Чего нельзя делать в тюрьме: Чего нельзя делать и говорить в первый день в тюрьме

Содержание

Чего нельзя делать и говорить в первый день в тюрьме

В стране, где половина сидела, а половина охраняла, выработался целый ритуал, который помогает новичку правильно поставить себя в тюремной камере

Подпишитесь и читайте «Экспресс газету» в:

Первые несколько часов в тюрьме могут как сломать судьбу человека, так и укрепить его положение в тюремной иерархии, помогая пройти испытание неволей. Законы «мест не столь отдаленных» сильно отличаются от тех, что действуют на воле, и порой поражают своей абсурдностью. Ведь даже безобидное слово «спросить» в тюрьме означает «привлечь к ответу». И таких разночтений, которые могут обернуться непоправимой ошибкой, очень много.

Почему нельзя здороваться за руку

Новичок, попавший в камеру, проходит ритуал «прописки». Немощному или возрастному арестанту сразу следует заявить, что он согласен платить в «общак». Так он попадет в самую массовую и безобидную касту «мужиков». А вот если вы ранее являлись сотрудником МВД или подозреваетесь в сексуальных преступлениях, лучше помалкивать.

Приветствие также имеет большую важность. Привычное на воле «Здорово, мужики!» может обернуться самыми неожиданными последствиями. В камере могут оказаться и профессиональные уголовники, и даже «воры в законе», не относящиеся к касте «мужиков». Считается правильным говорить что-то нейтральное, например, «салам аллейкум».

Кадр из американского сериала «Prison Break»

Попав первый раз в тюрьму, не спешите здороваться за руку с будущими сокамерниками. В местах заключения существуют касты, аналогичные индийской касте «шудр», — «петухи». Поздоровавшись за руку с таким человеком, вы автоматически сами станете «петухом», опустившись на самое дно российской тюремной иерархии.

О чем нельзя говорить

Для новичка, находящегося в нервном возбуждении от недавнего ареста, важно максимально сконцентрироваться, отвечая на вопросы ушлых зэков. Бывалые сидельцы постараются использовать нервное состояние «первохода» по максимуму, засыпав его провокационными вопросами. Делается это в том числе и с целью выявить «стукача». Ведите себя естественно, но расспрашивать сокамерников, за какие прегрешения они сами оказались за решеткой, категорически не рекомендуется.

Только в комедии со счастливым исходом легко подружиться со своими сокамерниками. Кадр из фильма «Дневник Бриджит Джонс: грани разумного», 2004 год

Пытаясь стать своим среди чужих, не болтайте лишнего, ведь в камере может оказаться специально подосланная полицейская «наседка». Сообщить свое имя, отчество и номер статьи, по которой попали под следствие, вполне достаточно.

Какие слова нельзя употреблять

Некоторые привычные в обычном мире слова употреблять в тюрьме категорически запрещено. Здесь ценятся осторожность и чувство собственного достоинства. Вместо «спасибо» рекомендуется говорить «благодарю». Слово «пожалуйста» меняется на выражение «по возможности».

Слово «обидеть» на жаргоне заключенных означает «сделать петухом». «Свидетель» превращается в «очевидца». Выражение «до свидания» также приобретает в тюрьме специфический оттенок.

Нецензурная лексика как для новичков, так и для закоренелых зэков находится под запретом. Матерные выражения в местах заключения являются маркером крайней агрессии.

Какие правила гигиены нужно выполнять обязательно

Привычный нам в обычной жизни туалет в тюрьме называется «парашей». В целях безопасности он ничем не огорожен. По написанным кровью зэковским правилам перед едой необходимо тщательно вымыть руки – так, как всех нас и учат в детстве. Не помоете – все вещи, к которым прикоснетесь, превратятся в «запомоенные».

И не вздумайте есть, когда ваш собрат по камере справляет естественные потребности! Кстати, бывалые зэки советуют сразу предупредить сокамерников об имеющихся у вас заразных болезнях. Следует понимать, что личная чистоплотность играет важную роль при определении вашего места в тюремном «табеле о рангах».

Грязнули в тюрьме называются «чушканами». Чтобы не перейти в эту касту, – держите одежду в чистоте и следите за состоянием тела, в том числе зубов и волос. Такие традиции не навеяны просмотром глянцевых журналов —  пресекается возможность быстрого распространения заразных заболеваний в замкнутом пространстве каземата.

Почему нельзя играть в карты и одалживать сигареты

Тузы. Источник: pxhere.com

В небогатом событиями изолированном мирке камеры даже нехитрые развлечения приобретают особую ценность. Но от игры в карты в первое время лучше воздерживаться. В криминальном кондоминиуме всегда найдется свой шулер. Особенно опасно участие в картежной игре «на интерес». «Интересом» для не подозревающего подвоха «первохода» является любая прихоть победителя.

Задолжавший арестант автоматически получает статус «проигранного» и лишается всех прав до погашения долга. Тот, кому задолжал несчастный, может потребовать совершить любое — от членовредительства до убийства другого зэка.

Сигареты и чай простые, но ценные в условиях заключения вещи, но одалживать их категорически не рекомендуется. Лучше отказаться, даже если вам хотят их подарить. Тот, кого вы считаете своим собратом по несчастью и другом, может в любой момент потребовать их обратно. Если немедленный возврат невозможен – готовьтесь выполнить любую просьбу одолжившего, в том числе и выстирать его носки или сделать уборку в камере.

Почему нужно ладить с сокамерниками

Тюремная решетка. Источник: pixabay.com

Даже если, не дай Бог, вам или вашим близким придется оказаться в подобной ситуации, не стоит сразу впадать в ужас. Новичков определяют, как правило, в камеру к таким же новичкам, или туда, где за соблюдением «понятий» следит зэк из «авторитетов», не допускающий беспредела.

Велик шанс и попадания в «маломестку» – камеру, где арестантов сравнительно немного. Вашими соседями будут попавшие в заключение из-за финансовых преступлений или автоугонов. И даже если вы не знаете всех зэковских правил, чувство собственного достоинства, спокойствие духа и умение ладить в коллективе помогут вам с честью выйти из непростого испытания.

Маша Молодцова «Конкретные мысли из тюрьмы в тюрьме»

Вместо предисловия. Недавно кто-то из правозащитников вспомнил о нас: «А как же зэки? Карантин по всем учреждениям: не достать еды, медикаментов, не выехать в больницу. Как они должны пережить изоляцию в изоляции?» Не волнуйтесь. Здесь рождается сила духа покрепче, чем нервы Чака Норриса. Спасибо, что вспомнили о нас.

* * *

Я сижу шестой год. Год из них — в тюрьме. Год в колонии общего режима. Два с половиной — в лечебно-исправительной колонии, уже год на поселении. Зазаборный мир, перевертыш, зеркало. Загляни и поймай кривизну. Обернись и стань камнем.

Бывает — идешь по улице, идешь, как всегда. И тепло, и закатного солнца лучи пробиваются розовым, и запах чего-то сладкого, цветов или пролитой на асфальт колы. Но холодным ветром пронизывает спину. Безвременье — весна еще не наступила зиме на горло. Но чувствуется — она крадется, дышит в затылок. Прелым дышит, листьями, хвоей, костром, холодным воздухом прямо в нежное тепло шеи, туда, где кромка волос. Накатывает вдруг: что, все просрано? или все идет своим чередом? Здесь надо себя убедить: нормально все, пойдет, переживем. Не обязательно вдаваться в подробности.

Не обязательно, но тянет. Тянет-пахнет смертью. Увядание. Возрождение. Змеями в голову лезут мысли о тлении, вспоминается формалиновое в густом аромате желто-красного. Зима пережитая. Перезимована медведем. Прихожу в себя, как роза-второгодка. Пущу лист. Пущу корень. Впитаю свет. Буду жить.

Я впитываю свет. Я мерзну. Трудно привыкнуть к другому климату. К другому, третьему, четвертому… Но к жаркому, конечно, проще. Спасают все эти прелести вроде океана и бананов. Здесь — другое. Ветра с Балтики пронизывают насквозь любой теплофайбер. Не снимать лето напролет пуховик — нормально. Но я мерзну. И, несмотря на это, ощущаю всей кожей в мурашках и ледяными пальцами: останусь здесь. Никуда больше не поеду. Это — финишная прямая.

Альтернативная охраняемая реальность, в которой обитают антисоциальные. Я расскажу вам про них чуть позже.

Я сижу шестой год. За это время можно стать железной. Завакуумировать чувства. Можно хорошо накачать пресс. Прочесть сотни книг. Научиться быстро выкидывать опарыша, попавшегося тебе в каше, и продолжать есть. Научиться играть в кости. Ходить строем, тая в голове план по взрыву вселенной. Не приобрести почти никаких полезных навыков.

За это время можно было бы родить четверых детей и одного уже отдать в большой спорт: теннис или фигурное. А лучше в бокс. Мой сын — боксер, и готов ввалить каждому, кто косо взглянет на его молодую, тинейджерского вида мать. За это время можно было бы получить еще одно образование. Только зачем? Бизнес какой-нибудь микро открыть и развить, свалить из страны, наконец, и эмигрировать в Гоа. Да можно было уже обжиться там и открыть русскую блинную. Отращивать волосы, наращивать навыки и знакомства, копить кредиты и долги, получать всякие бонусы от судьбы, подумать только, целых пять лет! Отличное было бы времечко. Но я сижу.

Можете мне не верить, но я уже в детстве знала, что окажусь в тюрьме. Я помню хорошо: освободился дядя. Ему не было и тридцати. И вот все разговоры в доме уже четыре года крутились вокруг тюремной темы, судов, передач, а тут он сам вернулся. И прибавились еще шутки о блатной романтике. Вот тогда-то у меня и возникла мысль, что мне тоже надо будет побывать в тюрьме. Мысль глупая, детская, подражательная, но искренняя. И в этом вся проблема. Искренние мысли и намерения, черт бы их побрал! Они воплощаются в жизнь.

Тогда мне было пять. Счастливое и безмятежное время, которое память хранит картинками, запахами, вкусами. Ири́с, куриный суп-концентрат, сливы, мороженое-стаканчик. Тина, костер, сушеная рыба, море, шорты, папина спина. Все это, как стало ясно постфактум, кусочки счастья. И как жаль, пятьсот тысяч раз жаль, что почти невозможно своевременно воспринимать их подобающе. Все обещаю себе, обещаю моментом наслаждаться, и снова себя обманываю. Не наслаждаюсь. Хотя нет, кажется, здесь у меня начало получаться.

Ладно, раз уж начала о детстве, то дам пару штрихов для затравки: вдруг здесь фрейдисты в зале?

Мне 4: я влюблена в мальчика Костю из детского сада и не даю ему прохода. Все время сажусь на соседний микростульчик, в туалет провожаю. Сейчас он музыкант, не вызывает у меня никакого сексуального желания.

Мне 10: у меня подруга Ксюша и мы воруем шоколадки на кассах магазинов. Просто потому, что нам мало. Потому что эпоха потребления наступила и встала на горло. Потом мы воруем деньги. Нам опять мало. Деньги мы тратим на кино, джин-тоник, сигареты и чипсы. Мы веселы и беспечны.

Мне 13: меня выставляют из школы. Это не очень приятно, но в целом интересно. Новые эмоции. Я ими питаюсь. Весна, короткая юбка, горечь сигарет, скуренных в школьном туалете на губах, мамины духи на теле. Я расцветаю, я стремлюсь скорее прожить, совсем не умею наслаждаться. Я бегу, бегу и никак не успеваю.

Мне 16. По паспорту — 18. По виду — 21. Мне продают алкоголь и сигареты, меня пускают в клубы. Зря. Я получаю работу: крутую взрослую работу на «Мосфильме». Я покупаю себе новые кеды, джинсы и плащ. Я курю гашиш. Я влюбляюсь и играю. Есть такое выражение: он слишком рано начал. Говорят же так? Я слишком рано начала. Где-то там, где должна располагаться душа, в районе солнечного сплетения, у меня стоит комок. Не сглатывается. И только отрыжкой со вкусом колы: мало, мало, быстрее, это еще не все удовольствия.

Детство кончилось. Фрейдисту не к чему подкопаться. Хотя постойте… Две неудачные попытки изнасилования на улице. Первый сексуальный опыт, второй, третий. Много препаратов, изменяющих сознание. Детство не кончилось. Оно продолжается. До сих пор.

Самоощущение — сложная штукенция. Я точно знаю, что моя мама, которой 57, мой отец, которому 62, и бабушка 78 лет — все ощущают себя точно так же — первым впечатлением осознанного восприятия. Я спросила на днях у бабушки по WhatsApp, как она себя чувствует. Она ответила чуть погодя: не спрашивай меня об этом. Конечно, хреново, но я не хочу об этом вспоминать. Самоощущение не соответствует физическому ощущению. Ты один раз осознал себя и больше от этого уже никуда не денешься. И если ты чувствуешь себя в двадцать стариком, то у тебя большие проблемы, и их уже не решить. Вот мой сын восьми лет, он еще не познал этого. И хотелось бы, чтоб он осознал себя крутым парнем с кучей возможностей, но это уже — как карта ляжет.

Детство не кончилось. Детство — это и есть жизнь. Оно заканчивается только в точке смерти. Срезанный цветок. Сгнившее яблоко. Труп мартышки. Вот что выходит из всего этого потом. А пока: летят крылатые качели. Битые коленки, ссадины на локтях, искусанные губы, сыпь, следы от зеленки на одежде — все эти приметы инфантильного рассудка.

Я сижу шестой год. Мне еще сидеть пять лет. Это десятилетие, вырезанное из жизни (не вычеркнутое, нет), как в Photoshop, и как бы перенесенное на другой фон. Цикличность сменяющихся диафильмов. Слайды дурного качества против фотографий на крутой Canon. Если ты хороший фотограф, ты постепенно улучшишь качество фонов, уберешь лишние элементы, настроишь резкость.

Я настраиваю резкость, яркость, контраст. Я улучшаю. Но для этого нужен стиль. «Жизнь в стиле» эко, fun, хюгге, соло, минимализм. Это все, что предлагает Google при вводе этого поискового запроса. Жизнь есть сон, анализ, страдание. Надо жить, надо жить у моря, мама, надо просто жить. Когда не с кем поговорить, можно завести диалог с поисковиком. С псом. С жуком, ползущим по подоконнику через лужу липкой жижи. Только б не с собой. Потому что внутренний диалог — это атавизм. Его надо отсечь, изжить. Жизнь есть анализ / жизнь есть сон. Две грани последовательного восприятия. Я давно перестала беседовать с собой. Этот голос пришлось заткнуть. Он не хотел затыкаться, хотел звучать, подсказывать, переживать. Он требовал считаться с мнением других, он звал мириться, смиряться, выяснять. Я велела ему заткнуться. Я больше не анализирую. Только описываю, как приключенческие байки.

Теперь я двигаюсь по наитию. Черт, и нравится мне это слово… наитие! Как «чары» или «заклятие», но точно какие-то колдовские заморочки в основе.

Я смотрю на свои руки. Я знаю, что они мне не снятся. Они достаточно миниатюрные, желтые, индейского такого оттенка кожа (помните, у Кизи — индеец-великан? у меня такая же кожа, как у него) — руки безвозрастного человека. Короткие аккуратные ногти, ссадины на костяшках правой — как от удара в стену сгоряча. Моим рукам три сотни лет или даже четыре. Они перебирали рис на полях под лучами палящего солнца. Они писали на пергаменте при свече. Их стискивала веревка. Они исполняли симфонии, мягко ложились на клавиши. Они сейчас стучат по клавиатуре, набирая текст, холодные и сухие. Хорошо, что есть возможность это делать, потому что в противном случае изоляция грозит деградацией.

Когда находишься в изоляции, будь то закрытая комната, тюрьма или убежище, все равно начинаешь так или иначе себя анализировать. Что привело сюда? Что сделано не так? Что надо сделать, чтобы изменить ситуацию? Но если тебе предстоит быть в изоляции долгое время, годы, то происходит следующее: сначала ты не веришь. Впрочем, обо всем этом в своем «Архипелаге» уже когда-то рассказывал Солженицын, так что я просто делаю ссылку, читайте первый том. Ты не веришь, что попал сюда. Что больше не будет ночных клубов с заблеванным холлом, разгона до 220 км по МКАДу, паленого вискаря у подъезда, любви с первого взгляда, туфель на каблуке. Временно, но не будет. Так долго, что с этим надо реально свыкнуться.

Следующий этап — отрицание. Я не буду привыкать, чтоб система не проглотила меня. Не дам затянуть себя в эту трясину. И вроде держишься в стороне, стоишь как-то даже особняком, но вот ты уже перенимаешь жаргонные словечки, вот ты уже плюешь коротко через зубы на асфальт. Вот ты уже боишься сказать по совести и вслух, а вдруг услышат, доложат, передадут? И постепенно ты становишься одним из всех, тянущих лямку, влачащих существование свое в людском стаде, ряженых в одинаковые робы, с лицами печальными, как проталины по весне.

Лет через пять приходит понимание того, что надо бы это принять. Просто принять, как данность, как известную величину в задаче. М. надо пробыть в пункте А 10 лет. Если М. будет хорошо себя вести, то М. может пробыть в пункте А чуть меньше — 7,5 лет. Что нужно сделать М., чтобы вести себя хорошо? Заткнуться. Закрыть рот на замок и спрятать гордость в карман. Лишние слова и попытки разобраться по справедливости приводят к печальным результатам. Лучше б помалкивать да обзавестись неложной скромностью, дабы не вызвать праведного гнева власть предержащих на свою нечесаную голову. Но здесь опять сложность. Молчать — трудно. Гордость — выпирает. Скромности — ни на йоту не прибавилось. Маска. Единственный вариант — надеть маску. И уже из-за нее, через прорези глаз узкие выглядывать верный путь. Хорошо, что мне хоть выглядывать ничего не приходится, я иду интуитивно, я иду на Восток.

Мне тридцать два. Я приехала сюда прошлой весной. Когда выезжала из зоны, была лютая зима: сугробы ростом с великана, мороз и солнце, трескучая походка по свежему насту, но пока ехала, наступила весна. Всю дорогу в казенном автозаке меня тошнило. Справа от меня лежал рулон «пятикопеешных» пакетов, а по левую руку — коробочка с монпансье. Впрочем, ни то, ни другое меня не спасло. Каждый толчок и колдобина выплескивались желтой желчью на колени джинсов. После трех часов беспрерывной тряски мы наконец приехали. В машине было человек восемь зэков. И никто никогда еще не был в подобном заведении. Мы проехали через ворота, припарковались возле какого-то здания, и нас стали выпускать. Аллея, обсаженная туями, розовые кусты, какие-то волонтеры с бейджиками на груди — где я? Это похоже на свободу. Но это не она. Лишь иллюзия. Свобода — условна. Поселение обнесено прозрачной границей — забором из сетки-рабицы. Они видят нас, мы видим их. Но ее не перейти.

Я смотрю на свои ноги. На носы серебристых кроссовок — все в мелкую дырочку. На линолеум под ними. Эти ноги не раз гудели после долгой дороги. Они хлопали по пыльным бокам лошадей и натирали до блеска паркет танцевальных зал. Они крупные, с круглыми ногтями, с ожогом от выхлопной трубы байка на щиколотке. Они отплясывали на песке и в темноте, шли сотни километров, бежали прочь. Теперь они идут по черному асфальту куда-то вперед. Я знаю, что мне это не снится. Я знаю, что кончился страшный период, что грядет что-то новое, чистое, красивое. Мои ноги, как ноги хоббитов, не чувствуют боли через толстую кожу подошв. Тонкая сетка бордовых вен взбирается вверх по икре, выше, выше, покрывая кожу замысловатым узором.

Первые дни я много ходила. Очень-очень много ходила. Мне вот ничего не надо было, ни хлеба, ни зрелищ, да вообще хоть хлебом не корми, дай походить. Кругами. Но никакого ощущения замкнутости. Поле, лес, травы, солнце — что еще может быть нужно, чтоб чувствовать в груди загоревшийся огонек счастья? Потом я ходила все лето. Пока темнота не спускалась на землю, пока не проходила последняя проверка на закатном плацу, я вышагивала кругами, одна или с компаньоном, а то и с целой компанией. И все эти шаги были — как прогулка по сочинской набережной, как променад по каннским ковровым, как пробежка по утреннему Риму с плеером в ушах или даже лучше. Намного лучше. В памяти живыми еще химерами вставали заборы и запретная зона, сетка и колючая проволока, овчарки и автоматчики, но они миражами проплывали назад, как бабушки с пирожками на перроне в Мелитополе, и оставалась я. Сама. Одна. Не по приказанию. Не по распорядку. Не по чьему-то желанию, а сама, одна, идущая вперед. Я щипаю себя за запястье. Нет, не снится. Больно. Не снится.

Я стою. Смотрю на свою тень, которую я отбрасываю, бледную, будто нехотя. Тень залегла на пожухлой траве. Она подсвечена бледными лучами солнца. Под пожелтевшим кустом шиповника резвится котик. Он ловит невидимую мышь, потом играет с собственным хвостом. Он черно-белый. Видит вялую бабочку, которая проснулась где-то в помещении, обманутая отоплением, и вылетела на осеннюю улицу. Кот прижимается к земле, прыгает, пытается поймать бабочку, но ее мертвой грации хватает на то, чтоб легко упорхнуть. Моя тень бледная, утренняя.

Утром больше всего энергии. Как у котика. Можно думать, писать, работать, резвиться. Утром можно заниматься любовью и чувствовать себя большим, красивым и молодым. К вечеру мороком, туманом затягивает окрестности, и в них ты уже какой-то потрепанный, плетущийся, уставший. И только котик продолжает резвиться в траве, гоняя призрак мыши.

Утро, семь. Зарядка. Медленно выползают на улицу заспанные зэки. Я знаю каждого в лицо, меня знает каждый по имени. Играет дурацкая музыка, оглашая лес глупыми звуками. Я достаю наушники, выбираю трек, нажимаю play. Гулко лопается тишина, образованная вакуумом наушников в ушных раковинах. Пам, пам, пам-па-па-па-па-па-пам. Пам-па-па-па-па-пам. Железные басы проникают под кожу, выбивая из-под нее крупные мурашки. Музыка — вот мой наркотик. Музыка — меняет реальность, меняет сознание, позволяя вдруг почувствовать эмоции и удивляющую бодрость. Играет выбранный трек, жесткий бит, 320 bpm, металлический лязг, глухой бас, ускорение. Звуки проникают глубоко в уши, несутся по нервным окончаниям к мозгу, настраивают его на волну.

Уличный воркаут. Холодные брусья. Холодное железо. Свет одинокой лампочки под навесом. Вокруг — серая темнота. Размяться, скинуть кофту и остаться в одной футболке в разреженном свете утра. Холодные прикосновения к металлу будят, тормошат. Мышцы постепенно разогреваются, кожа теплеет, музыка играет. Вокруг — ранние пташки, которым тоже приятно взорвать первые минуты после пробуждения движением. При каждом поднятии корпуса на брусьях становится на секунду видно светлую столовую, из окна которой доносится густой запах каши. Люди за столами едят яйца, едят манку, мажут хлеб маргарином, пьют дешевый сладкий чай.

Восемь часов. Ободранные метлы метут прошлогодние листья. Я тоже мету вместе со всеми. Хлясь-шшшш, хрясь-шшшш, хшшш, хшшшш, хшшшш, хшшшш… Ветер кружит листву в легком ненавязчивом танце. Приятно вдыхать холодный аромат весны. Приятно строить иллюзии того, что все начнется заново. Бетонные плиты дороги, так напоминающие о вертолетном поле, о взлетной полосе, о взлете и падении. Коты вальяжно гуляют по дороге. Хотелось бы быть как коты: гулять, грызть рыбу, что подадут добрые руки, нежиться на коленях и чтоб чесали за ушком. А надоело — убежал, вильнув слегка задом и хвостом.

В аквариуме в столовой жили три рыбы, три больших красивых рыбы. Я не знаю их названия, но сказала бы, что они — золотые. Ярко-оранжевые, с блеском. Это две. И одна блестящая белая. Сначала первая рыба покончила жизнь самоубийством, выбросившись из аквариума на пол. Через несколько дней вторая якобы умерла, съев червяка. Но мы-то с вами знаем, что просто жизнь в неволе была им невыносима. Но рыбы слабые. И крысы, что первыми бегут с корабля. А мы — сильные. Чем бы нас ни травили — мы выжили. Мы выживем. Мы будем радоваться жизни, ибо это главный прокачанный скил наш — умение радоваться жизни.

Полдень. Солнце пробивается сквозь потолок туч. Плотная завеса, но лучи все равно проходят. Лезут в глаз. Заставляют щуриться. Улыбаться. Я иду и улыбаюсь. Улыбаюсь человеку, который мне приносит радость. Улыбаюсь собакам, валяющимся на асфальте. Улыбаюсь завхозу столовой, огромному детине, и хлопаю его по руке. Улыбаюсь клейким макаронам и жидкому супе. Можно скорчить рожу, гримасу недовольства, но внутри — все равно живет улыбка и живет радость. Точно нет ничего невозможного.

Есть такая теория: вселенная и время бесконечны, значит, любое событие неизбежно, даже невозможное. Но что такое событие? Событие ли — перестать бояться смерти? Для меня это настоящий праздник. Помню: метро, какой-то конец оранжевой ветки, и я медленно пробираюсь к центру. Вдруг, ни с того ни с сего, где-то посреди игры на планшете в нарды накатывает страх. Я чувствую его вкус, но еще не могу взять в толк, что он такое. А когда понимаю, то моментально начинает не хватать кислорода, и на первой станции я выбегаю на перрон. Дышу. Страх смерти. Вдруг — страх того, что родители умрут. Что их не станет, и одиночеством начинают от одной мысли об этом наполняться глаза, рот, ноздри, одиночество уже вытекает из ушей и хлюпает в кроссовках. Я звоню отцу:

— Пап… пап, ты только не удивляйся, но вот я в метро, и на меня вдруг накатил страх смерти…

— А, ясно, — отвечает спокойно, — это бывает… паническая атака.

— Пап, но мне вдруг стало страшно, что вы умрете…

— Маш… Да все умрут! Не ссы…

Я смеюсь.

— Спасибо, паааа! Я люблю тебя… Пока.

Теперь я вдруг поняла, что я не боюсь смерти.

Почти полная луна освещает полуразрушенную ферму призрачно, создавая световую палитру тайны. На небосводе сотни звезд. Стоит только поднять голову. Эй, смотри, сколько звезд! Ну посмотри! Как это так, лень поднимать голову? Вот видно Большую Медведицу… А где эта маленькая мерцающая дичь — микромедведица? Она такая яркая и такая маленькая, как рассыпанные прозрачные бусины, сверкающие в лучах свечи. Мы идем по дороге из плит, то и дело попадая ногами в какую-нибудь выбоину или трещину. Подмерзшая земля стала твердой, острой. Мороз пробирается под одежду, как вор. Он ищет лазейки, маленькие тонкие щелочки между слоями ткани и пролезает: за воротник, в рукава, сковывает пальцы льдом своего дыхания. Мороз живой и все вокруг — живое. Лес шепчет, трава хрустит, где-то воет собака. Живой воздух, живое небо, живые облака. Звезды собираются в толпы и хороводят, распевая неведомую прекрасную песнь. Бараны за тонкими стенами фермы блеют коротко и печально. Вдыхаю мороз, заполняя им ноздри, легкие, и чувствую себя тоже… живой.

Бывает, что не замечаешь, как летит время. Вот, кажется, только-только кончилось лето, минул буквально миг, а землю уже накрыла своей пуховой шалью бабка-зима. Она села на лавочке возле парадной и лузгает крупные черные семечки, собирая шелуху в морщинистую ладонь. А вот уже весна, с плеером, веснушчатая, выходит из подъезда, пинает ногой смятую обертку, смеется заливисто.

Я выхожу вслед за ней. Я иду медленно, боясь растерять тепло, которое так и хочет выскользнуть из-под одежды. Чтоб не замерз живот, в котором живет маленько лето, теплое, но еще совсем беспомощное. Оно ничего не знает о том, что творится вокруг. Что нельзя достать еды, что купить витамины для мам — целая эпопея, блокбастер. Я смотрю на рябиновый закат, который не напишешь никакими красками. Мне тридцать два. Я для чего-то топчу землю уже много лет. Я не спрашиваю о смысле, не спрашиваю о предназначении. Я смотрю в твои глаза, в их серую голубизну, отсылающую к глади озер. Я не вижу страха в твоих глазах, и поэтому я не боюсь больше смерти. Папа, алло, слышишь? Я не боюсь больше смерти…

— Маш, не гони, мы все умрем. Ну, это неизбежно, как ночь… как конец истории.

Мерзнет земля под подошвами кроссовок. Немеют руки, скованные холодом. Горят щеки, словно кто-то ущипнул больно. Я чувствую жар дыхания на своей шее. Чужого дыхания, которое не сразу отличишь от своего. Сильные руки обхватывают и сжимают, как куклу, поднимают вверх, вскидывают, запускают ввысь… Я лечу. Я совершенно не боюсь упасть. Остался один лишь страх — сделать больно. Я лечу к микромедведице быстро-быстро, раскинув руки-крылья. Когда-нибудь я до нее долечу, но не сегодня. Падение — как маленькая смерть или как пробуждение от сна. Я падаю и не ударяюсь об землю. Я падаю и не чувствую боли. Тюрьма-анастезия. Замороженные люди, которые растают по весне и возродятся, пустят лист, станут прекрасными чайными розами.

Все, что я вижу, уже когда-то было: мелькало-мерцало в сознании. Я знала в пять лет, что окажусь в тюрьме. Я знала, что полечу на Восток и влюблюсь в тяжелый воздух индийских городов, что встречу много любви и много презрения, что буду жить где-то вдали от цивилизации, за семью печатями, спрятанная от многих глаз. И теперь, когда оно происходит, вспышки флэшбэков то и дело озаряют глаза своим северным сиянием. Все, что я вижу, — ожившие слайды, отпечатки которых застыли когда-то в моих глазах. Все, что я вижу, — существует. И если видеть радостно, то оно окрашивается в яркие цвета, пестрит и блестит новогодним подарком, а если смотреть печально — кроваво-красным заливается монохромный пейзаж, и темнота гнили расползается по холсту огромной черной дырой. Я смотрю весело. Я смотрю смеясь, заливаясь дерзким хохотом, я валяюсь на ледяной земле, схватившись за живот, содрогающийся от спазмов смеха. Это смеется во мне новая жизнь, смеется над страхами, над тем, что она — вопреки.

Черно-белая пленка расцветает сочными фруктовыми красками: алычой и виноградом, хурмой и клубникой. Улыбаются лица, удивляются брови. А я катаюсь по земле, заливисто смеясь, как дворовый ласково-веселый пес. Потому что родилась любовь. Ее первый крик прозвучал звонко и весело, как лай. Как капель. Как песня на максимуме в наушниках. Как шаги по волшебной долине, гулкие и быстрые. Кха-кха-кха-кха-кха. Вертится у меня внутри маленькая жизнь. Кха-кха. Вокруг сотрудники ФСИН в масках и перчатках. Ха-ха. Всюду жизнь, всюду жизнь…

А смерти больше нет.


Автор о себе

Родилась в Москве в 1987 году. Училась в Московском педагогическом государственном университете им. В. И. Ленина, затем в Литературном институте им. А. М. Горького на кафедре прозы под руководством писателя Павла Басинского.

Несколько лет трудилась для кинопродакшена. Затем копирайтер. Прозаик. Публиковалась в журналах «Литературный оверлок», «Литературная учеба», «Октябрь», «Сибирские огни».

Бывала в многочисленных жизненных передрягах, которые отложились в писательском опыте.

Выживание в тюрьме: чего ни в коем случае нельзя говорить или делать

Самым тяжелым временем в тюрьме человек, впервые туда попавший, без колебаний назовет первую неделю. Он, доселе не имевший представления о тюремных законах, должен будет за это время не только привыкнуть к окружающей обстановке, но и принять существующие правила и новый собственный статус. Ему нужно будет с первого шага в камеру зарекомендовать себя так, чтобы первое впечатление о нем негативно не отразилось на его дальнейшем пребывании в месте заключения. Поэтому лучше заранее поинтересоваться, каким правилам поведения стоит следовать, чтобы не настроить против себя обитателей тюремной «хаты».

Первые шаги

Заходя в камеру, нужно как можно отчетливее по-мужски поздороваться: «Здорово, народ!» (или «пацаны»).

Определяющемуся в камеру выдают матрац, который нужно, входя в камеру, бросить на пол подальше от унитаза.

Не нужно спешить протягивать руку для приветствия (жать руку в камере можно не всем).

Ни в коем случае нельзя «понтоваться», пытаться выглядеть матерым, видавшим виды «зк», все равно со временем вашу неопытность «раскусят», поэтому лучше вести себя естественно.

Нужно просто признаться сокамерникам (без «понтов», но и без чрезмерной вежливости), что вы не знаете тюремных правил, но готовы с ними считаться, если вам подскажут уважаемого человека, который и расскажет вам о принятом в камере порядке. Уважаемому опытному человеку – смотрящему, к которому вас направят соседи по камере, обычно принадлежит расположенная у окна нижняя койка.

Ни в коем случае не врите в разговоре со смотрящим или другим опытным человеком, не старайтесь казаться осведомленным, за наивные вопросы вас не осудят, а вот всплывшая ложь навсегда может испортить вашу репутацию.

Ваш неподдельный человеческий интерес к тюремным правилам (но не заискивание!) могут вызвать симпатию окружающих, поскольку покажет вашу готовность жить по принятым здесь правилам.

В случае расспросов о прежней жизни лгать тоже не рекомендуется, за исключением тех случаев, если до заключения вы работали в полиции, были служащим МВД или осуждены за педофилию или извращения.

К служившим в армии не относятся, как к изгоям, но и особого почета в камере им ожидать не стоит.

Сокамерники могут задавать вам самые неожиданные и, может быть, не всегда удобные вопросы и на них нужно отвечать с известной долей осторожности, так как слова, свободно сказанные вами на свободе, в условиях заключения могут иметь совершенно другой смысл. Поэтому, чтобы из-за неосторожного слова не быть неправильно понятым или не создать у заключенных неверное мнение о себе, лучше проявлять в разговорах сдержанность. Слова, произнесенные заключенным, приравниваются к совершенным поступкам и так же строго судятся.

Могут, например, спросить, приходилось ли вам общаться с бывшими заключенными, нужно отвечать правду, но не называть имен.

Очень осторожно следует отвечать на вопросы типа «Кто ты по жизни?» Если вы попали в заключение по политическим мотивам, скажите «политический», нет – скажите, что и сами еще раздумываете над этим вопросом. Когда заданные вопросы не касаются лично вас, на них можно не давать конкретных ответов, можно сказать «не знаю», а если спросят о каком-то конкретном человеке, вежливо ответьте, что можете отвечать только за себя.

Можно на неудобный вопрос ответить уклончивой, но не обидной для собеседника шуткой. Остроумие и чувство юмора в тюрьме ценятся, но и здесь нужно проявлять мудрую осторожность.

В каждой камере чаще всего по договоренности существуют запретные и открытые темы для разговоров. К открытым относятся политические взгляды, искусство, экономика, если они не затрагиваются в контексте с тюремной жизнью. О запретных темах вас, скорее всего, поставят в известность с первых же дней пребывания в камере.

Заключенные стараются придерживаться традиций интернационализма. Может случиться, вас спросят, как лично вы понимаете значение этого понятия, на что желательно ответить, что часть слова «национал» означает только духовную общность народа страны. В то же время расистские идеи в тюрьме запрещены.

Помните, ваши соседи по камере лучше любого психолога понимают, что именно в разговоре можно лучше узнать человека, они будут даже не столько слушать, сколько наблюдать за вашими действиями, поэтому старайтесь не избегать общения, вести себя естественно и быть самим собой, особенно если вы новичок. Обычно новички, находясь в чрезвычайном возбуждении от произошедших в их жизни событий, могут охотно и много говорить о себе, не всегда контролируя сказанное. И опытные сидельцы стараются именно в этот время как можно больше узнать о человеке (главное – не «стукач» ли он).

В тюремном этикете принято обращение на «ты» даже с теми, кто старше и авторитетнее остальных, позволительно употребление прозвищ и уменьшительных форм имен.

Очень важна вежливость. Она не должна быть заискивающей, но доброжелательное отношение, честность и добрые поступки не останутся незамеченными и обязательно вернутся сторицей. Всемерно старайтесь учиться понимать находящихся с вами в одной камере людей, находить с ними общий язык. Однако принятые в гражданском мире слова вежливости лучше заменять принятыми именно в тюрьме синонимами. Например, вместо «спасибо» – «благодарю» или «признателен», вместо «пожалуйста» – «по возможности».

Старайтесь вежливо, но твердо отказываться от предложений «сыграть на интерес» несмотря даже на стопроцентную уверенность в выигрыше. Одно дело – игра на воле, другое – в заключении, как раз в этом случае шулерство и обман приветствуются. А обыграть профессионального шулера или обоснованно уличить его в обмане вряд ли удастся. Так что лучше не играть вовсе, чем сделать невыносимой свою жизнь в камере из-за неоплаченных карточных долгов.

Не стоит без крайней нужды пользоваться мобильным телефоном, ведь нужно будет оплачивать разговор и класть некоторую сумму в «общак».

Ни в коем случае не берите из «общака» больше средств, чем вы сможете внести. За невыполненные обещания рано или поздно придется расплатиться.

Никогда не обещайте заведомо невыполнимых вещей (крупные вложения в «общак» и т.п.).

Не набирайте долгов, ни денежных, ни каких бы то ни было. Тюремные законы признают только игровые долги.

Примеры опасных слов

Есть в тюремном лексиконе такие слова, употребление которых может грозить даже опасными для жизни последствиями, поскольку значение обычных слов здесь обрастает своими неординарными понятиями. Рассмотрим некоторые из них.

«Спросить» – одно из самых опасных слов, которое могут использовать для провокаций. По мнению заключенных, в тюрьме нужно не спрашивать, а интересоваться. А «спрашивать» в тюрьме – значит привлекать к ответу или за что-то наказывать.

Нельзя употреблять слово «обидеть» и все однокоренные с ним слова. Слово «обидеть» в криминальном мире означает «опустить», поэтому в тюрьме его произносить не следует.

Нельзя говорить «свидетель», лучше заменить синонимом «очевидец».

Еще раз о «спасибо» – лучше сказать «благодарю» или «от души».

Опасно слово «докажу», в ответ могут сказать: « Ты что, из законников?» Лучше говорить «обосную».

Нельзя говорить «до свидания» и многие другие вежливые слова, которые можно долго перечислять.

Тюремная гигиена

Даже справлять нужду в тюремной камере нужно уметь вежливо. Обычно каждая камера оснащена гигиеническим уголком, где находятся унитаз и раковина. Обитатели камеры часто стараются отгородить его от остального пространства камеры занавесками, которые, конечно, не могут помешать распространению звуков и запаха, но создают хотя бы визуальное ощущение уединенного места. Именно поэтому во время проверок работники охраны срывают самодельные занавески, чтобы заключенный в полной мере ощутил «недомашнесть» окружающей обстановки. Но делается это также из соображений безопасности – чтобы в уединенном пространстве никто не пробовал вскрыть себе вены или удавиться занавесочной веревкой.

По тюремному этикету после посещения туалета необходимо как следует мыть руки. Мытье рук в арестантской среде носит почти ритуальный характер: если руки прикоснулись к гениталиям и не были вымыты, не только руки, но и все предметы, которых они касались, считаются «запомоенными» или «зафоршмаченными». Пожавший такую руку арестант становится «обиженным», а не вымывшему руки неряхе могут без пояснений «влепить» кулаком (особенно если это происходит не впервые).

Когда кто-то из сокамерников справляет нужду, никто в камере не должен пить или есть. Даже если в этот момент во рту оказалась конфета, она признается «грязной», и ее нужно немедленно выбросить.

И наоборот, если в камере едят, посещение гигиенического уголка запрещается, за исключением случаев в слишком больших (иногда 50 и более человек) камерах, где чисто физически сложно придерживаться таких условий.

Основное правило, которого стоит строго придерживаться в тюрьме, это не лезть на рожон и не идти против принятых ее обитателями правил.

 

Силовики рассказали подробности о «подземной тюрьме» в Ленобласти :: С.-Петербург :: РБК

Фото: Жукович Михаил/PhotoXPress.ru

Глава Следственного комитета России Александр Бастрыкин потребовал подробный доклад о расследовании уголовного дела, связанного с обнаруженным под Петербургом бункером, похожим на «частную тюрьму». Об этом сообщается на сайте ведомства.

Ранее петербургские СМИ сообщили о бетонном бункере площадью 200 кв. м, который нашли во Всеволожском районе Ленобласти. После резонанса, которое вызвало данное сообщение, вход в подвальное помещение засыпали песком. По информации СК РФ, это было сделано на основании обращения собственника строения в местную администрацию.

Издание 47news успело сделать фотографии объекта. На них можно увидеть подвал, разделенный на камеры, они закрываются на стальные двери. Внутри помещений находятся двухъярусные кровати, встроенные санузлы и рукомойники. Есть место для охраны, разъемы для компьютеров и системы видеонаблюдения. Кроме того, при осмотре территории журналисты обнаружили под баней замаскированный потайной лаз, откуда можно попасть в глубокий колодец, на дне которого оборудована печь.

Сегодня Следственный комитет раскрыл детали уголовного дела, по которому ранее ведомство проверяло странный объект во Всеволожском районе. Дело связано с убийством мужчины, его тело было обнаружено в автомобиле на трассе Сортавала-Санкт-Петербург. К бункеру следователей привели следы автомобиля, из которого предположительно стреляли в жертву.

Комплекс экспертиз, проведенных с участием криминалистов ГУК СК России, показал отсутствие следов пребывания людей в подвале.

как выжить в Российской тюрьме? Что нельзя делать в русской тюрьме

В 2005 году Госдума РФ приняла закон (поправки в УИС РФ), согласно которому особо опасные преступники (совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления) теперь будут отбывать наказание вдали от того региона, где они проживают или совершили свое деяние. Решение это связано с тем, что в «своих» региональных тюрьмах ооровцы старались устроить бунт или совершить . А если называть вещи своими именами, то отморозков просто решили запихать в самые отдаленные российские колонии, где поменьше правозащитников и где процессу их «перевоспитания» никто бы не мешал. Как же сидится особо опасным, особенно серийным убийцам или педофилам? Разница с остальными осужденными существенная…
Этап

Для ооровцев «сладкая» жизнь в неволе начинается уже с . Поскольку необходимо, чтобы человек ни в коем случае не сбежал, меры безопасности в отношении них повышенные. «Статусные» осужденные (типа чеченского террориста Салмана Радуева) доставляются в СИЗО, где они ожидают приговора суда, в основном по воздуху — самолетом. В таких случаях по бокам конвоируемого садятся опытнейшие представители службы. Занимают они места и сзади. Особых преступников не рекомендуется возить в « ». Одиночные купе — роскошь, а вот ооровцев, особенно серийных убийц, перевозят. Неофициально, конечно, но бывает, что на них даже надевают ножные кандалы. При этом все передвижения при выходе с автозака осужденный должен совершить на корточках, когда рядом с его лицом бешено лает оскалившая клыкастую пасть караульная овчарка…

У конвойников в отношении таких преступников приказ четкий: при попытке к бегству — стрелять не раздумывая. В нескольких случаях, уже в новейшей российской истории, выстрелы по побегушникам прозвучали. Если бы зек был простой, догнать его еще бы попытались, а так…

К примеру, одного серийного убийцу при попытке к бегству застрелили прямо на вокзале, хотя там было полно людей. Стрелять в таких случаях категорически запрещено, но раз конвоир попал, то победителей не судят…

СИЗО

Опять-таки «статусного» осужденного сажают, как правило, в одиночку. И ничего особо интересного там с ним не происходит. По вполне понятным причинам. Но это если с ним не проводится работа сотрудниками МВД, прокуратуры или ФСИН. Не знаю, верить или нет, но говорят, что после такой «работы» некоторые ооровцы начинают особенно активно сотрудничать со следствием, а еще некоторые лезут в петлю.

Но случается и так, что опасных преступников намеренно не изолируют. В Петербурге в «Кресты» был в начале 1990-х помещен маньяк, подозреваемый в четырнадцати изнасилованиях. Так вот, следователь прокуратуры, который вел его дело, попросил поместить извращенца в общую камеру. Но не «шерстяную», хотя маньяк неохотно сотрудничал со следствием. Сокамерники целый день просвещали насильника о том, что сделают с ним на зоне и сколько человек он будет «обслуживать» за день, разнообразив свой рассказ с ужасными подробностями. В итоге процесс сотрудничества маньяка со следствием быстро наладился.

Зона

Именно в колонии для ооровца начинаются главные неприятности. Как уже было сказано, серийных убийц и маньяков по решению Госдумы теперь запихивают в самые далекие зоны или колонии для . Это обязательно «красные» зоны, где убийцы не будут иметь никакого авторитета. «Перевоспитание» поэтому идет без лишних глаз.

В зонах, где осужденные отбывают пожизненное наказание, сотрудники, негласно конечно, стараются, чтобы убийцы ежедневно жалели, что смертная казнь для них отменена.

Зеки передвигаются по территории колонии на корточках, с открытым ртом. При случае и без оного их бьют, причем довольно жестоко. Не случайно, что те же печально известные чеченские боевики, попавшие в российские тюрьмы, очень быстро отправлялись на тот свет: Салман Радуев (Соликамск), Руслан Алихаджиев («Лефортово»), Лечи Исламов (Волгоград), Турпал-Али Атгириев (Свердловская область). То же самое происходит и с маньяками и убийцами, только информация об их кончине обычно не попадает в печать. Почему же так часто мрут пожизненники? Да потому, что жизнь им устраивают невыносимую. Вот красочный пример, которым поделился один из сотрудников ФСИН России.

Дело было в одной из колоний для «смертников». Там сидел маньяк, жестоко убивший трех девочек. Поскольку согласно закону через
25 лет отсидки пожизненник может подать прошение об УДО, этот изверг, отсидев 7 лет, всерьез надеялся выйти на свободу. В отличие от многих, он не опустился, не сошел с ума и по возможности занимался спортом.

Видя все это, сотрудники колонии (а у многих из них были маленькие дочери, и маньяка они люто ненавидели) решили сидельца «прессануть». Он у них гулял на корточках столько, что буквально выл. Его лишили книг. За малейший протест его били по самым болезненным для мужчины местам.

Уже через год подобной жизни 29-летний маньяк выглядел глубоким стариком, седым, еле волочащим ноги. Он уже не помышлял ни о девочках, ни о выходе на свободу.

Людоед-Ассенизатор

В обычных же колониях (строгого и особого режимов) «перевоспитание» маньяков проходит еще проще — тут сотрудникам даже мараться не надо.

К примеру, сидит в одной колонии СЗФО людоед по кличке Ням-Ням. Срок у него — 25 лет. Администрацией колонии он поставлен на ассенизаторские работы. Ежедневно Ням-Ням стоит по пояс в дерьме. И так будет стоять весь свой срок, если, конечно, не помрет до того времени.

Что же касается педофилов, то тут сотрудники лишь предупреждают остальных зеков — только не надо до смерти, чтоб не было прокурорской проверки.

Опять-таки в одну из северных колоний как-то поступил педофил, на счету которого было четверо зверски изнасилованных мальчиков. Его даже никто из приличных людей не стал «иметь» (только «петухи» на нем оторвались от всей души), а в основном же его «пользовали» черенком от швабры. И так — целый год. Как результат — заражение прямой кишки, ее удаление и все равно — мучительная смерть педофила.

Как-то на одну зону поступил серийный убийца. С одной стороны, статья по воровским понятиям отнюдь не позорная, а с другой — жулики не уважают людей, которые убивают просто так, не находясь в крайних обстоятельствах и не для наживы.

«Опускать» серийника они не стали, а сделали его «шнырем». Да не простым, который обслуживает по хозяйству определенное число лиц, а общим — на всю зону. От бесконечной стирки его руки превратились в кровавое месиво, которое никогда не заживало. Плюс — уборка с утра до вечера.

Через полтора года «шнырь»-убийца подхватил какую-то инфекцию и довольно быстро скончался в тюремной больничке.

Еще один случай. Дело было в «красной» колонии. Поступил туда серийный насильник. Вроде как «опускать» его — не по правилам той колонии. Уж очень она была правильная и режимная.

И тогда было решено объявить насильнику словесный бойкот. С ним никто не перемолвил и словечка в течение трех лет (в том числе, кстати, поддержали бойкот и сотрудники колонии). Насильник сначала обрадовался, что не быть ему «петухом». А потом «опущенным» позавидовал. Все-таки люди — они не могут обходиться без общения годами.

Видимо, у насильника начались необратимые проблемы с психикой, он постоянно что-то говорил себе под нос, махал руками. А потом наступил период, когда он стал биться головой об стену. Маньяк неоднократно помещался в ШИЗО, где тоже чудил, пытаясь прокусить нары. Короче говоря, никто не удивился, когда однажды он повесился.

Как говорит один сотрудник ФСИН: те сексуальные маньяки, которые выходят на свободу после пребывания на зоне, становятся еще злее — сказываются унижения, полученные от других зеков.

Поэтому, видимо по логике, лучше, чтобы они вообще оттуда не выходили. «Народные» методы для их «перевоспитания» есть, раз уж у нас суды такие гуманные.

Семен Шлиман
По материалам газеты
«За решеткой» (№6 2012 г.
)

Самое сложное время для человека, который находится в тюрьме – первая неделя. За это время «новичок» должен привыкнуть к окружающей обстановке, принять существующие правила и приобрести статус.

С первого шага в камеру он должен зарекомендовать себя так, чтобы его «отсидка» не стала еще большим кошмаром. Учить понятия, шутки, ЧаВо(частные задаваемые вопросы) и лучшие ответы на них можно, но это вряд ли поможет. Лучше запомнить несколько «нельзя».

Нельзя «болтать»

Нельзя «болтать много и не по делу, пытаясь сойти за «своего парня». Не надо давать лишнюю информацию, кроме имени, отчества и причину, по которой «заехали». Нельзя много говорить о себе, особенно в первые дни, когда непонятно, кто есть кто. Давно сидящие – хорошие «психологи», а возбужденный последними событиями новичок может сказать лишнего, за что потом придется отвечать. Если начинают говорить с апломбом, мол «не уважаешь» – это всего лишь провокация, на которую лучше не вестись. Лучше слушать то, рассказывают арестанты, или на тюремном языке, «работать на прием».

Нельзя протягивать руку при первом знакомстве

Нельзя сразу протягивать руку для приветствия в первый день. Пожимать руку можно не всем – «испачкаться» можно так, что потом до конца срока не «отмыться». Разговаривать с «чертями» такими тоже нельзя.

Нельзя «понтоваться»

Нельзя «понтоваться», пытаться выглядеть «матерым». Со временем неопытность станет видно, лучше вести себя естественно. Нельзя материться и использовать производные от мата слова.

Слова, которые нельзя употреблять

Нельзя употреблять некоторые слова. Слова вежливости: «спасибо» – заменить на «благодарю» или «признателен», вместо «пожалуйста» – «по возможности». Нельзя употреблять слово «спросить», потому что в тюрьме оно означает «привлечь к ответу». В тюрьме можно только интересоваться. Нельзя говорить «обидеть», потому что на тюремном языке это означает «опустить». Слово «свидетель» лучше заменить на «очевидец». Не стоит употреблять слово «докажу», лучше «обосную». «До свидания» тоже считается опасным словом вежливости.

Тюремная гигиена

Обычно в тюрьме санузел ничем не огорожен, в целях безопасности, чтобы зэки не могли покончить жизнь самоубийством. Тюремный этикет гласит: необходимо тщательно мыть руки, иначе все ваши и чужие вещи, к которым вы прикоснулись, становятся «запомоенными». А если не вымывший руки человек пожмет руку другому, то другой заключенный может «влепить» за такую обиду. По тюремной гигиене нельзя есть, когда сокамерник справляет свои потребности, и наоборот.

Нельзя играть в карты

Нельзя играть в карты в камере. По законам тюрьмы, долгами считаются только карточные долги, поэтому играть опасно. В любом случае, всегда найдется шулер, который обыграет.

Нельзя брать личные вещи сокамерников

Нельзя брать личные вещи сокамерников без разрешения, даже книгу – иначе не избежать обвинения в краже. А красть « у своих» даже хуже, чем быть в тесном контакте с администрацией. Можно взять то, что лежит на столе, из так называемого «общага», в который нужно будет вернуть то, что было взято.

Нельзя «брать погоняло»

Почему нельзя устанавливать тесные контакты с администрацией

Нельзя устанавливать тесный контакт с администрацией. Иначе сокамерники могут решить, такой человек пишет доносы, и жизнь его станет невыносимой – постоянные оскорбления, изоляция. Заключенные в тюрьмах делятся на три категории: мужики – заключенные, которые работают на производстве, не сотрудничают с администрацией, мирно сидят срок; красные – помощники администрации, стукачи; блатные – не работают, идут на конфликт с администрацией тюрьмы. Есть еще одна «каста» – черти, люди, которые отличаются слабым характером, либо сломались, либо бомжи. И самое нижнее «сословие» — так называемые «опущенные».

Существует 6 «никогда» в тюрьме:
Никогда не оправдываться
Никогда не жаловаться
Никогда не хвастаться
Никогда не обсуждать других
Никогда не просить что-то, если без этого можно обойтись
Никогда не врать.

Невероятные факты

Находиться в тюрьме страшно.

Мало того, что в обществе вы становитесь изгоем, но и оказываетесь на социальном дне, потому что если с вами что-нибудь случиться, то никто даже глазом не моргнет.

Ниже представлены десять самых страшных вещей, которые случаются с людьми, находящимися за решеткой.

Издевательства над заключенными

10. Использование тел для тестирования новых кремов и другой продукции индустрии красоты

Некоторые полагают, что когда человека казнят, можно считать, что свой долг перед обществом он отдал.

В Китае так не думают. Даже после казни, тело преступника продают за деньги.

Вы, возможно, слышали истории о том, что у казненных людей берут некоторые органы на трансплантацию.

С одной стороны, это очень жутко, но все же в некоторой степени оправдано, потому как эти органы могут спасти чью-то жизнь.

Сложнее оправдать тех, кто использует тела казненных уголовников для испытания кремов для кожи или другой косметики. Это именно то, в чем недавно была обвинена одна китайская компания.

Отвечая на вопросы журналистов, представители компании отметили, что это вовсе не проблема.
Конечно, можно возразить, что преступник не заслуживает права сохранения его кожи, но стоит только представить, если это кто-то из вашей семьи, как сразу думается по-другому.

9. Испытание психоделических веществ

ЛСД – это наркотик, изменяющий сознание человека, который начинает полагать, будто он может все. Некоторые из нас, вероятно, не возражали бы попробовать его по собственной воле.

Но если бы вам довелось оказаться в тюрьме рядом с Сидни Готлибом (Sidney Gottlieb), и вас бы без вашего ведома кормили опасным препаратом только для удовлетворения любопытства американского правительства,
вам бы вряд ли это приглянулось.

Готлиб был частью проекта MK Ultra, противоречивой и довольно скрытной государственной программы, задачей которой было нахождение возможности контролирования умов людей.

Для проверки влияния ЛСД были намерено выбраны люди, которые не могли дать отпор:
заключенные и психически больные.

В одном случае, психически больной человек находился под воздействием препарата в течение 174 дней подряд, потому как никого не волнует то, что происходит с людьми в тюрьмах и психиатрических учреждениях.

8. Прочищение крови

Нет, не случайно сюжет нового фильма Кевина Бэкона (Kevin Bacon) скопирован в этом пункте статьи. Это на самом деле произошло в определенный исторический период.

Луис Бой (Louis Boy), находившийся в тюрьме Синг-Синг в камере смертников, разрешил, чтобы на нем провели самый безумный эксперимент всех времен.

Он позволил подключить себя к аппарату, к которому уже была подключена маленькая девочка, страдающая от рака, и разрешил профильтровать ее кровь через свое тело.

Несмотря на то, что эксперимент не удался, Луи вышел на свободу. Из этого можно сделать вывод: если человек находится в камере смертников, то ему нечего терять, поэтому с ним можно проводить любые, даже самые сумасшедшие эксперименты, не боясь последствий.

Эксперимент с заключенными

7. «Раковые» инъекции

Ученые пытались вылечить рак на протяжении многих десятилетий, и в 1965 году специалистам из университета Слоан Кеттеринг пришла блестящая идея: заразить заключенных раком и наблюдать затем, что будет происходить с их организмами.

Важно отметить, что заключенные сами становились добровольцами проекта, однако, научные заслуги данного эксперимента были поставлены под сомнение, так как единственное, что сумели доказать, это тот факт, что инфицировать людей раком было плохой идеей.

Не то, чтобы заключенные жаловались, но, тем не менее.

6. Насильственная содомия

Как всем известно, содомия (термин подразумевает анальное половое сношение, или же половой акт с животными) – это нормальная часть жизни в тюрьме. Шутки о тюремных изнасилованиях настолько распространены, что они уже потеряли первоначальный смысл.

Таким образом, новостью о том, что кто-то насильственно пытается что-то «внедрить» в тело заключенного, уже никого не удивишь.

Однако, удивить может новость о том, что проделывает нечто подобное никто иной, как полицейский. Одним из самых жестоких примеров является случай с офицером Карлом Шварцем (Charles Schwarz), который был обвинен в содомии, совершенной над гаитянским иммигрантом Эбнером Лойма (Abner Louima).

Тяжелые повреждения внутренних органов у жертвы были вызваны метлой, которую использовал нападавший. В чем заключалось преступление гаитянина?

Офицеру «показалось», что мужчина ударил его. Позже выяснилось, что обвинение было необоснованным.

5. Избиение до неузнаваемости

Во время войны в Афганистане поступало много сообщений о злоупотреблениях, которые позволяли себе западные солдаты по отношению к некоторым заключенным.

Самое страшное в том, что в таких случаях очень трудно кого-либо привлечь к суду, даже если такое и происходило крайне редко, то еще сложнее поверить в то, что в конечном итоге кто-то будет наказан.

Один молодой афганский водитель такси был закован в кандалы, лишен воды и питья на несколько дней.
Следователь, который это сделал, комментируя произошедшее, заявил, что, судя по всему, человек был сбит автобусом.

Он не понес никакого наказания, и таких случаев сотни.

Жизнь заключенных

4. Бойцовские клубы (регистрация обязательна)

Тюрьма – это не просто опыт, через который можно быстро проскользнуть и забыть. Необходимо каждый день, каждую секунду быть начеку, чтобы быть уверенным, что никто не ударит вас заостренной зубной щеткой в спину.

В одной из тюрем штата Пенсильвания заключенным пришлось бороться с охранниками, которые слишком много раз смотрели фильм «Побег из Шоушенка».

Охранники регулярно насмехались, избивали и насиловали заключенных.
Но, возможно, худшее, что они делали, это заставляли ученых избивать друг друга в рамках «специализированного» бойцовского клуба.

Врачи, которые затем приводили преступников в чувства, отмечали, что они видели все: от выбитых зубов до разрушенных суставов.

3. Тюремный хлеб

Хотя, возможно, это не самый худший пункт в этом списке, реакция на тюремный хлеб даже самых закоренелых преступников удивляет. Как правило, это худшее, что тюрьма может дать осужденному на законных основаниях.

В этой «еде» содержится все, в чем нуждается организм человека, чтобы не умереть, а подается все в форме хлеба.

Однако, эта буханка настолько отвратительна на вкус, что когда у заключенного есть выбор между пребыванием в течение недели в одиночном заключении и недельным питанием тюремным хлебом, он выбирает первое.

Он настолько отвратителен на вкус, что некоторые заключенные говорят о нем, как о своего рода жестоком и необычном наказании. Такие аргументы, как правило, игнорируются, наверное потому что их преподносят нарушители закона.

2. Пытка белым шумом

Белый шум получался тогда, когда у вас не получалось настраивать устройство на правильный канал должным образом. Все это было во времена не цифрового радио и ламповых телевизоров. Большинство согласится, что это один из самых раздражающих шумов во всем мире.

Было проведено большое количество исследований, изучающих влияние белого шума на организм человека.

Когда британские солдаты, расквартированные в Ирландии, искали способ воздействия на заключенных, белый шум, наряду с избиением и лишением сна, оказывал свое воздействие.

Потому что существует одна вещь, которая хуже всего: это постоянный поток шума, взрывающего ваши барабанные перепонки, когда вы пытаетесь заснуть.

1. Оставляют умирать

Есть такое понятие как «голубая стена молчания» (когда полицейские прикрывают друг друга), которое, в свою очередь, может привести к таким случаям, как история Адольфа Арчи (Adolph Archie).

Судя по одному только имени можно предположить, что Арчи был не очень хорошим парнем. На самом деле он был преступником, который застрелил офицера в Новом Орлеане.

Вы, вероятно, полагаете, что полицейские должны были устроить самосуд, но вот что произошло. Адольфа, который находился в тяжелом состоянии (он был ранен в руку), доставили в местное отделение полиции, а не в больницу.

Несколько часов спустя он умер. Вскрытие показало, что умер он от падения, поскольку зубы у него были выбиты, череп был проломлен в нескольких местах, и все это сопровождалось тяжелыми кровотечениями.

Однако, независимое расследование пришло к выводу, что на самом деле Арчи был забит до смерти разъяренной толпой полицейских. Безусловно, трудно жалеть убийцу, но также понятно, что офицеры – это люди, которые должны стоять на стороне закона.

Есть в этом какой-то мрачный юмор – в рубрике “Остановки”, которая про интересные места и достопримечательности, публиковать рассказ о жизни в тюрьме. Ну а куда еще его ставить, с другой стороны? В своем жизненном путешествии сделать такую остановку не стремится никто, но приходится многим, и это не только злодеи и бандиты. Наш собеседник Алексей (имя изменено) – не вор и не убийца, не насильник и не аферист. Молодой русский парень, который – так вышло – уже четвертый год отбывает срок в одной из российских колоний на строгом режиме. О том, как живется за решеткой и есть ли польза от такой жизни, он рассказал “Пассажиру” – кстати, рискуя собственной безопасностью.

Связь с волей
, или 15 суток за “ВКонтактик”

Вести переписку в сети нам, естественно, запрещено. Если кто-то из сотрудников узнает об этом интервью, меня ждет 15 суток в ШИЗО (штрафном изоляторе –
прим. “Пассажира”

) и серьезный шмон с целью забрать все «лишнее». Мы ведь вообще не должны иметь доступ к интернету и мобильной связи. Для звонков можно пользоваться автоматом, сейчас они есть в каждом бараке – Zonatelecom называется. Оформляешь карту (можно виртуально с воли, главное – иметь пинкод) и звонишь, но доступны только те номера, что указаны в заявлении, а его надо предварительно заверить. Плюс письма и свидания. Можно пользоваться только этими средствами, но зачем, когда есть телефоны и смартфоны? Конечно, с мобильной связью в лагерях по стране ситуация разная, но в той или иной мере она доступна везде. И это не только удобство, но еще и бизнес.

Держать под постоянным присмотром 24 часа в сутки нас не обязаны, на это не хватит никаких охранников. Такое возможно при содержании в камерах, но не в лагерях. Но массовые мероприятия – походы в столовую, развод и прочее – проходят под контролем сотрудников. Кроме того, они несколько раз в день обходят все объекты (цеха, отряды, любые места работы), плюс к этому регулярно проводят шмоны, плановые и по желанию. Так что, пользуясь телефоном, надо быть начеку. В идеале – наблюдать через окошко за входом. В отрядах для этого есть специальные люди, которые за сигареты или что-то типа того целыми днями “сидят на фишке”. При приближении сотрудника телефон сразу прячешь – не в карман, естественно, а туда, где его не смогут найти в случае шмона. Для этого готовятся курки (тайники –
прим. “Пассажира”

) заранее.

Жизнь на зоне: ожидания и реальность

Тут точно не как в фильмах. Я сам думал, что придется драться с первого дня. Когда сюда ехал, морально готовился, а оказалось – не надо. Пока всерьез махался только один раз, остальное – в спортивных спаррингах. А, ну еще петуха как-то палкой бил, но это за дело. Даже наоборот – драться скорее нельзя. Да, все зависит от ситуации, но есть риск нарваться на разборки с блатными – за беспредел. Тут любые меры должны быть обоснованы и одобрены. Когда пришлось подраться, я был уверен, что человек не пойдет потом никуда выносить это, все было честно. А если знаешь, что кто-то пойдет к блатным или мусорам, лучше просто успокоиться. Я вообще не люблю решать конфликты силой, но признаюсь – иногда хочется, когда устаю от всего и всех. Если мусора узнают о столкновении, они не станут разбираться, а, скорее всего, отправят в ШИЗО обоих, а кому это надо? И дело даже не в условиях в ШИЗО, какая разница, 15 суток от всего срока – ничто. Причина в том, что это заносится в дело, а многие, включая меня, хотят уйти по УДО, и такие записи в этом отнюдь не помогают.

Что касается блатных, то они могут дать несколько лещей, а могут и серьезно избить, бывает и такое. Подтягивают на разговор, и если толка из беседы не выходит, то просто забивают табуретами и дужками от кроватей до переломов и т.п. Но это по серьезным поводам. Рискуют те, кто тянет наркоту запрещенными способами – скажем, через окно передач, или барыжит самовольно, или играет и не отдает долги.

Если толка из беседы не выходит, то просто забивают табуретами и дужками от кроватей до переломов.

Понятия, конечно, живут, но они нужны для поддержания внутреннего порядка, иначе будет просто хаос. Если у поступков не будет последствий, то зеки начнут подставлять своими действиями друг друга и усложнять себе жизнь. Так что есть и шныри, и петухи (в том числе «распечатанные»), и крысы – но эти категории появились еще задолго до появления понятий и российских тюрем вообще. Шныри обычно либо склонны «приклеиваться» к кому-то, ведут себя так по жизни всегда, либо расплачиваются за свою же глупость – долги. Петухи – это, в основном, насильники, педофилы, извращенцы, тут все понятно. И чем открытая ненависть к ним, пусть они лучше туалеты убирают да улицы метут. Есть такие, кому не повезло – «загасились», то есть чифирнули с петухом. Или взяли у него сигарету, или поздоровались за руку, или чей-то член потрогали, или ещё каким способом. Что ж, сами виноваты, за такими вещами надо следить. Крысы и суки сами выбирают свой путь, и нельзя допускать, чтоб это оставалось без последствий. Причем все это определяется здесь, в неволе. То есть никто не отслеживает твою предыдущую биографию на свободе, и в тюрьме у тебя всегда есть шанс жить по-человечески (если только ты не педофил). Остальное лучше оставить при себе. Вот, например, технически можно вы**ать петуха, но я считаю, что само по себе желание вы**ать в жопу другого мужика гомосексуально, поэтому сам такого не делаю.

Про лагерное начальство

Насчет того, как ломают про приезду в лагерь: сейчас именно здесь такого нет. Ты либо принимаешь правила и устраиваешься, либо, если отрицаешь, попадаешь в ШИЗО. Хотя это ерунда по сравнению с прошлыми временами. Могут, конечно, леща дать иногда, но и сотрудники тоже обновляются, олдскульные жестокие начальники уходят. Вообще в этой области лагеря поломали лет 6-7 назад. До этого была “приемка”, когда п**дили сразу, чтоб понял, куда попал. Но тогда и ситуация была другой: наркотики, бухло, спортивные костюмы на повседневку, все клали хер. С новой властью все стало строже в плане режима, но в то же время без жести со стороны администрации.

К зекам они обращаются, в основном, на ты, хотя бывают исключения. Некоторые очень серьезно относятся к этому и всегда на вы с осужденными, но это единичные случаи. Начальство (то есть администрация – майоры, подполковники, полковники) достаточно надменны по отношению к большинству зеков. И вообще предпочитают общаться с заключенными через завхозов, а те часто этим пользуются в своих целях. Кто пониже рангом – ключники (они же охранники), некоторые начальники отрядов – те ведут себя попроще. Тут уж как сложится, со всеми по-разному – с кем-то просто на ты, а с кем-то и совсем фамильярно. У них тут со временем происходит что-то вроде профессиональной деформации – становятся похожими на зэков, только в форме.

Профессиональная деформация: охранники становятся похожими на зэков, только в форме.

Насчет красных и черных зон. Грубо говоря, они отличаются тем, что на красных реальная власть в руках мусоров, а на черных порядки определяют блатные. Моя зона красная, то есть главное соблюдать режим или законы здравого смысла. Хотя и тут есть блатные и они имеют свой вес: решают некоторые конфликты между зеками, следят за общим, за игрой и соблюдением неофициальных законов и правил. Другое дело, что они все повязаны с мусорами и по необходимости решают проблемы вместе, потому что и те и другие хотят жить с комфортом.

Про лагерную иерархию

На каждом объекте в зоне есть ответственный осужденный и ответственный сотрудник. Формально такие осужденные (козлы, завхозы, бугры) властью не наделены, но по факту у них есть и привилегии, и власть. Они ближе к сотрудникам, чем остальные, часто общаются с начальником колонии и его заместителями. Помимо бонусов на них ложится ответственность и обязанности, в том числе финансовые. Так, все ремонты ведутся за счет осужденных, администрация не склонна тратить на это деньги. Было много скандалов, связанных с этими вещами, не буду вдаваться в подробности… А уж как козел/завхоз/бугор будет организовывать рабочий процесс и финансовый поток – это его забота. Как и обстановка на объекте. Я и сам, хоть и не козел, вкладывался в ремонты на своих работах. Что-то сделать просто необходимо, а что-то делаешь для себя же, для более комфортного существования. Я, например, в клубе выступаю, играю на гитаре, у нас тут полноценный коллектив, есть все инструменты, но откуда бы эти инструменты и оборудование взялись? Все привезли мы сами или те, кто работал здесь раньше. Что-то из дома, что-то купили друзья или родственники. А если ничего не ремонтируется и не привозится, то администрация это обязательно заметит. И либо прямо укажет на это завхозу, либо просто снимет его и поставят другого.

День за днем

Типичный день зависит от того, работаешь ты или нет. Если сидишь целыми днями в отряде, то разнообразия немного: выходишь на проверки на улицу, посещаешь столовую, иногда баню, библиотеку или спортзал. В остальное время – чтение, сон, просмотр телевизора, выяснение отношений, игры, зависание в интернете, кто во что горазд. Я работаю, поэтому в отряде бываю не так много, в основном утром и вечером. Живу на облегченных условиях содержания, сплю на одноярусном шконаре и не в огромной секции, а в небольшом кубрике с телевизором. В 6 утра уже стоим всем отрядом на улице – зарядка такая, или утреннее построение. Потом обычные утренние дела – умыться, сходить на завтрак или самому себе что-то приготовить в комнате питания (“кишарке”). Потом – либо развод и на работу, либо утренняя проверка. Работа у меня не пыльная, я в добровольной пожарной охране. Иногда учебные тревоги, иногда ремонты, а в основном занимаюсь своими делами: чтение, спорт, шахматы и т.п. Плюс – обед и еще одна проверка. Вечером в отряде можно посмотреть телек (на воле этим не занимался, а тут как-то само собой получается), а лучше посмотреть что-нибудь с флешки, если есть. Если не иду в смену на работу, провожу время в клубе: репетиции или что угодно еще: книги, спорт, кофе, тупняки. Выбор не так велик.

Праздники на зоне отмечают, но не слишком разнообразно. В день рождения – чифир, чай, кофе и сладкое. В новогоднюю ночь обычно сдвигают отбой, можно посидеть до часа или двух, сделать салатов. Все почти как обычно, только без алкоголя и приключений, так что и рассказывать об этом нечего.

Примечательные события – это, как правило, чьи-то неудачи. Вот только вчера кто-то удавился из-за долгов.

Происшествия бывают, но ничего хорошего не припомню. Примечательные события – это, как правило, чьи-то неудачи. Вот только вчера кто-то удавился из-за долгов. Такое бывает, на моей памяти уже вешались пару раз, все из-за долгов, обычно игровых. Люди садятся играть, не имея денег расплатиться, но азарт берет свое. Два раза прыгали из окна третьего этажа (выше просто нет), но без смертельного исхода – просто ломались. Один из-за долгов, у другого, похоже, просто колпак потек. Один умер от рака желудка, вывезли с зоны всего за несколько часов до смерти. До этого вывозили на лечение, но лечили что-то не то. Ну и по мелочи, бывает, что влипают в неприятности козлы, это тоже интересно, но только если варишься в этой каше. Мусора тоже попадают в такие ситуации, ключников ловили с проносом и употреблением наркотиков, с перепродажей отобранных телефонов. Начальство попадает крупнее, за ними охотится собственная безопасность. Например, влипали на вывозе стройматериалов, на махинациях с партиями телефонов. Да и начальника тюрьмы могут арестовать, я думаю. Любого есть за что. Иногда еще зеки с наркотой палятся. Обычно попадаются, когда с кем-то делятся – все как на воле.

Так как это строгий режим, сидят тут, в основном, за продажу наркотиков и убийства (умышленные и нет). Процентов 10-15 – остальные статьи, есть даже несколько взяточников. Насчет типичных категорий не уверен, но попробую выделить несколько.

Синий воин – таких хватает, это те, кто по синей лавке кого-то убил в драке или ещё как. Ничего интересного, в такую категорию в нашей стране могут многие попасть рано или поздно.

Старый бандит – те, кто сидит уже лет 10-20, а, может, и не так давно, но за характерные преступления ещё девяностых и нулевых годов – убийства, бандитизм, хранение оружия, похищения и т.д. Со многими из них интересно пообщаться. Вообще как-то ожидаешь, что бандита можно сразу отличить, а на самом деле все не так. Обычные люди, часто даже интеллигентные.

Таджик обыкновенный – кто-то за грабеж или убийство, но в основном за манипуляции с героином, это их тема. Все, как правило, не знали ничего, их попросили подержать у себя или отвезти, ну и прочая чушь.

Лучше всего в тюрьме тем, кто сидит с самой молодости и другой жизни не знает.

Пенсионер – сидят и старички, их стараются пихать в кучу в один отряд, типа дом престарелых инвалидов.

Наркоманов и барыг можно условно разделить на «олд-скульных героинщиков» и «пепсикольных ньюэйджеров», ну это так, поржать просто. Много и таких, кто сидит за убийство, но если бы не сел, то когда-нибудь сел бы за наркотики.

Но – повторюсь – в целом твоя статья для здешней жизни ничего не значит (если это не изнасилование). Люди все разные, и здесь себя все тоже по-разному ведут, поэтому и принято смотреть на поступки, а не на прошлое.

Лучше всего в тюрьме тем, кто сидит с самой молодости и другой жизни особо не знает. Таким и сравнивать особо не с чем. У них вырабатываются все необходимые качества для успешной жизни в тюрьме – своя особая мораль, в которой на высоте тот, кто добивается своего любыми способами. А если говорить о складе характера, то лучше всего будет спокойному человеку, который понимает, что спешить тут никуда смысла нет. Слишком веселые и общительные могут быстро найти товарищей, а могут попасть в неудобное положение – сказать лишнее, повестись на провокацию. Некоторые слишком много нервничают и переживают, таким на зоне особенно тяжело. Другие видят их эмоции и подливают масла в огонь, дразнят, чисто ради забавы. Но общаться с такими страдальцами всерьез сложно, потому что все свои заботы они пытаются тебе изложить, а кому это надо? Тут ведь у всех свои проблемы. Агрессивные персонажи тоже от своего характера не выиграют, конфликты имеют последствия. Лучше всего держаться спокойно и действовать по ситуации, не надеяться на чудо, чтобы не расстраиваться. Уж точно не стоит задумываться о справедливости, её не в тюрьме надо искать. Будешь искать правду в тюрьме – тебя быстро осадят.

О чем говорят зеки

Говорят все о том же самом – кому что интересно, ну и новости зоны, конечно, обсуждаются. Насчет фени – я в ней не силен, как-то и без этого нормально живется. Так что в голову все самое обычное приходит: шконка, шленка, дальняк, контора, крыса. Хрен его знает, мне это не слишком интересно, да и сильной необходимости нет. Тем, кто интересуется, рекомендую найти словарь, есть такие, сам читал. Помню, удивился существованию глагола, который означает «выпрыгивать на ходу из машины», не помню само слово. Раньше это действительно отдельный язык был. Ещё вот одно наблюдение: я в интернете уже во время срока часто встречал слово «зашквар», «зашкварить», но в зоне или в СИЗО вообще ни разу его не слышал, буквально ноль раз. Мы тут употребляем слово «загасить». Если что-то загашено, то никому, кроме петухов, этот предмет трогать нельзя, это понятно.

Слова «зашквар», «зашкварить» на зоне или в СИЗО не слышал ни разу.

Еще один стереотип про тюремную жизнь – наколки. Это да, это есть. Бьют, причем бьют все подряд, все зависит от желания и от умений. Насчет тем и сюжетов – где-то, может, и по-другому, а у нас – бей, что хочешь, в рамках разумного. Техника нанесения – такая же, как на воле, только машинки самодельные. Сделать несложно, я и сам соберу без проблем: моторчик (от привода например), корпус от обычной ручки, рама из дерева, алюминия или чего угодно, струна, блок питания или зарядка для телефона, резистор регулируемый (опционально), пара резинок, клей. Все это в наше время несложно собрать даже на зоне. Кто-то бьет по тюремной тематике: перстни, игровой бардак, иконы. Встречал и SS, и свастики у тех, кто раньше «отрицал» (на мой взгляд, не лучшая идея для татуировки), надписи всякие «гот мит унс», «только бог мне судья» – это все классика. Кто-то бьет, что в голову придет – как на воле.

В тюрьме есть всё – правда или миф?

Часто можно услышать, что и деньги, и наркотики, и алкоголь на зоне вполне доступны. В целом это правда, опять же смотря где. Деньги сейчас не проблема, раньше их надо было затаскивать, прятать, а сейчас все расчеты электронные – заводишь киви кошелек и все. Если есть интернет, то сам переводишь, если нет – звонишь домой и просишь перевести. Заточек тоже полным полно, резать-то надо чем-то, естественно их отшманывают, но не то, чтобы прям охота за ними шла, вроде друг друга зеки не режут. Алкоголь делают сами, ставят брагу, гонят самогон, я этим не занимаюсь, слишком хлопотно, да и если найдут, придется в ШИЗО ехать, а я не настолько хочу выпить. Наркотики не то чтобы есть, скорее бывают. Иногда кто-нибудь влипает с ними, то с гашишем, то с героином. Не особо часто, это личные инициативы, и причем далеко не всегда добавляют срок за это, хотя случается и такое. Но риск все равно себя не оправдывает. Мне доводилось упарываться за время срока – несколько раз конфетами с ТГК из Калифорнии, один раз гарика курнул и один раз сожрал несколько мускатных орехов. Но я не стремлюсь к этому, и последний раз был уже давно. Это совсем не то же самое, что на воле. Обстановка тут, мягко говоря, мрачная и удручающая, и когда ты навеселе, преобладает паранойя и все такое. Ну его на хер, не попался и хорошо.

Как меня изменил срок

У меня появилось больше времени. Трачу его на спорт, саморазвитие, чтение. Плюс боксирую, учу языки, занимаюсь музыкой, даже жонглирую немного, соответственно чему-то научился, это определенно положительная сторона. В плане духовных перемен сложно сказать. Может, я стал спокойнее. Возможно, мне теперь меньше дела до мнения окружающих. Вроде как знаю, чего хочу от жизни, и есть какие-то планы, но это все будет понятно, когда освобожусь. Наверняка стал более терпеливым. Но это как с внешностью – когда каждый день видишь себя в зеркале, не так просто заметить, как изменился за несколько лет, вот и с самим собой и своими мыслями я вижусь каждый день, и не мне судить, как я изменился или нет.

А то, что исправительные колонии никого не исправляют, это факт, у нас в стране ничего для этого не предпринимается, это исключительно наказание. Все в конечном счете зависит от тебя самого. Если хочешь изменить свою жизнь, то будешь сам в себе исправлять то, что считаешь нужным, а если способен только жаловаться на обстоятельства, то тебе ничто не поможет.

Инструкция

Первое, что нужно сделать, перешагнув порог камеры — поздороваться. Оптимальная формулировка для этого — «здорово, братва».
Этим вы проявите уважение к тем, кто уже находится за решеткой и станет вашими ближайшими соседями по этому ограниченному пространству как минимум на недели (все новички надеются оказаться на свободе уже через несколько дней, но , к сожалению, такова, что сбываются эти чаяния крайне редко).
Можете сразу назвать имя и статью УК, по которой вас обвиняют. Можно оговорить, что вам ее «шьют».
На традиционный в этих местах вопрос «за что попал» также принято отвечать номером статьи.

Будьте готовы также ответить на ряд вопросов. Скорее всего, вас пригласят на беседу к смотрящему (так называют арестанта, отвечающего за соблюдение в камере («хате») неписаных арестантских законов, именуемых «понятиями») и другим арестантам, пользующимся авторитетом в преступном сообществе.
На вопросы надо отвечать , не юлить, не пытаться изображать из себя знатока тюремных правил (даже если вы много о них читали и слышали от бывалых , это не заменяет личного опыта).
А вот финансовое благополучие лучше особо не . Оптимально показать себя середнячком в этом плане или небогатым человеком, особенно если вы таковым и являетесь.

Элита камеры (обычно сам смотрящий, если он присутствует и не спит) озвучит вам основные запреты, связанные с поведением в камере. Внимательно выслушайте и постарайтесь следовать этим правилам: с принципом неотвратимости наказания за отступление от арестантских норм в дело обстоит, к сожалению, гораздо строже, чем в государстве с законами.

Однако не надейтесь, что вас посвятят во все тонкости «понятий»: определенный расчет всегда делается на то, чтобы подловить неискушенного новичка на их недостаточном знании. Поэтому в первые дни внимательно присматривайтесь к происходящему и делайте выводы.
Хотя уточнять интересующие моменты у более сведущих арестантов не возбраняется (как говорят в этих местах, «интересоваться не западло»). Кстати, «спросить» (и многие другие, на первый взгляд невинные) за решеткой следует употреблять очень аккуратно. Предпочтительнее говорить «интересоваться».

Отдельно стоит сказать о так называемом «Общем» (в преступном мире своя орфография, и это слово, согласно «понятиям», следует писать с большой ) — своего рода «кассе взаимопомощи». Если вам есть, что «уделить» (например, есть некоторый запас сигарет, удалось пронести наличные деньги), лучше сразу предложите свое посильное участие. Это однозначно добавит вам очков в глазах сокамерников.
Участие в «Общем» добровольно, а каждый, кто «уделяет», сам решает, сколько. На практике оптимально вносить в этот фонд треть имеющихся запасов или содержимого передачи.

После успешного первого знакомства с сокамерниками следует не забывать, что все только начинается, и не расслабляться до самого выхода на свободу.
Пока же вы в неволе, следует постоянно быть начеку и ждать сюрпризов, часто не самых приятных как от администрации , так и от других арестантов.

Обратите внимание

Нужно понять, что только вы сами способны себе помочь. Прежде всего – не нужно отчаиваться. Даже в тюрьме можно наладить отношения с окружающими и немного сгладить отрицательные стороны заключения. Поддерживайте связь с близкими людьми. Часто человеку, впервые очутившемуся в тюремной камере, очень трудно привыкнуть к специфической атмосфере места лишения свободы. Постарайтесь наладить дружественные отношения с соседями по камере и с другими заключенными. Ведите себя сдержанно и тактично.

Полезный совет

Надо отбросить воспитанные телевизором предрассудки о том, что зеки — это тупоголовые беспредельщики, и понять одно: в тюрьме находятся такие же люди, как и везде, только посадили их раньше, чем вас. Они еще зовутся венами тюрьмы, потому что с помощью них решаются многие важные вопросы, делаются дела, подельники договариваются как вести себя на суде и т.д.

Источники:

  • как найти человека в тюрьме

Благодаря интернету люди могут общаться самыми различными способами. В настоящее время особую популярность приобретает приложение Skype, с помощью которого можно не только вести переписку, но и совершать видеозвонки. Для этого достаточно установить веб-камеру
.

Инструкция

Изучите комплектацию к вашей модели веб-камеры. Она должна сопровождаться диском со специальным программным обеспечением. Также на нем можно найти драйверы, необходимые для работы веб-камеры. Подключите ваше устройство и произведите установку драйверов и программы для управления подключенной камерой, перезагрузите компьютер.

Скачайте драйверы и программное обеспечение для устройства на сайте производителя, если вам известна модель веб-камеры. Сделать это нужно в том случае, если она была куплена давно, и соответствующего приложения с драйверами для текущей операционной системы в комплекте нет. Даже если вы не уверены в точном названии девайса, узнать это не составит никакого труда. Достаточно подключить камеру
к компьютеру, и после этого начнется автоматическое определение подключенных устройств. Система подключится к интернету, чтобы сверить имеющуюся информацию об устройстве и выполнить поиск последних обновлений и драйверов для нее. В большинстве случаев название веб-камеры появится на панели задач.

Обратите внимание на рабочий стол вашей системы и меню «Пуск». После установки драйверов и программы там должен появиться значок программы. Кликните по нему правой кнопкой и выберите в контекстном меню пункт «Запустить» (или же «Включить», «Старт» в зависимости от версии приложения и системы). Дождитесь открытия программы — вы увидите небольшой прямоугольник и в нем картинку, отображаемую вашей веб-камерой.

Зайдите в раздел меню «Настройки », как только запустите приложение веб-камеры. Убедитесь, что отсутствуют какие-либо проблемы с цветопередачей камеры. В параметрах устройства установите наиболее подходящие значения контраста и яркости изображения. Сделайте несколько снимков с камеры, чтобы проверить ее функциональность.

Видео по теме

Тюменский УФСИН прокомментировали строительство «тюрьмы для тиктокеров» | ПРОИСШЕСТВИЯ: События | ПРОИСШЕСТВИЯ

Сегодня в СМИ и соцсетях появилась информация о том, что якобы в деревне Есаулова Чикчинского муниципального образования Тюменского района строят тюрьму. На информационном щите обозначен как логотип сервиса TikTok, так и колючая проволока по периметру. Журналисты успели окрестить новую колонию «тюрьмой для тиктокеров».

Местные жители обнаружили стройку объекта, которая сразу заинтересовала их. Одна из жительниц деревни Есаулова, где и развернулось загадочное строительство, опубликовала в социальной сети пост с призывом обратить внимание и вмешаться в процесс.
Дело не только в «грохоте днем и ночью», из-за которого, по ее словам, жители деревни не могут спокойно спать. На фотографии под постом паспорт объекта — исправительная колония №1 для поклонников сравнительно молодой видеоплатформы. Заказчиком обозначено несуществующее ведомство — Федеральное Управление по исполнению наказаний и надзору за молодежью. 

Фото: Архив / Антонина Пономарева

Представители УФСИН по Тюменской области пояснили, что не причастны к колонии. По их словам, речи о подобном объекте идти не может, да и заказов они таких не делали.
«УФСИН к этой стройке отношения не имеет. Мы планируем выехать на место, после осмотра мы примем решение о разбирательстве, если будет доказано наличие символов или названия ведомства», — пояснила начальник пресс-службы Ольга Мальцева.

Опровергнуть информацию успела и администрация муниципального образования. По заверениям последних, в генплане строительство такого объекта не запланировано. Указанного в паспорте объекта адреса также не существует. Более того, датой получения разрешения на строительство обозначено 14 марта. Отметим, что в Чикчинском муниципальном образовании большая часть территории признана подтопляемой, и по этой причине разрешение на строительство не выдают никому. 

Однако автор поста Антонина Пономарева настаивает на правдивости информации: «Мне самой стало интересно. Я сделала фото и видео, как заливали фундамент, приезжала бетономешалка, рабочие были на объекте. Я пыталась расспросить прораба, он вообще запрещал снимать, руками загораживал, но снять всё равно получилось. Строительство проходит на территории деревни, где кругом дети».

Сдать спорный объект планируют ориентировочно в первый квартал 2022 года.

«Решили сгноить в тюрьме». Рунет о самочувствии Навального

Навальному в тюрьме становится хуже, он испытывает серьёзные проблемы со здоровьем. Об этом стало известно благодаря его адвокатам, которых некоторое время к нему просто не допускали.

Затем Навальный передал через адвокатов два заявления, оба опубликованы в его блоге. Алексей пишет о сильных болях в спине и отсутствии лечения, о том, что к нему не пускают квалифицированных врачей и не дают спать по ночам.

Важный пост опубликовала в своём инстаграме Юлия Навальная:

Все, кто знаком с Алексеем, знают: он не будет жаловаться до последнего. Будет терпеть, стараться справиться сам и шутить.
Все проблемы со спиной начались уже месяц назад, в Матросской тишине. После того, как его перевезли во Владимир, ситуация только ухудшилась. Мы нашли врача, который был готов приехать и осмотреть его, адвокаты писали ходатайства.
Алексей запрещал нам говорить об этом, чтобы это не выглядело, как будто он жалуется. С самого начала пребывания в этом «дружелюбном концлагере» (не очень-то дружелюбном) он просил дать хоть какие-то лекарства. Другой врач, который занимается проблемами со спиной, написал мне на бумаге упражнения из специальной гимнастики, как облегчить боль. Так эти гады не то что лекарства и врача не пропускают, так ещё и бумажки с этой гимнастикой забрали у адвокатов и Алексею не передают.
Разумеется, осложнения со спиной связаны еще и с тем, что ему не дают нормально спать, будя по ночам каждый час. Тут и здоровый очумеет, не говоря уже о человеке, перенесшем полгода назад смертельное отравление. Возможно, Алексею потребуется серьезное лечение. Уже имея опыт взаимодействия с врачами в омской больнице, очевидно, что на докторов, которых ему подсунет ФСИН (напомню еще раз: эти люди специально прячут упражнения на бумажке), мы положиться не можем. Я требую дать Алексею возможность лечиться у тех врачей, которым он доверяет.
Путин уже на всю страну рассказывал, что читает мои обращения к нему. Так вот: я требую немедленно освободить моего мужа, Алексея Навального, которого он запихнул в тюрьму незаконно. Запихнул потому, что боится политической конкуренции и хочет сидеть на троне до конца жизни. То, что происходит сейчас, — это личная месть и расправа над человеком, которая происходит у нас на глазах. Это должно быть немедленно прекращено.

В определённом «провластном» сегменте соцсетей явное злорадство.

Юрий Ткачёв:

Вот знаете почему у Навального с революцией в России ничего не получится?

Вот типа у него там в тюрьме резко ухудшилось состояние, заболела спина, начала отниматься нога. И Навальный требует, чтобы к нему пустили приглашённого им врача.

А вот скажите, может ли среднестатистический российский зэк получить помощь приглашённого врача? Сильно сомневаюсь.

И это притом, что Навальному даже сделали МРТ (МРТ? в тюрьме? я чего-то не знаю о российской медицине?), т.е. не сказать что прям без медпомощи оставили.

Так почему Навальному должно быть можно то, что нельзя обычному зэку? Потому что он типа политик и это вот всё? Так и что с того?

Вот в этом и суть. Эти ребята позиционируют себя изначально выше простых смертных. Что у них другие права и им положено другое обращение. Но простите, элиты с другими правами у россиян есть и так. И ещё не факт, что по остальным критериям Навальный не будет хуже.

В общем, этот тест на роль нового вождя российской оппозиции Навальный, снова-таки, проваливает.

Илья Ремесло:

Сразу скажу – не считаю, что он симулирует. Но и преувеличивать масштаб проблемы не стал бы.
Да, в местах лишения свободы есть определенные ограничения, там странно рассчитывать на тот же уровень медицины, что был в Омске (напомню, Навальный «отблагодарил» спасших его врачей оскорблениями и клеветой).

Лечить его на сносном уровне будут и за решеткой, ведь пациент достаточно скандален и на виду.

Что же касается жалоб Навального на постоянные побудки – возможно, ему не стоило передавать на волю посты про заточенную ложку и вызволение из заточения?

Надо было понимать, что ты не в мире эльфов и единорогов, ты преступник, который находился в розыске. И такие твои действия законно будут трактовать как склонность к побегу – а отсюда и профучет, и побудки ночью.

Требования же Юлии Навальной «немедленно отпустить» – выглядят крайне глупо, все понимают, что это невозможно. Уже один раз был проявлен гуманизм, «тяжело больного» Навального выпустили в Германию – и мы все помним, как он за это «отблагодарил».
Второй раз игра на жалости в ущерб закону не пройдет, лимит поблажек исчерпан.

Но вообще в сети чувствуется серьёзность происходящего.

Сергей Смирнов:

Понятно, почему Навальный целый месяц держал в тайне свое плохое самочувствие. Чтобы это не выглядело как жалоба.

И если сейчас он решил это публичить говорит об одном: ситуация и правда крайне серьезная. Особенно с учетом того, что его вчера возили на МРТ. Причем Юля пишет, что ему даже листочки с гимнастикой не передают, не то что лекарства.

Дикие проблемы со спиной, так еще и пытки тем, что каждый час ночью его будят как склонного к побегу. То есть вот это даже внутренними инструкциями не объяснить.

Самое настоящее издевательство: как со здоровьем и лекарствами, так и с ночным инспектором

Евгений Ройзман:

Мы разговаривали с ним в декабре.
Я спрашивал, как идёт реабилитация и звал пробежаться, когда он вернётся. О том, что он может не вернуться и речи не было — решение возвращаться, похоже, было им принято тогда, когда вернулось сознание.
И он сказал, что бегать у него не получается, потому, что не слушается правая нога, он не может на неё опираться и не знает, восстановится она, или нет. Он просил меня об этом не говорить, я и не говорил.
Это я к тому, что Алексей, сильный и мужественный человек, не склонен жаловаться на здоровье и умеет терпеть, и если уже попал в тюремную больничку, значит всё очень серьёзно.

Алексей сидит только за то, что остался жив после покушения и не побоялся вернуться в Россию.
Эта подлая власть по всем юридическим и человеческим законам обязана освободить Навального.
Алексею — стойкости и мужества.
Юле и всей семье — терпения и надежды.
Мы с вами.

Максим Трудолюбов:

Алексей Навальный и его близкие несколько недель не предавали гласности факты пыток и издевательств над ним. Возможно, действительно Алексей не хотел, чтобы его обращения звучали как “жалобы”. У Алексея высокая чувствительность к публичной риторике. Его обычно насмешливый тон создает дистанцию, позволяет ему смотреть на власть сверху вниз и помогать его последователям не боятся власти. То, что смешно — не страшно. Власти, конечно, это не нравится и начальство пытается эту ситуацию перевернуть. Но для того, чтобы говорить сверху вниз, нужна моральная правота. Пытать политического оппонента — низость, и уж точно не признак правоты.

Зоя Светова:

Ситуация еще хуже чем кажется. Алексей Навальный уже четыре недели скрывал своё состояние .
Что можно сделать? Забросы, письма в адрес гарантов здоровья и безопасности Навального- ФСИН, Генпрокуратура и УПЧ.
Ещё хорошо бы правозащитникам и политикам обратиться к западным лидерам , чтобы они нашли « ключи» к решению этой ситуации

Андрей Волна:

Адвокат описывает клиническую картину компрессии корешка спинного мозга. Скорее всего, вследствие грыжи диска (возможны варианты).
Выполненная МРТ — это правильный метод обследования в данной ситуации.
Варианты лечения — от консервативной терапии (если клиника держится, как говорит адвокат, 4 недели, то эффект сомнительный) до хирургического вмешательства (весьма вероятно).
Нужна консультация не тюремного врача. И не просто врача. Нужна консультация нейрохирурга.

Александр Шуршев:

В путинской России много раз людей по политическим мотивам убивали в заключении: Магнитский, Алексанян…
Сейчас у них в руках Навальный. Они пытались его убить, их поймали за руку, и теперь они хотят мстить. Навальный не должен оказаться в этом списке

Андрей Борзенко:

Я когда-то очень много читал документы по делу Магнитского, в том числе его жалобы на условия содержания и состояние здоровья. С профессиональным занудством юриста он подробно перечислял все мелкие подлянки, которые кидали ему тюремщики, и указывал на то, почему именно то или иное действие незаконно. А его в это время медленно и неизбежно убивали. Теперь похожим занудным перечислением занят другой юрист, Навальный, которого пытают отсутствием сна и медицинской помощи. И это просто адски страшно.

Илья Васюнин:

Несколько лет назад задавал вопрос одному из адвокатов Сергея Магнитского (международные организации называли в качестве причину смерти «умышленную медицинскую халатность»): почему, зная о проблемах Сергея, они не сделали ситуацию публичной? Ответ цитирую по смыслу, приблизительно — «не хотели выносить, не понимали, насколько все серьезно».

В связи с ситуацией со здоровьем Алексея, значит, такое рассуждение — все понимаю насчет подчинения адвоката воле подзащитного, но в ряде случаев необходимо, видимо, это волю модерировать; в конце концов, все кроме здоровья можно исправить; тем более в случае, когда это не сознательный риск в виде голодовки, а жертва ради жертвы, мероприятия более чем сомнительного. Не до конца понятно, как тут правильно действовать, наверное, более в этой части опытные люди знают лучше, но представляется однако, что молчание не самый лучший вариант (см. случай в первом абзаце). Кроме адвокатов, вероятно, на стратегию публичности может повлиять и окружение.

Николай Кононов:

Заглянул в соцсети, а тут оказывается, Навального в колонии пытают депривацией сна. Почтенный, уважаемый со времён ГУЛАГа приём — сводить арестанта с ума, не давая спать. Описан в N-ом количестве эгодокументов и романов (в «Восстании» тоже). А ещё говорят, утеряны традиции, распалась связь времён. Ничего подобного. Всё лучшее берём в будущее.

Илья Симановский:

Полагаю, пытка бессонницей, применяемая к Нaвальному, это момент истины для т.н. «охранителей», которые еще хотят сохранять репутацию людей. Многие ли сейчас достаточно внятно выскажутся в духе «не, ну это уж ни в какие ворота, отстаньте от человека, так нельзя»? Или тихо промолчат в позе «Вертухаи будят Навальнoго по 8 раз за ночь, интересно, зачем это ему понадобилось?»

Дмитрий Колезев:

Тут все просто: Навальный по политическим основаниям находится в тюрьме в пыточных условиях. Его здоровье, а возможно и жизнь, под угрозой. Это совершенно средневековый и отвратительный способ политической борьбы. Я не знаю, подействует ли обращение Юлии Навальной к Путину, и что вообще должно случиться, чтобы это прекратилось. Но это должно быть прекращено. И для Навального, и для других заключенных, которые подвергаются пыткам и жестокому обращению. Это противоречит и международному праву, и российской Конституции, и даже всему, что декларируют российские власти. Мучить оппонента в тюрьме — это вовсе не признак сильного государства.

Илья Яшин:

Давайте называть вещи своими именами: Навального решили просто сгноить в тюрьме. Как минимум сделать из него инвалида. Про худшее даже говорить не хочется — все и так всё понимают.
Ответственность за происходящее несёт лично Владимир Путин, который на глазах у всей страны и мира мстит своему оппоненту и создает реальную угрозу его жизни.

Фёдор Крашенинников:

👆Путин — личный тюремщик Навального.

Антон Орехъ:

Есть вещи вне моего понимания. Власти делают всё, чтобы превратить Навального в мученика, в героя, не позволить нам забыть его имя. Чтобы даже в лагере он оставался в центре внимания и влиял на политику. Мог бы спокойно сидеть в этом лагере, лечили бы ему спину, а на воле все занимались бы какой-то бытовухой и смотрели сериалы. Но власть каждый день превращает Навального в человека который однажды даст ей пинка под зад. Здоровья Алексею! Мужества и терпения! Что тут ещё скажешь.

Татьяна Лазарева:

Для тех, кто не знает, Навальный — это человек, который как и многие в нашей стране недоволен тем, что в ней происходит. Только в отличии от многих из нас он открыто борется с этим за будущее нашей страны — за честные суды, свободу слова и собраний, за сменяемость власти. В этой борьбе он чудом остался жив после того, как его отравили. Сейчас он находится в тюрьме, он болен, его не лечат, а также не дают по ночам спать, чтобы он мог хотя бы восстановиться. Его семья давно находится в постоянной опасности.
Меня все это очень беспокоит. Как беспокоит и мое будущее в этой стране, и будущее моих детей — и это совершенно нормально для любой матери. Мне важно, в какой обстановке и в какой стране живут и формируются мои дети. Это наша с ними страна и я хочу, чтобы и я и они чувствовали себя в ней в безопасности, любви и заботе. Я считаю, что только тогда человек может стать полностью счастливым.

Митя Алешковский:

Я считаю, что каким бы злом власть-имущие не считали Навального, какую бы угрозу они в нем не видели, чьим бы агентом они его не называли, никто не в праве пытать человека. Никакого, не только Навального, но и Навального тоже.
Но с Навальным особая история, потому, что он сам прилетел в Россию, сам решил, что готов пойти в тюрьму.
Вы можете убить его, можете сделать его калекой, можете убить и искалечить всех тех, кто придет вслед за ним, но таким путем вы никогда не одержите моральной победы. И все вокруг всегда будут знать об этом, всегда, в каждом разговоре, на каждой встрече, до самой смерти и всегда, всегда после нее.

Мария Снеговая:

По масштабу последствий для России просходящее на наших глазах де факто убийство Алексея Навального, вероятно будет сопоставимо с войной в Украине.

Николай Эппле:

Алексея Навального, человека, который, так уж получилось, является лидером российской оппозиции и с которым у очень многих связаны надежды на изменения в стране, ну и просто живого невинно осужденного человека, в колонии пытают бессонницей, с его здоровьем прямо сейчас происходят непонятные вещи. Мне кажется, это должно беспокоить мою ленту (про широкую общественность не говорю) ну точно не меньше, чем интервью полоумного чувака известной телеведущей и цензура на модной московской книжной ярмарке. Должно, но, кажется, это не так.

Таисия Бекбулатова:

Судя по реакции на происходящее с Навальным, российское общество скорее мертво, чем живо

75 вещей, которые нельзя делать в тюрьме

12 октября 2014 г.

75 вещей, которые нельзя делать в тюрьме

Джастин Паперни на прошлой неделе написал отличный блог под названием «100 вещей, которыми можно заняться в тюрьме». Я, по общему признанию, перехватил концепцию, лежащую в основе его работы, и придумал 75 вещей, которые НЕЛЬЗЯ делать в тюрьме. Я должен также добавить, что Джастин научил меня большинству этих вещей либо непосредственно через свои консультации, либо через серию видео.

  1. Будьте стукачом
  2. Подружитесь с охранниками
  3. Сесть на чужую койку
  4. Врезка по линии
  5. Забудьте сказать пожалуйста
  6. Забудьте сказать спасибо
  7. Украсть
  8. Обладать сотовым телефоном
  9. Обладают запрещенными веществами
  10. Смотреть телевизор весь день
  11. Одолжите сокамернику лекарства по рецепту
  12. Управлять бизнесом
  13. Сделайте каждого заключенного своим другом
  14. Не делай заключенного своим другом
  15. Мисс Граф
  16. Несоблюдение чистоты в вашем районе
  17. Неудачная очистка
  18. Громко шумят после того, как погаснет свет
  19. Злоупотребление телефонными привилегиями
  20. Злоупотребление почтовыми привилегиями
  21. Вход за границу
  22. Не посещать занятия, рекомендованные консультантом вашего подразделения
  23. Неспособность воспользоваться возможностями образования
  24. Не могу написать семье и друзьям
  25. Невозможно позвонить семье и друзьям
  26. Неспособность планировать свое будущее после тюрьмы
  27. Прикоснуться к другому заключенному
  28. Не обращай внимания на свое физическое здоровье
  29. Не обращай внимания на свое психическое здоровье
  30. Не поехать к стоматологу
  31. Расскажите своей семье, насколько плохая тюрьма на самом деле
  32. В бой
  33. Сменить телеканал
  34. Сесть в чужое кресло
  35. Похвастайтесь тем, что у вас
  36. Похвастайтесь своей семьей
  37. Хвастайтесь своим преступлением
  38. Скажите всем, что вы невиновны, если вы не
  39. Верить и распространять слухи о реформе федеральной системы наказаний
  40. Рассчитывайте на победу по вашей апелляции
  41. Забудьте читать
  42. Игнорировать новости реального мира
  43. Забудьте, что вас в первую очередь привело в тюрьму
  44. Играть в карты двенадцать часов в день
  45. Скажите людям не посещать
  46. Не исправлять причиненный вред людям
  47. Не достаточно принять душ
  48. Брать вещи у других сокамерников
  49. Быть грубым
  50. Покажите другим заключенным, насколько вы на самом деле напуганы
  51. Словесное оскорбление другого заключенного
  52. Оскорбить охранника словесно
  53. смотреть на других сокамерников
  54. Дотянуться до еды других заключенных в столовой
  55. Думаю, что ты лучше других сокамерников
  56. Думаю, что игра в тюремной команде по софтболу приведет к карьере
  57. Будьте неуважительны
  58. Терять самообладание
  59. Неспособность выйти из ситуации, которая может привести только к неприятностям
  60. Злоупотребление почтовыми привилегиями
  61. Забудьте о своей религии
  62. Непонимание реального мира без вас
  63. Непонимание того, что люди в реальном мире ждут вашего возвращения
  64. Не воспользоваться преимуществами RDAP, если вы соответствуете требованиям для лечения
  65. Обсудить политику
  66. Обсудить религию
  67. Плачь перед другими заключенными
  68. Пожаловаться на срок наказания
  69. Пожаловаться на срок чужого наказания
  70. Расскажите подробности своего преступления
  71. Поделитесь подробностями чужого преступления
  72. Вывозить еду из столовой
  73. Гэмбл
  74. Не прочитал тюремный справочник
  75. Оставь надежду

Кен Фласка

Вы успешно подписались!

11 вещей, которые нужно знать перед тем, как попасть в тюрьму

Тюремное заключение не является частью жизни среднестатистического жителя Флориды.Даже в этом случае велика вероятность того, что в конечном итоге либо вы, либо кто-то из ваших знакомых окажетесь в затруднительном положении с законом. В зависимости от типа преступления и тяжести приговор к тюремному заключению или тюремному заключению почти всегда возможен, даже для лиц, совершивших впервые правонарушение. Когда придет время помочь этому другу, члену семьи или себе, мы в Aaron Delgado & Associates готовы помочь 24 часа в сутки, 365 дней в году.

К сожалению, вы, возможно, пришли к этой статье, потому что либо собираетесь заключить сделку о признании вины, включая заключение в тюрьму, либо готовитесь к суду, который может отправить вас туда.Если это так, мы надеемся, что некоторые из этих идей помогут вам лучше подготовиться. Информация, которую вы найдете ниже, основана на реальных людях и реальном опыте. Это очень реальные и ценные вещи, которые нужно знать о том, как попасть в тюрьму № до того, как вы попадете в тюрьму № Департаментом исправительных учреждений (DOC).

Содержание

1. Тюрьма есть тюрьма

id = ‘1-тюрьма-это-тюрьма’>

Попасть в тюрьму — это не то же самое, что попасть в тюрьму.

Тюрьма и тюрьма — термины, которые миряне часто используют как синонимы для описания любого типа заключения.Однако на самом деле эти два слова описывают очень разные места.

Тюрьма против тюрьмы

id = ‘тюрьма против тюрьмы’>

Во Флориде тюрьмы, как правило, находятся в ведении округа или шерифа указанного округа, и они используются для содержания тех, кто ожидает суда, вынесения приговора или отбывает наказание в течение 364 дней или меньше. Аспект продолжительности легче всего иллюстрирует разницу между тюрьмой и тюрьмой, и он дает некоторое представление о том, почему так важно знать, куда вы направляетесь.Если общий срок заключения человека составляет 364 дня или меньше, он будет помещен в окружную тюрьму на весь срок этого наказания. Соответственно, если человек приговорен к 12 месяцам и 1 дню или более, этот приговор будет отбываться в тюрьме штата. В отличие от окружной тюрьмы, тюрьмы находятся в ведении Департамента исправительных учреждений.

Хотя нет конкретного ответа, что хуже — тюрьма или тюрьма, но, безусловно, есть различия, о которых вам следует знать. Например, если вы собираетесь в окружную тюрьму, не забудьте надеть несколько дополнительных комплектов нижнего белья.Душ, прачечная и кондиционер не всегда в изобилии, когда вы находитесь в заключении. Часто люди, которые знают, что их отправят под стражу в окружной тюрьме, носят четыре комплекта «белых» — 4 рубашки, 4 пары носков и 4 пары нижнего белья. Эти дополнительные комплекты белого, хотя и далекие от комфорта свободы, будут роскошью, недоступной для заключенных в противном случае.

Тюремная разница

id = ‘the-Prison-difference’>

Тот же совет не применим к тем, кто отправляется в тюрьму.В тюрьме будут прачечные и душевые, как в окружной тюрьме, но вы не придете с четырьмя наборами белого . Тюремные правила, которые будут рассмотрены более подробно ниже, отличаются в этом отношении.

Еще одно важное отличие, о котором следует помнить, — это физическое расстояние между вами и вашими близкими снаружи. В подавляющем большинстве случаев преступления совершаются рядом с местом проживания преступника. Это означает, что, если вас приговорят к длительному тюремному заключению, друзьям и родственникам, живущим поблизости, будет относительно легко навещать вас.Напротив, назначение в тюрьму варьируется в зависимости от огромного количества соображений, и эти решения полностью принимаются Департаментом исправительных учреждений. Даже если вы всю жизнь прожили в округе Волусия, имеете семью в Волусии и совершили преступление в Волусии, , вы можете отбыть тюремный срок почти в любом месте штата . Это может быть трудным и обременительным для посетителей, которые, возможно, не смогут проехать пять или шесть часов так же легко, как 15-30 минут.

К сожалению, эти решения принимаются только DOC, и ни адвокат, ни судья не могут гарантировать конкретное размещение или принудительный перевод.Лучшее, что вы можете сделать, — это знать об этом, чтобы вы могли передать эту информацию своим потенциальным посетителям.

Это лишь небольшая часть различий между тюрьмой и тюрьмой, но важно понимать, что эти два слова не означают одно и то же и что у вас будет разный опыт в зависимости от того, где вы отбываете наказание.

2. Взять вещи с собой

id = ‘2-take-things-with-you’>

Знайте, что вы можете взять с собой, что вам следует взять с собой и что вам придется оставить, прежде чем вы попадете в DOC.

Помните те четыре комплекта белых вещей, которые вы ловко носили в окружной тюрьме? Если вы собираетесь в тюрьму, пора попрощаться с тремя из этих четырех. В отличие от окружной тюрьмы, DOC не позволяет заключенным приносить дополнительные комплекты белого цвета , и они не будут переданы вам, когда вы покинете округ. Фактически, одежда на вашей спине, вероятно, будет единственными материальными вещами, которые вы физически принесете с собой, когда попадете в тюрьму. Соответственно, будьте готовы к тому, что вы не поедете в летний лагерь и не принесете с собой рюкзак, полный предметов первой необходимости и удобств.

Что можно взять с собой

id = ‘what-you-can-take-with-you’>

При этом важно понимать, что можно и нужно брать с собой. Очки — частый вопрос и хорошая иллюстрация к этому. DOC не собирается заключать вас под стражу и заставлять снимать очки и делать вас слепыми (или, по крайней мере, чувствовать себя немного неудобно) на время вашего приговора. Если у вас есть очки по рецепту , вы должны обязательно надеть их в суд в день вынесения приговора.Хотя их можно будет доставить вам позже, законная доставка предметов в тюрьмы штата или из них может занять досадно много времени.

Что брать с собой

id = ‘what-you-should-take-with-you’>

Еще одна очень распространенная проблема — лекарства . Понятно, что многие люди, которым грозит заключение, обеспокоены тем, что у них не будет доступа к необходимым лекарствам. Это не тот случай. Однако вы не собираетесь брать с собой эти лекарства, когда попадете под стражу.Вместо этого вам следует обратиться к своим поставщикам медицинских услуг, чтобы получить копии всех официальных диагнозов и рецептурных лекарств. Используйте его, чтобы составить список необходимых вам лекарств, и возьмите его с собой, когда собираетесь заключить под стражу. Если у вас есть кто-то, желающий помочь, вы также должны предоставить копию этому человеку, если по какой-либо причине ваш список не будет допущен или будет потерян / поврежден / уничтожен и т. Д. У вас будет возможность обсудить свои медицинские потребности в DOC. и они предоставят необходимые лекарства и необходимое лечение.Знание того, что вам нужно и почему, до того, как вы войдете, будет ценным активом как для вас, так и для них.

Что нужно оставить позади

id = ‘what-you-have-to-leave-behind’>

Кроме единственной пары белых очков, пары очков и, возможно, списка предметов первой необходимости (или другой абсолютной необходимости), , вы, скорее всего, не принесете с собой ничего другого . Этот запрет распространяется и на предметы досуга. Вы не будете брать с собой игры, карты, книги, iPod или что-либо подобное.В зависимости от ряда факторов у вас, вероятно, будет доступ к некоторым из этих вещей, но, конечно, ни к одному из ваших.

Чем заняться на вынос

id = ‘the-takeaway-for -eding-things’>

Не планируйте брать с собой ничего, кроме одежды, очков и, возможно, списка лекарств. Кроме того, будьте осторожны: не пытайтесь что-либо проникнуть внутрь. По пути вас будут тщательно обыскивать, и очень немногие вещи могут произвести на первое впечатление худшее впечатление, чем контрабанда.

3. Первые 6–12 часов

id = ‘3-the-first-6-to-12-hours’>

Первые шесть-двенадцать часов, вероятно, будут одними из худших для вас. Не позволяй им сломать тебя.

Ваше время в тюрьме, вероятно, не будет в целом приятным. Однако ваш первый день будет особенно плохим, и вы ничего не можете сделать, чтобы подготовиться к нему должным образом. Лучшее, что вы можете быть подготовленным, — это информировать. Это позволит вам получить реалистичное представление о том, чего ожидать и как выжить в тюрьме, не теряя рассудка в первый же день.

Первое, что нужно знать, это то, что вы не перейдете прямо от свободы к DOC . В большинстве случаев после помещения под стражу Департамента исправительных учреждений вы будете помещены в окружную тюрьму до тех пор, пока вас не доставят в классификацию и, в конечном итоге, в учреждение, где вы будете размещены. Этот процесс может не начаться в день вашего заключения под стражу, поэтому важно понимать, что, когда я говорю «первый день», я действительно имею в виду ваш первый день с DOC.

Когда настанет день, когда вас отвезут, , вероятно, вас разбудят очень рано (около 3 часов ночи), чтобы вас забрали и посадили в автобус . Если попасть в тюрьму — это плохо, то попасть в тюрьму после того, как вы почти не выспались, еще хуже. Вы также должны ожидать, что ваш автобус не будет особенно комфортабельным и вам, возможно, придется проехать приличное расстояние. Существует вполне реальная вероятность того, что вам предстоит долгая ранняя утренняя поездка на автобусе без отопления и кондиционирования воздуха, что в зависимости от времени года может быть либо очень плохим, либо невыносимо ужасным.

Когда вы, наконец, прибудете в пункт назначения, ваше время на автобусе может еще не закончиться. Если другие автобусы прибыли раньше вашего или иным образом имеют приоритет, вам придется ждать своей очереди на том же неудобном автобусе. Это ожидание может длиться минуты или часы, в зависимости от обстоятельств вашего прибытия. Когда вы наконец выйдете из автобуса, вас не встретят тепло . Вас полностью разделят догола и тщательно обыщут. Опять же, это не должно быть веселым занятием, и к нему никогда не будут относиться как к одному.

Помимо буквального одевания, вы можете ожидать и словесного одевания. Люди, приветствующие вас по поводу вашего пребывания в DOC, не являются гостеприимным комитетом, и они не будут баловать, угождать или лгать вам о реалиях DOC. Вы должны знать, что они могут быть неприятными с первого слова, и вы ничего не можете или не должны делать, кроме как слушать и выполнять законные приказы . В этот момент вы будете усталым, физически и эмоционально истощенным, вероятно, чувствуете себя уязвимым и не в настроении, с которым можно было бы разговаривать.Тем не менее, крайне важно держать свои эмоции под контролем. Ты не сделаешь себе одолжений, устроив драки с сотрудниками исправительных учреждений.

Когда все это будет сказано и сделано, ситуация начнет быстро улучшаться. Как только вы прибудете в конечный пункт назначения, вы можете начать привыкать к ритму и рутине. Скорее всего, вы сочтете, что в тюрьме плохо, но, вероятно, не так плохо, как вы думаете. Лучшее, что вы можете сделать, это осознавать тот факт, что начало — худшее .Если вы знаете это и будете держать это как мантру, вы пройдете через эти уродливые первые часы.

4. Миф о тюремной камере

id = ‘миф о 4 тюремных камерах’>

Ты не будешь сидеть в камере весь день на весь срок наказания.

Если вы похожи на меня, вы, вероятно, всегда представляли себе тюрьмы и тюрьмы в старинном стиле: маленькие камеры с решетками над окнами и, может быть, койкой или двухъярусной кроватью, где нет ничего интереснее, чем можно было бы провести время, чем читать или смотреть в стену.Это не те условия, в которых вы обычно живете в государственной тюрьме. Чаще всего вы будете размещены в чем-то более похожем на армейскую казарму . В зависимости от вашего учреждения, вашего поведения и ряда других факторов ваша повседневная жизнь, вероятно, достигнет уровня нормальности по мере того, как вы приспосабливаетесь.

Рабочий выпуск

id = ‘work-release’>

Одна возможность, которая у вас будет — это рабочий выпуск . Мы все видели знаки на дорогах и шоссе, на которых было написано что-то вроде «Осторожно: государственные заключенные работают», чтобы обозначить группу заключенных DOC, вышедших на работу.Хотя освобождение от работы определенно не будет увлекательной или гламурной работой, это все же возможность выйти за тюремные стены и пообщаться с остальным обществом (хотя бы поверхностно).

Рабочий релиз также откроет возможность для сомнительной деятельности. Могут быть определенные охранники, которым удобно давать заключенным поводок немного длиннее, чем другим. Точно так же могут быть рабочие места или рабочие места, которые могут быть вне поля зрения охранников. Всегда помните: нарушение правил DOC сделает ваше пребывание в тюрьме менее приятным и, в зависимости от серьезности нарушения, может повлечь за собой новые уголовные обвинения .Не поддавайтесь искушению заниматься теневыми делами только потому, что ваше рабочее место дает вам хоть какую-то свободу. Вы можете быстро потерять это преимущество и оказаться в гораздо худшем положении.

Учения в тюрьме

id = » упражнения в тюрьме ‘>

Другой распространенный голливудский тюремный мотив — тюремный блок или открытый двор, где заключенные поднимают гантели или замечают друг друга на скамейке. К сожалению, у вас не будет доступа в тюрьмы Голливуда, и вам придется обходиться без законного оборудования для упражнений.Тем не менее, есть еще творческих способов тренировки, пока вы в тюрьме . Один из распространенных фаворитов — наполнить большой мешок для мусора водой и использовать его в качестве сопротивления для типа переднего бокового подъема (или любого другого способа, которым вы хотите его поднять). Еще одна простая тюремная тренировка, которая очень часто используется, — это отжимания, когда другой заключенный сидит или надавливает на вашу спину, чтобы добавить сопротивление.

Короче говоря, если вы хотите использовать свое время в тюрьме, чтобы набрать мышечную массу, или если вы хотите контролировать свою базовую физическую форму, существует множество творческих способов сделать это.Просто знайте заранее, что у вас не будет доступа к тренажеру .

Здоровое питание

id = ‘Healthy-foods’>

Упражнения, несомненно, являются жизненно важной частью поддержания здорового образа жизни в тюрьме, но это не единственное, что вам нужно смотреть. Ваше питание во время вашего пребывания в DOC имеет жизненно важное значение, и вы хотите знать, какие варианты питания будут вам доступны. Вы не поверите, но у DOC есть довольно всестороннее меню для всех заключенных, а также «столовая», которая работает как своего рода продуктовый магазин для заключенных.Типичная еда DOC будет включать овощи, бобовые, мясо, хлеб и иногда десерт. Они обеспечат каждого заключенного достаточно разнообразным обедом, в среднем из расчета 2691 калорий в день, что «специально разработано для удовлетворения потребностей в калориях для умеренно активных взрослых».

В некоторых предложениях еды также будет альтернативный вход для вегетарианцев и лиц с религиозными ограничениями . Кроме того, DOC может предоставить вариантов кошерной пищи , если это необходимо из-за религиозных ограничений в питании.Если у вас есть другие необходимые диетические ограничения, убедитесь, что у вас есть документы об этом с кем-то, кому вы доверяете, и убедитесь, что вы поделитесь своими опасениями с DOC. В зависимости от характера и причин особой диеты, DOC может подобрать вас. Несмотря ни на что, DOC обязан по закону заботиться о заключенных, находящихся под его опекой.

Если вы похожи на многих сокамерников, у вас, вероятно, есть немного денег на счету, и вы хотели бы другие варианты питания.К счастью, здесь в игру вступает столовая. Если вы зайдете на эту страницу веб-сайта DOC, вы не только найдете дополнительную информацию о стандартном тюремном питании, но также найдете ссылку на меню столовой, которое включает в себя широкий выбор еды и всякой всячины, а также цены на все эти предметы. Если вы хотите твинки, рамен, пончики на ужин, это ваша прерогатива, пока у вас есть ошеломляющие 3,49 доллара, которые вам будут стоить, чтобы купить эти три предмета. И хотя это может показаться не очень большим количеством денег, в тюрьме ваши расходы будут ограничены.У вас будет на что жить, но вам нужно будет обращать внимание на то, сколько вы тратите и когда. (Подробнее о финансах в тюрьме см. Пункт шесть ниже.)

Отдых и комфорт для существ

id = ‘recreation-amp-creature-comforts’>

В качестве напоминания о вашей повседневной жизни в тюрьме знайте, что у вас будет возможностей для отдыха и даже некоторое количество из удобств для животных . В выходные или дни, когда вам не нужно работать или гулять во дворе, у вас может быть возможность вернуться в постель и вздремнуть или взять напрокат MP3-плеер и послушать музыку.В настоящее время заключенные даже имеют доступ к планшетным компьютерам и могут брать напрокат фильмы, учебные материалы и тому подобное. Вам не дадут iPad Pro с полной библиотекой музыки и фильмов, но это определенно лучше, чем ничего.

5. Связь с внешним миром

id = ‘5-communication-with-the-external-world’>

Вы захотите заранее обдумать общение с людьми извне.

Если вы когда-либо были в окружной тюрьме, возможно, вы были знакомы с личными посещениями или видеоконференциями, телефонными звонками и т. Д.Как и во многих других вещах, которые мы обсуждали, когда вы доберетесь до DOC, все будет по-другому.

Телефонные звонки

id = ‘Making-phone-calls’>

Одна вещь, которую вы хотите сделать, — это запомнить важные телефонные номера . Вы сможете звонить по телефону людям извне, но вам нужно знать номера заранее, и вы сможете разговаривать только с людьми, одобренными DOC. Другими словами, не ожидайте, что вы пролистаете свои контакты и позвоните своему старому торговцу наркотиками, чтобы поговорить о бизнесе.Ничего из этого не происходит в тюрьме, и вам не следует ожидать большой свободы действий от DOC в этом вопросе.

Отправка и получение почты

id = ‘send-amp-receive-mail’>

Точно так же вы сможете отправлять и получать почту , пока находитесь в заключении, но эти вещи снова будут подлежать утверждению, и все будут обысканы на пути в учреждение или из учреждения. Помните, : все, что вы делаете в тюрьме, подлежит обыску без санкции и изъятию .Если вы или люди, с которыми вы общаетесь, обсуждаете что-то незаконное или исключительно личное, этот разговор не будет конфиденциальным и может быть использован против вас, если поведение дойдет до уровня уголовного преследования.

Чтение книг

id = ‘read-books’>

Кроме того, как кратко обсуждалось выше, вам может быть разрешено иметь книг в тюрьме , но эти книги должны быть отправлены вам, и они должны быть отправлены напрямую от продавца. Вы не сможете заставить члена семьи медленно отправлять вам по почте всю вашу коллекцию книг, пока вы отбываете наказание.Скорее, если вы решите отправить книгу вам, вам придется отправить ее прямо на предприятие от продавца. Если вы начнете накапливать слишком много личных вещей (т. Е. Слишком много книг), вы можете не получить новые, пока не избавитесь от старых. Если вы столкнетесь с этой проблемой, вы всегда можете раздать книги другим заключенным или подарить их библиотеке учреждения.

Личное посещение

id = ‘inperson-visitation’>

Сделав еще один шаг вперед, DOC установил очень строгие правила в отношении личных посещений .Например, первый шаг к посещению заключенного DOC — это найти и заполнить это заявление на право посещения. Если посетителю разрешено посетить заключенного, имейте в виду, что существуют очень строгие правила относительно того, что посетитель может и что нельзя носить, даты и время, когда им разрешено посещать, а также множество дополнительных правил. Если вы или ваш любимый человек собираетесь навестить заключенного, начните с указанного выше заявления и внимательно изучите следующие правила и часто задаваемые вопросы от DOC.

Незаконное использование сотового телефона

id = ‘unlawful-cell-phone-use’>

В заключение, заключенные очень быстро узнают, что законные средства связи — не единственное средство общения в учреждении DOC.Несмотря на то, что заключенным не разрешается иметь сотовые телефоны (и могут попасть в кучу неприятностей, если их поймают с одним), они все еще довольно распространены и легко доступны. Для сокамерников нет ничего необычного в том, чтобы продавать сотовые телефоны другим заключенным за любую доступную валюту (например, суп или марки). Хотя это может показаться отличной альтернативой строгим правилам и процедурам DOC в отношении внешних контактов, всегда помните, что нарушение правил будет иметь серьезные последствия и может сделать вашу жизнь в заключении значительно менее терпимой, чем она могла бы быть в противном случае.

Вывод для внешнего контакта

id = ‘the-takeaway-for-external-contact’>

Убедитесь, что вы соблюдаете правила DOC и сможете поддерживать успешный контакт со своими близкими, пока отбываете наказание.

6. Финансы и покупка предметов первой необходимости

id = ‘6-finances-amp-Purchase-the-needs’>

Жесткий предел ваших еженедельных расходов в тюрьме составляет 100 долларов.

Если вы потратите менее 100 долларов в течение недели, вы не сможете перенести их на следующую неделю.И наоборот, если вы потратите 100 долларов в первые 5 дней, вы будете делать это, зная, что не будете тратить больше до следующей недели. Из-за этого жесткого ограничения важно, чтобы вы, , обращали внимание на свои расходы и знали, сколько денег вам нужно для чего и когда . Крайне важно помнить о своем бюджете, когда решаете потратить деньги на твинки и сладкие булочки в столовой. Вы же не хотите настолько сходить с ума, тратя деньги, что у вас заканчиваются деньги, чтобы покупать то, что вам действительно нужно.

В первую очередь вы захотите забрать из столовой дезодорант (в противном случае DOC не предоставит его), немного детской присыпки и кодовый замок . Первые два помогут вам и вашей одежде пахнуть значительно лучше, чем альтернатива, а кодовый замок поможет сохранить ваши личные вещи в безопасности, когда вы не в общежитии (но имейте в виду, что старая пословица красиво написана Робином Хоббом: «Замок не более чем сохраняет честность честного человека.Хотя эти предметы не являются необходимыми в самом строгом смысле этого слова, они чрезвычайно ценны, и вы будете счастливы получить их.

В столовой также есть альтернативных вариантов питания, туалетных принадлежностей и прочего . 100 долларов кажется, что это может иметь большое значение (и это может быть связано с такими низкими ценами в столовой), но убедитесь, что вы следите за расходами и не позволяете себе попасть в положение, когда вам действительно что-то нужно, но вы не можете сделать что-нибудь об этом до следующей недели.Возможно, это не конец света, если у вас закончатся деньги в течение недели, но также утешает знание того, что у вас есть доступ к небольшому запасу, если он вам нужен.

7. Употребление наркотиков

id = ‘7-drug-use’>

В тюрьмах широко распространено употребление наркотиков. Будьте предельно осторожны, если воспользуетесь чем-либо, что вам предложат в тюрьме.

Это никого не должно шокировать, но употребление наркотиков происходит каждый день в исправительных учреждениях штата по всей Флориде. Как и сотовые телефоны, рекреационные наркотики являются контрабандой, и их хранение может повлечь за собой дисциплинарные взыскания со стороны DOC, а также уголовные обвинения, выдвинутые против вас правительством.Тем не менее, вы не пройдете много времени, прежде чем столкнетесь с тем, что какие-либо формы рекреационных наркотиков или лекарств, отпускаемых по рецепту, используются неправильно.

Очевидно, что хранение запрещенных наркотиков за пределами тюрьмы является незаконным, поэтому нет причин, по которым кто-либо должен ожидать, что хранение внутри будет иначе. Фактически, единственная реальная разница, как правило, состоит в надежности источника, чтобы поверить в то, что вы получаете то, что вы думаете . Например, K2 очень популярен и распространен в тюрьмах Флориды в наши дни.Однако K2 может быть опасен даже в лучшие времена из-за производственного процесса, и этот риск резко возрастает в тюрьме из-за того, что «нищие не могут выбирать».

Что-то еще, что нужно учитывать , когда кто-то предлагает вам наркотики, ввезенные извне, и это именно то, как этот подвиг был совершен. Как упоминалось выше, когда вы впервые приедете в Орландо, вас будут тщательно обыскивать. То же самое верно и для возвращения после рабочего дня, но тогда это будет менее агрессивно.Не вдаваясь в подробности, просто знайте, что любые наркотики, поступающие в учреждение, скорее всего, были транспортированы в замкнутом пространстве, завернуты в пластик и покрыты мылом для рук. Говоря лично, я не чувствовал бы себя склонным класть что-то подобное в свой рот, зная, где именно это было до того, как оно попало ко мне. Даже если бы не было никаких других последствий для хранения и употребления наркотиков, этого должно было быть достаточно сдерживающим фактором.

Еще одна опасная модель употребления наркотиков, с которой вы, вероятно, столкнетесь, — это попытки заключенных использовать ненаркотических лекарств для достижения эффекта изменения сознания .Прекрасной иллюстрацией этого является распространенное злоупотребление лекарствами от кровяного давления заключенными DOC. Лекарства от кровяного давления — одно из немногих лекарств, отпускаемых по рецепту, которые заключенные обычно могут получить в тюрьме. Поскольку лекарства сами по себе ненаркотические, прием лекарств от артериального давления не оказывает наркотического действия. Тем не менее, поскольку эти препараты действуют как разжижители крови, заключенные принимают большие дозы, а затем пытаются бодрствовать в течение длительных периодов времени, пытаясь вызвать галлюцинации. Реальность такова, что желаемый эффект, вероятно, никогда не будет достигнут с помощью этих лекарств, и вы просто проснетесь на следующий день с ужасной головной болью и чувством, будто вы съели тонну разжижителей крови.

Наркотики в тюрьме на вынос

id = ‘наркотики в тюрьме на вынос’>

Употребление наркотиков в тюрьме нарушает закон, правила DOC, и это может быть опаснее, чем погоня за кайфом на улице. Будьте умны и избегайте этих вещей.

8. Насилие может и случится

id = ‘8-abuse-can-amp-will-want’>

Не ставьте себя в опасное положение.

Это очевидно, но, возможно, не так, как вы думаете. Насилие в тюрьмах происходит из-за множества причин, включая расовые проблемы, проблемы с бандами, обычное издевательство и многое другое.Даже в этом случае эти акты насилия обычно изолированы и являются результатом определенного инициирующего события. Вам не нужно постоянно бояться быть избитым «просто потому, что».

Одна очень распространенная ловушка, которая часто лежит в основе насилия (как в тюрьме, так и за ее пределами), — это азартные игры. Азартные игры очень распространены в DOC, поскольку они могут быть забавным и отвлекающим способом скоротать время. Однако накопление огромного долга — или вообще любого долга, который вы не можете выплатить — подвергнет вас опасности. Вы совершенно не хотите оказаться в тюрьме в долгу перед кем-либо. .Если вы собираетесь играть в азартные игры, убедитесь, что вы можете покрыть свои долги (что является неотъемлемой частью пункта номер шесть выше). Тем не менее, самый безопасный вариант — просто не играть в азартные игры в тюрьме. Играйте в карты с другими заключенными и получайте удовольствие, но если игра превращается в реальные деньги, возможно, пора отступить.

Даже если вы держите нос в чистоте и держитесь подальше от физического насилия, вы все равно можете столкнуться с насилием. Всегда помните, что тюрьмы не так безопасны, как мы хотим верить, и других заключенных могут и будут изготавливать оружие .Хотя некоторые из этих изобретений заключенных могут быть чрезвычайно сложными и, откровенно говоря, немного впечатляющими (например, пистолет, сделанный из деталей водопровода), другие просты и чрезвычайно эффективны. Кодовый замок в носке может нанести большой ущерб, а одно лезвие бритвы может легко оказаться смертельным. Никогда не думайте, что драка в тюрьме превратится в кулачный бой, никогда не прибегайте к насилию, если можете его избежать, и никогда не накапливайте игровые долги, которые вы не можете заплатить. Насилие в тюрьме — вполне реальная проблема, но если вы будете умны и вежливы, вы сможете избежать попадания на линию огня.

9. Наблюдая за Суперкубком

id = ‘9-Watch-the-super-Bowl’>

Да, вы все равно сможете смотреть Суперкубок, пока находитесь в тюрьме.

Хотя это может показаться неуместным и крайне несущественным, возможность смотреть Суперкубок — исключительно «нормальная» и забавная вещь, которую можно делать в тюрьме. Более того, это полезный пример маленьких вещей, которые вы можете делать в тюрьме, чтобы сделать опыт более терпимым и помочь скоротать время, ожидая немного большего, чем другой обычный день недели.

Воспользуйтесь этими небольшими предметами роскоши, когда сможете. Тюрьма может быть неприятным занятием, но может быть много хороших дней, если вы будете держать голову высоко и находить, чего с нетерпением ждать в будущем.

10. Этикет

id = ’10 -etiquette ‘>

Тюремный этикет довольно прост: соблюдайте правила, не создавайте проблем для охранников или других заключенных и руководствуйтесь здравым смыслом.

Вам не нужен адвокат, чтобы сказать вам, что оскорбления на расовой почве в адрес других заключенных неуместны и могут поставить вас в опасное положение.Тем не менее, есть как минимум два довольно распространенных тюремных запрета, о которых стоит упомянуть.

Тюрьма, запрещенная №1: пристально наблюдаем

id = ‘Prison-dont-1-sting’>

Первое может показаться очевидным, но это также дурная привычка, которую некоторые люди развивают в реальном мире, которая может вернуться, чтобы укусить вас в тюрьме: не пристально смотреть на людей и не встречаться глазами с другими заключенными.

Хотя в реальном мире это, вероятно, считается невежливым или плохим этикетом, маловероятно, что продолжительный зрительный контакт с незнакомцем в Starbucks доставит гораздо больше проблем, чем грубый взгляд или, возможно, неприятный комментарий.В тюрьме такой зрительный контакт может означать разницу между спокойным завершением обеда и вступлением в физический конфликт, который не закончится для вас хорошо. Если вы обнаружите, что тупо смотрите вперед и случайно встретитесь взглядом с кем-то, кто не является другом, просто отвернитесь и попытайтесь продолжить жить своей жизнью.

Тюрьма №2: спрашивать, почему здесь другие заключенные

id = ‘Prison-dont-2-ask-why-other-inmates-are-there’>

Не спрашивайте других заключенных, «что их ждет.«Если вы недавно были осуждены за преступление, достаточно серьезное, чтобы отправить вас в DOC, велика вероятность, что вы не особенно счастливы по поводу этого приговора. Вы будете чувствовать себя так не только у заключенных. В конце концов, каждый заключенный в вашем учреждении находится здесь по какой-то причине. Если заключенный не сообщил подробностей о своем (их) приговоре (ах), просто оставьте все в покое. На самом деле это никого не касается, и вам не обязательно поднимать этот вопрос. Если сомневаетесь, просто не спрашивайте.

Хотя эти два совета не являются исчерпывающим руководством по тюремному этикету, они, по крайней мере, помогут вам избежать обычных и невинных тюремных бестактностей.

11. «Тату-парень»

id = ’11 -the-tattoo-guy ‘>

Постарайтесь оставаться на стороне татуировщика, но не поддавайтесь соблазну дешевой татуировки.

Татуированный парень всегда популярен в тюрьме. Это, вероятно, вызывает у большинства людей один из следующих трех вопросов:

  1. Кто этот татуировщик и почему мне нужно оставаться на его стороне?
  2. Как заключенные делают татуировки в заключении?
  3. Почему мне нельзя делать татуировки в тюрьме? (Можно было бы надеяться, что этот ответ будет очевиден, но, учитывая количество татуировок, которые делают в исправительных учреждениях каждый день, очевидно, что это не так.)

Парень с татуировкой — именно то, что следует из названия; это парень, к которому каждый заключенный в вашем учреждении обращается со всеми своими тюремными татуировками . Само собой разумеется, что татуировщик был бы драгоценной фигурой, потому что татуировать может не каждый. Например, хорошо ладить с теми, кто может помочь вам с едой или другими небольшими предметами роскоши, — это разумная идея, но не столь важная. Парень, у которого есть доступ к дополнительным медовым булочкам, великолепен, но им может стать любой, если ему эту работу поручил DOC.С другой стороны, татуировка требует определенного таланта или навыков, которые не универсальны. Если татуировщик решит прекратить татуировать, всему учреждению не повезло. Вы не хотите оказаться в положении, когда у татуировщика возникнут проблемы с вами, потому что вы можете держать пари, что у него много друзей, готовых поддержать его.

Второй вопрос тот же, что и у меня на первый взгляд — откуда у сокамерников доступ к материалам, которые им нужны для татуировок? Ответ — сочетание изобретательности и вопиющего пренебрежения к безопасности и чистоте. Пистолеты для татуировок в тюрьмах сделаны из множества необычных предметов, включая карандаши, электрические бритвы, гитарные струны и множество других инструментов для творчества. С одной стороны, замечательно видеть, на что способны заключенные с очень ограниченными ресурсами. С другой стороны, сделать татуировку от незнакомца в тюрьме, который либо построил свой собственный тату-пистолет, либо унаследовал его от кого-то, кто сделал то же самое, — не самая разумная идея, что, естественно, приводит нас к последнему вопросу: почему бы мне не сделать татуировки в тюрьме?

Я повторю здесь, что ответ на этот вопрос, надеюсь, очень очевиден.Фактически, реальный вопрос должен заключаться в том, «зачем кому-то делать тату в тюрьме?» Ответ — деньги. Профессиональная татуировка стоит недешево. Если вы хотите сделать что-то большее, чем одно маленькое изображение, например рукав или что-то еще, вы начнете видеть призыв. Возможно, вам придется заплатить от тысяч до десятков тысяч долларов, чтобы получить нужные татуировки у профессионала в салоне красоты. Однако вы можете выполнить такой же объем работы (если не того же качества) в тюрьме за крошечную долю этой цены. Это буквально вопрос экономии тысяч долларов.

Некоторым заключенным трудно игнорировать эту экономию. Тем не менее, очень опасно прыгать за эти дешевые тюремные татуировки . Оборудование нельзя регулярно чистить и стерилизовать. Иглы или материалы, используемые в качестве игл, часто трудно достать в тюрьме, и одну и ту же иглу можно использовать для татуажа множества заключенных. Вы не хотите иметь привычку делиться иглами со своими соотечественниками (по любой причине) .Это быстрый и надежный способ заразиться венерическими заболеваниями, и вы будете напрасно рисковать своим здоровьем и благополучием.

The Takeaway & Some Advice

id = ‘the-takeaway-amp-some-advice’>

Вы хотите быть милым и дружелюбным с парнем-татуировщиком. Вы не хотите пользоваться его услугами.

Парень с татуировками иллюстрирует более важную мысль о взаимодействии с другими людьми, находясь под стражей DOC. В дополнение к приведенным выше советам по этикету вы просто хотите сделать все возможное, чтобы не попасть на чужую плохую сторону, если вы можете помочь.Будь то сотрудник исправительного учреждения, другой заключенный, татуировщик или даже парень с милой булочкой, вы не хотите причинять им проблемы.

Как выжить в тюрьме

id = ‘как выжить в тюрьме’>

Хотя этот список далеко не исчерпывающий, он дает необходимую информацию о типичных событиях в тюрьмах и, надеюсь, помог нарисовать картину того, чего вы можете ожидать от своего пребывания под стражей. Тем не менее, ваш опыт может сильно отличаться от этого. Департамент исправительных учреждений Флориды имеет 144 учреждения по всему штату (включая трудовые лагеря, центры повторного въезда и т. Д.). Как и все остальное, нет двух абсолютно одинаковых объектов и двух одинаковых объектов.

В конце концов, ваш лучший друг в тюрьме — рассудительный и здравомыслящий человек. В тюрьме будут страшные времена, которые никто не может предсказать. И наоборот, будут моменты, когда все будет не так плохо, как вы ожидали. Вы должны быть готовы принять то, где вы находитесь, и напомнить себе, что для подавляющего большинства заключенных это не будет длиться вечно, и у вас будет жизнь, когда вы выйдете отсюда.Даже после длинного приговора.

Руководство по выживанию в тюрьме

id = ‘Prison-Survival-Guide’>

Теперь, когда вы готовы к тому, чего ожидать в тюрьме, ознакомьтесь с нашим Руководством по выживанию в тюрьме, чтобы узнать ответы на самые распространенные вопросы, которые у людей возникают о том, как попасть в тюрьму впервые.

39% заключенных не должны находиться в тюрьмах

В прошлом году избранный президент Дональд Трамп проводил кампанию за «закон и порядок», заявив на Республиканском национальном съезде, что при президентстве Трампа «безопасность будет восстановлена.Его администрация во главе с сенатором Джеффом Сешнсом в качестве генерального прокурора, вероятно, будет недружелюбно относиться к уголовному правосудию. Однако Трамп и ему подобные — выбросы. Среди политиков, правоохранительных органов, адвокатов и исследователей существует четкое межпартийное соглашение о том, что в тюрьмах просто слишком много людей.

Преступность резко возросла в 1980-х и 90-х годах. Чиновники ответили суровыми законами о вынесении приговоров, которые мало повлияли на ситуацию и, по иронии судьбы, могли усугубить ситуацию. Теперь, когда преступность снизилась, нам нужно изменить наш подход.Вместо того, чтобы удваивать неудавшуюся драконовскую политику прошлого, основанную на мести, у нас есть возможность переосмыслить, как Америка наказывает людей, нарушающих закон, и обосновывать свои решения тем, что, как мы знаем, работает.

Из-за того, что в тюрьмах находится 2,2 миллиона человек, массовое заключение является величайшей моральной и расовой несправедливостью нашего времени. Нам нужны смелые решения для выхода из этого кризиса, но существует несколько системных решений.

В течение последних трех лет мы возглавляли команду криминологов, юристов и статистиков для анализа уголовных кодексов, обвинительных приговоров и приговоров, чтобы помочь нам проложить путь вперед. На этой неделе мы опубликовали наши выводы в новом отчете Сколько американцев лишены свободы без необходимости?

Мы обнаружили, что примерно 39% заключенных по всей стране (576 000 человек) находятся за решеткой без каких-либо оснований для общественной безопасности. И они могут быть освобождены, значительно сократив численность наших заключенных.

Как мы попали на этот номер? Во-первых, многих людей, находящихся в тюрьме, вообще не следовало отправлять туда. Например, мы обнаружили, что 25% заключенных (364 000 человек), почти все ненасильственные правонарушители более низкого уровня, лучше обслуживаются альтернативами тюремному заключению, такими как лечение, общественные работы или испытательный срок. Во-вторых, еще 14% (212 000 заключенных) уже отбыли длительные сроки за более тяжкие преступления и могут быть безопасно освобождены.

Освобождение этих заключенных позволит сэкономить 20 миллиардов долларов в год, чего достаточно, чтобы нанять 270 000 новых полицейских, 360 000 сотрудников службы пробации или 327 000 школьных учителей.

Республиканцы и демократы согласны с тем, что американский эксперимент с массовым заключением под стражу провалился. Наши рекомендации, основанные на исследованиях, направлены на то, чтобы помочь переосмыслить приговоры, чтобы улучшить нашу систему правосудия за счет снижения преступности и рецидивизма, уменьшения непропорционального воздействия на цветные сообщества и сохранения с таким трудом снижения преступности за последние 20 лет.

Как мы сюда попали

Был период в Америке, когда криминал доминировал в заголовках газет.В 1968 году кандидат в президенты от республиканцев Ричард Никсон запустил рекламную кампанию, в которой серия неподвижных фотографий разгневанных протестующих и горящих зданий появилась под звуки малого барабана и диссонирующих аккордов фортепьяно. «Давайте признаем, что первое гражданское право каждого американца — быть свободным от домашнего насилия», — напевал Никсон. «Итак, я клянусь вам, у нас будет порядок в Соединенных Штатах». В значительной степени то, что среднестатистические американцы видели на экранах своих телевизоров, соответствовало их собственному опыту.С 1960 по 1980 год количество насильственных преступлений взлетело на 270%, достигнув пика в 758 насильственных преступлений на 100 000 человек в 1991 году. Афро-американские и латиноамериканские общины несли на себе основную тяжесть этого роста преступности. К концу 1970-х годов цветные люди становились жертвами преступлений на 24% больше, чем белые американцы.

штатов и федеральное правительство отреагировали на это принятием ряда законов, которые резко продлили сроки наказания за многие преступления, а также создали совершенно новые.Усиление контроля над правонарушениями более низкого уровня и нарушениями, связанными с наркотиками, привлекло к системе больше людей. Карательная политика, такая как обязательный минимальный приговор, отмена условно-досрочного освобождения и множество новых уголовных законов, вызвала взрыв тюремного населения.

Страна пережила тюремный бум. Средняя продолжительность пребывания за решеткой увеличилась на 33% в тюрьмах штатов с 1993 по 2009 год, а в федеральной системе — вдвое.

Когда Америка стала тюремщиком номер один в мире, преступность резко упала.Сегодня общий уровень преступности составляет половину от того, что было на пике в 1991 году. Насильственные преступления примерно там, где они были в 1970 году. Преступления против собственности находятся на уровне 1967 года.

Многие могут предположить, что это снижение преступности было вызвано увеличением количества заключенных. Но исследования показывают, что тюремное заключение оказало ограниченное влияние на массовый спад преступности.

«Когда уровень тюремного заключения высок, выгоды от снижения предельной преступности от дальнейшего увеличения, как правило, ниже, потому что преступник, находящийся на границе между лишением свободы и альтернативной санкцией, имеет тенденцию быть менее серьезным», согласно проекту Гамильтона Института Брукингса.«Другими словами, преимущества лишения свободы для борьбы с преступностью уменьшаются с увеличением численности заключенных». Исследование Центра Бреннана 2015 года пришло к такому же выводу.

Хотя существует определенная взаимосвязь между увеличением количества заключенных и снижением преступности, в определенный момент заключение под стражу дополнительных людей не является эффективным методом борьбы с преступностью, особенно когда заключение одного человека в тюрьму обходится в 31 000 долларов в год.

Опираясь на успехи государства

Нынешний режим вынесения приговоров в значительной степени был реакцией на преступление, не имеющей никакого научного обоснования.Хотя это могло показаться разумным подходом к защите населения, всестороннее изучение данных доказывает, что он неэффективен для этой задачи. Что еще хуже, это также несправедливо, поскольку ложится непропорционально тяжелым бременем на цветные сообщества. Если смотреть через призму справедливости, беспристрастности, общественной безопасности, издержек или прав жертв, пенитенциарная система США излишне лишает свободы миллионы людей.

Есть несколько государственных моделей успеха. За последнее десятилетие большинство штатов сократили количество заключенных, одновременно сократив уровень преступности.С 1999 по 2012 год в штатах Нью-Джерси и Нью-Йорк количество заключенных сократилось примерно на 30%, а уровень преступности снизился быстрее, чем в национальном масштабе. Техас сократил количество тюремных заключений и преступность более чем на 20% за тот же период. В Калифорнии количество заключенных сократилось на 27%, а уровень насилия в штате также упал больше, чем в среднем по стране. Эти государственные реформы — отличные шаги в правильном направлении. Они предоставили скромные исправления и краткосрочное облегчение. Хотя эти реформы обнадеживают, нам нужны более масштабные системные изменения, чтобы нанести удар по массовому заключению под стражу.

Проблема таких масштабных масштабов требует смелого решения.

Кто излишне за решеткой

Наша команда обнаружила этих 576 000 человек, переосмыслив, кому действительно нужно сидеть за решеткой и может ли альтернатива тюрьме быть более эффективным приговором. Наш нынешний режим вынесения приговоров в значительной степени основан на устаревших представлениях о том, что необходимо для обеспечения безопасности нации, которые, как мы знаем, не работают.

Общественная безопасность должна быть главной причиной нашего заключения. Но штрафы должны быть наиболее эффективной, пропорциональной и рентабельной санкцией для достижения этой цели. Это позволило бы создать более единообразные приговоры и уменьшить неравенство, сохранив при необходимости свободу усмотрения судей.

Чтобы прийти к нашим выводам, мы рассмотрели четыре основных фактора.

Первый фактор — серьезность. Например, к убийству следует относиться как к гораздо более серьезному преступлению, чем выписка безнадежного чека.Второй — удар жертвы. Если в результате совершения преступления человеку был причинен вред, особенно физический, наказание должно быть более серьезным. Третий фактор — намерение. Если человек сознательно и намеренно нарушил закон, может потребоваться более суровая санкция. Четвертый фактор — рецидив. Тем, кто с большей вероятностью совершит повторное преступление, может потребоваться дополнительное вмешательство.

Сначала мы применили этот анализ к людям, осужденным за правонарушения более низкого уровня. Мы обнаружили, что, по оценкам, для 364 000 правонарушителей более низкого уровня (25% заключенных по стране) альтернативы тюремному заключению, вероятно, более эффективны.

Затем мы применили эти коэффициенты к заключенным, отбывающим тяжкие преступления. Они могут быть приговорены к тюремному заключению, но действительно ли им нужны такие длительные сроки?

Исследования показывают, что длинные предложения не очень эффективны. Исследование Национального бюро экономических исследований, проведенное в 2007 году, показало, что тюремное заключение более 20 месяцев «почти не повлияло» на сокращение числа совершенных преступлений после освобождения. Другие исследования показывают, что тюрьма часто имеет «криминогенный» эффект, а это означает, что тюремное заключение может фактически подтолкнуть людей к совершению новых преступлений после освобождения.

Имея это в виду, мы взяли 58% заключенных, отбывающих срок за шесть серьезных преступлений — нападение при отягчающих обстоятельствах, убийство, ненасильственные преступления, связанные с оружием, грабеж, серьезное ограбление и серьезный оборот наркотиков — и протестировали несколько методов смягчения приговоров и, в конечном итоге, приземления. на 25% скидку. Такой подход обеспечит, чтобы санкции за серьезные преступления предполагали значительное тюремное заключение, но чтобы приговоры были лучше выверены для предотвращения рецидивов и защиты общественной безопасности.

Такой подход позволил бы сократить сроки тюремного заключения за эти преступления чуть более чем на год. Применяемый задним числом, это означает, что 212 000 заключенных (14% от общего числа заключенных) уже отбыли достаточно длительные сроки заключения и могут быть освобождены в течение следующего года с небольшим риском для общественной безопасности.

Переосмысление приговоров в Америке

Наши выводы не единичны.Известная коалиция, состоящая из таких групп, как ACLU, Beyond the Dream, # Cut50, Ella Baker Center, #FreeAmerica и JustLeadershipUSA, призывает сократить количество заключенных на 50%. Другие криминологи рекомендовали нам вернуться к режиму вынесения приговоров 1970-х и 1990-х годов, который потребовал от нас сократить средний срок тюремного заключения почти на 40%.

Наши рекомендации более консервативны и ошибочны в части общественной безопасности. Мы рекомендуем законодательным собраниям штатов и Конгрессу внести два основных изменения в законы о вынесении приговоров: (1) полностью отменить тюрьму за преступления более низкого уровня, за исключением исключительных обстоятельств; (2) и сократить текущие сроки наказания, чтобы они были более пропорциональными совершенным преступлениям, начиная с рассмотрения шести протестированных нами преступлений на 25%.Мы также рекомендуем, чтобы они разрешили нынешним заключенным подавать петиции о применении этих законов о новостях, и чтобы прокуроры по своему усмотрению добивались приговоров в соответствии с этим отчетом.

Судьи должны иметь право по своему усмотрению отступать от этих правил в особых обстоятельствах. И мы не можем просто распахнуть двери тюрьмы — заключенные нуждаются в надлежащей поддержке при возвращении в общество, чтобы убедиться, что они снова встают на ноги и не рецидивируют.

Приговоры должны основываться на том, что работает для предотвращения преступлений, а не мести.Об исследованиях в области социальных наук, а не гипотезе 30-летней давности о том, что, как мы ошибочно полагали, работало. И приговоры должны быть пропорциональны совершенному преступлению.

Что теперь?

Дональд Трамп проводил кампанию по поводу сообщения о том, что Вашингтон сломлен. Наша раздутая, расточительная, неэффективная и излишне жесткая система уголовного правосудия — яркий тому пример. Республиканцы, такие как спикер Палаты представителей Пол Райан, сенаторы Майк Ли и Джон Корнин, и даже избранные вице-президентом Майк Пенс и Ньют Гингрич решительно поддержали реформу уголовного правосудия.Фактически, многие усилия в штатах были поддержаны консервативными законодателями.

республиканцам не следует отказываться от дела сейчас, когда Трамп находится в Белом доме. Их голоса будут иметь решающее значение для объяснения следующей администрации, почему американский эксперимент с массовым заключением под стражу провалился и должен быть исправлен. Использование тюрьмы в качестве единого средства наказания за преступления не только разрушает семьи и общины, но и многие из сегодняшних чрезмерно строгих тюремных приговоров не приносят пользы для общественной безопасности.

Наши выводы и рекомендации призваны предложить практический и эффективный подход к прекращению массовых лишений свободы при сохранении общественной безопасности. Наша цель в этом отчете — начать разговор о том, как Соединенные Штаты могут осуществить конкретные реформы, достаточно смелые, чтобы действительно положить конец массовому заключению под стражу.

Подпишитесь на Inside TIME.Будьте первым, кто увидит новую обложку TIME, и наши самые интересные истории будут доставлены прямо на ваш почтовый ящик.

Спасибо!

В целях вашей безопасности мы отправили письмо с подтверждением на указанный вами адрес. Щелкните ссылку, чтобы подтвердить подписку и начать получать наши информационные бюллетени.Если вы не получите подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку со спамом.

Свяжитесь с нами по [email protected]

Мы знаем, что тюрьма не работает. Итак, какие есть альтернативы? | Джаррид Бартл

Будь то насилие, общественные беспорядки или кража заработной платы — нет недостатка в призывах отправить в тюрьму больше людей и на более длительный срок.

Однако десятилетия исследований показали, что тюрьма — наименее эффективное место для реабилитации правонарушителей. Исследования показали, что пребывание в тюрьме увеличивает вероятность повторного совершения преступления.

Для этого есть много причин: будь то из-за того, что они оказались неспособными функционировать снаружи из-за травмы, полученной в результате заключения, или из-за того, что их разместили вместе с наихудшим из худших в стране. В конечном итоге тюрьмы превращают заключенных в строго регламентированный образ жизни, совершенно чуждый реальному миру.

Молодые люди особенно плохо подходят для тюремного заключения — содержание под стражей повышает вероятность их перехода от несовершеннолетних правонарушителей низкого уровня к пожизненным преступникам в результате пребывания в исправительных учреждениях.

Более того, несмотря на то, что тюрьма считается основной «палкой» для обеспечения общественного порядка, она не является сдерживающим фактором для большинства форм правонарушений. Преступление в значительной степени носит импульсивный характер или обусловлено сложными внешними факторами, влияющими на принятие решений — представление о том, что правонарушители являются «рациональными агентами», взвешивающими издержки и выгоды правонарушения, в значительной степени опровергнуто.

Итак, если тюрьма не работает, каковы альтернативы?

Во-первых, если люди представляют опасность для общества, они должны находиться под строгим наблюдением и контролем — но это можно делать за пределами стандартных тюремных условий. Общественные исправительные учреждения уже являются частью системы уголовного правосудия Австралии и, как было установлено, эффективно контролируют и устраняют правонарушения.

Правонарушители регулярно отчитываются перед ведущим, которому поручено направлять преступника через образовательные программы, общественную работу и программы лечения, предназначенные для исправления антисоциального мышления и поведения.Исправления со стороны сообщества — это не «мягкое прикосновение», и риск тюремного заключения нависает над программами, если нарушитель нарушает правила.

Подобно исправительным учреждениям по месту жительства, но имеют более терапевтический характер, различные судебные приказы о лечении, не связанные с тюремным заключением, доступны для правонарушителей, правонарушение которых связано с употреблением алкоголя или запрещенных наркотиков или связано с основным психическим заболеванием.

Суды по делам о наркотиках действуют в Австралии с 1999 года и, как было установлено, сокращают рецидивы рецидивов более эффективно, чем обычные приговоры к лишению свободы.Ключом к эффективным судам по делам о наркотиках является способность отдавать распоряжения о лечении от наркозависимости, требуя интенсивного лечения и наблюдения за правонарушителями, имеющими проблемы с наркотиками.

Аналогичным образом, специальные юрисдикции существуют для правонарушителей с проблемами психического здоровья. Например, Список судов по оценке и направлению в Викторию касается обвиняемых, страдающих психическим заболеванием или когнитивными нарушениями, и направляет их в лечебные учреждения для устранения первопричин совершения правонарушений.

Не все формы правонарушений можно отнести к основным проблемам психического здоровья, но для тех правонарушителей, которые действительно нуждаются в лечении, это единственный наиболее эффективный способ сократить число повторных правонарушений.

За другие формы правонарушения финансовое наказание может быть более эффективным, чем тюремное заключение. Например, многие формы «белых воротничков» мотивированы стремлением к статусу. Публичное порицание и позор, огромные штрафы и запреты на определенные формы профессиональной деятельности с большей вероятностью удержат белых воротничков от правонарушений, чем тюрьма.

Более того, альтернативы стандартному тюремному заключению, ориентированные на жертву, могут расширить возможности жертв преступлений. Восстановительное правосудие — это система уголовного правосудия, которая сосредоточена на реабилитации правонарушителей путем примирения с потерпевшими и обществом в целом.

Это может включать в себя возможность потерпевших противостоять нападавшим, добиваться финансового возмещения и иметь право голоса в программах, которые преступник должен предпринять. Хотя меры реституционного правосудия подходят не для всех форм правонарушений, они обеспечивают исцеление как жертв, так и правонарушителей.

Наконец, учитывая, что в нашем понимании тюрьмы есть извращенный механизм создания более опасных людей, стоит пересмотреть сферу действия нашего нынешнего уголовного законодательства.

Кажется, нет разумного оправдания тому, почему преступления без потерпевших, от хранения и употребления наркотиков до секс-бизнеса и преступлений «общественного порядка», таких как бездомность и общественное пьянство, остаются в учете. Вероятность того, что эти преступления приведут к тюремному заключению, приведет только к отрицательным результатам для общества, поскольку мы превращаем безобидных людей в рецидивистов — потенциально насильственных — преступников.

В конечном счете, отказ от тюремного заключения как решения по умолчанию для преступников может высвободить государственный кошелек для более эффективных превентивных мер.

Реинвестиции в правосудие — это основанный на данных подход к совершенствованию системы уголовного правосудия и сокращению расходов на нее. Основное внимание в нем уделяется экономии средств за счет более низких показателей тюремного заключения путем реинвестирования средств в районы, подверженные риску совершения преступлений. Подход основан на фактических данных после десятилетий исследований общественного здравоохранения, согласно которым акцент на профилактику часто более рентабелен, чем сосредоточение внимания исключительно на лечении.

Пора переосмыслить наш подход к преступности. Хотя тюрьма может показаться очевидным решением проблемы антиобщественного поведения, это наименее эффективный подход к повышению безопасности общества.

Джаррид Бартл — писатель и консультант по общественной политике

Администрация Байдена должна отказаться от программы MailGuard, запрещающей отправку писем из дома в федеральные тюрьмы

Бюро тюрем рассматривает бездушную и неэффективную политику с далеко идущими последствиями.

Ванда Бертрам,

29 июля 2021 г.

Инициатива тюремной политики в течение многих лет проводила кампанию по защите писем заключенных из дома, потому что письма часто являются их единственным спасательным кругом для близких и внешнего мира.В течение некоторого времени мы были обеспокоены тем, что частные компании, которые уже заставляют заключенных обходиться с телефонными звонками и видеозвонками, когда-нибудь будут сотрудничать с тюрьмами, чтобы также блокировать отправку обычной почты.

Теперь наши опасения сбываются: телекоммуникационная компания Smart Communications пытается продать тюрьмам свою услугу «MailGuard» — где компания сканирует письма заключенных из дома и вместо этого выдает им печатные или цифровые копии — а Федеральное бюро тюрем просто пилотировал службу.Бюро тюрем не первое, кто пробует MailGuard — некоторые тюрьмы используют его годами, а Пенсильвания использует MailGuard в своих тюрьмах с 2018 года — но если федеральная система начнет заменять письма из дома отсканированными копиями, больше штатов последует.

Действительно, в мае The Orlando Sentinel сообщил, что Департамент исправительных учреждений Флориды планирует не только преобразовать входящую почту в сканированные, но и начать взимать плату с заключенных за доступ к собственной почте.Прецедент, созданный Бюро тюрем, опасен.

Мы присоединились к Just Detention International (JDI) и более чем 40 другим организациям по защите гражданских прав, чтобы потребовать от администрации Байдена прекратить эксперименты с этой бессердечной технологией. Программа MailGuard несправедлива, как объясняется в открытом письме JDI генеральному прокурору Меррику Гарленду, и не только потому, что она лишает людей утешения — держать письмо от любимого человека:

  • Когда федеральная тюремная система запрещает почту, она одобряет жестокость как ответ на проблему со здоровьем: Ее политика подразумевает, что вечное наказание всех заключенных и их семей является надлежащей реакцией на опасные предметы, иногда приходящие по почте.Мы уже видели, как тюрьмы и тюрьмы использовали это обоснование для оправдания других жестоких политик, таких как запрет личных посещений, и этот аргумент необходимо прекратить, а не поощрять.
  • Программа помогает частной компании разбогатеть, несмотря на предвыборное обещание президента Байдена вывести спекулянтов из системы уголовного правосудия. «Хотя сканирование писем может предоставляться бесплатно, — поясняется в письме Just Detention International, — явное намерение программы Smart Communications — подтолкнуть заключенных к приобретению непомерно дорогих платных услуг, таких как электронная почта или телефонные звонки», — услуги, которые также Smart Communications продает.
  • Отсканированную почту трудно читать людям с нарушениями зрения, они пострадают, если федеральные тюрьмы внедрили MailGuard. У заключенных в три раза больше шансов иметь нарушение зрения.

Мы очень рады видеть Just Detention International, возглавляющего борьбу за прекращение программы MailGuard в федеральных тюрьмах. И по мере того, как все больше сторонников участвуют в попытках остановить этот ужасный эксперимент, они могут найти эти другие ресурсы полезными:

  • Яркая статья Миа Армстронг 2018 года в Slate , показывающая, что, когда MailGuard сканировал письма и фотографии человека, отсканированные изображения часто были такого низкого качества, что получатель не мог различить такие детали, как лица своих близких.
  • Наше предыдущее исследование интеллектуальных коммуникаций. Прежде чем заключить свой первый контракт с тюремной системой штата на сканирование почты (в Пенсильвании), Smart Communications в основном заключала контракты с местными тюрьмами, продавая различные телекоммуникационные услуги, часто объединенные в одну сделку. Эти комплексные контракты были пронизаны положениями об эксплуатации. Например, Smart Communications предложила тюрьмам «100% комиссии за телефонные разговоры» — другими словами, предложила взимать с семей высокие цены за телефонные звонки и возвращать 100% доходов самой тюрьме.(Конечно, только объединение телефонных звонков в сделку с другими дорогостоящими услугами связи для семей может сделать это предложение выгодным для себя.)
  • Два наших отчета о тюрьмах, в которых запрещены письма из дома. Нас беспокоят запреты на рассылку писем с тех пор, как в некоторых тюрьмах начали вводить ограничительные правила. Наши отчеты Возврат отправителю и Защита письменных семейных сообщений в тюрьмах содержат некоторые полезные доказательства в пользу сохранения почты за решеткой:
    • Заявления исправительных учреждений, таких как Американская ассоциация исправительных учреждений, подчеркивающие преимущества письменного общения, и даже эта яркая цитата из шерифа округа Лос-Анджелес: «Мы считаем, что почта, приходящая к заключенным, так же важна, как и их телефонные звонки.Если бы мы ограничили рассылку почты, мы полагаем, что мы увидим рост психических проблем, возможно, даже насилие ».
    • Удобная диаграмма штатов за штатами, показывающая, что многие политики штатов уже рекомендуют заключенным в тюрьму практически неограниченный контакт со своими семьями по почте.

Как пишет Just Detention International в открытом письме, которое мы подписали: «Запрет физической почты вредит благополучию заключенных, но не дает никаких существенных преимуществ.«Во время пандемии COVID-19, когда посещения тюрем были приостановлены, семьям с запертыми близкими приходилось работать еще усерднее, чтобы поддерживать жизненно важные семейные узы. Федеральное правительство не должно сотрудничать с частной компанией, чтобы еще больше напрягать эти семьи.

Ванда Бертрам — специалист по коммуникациям в Prison Policy Initiative. (Другие статьи | Полная биография | Контакты)

Что делать (и чего не делать), чтобы пережить тюремный срок

Если вас недавно приговорили к тюремному заключению — место, куда вы никогда не думали, что окажетесь в тюрьме — шансы ты изрядно напуган.

От незнания точно, чего ожидать в тюрьме, до ужасных историй о заключенных, которых бросают, избивают и даже убивают во время отбывания наказания, вы можете быть уверены, что ближайшие месяцы (а, возможно, и годы) будут довольно долгими. сложно — и, возможно, опасно.

Хотя вы никогда не будете в полной безопасности, отбывая наказание, определенно есть некоторые вещи, которые вы можете сделать, чтобы свести к минимуму опасность, с которой вы столкнетесь в течение всего своего времени внутри. Есть также ряд вещей, которые следует избегать делать во время отбывания тюремного заключения, чтобы избежать опасности.

В этой статье мы рассмотрим некоторые из наиболее важных вещей о том, что делать (и чего не делать), чтобы выжить в тюрьме. Первое, что нужно сделать, это отправить ссылку своим ближайшим друзьям и / или семье по ссылке .

Что делать (и чего не делать), чтобы пережить тюремный приговор

Ниже приводится сборник предложений от людей, которые провели в тюрьме более изрядное количество времени и остались в живых. относительно невредимым.

Прежде чем мы углубимся, важно отметить, что следование этим советам не обязательно гарантирует вашу безопасность — всегда потенциально могут возникнуть в тюрьме. С другой стороны, , а не , следуя этим советам, — верный путь к катастрофе.

Имея это в виду, давайте посмотрим, что делать, а чего не делать, чтобы свести к минимуму ваши шансы столкнуться с неприятностями или опасностями на протяжении всего срока тюремного заключения.

Проявляйте уважение к Всем

Возможно, самое важное правило для всех в тюремных стенах — это то, что вам нужно проявлять уважение ко всем, с кем вы вступаете в контакт.

В отношении других заключенных уважение проявляют:

  • Воздержание от пристального взгляда или даже взгляда на других людей
  • Воздержание от взгляда в другие камеры
  • Обеспечение того, чтобы вы не занимали место другого человека в «столовой» более серьезный.Другими словами, вы должны быть очень осторожными , чтобы не нарушать эти правила — даже непреднамеренно.

    Что касается того, как проявлять уважение к тюремным надзирателям и другому персоналу, вы в основном захотите выполнять их приказы в точности так, как они даны, и делать это без жалоб. Лучший способ подумать о ваших отношениях с тюремным персоналом — это то, что у них нет причин любить вас, но они найдут любую причину, по которой они могут понравиться , а не , как вы. Пока вы делаете то, что вам говорят, и делаете это послушно, у вас есть неплохие шансы просто пролететь мимо радаров тюремной охраны.

    (Примечание: как мы поговорим в следующем разделе, вы не хотите быть излишне вежливым по отношению к другим заключенным или тюремным охранникам. Даже если у вас нет скрытых мотивов, как заключенные, так и охранники Вы можете ошибочно принять вашу подлинную вежливость за покровительство.) использовали против тебя. »

    Это касается не только вашего дела в суде, но и вашего пребывания в тюрьме.И это касается не только использования ваших слов против вас в юридическом смысле.

    Здесь мы имеем в виду, что заключенные и охранники могут и будут использовать ваши слова — а также ваши действия — против вас тем или иным образом.

    Что касается других заключенных, любая информация, которую вы им предоставите, будет по существу использоваться как боеприпасы против вас или как оправдание для нанесения вам какого-либо вреда в будущем. По сути, вы не хотите, чтобы говорили что-нибудь , что может быть неправильно понято, вырвано из контекста или может показаться оскорбительным для кого-либо в тюрьме.

    Кроме того, вам следует избегать определенных тем, которые могут вызвать проблемы с другими заключенными (например, религия, раса и т. Д.). Это, опять же, в значительной степени практическое правило для жизни в целом, но, опять же, последствия несоблюдения этого правила во время заключения могут быть катастрофическими.

    Кроме того, вы хотите как можно лучше избегать проявления любых эмоций — положительных или отрицательных — на протяжении всего срока тюремного заключения. Другие заключенные, вероятно, обратят внимание на все, что делает вас счастливым, грустным, злым и т. Д., И используют эту информацию, чтобы каким-то образом воспользоваться вами.

    Что касается охранников, как мы уже говорили ранее, нет никакого способа заставить их «полюбить» вас; они либо останутся нейтральными по отношению к вам, либо вы им не понравитесь … но они никогда по-настоящему не будут думать о вас как о чем-то большем, чем о заключенном. Имея это в виду, вы определенно не хотите шутить или шутить с ними каким-либо образом. Это не только не сработает, но и заставит других заключенных подумать, что вы стукач или что-то в этом роде.

    Пока мы обсуждаем эту тему, никогда не должен стучать на другого заключенного ни по какой причине.Во-первых, от этого ничего не получится; Ваш приговор — это ваш приговор, и он не будет сокращен из-за того, что вы рассказали охраннику о незаконных действиях в тюрьме. Во-вторых — и что более важно — ваши сокамерники узнают, что вы донесли до тюремного персонала, и обязательно как можно скорее будут добиваться возмездия.

    Даже в том маловероятном сценарии, когда администрация тюрьмы решит поместить вас под стражу или перевести в другое учреждение, слухи в конечном итоге разойдутся — и вы, к сожалению, будете иметь постоянную цель над головой до конца ваше предложение.

    Даже в том маловероятном сценарии, когда администрация тюрьмы решит поместить вас под стражу или перевести в другое учреждение, слухи в конечном итоге разойдутся — и вы, к сожалению, будете иметь постоянную цель над головой до конца ваше предложение.

    Придерживайтесь своей расы — но избегайте банд

    К сожалению, в большинстве тюремных сценариев расовой гармонии обычно не существует. В ситуациях, когда сокамерники «свободны» взаимодействовать друг с другом (например, в столовой или во дворе), большинство людей по большей части предпочитают тусоваться с представителями своей расы.

    Это не означает, что вам нужно игнорировать заключенных других рас или национальностей — и это определенно не означает, что вы также должны их обижать. Как мы уже говорили ранее, уважение является ключевым: неспособность проявить уважение к человеку другой расы или этнической принадлежности — даже если это сделано непреднамеренно — может привести к тому, что другие представители той же расы или этнической принадлежности сочтут вас своей мишенью.

    С другой стороны, братание на более глубоком уровне с представителями других рас или этнических групп может привести к тому, что вы будете отчуждены представителями вашей собственной расы .К сожалению, у вас практически нет шансов «попасть» с другой группой заключенных, если это произойдет — и, следовательно, вы останетесь в полном одиночестве. Излишне говорить, что это опасный сценарий, который вы, , не хотите повторять.

    Что касается присоединения к бандам, то это вообще не лучшая идея.

    Прежде всего, присоединение к одной банде по существу заставит членов других банд поставить цель на вашу голову (чего они, возможно, не сделали бы, если бы вы изначально не присоединились к банде).Вместе с тем, на самом деле нет реальной гарантии, что ваши «товарищи» по банде защитят вас от этих соперников, если возникнет проблема.

    Во-вторых, как только вы примете клятву верности банде, вам придется делать в тюрьме вещи, которые, попросту говоря, могут привести к тому, что ваш останется в тюрьме на срок намного дольше, чем ваш первоначальный приговор. Конечно, если вы дали клятву верности банде, вы не можете просто отказаться подчиняться приказу — так что ваш выбор — совершить дополнительное преступление и, возможно, вас поймают, или столкнуться с жестокими последствиями отказа подчиняться приказам.

    Наконец, ваше членство в банде не прекратится после того, как закончится срок вашего заключения. Когда вы окажетесь «снаружи», вам все равно придется выполнять приказы начальства — или, опять же, столкнуться с последствиями. Это, к сожалению, означает, что вы будете подвергаться риску быть арестованным, раненым или убитым на всю оставшуюся жизнь — с почти нулевым шансом вырваться из этого порочного круга.

    Избегайте азартных игр, наркотиков и сексуальных отношений

    Мы объединили эти три вещи вместе, поскольку многие из последствий отказа от них , а не , схожи.Однако мы рассмотрим каждую отдельно более подробно.

    Азартные игры в тюрьме чрезвычайно опасны, особенно когда они проводятся с людьми, которых вы не обязательно «знаете». По сути, вы рискуете накопить долг, который не сможете выплатить немедленно, но который ваш партнер будет ожидать сразу же получить полностью. Излишне говорить, что когда вы должны что-то другому заключенному, будь то деньги, еда или имущество, у вас очень мало свободы действий. И, как мы уже говорили ранее, встретить эти предметы в заключении не так-то просто; если вы не можете заплатить, то в конечном итоге столкнетесь с серьезными последствиями со стороны человека, которому вы в долгу.

    Наркотиков, конечно, следует избегать любой ценой в тюрьме — по ряду причин. Во-первых, хранение наркотиков, конечно, незаконно в любом случае ; Те, кого поймают за хранением наркотиков (и даже просто контрабандой), почти наверняка увидят прибавку к сроку заключения на несколько лет. Более того, если вам каким-то образом удается избежать наказания за хранение и употребление наркотиков в тюрьме, вы подвергаетесь серьезному риску передозировки и / или заражения смертельной болезнью; в любом случае риск, безусловно, перевешивает «награду», если это можно так назвать.Наконец, если станет известно, что у вас есть наркотики, это также поставит цель над вашей головой, поскольку другие заключенные, вероятно, сделают все возможное, чтобы заполучить то, что у вас есть.

    Что касается сексуальных отношений, то это еще одна вещь, которой следует избегать в тюрьме любой ценой. Во-первых, подавляющее большинство заключенных либо смотрят свысока на гомосексуальные отношения, либо, по крайней мере, будут действовать так же, чтобы не выделяться; если станет известно, что вам нравятся такие занятия (или вы просто «согласны» с тем, что другие участвуют в них), вы, скорее всего, в конечном итоге подвергнетесь остракизму со стороны любой группы, к которой вы принадлежите.Кроме того, даже если ваши сокамерники «в порядке» с гомосексуальной активностью, происходящей вокруг них, вы все равно подвергаетесь серьезному риску заразиться ЗППП, которые могут оказаться опасными для жизни.

    Хотя у вас наверняка возникнет искушение найти любой способ побега, пока вы находитесь в тюрьме, подчинение любому из этих пороков может вызвать серьезные проблемы в вашей жизни — и определенно может подвергнуть вас опасности. Кроме того, одна из основных целей заключения — прежде всего, научить вас жить своей жизнью, свободной от пороков, которые могли создавать проблемы в вашей жизни до ареста.

    Это подводит нас к нашему последнему пункту:

    Делайте позитивные шаги

    До сих пор мы в основном касались того, что следует делать в тюрьме, чтобы избежать неприятностей.

    Как мы уже говорили в предыдущем посте 429, одна из лучших вещей, которые вы можете сделать в заключении, — это посвятить себя обучению, росту и стать лучше в целом. Таким образом достигается ряд вещей:

    • Это убережет вас от соблазнов, о которых мы говорили в этой статье.
    • Это позволит вам продуктивно скоротать время по мере завершения предложения.
    • Это позволит вам подготовиться к своему делу. новая жизнь «за пределами» после того, как срок вашего заключения истечет

    Вот некоторые из способов, которыми вы можете продолжать продуктивно работать в заключении:

    • Волонтерство в разных частях тюрьмы
    • Тренировка и поддержание формы
    • Чтение всякий раз, когда у вас есть возможность
    • Посвятить себя вере и религии

    И, конечно же, вы также захотите попытаться поддерживать контакт с как можно большим количеством позитивных членов вашей сети, пока вы находитесь в заключении.Команда Pigeonly готова помочь вам в этом — по телефону, почте или любым другим способом связи. Посетите нашу страницу услуг, чтобы узнать больше.

    Тюрьмы являются рассадниками Covid-19. Когда заключенным следует делать вакцину?

    Они живут в тесноте, делят ванные комнаты и столовые, где невозможно социальное дистанцирование. У них высокий уровень заболеваемости астмой, диабетом и сердечными заболеваниями.

    Многие борются с психическими заболеваниями. Непропорционально большое количество составляют чернокожие и латиноамериканцы, представители меньшинств, которые сильно пострадали от пандемии коронавируса.

    Итак, должны ли заключенные и другие задержанные иметь приоритетный доступ к одной из новых вакцин против Covid-19?

    Распределение вакцины ожидается уже в этом месяце, поэтому официальные лица здравоохранения изо всех сил стараются разработать руководящие принципы справедливого распределения ограниченных запасов вакцины. Консультативный комитет по практике иммунизации Центров по контролю и профилактике заболеваний соберется во вторник, чтобы принять первоначальные решения о том, кто получит первые прививки.

    Существует широкий консенсус в отношении того, что медицинские работники, которые лечат пациентов с Covid-19, должны быть первыми в очереди.К другим высокоприоритетным группам относятся жители и сотрудники учреждений долгосрочного ухода, основные работники, благодаря которым люди кормятся, а общество работает, а также уязвимые с медицинской точки зрения и пожилые люди — примерно в таком порядке.

    Заключенные не попадают в высшие категории по федеральным критериям, даже несмотря на то, что некоторые из самых крупных вспышек болезни произошли в тюрьмах страны. Более 2200 заключенных заболели и 28 человек умерли, например, в результате вспышки болезни в государственной тюрьме Сан-Квентин в Калифорнии летом.

    И все же C.D.C. Консультативный комитет определил в первую очередь сотрудников исправительных учреждений и других лиц, работающих в тюрьмах и тюрьмах, на первом этапе иммунизации. Согласно документам, полученным Associated Press, федеральная пенитенциарная система выделит свои первоначальные средства для таких сотрудников.

    Это несоответствие порождает пугающую перспективу: еще одна вспышка в тюрьме, убившая множество заключенных после того, как единственная профилактика была зарезервирована для персонала. Представители Министерства юстиции не ответили на запрос о комментарии.

    Сейчас несколько групп, в том числе Американская медицинская ассоциация, призывают к вакцинации от коронавируса сокамерникам и сотрудникам тюрем, тюрем и центров содержания под стражей, ссылаясь на уникальные риски для людей, находящихся в заключении, и на возможность распространения вспышек из исправительных учреждений. центры, общественные больницы.

    «Мы не говорим, что с заключенными следует обращаться лучше, чем с кем-либо еще, но с ними нельзя обращаться хуже, чем с кем-либо еще, кто вынужден жить в коллективной среде», — сказал д-р.Эрик Тонер, соавтор отчета о распределении вакцин, опубликованного Центром безопасности здоровья Джонса Хопкинса.

    В отчете заключенные указаны как приоритетная группа, сказал доктор Тонер, хотя и не «на самом верху, а на следующем уровне».

    Некоторые штаты в своих собственных планах распределения уже движутся в этом направлении. Северная Каролина, например, планирует уделять первоочередное внимание поставщикам медицинских услуг, но также включает людей с высоким риском тяжелого заболевания и высоким риском заражения вирусом.

    В этот список входят люди, живущие в условиях массового скопления людей, таких как фермерские лагеря для мигрантов, тюрьмы и тюрьмы, приюты для бездомных, а также другие «исторически маргинализированные» группы населения.

    Выделение ценных медицинских ресурсов людям, отбывающим наказание, может быть проклятием для большей части общества, но широко признано, что нация несет этические и юридические обязательства по охране здоровья заключенных.

    18 сен 2021, 07:21 с.м. ET

    Существует также веский аргумент общественного здравоохранения в пользу тюремной вакцинации: вспышки, которые начинаются в тюрьмах и тюрьмах, могут распространяться на окружающее сообщество. «Тюрьмы — это инкубаторы инфекционных заболеваний», — сказал доктор Тонер.

    «Это фундаментальный принцип общественного здравоохранения — пытаться остановить эпидемии у их источника», — добавил он.

    Один из подходов, рассматриваемый Национальной комиссией по Covid-19 и уголовному правосудию, будет заключаться в том, чтобы сделать вакцинацию в первую очередь только заключенным и задержанным, чье состояние здоровья или преклонный возраст подвергают их большому риску в случае заболевания.

    «Это не рекомендация уголовного правосудия», — сказал Халил Камбербэтч, старший научный сотрудник Совета по уголовному правосудию, беспартийной группы, занимающейся политикой уголовного правосудия. «Это рекомендация общественного здравоохранения. Вирус не в вакууме, если он находится в государственной тюрьме ».

    Около 2,3 миллиона человек содержатся в тюрьмах, тюрьмах и других центрах содержания под стражей в Соединенных Штатах, в расчете на душу населения содержится больше людей, чем в любой другой стране. Это включает около 500 000 человек, которые не были осуждены за преступление и ожидают суда, согласно Инициативе тюремной политики.(Некоторые тюрьмы предприняли шаги по сокращению переполненности с момента начала пандемии.)

    Понимание требований к вакцинам и маскам в США

      • Правила о вакцинах . 23 августа Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов полностью одобрило вакцину Pfizer-BioNTech от коронавируса для людей от 16 лет и старше, открыв путь для увеличения полномочий как в государственном, так и в частном секторах. Частные компании все чаще вводят вакцины для сотрудников.Такие полномочия разрешены законом и были поддержаны в судебном порядке.
      • Правила маски . Центры по контролю и профилактике заболеваний в июле рекомендовали всем американцам, независимо от статуса вакцинации, носить маски в закрытых общественных местах в районах, где наблюдаются вспышки заболеваний, в отличие от рекомендаций, предложенных в мае. Посмотрите, где C.D.C. руководство будет применяться, и там, где государства ввели свою собственную политику масок. В некоторых штатах борьба за маски стала предметом споров, поскольку некоторые местные лидеры игнорируют государственные запреты.
      • Колледжи и университеты. Более 400 колледжей и университетов требуют вакцинации студентов от Covid-19. Почти все находятся в штатах, голосовавших за президента Байдена.
      • Школы . И Калифорния, и Нью-Йорк ввели обязательные вакцины для работников образования. Опрос, опубликованный в августе, показал, что многие американские родители детей школьного возраста выступают против обязательных прививок для учащихся, но больше поддерживают требования о масках для учеников, учителей и сотрудников, которым не делаются прививки.
      • Больницы и медицинские центры . Многие больницы и крупные системы здравоохранения требуют, чтобы сотрудники делали вакцину против Covid-19, ссылаясь на рост числа заболевших, вызванный вариантом Delta, и неизменно низкие показатели вакцинации в своих общинах, даже среди их рабочей силы.
      • Нью-Йорк . Доказательство вакцинации требуется от рабочих и клиентов для обедов в помещении, спортзалов, представлений и других ситуаций в помещениях, хотя принудительное применение не начинается до сентября.13. Учителя и другие работники образования в обширной школьной системе города должны будут получить хотя бы одну дозу вакцины к 27 сентября без возможности еженедельного тестирования. Работники городской больницы также должны пройти вакцинацию или проходить еженедельное тестирование. Аналогичные правила действуют для сотрудников штата Нью-Йорк.
      • На федеральном уровне. Пентагон объявил, что будет стремиться сделать прививки от коронавируса обязательными для 1,3 миллиона военнослужащих, находящихся на действительной военной службе страны, «не позднее» середины сентября.Президент Байден объявил, что все гражданские федеральные служащие должны будут пройти вакцинацию от коронавируса или пройти регулярное тестирование, социальное дистанцирование, требования к маскам и ограничения на большинство поездок.

    Эта цифра также включает около 44 000 молодых людей, содержащихся в исправительных учреждениях для несовершеннолетних, и примерно 42 000 — в центрах содержания под стражей иммигрантов.

    Люди, содержащиеся в заключении, уникально уязвимы для вируса. Согласно исследованию комиссии уголовного правосудия, у заключенных в четыре раза больше шансов заразиться, чем у людей в целом.В целом уровень смертности от COVID-19 среди заключенных выше, чем среди населения в целом.

    Согласно базе данных The New York Times, на данный момент не менее 200000 заключенных уже инфицированы Covid-19, и не менее 1450 заключенных и сотрудников исправительных учреждений умерли от вируса.

    [ Ставьте лайк на странице Science Times на Facebook. | Подпишитесь на информационный бюллетень Science Times. ]

    Эти цифры, скорее всего, недооценивают масштабы проблемы, потому что требования к отчетности неоднородны и варьируются от штата к штату, сказал д-р Том Инглсби, эксперт по инфекционным заболеваниям из Школы общественности Блумберга Джонса Хопкинса. Health и еще один соавтор отчета о распределении вакцин.

    В Коннектикуте врачи проверили более 10000 заключенных в государственных тюрьмах и тюрьмах с марта по июнь и обнаружили, что 13 процентов были заражены коронавирусом, согласно исследованию, опубликованному в The New England Journal of Medicine.Заключенные, которые жили в общежитиях, подвергались наибольшему риску. Старшие заключенные и сокамерники-латиноамериканцы также были более подвержены заражению, чем другие.

    Еще до пандемии у многих пожилых заключенных было слабое здоровье после десятилетий «тяжелой жизни», — сказал доктор Чарльз Ли, избранный президент Американского колледжа коррекционных врачей.

    «По моему опыту, их физиологический возраст обычно на 20 лет больше, чем их хронологический возраст — из-за наркотиков, из-за драк, из-за заключения и бездомности, а также из-за отсутствия медицинской помощи», — сказал доктор.- сказал Ли.

    До 40 процентов заключенных взрослых — черные, сказал доктор Ли, группа с более высоким уровнем хронических заболеваний, таких как диабет, гипертония и астма.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *