Гендерная роль это: Гендерная роль | Словарь гендерных терминов

Содержание

Гендерная роль | Словарь гендерных терминов

Гендерная роль

Гендерная роль — нормативная разновидность поведения человека в обществе, которая ожидается и требуется от него как от представителя/-цы конкретного пола.

Гендерные роли обусловленные дифференциацией людей в обществе по признаку пола. Гендерная роль – дифференциация деятельности, статусов, прав и обязанностей в зависимости от их половой принадлежности. Гендерные роли – вид ролей социальных, они нормативны, выражают определенные социальные ожидания (экспектации), проявляются в поведении. На уровне культуры они существуют в контексте определенной системы половой символики и стереотипов маскулинности и фемининности. Гендерные роли всегда связаны с определенной нормативной системой, которую личность усваивает и преломляет в своем сознании и поведении.

Таким образом, гендерные роли можно рассматривать как внешние проявления моделей поведения и отношений, которые позволяют другим людям судить о принадлежности индивида к мужскому или женскому полу. Другими словами, гендерная роль – это социальное проявление гендерной идентичности индивида (Юркова & Клецина, 2010, c. 100).

Гендерные роли можно изучать на трех различных уровнях. На макросоциальном уровне речь идет о диф- ференциации социальных функций по половому признаку и в соответствующих культурных нормах. Описать «женскую роль» на этом уровне – значить раскрыть специфику социального положения женщины (типичные виды деятельности, социальный статус, массовые представления о женщине) через соотнесение его с положением мужчины в рамках данного общества, строя.

На уровне межличностных отношений гендерная роль производна не только от общесоциальных норм и условий, но и от изучаемой конкретной системы совместной деятельности. Роль матери или жены всегда зависит от того, как конкретно распределяются обязанности в данной семье, как определяются в ней роли отца, мужа, детей и т. д.

На интраиндивидуальном уровне интернализованная гендерная роль производна от особенностей конкретной личности: индивид строит свое поведение в качестве мужа или отца с учетом своих представлений о том, каким, по его мнению, вообще должен быть мужчина, на основе всех своих осознанных или неосознанных установок и жизненного опыта (Юркова & Клецина, 2010, c. 103).

Литература:

Юркова, Е. В., Клецина, И. С. (2010). Е. Е. Ли. (Сост.), Гендерные роли. Ґендерная психология: хрестоматия (с. 100 – 103). Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та.

Добавить комментарий

Гендерная роль мужчины и женщины

Современный мир полностью построен на соблюдении ролей, которых человеку приписывает общество. Особенно важными являются гендерные роли. Понимание о них разрабатывалось людьми тысячелетиями, создавались чёткие правила их соблюдения, именно поэтому они являются, пожалуй, самыми жёсткими. Многие мужчины и женщины страдают от того, что от них требуют соблюдения этой роли, являющейся во многом стереотипичной и, часто, не соответствующей реалиям современного мира. При этом гендерные роли вынуждены соблюдать все. Что это за роли? Стоит разобраться.
[center]Что такое гендерные роли?[/center]
Гендерные роли – это те модели поведения, которые приписываются обществом тому или иному полу. С одной стороны, это положительное явление, так как именно гендерные роли определяют, как должно быть, к чему стоит стремиться, что правильно, что неправильно и т. д. Они помогают избегать хаоса в обществе. Но при этом гендерные роли оказывают не просто сдерживающее влияние на поведение отдельных индивидов, но и пагубное воздействие на развитие личностей. Часто именно вследствие ограничения гендерными ролями человек не имеет возможности раскрыть свою индивидуальность.
Каждый человек прекрасно знает эти роли – они закладывались в него с рождения.
[center]Примеры гендерных ролей[/center]
Вот примерное описание гендерной роли женщины:
«Женщина – это мягкое и нежное существо. Она слаба, эмоциональна, боязлива. Она не способна к принятия важных решений. Место женщины – дома, с семьёй, а её основные обязанности заключаются в приготовлении пищи, в уборке квартиры и воспитании детей. Женщина должна стоять за мужчиной. Она обязана уступать, соглашаться с мнением мужа, ведь он – главный и т. д.».
Описание гендерной роли мужчины может выглядеть следующим образом:
«Мужчина – это человек, сильный физически и морально. Мужчина не плачет, не сплетничает, не говорит по пустякам. Он не может впасть в депрессию. Одна из его главных черт – твёрдость и решимость. Мужчины не колеблется, а быстро и верно принимает решение, они ничего не боятся. Мужчина не должен играть в девчачьи игры и др.».
Это лишь частичное описание того, как может выглядеть гендерная роль в обществе.
[center]Формирование гендерных ролей[/center]
Формирование гендерной роли начинается в сознании ребёнка с ранних лет жизни, когда родители покупают маленькой девочке розовые платья и куклы, а мальчику – синие штаны и машинки. Первые зачатки осознания гендерной роли и своего соответствия ей начинаются в 3-4 года, в этот момент ребёнок начинает воспринимать различия между мальчиками и девочками. Окончательное становление гендерной роли происходит в подростковый период, когда подросток определяется со своим местом в обществе, принимает (или отвергает) общепринятые ценности.
К счастью, на настоящий момент гендерные роли становятся всё менее жёсткими. В первую очередь это происходит потому, что меняется сам мир. Благодаря развитию медицины, образования перед женщинами и мужчинами открываются новые возможности и перспективы. Хотя гендерные роли, формировавшиеся на протяжении многих тысячелетий, настолько прочно сидят в сознании многих людей, должно пройти ещё очень много времени, чтобы они перестали быть столь жёстки. Как найти зеркало Casino X среди многих других сайтов? Советы опытных игроков.

Юлия Лежнина. Что происходит с гендерными ролями и семьей в современной России? — Видео

Добрый вечер, друзья! Рада приветствовать тех, кто пришел сегодня, чтобы поговорить со мной о том, как трансформируются российская семья и гендерные роли в ней.

Скажу пару слов о себе. Я работаю в Высшей школе экономики в Институте социальной политики и в Институте социологии РАН. Я — социолог. Более того, социолог-структурщик. Мне интересны массовые сдвиги, которые происходят в нашем обществе. В этой связи я предлагаю вам сегодня больше обращать внимание не на цифры, а именно на тренды, которые описывают социальную динамику, наблюдающуюся в нашем обществе. Я буду ссылаться на данные Института социологии РАН за разные годы. То есть я буду апеллировать к тому, что происходило еще до 2000-х годов, потому что исследования у нас велись, но цифры буду показывать в основном начиная с 2001-го и заканчивая 2017 годом.

Социологи любят погружать все процессы, которые они изучают, в определенный контекст, потому что для того, чтобы что-то интерпретировать, нужно задать определенную рамку, к которой будет привязана та или иная динамика. Я не буду отдельно акцентировать ваше внимание на терминах и концепциях, но в целом я буду говорить о модернизационной динамике и о смене основных социокультурных паттернов. Что я имею в виду? Общество меняется. Наше российское общество меняется наряду со всеми другими. И меняется оно в абсолютно разных ипостасях. Меняется система экономических отношений, меняется система производственной сферы. Мы видим определенную динамику институтов в политической сфере, и точно так же мы видим смещение определенных социокультурных аспектов, которые проживает российское общество. Мы говорим о том, что наблюдается динамика культурных паттернов. Из состояния традиционного, которое ориентировано на воспроизводство системы как таковой, мы переходим в какое-то новое состояние. Состояние современное или модернизированное.

По большому счету этому переходу сопутствуют такие процессы, как рационализация сознания населения и трансляция этого процесса в различные активности — в социальной, экономической, культурной сферах. Это в первую очередь повышение толерантности к многообразию и вообще появление всяческого плюрализма. И в общем-то сегодня я вам покажу, как развиваются плюрализм и многообразие различных форм жизни в семейной сфере. Иногда я буду отсылать к такому термину, как демографическая модернизация, потому что демографическая сфера — это тоже та сфера, которая изменяется по ходу общего процесса модернизации, и в демографическую сферу также проникают новые культурные образцы, которые трансформируют паттерны, связанные с рождаемостью, брачностью и так далее. Именно об этой модернизации, которая затрагивает очень многие сферы жизни, мы и будем сегодня говорить применительно к семье и гендерным ролям.

Очень часто мне задают вопрос, он всегда едва ли не первый: у нас кризис семьи, когда семья исчезнет как таковая? Но что это вообще за кризис? О чем мы говорим? В общем-то кризиса семьи как такового нет. Семья для россиян важна. Была, есть и будет. В этой связи очень важно разделять такие вещи, как семья, брак и какие-то другие институции, связанные с семьей. И если мы говорим именно о семье, то ее ценность не ослабевает ни в российском обществе, ни на постсоветском пространстве. Семья продолжает быть ценностью. Вопрос только в том, какой ценностью она является.

Семья составляет неотъемлемую часть жизненного успеха. Около 80% населения — в разные годы цифра может отличаться — говорят, что для жизненного успеха нужно иметь счастливую семью. Для трех четвертей населения семья — это предмет гордости. Семья важна, но при этом она не является достаточным условием для того, чтобы считать свою жизнь успешной. Наличие счастливой семьи — это некоторое необходимое, но не единственное условие для того, чтобы каким-то образом себя позиционировать. В целом россияне себя не позиционируют через семейные роли — мужа, жены, матери, отца и так далее.

Поэтому семья — это базовый элемент жизненного проекта россиян, но это не сфера приложения усилий. В отличие, например, от карьеры. Мы говорим, что мы строим карьеру, прилагаем усилия, через карьерные достижения мы представляем себя этому миру. Семья же из терминальной ценности становится инструментальной. И чем дальше, тем больше мы сталкиваемся с тем, что достижительные установки в плане семьи у населения не выражены. Эта некоторая девальвация достижения счастья в семейной сфере локализуется в первую очередь в тех точках, где привычно размываются традиционные образцы. Это — мегаполисы, это — молодежь, это — высокообразованное население. И это в общем-то достаточно стабильная на протяжении последних лет история.

Несколько другой процесс происходит с такой институцией, как брак. Когда я говорила о том, что кризиса семьи нет, это не значит, что брак также сохраняет свою значимость в жизни россиян. С браком происходят трансформации. Это уже достаточно хорошо проработанная, активно изучаемая и обсуждаемая тема: каким становится брак, как население относится к официальному браку. А он действительно постепенно размывается. Все более лояльным и толерантным становится отношение к разводам, к так называемому гражданскому браку или сожительству, к множественности браков и так далее. Кстати, если мы говорим о гражданским браке и сожительстве, то сегодня для россиян это такая проба пера, предварительный этап перед тем, как вступить официально в семейную жизнь. Но процесс затягивается, а в случае второго брака вообще рискует не перейти в формальную стадию. Отложенная регистрация брака, отложенное рождение детей — с этим мы и имеем дело.

Отдельная история с семьей расширенной. Хотя это последний бастион, который сдает какие-то культурные паттерны, свою значимость расширенная семья для россиян потихонечку начинает терять. То есть расширенная семья все меньше и меньше рассматривается как непосредственный, постоянный круг общения. Пока еще около трех четвертей — 70% — населения постоянно общаются с семьей, которая не входит в состав домохозяйства, то есть проживает отдельно. Но в базовом понимании семья сегодня — это нуклеарная семья, которая проживает одномоментно в одном домохозяйстве.

Следующая норма для семейной сферы — это дети. Дети были и продолжают быть нормой. Более того, на текущий момент нормой продолжают быть двое детей. И опять же воспитать хороших детей россияне в своей жизни планируют. Для них это кажется вполне решаемой задачкой. Вот есть семья, она входит в мой жизненный проект, есть дети, они тоже входят в мой жизненный проект. Безусловно, мы сталкиваемся с различными явлениями типа чайлдфри, которые набирают обороты. Но, еще раз оговорюсь, я, как социолог-структурщик, в первую очередь интересуюсь достаточно массовыми явлениями и тенденциями. И на сегодня мы остаемся все теми же традиционалистами в вопросах рождения детей, их количества и так далее.

Как в целом живут российские семьи? Живут они, конечно, по-разному, но сами говорят, что хорошо. Чтобы там ни происходило в сексуальной сфере, с материальными проблемами, которые, кстати, очень сказываются на отношениях в семье, с детьми в целом все хорошо. В крайнем случае удовлетворительно. Но все-таки доминирующие оценки — хорошо. Хотя не без проблем. Проблемы в семье — это одна из самых популярных позиций, с которыми сталкиваются семьи. Они всегда в пятерке. Особенно остро эта динамика нарастает, когда речь идет о кризисных моментах, потому что проблемы в семье очень связаны с другими проблемами, например, материальными.

Что мы наблюдаем в гендерной расстановке семьи? И как складывается динамика в этой области на протяжении последних лет? Давайте поговорим о роли кормильца. Это одна из первых ассоциаций, которая приходит в голову, когда мы говорим о гендерной расстановке в семье. Есть супруг, есть супруга, муж и жена. Обычно мужчина — кормилец, женщина — хранительница очага. Это традиционная установка. Что происходит сегодня? В целом все похоже в том плане, что мужчины продолжают доминировать в роли кормильца. Но женщины уже тоже вносят достаточно заметный, а иногда доминирующий вклад в бюджеты российских домохозяйств. Особенно если мы говорим о старших возрастах. В совсем старших возрастах, понятно, может быть влияние пенсий, когда есть нетрудовой доход и он является основным. После карьерного пика женщины начинают вносить даже заметно больший вклад в семейные доходы как кормилец.

Что касается такой ролевой расстановки, как принятие решений в семье,— это немножко другая история. Опять же традиционный расклад: есть мужчина, который принимает решения, берет на себя ответственность, он — лидер, и ведомая женщина. Какой же современный расклад? А современный расклад не очень понятный. Если на тему кормильца мы можем однозначно сказать, что или мужчина, или женщина, или какая-то смешанная система, то в части принятия решений мы получаем большую линейку вариативности.

Например, уже достаточно продолжительное время мы в Институте социологии РАН тестируем четыре модели принятия решений в семье. Первая модель — патерналистская, когда решение в семье принимает мужчина, или старший мужчина, или на крайний случай старшая женщина, если мужчины в семье нет. Но это в общем такая маскулинная модель. Вторая модель — утилитаристская, когда решение принимает тот, кто может его обеспечить ресурсно, то есть кто больше зарабатывает, тот и рассказывает, как тратить деньги. Это традиционные модели опять же с доминирующей ролью мужчины в прямом или в косвенном виде. Третья модель — консенсусная. Это модель, которая диктует принятие решений в процессе переговоров. И это уже современная модель, когда усилена роль женщины в принятии решений в семейных вопросах. Проблемы и задачи выносятся на семейный совет, и все принимают участие в принятии этого решения. Четвертая модель — прагматическая, когда решения принимает тот, кто лучше ориентируется в конкретной сфере. Если мы говорим о финансовых вопросах, то кто лучше понимает в финансах, тот и будет принимать решения. Если мы говорим о строительстве, например, дома, и имеем супруга инженера, пусть он занимается этим вопросом. То есть здесь мы ищем точку максимальной функциональной грамотности. И не важно, кто это будет, какое поколение, мужчина или женщина. Последние две модели — условно современные, условно модернизированные, где в общем-то и женщине уже может отводиться доминирующая, лидирующая роль.

Как меняется соотношение этих моделей с течением времени? Казалось бы, модернизация означает смену традиционного современным. То есть по большому счету должны сокращаться доли тех, кто является приверженцем традиционных моделей, и наращиваться доли тех, кто является приверженцем моделей современных. Что мы видим? Например, в 2000 году доминирующей моделью была консенсусная модель — модель с размытой ответственностью, с размытой процедурой принятия решений, когда его принимают все сообща. Что происходит через десять лет? Она опять доминирующая, но с заметно меньшей долей. Дальше — еще меньшей. Мы видим, что со временем консенсусная модель не набирает обороты. Хотя вроде современная, разделяемая очень активно в первую очередь женщинами. Что происходит с прагматической моделью? Ситуация примерно та же. Опять мы видим некоторое схлопывание пула тех, кто считает, что именно так должны приниматься решения в семье. Что происходит с традиционной моделью, классической, патерналистской? Она расцветает пышным цветом. И если до 2000-х годов динамика была обратной, то есть традиционные модели потихонечку сужались и давали простор современным моделям принятия решений, то сейчас все наоборот.

Мы называем это ренессансом традиционализма или демодернизационным откатом. Но это — правда, и это стабильно, из года в год, наблюдается с начала 2000-х годов. Если мы сравниваем восприятие этих моделей мужчинами и женщинами, то мужчины в большей степени традиционалисты. Они любят, когда им отводятся лидирующие позиции в принятии решений. В то время как женщины хотят хотя бы пообсуждать. Если мы говорим о том, как складывается ситуация в динамике, то мужчины потихонечку прислушиваются к этому женскому запросу. И среди них доля тех, кто ориентирован на консенсусное или прагматическое принятие решений, увеличивается. Женщины же в какой-то момент, а именно в начале 2000-х, встали, оглянулись, подумали и развернулись на 180 градусов. То есть сначала женщины настаивали на том, что их роль в принятии решений в семье должна нарастать в связи с их функциональной грамотностью, потребностью, необходимостью и правом в принятии решений. И они подтягивали мужчин за собой. Сейчас же мужчины прислушались и идут навстречу, а женщины развернулись.

Этот демодернизационный откат ярче всего наблюдается именно в среде женщин. А если покопаться еще глубже, то в среде молодых женщин из крупных городов и благополучных социальных слоев. Наиболее ярко эти развороты, которые как-то колебательно присутствуют в нашей жизни, видны в кризисные периоды. Когда мы сталкиваемся с проблемой, особенно с экономическим кризисом, она подрывает в том числе семейную ситуацию. Я уже говорила о том, что проблемы материального характера связаны с тем, как складываются отношения в семье, возникают ли проблемы в семье и так далее. И вот эти наши экономические шоки заставляют задуматься и сделать некоторый крен в сторону традиционных установок.

Сейчас можно утверждать, что традиционалистские паттерны укоренены в нашем обществе. И сколько бы мы ни говорили о модернизации, в том числе в семейной сфере, об эмансипации, о роли женщин и о том, что мы точно идем в сторону выравнивания позиций мужчин и женщин в вопросах распределения ролей в принятии решений в семье, скорее, мы пока нащупали какую-то точку равновесия. Да, безусловно, модели вариативны, и мы ищем разные опции, но доминирует в нас традиционная установка.

Кстати, если мы говорим, например, о семейном статусе, то наличие партнера повышает вероятность задействования в семье патерналистских моделей. То есть пока нет семьи или уже нет семьи, нет супружеских отношений, мужчины и женщины активнее говорят о том, что решения должны быть приняты либо тем, кто может их принимать более эффективно, либо после каких-то совместных обсуждений. Но как только выстраивается семейная пара, там доля тех, кто говорит о том, что вообще-то мужчина должен принимать решения, становится больше. Интересно, но факт.

Если говорить о немножко другой истории с гендерными ролями, то есть отойти от проблемы принятия решений или лидирующей позиции, то вообще-то семьи бывают разные. То есть традиционное восприятие семьи — это союз мужчины и женщины для воспроизводства себя в детях и отношений в следующем поколении. Для чего создают современную семью? А создают ее для реализации разных задач. И трансформация семьи и гендерных ролей в текущий момент по большому счету связана с тем, что возникает многообразие форм семьи в разрезе того, для чего эти семьи людям нужны. То есть не кто принимает решение или не кто выступает основным кормильцем в семье, а для чего они нужны? И семьи бывают разные.

Самая распространенная модель — семьи, которые создают определенный комфорт, в них удобно — удобно жить, удобно коммуницировать. Они не мешают работать или достигать каких-то других вершин, связанных с внесемейной сферой. Это такая семья как зона комфорта, в которой супруги не имеют вредных привычек, они умные, интеллектуально развитые, уверенные в себе, при этом мужчина обеспечивает материальный достаток. Эта модель чаще распространена среди молодежи, хотя сказать, что она исключительно молодежная, нельзя. Более ярко эта модель представлена в крупных городах, в мегаполисах, в первую очередь в Москве. Жизнь динамичная, задач много, и отвлекаться на какие-то дополнительные проблемы, требующие материального, эмоционального и физического ресурса, в общем-то не хочется.

Другая модель, тоже распространенная примерно в трети случаев, это семья как домохозяйство. Экономическая единица, дом — полная чаща, мужчина, обеспечивающий материальный достаток, хозяйственные, практичные супруги, у которых именно в доме с очагом все хорошо. Добрая, хорошая женщина. Такие семьи не локализуются в каких-то возрастных группах, они равномерно размазаны между различными возрастными когортами.

Еще один тип семьи: семья — любовное гнездышко. Вообще с любовью в российском обществе как-то тяжело. О любви не мечтают, и встретить настоящую любовь заветным желанием не является. Или является крайне редко. То есть как мечта — встретить любовь — наблюдается вообще меньше чем у 10% населения. Как заветное желание, которое можно загадывать золотой рыбке, тоже не больше чем у 20%. Соответственно, когда появляется потребность в семье или выстраиваются роли, связанные с какими-то любовными отношениями, это отдельный тип семьи. Здесь привлекательные супруги — физически сильны, здоровы, сексуальны. Женщина, кстати, должна быть верной. С мужчиной — есть варианты, то есть это требование не так критично, как в отношении женщин. В общем-то это следующая по распространенности в российском обществе модель.

Четвертый тип — тип семьи как семьи для детей. Это модель как раз максимально приближенная к традиционным формам, когда семья воспроизводится. Дети — это самоценность, главное, вокруг чего крутится семейная жизнь. Соответственно, верность и любовь к детям — это первоочередные характеристики, которые ценят в супругах их партнеры. Таким образом, у нас действительно наблюдается динамика. И наблюдается она, с одной стороны, в виде модернизации, перехода от традиционного к современному в части роли женщин как кормильца в семье и тех членов семьи, которые принимают решения, а с другой стороны, в виде многообразия, плюрализма того, какие семьи существует.

Все эти семьи могут быть счастливыми, но каждая — по-своему. Тут уже теряется понятие нормы, какой должна быть семья. Нормативная модель размывается. Каждый ищет счастье в той форме, в которой оно ему нужно. Более того. Традиционная система гендерных отношений — это рассматривание мужчины и женщины сразу как потенциального супруга. Кто такой хороший мужчина? Тот, кто станет хорошим мужем. А хорошая женщина — та, что станет хорошей женой. В современном мире есть идеальная женщина и идеальная жена. Точно так же есть идеальный мужчина и идеальный муж. Это не всегда совпадает, но есть пересечения. То есть если мы говорим, например, о том, какие качества в максимальной степени важны для идеальной женщины, то это привлекательная внешность и сексуальность. Причем с точки зрения всех. А кто такая идеальная жена? Верна, любит детей и хозяйственна. У мужчин похоже, но не так критично. То есть идеальные мужчины у нас здоровы и физически сильны. Дальше могут быть вариации — для кого-то не должен иметь вредных привычек, для кого-то должен быть умным и обеспечить материальный достаток. Что уже дает некоторый намек на то, что эти мужчины могут стать хорошими мужьями. И правда. Идеальный муж — это тот, кто любит детей, верен и, самое главное, умеет обеспечить материальный достаток. То есть мужчинам сегодня несколько легче сначала быть идеальным мужчиной, а потом стать идеальным мужем. Женщине же нужно осваивать принципиально разные роли.

Таким образом, гендерные и семейные роли в отношениях мужчины и женщины разные, но с какой-то долей вероятности пересекаются. При этом для мужчин это пересечение обозначено четче. И это говорит о том, что роль мужчины, мужа воспринимается куда более традиционно, в отличие от роли женщины. Но если копаться дальше, идеальные мужчины и идеальные женщины тоже бывают разные. Кому-то нужен мужчина брутальный, кому-то нужен мужчина-интеллектуал, кому-то нужен чтобы «хоть не пил». И с женщинами тоже по-разному. То есть тут тоже есть определенный плюрализм. Более того, скажу, что если, говоря о гендерном раскладе в семье, мы видим хорошо оформленные модели, то с ролями, с портретами, с моделями идеального мужчины и идеальной женщины гораздо сложнее. Тут очень много различных вариаций.

И это как раз характерная черта того самого процесса модернизации семейной сферы и сферы гендерных отношений. То есть мы не столько идем из пункта А в пункт Б, понимая, что у нас в пункте А — одно состояние, а в пункте Б — другое. Если с пунктом А еще можно как-то разобраться, то с пунктом Б вообще ничего не понятно. Точнее, понятно, что там вариативность. Можно выйти одной дорогой, а прийти совсем другой. Это то, что характерно для российской семейной схемы. У нас есть тренд на размывание базовых, традиционных, гомогенных образцов. При этом размывание не идет в полной мере, на полных парусах. В душе мы все-таки остаемся традиционалистами. И базовые традиционные установки доминируют, хотя в общем-то существуют различные модели и гендерных, и семейных отношений.

Что будет в перспективе? Примерно это же и будет. Будут развиваться различные формы брачности и брака, и многообразие будет только нарастать. Будут развиваться функциональные особенности семьи — что нужно партнерам в семье, для чего они встретились и продолжают быть вместе. То есть для кого-то это дети, для кого-то — любовь и секс. С сексом тоже отдельная история. Не всем для счастливой семейной жизни нужен секс. И даже среди молодежи не всем нужен секс. Более того, благополучная молодежь опять же в мегаполисах — это те, кому некогда. Устали. Другие задачи. Свой ценный ресурс нужно направить на какие-то другие активности, которые что-то принесут в будущем. Так что формы супружеских, семейных отношений будут нарастать в своем многообразии. И это как раз тот тренд, который уже заложен и будет складываться дальше. Это те ключевые моменты, о которых в части динамики семейных и гендерных отношений я вам сегодня хотела рассказать.

Как менялись роли мужчины и женщины в обществе — Wonderzine

Мы живем в эпоху более активного вовлечения мужчин в семейные дела и массового выхода женщин в общественное пространство, а женcких образов — в культурное. Кажется, можно говорить о «новых» гендерных ролях, если бы слово «новый» не было одним из самых опасных, часто употребляемых и неопределенных. Сериал о новых отношениях, сайт о новых женщинах, круглые столы о новых мужчинах — в первую очередь коммерческое предложение, а дискретная память человека в XXI веке редко дает возможность убедиться, что из «нового» действительно никогда раньше не существовало. Оба пола сейчас, как и прежде, не избавлены от прессинга гендерных ролей, а вдобавок к нему ощущают постоянное давление стереотипов об успешности. Если архетипичная жена у плиты превращается в сильную женщину, а условный волк с Уолл-стрит может сделать ставку на работу за меньшие деньги и общение с семьей, на них обоих будет давить культурная доминанта личностного успеха, самореализации или внутренней гармонии — не менее авторитарные, чем прежнее деление на функционал М и Ж.

Нет приемлемой обществом личной жизни? Тогда, может быть, у тебя успехи в работе. А если нет, то зачем ты живешь? Кем ты хочешь стать через пять лет? Выбери что-нибудь и следуй за мечтой! Несколько раз в день мы проходим такие болезненные диалоги с собой или окружающими и так хорошо выучиваем «правильные» ответы, что начинаем верить в них сами. Гендерные роли конструируются и закрепляются через стилизованное повторение действий, об этом пишет Джудит Батлер в книге «Gender Trouble». Повторение рождает репрессию, а привычка претендует на первую натуру. В начале XXI века 3-летние дети без колебаний стандартно и ожидаемо отвечают на вопросы о различии полов и гендерного поведения.

Вспомните gender fuck, который показала Кончита Вурст: в истории были и бородатые женщины, и травести-шоу, и кросс-дрессинг на сцене перед толпой, но появление такого человека на сцене старомодного конкурса несуществующей единой Европы стал баттхертом и новостным поводом номер один на целую неделю.Спросите у любого специалиста из рекламы: Кончита в современном мире может продать только новость о себе (как продаются новости о любых нетипичных видах поведения), но не может продать никакой товар, даже свое пение, дольше чем на один сезон. В маркетинге не платят денег за оригинальность, а платят за повторение знакомого. Сценарии для мировых ситкомов и экологически чистые батончики без глютена для жителей небольшого города производят для целевых аудиторий в справедливой уверенности, что тех, кто считает себя как все, и тех, кто считает себя особенным, можно одинаково легко посчитать и измерить — не по головам, так по тегам и лайкам.

Как изменились гендерные роли за время пандемии в жизни и бизнесе?

Михаил Москвин, заместитель председателя правительства Ленинградской области:
– Я каких-то особенных изменений, пожалуй, и не заметил. Мужчины остались мужчинами, женщины – женщинами, оно и к лучшему.
Мужчина, наверное, более зависим от социальной роли – ему надо что-то доказывать, с кем-то соревноваться. А с кем дома посоревнуешься, кому что докажешь? 
Не то чтобы в условиях ограничений женщинам было легче. Но они в целом более приспособлены к трудным временам, они терпеливее, выносливее. И удалённая работа им даётся, наверное, проще. Потому что деваться некуда и винить некого. На них всё держится, на самом деле! 

Валентина Калинина, генеральный директор холдинга «РСТИ»:
– Пожалуй, лучшее приобретение прошлого года – навык решать любые, даже самые сложные и важные вопросы, по телефону или онлайн. Если раньше в этом правиле встречались исключения, то сегодня все, кто нацелен на результат, осознал действенность дистанционной схемы. И всё-таки дефицит личного общения, с которым мы все столкнулись, вряд ли можно считать приятным опытом – это ограничение я бы предпочла более не испытывать.
Самоизоляцию одинаково трудно переносят как мужчины, так и женщины. Лучше обойтись без неё. К удалённой работе лучше приспособлены женщины, для мужчины слишком важен эффект – «пришёл, увидел, победил».
В непростой 2020 год я в очередной раз убедилась, что в компании «РСТИ» работают самые ответственные, дисциплинированные и профессиональные сотрудники. Команда, которой любые самоизоляции и карантины нипочём.

Михаил Медведев, генеральный директор ГК «ЦДС»:
– Всё стремительно меняется в окружающем нас мире. И пандемия не остановила, а, наоборот, ускорила эти процессы. Раньше можно было сказать: вот, я получил образование, я теперь образованный человек. Теперь, если ты не будешь учиться каждый день, очень быстро перестанешь им быть. Это относится и к распределению традиционно сложившихся ролей. Женщин всё больше и в бизнесе, и в политике, они занимают активные позиции, ни один уровень для них не закрыт, включая самые высокие. У нас ещё есть привычные представления о том, что домашнее хозяйство – в основном женское дело, будь она хоть министр. И это, конечно, тормозит карьеру у дам, потому что получается двойная нагрузка. Но рядом с такой целеустремлённой женщиной и мужчина получает дополнительную мотивацию: как-то стыдно себя жалеть, ей ведь как минимум не легче!
Удалённая работа отчасти удобнее, отчасти – добавляет проблем. Налаживая работу из дома, где есть дети, стоит помнить, что ребёнок, если ему что-то срочно понадобилось, скорее побежит к маме, чем к папе: «Папа занят, он работает». Так у нас повелось. Хотя и этот уклад, наверное, тоже будет меняться.

Михаил Ривлин, совладелец компании «Мегалит – Охта Групп»:
– Сегодня, мне кажется, всё реже можно услышать фразы «это не женское дело» или «ты должен это сделать, потому что ты мужчина». В современном обществе каждый делает то, что ему по силам и соответствует его целям и интересам, а не потому, что принадлежит к определённому полу. Однако некоторые задачи всё ещё продиктованы гендерными рамками и пока остаются неизменными. Думаю, длительная изоляция стала своеобразной лакмусовой бумажкой в этом смысле. Довольно жёсткий «локдаун» практически запер людей дома и стал настоящим испытанием для семей. Многие увидели, что значит «работать во вторую смену» – когда после основной работы необходимо выполнять обязательные домашние дела, которые в большей степени ложатся на женские плечи. На примере моей семьи и моих знакомых, после таких испытаний люди стали больше ценить друг друга и относиться друг к другу бережнее.
Что же касается бизнес-процессов, то я с уверенностью могу сказать, что на производительность труда в «Мегалит – Охта Групп» этот непростой год не повлиял. Как мужчины, так и женщины в нашей компании отработали все вызовы и сложные задачи на отлично. У нас нет гендерных предубеждений. Мы считаем, что хорошего сотрудника никак не характеризует его половая принадлежность. Убедиться в этом лишний раз мы смогли и в прошлом году, продолжаем придерживаться этой позиции и сегодня.

Алина Плетцер, генеральный директор ООО «Негосударственный надзор и экспертиза»:
– Времена меняются и мы меняемся вместе с ними. За прошедший год мы открыли новые форматы общения и встреч, не выходя из дома или офиса. Больше не тратим время на дорогу, не стоим в пробках и не нервничаем, опаздывая. Меньше стресса – больше времени для конструктивной и плодотворной работы. Но я бы не стала связывать произошедшие изменения сугубо с карантином или выискивать какие-то гендерные различия. Просто жизнь идёт своим чередом, и в ней появляются удобные улучшения. Исходя из специфики работы нашей организации и учитывая разновозрастность коллектива, мы заметили, что способность адаптироваться к удалённой работе и самоизоляции не зависит от пола или возраста сотрудника, а скорее отражает индивидуальные черты его характера, возможность самоорганизации и внутреннюю ответственность. Мы смогли удачно перестроиться без ущерба рабочему процессу. Да и вообще, если все причуды и перемены в жизни воспринимать с юмором, то приспособиться к ним будет проще.

Роман Мирошников, исполнительный директор СК «Ойкумена»:
– Гендерные роли в наше время – несколько устаревшее понятие: женщины вполне успешно управляют самолётами и создают крупные предприятия. Дружная команда с едиными целями способна практически на всё, и гендер тут роли не играет, это всё-таки стереотипы. Нужно уметь слышать друг друга и принимать взвешенные и грамотные решения. На это способны как мужчины, так и женщины. В семьях же всё зависит и от сложившихся традиций, и от обстоятельств. 
Вероятно, наибольшим испытаниям во время самоизоляции подверглись семьи, в которых есть младенцы, а также дети-школьники. Здесь волей-неволей обоим родителям пришлось примерять на себя и роль няньки, и роль кухарки, даже если до пандемии в семье так не было принято. Те же, у кого дети взрослые, в пандемию «пострадали» меньше. Даже наоборот, можно было рассчитывать на серьёзную поддержку с их стороны: кто-то взял за правило заказывать родителям доставку продуктов и лекарств на дом, кто-то стал чаще звонить родственникам. Так что пандемия выработала и хорошие привычки. 
Насчёт «удалёнки» опять же всё зависит и от типа личности, и от состава семьи. Если человек склонен к самоорганизации, у него не возникает проблем с работой вне офиса. С другой стороны, если даже такого человека на пару месяцев запереть дома с двумя гиперактивными детьми, от его былой выдержки может не остаться и следа. Многие захотели вернуться в офисы именно по той причине, что им оказалось сложно совмещать домашние дела с работой и разделять эти две функции, сохраняя при этом прежнюю результативность.

Александра Улезко, адвокат, руководитель группы по банкротству АБ «Качкин и Партнёры»:
– На мой взгляд, женщины проще переносят самоизоляцию. Мужчинам, как правило, требуется регулярно куда-то уходить. Наверное, это своеобразный инстинкт добытчика: пошёл в лес убивать мамонта или на работу – зарабатывать деньги. Женщинам, напротив, по большей части проще работать из дома, совмещая это с домашними делами. Но всё, безусловно, индивидуально. Мне кажется, в этом плане нет какого-то чёткого распределения гендерных ролей. 
Я знаю некоторых мужчин, которые видят плюсы в таком укладе и планируют по возможности как можно дольше оставаться на «удалёнке». Мне сначала казалось, что работать из дома невозможно, но теперь я привыкла и считаю, что время от времени это очень удобно. При этом хорошо всё-таки знать, что можно при необходимости поехать в офис, на встречи и т.д. Функция социализации, которую выполняет работа в коллективе, тоже важна. Одно время скучала по оффлайн-мероприятиям. Всё же онлайн-конференции не дают возможности пообщаться на интересующую тему, высказаться и обсудить с коллегами наболевшие вопросы – нет личного контакта. Хорошо, что у нас уже нет жёсткой самоизоляции, жизнь постепенно возвращается в прежнее русло.

Алексей Белоусов, генеральный директор СРО Ассоциация «Объединение строителей СПб»:
– Если не подходить к этим вопросам очень серьёзно, то надо учитывать, что женщины привыкли доминировать в семье, в доме. Мужчинам в период карантина пришлось намного больше времени проводить в домашней обстановке, и женщины получили определённый гандикап. Теперь они его реализуют не только в повседневной и семейной жизни, но и на службе. Они стали более напористыми и энергичными, почувствовав дополнительную уверенность. Думаю, что и удалённая работа для женщин – скорее плюс, чем минус. Они могут больше сделать чего-то по хозяйству. 
Но если мы говорим о личном общении, без которого дамам тяжелее, то в этом плане они больше потеряли, чем мужчины.
За время карантина появилось много хороших привычек. Если какое-то мероприятие или встреча не требует личного присутствия, то мы на неё уже и не едем. Раньше, чтобы обсудить какой-то небольшой вопрос, запросто тратили часы: минут 15 на сам разговор, час на дорогу туда и столько же – обратно. Переход на новые технологии коммуникации серьёзно экономит время! Я стал гораздо реже ездить в Москву, куда иногда мотался по два раза в неделю. 
С другой стороны, это и минус – человеческое общение всем дорого, и мы лучше налаживаем отношение при личных встречах. Так что палка, как всегда, о двух концах.

Елена Коваленко, начальник отдела маркетинга и рекламы ЗАО «БФА-Девелопмент»:
– Так вышло, что весь карантин строительный комплекс Петербурга, включая и сотрудников нашей компании, оставался на своих рабочих местах. Кто-то, конечно, периодически работал из дома, обычно от двух до четырёх недель. Я две недели провела дома из-за контакта с заболевшим. Гендерных отличий в удалённой работе не заметила. Общее, на мой взгляд, и для мужчин, и для женщин – удалённая работа при правильной организации рабочего места (дача, хорошая связь, достаточное количество компьютеров) снимает стресс и повышает производительность труда.
Как выдержать более длительную изоляцию, не знаю. Мужчины терпеливы и хорошо готовят в карантин, женщины менее эмоциональны на «удалёнке». Все вместе – больше читают, общаются с детьми и смотрят хорошее кино.

Андрей Сорочинский, председатель совета директоров ГК «Полис Групп»:
– Пандемия заставила много переосмыслить и переформатировать. Любой процесс имеет оборотную сторону. Оказалось, что дистанционная работа – не панацея, но вполне возможный формат. Кто легче воспринимает такие вынужденные новшества, судить не берусь. Для меня гендерные различия в работе никогда не были определяющими или даже важными, я никогда не боялся (и не боюсь) сильных женщин. Они часто преуспевают, на некоторых направлениях – например, в финансах – могут дать фору мужчинам. В период карантина я в этом ещё раз убедился. 

Наталья Осетрова, руководитель проекта города-курорта Gathina Gardens: 
– На секунду даже озадачили: я как-то отвыкла обращать внимание на гендер (в профессиональном плане, конечно). Сравниваем людей по эффективности, профессионализму, стрессоустойчивости.
Пандемия и карантин «подсветили» не столько гендерные различия, сколько заставили по-новому посмотреть на ценности семейной жизни. Увидеть то, что терялось в повседневной текучке.
Самоизоляцию женщины переносят легче – им всегда есть чем заняться. А вот мужчины скучают: они склонны к более глобальной повестке, и им сложно существовать в отрыве от таких же космических персонажей.
Эффективность «удалёнки» опять же зависит не от гендера, а от набора личных особенностей. Спокойным и усидчивым сотрудникам и в офисе проще, и в дистанционном формате они справляются без проблем. Это отчасти может быть связано с профессией: юрист или бухгалтер перехода из онлайна в оффлайн может и не заметить. А вот инженеру или архитектору необходимо живое общение, атмосфера обмена идеями. 

Игорь Водопьянов, управляющий партнёр УК «Теорема»:
– Судить об изменении гендерных ролей за период пандемии не могу – не наблюдал, поскольку не соблюдал карантинный режим. Я готов принять ограничения, когда вижу в них логику. А здесь её не было: пока по 300-500 человек заболевали, власти ввели жёсткий локдаун. А как стали фиксировать по две-три тысячи случаев в сутки – тут всех на волю. Какой тогда смысл в ограничениях?
И я не верю в эффективность удалённой работы. Дистанционно нормальной производительности не добиться. Во-первых, сотрудник может банально спиться. Во-вторых, не факт, что из дома он работает только на тебя. Офис – это не просто место для работы, он играет важную социальную роль. Надо, чтобы человек мог выйти из дома и куда-то пойти! Неслучайно у нас после снятия ограничений так увеличилось количество разводов. Видимо, люди, неделями сидя взаперти, что-то такое друг о друге узнали. 

Ольга Шарыгина, вице-президент Becar Asset Management:
– Если честно, в моей жизни гендерные роли никак не изменились. Да и я не очень понимаю, как и почему пандемия должна была повлиять на них. 
Я бы оставила степень свободы, которая появилась в прошлом году, относительно выбора места работы. Я и раньше много работала не в офисе, но теперь это ощущение совсем закрепилось – нужен только мой мозг и телефон/ноутбук. Вот это ощущение я бы хотела сохранить и дальше.
Думаю, что женщины легче переносят самоизоляцию. У нас в генах заложена задача сохранять семейный очаг и брать на себя обязанности по дому. Есть и существенное НО: если самоизоляция затягивается (при жёсткости ограничений), личный кризис у женщин будет намного сильнее, чем у мужчин. И выходить из него им будет гораздо труднее. Можно провести аналогию с расхожей фразой о том, что женский алкоголизм лечится сложнее и дольше, чем мужской. Вот тут так же – женские последствия от чрезмерной самоизоляции искореняются намного труднее.
К удалённой работе быстрее приспосабливаются интроверты. Пол не имеет значения. 
В офисах ничего нового о коллегах не узнала. А на кухне – оказалось, что, когда есть время, мужчины неплохо готовят. Так что больше сачковать не получится!

Максим Жабин, заместитель генерального директора ИСК «ЛенРусСтрой»:
– Как в работе, так и в личной жизни произошла переоценка ценностей. Начал ценить то, что имел до того, но не обращал внимания. Например, свободу передвижения, доступ к магазинам, театрам. Из-за недостатка времени раньше мало уделял им внимания. 
Более выраженным стало ощущение времени – важно ценить этот невосполнимый ресурс, наполнять более весомыми и важными вещами. Например, уделять больше внимания спорту. Друзья убедили меня заняться дыхательной гимнастикой, благодаря которой я очень быстро восстановился после коронавируса. В период карантина я понял, что многие дела просто нельзя откладывать в сторону, нельзя останавливаться.
Что касается удалённой работы, мне кажется, что женщины более терпимы, поскольку мужчинам надо больше какого-то движения. Возможно, многие женщины со мной не согласятся: для многих мужской образ действий – пришёл с работы, полежал на диване. Но всё-таки надо судить по результату.
Я, например, за движение – мне пришлось изменить образ жизни, придумывать на ходу какие-то активности. С другой стороны, иногда надо остановиться и дать себе передышку. Начал медитировать, стал тщательнее выбирать книги. Пандемия привела к тому, что 2021 год я назвал для себя «Годом осознанного потребления».

Елена Бурилова, директор по маркетингу и PR Euroinvest Development:
– На мой взгляд, «в общем зачёте» девушкам было проще пережить самоизоляцию. Как правило, они обустраивают свой повседневный быт лучше, чем мужчины, делают его комфортным, уютным и интересным.
Большинству моих коллег-мужчин для получения схожих эмоций и ощущений обязательно надо «завоёвывать мир», постоянно находиться в круговороте событий, людей и разных мест. Вместе с тем, когда встал вопрос о массовом переходе на удалённую работу, мне показалось, что мужчины быстрее перестроили свои рабочие графики. Немного вырвались вперёд, пока девушки думали, что же теперь делать с деловыми костюмами и строгими нарядами, но потом общая динамика сравнялась.
Из карантинных открытий: думаю, многие мужчины с удивлением узнали, как выглядят их возлюбленные в масках для ухода за кожей лица. В остальном – ничто не ново под Луной.

Александр Романенко, президент корпорации «Адвекс. Недвижимость»:
– Конечно, произошло перераспределение обязанностей. На мой взгляд, теперь домашние заботы более демократично, более справедливо распределены между членами семьи… («Саша стал чаще ездить за продуктами в магазин!» – вмешалась в разговор по вайберу его супруга Светлана. И в эта реплика тоже стала иллюстрацией к разговору. – NSP.) У нас всё же традиционный уклад, и основная работа по дому лежит на женщине, даже если она тоже работает, и не меньше. Карантин заставил пересмотреть эти основы.
Самоизоляция мужчине даётся труднее – его труднее привязать к дому. Вот разве что угрозой вируса, риском заболеть и притащить болезнь в семью.
Работа по «удалёнке» зависит не столько от пола, сколько от профессии и жилищных условий.
Период ограничений в чём-то был и полезным: удалось лучше обустроить быт, сделать домашнее пространство более эффективным, в том числе и для работы. Раньше дом просто был местом, куда надо прибежать, поесть и упасть. Вот новое ощущение дома надо сохранить обязательно. По работе: оказалось, что необязательно приезжать в офис в понедельник в 10 утра. По крайней мере, не для всех. Экономится время. С другой стороны, для многих мужчин это будет серьёзный удар. «Мне срочно нужно на работу» – уже не такой весомый аргумент, как полтора года назад… 

Надежда Калашникова, директор по развитию компании «Л1»:
– Гендерные праздники в новых условиях пандемии никак не изменили мои представления «о прекрасном». Мужчины, как правило, более склонны к ипохондрии во все времена. И изоляция ими переносится, по моим наблюдениям, тоже несколько хуже. А по большому гамбургскому счёту, женщины по-прежнему мотивируют и вдохновляют, а мужчины защищают. Создают или, я бы даже сказала, созидают что-то прекрасное совместными усилиями. Пусть так и остаётся…

Как меняются роли мужчин и женщин в семье и на работе — Российская газета

Почти социологически констатируя и смену гендерных ролей под натиском прогресса, и вымученное равенство полов, Евгений Евтушенко напишет в 1968 году: «Какой занятный общества этап,/ коварно подготовленный веками:/ мужчины стали чем-то вроде баб,/ а женщины — почти что мужиками». Один из результатов подобной эволюции — «Мы женщину сместили. Мы ее/ унизили до равенства с мужчиной». С тех пор немногое изменилось. Оба пола по-прежнему испытывают ролевой прессинг, но, несмотря ни на что, мужчины все активнее вовлекаются в семейные дела, а женщины массово выходят в общественное пространство. Как меняются роли мужчин и женщин в семье и на работе? Можно ли свободно выбрать себе гендерную роль? Обсудим тему со старшим научным сотрудником Института социологии РАН, кандидатом социологических наук Ириной Тартаковской.

От Домостроя уже мало что осталось

— Что происходит с гендерными ролями? Почему они меняются и с чем это связано?

— Изменение гендерных ролей началось еще в первые годы ХХ века, и оно продолжается. Это связано с массовым выходом женщин на рынок труда во всех развитых странах. Сейчас к этому подключились и многие страны развивающиеся. Наблюдается очень высокая женская занятость. А если женщина зарабатывает сама, она уже гораздо меньше подвержена влиянию традиционных семейных форм власти над ней. Это с одной стороны. А с другой, у нее появляются новые вызовы: она должна каким-то образом устанавливать баланс между своей работой и семейными обязанностями. Помимо женщины и членов ее семьи в этом активно участвует государство, социальные институты, идеология, религия… Хотя секуляризация общества в России и Европе, начавшаяся в ХХ веке, размыла религиозные представления о том, что положено женщине и что — мужчине. Точно так же исчезла общая идеология, которая бы четко, однозначно распределяла гендерные роли. Добавьте к этому сексуальную революцию 60-70-х годов, которая тоже раскрепостила женщину — даже чисто технически, с появлением контрацептивов. Эти процессы продолжаются и в XXI веке.

— Они общемировые?

— Да.

— В какой мере российскому обществу удается вписаться в них? Вековые устои — Домострой, например, — этому не препятствуют?

— От Домостроя уже мало что осталось. Россия пережила опыт радикальной модернизации советского типа. И эта модернизация предложила совсем новую гендерную политику, которая не имела никаких аналогов в истории. Государство взяло на себя эмансипацию женщин. Женщины получили равные с мужчинами права, гарантированные Конституцией. Более того, была разработана гендерная политика, которая наделяла женщин многими ресурсами, прежде всего образовательными — в 30-е годы существовали квоты для гарантированного поступления женщин в вузы, особенно в технические, потому что были нужны инженеры. Женщин втягивали в общественное производство. Последняя волна эмансипации прокатилась в 60-80-е годы. Кроме того, с послевоенных времен доля женщин с высшим образованием у нас стабильно выше, чем доля мужчин. Главная роль советской женщины — работающая мать. Советская женщина должна была работать и одновременно выполнять свои материнские обязанности. Все остальное было не так важно. С мужем она могла жить, могла не жить, могла пожаловаться на него в партком. Мужчина взамен получал почти исключительный доступ к публичной власти. Женщин же в советские времена во власти было очень мало, буквально единицы.

Надо, чтобы случаи, когда мужчина уходит в декрет, накапливались, и тогда они станут привычными

Женщин во власти должно быть больше

— А сегодняшнее участие женщин во власти — оно каково, на ваш взгляд?

— Оно по-прежнему достаточно низкое на фоне развитых стран, но оно потихонечку растет. Появляется все больше женщин на заметных экономических, политических позициях. Ольга Голодец, Вероника Скворцова, Ольга Васильева, Эльвира Набиуллина…

— Двое из названных вами женщин отвечают в правительстве за те или иные подразделения социального блока, а Голодец — за весь этот блок. Но так и прежде было. В системе российского госуправления женское представительство ограничивалось сферами культуры, образования, здравоохранения. Еще не было случая, чтобы женщина возглавляла министерство финансов или иностранных дел.

— Это правда. Но у нас есть и власть законодательная, а в ней — такие заметные фигуры, как Валентина Матвиенко, Ирина Яровая, Елена Мизулина… Но для того чтобы женщин во власти стало заметно больше, должны произойти системные политические изменения. Должна появиться конкурентная политика, которая выведет на сцену новых людей. В их числе наверняка будут и женщины.

— Вы говорите, что женщин во власти мало? А сколько надо? Сколько будет «в самый раз»?

— Их должно быть больше хотя бы потому, что они в России составляют большую часть населения. Это высокообразованная группа. Это люди, которые играют важную роль во всех процессах — экономических, семейных и прочих. Почему они должны быть недопредставлены во власти? В Европе, например, гораздо больше женщин участвуют в госуправлении.

— Значит, в кадровой политике у нас по-прежнему сильна советская традиция?

— Да, здесь сохранились некие стереотипы. Дело в том, что советская власть, с одной стороны, дала женщинам определенные ресурсы, а с другой, она их и ограничила. Эти ресурсы все равно были в рамках дозволенного. Провозглашалось гендерное равенство, но при этом довольно много было неартикулируемого традиционализма, который остался по сей день и даже усилился. Сегодня слышны консервативные разговоры, что нам вообще не нужно много женщин в публичном пространстве, что женщина должна самореализовываться в семье и т.п. Но, насколько я могу судить как социолог, на реальное поведение людей эти разговоры очень мало влияют. Люди живут себе, как жили.

— Может ли женщина в России восприниматься общественным мнением в качестве претендента на президентский пост?

— Если это будет сильный, яркий политик, — почему бы и нет.

— Вы исследовали участие женщин в управлении бизнесом. Какие результаты получили?

— Открылась любопытная картина. Особенно в сравнении с моим предыдущим исследованием, которое я проводила в середине 90-х годов. Тогда это были индустриальные менеджеры, и они не делали карьеру, просто так складывались обстоятельства: женщина активно работает, и ее начинают продвигать, и она примиряется с этой ролью, при этом часто испытывая чувство вины перед семьей. Я помню интервью Эллы Памфиловой, которая тогда была министром. Она говорила, что, несмотря на большую занятость, все равно гладит рубашки мужу. И сетовала, что, к сожалению, не может уделять достаточного внимания семье. А сейчас молодые девушки-менеджеры, с которыми я разговаривала, ничуть не переживают по этому поводу. И в самом корпоративном мире, когда речь идет о работе, не делают большого различия между мужчинами и женщинами. Как сказал мне один менеджер: «Он или она — это нам без разницы. Пусть будет хоть оно, лишь бы работу тянуло». Мир бизнеса, он ведь очень конкурентный. Ему нужны высокоэффективные работники, гендерная принадлежность которых не имеет решающего значения.

Мужчина уходит в декрет

— Гендерные стереотипы в отношении мужчин тоже меняются?

— Они меняются гораздо медленнее.

— Вот, скажем, закон дает равное право мужчине и женщине на декретный отпуск. Мужчины часто уходят в декрет?

— Практически никогда.

— Засмеют?

— Да, в массовом сознании мужчина, уходящий в декрет, действительно выглядит странно. Но есть и более серьезная причина: мужская зарплата у нас обычно выше женской. Поэтому декретный отпуск в России берет женщина. Думаю, со временем и этот стереотип изменится. Среди моих коллег, академических работников западных, достаточно часто в декрет уходят мужчины. Только что один мой коллега как раз вышел из декретного отпуска. Он преподает в университете, а его жена занята в бизнесе. Им было удобнее, чтобы в декретный отпуск ушел он, а не она. И в его академической среде этому никто не удивился. Надо, чтобы случаи, когда мужчина уходит в декрет, накапливались, и тогда они станут привычными.

— Что должно произойти, чтобы мужчина, выполняющий традиционно женскую работу, воспринимался обществом нормально и чтобы сам он был внутренне готов к этому?

— Должна меняться гендерная идеология. Сейчас мужчины испытывают сильное психологическое давление со стороны общества, своей семьи. У женщин выбор легитимных ролей значительно больше. Женщина может быть домохозяйкой. Женщина может делать карьеру. Женщина может сочетать карьеру с семьей. И то, и другое, и третье вызывает к ней уважение. Девушка-менеджер как-то мне говорила, что не испытывает чувства вины из-за того, что ее ребенком занимается няня. Муж тоже спокойно к этому относится.

— Получается, что процесс достижения гендерного равенства идет в России лишь в одну сторону: женщины активно осваивают традиционно мужские роли, но мужчины в женских ролях пока не очень-то блистают.

— Здесь тоже что-то уже меняется, но очень медленно. Потому что необходимой идеологической и культурной поддержки мужчины не получают. Чтобы произошли известные изменения с женщинами, потребовалось феминистское движение. Левое движение тоже разделяет пафос равенства. Например, в левом движении есть программа, направленная на эмансипацию мужчин, но она недостаточно сильная и недостаточно внятная. И тому есть простое объяснение: при всей сложности мужской гендерной роли эта роль — привилегированная. В России, к примеру, есть некая организация, которая называет себя «Мужское движение». Но это чисто интернетный феномен, и это очень консервативная повестка. Они считают, что в России победил феминизм и что женщины совсем отбились от рук. Это движение откровенно женоненавистническое. Оно не про то, чтобы снять ограничения с мужчин. Оно про то, чтобы все было как раньше, по-домостроевски.

— В чем-то участников этого движения можно понять. При разводе суд, как правило, оставляет ребенка матери, даже если та, мягко говоря, не образец благонравия.

— Сейчас уже не обязательно. Но, конечно, такая инерция есть.

— Точно так же выносит свой вердикт суд кумушек на лавочке. Муж бросил жену — подлец! Жена ушла от мужа — правильно!

— Массовое сознание все же очень неоднородно. В Интернете высказываются разные точки зрения. Кстати, сочувствия к мужчинам очень много. То есть нельзя сказать, что есть какая-то однозначная идеологическая установка, которая не позволяет изменить гендерное поведение. Кроме того, тот ущерб, который мужчины терпят от своей сложной гендерной роли, он связан с получением определенных привилегий. Поэтому у большинства мужчин нет интереса что-то принципиально менять. Ведь при всем при том материальные ресурсы по-прежнему в их руках, властные — тоже. Но мужчине очень трудно — во всяком случае труднее, чем женщине — устроиться на «женскую» работу.

— Фильм «Усатый нянь» сегодня, вы считаете, был бы невозможен?

— Сегодня мужчину воспитателем в детский садик вообще не возьмут! Он будет подозреваться черт-те в чем. А, с другой стороны, много ли мужчин хочет работать в детском саду? Зарплата воспитателя детского сада уж точно не «мужская». Хотя дискриминация по отношению к мужчине, которого не берут в детский сад воспитателем, совершенно очевидна.

Гендерное равенство должно обеспечиваться государством

— Государство должно проводить какую-то гендерную политику?

— Государство прежде всего проводит определенную социальную политику. А социальная политика сильно влияет на гендерные отношения. Сама по себе идея, что можно вернуться к какой-то традиционной, консервативной модели и таким образом повысить рождаемость, на мой взгляд, иллюзорна. Чтобы повысилась рождаемость, можно платить более высокие пособия, чтобы привязать женщин к дому. А можно создать, как это было в советское время, доступную систему детских садов. Это будет другое решение. Я знаю европейский опыт такого рода, он гораздо более действенный. Потому что современные женщины в основном хотели бы сочетать работу и материнство.

— В Госдуме давно разработан закон о гендерном равенстве. Но он не принят. Почему, как вы думаете?

— Полагаю, потому, что сильна инерция консерватизма.

— Равенство полов закреплено Конституцией. Зачем еще нужен какой-то специальный закон?

— Какие-то вещи должны быть детально прописаны. Равенства не будет, если нет юридических механизмов, позволяющих реально предотвращать семейное насилие, пресекать дискриминацию при приеме на работу. Такие законы приняты практически во всех странах СНГ, включая центральноазиатские. В Казахстане, например, такой закон неплохо работает. Там в каждом министерстве есть чиновник, отвечающий за гендерное равенство. Есть в Казахстане и хорошая программа борьбы с семейным насилием, которая позволяет жертве обращаться в специальные кабинеты. Мы тоже могли бы кое-что сделать в этом направлении. Наше государство должно обеспечить своим гражданам гендерное равенство, понимаемое как максимально полную самореализацию каждого человека, будь то мужчина или женщина. От этого Россия только выиграет.

Визитная карточка

Ирина Тартаковская — российский социолог, сотрудник Института социологии РАН. Родилась в Самаре, окончила исторический факультет Самарского университета, потом аспирантуру в НИИ культурологии в Москве. Занимается гендерными исследованиями, исследованиями социальной мобильности, изучением рынка труда, преподает в Государственном университете гуманитарных наук. Автор курса лекций по гендерной социологии и нескольких десятков научных статей, опубликованных в российских и западных академических журналах. 15 лет преподавала на курсах повышения квалификации социологов и преподавателей социологов на Высших социологических курсах в Москве и в Казани. Была консультантом нескольких документальных фильмов, посвященных гендерным проблемам, в России и странах СНГ. Была научным директором и преподавателем нескольких международных летних школ.

Гендерные роли. Гендерная психология

Гендерные роли

Гендерные роли – это роли, обусловленные дифференциацией людей в обществе по признаку пола. Гендерная роль – дифференциация деятельности, статусов, прав и обязанностей индивидов в зависимости от их половой принадлежности. Гендерные роли – вид ролей социальных, они нормативны, выражают определенные социальные ожидания (эк–спектации), проявляются в поведении. На уровне культуры они существуют в контексте определенной системы половой символики и стереотипов маскулинности и фемининности Гендерные роли всегда связаны с определенной нормативной системой, которую личность усваивает и преломляет в своем сознании и поведении [5, 11].

Таким образом, гендерные роли можно рассматривать как внешние проявления моделей поведения и отношений, которые позволяют другим людям судить о принадлежности индивида к мужскому или женскому полу. Другими словами, гендерная роль – это социальное проявление гендерной идентичности индивида [4].

Гендерные роли относятся к типу предписанных ролей. Статус будущего мужчины или будущей женщины приобретается ребенком при рождении, а затем в процессе гендерной социализации ребенок обучается исполнять ту или иную гендерную роль. Существующие в обществе гендерные стереотипы оказывают большое влияние на процесс социализации детей, во многом определяя его направленность. Под тендерными стереотипами понимаются стандартизированные представления о моделях поведения и чертах характера, соответствующие понятиям «мужское» и «женское» [6].


Гендерный стереотип, касающийся закрепления семейных и профессиональных ролей в соответствии с полом, относится к одному из самых распространенных стереотипов, предписывающих стандартные модели ролевого поведения мужчин и женщин. В соответствии с этим стереотипом для женщин главными социальными ролями являются семейные роли (мать, хозяйка), для мужчин – профессиональные роли (работник, труженик, добытчик, кормилец). Мужчин принято оценивать по профессиональным успехам, женщин – по наличию семьи и детей. Народная мудрость гласит, что «нормальная» женщина хочет выйти замуж и иметь детей и что все другие интересы, которые она может иметь, являются вторичными по отношению к этим семейным ролям. Считается, что для выполнения традиционной роли домашней хозяйки женщина должна развивать свои способности быть чуткой, сострадательной и заботливой. В то время как мужчинам предписывается ориентироваться на достижения, от женщин требуются ориентированность на людей и стремление к установлению близких межличностных взаимоотношений.

Одним из оснований формирования традиционных гендерных ролей выступает разделение труда по признаку пола. Основным критерием в этом разделении выступает биологическая способность женщин к деторождению. В современных обществах давно отпала та социальная необходимость разделения труда на основе детородной способности женщин, которая существовала в архаических обществах. Большинство женщин работают в производственной сфере вне дома, а мужчины давно перестали быть только «воинами и охотниками», защищающими и кормящими свою семью. И тем не менее стереотипы о традиционных гендерных ролях очень устойчивы: от женщин требуется концентрация на частной (домашней) сфере деятельности, а от мужчин – в сфере профессиональной, общественной [6].

Важную роль в утверждении гендерного стереотипа о закреплении социальных ролей в соответствии с полом сыграла концепция «естественной» взаимодополнительности полов Талкота Парсонса и Роберта Бейлса, рассматривавших дифференциацию мужских и женских ролей в структурно–функциональном плане. Согласно их точке зрения, в современной семье супруги должны выполнять две различные роли. Инструментальная роль состоит в поддержании связи между семьей и внешним миром – это профессиональная деятельность, приносящая материальный доход и социальный статус; экспрессивная роль предполагает, в первую очередь, заботу о детях и регулирование взаимоотношений внутри семьи. Каким образом на основе этих двух ролей происходит распределение обязанностей между супругами? Парсонс и Бейлс считают, что способность жены к деторождению и уход за детьми определяют однозначно ее экспрессивную роль, а муж, который не может выполнять эти биологические функции, становится исполнителем инструментальной роли [17].

Эта теория способствовала интеграции в единую схему социально–антропологических и психологических данных. Однако феминистская критика показала, что в основе дихотомии инструментальности и экспрессивности – при всей ее эмпирической и житейской убедительности – лежат не столько природные половые различия, сколько социальные нормы, следование которым стесняет индивидуальное саморазвитие и самовыражение женщин и мужчин [12].

Традиционные гендерные роли сдерживают развитие личности и реализацию имеющегося потенциала. Эта идея явилась толчком к разработке С. Бем концепции андрогинии, согласно которой человек, независимо от своего биологического пола может обладать как чертами маскулинности, так и фемининности, соединяя в себе как традиционно женские, так и традиционно мужские качества. Это позволяет выделить маскулинную, фемининную, андрогинную модели гендерных ролей [18]. Эта идея была развита дальше, и Дж. Плек в своих работах начал говорить о расщепленности, или фрагментарности гендерных ролей [19]. Не существует единой мужской или женской роли. Каждый человек выполняет ряд разнообразных ролей (жены, матери, деловой женщины и т. д.), зачастую эти роли могут не совмещаться, что ведет к ролевому внутриличностному конфликту.

Гендерные роли можно изучать на трех различных уровнях. На макросоциальном уровне речь идет о дифференциации социальных функций по половому признаку и о соответствующих культурных нормах. Описать «женскую роль» на этом уровне – значит раскрыть специфику социального положения женщины (типичные виды деятельности, социальный статус, массовые представления о женщине) через соотнесение его с положением мужчины в рамках данного общества, строя.

На уровне межличностных отношений гендерная роль производна не только от общесоциальных норм и условий, но и от изучаемой конкретной системы совместной деятельности. Роль матери или жены всегда зависит от того, как конкретно распределяются обязанности в данной семье, как определяются в ней роли отца, мужа, детей и т. д.

На интраиндивидуальном уровне интернализованная гендерная роль производна от особенностей конкретной личности: индивид строит свое поведение в качестве мужа или отца с учетом своих представлений о том, каким, по его мнению, вообще должен быть мужчина, на основе всех своих осознанных и неосознанных установок и жизненного опыта [11].












Гендерная идентичность и роли | Женские черты и стереотипы

У нашего общества есть набор представлений о том, как мы ожидаем от мужчин и женщин, чтобы они одевались, вели себя и представляли себя.

Каковы гендерные роли?

Гендерные роли в обществе означают, как мы должны вести себя, говорить, одеваться, ухаживать и вести себя в зависимости от того, какой у нас пол. Например, от девочек и женщин обычно ожидается, что они будут одеваться по-женски и будут вежливыми, любезными и заботливыми.Обычно ожидается, что от мужчин будут сильные, агрессивные и смелые.

В каждом обществе, этнической группе и культуре есть ожидания относительно гендерных ролей, но они могут сильно отличаться от группы к группе. Со временем они также могут меняться в одном и том же обществе. Например, розовый раньше считался мужским цветом в США, а синий считался женским.

Как гендерные стереотипы влияют на людей?

Стереотип — это широко распространенное суждение или предубеждение в отношении человека или группы людей, даже если оно слишком упрощено и не всегда верно.Стереотипы в отношении пола могут привести к неравному и несправедливому обращению из-за пола человека. Это называется сексизмом.

Существует четыре основных вида гендерных стереотипов:

  • Личностные черты. Например, от женщин часто ожидают уступчивости и эмоциональности, а от мужчин — уверенности в себе и агрессивности.

  • Домашнее поведение — Например, некоторые люди ожидают, что женщины будут заботиться о детях, готовить и убирать в доме, в то время как мужчины заботятся о финансах, работают с автомобилем и ремонтируют дом.

  • Профессии — Некоторые люди быстро предполагают, что учителя и медсестры — женщины, а пилоты, врачи и инженеры — мужчины.

  • Внешний вид — Например, ожидается, что женщины будут худыми и изящными, а мужчины — высокими и мускулистыми. Также ожидается, что мужчины и женщины будут одеваться и выглядеть стереотипно для их пола (мужчины в брюках и с короткой стрижкой, женщины в платьях и с макияжем.

Гиперженственность — это преувеличение стереотипного поведения, которое считается женским.Гиперженские люди преувеличивают те качества, которые они считают женскими. Это может включать в себя пассивность, наивность, сексуальную неопытность, мягкость, кокетливость, грациозность, заботу и принятие.

Гипермаскулинность — это преувеличение стереотипного поведения, которое считается мужским. Гипермужные люди преувеличивают качества, которые они считают мужскими. Они считают, что должны соревноваться с другими мужчинами и доминировать над женщинами, будучи агрессивными, мирскими, сексуально опытными, бесчувственными, физически внушительными, амбициозными и требовательными.

Эти преувеличенные гендерные стереотипы могут затруднить отношения между людьми. Гиперженские люди с большей вероятностью будут терпеть физическое и эмоциональное насилие со стороны своих партнеров. Гипермужные люди более склонны к физическому и эмоциональному насилию по отношению к своим партнерам.

Крайние гендерные стереотипы вредны, потому что не позволяют людям полностью выражать себя и свои эмоции. Например, мужчинам вредно чувствовать, что им нельзя плакать или выражать чувствительные эмоции.И женщинам вредно чувствовать, что им не позволено быть независимыми, умными или напористыми. Разрушение гендерных стереотипов позволяет каждому проявить себя как можно лучше.

Как бороться с гендерными стереотипами?

Вы, вероятно, видите повсюду гендерные стереотипы. Возможно, вы также видели или сталкивались с сексизмом или дискриминацией по признаку пола. Есть способы бросить вызов этим стереотипам, чтобы помочь всем — независимо от их пола или гендерной идентичности — чувствовать себя равными и ценными как люди.

  • Укажите на это — журналы, телевидение, фильмы и Интернет полны негативных гендерных стереотипов. Иногда людям трудно увидеть эти стереотипы, если на них не указать. Будь этим человеком! Поговорите с друзьями и членами семьи о стереотипах, которые вы видите, и помогите другим понять, насколько сексизм и гендерные стереотипы могут быть вредными.

  • Будьте живым примером. Будьте примером для подражания для своих друзей и семьи. Уважайте людей независимо от их гендерной идентичности.Создайте безопасное пространство для людей, чтобы они могли выражать себя и свои истинные качества независимо от гендерных стереотипов и ожиданий общества.

  • Говорите — если кто-то делает сексистские шутки и комментарии, будь то онлайн или лично, бросьте им вызов.

  • Попробуйте. Если вы хотите сделать что-то, что обычно не связано с вашим полом, подумайте, безопасно ли это делать. Если вы думаете, что сможете, попробуйте. Люди будут учиться на вашем примере.

Если вы боретесь с полом или гендерной идентичностью и ожиданиями, вы не одиноки. Это может помочь вам поговорить с надежным родителем, другом, членом семьи, учителем или консультантом.

Гендерные роли — обзор

5.1.2 Влияние гендерной идентичности на поведение

Гендерные роли также создают половые различия в поведении, когда люди принимают их в качестве гендерной идентичности. Мужская и женская идентичность направляют поведение через процессы саморегулирования.То есть люди используют свою гендерную идентичность как личный стандарт, по которому они оценивают свое поведение и направляют его (Moretti & Higgins, 1999; Wood, Christensen, Hebl, & Rothgerber, 1997).

Подобно тому, как деятельность и общение являются типичными темами социальных ожиданий, люди обычно усваивают аспекты гендерных ролей, включая участие и общение (Wood & Eagly, 2009). Мужчины в среднем описывают себя как относительно активных людей, а женщины в среднем описывают себя как относительно общинных, как показал метаанализ показателей гендерной идентичности, проведенный Твенге (1997b), которые оценивают самооценки по этим чертам (например,г., Бем, 1974; Spence & Helmreich, 1978). Люди также могут принимать другие аспекты гендерных ролей. Например, женщины могут считать себя связанными с другими в близких отношениях, тогда как мужчины могут думать о себе как о независимых, но при этом связывающихся с другими через команды и организации (Cross & Madson, 1997; Gardner & Gabriel, 2004). Кроме того, люди определяют себя типичными для секса профессиями, занятиями и интересами (Lippa, 2005).

В среднем поведение мужчин и женщин соответствует их гендерной идентичности.Например, Athenstaedt (2003) обнаружил, что женщины чаще, чем мужчины, проявляют женское поведение (например, заботятся о друге, рассказывают партнеру о проблемах на работе), а мужчины чаще, чем женщины, проявляют мужское поведение (например, ремонтируют машину, платят на ужин). Кроме того, для обоих полов наличие общей идентичности ассоциировалось с женским поведением, а агентная идентичность — с мужским (см. Также метаанализ Тейлора и Холла, 1982). Кроме того, в дневниковых исследованиях повседневных социальных взаимодействий более мужественные люди демонстрировали большую свободу действий, а более женские — большее общение (Witt & Wood, 2010).Согласно другому исследованию, люди с гендерными стереотипами в сфере профессиональной подготовки и досуга предпочитали хобби и занятия, типичные для их пола (Lippa, 2005).

Саморегулирование гендерной идентичности происходит поэтапно, начиная с проверки того, насколько текущее поведение приближается к гендерным стандартам (например, Carver & Scheier, 2008). В соответствии с теорией гендерной схемы Бема (Bem, 1981), люди могут быть особенно чувствительны к информации, относящейся к их собственной гендерной идентичности, и могут внимательно следить, обрабатывать и вспоминать связанные с гендером поведения и другую информацию.Когда они воспринимают более близкое соответствие между своим поведением и стандартами, люди испытывают положительные эмоции и повышают самооценку. Напротив, действия, направленные на увеличение несоответствий, вызывают негативные эмоции и снижение уважения.

Доказательством роли эмоций в регулировании является то, что люди с более сильной гендерной идентичностью испытали повышение положительного аффекта и самооценки, когда они больше соответствовали своим гендерным стандартам (Witt & Wood, 2010; Wood et al., 1997). В частности, мужчины с более сильной мужской идентичностью чувствовали себя лучше после того, как вспомнили недавние взаимодействия, в которых они действовали доминирующе и напористо, тогда как женщины с более сильной женской идентичностью чувствовали себя лучше, вспомнив взаимодействия, в которых они проявляли заботу (Wood et al., 1997, исследование 1). Аналогичная картина возникла в этом исследовании, когда участники опосредованно представили себя в серии картинок, изображающих доминирующие и настойчивые взаимодействия (например, направление других на задание) или заботу (например, утешение друга). Я-концепция играет центральную роль в этом процессе. Когда участников просили описать себя, участники с более сильной гендерной идентичностью одобряли собственные атрибуты (например, власть, чувствительность), которые меньше расходились с атрибутами, которыми они в идеале хотели бы обладать или которые, по их мнению, должны обладать (Wood et al., 1997, исследование 2). Эти оценки несоответствия между фактическим и идеальным или должным образом людей показаны на рис. 2.3. Таким образом, поведение, типичное для гендера, уменьшило несоответствие между фактическими представлениями о себе и самостандартами.

Рисунок 2.3. Мужчины-мужчины и женщины-женщины имеют меньшие расхождения между фактическим и желаемым «я» после того, как действуют согласованными с гендером способами.

По материалам Wood et al. (1997).

Эмоции важны для саморегуляции, потому что они служат сигналом, определяющим поведение в будущем.Когда поведение не соответствует желаемым стандартам, возникающие в результате плохие чувства сигнализируют о необходимости изменить поведение, чтобы привести его в большее соответствие со стандартом. Таким образом, люди используют эмоции как обратную связь о том, нужно ли им изменить свое поведение в будущем. Чтобы проиллюстрировать это изменение в поведении, Джозефс, Маркус и Тафароди (1992) предоставили мужчинам и женщинам обратную связь о том, что они не справились с первоначальной задачей. Когда задача была гендерно типичной (по сравнению с гендерно нетипичной задачей), мужчины с высокой самооценкой предсказывали больший успех в будущих задачах соревновательных достижений, а женщины с высокой самооценкой предсказывали больший успех в будущих межличностных задачах (Josephs et al., 1992). Направляя свое последующее поведение таким образом, люди с высокой самооценкой могут гарантировать, что они будут более точно соответствовать своей благоприятной гендерной самооценке в будущем.

Последующие исследования показали, что люди спонтанно сравнивают свою гендерную идентичность и поведение в повседневной жизни (Witt & Wood, 2010). В дневниковом исследовании, проведенном в течение 2 недель, участники с сильной агентной идентичностью повысили самооценку и положительные чувства после социальных взаимодействий, в которых они действовали агентски.Точно так же участники с сильной общинной идентичностью показали повышенную самооценку и положительные чувства после взаимодействий, включающих общинные действия. Таким образом, для участников с сильной гендерной идентичностью, действующие в соответствии с этой идентичностью — общность для женских идентичностей и доминирование для мужской — усиливали положительные эмоции и более тесно согласовывали свое настоящее «я» с желаемым «я». Таким образом, положительные чувства могут сигнализировать об успешном регулировании действий в соответствии с ценной гендерной идентичностью, а отрицательные чувства могут сигнализировать о неудаче из-за того, что они действуют несовместимо с этой идентичностью.

Однако гендерные стандарты не всегда повышают благосостояние. Людям может казаться, что стандарты гендерных ролей навязываются другими, поэтому их заставляют действовать типично для гендера (Sanchez & Crocker, 2005). Дети также могут чувствовать давление со стороны сверстников и родителей, чтобы они соответствовали ожиданиям в отношении гендерных ролей (Egan & Perry, 2001). Это внешнее давление связано с понижением самооценки и благополучия взрослых и детей (Egan & Perry, 2001; Good & Sanchez, 2010). В отличие от этого потенциала, когда стандарты гендерных ролей могут оказывать негативное влияние на людей, более сильная женская идентичность обычно ассоциируется с большим благополучием среди женщин, а более сильная мужская идентичность — с большим благополучием среди мужчин (DiDonato & Berenbaum, 2011).Тем не менее, мужская идентичность в форме большего личного чувства свободы воли способствует благополучию как женщин, так и мужчин (DiDonato & Berenbaum, 2011; Whitley, 1983). В исследовании Витта и Вуда (2010) самые высокие уровни самооценки были зарегистрированы, когда люди с сильной мужской или женской идентичностью действовали последовательно с этой идентичностью. Таким образом, гендерная идентичность функционирует подобно другим саморегулирующимся руководящим принципам поведения, и особенно, когда мотивация соответствовать им возникает из личных, автономных источников, они могут способствовать благополучию.

В соответствии с логикой саморегулирования, большее значение, которое женщины придают близким отношениям, особенно тесно связывает их идентичность со стандартами уважаемых других. Девочки, скорее всего, разовьют собственные стандарты, основанные на оценках родителей и близких друзей, и будут саморегулироваться в соответствии с этими стандартами, тогда как мальчики с большей вероятностью разовьют собственные стандарты, не зависящие от других близких (Moretti & Higgins, 1999). Как выяснили эти исследователи, женщины испытывали большее негативное влияние, чем мужчины, когда их личное поведение не соответствовало ценностям других.Опора женщин на других для самоопределения является частью более крупного явления, в котором благополучие женщин тесно связано с качеством их близких отношений. Таким образом, брак выгоден для обоих полов, но женщины испытывают больше эмоционального спада из-за плохих отношений и эмоциональной выгоды от хороших, чем мужчины (Wood, Rhodes, & Whelan, 1989). Для физического здоровья характерна одна и та же закономерность: от брака выигрывают оба пола, но особенно негативные последствия для женщин проявляются в результате семейного неблагополучия (Kiecolt-Glaser & Newton, 2001).

Хотя гендерная идентичность в среднем способствует типичному для пола поведению, она также способствует изменчивости половых различий, поскольку эти идентичности различаются для разных людей и ситуаций. На силу гендерной идентичности могут влиять ситуативные сигналы, такие как пол партнера по взаимодействию (например, Leszczynski & Strough, 2008) или индивидуальный представитель своего пола в группе (например, Sekaquaptewa & Thompson, 2002). Кроме того, идентичности, основанные на членстве в других группах, пересекаются с гендерной идентичностью.Поэтому некоторые исследователи теперь подчеркивают, как идентичности, относящиеся к таким качествам, как раса, этническая принадлежность, социальный класс, инвалидность и сексуальная ориентация, пересекаются с гендерной идентичностью и объясняют индивидуальные различия между женщинами и мужчинами (Cole, 2009; Landrine & Russo, 2010; Shields, 2008 г.). В целом, исследования гендерной идентичности выявили не только общие тенденции для женщин проявлять общение и свободу действий мужчин, но и контексты, в которых некоторые женщины ведут себя по-мужски, а некоторые мужчины — по-женски.Таким образом, гендерная идентичность, наряду с социальными ожиданиями, вносит свой вклад в различия в мужском и женском поведении.

Гендерная роль | Культурная антропология

Гендерная роль — это набор социальных норм, определяющих, какие типы поведения обычно считаются приемлемыми, подходящими или желательными для человека в зависимости от его фактического или предполагаемого пола. Обычно они сосредоточены вокруг противоположных концепций женственности , и мужественности, , хотя есть множество исключений и вариаций.Специфика этих гендерных ожиданий может существенно различаться в разных культурах, в то время как другие характеристики могут быть общими для разных культур. Продолжаются дискуссии о том, в какой степени гендерные роли и их вариации биологически детерминированы, а в какой — социально сконструированы.

Различные группы предприняли усилия по изменению аспектов преобладающих гендерных ролей, которые, по их мнению, являются угнетающими или неточными, в первую очередь это феминистское движение.

Термин «гендерная роль» был впервые введен Джоном Мани в 1955 году в ходе его исследования интерсекс-индивидов для описания манер, в которых эти индивиды выражают свой статус мужского или женского пола в ситуации, когда не существует четкого биологического назначения. .

Фон

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) определяет гендерные роли как «социально сконструированные роли, модели поведения, виды деятельности и атрибуты, которые данное общество считает подходящими для мужчин и женщин». [1] Однако продолжаются споры о том, в какой степени гендер и его роли являются социально сконструированными (т.е. не находятся под биологическим влиянием), и в какой степени «социально сконструированные» могут считаться синонимами «произвольных» или «податливых». [2] [3] [4] [5] [6] Таким образом, краткое авторитетное определение гендерных ролей или самого пола неуловимо.

Некоторые системы классификации, в отличие от ВОЗ, являются небинарными или гендерными квирами, перечисляя несколько возможных полов, включая трансгендеров и интерсексуалов, как отдельные категории. [7] [8] Гендерные роли специфичны в культурном отношении, и хотя в большинстве культур различают только две (мальчик и девочка или мужчина и женщина), в других признается больше. Андрогинность, например, была предложена в качестве третьего пола. [9] Другие общества утверждали, что имеют более пяти полов, [10] и некоторые незападные общества имеют три пола — мужчина, женщина и третий пол. [11] Некоторые люди (не обязательно принадлежащие к такой культуре) идентифицируют себя вообще без пола. [12]

Пол роль — определенная как относящаяся в некотором смысле к культурным ожиданиям в соответствии с понятной гендерной классификацией — не следует путать с гендерной идентичностью, внутренним чувством собственного пола, которое может совпадать или не совпадать с категориями, предлагаемыми общественными нормами. . Точка, в которой эти интернализованные гендерные идентичности воплощаются в набор ожиданий , является генезисом гендерной роли . [13] [14]

Гендерные роли обычно упоминаются в уничижительном смысле как институт, ограничивающий свободу поведения и выражения мнения, или используются как основание для дискриминации.

Из-за преобладающей гендерной роли общего подчинения женщинам не было предоставлено право голоса во многих частях мира до 19 или 20 веков, а некоторым и до 21 века. [15] Женщины во всем мире во многих отношениях не пользуются полной свободой и защитой закона. Джеймс Поневозик (10 июня 2014 г.). «Работающим отцам пора в отпуск по уходу за ребенком». TIME.com . Проверено 14 июня 2015 г.

границ | Редакция: Гендерные роли в будущем? Теоретические основы и направления дальнейших исследований

Изучение гендера стало одним из основных направлений исследований в психологии и, в частности, в социальной психологии. Среди первых участников этого исследования Игли (1987) сформулировал теорию социальных ролей для объяснения поведения женщин и мужчин, а также стереотипов, взглядов и идеологий, имеющих отношение к полу и гендеру.За прошедшие годы, усовершенствованная несколькими расширениями, эта теория стала ведущей теорией гендера в социальной психологии (Eagly and Wood, 2012). Кроме того, за последние десятилетия социальные психологи разработали множество связанных подходов к пониманию гендера, включая, например, теории, посвященные угрозе стереотипов, статусу, негативной реакции, несоответствию профессиональным ролям, социальной идентичности и категоризации. На конференции, предшествовавшей этой теме исследования, спонсируемой Европейской ассоциацией социальной психологии и Обществом личности и социальной психологии, были представлены работы, которые вписываются в широкий круг теории социальной роли и связанных с ней подходов.

Современный интерес к психологии гендера отражает ее центральную роль в понимании социального поведения. Гендер продолжает оставаться движущей силой в мировой политике и экономике, о чем свидетельствует борьба женщин за достижение паритета в политических и экономических институтах, преобразующее влияние движения # me-too и снижение рождаемости во многих странах по желанию женщин. для карьеры вместо многодетной семьи. Кроме того, бинарный гендер сам по себе сталкивается с проблемой, поскольку две основные половые категории — женский и мужской — позволяют приспособиться к множеству гендерных и сексуальных идентичностей, включая небинарные идентичности и трансгендерный статус.

Одна из центральных тем социальной психологии пола — гендерные стереотипы, понимаемые как общепринятые представления об атрибутах женщин и мужчин. Хотя описание содержания гендерных стереотипов может показаться задачей, уже решенной много десятилетий назад (например, Broverman et al., 1972), исследования по этому вопросу постоянно расширяются. Не только недавнее исследование описало изменение гендерных стереотипов с течением времени (Eagly et al., 2019), но также эта тема исследования включает в себя Hentschel et al.статья, в которой определяются аспекты, лежащие в основе двух основных измерений этих стереотипов — свободы воли и общения. Таким образом, их анализ деятельности раскрывает грани независимости, инструментальной компетентности и лидерской компетентности, а общение дает аспекты заботы о других, общительности и эмоциональной чувствительности. Другие достижения в исследовании стереотипов рассматривают пересечение гендерных и других социальных атрибутов, а также предписывающий аспект гендерных стереотипов, с помощью которого они определяют, что представители каждого пола должны и не должны делать.Иллюстрируя эти достижения, исследование Кенига исследует предписывающие стереотипы о пересечении пола с возрастом от детства до старости. Среди ее выводов — ослабление этих гендерных стереотипов по отношению к пожилым женщинам и мужчинам.

Гендерные стереотипы влияют на повседневную жизнь, даже когда они конкурируют с влияниями других социальных ролей. В частности, к профессиональным ролям предъявляются требования, которые могут более или менее соответствовать гендерным ролям. Расширяя теорию социальных ролей для объяснения таких обстоятельств, Игли и Карау (2002) утверждали, что женский гендерный стереотип обычно несовместим с ролями лидера из-за ожиданий, что женщины являются коллективными, а лидеры, как и мужчины, активны.Следовательно, женщины могут страдать от дискриминации в отношении руководящих ролей, потому что многие люди считают, что они недостаточно активны, чтобы эффективно действовать в качестве лидеров. Манзи поднимает вопрос о том, существуют ли параллельные дискриминационные процессы в отношении мужчин, которые занимают или стремятся выполнять роли с преимущественно общинными требованиями. В статье Block et al. далее обращается к занятиям мужчинами общинных ролей, анализируя низкую представленность мужчин в сфере здравоохранения, раннего образования и домашних (HEED) ролей.Их исследования показывают, что в соответствии с гендерными стереотипами мужчины, как правило, обладают агентскими ценностями, которые сосредоточены на статусе, конкуренции и богатстве, и поэтому их не привлекает карьера с упором на заботу о других. Однако, как отмечает Van Grootel et al. демонстрируют, что мужчины склонны недооценивать то, в какой степени другие мужчины одобряют общие черты и поведение мужчин. Исправление этого плюралистического невежества способствует большему одобрению мужчинами общинных ценностей и поддержке прогрессивных социальных изменений, связанных с гендером.В другой демонстрации того, как уменьшить силу существующих гендерных стереотипов, Олссон и Мартини рассматривают исследование воздействия контрстереотипных ролевых моделей. Они приходят к выводу, что такие разоблачения действительно могут способствовать продвижению противоречивых целей и устремлений, особенно среди девочек и женщин.

Для лидерства пол имеет значение, учитывая определение лидерства в основном в культурных мужских терминах, которые не благоприятствуют женщинам. Виал и Нэпье предлагают умные демонстрации того, что люди действительно считают агентские черты более важными, чем общие черты для успешных лидеров, тем самым подтверждая невыгодность женщин для достижения лидерских ролей.Общинные черты кажутся приятным, но несущественным дополнением для лидеров. Другой недостаток для женщин, как показал Player et al., Заключается в том, что кандидаты-мужчины на руководящие должности ценятся более высоко за их предполагаемый потенциал быть хорошим лидером, чем за их прошлые успехи. Кандидаты-женщины, напротив, ценятся больше за их прошлые успехи и относительно мало оценивают их потенциал. В соответствии с женским стереотипом о низкой агентности, женщины, таким образом, несут бремя доказывания своей лидерской компетентности, а не просто доверяют им иметь потенциал на будущее.Как показали Грубер и др., Некоторые женщины действительно становятся лидерами, и большая привлекательность лица способствует их появлению, способствуя приписыванию им социальной компетентности. Этим исследователям еще предстоит исследовать важность привлекательности лица для мужчин-лидеров.

Увеличение гендерного разнообразия в организациях, несомненно, является важной социальной целью для сторонников гендерного равенства. Тем не менее, организационные процессы не настолько просты, чтобы простое добавление женщин катализировало успехи других женщин.Фактически, женщины, занимающие руководящие должности, не обязательно работают над изменением организационных норм, чтобы обеспечить равные возможности для других женщин, как утверждает Стерк и др. спорить. Вместо этого пожилые женщины могут принять негативные стереотипы о меньшей способности женщин к лидерству. Такие пожилые женщины «пчелиные матки» могут дистанцироваться от женщин младшего возраста и тем самым оказывать на них негативное влияние. Более того, как объясняют ван Дейк и ван Энген, несмотря на наличие гендерно-разнообразных рабочих групп, организационное поведение часто ограничивается самоусиливающимися гендерными ролевыми ожиданиями, которые закрепляют традиционные гендерно-несправедливые практики.

Гендерные стереотипы влияют и на другие ситуации. Одним из таких условий являются тесты на способности с высокими ставками, результаты которых влияют на возможности женщин и мужчин. Как показано Leiner et al. Исследование тестов на пригодность в австрийской медицинской школе выявило интригующие половые различия в том, как испытуемые-мужчины и женщины воспринимают ситуацию с тестами. В частности, женщины испытывали большую тревогу перед тестированием, чем мужчины, и считали тест менее справедливым. Еще одна сфера социального поведения, чреватая гендерными проблемами, — это сексуальное принуждение и изнасилование.Gravelin et al. предоставить подробный обзор того, что в настоящее время является обширной исследовательской литературой, посвященной склонностям обвинять жертву в изнасиловании со стороны знакомых. С сексуальным насилием также связан инцидент массового сексуального насилия в Германии в канун Нового 2015 года. Последовавший за этим дискурс подвергается тщательному анализу Hannover et al. Один из вопросов, с которым столкнулись немцы, заключается в том, были ли в основном мусульмане, виновные в этих нападениях, мотивированными особенно сексистскими взглядами на девочек и женщин, вытекающими из их религии.Результаты этого исследования, напротив, предполагают, что не конкретная религия, а высокий уровень религиозности и фундаментализма являются предшественниками сексистских убеждений, которые способствовали насилию в отношении женщин.

В мире, в котором гендер постоянно меняется, будущее гендерных отношений остается неопределенным. Чтобы помочь понять это будущее, Густафссон Сенден и др. попросили шведов указать, что они думают о чертах характера шведских женщин и мужчин в прошлом, в настоящем и сохранятся в будущем.Повторяя более раннее исследование Дикмана и Игли (2000), респонденты считали, что у женщин со временем усиливаются агентные качества, но они остаются более общительными, чем мужчины. Такие убеждения, основанные на абстрактном убеждении, что гендерное равенство увеличивается, могут не отражать фактические изменения содержания стереотипов с течением времени (Eagly et al., 2019).

Современные вызовы бинарному взгляду на секс, гендер и сексуальность получают важное исследование в эссе Моргенрота и Райана. Они рассматривают более ранние работы философа Джудит Батлер, которая защищала «гендерные проблемы», которые нарушили бы бинарное представление о гендере.Как предполагают эти авторы, идеи Батлера могут помочь в понимании некоторых способов, которыми результативность социально конструирует гендер в обществе. Работы Батлера на перформативность и связанные с ней темы могут предоставить интригующие гипотезы для систематического эмпирического исследования социальными психологами. Между тем, другие социальные психологи утверждают, что продвижение гендерной теории предполагает изучение того, как гендер устроен, а не конструируется в обществе, путем проведения исследований, которые также рассматривают биологическое обоснование некоторых моделей мужского и женского поведения (Eagly and Wood, 2013).С этой интеракционистской точки зрения природа и воспитание переплетаются в создании гендерных феноменов.

Статьи, включенные в эту тему исследования, широко представлены в области социальной психологии, которая охватывает широкий спектр тем, касающихся пола и гендера. Некоторые из этих тем связывают социальную психологию с другими областями психологической специализации, такими как психология личности, развития, культурная, производственно-организационная и биологическая психология, а также с другими дисциплинами социальных наук, такими как социология, политология и экономика.Обращаясь к другим дисциплинам и подполям психологии, многие авторы, чьи работы представлены в этой теме исследования, признают важность социальных ролей как центральной интегративной концепции в теориях гендера. Таким образом, эти статьи дополняют теорию социальных ролей, стремясь создать расширенную теоретическую основу для гендерных исследований будущего.

Авторские взносы

Оба перечисленных автора внесли существенный, прямой и интеллектуальный вклад в работу и одобрили ее к публикации.

Заявление о конфликте интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Список литературы

Броверман, И. К., Фогель, С. Р., Броверман, Д. М., Кларксон, Ф. Э., и Розенкранц, П. С. (1972). Секс-ролевые стереотипы: текущая оценка. J. Soc. Выпуски 28, 59–78. DOI: 10.1111 / j.1540-4560.1972.tb00018.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Дикман, А.Б. и Игли А. Х. (2000). Стереотипы как динамические конструкции: женщины и мужчины прошлого, настоящего и будущего. Личный. Soc. Psychol. Бык. 26, 1171–1188. DOI: 10.1177 / 0146167200262001

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Игли, А. Х. (1987). Половые различия в социальном поведении: интерпретация социальной роли . Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум.

Google Scholar

Игли, А. Х., Натер, К., Миллер, Д. И., Кауфманн, М., и Шесны, С.(2019). Гендерные стереотипы изменились: кросс-темпоральный метаанализ опросов общественного мнения в США с 1946 по 2018 год. Am. Психол . 18: 494. DOI: 10.1037 / amp0000494

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Игли, А. Х., Вуд, В. (2012). «Теория социальной роли», в Справочник по теориям социальной психологии , ред. П. ван Ланге, А. Круглански и Э. Т. Хиггинс (Таузенд-Окс, Калифорния: Sage Publications), 458–476. DOI: 10.4135 / 9781446249222.n49

CrossRef Полный текст

Игли, А.Х. и Вуд В. (2013). Дебаты о природе и воспитании: 25 лет трудностей в понимании психологии пола. Перспектива. Psychol. Sci. 8, 340–357. DOI: 10.1177 / 1745691613484767

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гендерная роль Определение и значение

Выберите одно: мужской | женский пол. При регистрации в социальных сетях, создании адресов электронной почты или заполнении заявок нас постоянно просят идентифицировать себя по полу.Почему пол так важен? Частично ответ — гендерных ролей , которые, по сути, являются стереотипами для мужчин и женщин.

Термин гендерная роль был придуман психологом Джоном Мани в 1955 году, чтобы лучше описать набор ожиданий в отношении поведения мужчин и женщин. Легко назвать традиционные гендерные роли для женщин и мужчин: ожидается, что женщины будут заботиться о себе и выглядеть женственно, например, с помощью макияжа и платьев; Ожидается, что мужчины будут сильными и бесстрастными и будут казаться мужественными, например, имея короткую стрижку.

Конечно, не все подходят — или хотят соответствовать — этим ролям. Многие люди практикуют стереотипное поведение, связанное с другим полом, независимо от того, как они себя идентифицируют. (Многие мужчины готовят и любят цветы; многие женщины занимаются спортом и любят работать с автомобилями.) А некоторые люди не идентифицируют себя строго как мужчину или женщину. Их гендерная идентификация может быть неоднозначной, и они могут полностью отвергать гендерных ролей .

Но это не помешало гендерным ролям оказать огромное влияние на наше общество.Гендерные ролей по-прежнему влияют на то, как люди воспринимаются миром и на то, что от них ожидают другие — от решений о том, какими игрушками должны играть дети, до того, какую работу должны выполнять люди. Гендерные роли также диктуют традиционные представления о том, что делает кого-то привлекательным.

Существует много дискуссий о том, гендерных ролей полезны или вредны. Нарушение гендерных ролей одними людьми может считаться освобождением, а другими — оскорблением.Поскольку многие люди считают, что гендерных ролей по своей сути порождают неравенство, критика в их адрес усилилась, особенно в таких движениях, как феминизм.

гендерных ролей | Encyclopedia.com

Эта запись содержит следующее:

I. ОБЗОР
Джудит Руф

II. ИСТОРИЯ
Кристина Куинн

III. СОВРЕМЕННОЕ ПОНИМАНИЕ
Барбара Постема

IV. ПЕРСПЕКТИВЫ ФЕМИНИСТОВ И ЛЕСБИЙСКИХ / ЛЕСБИЙСКИХ ПЕРСПЕКТИВ
Мишель Парк

Гендерные роли — это наборы культурно определенных форм поведения, таких как мужественность и женственность.В большинстве культур это бинарное разделение пола примерно связано с биологическим полом — мужским или женским. Есть много различий в категориях мужского и женского начала, как с точки зрения возможных представлений пола, так и задач, которые считаются подходящими для каждого пола. Также существует большая разница в степени взаимосвязи между полом и полом внутри культур и между ними. Некоторые культуры понимают гендер как слабо связанный с биологией, в то время как другие, включая Соединенные Штаты, предполагают, что гендер является следствием биологического пола и естественным образом вытекает из него.

Гендерные роли, кажется, отражают биологические роли воспроизводства, а также степени относительной физической силы и других воспринимаемых качеств, таких как способность к воспитанию, интеллект и агрессия. В контексте воспроизводства гендерные роли кажутся естественными и важными; то есть качества, приписываемые соответствующим гендерным представлениям, понимаются как следствие биологического пола человека. Существенный характер гендерных ролей, а также их бинарное разделение, к сожалению, сводят человеческие способности к искусственному набору дополнительных черт, в которых одни, как правило, принадлежащие к мужественности, ценятся, а другие, обычно принадлежащие к женственности, обесцениваются.Структурный бинаризм гендерных ролей создает искусственное противопоставление качеств, которые, как считается, принадлежат каждому полу. Если мужчины умны, женщины должны быть менее умными. Если самцы сильные, самки слабые. Эта бинарная система поддерживает угнетение женщин как низшего класса существ и не дает большинству людей полностью реализовать свой потенциал. Гендерные роли не отражают то, как большинство людей сочетают черты обоих полов, и не дают реалистичной картины возможностей мужчин и женщин в культурах, больше не зависящих от физической силы или разделения домашнего труда.

Качества и модели поведения, которые считаются подходящими для каждого пола, меняются на протяжении истории и от культуры к культуре. То, что разрешено в современных западных культурах, кажется сравнительно менее репрессивным и оппозиционным, чем диапазон поведения, разрешенный мужчинам и женщинам в западных культурах сто лет назад. Более либеральные культуры в целом допускают более широкий диапазон отклонений от гендерных норм, тогда как более консервативные культуры ограничивают и контролируют гендерное поведение.

Внимание к гендерным ролям как объекту изучения началось в конце девятнадцатого века, когда сексологи, такие как Хэвлок Эллис (1859–1939), и психоаналитики, такие как Зигмунд Фрейд (1856–1939), заинтересовались сексом и особенно пациентами. чьи желания, казалось, отклонялись от нормативных гендерных ролей. Когда стало очевидно, что сексуальные желания не всегда были гетеросексуальными, аналитики поставили под сомнение то, как люди позиционируют себя по отношению к полу. Если, например, кто-то объяснил гомосексуальные желания как случаи, когда человек одного пола населяет тело другого (так называемая сексуальная инверсия), как возникла такая инверсия? Разделение того, что казалось естественным выравниванием между полом, телом, гендерной ролью и сексуальными желаниями, поставило под сомнение каждую из этих категорий.Психоанализ, психология, биология и социология — дисциплины, которые используются для решения вопросов о происхождении пола, о том, как люди принимают свой пол (природа это или результат воспитания?) И что гендерная нормальность может означать для вида. с широким разбросом. Вдобавок феминистки подняли вопрос о социально-экономическом неблагополучии по признаку пола, а также о том, насколько неизбежны гендерные черты.

Количество различных дисциплин, вовлеченных в изучение гендерных ролей, привело к появлению сложного и иногда сбивающего с толку набора терминов для ряда немного разных явлений, которые составляют гендерные и гендерные роли.Половая роль иногда является синонимом гендерной роли или может относиться конкретно к репродуктивной роли, такой как материнство. Это также может относиться к тому, какой биологический пол кто-то выбрал. Этот выбор обычно, но не всегда, коррелирует с морфологией гениталий. Термин сексуальная идентичность относится к тому, как люди понимают себя как биологические мужчины или женщины, но также иногда используется для описания того, как люди понимают свои сексуальные желания как гетеросексуальные, гомосексуальные, бисексуальные, автосексуальные или целомудренные. Сексуальное предпочтение и сексуальная ориентация — это другие термины для направления сексуальных желаний. Гендерное представление относится к тому, как люди выбирают себя, независимо от того, к какой категории пола они определили свою принадлежность. Гендер или стереотипов половых ролей относятся к моделям поведения, которые считаются правильными и нормативными в контексте данного общества. Гендерная идентичность , наконец, относится к ощущению человеком себя как мужского или женского, или, возможно, ни того, ни другого или обоих.

см. Также Половая принадлежность; Гендерный стереотип; Гендер, теории; Секс .

БИБЛИОГРАФИЯ

Бовуар, Симона. 1952. Второй пол , пер. Х. М. Паршли. Нью-Йорк: Альфред Кнопф.

Бреттел, Кэролайн и Кэролайн Сарджент. 2004. Гендер в кросс-культурной перспективе . 4-е издание. Нью-Йорк: Прентис-Холл.

Батлер, Джудит. 1991. Гендерные проблемы: феминизм и подрыв идентичности .Нью-Йорк: Рутледж.

Линдси, Линда. 2004. Гендерные роли: социологическая перспектива . 4-е издание. Нью-Йорк: Прентис-Холл.

Джудит Руф

С 1960-х годов рост феминизма и феминистских исследований инициировал исследования историй женщин, чьи условия жизни и жизненный опыт в подавляющем большинстве игнорировались в основных историях, в которых особое внимание уделялось выдающимся мужским фигурам и политике правительства.Эти исследования, в первую очередь ориентированные на женщин, отражают изменения в домашних ролях и условиях труда женщин. Они пытались понять, как социальные институты прошлого приводили к современному социальному, политическому и экономическому неравенству между полами. Историки все чаще обращаются к социальной истории как женщин, так и мужчин, смещая акцент на гендерные взаимодействия и обращая внимание на нестабильность и гибкость гендера как концепции. Даже сама историческая дисциплина стала предметом изучения как «культурный институт, одобряющий и провозглашающий гендерные конструкции» (Scott 1998, p.9).

В конце 1950-х годов сексолог Джон Мани (1921–2006) ввел термин гендерные роли , чтобы обозначить различие между поведением, связанным с биологическим полом, и поведением, связанным с социальными практиками и индивидуальной гендерной идентичностью. Представление о том, что мужские и женские роли, хотя и связаны с биологическим полом, не определяются различиями в мужских и женских гениталиях, оказало значительное влияние как на историческую интерпретацию социальных порядков, так и на понимание традиционных гендерных ролей.В 1970-х годах феминистские ученые, такие как Гейл Рубин (р. 1949), установили связи между экономическими, семейными и психическими силами, которые культурно конструируют гендер на основе представлений о половых различиях. Привлекая внимание к тому, как гендер приобрел ложную видимость неподвижности через социальные институты, историк Джоан Уоллах Скотт утверждала в 1980-х годах, что дискурсы власти, такие как дискурсы фундаменталистских религиозных групп, «насильственно связали свою практику с восстановлением якобы более аутентичного женского образа жизни. «традиционная» роль, хотя на самом деле существует небольшой исторический прецедент безоговорочного исполнения такой роли »(1998, стр.43). Исторические исследования гендера в конце двадцатого века показали, что со временем социальные институты и дискурсы, определяющие гендерные роли, изменения и гендерные роли, могут сильно различаться в разных культурах и даже в социально-экономических и многоэтнических слоях общества.

Податливость гендера и гендерных ролей можно обнаружить в исторических исследованиях обществ, признававших более двух полов, таких как индейцы племени мохаве. Мохаве на юго-западе Америки с доколониальной эпохи до конца девятнадцатого века признавали четыре гендерные нормы: мужской; женский пол; кросс-гендерный мужчина ( бердаче ), социально женственный; и женщина-кросс-гендер, которая в социальном отношении была мужской.Примечательно, что в этой структуре категория женщин-кросс-гендеров не является синонимом современной классификации лесбиянок, и для женщины из Мохаве сексуальное желание другой женщины считалось ненормальным.

Согласно Эвелин Блэквуд, «кросс-гендерная роль возникла из особых условий родства и пола в этих племенах. Эгалитарные отношения полов основывались на сотрудничестве автономных индивидов, которые контролировали их производственную деятельность» (1984 , п.32). Женщина-кросс-гендер часто появлялась в ее роли в детстве, избегая женских обязанностей по приготовлению пищи, плетению корзин и пошиву одежды. Вместо этого она проявляла интерес к мужским обязанностям, таким как охота и изготовление оружия. В рамках эгалитарной системы родства мохаве жизнь с родственниками установила родословную или семейное воспроизводство. Например, поскольку женщина-кросс-гендер может жениться только на женщине, их дети должны появиться либо через усыновление, либо через жену, уже имеющую детей.Дети, независимо от того, как они пришли к паре, признавались принадлежащими к родословной их семьи. Мохаве были не единственным индейским обществом, признавшим более двух полов, поскольку свидетельства кросс-гендерных ролей были обнаружены более чем в тридцати индейских племенах.

В отличие от эгалитарных систем родства, патриархальные социальные системы преобладали на протяжении большей части мировой истории. Патриархальные системы пытаются ограничить гендерные роли бинарным порядком, основанным на половом воспроизводстве.Поддерживая иерархию, в которой мужчины доминируют над женщинами, патриархат регулирует половое размножение с помощью кодексов и законов отчества, устанавливая и обеспечивая отцовство, так что собственность или политическая власть могут передаваться через потомство мужского пола. Большинство ученых сходятся во мнении, что неравенство между мужчинами и женщинами увеличивается, когда общество переключает способы производства с охоты и собирательства на сельское хозяйство и машинную промышленность. По мере того как сельскохозяйственные общества производили излишки и их население росло, их правительства расширялись, а гендерное неравенство усиливалось.В патриархальных социальных порядках мужчины занимали доминирующее положение в обществе и заставляли «женщин становиться более чисто домашними по своим функциям, более зависимыми от семьи и более декоративными» (Stearns 2000, p. 2). Тогда женщин можно было бы определить в первую очередь по их отношению к мужчинам; кроме того, в зависимости от общества и эпохи женщины были или остаются лишенными владения собственностью и активного участия в политической жизни.

Религиозные и философские институты сыграли значительную роль в разграничении гендерных ролей и установлении патриархальных социальных порядков.Западные культурные традиции, основанные на библейских и греческих традициях, особенно аристотелевские, считали, что женщины категорически уступают мужчинам (Wiesner-Hanks, 2001). Точно так же в Южной и Восточной Азии индуизм, буддизм, конфуцианство и ислам (в различной степени) поддерживали подчинение женщин мужчинам для упорядочивания семейных и социальных структур. Однако важно отметить, что большинство ученых рассматривают «развитие патриархата как сложный процесс, включающий все, что обычно считается частью« цивилизации »: собственность, пахотное земледелие, бюрократическое государство, письменность, наследственную аристократию». развитие организованных религий и философий (Wiesner-Hanks 2001, p.17).

Сложности патриархата можно увидеть в историях, учитывающих контакты между культурами, в которых изменения ролей, какими бы незначительными они ни были, становятся более выраженными. Питер Стернс (2000) в своей кросс-культурной истории гендерных ролей демонстрирует, что за последние несколько тысяч лет торговля, колониальные завоевания и, в настоящее время, международные организации неизменно меняли устоявшиеся представления о ролях мужчин и женщин. Например, распространение буддизма из Индии в Китай с четвертого по девятый век нашей эры постепенно расширило образ женщины и ее обязанности в китайской семье в конфуцианском стиле.В то время как и буддизм, и конфуцианство утверждали женскую неполноценность, буддизм утверждает, что просветление не было ни мужским, ни женским, и что женщина обладает духовным потенциалом быть святой, предлагая женщинам более высокий социальный статус и духовный эгалитаризм, ранее отсутствовавший в конфуцианских доктринах. Кроме того, буддийские монастыри предлагали молодым китайским женщинам и мужчинам, ищущим духовный путь, альтернативу браку. Замужним женщинам буддизм предоставлял возможности для занятий вне дома или семьи.Женщины создавали клубы для изучения сутр, давая им возможность стать святыми лидерами. Если буддизм оказал влияние на гендерные роли, предложив женщинам и мужчинам доступ к политической власти и жизни вне брака, буддизм в целом не мог «замедлить стандартную тенденцию сельскохозяйственной цивилизации к дальнейшему ухудшению» или подчинению женщин. мужчинам (Stearns 2000, p. 36).

Гендерные роли всегда меняются — их вписывают, переопределяют или противодействуют. Историки американской культуры предложили следующие четыре основные классификации для обсуждения доминирующих тенденций и смены гендерных ролей в Соединенных Штатах: патернализм в колониальную эпоху; отдельные сферы в викторианскую эпоху; товарищеский брак с 1920-х по 1950-е годы; и квазиэгалитаризм, начавшийся в 1960-х (Pleck 1991).Однако следует отметить, что эти категории отмечают только доминирующие и преимущественно белые англо-американские идеалы гендерных ролей, представителей среднего класса. Социальные группы, такие как иммигранты, коренные американцы, рабы, гомосексуалы, рабочий класс и множество других людей, которые стремились к самовыражению, альтернативному норме, часто не жили в соответствии с этими доминирующими гендерными идеалами, вместо этого договариваясь о гендерных ролях. подходят к их конкретным социально-экономическим обстоятельствам или желаниям.

БИБЛИОГРАФИЯ

Адлер, Леонора Лоеб, изд. 1993. Международный справочник по гендерным ролям . Вестпорт, Коннектикут: Greenwood Press.

Блэквуд, Эвелин. 1984. «Сексуальность и пол в некоторых индейских племенах: случай межполых женщин». Знаки . (10) 1: 27-42.

Гловер, Дэвид и Кора Каплан. 2000. Пол . Нью-Йорк: Рутледж.

Плек, Элизабет Х. 1991. Исторический обзор гендерных ролей и отношений в Америке с доколониальных времен до наших дней .Уэлсли, Массачусетс: Центр исследований женщин.

Скотт, Джоан Валлах. 1998. Гендер и политика истории . Нью-Йорк: издательство Колумбийского университета.

Стернс, Питер Н. 2000. Гендер в мировой истории . Нью-Йорк: Рутледж.

Визнер-Хэнкс, Мерри Э. 2001. Гендер в истории . Мальден, Массачусетс: Блэквелл.

Кристина Банистер Куинн

Гендерные роли, а также ожидания людей и отношение к ним различны в разных культурах и обществах, а также меняются с течением времени внутри культур.Эта идея поддерживает точку зрения о том, что гендерные роли не являются «естественными» или фиксированными и стабильными как бинарная оппозиция, как биологический пол. Насколько сильно отдельные гендерные роли функционируют в культуре, различается в разных обществах, но в целом, чем более предписывающая культура имеет отношение к гендерным ролям, тем более мужские и женские гендерные роли определяются в противоположность друг другу.

Людей учат гендерным ролям в процессе социализации с младенчества. В раннем возрасте дети учатся через разделение ролей по половому признаку, которое они видят в своем собственном семейном кругу.Позже другие институты, такие как школа, судебная система и СМИ, влияют на восприятие людьми гендерных ролей и работают над поощрением интернализации того, что считается подходящими ролями. Некоторыми примерами средств, с помощью которых люди приобщаются к традиционным ролям, являются игрушки, которыми их поощряют играть (куклы или грузовики), одежда, в которую они одеты (розовая или синяя; платья или шорты), виды поведения для которые им хвалят или порицают (проявляют инициативу или проявляют инициативу; играют грубо или робко), а также о том, какой вид карьеры им рекомендуется рассмотреть.Влияния, такие как учебники и реклама, знакомят людей с гендерными ролевыми моделями, которые часто занимаются определенной гендерной деятельностью. Например, в рекламе игрушки часто нацелены либо на девочек, либо на мальчиков, а в рекламе стирального порошка можно показать, что мальчики веселятся и пачкаются, а девочки помогают матери по хозяйству.

Примеры традиционных женских и мужских ролей также существуют в отношении работы и социального поведения. Многие культуры схожи с точки зрения ожидаемых ролей.Наиболее распространенное предположение о гендерных ролях состоит в том, что женственность связана с материнством и воспитанием, что подчеркивает связь с биологией. Широко распространено мнение, что у женщин есть «материнский инстинкт», который делает естественным желание детей и желание заботиться о них в первую очередь. Это расширяется до заботы в целом, так что многие рабочие места, традиционно связанные с женской ролью, находятся в таких областях, как образование, здравоохранение и социальная работа, а также ведение домашнего хозяйства. Мужские роли традиционно выводят их за пределы дома.Ожидается, что мужской труд в соответствии с мужскими ролями будет поддерживать семью и нести ответственность и, скорее всего, потребует тяжелого физического труда. Примерами в прошлом были технические специалисты, менеджмент и армия. Такие разделения часто наносят ущерб людям, поскольку они ограничивают выбор мужчин и женщин, предписывая отношение к социальным отношениям в отношении родительской роли и выбор в профессиональной жизни.

Различные типы обществ традиционно придерживались и сохраняют разные гендерные модели.Как утверждает Джулия Вуд (2005 г.), занимающаяся исследованиями коммуникации, «в обществах собирателей пищи или охотников-собирателей существует наименьшее гендерное разделение и, следовательно, наибольшее равенство между мужчинами и женщинами» (стр. 49). В садоводческих, скотоводческих и аграрных обществах гендерные отношения становятся все менее равными, и «наконец, промышленно-капиталистические общества четко различают пол и придают разные ценности мужчинам и женщинам» (стр. 49). Религиозные убеждения также сильно влияют на отношение к функции гендерных ролей.Большинство фундаменталистских религий предписывают большее разделение женских и мужских ролей, обычно отводя женщин в подчиненное положение.

В Международном справочнике по гендерным ролям № перечислены способы отказа женщинам в равенстве, автономии, а также в психической и физической неприкосновенности. «Убийство младенцев женского пола, сатти, калечащие операции на половых органах, проституция, детские браки, полигамия, браки по договоренности, продажа жен и запреты на контроль рождаемости и аборты» упоминаются как практики, вытекающие из низложения женщин на подчиненные роли (Adler 1993, p.Икс). Нэнси Фелипе Руссо, профессор психологии и женских исследований, заявляет в предисловии: «В основе этих законов и практик лежат гендерные роли и стереотипы, укрепляющие традиционные нормы, ценности и модели социализации, основанные на взглядах на женщин как на отличных от других и подчиненных. мужчинам. Ожидается, что женщины по-прежнему найдут свое главное воплощение в качестве матери и жены и подчинены мужчинам социальными, экономическими, правовыми и религиозными институтами «(стр. x).

Как утверждает Сяолин Шу (2004), законодательство, образование и контроль женщин над их собственной фертильностью — все это инструменты для позитивных изменений в отношении гендерных ролей для женщин.Однако успехи в этих областях не являются гарантией равенства: во многих странах, где существуют законы, защищающие женщин от различных форм дискриминации на рабочем месте или в политике, практика свидетельствует о продолжении приверженности традиционным гендерным ролям. Кроме того, хотя во многих культурах девочки теперь имеют почти равный доступ к образованию по сравнению с мальчиками, образование для девочек часто рассматривается только как средство обеспечения лучшего брака, как отмечают Барбара Менш и коллеги (2003). Международный справочник по гендерным ролям показывает, что, хотя в целом отношение стало более расслабленным как в большинстве западных, так и во многих незападных странах, гендерные роли по-прежнему довольно жестко предписываются во всем мире, и хотя соблюдение подходящих ролей, как правило, требуемые как для мужчин, так и для женщин, гендерные роли гораздо более ограничивают женщин из-за традиционной девальвации или тривиализации гендерных ролей, связанных с женственностью.

БИБЛИОГРАФИЯ

Адлер, Леонора Лоеб, изд. 1993. Международный справочник по гендерным ролям . Вестпорт, Коннектикут: Гринвуд.

Хатем, Мерват. 2002. «Гендер и исламизм в 1990-е годы». Отчет о Ближнем Востоке 222: 44-47.

Mensch, Barbara et al. 2003. «Гендерно-ролевые отношения среди египетских подростков». Исследования по планированию семьи 34 (1): 8-18.

Мур, Лора и Рив Ваннеман. 2003. «Контекст имеет значение: влияние доли фундаменталистов на гендерные установки».» Social Forces 82 (1): 115-139.

Шу, Сяолин. 2004.» Образование и гендерный эгалитаризм: пример Китая «. Социология образования 77: 311-336.

Вуд, Джули T. 2005. Gendered Lives: Communication, Gender, and Culture . 6th edition. Belmont, CA: Thomson / Wadsworth.

Barbara Postema

Геи, лесбиянки, бисексуалы и трансгендеры исторически бросали вызов гегемонии. гендерные роли.Гендер и сексуальность неразрывно связаны, и предполагается, что гендерное представление человека указывает на его сексуальную идентичность. В своем сложном отношении к идеям о гендере и сексуальности геи и лесбиянки в Соединенных Штатах нарушили условности по обоим вопросам. Заблуждения о гендерной репрезентации и сексуальной идентичности определяют способы, которыми гетеронормативная культура реагирует на геев, лесбиянок, бисексуалов и трансгендеров. Например, если человек, обладающий традиционными женскими чертами, является биологически мужчиной, предполагается, что этот человек является гомосексуалистом.Точно так же женщины, демонстрирующие традиционные мужские характеристики, считаются лесбиянками. Квир-культура играет с гендерными ролями по разным причинам, в частности, чтобы бросить вызов условностям и найти безопасное место для выражения своей гендерной и сексуальной идентичности.

Во время освободительного движения геев 1960-х и 1970-х годов, например, геи «создавали субкультуры в крупных городах, которые способствовали большему личному экспериментированию», особенно с гендером, используя такие термины, как сверху, снизу, анютины глазки и фея (Шнеер и Авив 2006, стр.30). Эти разные гендерные представления бросили вызов традиционным мужским гендерным ролям и мужественности. Драг-королевы также бросают вызов гендерным ролям и гендерному представлению, нося женскую одежду, демонстрируя традиционные женские характеристики и / или выдавая себя за таких икон геев, как Джуди Гарланд и Лайза Миннелли. Трансвестит может быть определен как трансвестит, переходящий от мужчины к женщине, который использует драматичную одежду, макияж и манеры, часто для признания других людей »(Feminism and Women’s Studies 2006).

Точно так же лесбиянки исторически бросали вызов традиционным представлениям о женственности с помощью гендерных представлений «буч» и «фам». В начале двадцатого века, например, женщины, которые носили брюки, курили в общественных местах или учились водить машину, были известны как «мужественные женщины», а позже, бутч дайки «отвергали ограничения и ограничения женственности» (Шнеер и Aviv 2006, с. 29). Напротив, женщины-женщины представляли собой гиперболическую форму женственности. Гендерные представления бутч и женщин подверглись нападкам во время феминистского движения 1960-х и 1970-х годов, когда «лесбийские феминистки объединили свою критику гендера и сексуальности, отказавшись от участия в патриархате»; эта позиция привела к отказу от «гендерных выражений бутч / женщина в лесбийских отношениях в пользу большей андрогинности» (Shneer and Aviv 2006, p.30).

Пересмотр гендерной идентичности стал фокусом внимания феминисток в 1960-х и 1970-х годах, и эти дебаты оставались критическими в контексте более поздних феминистских проблем. Определение гендерной идентичности в лесбийском сообществе продолжает развиваться. Это очевидно по количеству гендерных представлений, включая каменный бутч, каменная женщина, бойфренд, высокая женщина, папа / гррл и мама / мальчик («Гендерные термины и лингвистика» 2005). Гендерные представления бутчей и женщин все еще присутствуют, а лесбиянки вошли в перформативную сферу гендера с растущим присутствием королей сопротивления.Подобно трансвеститам, трансвеститы олицетворяют лагерь; они представляют традиционные мужские характеристики, пытаясь бросить вызов общепринятым представлениям о женственности.

Трансгендеризм, «решение и способность сменить пол, к которому человек был назначен при рождении, на другой выбранный пол, усложняет бинарные отношения геев-натуралов и мужчин-женщин» (Шнеер и Авив 2006, стр. 31). Трансгендер — также включающий термин для транссексуалов («Тот, кто меняет физический пол.Первичная смена пола осуществляется хирургическим путем «) и трансвестит (» Тот, кто переодевается в основном ради удовольствия от внешнего вида и ощущений «) (Feminism and Women’s Studies, 2006). Быть трансгендером часто означает бороться с культурными представлениями, которые предполагают, что трансгендеры сексуально извращены или психологически нестабильны.Еще в 1980 году транссексуализм считался «гетерогенным расстройством», которое описывалось как «стойкое чувство дискомфорта и несоответствия своему анатомическому полу и стойкое желание избавиться от своих гениталий и жить как представитель другого пола» ( Шнеер и Авив 2006, с. 39). Транссексуализм связан и классифицируется как расстройство гендерной идентичности (РГИ), которое в последней версии DSM, DSM-IV-TR , считается психологическим заболеванием. От медицинских и немедицинских специалистов поступало множество петиций с просьбой исключить транссексуализм из DSM.

Трансгендеры обычно делятся на две категории — от мужчины к женщине (MTF) и от женщины к мужчине (FTM), которые определяют их переход. Некоторым MTF и FTM проводят операцию по смене пола или пола, которая включает заместительную гормональную терапию, а другие остаются без изменений. В последнее время трансгендеры начали использовать различные ярлыки для самоидентификации, включая «третий пол, двуполость, оба пола, без пола или интерсексуальность», и отстаивают «свое право жить без гендерных категорий или вне их. наше общество пыталось сделать обязательным и универсальным »(Califia-Rice 2003.п. 245). Сексуальная идентичность варьируется среди трансгендеров так же широко, как и среди нетрансгендерных людей; Таким образом, сексуальная идентичность явно отличается от трансгендеризма. Трансгендеры представляют собой динамичный вызов традиционным гендерным ролям и представлениям.

БИБЛИОГРАФИЯ

Американская психиатрическая ассоциация. 2000. Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам: DSM-IV-TR . Вашингтон, округ Колумбия: Автор.

Калифорния-Райс, Патрик. 2003 г. Смена пола: политика трансгендеризма . Сан-Франциско: Cleis Press.

«Гендерные термины и лингвистика». 2005. Butch-Femme.com. Доступно на http://www.butch-femme.com/.

Исай, Ричард А. 1997. «Убрать расстройство гендерной идентичности из DSM». Главный кадр психиатрических новостей. Доступно по адресу http://www.psych.org/pnews/97-11-21/isay.html.

«Глоссарий по сексуальной и гендерной идентичности». 2006. Феминизм и женские исследования. Доступно на http: //feminism.eserver.org / sex-пол-идентичность.txt.

Шнеер, Дэвид и Карин Авив. 2006. Американский квир: сейчас и тогда . Боулдер, Колорадо: Парадигма.

Мишель Парк

УВКПЧ | Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы

Гендерные стереотипы — это обобщенное представление или предвзятое мнение об атрибутах или характеристиках, или ролях, которыми должны или должны обладать или исполнять женщины и мужчины. Гендерный стереотип вреден, когда он ограничивает способность женщин и мужчин развивать свои личные способности, делать профессиональную карьеру и / или делать выбор в отношении своей жизни.

Будь то откровенно враждебные (например, «женщины иррациональны») или кажущиеся добрыми («женщины лелеют»), вредные стереотипы увековечивают неравенство. Например, традиционный взгляд на женщин как на воспитателей означает, что обязанности по уходу за детьми часто ложатся исключительно на женщин.

Кроме того, гендерные стереотипы, смешанные и пересекающиеся с другими стереотипами, оказывают непропорционально негативное влияние на определенные группы женщин, такие как женщины из групп меньшинств или коренных народов, женщины с ограниченными возможностями, женщины из низших каст или с более низким экономическим статусом, женщины-мигранты, и т.п.

Гендерные стереотипы относятся к практике приписывания отдельной женщине или мужчине определенных атрибутов, характеристик или ролей только на основании ее или его принадлежности к социальной группе женщин или мужчин. Гендерные стереотипы являются противоправными, если они приводят к нарушению прав человека и основных свобод.

Примеры включают:

  • Отсутствие уголовной ответственности за изнасилование в браке, поскольку считается, что женщины являются сексуальной собственностью мужчин; и
  • Неспособность расследовать, преследовать и осудить сексуальное насилие в отношении женщин, полагая, что жертвы сексуального насилия соглашались на половые акты, поскольку они не одевались и не вели себя «скромно».

Неправильные гендерные стереотипы — частая причина дискриминации в отношении женщин. Это фактор, способствующий нарушениям широкого спектра прав, таких как право на здоровье, достаточный уровень жизни, образование, брак и семейные отношения, работа, свобода выражения мнений, свобода передвижения, участие в политической жизни и представительство, эффективное средство правовой защиты, и свобода от гендерного насилия.

Запрещение гендерных стереотипов и гендерных стереотипов

Два международных договора по правам человека содержат четких обязательств в отношении вредных стереотипов и неправомерных стереотипов.

Конвенция о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин

Артикул 5 :

Государства-участники принимают все соответствующие меры … для изменения социальных и культурных моделей поведения мужчин и женщин с целью достижения искоренения предрассудков, обычаев и всей другой практики, основанной на идее неполноценности или превосходства. любого пола или стереотипных ролей мужчин и женщин;

Конвенция о правах инвалидов

Статья 8 (1) (b):

Государства-участники обязуются принимать немедленные, эффективные и надлежащие меры по борьбе со стереотипами, предрассудками и вредной практикой в ​​отношении инвалидов, в том числе по признаку пола и возраста, во всех сферах жизни.

Права на недискриминацию и равенство, предусмотренные другими международными договорами о правах человека, такими как Пакт об экономических, социальных и культурных правах и Конвенция о правах ребенка, также толкуются как включающие дискриминацию и неравенство, которые коренятся в стереотипах, в том числе гендерных.

Связанные публикации, исследования, отчеты и документы

Гендерные стереотипы и судебная система: руководство для семинаров (2020)
PDF:
Английский
Учебные материалы по теме:
Английский

Руководство для судебных органов по гендерным стереотипам и международным стандартам прав женщин, Уругвай (2020)
PDF:
Español

Руководство для прокуратуры по гендерным стереотипам и международным стандартам прав женщин, Уругвай (2020)
PDF:
Español

Роль судебной власти в устранении стереотипов в делах о сексуальном и репродуктивном здоровье и правах — обзор прецедентного права (2017)

PDF:
Английский | Español

Одна пейджер: Гендерные стереотипы и стереотипы и права женщин (2014)
PDF:
Английский

Устранение судебных стереотипов: равный доступ к правосудию для женщин в делах о гендерном насилии (2014)
Word:
Английский

Отчет по заказу УВКПЧ: Гендерные стереотипы как нарушение прав человека (2013)
Word:
Английский

Внешние ссылки *

Совет Европы

Unstereotype Alliance

* Примечание: ООН по правам человека не несет ответственности за содержание внешних ссылок.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.