Вы видели, что еще в 2013 году в Сан-Франциско были рекламные щиты с рекламой: «Эй, у вас проблемы с привлечением сюда ваших лучших международных сотрудников? Не стесняйтесь открывать магазин в Торонто.У нас здесь гораздо более мягкие иммиграционные законы. У нас многообещающая среда исследовательского университета ».

Они пытаются воссоздать многое из того, что сделало Сан-Франциско таким успешным технологическим кластером в Торонто, и пока это неплохо получается. Поскольку весь этот отток талантов из Кремниевой долины происходит, нет никаких гарантий, что он либо а) реформируется в Сан-Франциско, в частности, или б) даже останется в Соединенных Штатах.

Некоторые люди говорили: «О, разве не было бы хорошо для всего этого таланта вместо этого поехать в Остин или в Св.Луис или Канзас-Сити? » Возможно, что-то из этого будет, но будет и отток талантов на международный уровень. Быть явным технологическим лидером дает много преимуществ с геополитической точки зрения, и поэтому мне было бы неприятно, если бы мы потеряли лидерство в этом измерении.

Что делает Америку, особенно Кремниевую долину, технологической столицей мира? | Технология

Американская мечта не может быть более живой, но есть те, кто продвигает классовую войну, и, безусловно, пытаются ее убить.Уничижительные статьи и отчеты о богатстве 1% богатых или огромном разрыве между богатыми и бедными кажутся бесконечными. Это называется «неравенство богатства», как если бы у всех было одинаковое или почти равное количество богатства. Я не отрицаю, что существует разрыв в уровне благосостояния. Я считаю, что эти отчеты предполагают, что в этом есть что-то изначально неправильное, что верхний 1% не платит свою «справедливую долю» или что они каким-то образом несут ответственность за сохранение бедных, бедных и за сокращение среднего класса.Нет ничего более далекого от истины, и эти отчеты в лучшем случае продвигают социализм, а в худшем — разжигают ревность, негодование и ненависть.

Давайте возьмем несколько примеров из 1% лучших и определим, что в них «ненавидеть». Давайте возьмем основателей Microsoft, Apple, Google и Facebook, возможно, одних из самых «вопиющих» представителей одного процента, очевидно, все живущих в соответствии с американской мечтой. Они осмелились не только мечтать о технологиях, но и фактически создали технологии, которые улучшили жизнь людей во всем мире.Их технологии помогают нам всем быть более продуктивными и эффективными. В созданных ими компаниях прямо или косвенно работают миллионы людей здесь и по всему миру. Эти миллионы сотрудников используют свои доходы, чтобы обеспечить себя и свои семьи, и большинство, если не все, живут своей американской мечтой. Похоже, что основатели этих компаний и им подобных, пополняют средний класс этой страны, но не несут ответственности за его сокращение. Но они по-прежнему составляют 1% лучших.Я просто пока не понимаю, за что их «возмущать» или «ненавидеть».

Так что, может быть, они не платят свою «справедливую долю» подоходного налога, как предполагают отчеты, что мы можем возмущаться или ненавидеть их. Что ж, посмотрим. Согласно последним данным, опубликованным в Wall Street Journal за 2014 налоговый год, 83,9% всех собранных федеральных подоходных налогов были уплачены 20% получателей с наибольшим доходом. Следующие 20%, предположительно представители высшего среднего класса, уплатили 13,4% всех собранных федеральных подоходных налогов.Остается 2,7%, которые платили остальные 60% работающих американцев. Это связано с тем, что в США действует прогрессивная система подоходного налога, которая облагает налогом тех, кто зарабатывает больше по более высоким ставкам. Это облегчает налоговое бремя для тех, кто зарабатывает менее 79 500 долларов, и перекладывает его на тех, кто зарабатывает больше, но больше всего облагает налогом тех, кто зарабатывает более 134 300 долларов, вынуждая их нести 83,9% всех уплаченных федеральных подоходных налогов. Мне это кажется более чем «справедливым», поэтому я не понимаю, как мы можем возмущать их за уплату основной части налогов, которые правительство использует для предоставления множества услуг, которые большинство из нас считает само собой разумеющимися.

Теперь давайте посмотрим, что эта 1% -ая группа делает со всеми своими деньгами, не считая того, что ведет достойно зажиточный образ жизни. Они жертвуют огромные суммы на благотворительность. Они строят крылья над больницами. Они финансируют исследования, которые находят лекарства от болезней или новые технологии, которые помогают сделать нашу жизнь лучше. Взято прямо с веб-страницы Фонда Гейтса: «Руководствуясь убеждением в том, что каждая жизнь имеет равную ценность, Фонд Билла и Мелинды Гейтс работает, чтобы помочь всем людям вести здоровую и продуктивную жизнь.В развивающихся странах она направлена ​​на улучшение здоровья людей и предоставление им возможности вырваться из голода и крайней нищеты. В Соединенных Штатах он стремится обеспечить всем людям, особенно тем, у кого меньше всего ресурсов, доступ к возможностям, необходимым им для успеха в школе и в жизни ». Хммм! Я до сих пор не могу найти повода, чтобы возмущаться или ненавидеть эти люди.

Просто чтобы убедиться, что нет недоразумений. Я не утверждаю, что нет людей с неблагополучным достатком.И их, безусловно, следует очернять, но подавляющее большинство этих «высокооплачиваемых» на самом деле «отличники» и заслуживают накопленного богатства, и просто нет причин для обиды или ненависти к ним за их достижения. Это просто неамерикански.

Итак, в следующий раз, когда мы захотим оклеветать этих «однопроцентников», давайте вместо этого будем благодарны за креативность и видение, которыми обладали эти люди, а также за их способность объединять ресурсы и умственные способности для создания одних из самых динамичных компаний в мире.Давайте использовать их в качестве примера для каждого из нас, показывая нам, что даже имея скромные средства, как это делало большинство из них, мы можем достичь американской мечты и приобрести ее для себя, как они сделали для себя и миллионов других. .

Дуг Оби имеет более чем 30-летний опыт помощи людям в качестве финансового планировщика и консультанта по инвестициям и является автором книги « Деньги и состояние человека» . Обей также является успешным предпринимателем и владельцем бизнеса, который самостоятельно добился своего, который выступал в качестве финансового директора и советником многих других владельцев бизнеса.Узнайте больше о Obey по телефону http://www.dougobey.com/

Кремниевая долина — Центр высоких технологий Америки

Кремниевая долина — это , расположенный в южной части района залива Сан-Франциско. Изначально получил свое название от большого количества компаний, которые производили кремниевых чипов . Сегодня это общее название индустрии высоких технологий Северной Калифорнии.

Начало Кремниевой долины восходит к началу 20 века, когда военные и другие компании США начали эксперименты в областях радио, связи и электроники.Область также росла, потому что Стэнфорд и другие университеты и колледжи выпустили ряд студентов, интересующихся технологиями.

Одной из первых компаний, которая начала свою деятельность в Кремниевой долине, была Hewlett Packard. Компания была основана двумя выпускниками Стэнфордского университета в 1939 году. Сегодня HP является крупнейшей технологической компанией в мире, а управляет почти во всех странах мира.

После Второй мировой войны вокруг Стэнфордского университета был построен промышленный парк.Компании арендовали офисов у университета, а наняли студентов в качестве инженеров и ученых .

В 1950-х годах кремниевый транзистор был разработан , и многие компании начали двигаться в этом регионе. В 1970-х годах Силиконовая долина стала широко известным термином в Соединенных Штатах из-за компьютерных и программных фирм , которые были основаны в этом районе. Ежегодно создавалось около ста новых компаний. . .Такой рост на стал возможен, потому что людей смогли найти компанию, получить деньги и арендовать офисных помещения всего за несколько недель.

Среди известных компаний в регионе — поисковые системы Google и Yahoo !, производитель микросхем Intel, производители компьютеров и программного обеспечения , Apple и Adobe.

К 1992 году в Силиконовой долине на приходилось более 250 000 рабочих мест и более 40% экспорта Калифорнии. компаний начали вызывать специалиста из Китая и Индии, потому что требовалось все больше и больше ученых и инженеров в области высоких технологий.

Когда в 1990-х начался бум Интернета , появилось несколько новых так называемых dot.com предприятий , в том числе онлайн-аукционов eBay и других. Когда бум рухнул в начале нового тысячелетия , тысячи высокотехнологичных рабочих потеряли работу и не могли позволить себе высоких цен на жилье, производимых в этом районе.

Но даже после мирового финансового кризиса 2008 года Силиконовая долина остается одним из ведущих исследовательских центров и высоких технологий в мире.

Связанные темы

слов

  • счет для = быть частью чего-то
  • себе = если нет денег что-то купить
  • бум = рост или очень быстрый рост экономики страны
  • позвонить в = предложить работу
  • коллапс = развалиться
  • разработать = сделать впервые
  • точек.com enterprise = компания, работающая в Интернете, бизнес
  • нанять = дать работу
  • установить = установить, создать
  • поле = площадь
  • фирма = компания
  • найдено — основано = начало
  • выпускник = тот, кто закончил университет
  • рост = когда что-то растет или становится выше
  • местонахождение = местонахождение
  • производитель = производитель
  • тысячелетие = начало следующей тысячи лет
  • Интернет-аукцион = веб-сайт, на котором вы можете продавать вещи тому, кто предлагает самую высокую цену
  • работать = здесь: продавать товары
  • изначально = сначала
  • осталось = остаться
  • аренда = платить деньги за проживание или работу в доме или комнате, которые принадлежат кому-то другому
  • исследование = найти информацию о чем-то новом
  • ученый = человек, имеющий научное образование и работающий в лаборатории
  • кремниевый чип = компьютерный чип
  • подниматься = быстро подниматься
  • транзистор = небольшой кусок металла в радиоприемниках и телевизорах, который управляет электричеством

Кремниевая долина — не модель для Америки

Силиконовая долина, улучшившаяся благодаря недавнему IPO Twitter, сегодня во многих умах представляет собой край будущего американского будущего.Некоторые, как справа, так и слева, считают, что фанатики Долины должны реформировать нацию и правительство по своему имиджу.

Все чаще основным мемом Долины и его стимулами является то, что, как выразился один венчурный капиталист: «Нам нужно провести эксперимент, чтобы показать, как выглядит общество, управляемое Кремниевой долиной». Остальной части страны, как недавно утверждал этот венчурный капиталист Чамат Палихапития, необходимо признать, что «становится мучительно, очевидно, всем остальным становится ясно, что создание ценности больше не в Нью-Йорке, это больше не в Вашингтоне, а в больше не в L.A. Это в Сан-Франциско и в районе залива ».

Но действительно ли мы хотим, чтобы эти люди все контролировали? Нет, если мы вообще заботимся о конфиденциальности, социальной справедливости, восходящей мобильности и будущем нашей демократии.

В управлении

Давайте начнем с политической повестки дня Долины, которая все больше переплетается с политикой возглавляемой Обамой Демократической партии. В политическом толчке Долины пугает не ее идеология, которая не очень последовательна, а ее беспрецедентный потенциал доминировать в национальной политической повестке дня.

Джо Грин, бывший сосед по комнате основателя Facebook Марка Цукерберга и глава лоббистской группы FWD.us долины, ясно дал это понять в записке, просочившейся на политический сайт Politico. Грин утверждал, что «люди в сфере технологий» могут стать «одной из самых могущественных политических сил», поскольку они все больше «контролируют» то, что он назвал «путями распространения».

Некоторые либералы могут быть в восторге от перспективы иметь таких могущественных союзников, но не в том случае, если они сохранят хоть какую-то заботу, например, о гражданских свободах.Это не просто вопрос информирования людей, как это делают традиционные СМИ, но использование технологий для проникновения в частную жизнь каждого отдельного потребителя, в основном для экономической выгоды этих «людей в сфере технологий».

Похоже, нет никакого желания ограничивать их продолжающееся вторжение в частную жизнь людей. Facebook, например, недавно отключил ключевую функцию на своем веб-сайте, чтобы гарантировать конфиденциальность. Газета Huffington Post уже составила длинный список наиболее вопиющих нарушений со стороны Google.Поэтому неудивительно, что фирмы Кремниевой долины сыграли заметную роль в опробовании законопроектов, касающихся конфиденциальности в Интернете, как в Европе, так и ближе к дому.

Все чаще олигархи рассматривают инвазивные технологии как нечто свое божественное право, а также как источник неограниченной прибыли. Как сказал глава Google Эрик Шмидт: «Мы знаем, где вы находитесь. Мы знаем, где ты был. Мы можем более или менее знать, о чем вы думаете ».

Лица, уклоняющиеся от налогов

Возможно, более шокирующим для многих либеральных друзей людей из Долины является их отношение к уплате налогов.Здесь технологические фирмы, похоже, развили по крайней мере столько же навыков в манипулировании политической системой, как и финансовой системой. New York Times недавно назвала Apple «пионером в тактике уклонения от уплаты налогов», в то время как Facebook не платил налогов в прошлом году, несмотря на прибыль в размере более 1 миллиарда долларов. Со своей стороны, Google избежала выплаты 2 миллиардов долларов, вложив свои доходы в подставную компанию на Бермудских островах.

Хорошо, вы можете возразить, что технические специалисты Долины немного высокомерны, пренебрегают правами на конфиденциальность и жадны.Но компенсируется ли все это их выгодой для экономики? Сторонники технологической индустрии, такие как Энрико Моретти из Калифорнийского университета в Беркли, превозносят достоинства «технигенции», утверждая, что они являются ключом к растущей экономике. Это также общепринятая точка зрения обеих партий, как левых, так и правых, и во всех средствах массовой информации.

Тем не менее, за последнее десятилетие показатели создания рабочих мест в Долине далеко не превосходны. В период с 2000 по 2012 годы технологические компании Valley потеряли более 80 000 рабочих мест в высокотехнологичном производстве.Согласно оценкам Economic Modeling Specialists Inc.

, даже при нынешнем росте найма, занятость Кремниевой долины в областях, связанных с наукой, технологией, инженерией и математикой, все еще не покрыла все предыдущие потери.

Вы надеетесь, что ваш ребенок получит хорошую работу в Facebook или Google. Что ж, все чаще те, кого ищут работодатели Вэлли, не являются сыновьями и дочерьми американского среднего, а тем более рабочего класса. Недавнее исследование Института экономической политики левого толка указывает на то, что многие технологические компании Valley предпочли бы нанимать «гастарбайтеров», которые сейчас составляют от одной трети до половины всех новых сотрудников в сфере ИТ.Этих работников ценят отчасти потому, что они будут работать за меньшие деньги и не против жить в переполненных квартирах с завышенными ценами, как и коренные американцы.

The Valley защищает свое расширение рядов того, что индийцы часто называют «технокулинами», на основании предполагаемой критической нехватки квалифицированных рабочих в областях STEM. Но, как демонстрирует EPI, эта страна выпускает на 50 процентов больше выпускников в области информационных технологий каждый год, чем нанимается, поэтому предпочтение иностранных гастарбайтеров, похоже, больше связано с поиском более дешевых и более сговорчивых рабочих.

Что еще хуже, такие рабочие места в сфере технологий, создаваемые в Долине, открывают возможности только для узкой группы высококвалифицированных сотрудников или сотрудников с хорошими связями. Поскольку рабочие места в промышленности — основная составляющая рабочего меньшинства и среднего класса Долины — сократились, большинство новых рабочих мест в Долине, согласно анализу либерального Центра американского прогресса, приносят менее 50 000 долларов в год, что намного ниже того, что необходимо для прожить достойную жизнь в этом сверхдорогом районе.

Новый феодализм

Вместо того, чтобы быть маяком для восходящей мобильности, Долина все больше представляет собой высокотехнологичную версию феодального общества, где подавляющее большинство экономических выгод достается очень немногим избранным. В основном белые и азиатские технологи в Пало-Альто или Сан-Франциско могут праздновать неожиданные IPO, но заработная плата афроамериканцев и крупных латиноамериканцев в регионе, составляющих примерно треть от общего числа, фактически снизилась, отмечается в недавнем отчете совместного предприятия из Кремниевой долины. , что на 18 процентов для чернокожих и на 5 процентов для латиноамериканцев в 2009-11 гг.

Между тем, уровень бедности в округе Санта-Клара с 2001 года вырос с 8 до 14 процентов; сегодня один из четырех человек в районе Сан-Хосе частично занят, по сравнению с 5 процентами всего десять лет назад. Между тем, население округа Санта-Клара, пользующееся талонами на питание, выросло с 25 000 десять лет назад до почти 125 000 в прошлом году. Сан-Хосе, административный центр округа Санта-Клара, также является домом для крупнейшего в Северной Америке лагеря для бездомных, известного как «Джунгли».

Долина все чаще предлагает Америке экономическую модель, в которой доминируют сверхбогатые и, как правило, хорошо образованные, с ограниченными возможностями для представителей рабочего класса, женщин и меньшинств.Как недавно признал Рассел Хэнкок, президент совместного предприятия Silicon Valley, «Кремниевая долина — это две долины. Есть долина имущих и долина неимущих ».

Это очень далеко от того привлекательного места для среднего и рабочего класса, которое Долина представляла всего десять лет назад. Вместо этого Долина и ее городская пристройка Сан-Франциско все больше напоминают «закрытое» сообщество, где те, кто не имеет надлежащих академических знаний и доступа к венчурному финансированию, живут своего рода маргинальным существованием в переполненных жилищах или вынуждены ездить на работу. на удаленную работу в качестве слуг верхушки Долины.

Это исключительное будущее еще больше усиливается либеральной политикой дворянства — в отличие от традиционной социал-демократической политики — широко поддерживаемой руководством Долины. Вместо того, чтобы стимулировать рост в строительстве, логистике, производстве и других традиционных источниках занятости для среднего класса, руководство Долины обычно придерживается «зеленой» политики, которая ограничивает строительство домов в пригородах, повышает цены на энергию и иным образом делает невозможным для предприятий, способных предлагать лучше оплачиваемая работа синего воротничка или даже среднего звена.

Ничто из этого не говорит о том, что Долина не играет решающей роли в восстановлении американской экономики. Так же, как Уолл-стрит, Беверли-Хиллз или, если уж на то пошло, Ньюпорт-Бич, группы людей с хорошими связями и образованными людьми играют решающую роль в принятии рисков в инвестициях и инновациях, будь то технологии, финансы, мода или СМИ. Тем не менее, учитывая их опасное высокомерие, пренебрежение правами на неприкосновенность частной жизни, более низкие уровни соблюдения налоговых требований и минимальную способность создавать рабочие места для среднего класса, элиту Долины не следует рассматривать как высшие образцы для подражания, а тем более гегемонов Республики.То есть, если только мы не решили, что хотим жить в высокотехнологичной версии 21-го века сильно окостеневшего феодального общества.

Эта история впервые появилась в Регистре округа Ориндж.

Джоэл Коткин — исполнительный редактор NewGeography.com и заслуженный научный сотрудник по вопросам городского будущего в университете Чепмена, а также член редакционной коллегии Orange County Register. Он является автором книг «Город: глобальная история» и « Следующая сотня миллионов: Америка в 2050 году» .Его последнее исследование, «Расцвет постсемейства», широко обсуждалось и распространялось по всему миру. Он живет в Лос-Анджелесе, Калифорния.

Почему корпоративная Америка наконец-то приняла Кремниевую долину

Одна из причин того, что рост заработной платы в Америке остается неизменным, даже когда страна находится на полной занятости, заключается в том, что в крупных корпорациях сейчас занято больше американцев, чем когда-либо в последнем поколении. По данным Исследовательской службы Конгресса США, только около 30% новых рабочих мест в Америке создается крупными компаниями, но сейчас на них работают немногим более 50% американцев.Это в сочетании с упадком организованной рабочей силы и падением предпринимательства дало крупным работодателям значительные рычаги воздействия на заработную плату и льготы, которые они предлагают своим работникам.

В краткосрочной перспективе компании могут порадовать акционеров за счет сокращения затрат, замораживания заработной платы, перевода на периферию и аутсорсинга. В долгосрочной перспективе они должны вводить новшества и запускать новые продукты и услуги. Для большинства компаний из списка Fortune 1000 самый простой путь вперед — это приобретение стартапов, которые уже разработали и протестировали новые продукты или технологии.Крупные компании всегда проводили исследования и разработки, нанимали надежные продуктовые группы, выстраивали сложные цепочки поставок и операции, но изо всех сил пытались создать корпоративные инновационные программы, которые коммерциализируют продукты так же эффективно, как и внешние стартапы. Осознание того, что стартапы, университетские исследователи и краудсорсинговые решения могут решать определенные проблемы быстрее и дешевле, чем штатные эксперты, за последнее десятилетие привело к тому, что все большее число корпораций приняли принципы открытых инноваций и стали более широко думать о том, как они исходят. и приобретать инновации.

General Motors является ярким примером меняющегося взгляда крупных компаний на инновации, стартапы и корпоративную культуру. Десять лет назад руководителей GM часто парализовала неопределенность, связанная со стартапами и их технологиями. Они были обеспокоены продолжительностью стартапа по поддержке GM, когда клиенты часто оставляют свои машины в пользовании в течение десяти лет. Они были обеспокоены влиянием, которое неудачная технология может оказать на их бренд. И они беспокоились об интеллектуальной собственности.

В последние несколько лет GM выбрала совершенно иной подход. На конференции MIT Solve 7 мая th президент GM Марк Ройсс обрисовал несколько способов, которыми внешние партнеры становятся критически важными для продуктов, услуг и стратегии GM. Ройсс рассказал о видении GM «Нулевых сбоев, нулевых перегрузок и нулевых выбросов». Чтобы реализовать это видение, GM пришлось выйти далеко за пределы своей зоны комфорта. Несмотря на то, что компания, безусловно, обладает внутренним опытом, позволяющим сосредоточиться на нулевом уровне сбоев, одновременные цели нулевых перегрузок и нулевых выбросов требуют партнерства, сотрудничества со стартапами и обучения сотрудников GM.

Фото Адама Шульца / MIT Solve

В число шагов, предпринятых GM, входит спонсорство программы MIT Solve, которая решает глобальные задачи по сопоставлению инновационных стартапов с компаниями и спонсорами, сосредоточенными на тех же задачах. В рамках партнерства с MIT Solve GM привлек Refactored.ai для переподготовки своих сотрудников в области науки о данных; и с Livox для оценки невербальной коммуникации и автономных сенсорных экранов для своих автомобилей.GM также спонсировала MIT Solve Community-Driven Innovations and Circular Economy Challenge, чтобы определить местные и социальные инновации, которые будут поддерживаться в рамках его усилий по экономическому развитию и устойчивости в Детройте. По словам Кена Келцера, вице-президента по глобальным автомобильным компонентам и подсистемам GM, компания отбросила опасения десятилетней давности, приспособилась к скорости и технологическим изменениям стартапов и приняла изменение культуры и общих ценностей, которые исходят от партнерства с сообществами.В дополнение к партнерству MIT Solve, GM «вложила» штатного сотрудника для мониторинга и разведки технологий в Массачусетском технологическом институте и в районе Большого Бостона.

Мало кто наблюдал за изменением отношений между Кремниевой долиной, стартапами и корпоративной Америкой, как Джон Скалли, знаменитый бывший генеральный директор Apple Computers. Сегодня Скалли инвестирует и консультирует стартапы по всей стране, включая RxAdvance в области здравоохранения и Zeta Global в области маркетинговых технологий. Скалли оптимистично оценивает влияние платформенных технологий и стартапов в области наук о жизни.Однако он несколько скептически относится к роли, которую крупные корпорации могут сыграть в этом нововведении. Скалли подчеркнул, что организационная культура является ключом к успеху инноваций. За время работы в Apple и позже Скалли считает, что Кремниевая долина преподнесла бизнесу два важных подарка. Первой была инженерная культура Кремниевой долины 1980-х годов (в отличие от сегодняшней культуры знаменитостей). Во-вторых, важность небольших команд для достижения быстрых и прорывных результатов.Для Скалли проблема, стоящая перед корпоративными инновациями, заключается в том, что компании хотят создавать внутренние среды для стартапов без изменения своей культуры, за такими заметными исключениями, как IBM при Луи Герстнере и недавний успех Microsoft при Сатье Наделле. Во многих отношениях Скалли считает, что партнерство между корпорациями и стартапами станет еще более важным в таких новых областях, как искусственный интеллект — область, которая растет слишком быстро, чтобы крупная организация могла это понять.

Скалли вспоминает Кремниевую долину 1980-х и 1990-х годов как «эру создания инструментов» — когда компании производили инструменты и оборудование, необходимые для создания компьютеров и инфраструктуры, чтобы соответствовать закону Мура.Он считает, что сегодняшняя культура знаменитостей стартапов слишком одержима «разрушением», а не созданием полезных инструментов для общества. Эта точка зрения согласуется с точкой зрения ведущих экономистов, таких как Роберт Гордон, которые считают, что сегодняшние инновации менее актуальны, чем в прошлом. В области здравоохранения и наук о жизни Скалли видит, что старая модель Кремниевой долины продолжает жить — с инструментами создания технического сектора для улучшения ухода за пациентами с помощью аналитики, редактирования генов, микробиома и робототехники.

Несколько противоположную точку зрения, первоначально выраженную в их бестселлере 2004 года «Стратегия голубого океана», придерживаются профессора INSEAD Чан Ким и Рене Моборн. Они советуют крупным компаниям сосредоточиться на новых возможностях или голубых океанах, а не конкурировать в «красных океанах», где конкуренция жестока, и лучшее, что могла сделать компания, — это получить небольшую долю рынка. В своем обзоре 2019 года авторы утверждают, что компаниям следует более активно рассматривать неразрушающие технологии.По словам доктора Моборна: «Разрушение имеет значение. Но наше исследование показало, что сосредоточение внимания на разрушении лишает организации возможности найти еще один мощный способ внедрения инноваций и роста. Другой путь, который, по нашему мнению, является более важным, — это то, что мы называем творением без разрушения. Создание без разрушения происходит, когда вы создаете новый рынок там, где его раньше не было, поэтому не происходит вытеснения устоявшихся фирм или рынков. «

Примером, использованным Моборн и ее соавтором, является препарат-блокбастер Pfizer «Виагра».Они утверждают, что Виагра не нарушила другой рынок, а была творением, не нарушающим его. Это может быть правдой с точки зрения бизнес-стратегии, но очевидно, что Pfizer вложила сотни миллионов в научные исследования и разработки и клинические испытания, чтобы вывести Виагру на рынок.

Ким и Моборн также прокомментировали тот факт, что крупные компании приобретают стартапы в качестве предпочтительного средства внедрения инноваций и запуска новых продуктов и услуг. «Для нас идея о том, что крупные компании не используют и не задействуют творческий потенциал всех своих сотрудников на пути перехода от красного к синему океану, является крайне упущенной возможностью.Как показывает наше исследование, люди на всех уровнях гораздо более творческие и способные, чем использует большинство организаций. Чего до сих пор организациям не хватало, так это систематического способа привлечь это творчество и направить его на раскрытие возможностей создания рынка ». Безусловно, корпоративные ускорители и инновационные программы — один из способов раскрыть этот творческий потенциал.

Они продолжают писать, что «технология имеет значение, но не является определяющим фактором при создании коммерчески привлекательных новых рынков.Хотя новые технологии могут быть захватывающими и полезными, они не открывают новый рынок сами по себе. Новые рынки открывает то, что мы называем ценностными инновациями, когда инновация обеспечивает качественный скачок ценности для покупателей. Многие ошибочно считают технологические инновации и инновации синонимами. Но это не то же самое. Дело в том, что новые технологии не откроют новые рынки, если они не связаны с предоставлением огромной ценности пользователям.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.