Генерал калугин предательство: кого на самом деле предал генерал КГБ — Рамблер/новости

Содержание

кого на самом деле предал генерал КГБ — Рамблер/новости

Деятельность бывшего руководителя вешней контрразведки СССР Олега Калугина полна противоречий. Для одних – он двойной агент, работавший как на КГБ, так и на ЦРУ, для других – небезразличный гражданин, разоблачавший «происки» советских спецслужб.

Фото: Русская семеркаРусская семерка

Противоречивая карьера

Свою шпионскую деятельность в США Калугин начал в 1960 году, когда стал работать под журналистским прикрытием в должности корреспондента «Московского радио» и пресс-атташе советского посольства в Вашингтоне. Отсутствие дипломатического статуса ему не мешало регулярно снабжать КГБ информацией и вербовать новых агентов. В 1971 году полковник Калугин поменял специализацию: из политической разведки его перевели во внешнюю контрразведку. А с 1973 года он стал возглавлять Управление внешней контрразведки КГБ СССР.В конце 1979 года Калугина неожиданно вызывают в Москву по подозрению в двойной игре. Однако глава КГБ Юрий Андропов тогда поддержал разведчика. Впрочем, по соображениям безопасности его решают оставить в СССР и назначить на должность первого заместителя начальника Ленинградского управления КГБ. Так, находясь на постоянном контроле советских спецслужб, Калугин дослужился до звания генерал-майора. В 1989 году он уходит из органов и становится народным депутатом Верховного Совета СССР.Занявшись политикой, он с удовольствием раздавал интервью отечественной и зарубежной прессе, в которых критиковал деятельность советских спецслужб. Излишняя разговорчивость Калугина привела к плачевным последствиям. В июне 1990 года указом Президента СССР Михаила Горбачева за действия, порочащие честь и достоинство сотрудника органов госбезопасности, Калугин был лишен государственных наград и воинского звания генерал-майор запаса. Однако после ГКЧП с подачи президента РСФСР Бориса Ельцина опальный депутат был восстановлен в правах, а прокуратура прекратила в отношении него уголовное дело по факту разглашения гостайны.[С-BLOCK]

В конце 1995 года Калугин отправляется по контракту в Соединенные Штаты для работы с коммуникационной компанией «Интеркон» без намерения остаться на постоянное жительство. Там он занимается литературной деятельностью, издает книги, в которых раскрывает некоторые аспекты деятельности советских спецслужб. Кроме того, по утверждению американских журналистов, Калугин проводил консультации «по вопросам разведки», на чем заработал около 900 тысяч долларов.

В 2001 году Калугин дал свидетельские показания американскому суду по делу бывшего полковника армии США Джорджа Трофимова, заявив, что тот был «ценным агентом КГБ, снабжавшим Москву важной информацией в течение двух с половиной десятилетий». Правительство Российской Федерации расценило поступок генерала как предательство и заочно приговорило его к 15 годам лишения свободы. Однако власти США не бросили Калугина, предоставив ему в 2003 году политическое убежище.

Завуалированная выдача

Российские власти утверждают, что в многочисленных интервью, а также в опубликованных Калугиным книгах содержится «преднамеренная расшифровка некоторых иностранцев», работавших на советскую разведку. К примеру, в августе 1990 года Калугин на встрече с избирателями по Краснодарскому краю сообщил, что КГБ в качестве своего агента использовало служащего базы атомных подводных лодок США Джона Уокера и членов его семьи. Сразу после этого судебные органы США пересмотрели дело Уокера и продлили всем осужденным сроки заключения.

Позднее Калугин заявил австралийскому изданию, что в местной разведслужбе АСИО в конце 1970-х годов действовал агент КГБ, он даже назвал суммы, выплачиваемых ему гонораров. А находясь в Канаде, бывший разведчик сообщил, что в советское время там действовал завербованный КГБ «крот», и предположил, что он не раскрыт до сих пор.

Даже если взглянуть на сами названия изданных Калугиным книг можно догадаться, что из них западные спецслужбы могли почерпнуть немало ценной информации: «Вид с Лубянки», «Сжигая мосты», «Суперкрот». Самая скандальная его книга – «Первое главное управление. 32 года в разведке против Запада» – появилась в середине 1990–х. В ней помимо прочего речь шла об одном американском солдате, служившим в Агентстве национальной безопасности и сливавшем секретную информацию русским. Калугин назвал его псевдоним – Ладья.

Американским спецслужбам не составило труда вычислить и арестовать 50-летнего Стефана Липке (Ладью). Следствие показало, что Липке регулярно передавал советской стороне копии докладов АНБ, подготовленных для Белого дома и, в частности, содержащих сведения о передислокации американских войск.

Бывший начальник нелегальной разведки КГБ генерал-майор в отставке Юрий Дроздов отмечал, что Калугин спокойно принимал повестку и вел себя нагло только потому, что чувствовал за собой поддержку американских хозяев. «То, что он предатель, – это давно известно. Это подтвердили все его сослуживцы», – резюмирует отставник.Разоблачает Калугина и ветеран внешней контрразведки полковник Александр Соколов в своей книге «Анатомия предательства: «Суперкрот ЦРУ в КГБ». В частности, Соколов обращает внимание на то, что описание ряда оперативных дел в калугинских мемуарах намеренно искажено, так как истинное положение дел могло бы раскрыть причастность самого Калугина к секретной работе на спецслужбы США.

Просто честный

А что же по поводу предъявляемых обвинений говорит сам Калугин? Разумеется, он отрицает факт выдачи агентов КГБ и обвиняет российские спецслужбы в фальсификации материалов и возрождении «сталинско-бериевских методов». «Глупо было ехать в Россию после того, как тебя назвали предателем. Это незаконно! Спецслужбы не имеют права подменять собой суд. Они просто хотят отомстить мне за разоблачения их преступных дел. Я не сообщил ничего нового, все это уже было и так известно американцам», – оправдывался Калугин.

Полковник ПГУ Виктор Черкашин, знакомый с Калугиным более 60 лет, характеризовал сослуживца как «эрудированного, незаурядного, активного и успешного оперативного работника», который пал жертвой «подставы». Участие в демократических митингах 1990-х, критика системы, разоблачения завербованных советской разведкой агентов — все это Черкашин связывает с обидой Калугина на КГБ из-за испорченной карьеры и считает «местью службе в целом». Бывший оперативник заключает, что распространенная версия о вербовке Калугина американцами не соответствует действительности.

Есть еще одно обстоятельство, говорящее в пользу мнения Черкашина. В 1985 году советские, а в 1992-м российские органы запрашивали информацию о Калугине у работавших на КГБ американцев Олдрича Эймса и Роберта Ханссена. И оба раза на вопросы о возможном сотрудничестве Калугина со спецслужбами США они отвечали отрицательно.

Разглашение Калугиным сведений о работе советской разведки Черкашин объясняет особенностями американского законодательства. Ведь для того чтобы получить американское гражданство соискатель обязан рассказать всю правду о своей жизни и профессиональной деятельности. Вот Калугин и не смог ничего утаить.

Все это подозрительно

Тем не менее много косвенных факторов указывают на то, что вербовка Калугина агентами ЦРУ все же состоялась. Александр Соколов, в частности, отмечает, что занимаясь политической разведкой, Калугин был слабо знаком с деталями контрразведывательной деятельности. Для многих было очевидно, что успешно руководить такой специфической службой он не сможет.

Дальнейшая работа Калугина, собственно, и подтвердила эти опасения. За тот период, пока он возглавлял контрразведку, не был разоблачен ни один агент американских спецслужб, зато имели место провалы ценной агентуры и неоправданные срывы вербовок сотрудников ЦРУ, констатировал Соколов.

Самое интересное, что практически сразу после отстранения Калугина от руководства внешней контрразведкой начала вскрываться обширная сеть иностранной резидентуры в СССР. Были разоблачены десятки западных агентов, в том числе и среди сотрудников советских органов, некоторые из которых вели свою шпионскую деятельность около 30 лет.

В бытность начальника управления внешней контрразведки Калугин оказался замешан в одном странном эпизоде. В 1978 году из США в СССР отказался вернуться заместитель генерального секретаря ООН Аркадий Шевченко. И хотя резидент в Нью-Йорке Юрий Дроздов предупреждал Калугина о намечающемся предательстве Шевченко, тот не стал принимать каких-либо мер.

Некоторые исследователи уверены, что проживая в США в качестве российского гражданина, Калугин прекрасно знал, что убежище здесь ему уже обеспечено. Именно поэтому он так неустанно и без опаски критиковал российские спецслужбы и щедро делился имеющейся информацией. А с чего бы американские власти предоставили гражданство советскому разведчику боле 30 лет работавшему против их страны? Многие на это отвечают: «Потому что он уже был завербован ЦРУ».

Генерал-разоблачитель. Олег Калугин заработал на КГБ деньги и известность | История | Общество

В начале 1990-х годов имя этого человека гремело на постсоветском пространстве. Отставной генерал КГБ Олег Калугин в глазах журналистов превратился в главного эксперта по спецслужбам, правдоруба, готового срывать покровы с любых тайн.

Но время шло, и откровения генерала стали вызывать все больший скепсис у публики — уж слишком они стали напоминать байки, взятые из сюжетов бондианы. Поняв, что дома интерес к нему угасает, Калугин стал все больше времени проводить на Западе. В итоге он попросил там политического убежища — в тот момент, когда в России его обвинили в государственной измене.

Общего отношения к Калугину нет и у ветеранов спецслужб — одни считают его американским «кротом», внедренным в КГБ много лет тому назад, другие убеждены, что откровения генерала не представляют из себя ничего особенного, никаких тайн он не раскрыл и лишь пытался заработать на «сенсациях из жизни Кей-Джи-Би».

Псевдоним «Феликс»

В 1952 году выпускник одной из ленинградских школ Олег Калугин был принят на обучение в Институт иностранных языков МГБ СССР. После окончания института с отличием молодого офицера направили на обучение в Высшую разведывательную школу №101 КГБ при Совете Министров СССР.

Если верить самому Калугину, готовили его как арабиста, но при распределении руководство определило его в самый сложный и престижный Первый отдел внешней разведки, занимавшийся Соединенными Штатами.

В 1958 году молодого разведчика, по официальной легенде считавшегося выпускником факультета журналистики, отправили на стажировку в США в рамках международных обменов.

Часть историков разведки полагает, что во время нахождения в Колумбийском университете Калугин был перевербован американцами, которые впоследствии помогали карьерному росту своего протеже. Противники данной теории возражают — никаких доказательств этому нет.

В начале 1960-х Калугин работал в Нью-Йорке в качестве журналиста Московского радио под псевдонимом «Феликс». Как утверждал сам разведчик, его молодость и отличное знание английского использовались для соблазнения сотрудниц различных американских ведомств, имевших выход на необходимую руководству в Москве информацию.

В 1964 году из-за угрозы провала его отозвали в СССР, но вскоре опять послали в США, на сей раз в Вашингтон, где Калугин выполнял обязанности заместителя резидента под видом пресс-атташе посольства Советского Союза.

Молодой генерал

В 1971 году, по признанию Калугина, его заподозрили в предательстве, однако личное мнение главы КГБ Юрия Андропова решило дело в пользу офицера. Его перевели в службу внешней контрразведки, и этот период деятельности вызывает наибольшее количество вопросов.

В 1975 году Калугин имел прямое отношение к операции по похищению и вывозу в СССР перевербованного в Вашингтоне Николая Артамонова (агента «Ларка»). «Ларка» не довезли — он скончался по пути. Калугин уверял, что причина была в ошибке с дозировкой анестетика. Оппоненты генерала считают, что он расправился с Артамоновым, поскольку тот мог уличить его в работе на американцев.

Карел Кёхер, один из самых успешных разведчиков-нелегалов социалистической Чехословакии, был убежден, что своим провалом он был обязан Калугину, выдавшему его имя американцам.

Еще в 1974 году, в возрасте 40 лет, Калугин получил звание генерал-майора. Однако дальнейший рост остановился.  Генерала обвинили в том, что имеющие к нему отношение агенты замешаны в валютных махинациях. Кроме того, Калугину ставили в вину непринятие своевременных мер перед побегом к американцам заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности ООН Аркадия Шевченко. Утверждалось, что контрразведчик игнорировал поступавшие к нему тревожные сигналы.

В 1980 году Олега Калугина перевели на службу в территориальные органы контрразведки. На деле это означало, что доверие руководства он утратил, однако обвинения в предательстве доказательств не находят.

Народный депутат СССР, генерал-майор КГБ в отставке Олег Данилович Калугин с женой Людмилой и внуком Олегом. Фото: РИА Новости/ В. Чистяков

«Наши граждане живут в огромном концлагере»: как к Калугину пришла известность

Во второй половине 1980-х Калугин отвечал за соблюдение режима секретности в Академии наук СССР. Для бывшего сотрудника внешней разведки такая работа представлялась чрезвычайно скучной. К тому же честолюбивый Олег Данилович полагал, что он может прославиться так же, как и другие ранее неизвестные «герои перестройки».

В феврале 1990 года Калугина уволили в запас, и он начал претворять свои замыслы в жизнь.

Летом 1990 года прогремело выступление отставника на конференции «Демократической платформы в КПСС».

«Когда меня срочно откомандировали из Ленинграда в Москву, я направил письмо тов. Горбачеву, в котором высказал свои соображения после 30 лет работы в органах — о роли КГБ в нашем обществе, — вещал Калугин. — Я высказался в том смысле, что мы не можем, если хотим всерьез заняться перестройкой, действовать рука об руку с организацией, которая проникла во все поры нашей жизни, которая вмешивается по воле партии или с ее ведома в любые дела государственной и общественной жизни — в экономику, культуру, науку, спорт, религию. Короче, нет ни одной сферы жизни в нашей стране, в которой бы не присутствовала рука или тень КГБ. Я писал о том, что наша страна переживает до сих пор — а это был 1987 г. — патологическое пристрастие к секретности, что наши граждане живут в огромном концлагере, который охраняется десятками тысяч пограничников, что наши органы государственной безопасности по численности превышают все органы, вместе взятые, Европы, Америки и Азии (без Китая )… Я предлагаю деполитизацию органов КГБ, подчинение их органам Советской власти; полную реорганизацию и сокращение минимум на 50%; ликвидацию системы политического сыска; отказ от платных осведомителей, особенно в процессе политической борьбы; политическая полиция не должна заниматься ничем, кроме борьбы со шпионами и теми организациями, которые проповедуют насилие против конституционного строя. Я предлагаю ликвидировать незаконную практику подслушивания, перлюстрации корреспонденции, негласного вторжения (кстати, об этом до сих пор никто не говорил) в жилища граждан для совершения тех или иных акций. Наконец, расформирование структур, которые занимаются подготовкой дезинформации внутри страны и за границей, ликвидацию потенциала (а такой потенциал имеется в КГБ), наносящего ущерб здоровью и жизни граждан».

Он все рассчитал точно. Журналисты рвали его на части, так называемые «демократы» объявили единственным честным генералом КГБ.

Калугин принимал активное участие в митингах демократов, а вскоре был избран народным депутатом СССР от Краснодарского края. «Ложкой дегтя» стало лишение государственных наград и персональной пенсии «за клеветнические высказывания» в адрес КГБ.

После провала ГКЧП ему все вернули, и он на некоторое время даже стал советником нового главы спецслужб Вадима Бакатина, прославившегося выдачей схемы подслушивающих устройств в посольстве США в Москве.

Однако страна переживала распад и глубокий экономический кризис, что Калугину, привыкшему к комфортной жизни, крайне не понравилось. Не особо это афишируя, он переехал в США, раздавая интервью и сочиняя книги, в которых раскрывал «секреты советских спецслужб».

15 лет строгого режима

Хотя эта деятельность Калугина не нравилась многим бывшим его коллегам, претензии к нему в российских правоохранительных органов возникли по иным причинам.

Отставной генерал стал давать показания американским структурам относительно лиц, которых подозревали в работе на СССР и Россию.

Народный депутат СССР, бывший генерал-майор КГБ Олег Данилович Калугин в центре Москвы, 1991 год. Фото: РИА Новости/ Борис Бабанов

В частности, 20 июня 2001 года Калугин дал свидетельские показания по делу бывшего полковника армии США Джорджа Трофимоффа на заседании суда штата Флорида. Он утверждал, что лично встречался с Трофимоффым в 1970-х годах, обсуждая работу последнего на советскую разведку. Также Калугин заявил, что Трофимоффа в Москве считали ценным агентом.

Джордж Трофимофф был осужден к пожизненному лишению свободы и умер в заключении в 2014 году.

Кроме того, Калугин, комментируя в американской прессе процессы, связанные с обвинениями граждан США в работе на Россию, называл имена сотрудников российских спецслужб, что рассматривается как разглашение государственной тайны.

В 2002 году Московский городской суд заочно признал Калугина виновным в государственной измене и приговорил его к 15 годам лишения свободы в колонии строгого режима. Его снова лишили генеральского звания и государственных наград.

В 2003 году Олегу Калугину предоставили гражданство США. Он продолжает давать интервью, в которых на чем свет стоит клеймит «российский режим» и лично Владимира Путина.

Впрочем, время Калугина уже ушло. То, что воспринималось на «ура» в начале 1990-х, сегодня не вызывает ни малейшего интереса. Западные СМИ сочиняют настолько лютые страшилки о России и ее спецслужбах, что престарелому ветерану КГБ тягаться с ними не под силу.

Угрызения совести Олега Даниловича, очевидно, не мучают. Кажется, что всю свою жизнь он служил не Родине, а лично себе. Что ж, в этой службе Калугин определенно преуспел.

Гражданство нашло героя – Газета Коммерсантъ № 139 (2742) от 07.08.2003

шпионские страсти

Вчера в Москве стало известно, что бывший генерал КГБ Олег Калугин, осужденный за измену родине на 15 лет, в понедельник стал гражданином США. Однако, как заявил в интервью Ъ сам новоявленный американец, он еще может вернуться в Россию и быть реабилитированным — «если Путин не пройдет на следующих выборах».

       Церемония посвящения Олега Калугина в американцы состоялась еще в понедельник в отделении службы иммиграции и натурализации в Балтиморе. Все было предельно скромно: у бывшего советского шпиона спросили, как и предписывает протокол, состоял ли он в коммунистической партии и имел ли судимость. Олег Калугин ответил, что был членом КПСС, а сейчас осужден на 15 лет лишения свободы. Его ответы, молча, зафиксировали и сразу допустили к церемонии принесения присяги звездно-полосатому флагу.

       Олег Калугин родился 6 сентября 1934 года в Ленинграде в семье работника НКВД. После окончания филологического факультета Ленинградского госуниверситета в 1958 году начал работать в КГБ СССР. В 1972 году получил звание генерал-майора, став самым молодым генералом КГБ. После ухода в отставку в 1989 году начал публичную критику КГБ. Участвовал в работе движения «Демократическая Россия», был избран депутатом Верховного совета СССР. В июне 1990 года указом Михаила Горбачева лишен и звания генерал-майора. Прокуратура СССР возбудила в отношении его уголовное дело по факту разглашения гостайны. После августа 1991 года Борис Ельцин вернул ему звание и награды, уголовное дело было прекращено. Господин Калугин работал советником председателя КГБ Вадима Бакатина. В конце 1995 года уехал в США на работу по контракту с коммуникационной компанией Intercon.

       Как рассказал Ъ Олег Калугин, нынешние трения с властью начались у него еще в 1998 году. Тогда из Совета безопасности РФ был уволен его зять. Это, по словам экс-генерала, во многом сподвигло его подать документы на получение грин-карты в США. Ходатайство было удовлетворено, причем в кратчайшие сроки — в том же году (в то время обычным сроком ожидания грин-карты было около трех лет).

       Новая волна диссидентства началась для Олега Калугина с приходом к власти Владимира Путина. Полузабытый экс-чекист снова превратился в актуальную фигуру, когда в начале 2000 года, еще до избрания президентом, в интервью Ъ Владимир Путин так охарактеризовал экс-генерала КГБ: «Калугин — предатель. Калугина я видел в свое время в Ленинграде, он был замначальника управления. Абсолютный бездельник».

       Человек, удостоенный главой государства такой оценки, за считанные месяцы стал одним из излюбленных на Западе «экспертов по Путину», объяснявших, who is новый российский президент. В день президентских выборов в России Олег Калугин написал открытое письмо Владимиру Путину, а через неделю опубликовал статью, озаглавленную «Триумф КГБ», в которой говорил о возвращении в России «Чекизма и Большевизма». Ответ последовал год спустя.

       В марте 2001 года военной прокуратурой было вновь возбуждено уголовное дело против бывшего генерала, который обвинялся в госизмене. Олег Калугин от защиты, как и от путешествия в Россию, отказался, а процесс от начала до конца проходил за закрытыми дверями. Основной уликой против генерала была его книга «Первое главное управление» (в русском переводе — «Прощай, Лубянка»). По совокупности всех прочих обвинений господина Калугина приговорили к 15 годам лишения свободы без конфискации с отбыванием наказания в колонии строгого режима и лишили воинского звания и всех наград, включая ордена Красного Знамени и Красной Звезды.

       На приговор Олег Калугин тогда отреагировал с оптимизмом. «Я нахожусь в политической эмиграции, и у меня нет абсолютно никакого желания ехать в Россию. Особенно при товарище Путине. Зачем мне возвращаться? Мне и тут хорошо»,— заявил он в интервью Ъ. Однако озаботился проблемой получения американского гражданства. Кстати, в прошлом году Олег Калугин особо упирал на то, что отсутствие у него американского гражданства является доказательством его невиновности: «Всякий здравомыслящий человек понимает, что, будь я шпионом и предателем, как меня обзывают, я бы уже давно имел гражданство»,— убеждал он Ъ.

       Вчера, уже став американским гражданином, господин Калугин рассказал корреспонденту Ъ, что сразу после вынесения приговора в Москве его друзья стали отправлять в адрес иммиграционных властей США петиции с просьбой ускорить получение им гражданства. Сам экс-генерал подал заявление четыре месяца назад и, по его словам, «в ответ получил письмо с вопросом ‘Согласен ли я принять гражданство США?’, на которое я ответил согласием». «Я уже проходил такую же историю в 1990 году при Горбачеве,— продолжил он.— Правда, тогда я был реабилитирован через полтора года, и мне даже предложили стать заместителем председателя КГБ». По мнению господина Калугина, еще одна реабилитация возможна. «Может быть, это произойдет не через полтора года, а несколько позже. Я вполне верю, что Путин может не пройти на следующих выборах или отказаться от участия в них. На Путина есть серьезный компромат, который может появиться в российской прессе осенью»,— намекнул экс-генерал.

       В ожидании реабилитации Олег Калугин собирается преподавать в Центре контрразведки и исследования проблем безопасности. Сейчас он работает профессором центра и читает там курс «История современного шпионажа в России», основанный, как особо подчеркнул экс-генерал, «только на открытых и доступных материалах». А еще он работает гидом на автобусных экскурсиях «По шпионским местам Вашингтона».

       Церемония в Балтиморе вызвала крайне эмоциональную реакцию в Москве. «Это американское гражданство — те же самые тридцать сребреников, которые в свое время получил Иуда за предательство Христа»,— заявил «Интерфаксу» руководитель пресс-бюро СВР Борис Лабусов, имея в виду сданных генералом Калугиным работавших в США советских агентов. «Для того чтобы в Америке получить грин-карту, а тем более гражданство, необходимо доказать, что человек не представляет опасности для страны. Как это мог доказать бывший сотрудник советских спецслужб, работавший ранее в США?»
ДМИТРИЙ Ъ-СИДОРОВ, Вашингтон; МИХАИЛ Ъ-ЗЫГАРЬ

       

Российских шпионов в США сдал Щербаков :: С.-Петербург :: РБК

Приговоренный к 15 годам лишения свободы за измену, Олег Калугин подтвердил, что виновником раскрытия сети Службы внешней разведки (СВР) в США мог стать полковник Щербаков. Об этом сообщают американские СМИ. Напомним, бывший генерал КГБ О.Калугин был заочно приговорен к 15 годам лишения свободы, но скрывается от российского правосудия за рубежом.

Приговоренный к 15 годам лишения свободы за измену, Олег Калугин подтвердил, что виновником раскрытия сети Службы внешней разведки (СВР) в США мог стать полковник Щербаков. Об этом сообщают американские СМИ. Напомним, бывший генерал КГБ О.Калугин был заочно приговорен к 15 годам лишения свободы, но скрывается от российского правосудия за рубежом.

«Я помню молодого человека с такой фамилией. Он работал на меня в зарубежной контрразведывательной службе, а позже был занят в отделе по работе с российскими нелегалами в США», — заявил О.Калугин. «Я помню его имя, но на улице не узнал бы», — добавил предатель. Американская пресса приводит также имя возможного предателя, Александра Васильевича Щербакова.

Неизвестный источник в ЦРУ, специализирующийся на России, также подтвердил причастность полковника к раскрытию сети нелегалов. «Я на 90% уверен, что названный газетой «Коммерсантъ» полковник Щербаков был тем, кто «сдал» российскую сеть». Источник в ЦРУ «встречался с этим разведчиком в Москве девять или 10 лет назад».

Напомним, в статье «Коммерсанта», опубликованной 11 ноября, утверждалось, что 12 российских шпионов в июле 2010 года «сдал» высокопоставленный подчиненный главы СВР Михаила Фрадкова «полковник Щербаков».

По данным издания, предатель занимал пост начальника американского отдела управления «С», занимающегося работой с нелегалами. Газета отметила, что теперь в Службе внешней разведки «полетят и погоны, и шапки», ссылаясь на свой источник в ведомстве. Ни СВР, ни МИД РФ не подтвердили имя предателя.

Экс-генерал КГБ Олег Калугин: «Наши граждане до сих пор живут в огромном концлагере»: philologist — LiveJournal

Олег Данилович Калугин (род. 1934) — бывший генерал-майор КГБ, бывший высокопоставленный руководитель подразделений центрального аппарата и территориальных органов КГБ, общественный и политический деятель заключительного периода перестройки в СССР, народный депутат СССР. В начале 1990-х годов Калугин активно участвовал в деятельности движения «Демократическая Россия». В 1995 году выехал из России в США, где до этого (в 1994 году) опубликовал разоблачительную книгу «Первое главное управление. Мои 32 года в разведке и шпионаже против Запада». В 2003 году получил американское гражданство в США, где в настоящее время постоянно проживает. Ниже размещен сокращенный текст знаменитого выступления Олега Калугина на конференции «Демократической платформы в КПСС» в июне 1990 года. Впервые он был опубликован в газете «Аргументы и факты», №26, 1990. Здесь текст приводится по изданию: Олег Калугин. Вид с Лубянки. «Дело» бывшего генерала КГБ. Месяц первый. — М.: ПИК, 1990.

КГБ БЕЗ ГРИМА

(«Аргументы и факты», №26, 1990 г.)

16 июня на конференции «Демократической платформы в КПСС” выступил бывший начальник управления внешней контрразведки КГБ СССР (1973-1980гг.), бывший первый заместитель начальника УКГБ по Ленинградской области (1980—1987гг.), ныне уволенный в запас (февраль 1990 г.), почетный чекист, кавалер 22 правительственных и ведомственных наград, генерал КГБ О. Калугин (р. 1934г.). По многочисленным просьбам читателей приводим его выступление (с некоторыми сокращениями).

Хочу поблагодарить организационный комитет конференции за возможность выступить в этой аудитории. Для того, чтобы у вас не закралось сомнение относительно цели моего присутствия здесь, чтобы вы не подумали, что я вскочил на подножку «Демократической платформы» из каких-то неблаговидных соображений, сделаю очень краткий экскурс в недавнюю историю. В 1979 г., будучи начальником внешней контрразведки в КГБ, я заступился за одного арестованного гражданина, ученого, который по сфабрикованному обвинению был осужден на 7 лет и томился в наших лагерях и за которого я нес моральную ответственность, ибо его нахождение в Советском Союзе было связано с моей предыдущей деятельностью. Этим же вопросом, кстати, из благородных побуждений занялся тогда и Евгений Примаков, но вовремя остановился. Для справки: этот гражданин был осужден по сфабрикованному обвинению в спекуляции антиквариатом. На самом деле он долгие годы «разрабатывался» как шпион ЦРУ, но, поскольку подтверждения не нашлось, решили взять не мытьем, так катаньем, что в общем-то достаточно характерно для бывшей моей организации.

В этой связи в 1980 г. тов. Андропов, тогда еще председатель КГБ, направил меня в Ленинград, считая, что я наделал много шума и, пока все осядет, мне надо пересидеть в Ленинграде. Но чтобы я не обижался, меня сделали первым заместителем начальника У КГБ, дали номенклатурное депутатство в Ленинградском областном Совете, кандидата в члены обкома КПСС Ленинграда. В 1986 г., насмотревшись на то, что творилось в Ленинграде, ознакомившись с деятельностью Романова, Зайкова, Соловьева, видя, как органы КГБ, которые призваны обеспечивать безопасность, по сути дела, замазывали многие процессы, происходившие в городе, я написал письмо в ЦК КПСС, веря в то, что там разберутся и примут соответствующие меры. Была прислана комиссия ЦК КПСС, которая «не нашла” подтверждения изложенным мною фактам. И тогда в феврале 1987 г., когда меня срочно откомандировали из Ленинграда в Москву, я направил письмо тов. Горбачеву, в котором высказал свои соображения после 30 лет работы в органах — о роли КГБ в нашем обществе.

Я высказался в том смысле, что мы не можем, если хотим всерьез заняться перестройкой, действовать рука об руку с организацией, которая проникла во все поры нашей жизни, которая вмешивается по воле партии или с ее ведома в любые дела государственной и общественной жизни — в экономику, культуру, науку, спорт, религию. Короче, нет ни одной сферы жизни в нашей стране, в которой бы не присутствовала рука или тень КГБ. Я писал о том, что наша страна переживает до сих пор — а это был 1987 г. — патологическое пристрастие к секретности, что наши граждане живут в огромном концлагере, который охраняется десятками тысяч пограничников, что наши органы государственной безопасности по численности превышают все органы, вместе взятые, Европы, Америки и Азии (без Китая ).

Прошло несколько лет. Сейчас у КГБ появился в некотором смысле новый облик, некоторые проблемы, связанные с режимом секретности, с выездом советских граждан, значительно облегчились. Но если мы говорим о новом облике КГБ, то речь идет скорее о косметике, о наведении румян на весьма жухлое лицо старой сталинско-брежневской школы. Основы, методы, практика — остались старыми. Это вербовка агентуры в рядах политических противников и организаций; это засылка своей агентуры, это дискредитация активистов движений; это нейтрализация организаций, их разложение как конечная цель. Все это делается, разумеется, при неустанном внимании КПСС, а если точнее — под руководством ее Политбюро и отдельных секторов ЦК, которые всю жизнь, несмотря на смену поколений, ведут эту деятельность. Причем все — от Ежова до Крючкова — выходцы из аппарата, были и остаются частью системы, которую наша современная идеологическая мысль назвала командно-бюрократической системой. Ничего подобного! Это партийно-полицейская система! И первичные партийные органы есть не что иное, как поставщики дани для содержания партийного аппарата. И первым пособником, правой рукой высшего руководства ЦК является Комитет государственной безопасности.

70 лет партия бросала лозунг — борьба с международным империализмом. НКВД, КГБ расшифровывал это так: борьба с иностранными спецслужбами, враждебной эмиграцией, с «Радио Свобода”, троцкистами, маоистами, представителями других организаций и социальных групп — в зависимости от капризов, причуд и грамотности наших партийных руководителей. Сегодня, как вы знаете, партия отбросила многие лозунги, связанные с международным империализмом и классовой борьбой, и провозгласила общечеловеческие ценности. Так что же делать в этой ситуации организации, которая десятилетиями занималась определенными объектами и манипулировала огромным контингентом внутри страны и за границей? Чем ей теперь заниматься? Радио «Свобода”, которое мы приглашаем сюда сегодня? Ватиканом, куда мы послали посла? Контршпионажем? Но ведь господин Колби, бывший директор ЦРУ, сейчас присутствует в Москве на заседаниях и обсуждает проблемы взаимодействия между спецслужбами СССР и Соединенных Штатов.

Кстати, я совершенно не против, чтобы такое сотрудничество было. Но хочу сказать, что это неизбежно привело к определенным расслоениям и деморализации внутри аппарата, который не привык мыслить, который обучен борьбе со всяким инакомыслием, со всякими противниками партийной власти. В этой ситуации часть работников КГБ заняла левые позиции, отслоилась, хотя многие из них молчат. А еще большая часть ушла вправо, стала опорой консервативных сил в нашей стране, и прежде всего в партийном аппарате. Вы посмотрите на события сегодняшнего дня через призму государственной безопасности. Да, органы КГБ подключились к работе с организованной преступностью. Где-то в Караганде вместе с милицией арестовали самогонщиков, при аресте изъяли 264 бутылки водки. Да, чекисты работают против местных фарцовщиков в Москве и против проституции в Ленинграде. Но где же были органы КГБ во время событий в Сумгаите, Фрунзе, Тбилиси? Где их роль в обеспечении безопасности жизни граждан в прямом смысле этого слова? Почему на первом плане у нас органы МВД и армия, несчастная армия, которая вынуждена бороться с собственным народом?

Те, кто полагает, что органы обессилели, глубоко ошибаются. Все, кто ”нс хочет поступаться принципами”, могут спать спокойно: органы полностью сохранили свой потенциал, они в состоянии пустить оружие — свою агентуру, аппарат помощников, которые имеются сегодня в любых сферах и эшелонах нашего общества, начиная от академиков и кончая милиционерами, от Священного Синода Русской православной церкви до спортсменов, от военачальников до музыкантов и литературных критиков. При таком аппарате попробуйте развернуть наше общество и нашу партию в том направлении, о котором говорилось в рамках «Демократической платформы”. КГБ сегодня по-прежнему остается самой закрытой организацией в стране. Хотя и там есть мошенники, вымогатели, убийцы, контрабандисты, преступники всякого рода, и об этом должно знать наше общество, потому что любая элитная организация, будь то ЦК КПСС или КГБ, должна быть поставлена на равные начала с любой другой организацией.

Я бы сказал еще о том, что иезуитство, которое характерно для наших высших кругов, как в зеркале, отражается и в деятельности КГБ. Сколько было сказано слов с трибуны, причем руководителями Комитета госбезопасности, о том, что у нас нет никаких досье на советских граждан, что у нас нет никакого подслушивания советских граждан! Тем не менее смотрите: Верховный Совет рассматривает вопрос о подслушивании. Какое подслушивание? О чем речь-то идет? Ведь, если верить руководству КГБ, нет никакого подслушивания!
А возьмите недавнее сообщение Прокуратуры СССР. Это же посмешище для тех, кто знает, что это такое! Когда товарищей Гдляна, Иванова и примкнувшую к ним Корягину обвиняют в том, что они распространяют слухи о пороках и негативных действиях руководства и лично Горбачева. И, как сообщается, проверкой, проведенной в Прокуратуре, КГБ и МВД, ничего подобного не обнаружено.

Уважаемые товарищи! Ничего подобного обнаружить невозможно, потому что этого не может быть никогда! По инструкции ЦК КПСС ни один правоохранительный орган не имеет права держать, собирать, накапливать какую-либо негативную информацию о номенклатурных лицах в партийных и советских органах. Поэтому любое появление такой информации исключается. Откуда могут возникнуть, извиниче, какие- либо материалы на этих и каких-то других лиц в архивах КГБ, МВД или Прокуратуры? Я недавно был у одного из заместителей председателя КГБ, он же начальник контрразведки СССР. Правда, пришел он на эту должность в шестьдесят с лишним лет, никогда не работая в контрразведке,, но, я думаю, время еще есть — научится. Я его предупредил, что, коль скоро мои высказывания и соображения не получают выхода на общественность, я использую другие каналы. А он мне в ответ с.улыбкой, очень вежливой и симпатичной, говорит: «Олег, а ты не боишься, что подумают, что у тебя с головкой не все в порядке?” Вот она, психология сегодняшних, руководителей, готовых распространять любую ложь, дискредитировать любого, в том числе и народных депутатов, которые ведут себя не так, как кому-то хотелось бы, которые нс устраивают либо партийную верхушку, либо аппарат КГБ.

Андрей Дмитриевич Сахаров как-то сказал, что КГБ — единственная организация, которую почти не затронула коррупция. И действительно, если брать масштабы взяточничества и прочего, КГБ — относительно здоровая организация. Хотя я упомянул, что и там есть и воры, и убийцы, и вымогатели, и рэкетиры современного типа. Но гораздо страшнее, что нынешний КГБ за последние 10—12 лет породил целую «плеяду” предателей и изменников, подпадающих в любой цивилизованной стране под соответствующие уголовные статьи, изменивших Родине, ставших перебежчиками за границей либо арестованных в Москве за шпионаж в пользу ЦРУ и других разведорганов. За все предыдущие 50 лет в истории чекистских органов такого не было. Так что же это, как не разложение?

Конечно, в происшедшем отразились реалии нашего общества. Но это отражение и той системы анкетного, блатного и”позвоночного”права набора в органы. И партийный аппарат, начиная с самой верхушки и вплоть до среднего звена, сегодня пронизывает всю структуру КГБ. Налицо взаимопроникновение, сращивание партийного аппарата с КГБ. Никто в нашей стране не несет ответственности ни за развал экономики, ни за конфликты на межнациональной почве, ни за хаос, ни за другие безобразия. Также не несет ее и КГБ. Более того, процветают лица, которые были непосредственными руководителями предателей и изменников. Они сегодня пошли резко вверх, стали заместителями председателя, начальниками контрразведки и разведки. Эта система круговой поруки, всепрощенчества и партийной ласки до сих пор царит в КГБ, особенно в руководящем звене. Это же свои бывшие партийцы, как их можно обидеть?!

Я хочу напомнить вам фразу из песни, которую- наши отцы-основатели пели с большим энтузиазмом, песни о том, что они умрут за власть Советов. Прекрасный лозунг — умереть за идею! Это свободный выбор свободного человека. Но мы этот лозунг трансформировали не в «умереть за идею», а «убить за идею». Вот во что превратилось в конце концов наше общество, которое за идею стало отправлять и. в ссылку, и на каторгу, и под расстрел миллионы и миллионы собственных граждан. Пока мы не объявим античеловечной любую практику расправы (я уж не говорю об убийстве) за идеи, до тех пор ни наше общество, ни какое-либо другое не могут быть здоровыми.

Я предлагаю деполитизацию органов КГБ, подчинение их органам Советской власти; полную реорганйзацию и сокращение минимум на 50%; ликвидацию системы политического сыска; отказ от платных осведомителей, особенно в процессе политической борьбы; политическая полиция не должна заниматься ничем, кроме борьбы со шпионами и теми организациями, которые проповедуют насилие против конституционного строя. Я предлагаю ликвидировать незаконную практику подслушивания, перлюстрации корреспонденции, негласного вторжения (кстати, об этом до сих пор никто не говорил) в жилища граждан для совершения тех или иных акций. Наконец, расформирование структур, которые занимаются подготовкой дезинформации внутри страны и за границей, ликвидацию потенциала (а такой потенциал имеется в КГБ), наносящего ущерб здоровью и жизни граждан.

В заключение хотел бы сказать следующее. Когда-то императрица Екатерина Вторая заметила; доверяйте только тем людям, кто имеет мужество вам перечить. К сожалению, наши руководители больше, видимо, оглядываются на «Краткий курс», чем на историю. И в этом, считаю, их трагедия. Недавнее выступление Лигачева на Крестьянском съезде есть отражение того, что XXVIII съезд может повернуться в сторону Лигачева, и тогда Михаил Сергеевич может оказаться в изоляции. Мне кажется, что, отвергая протянутую ему руку со стороны демократических сил, он рискует не только личным будущим, но и будущим нашей страны. Вот, в сущности, то, что я хотел сказать вам о своей позиции, кстати, разделяемой некоторыми работниками КГБ.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
— в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

— в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
— в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

На Трампа КГБ имел материалы – точно. На каком-то этапе могли вспомнить об этом. КГБ всегда отличался хорошей памятью / ГОРДОН

Этот 70-минутный разговор с бывшим генералом КГБ Олегом Калугиным состоялся 31 марта  2019 года в его доме в Вашингтоне. Беседа записывалась на диктофон, что для Олега Даниловича весьма нетипично. И все время записи он на этот диктофон с горящей лампочкой очень недоверчиво смотрел, словно перед ним на журнальном столике лежала кобра. 

Я старался задавать Калугину короткие «черно-белые» вопросы в надежде получить простые и очевидные ответы. Не могу сказать, что мне это удалось, и к концу интервью у меня создалось впечатление, что на какие-то мои вопросы Олег Данилович предпочел дать очень уклончивые ответы.

Тогда я обратился за помощью к моему соавтору по книге «КГБ играет в шахматы», проживающему в Канаде бывшему подполковнику КГБ Владимиру Попову. Его специальностью в годы службы была в том числе вербовка агентов из спортсменов и творческой интеллигенции – писателей, журналистов и актеров. Я попросил Владимира Константиновича сделать экспертную оценку информации, полученной от его бывшего коллеги. Этот комментарий действительно многое прояснил в рассказе Калугина и стал своеобразным послесловием к интервью.

До 1962 года, по-моему, советская разведка имела в Соединенных Штатах несколько сот американцев. В основном они сотрудничали по идеологическим причинам

– Олег Данилович, вы обещали со мной поговорить о Трампе. Вы сказали, что знаете и понимаете, что Трамп делал в Москве. Кроме этого, теперь, когда уже закончилось расследование специального прокурора Роберта Мюллера, мне бы хотелось узнать, что вы думаете про Трампа.

– Трампа выбрал американский народ, поэтому здесь – хочешь не хочешь – надо это принимать…

– Приняли.

– Но вот, например, когда Обама был, он мне очень симпатичен был, по многим параметрам, а Трамп, когда еще был в России, задолго до того, как вышел на политическую арену, он там так вел себя, так скажем: для КГБ было любопытно.

– Если можно, все это поподробней.

– Он тогда, я не помню, был он женат или не был, но он вел себя свободно.

– Это мы говорим про 2013 год или это было раньше?

– Это было раньше, потому что в 2013 году я уже осел в Америке, а то, что я читал в России, это было до 2000 года.

– Читали?

– Какие-то документы. Я же имел доступ ко всем документам в свое время в известной организации. До распада Советского Союза я имею в виду.

– Это внутренние документы?

– Да, разумеется. Тогда же все иностранцы, тем более, которые проявляли особый интерес к российской бытовой жизни – девушкам и прочему, они всегда отмечались, и за ними, как говорится, наблюдали с большим интересом.

– Давайте с этого начнем, потому что выступал недавно Путин и, когда…

– Да, мой бывший подчиненный.

– И когда ему задали вопрос про Трампа, он сказал: «Вы что думаете, мы за всеми иностранцами следим?»

– Не за всеми, разумеется, просто для этого не хватало физических сил, но в общем-то большинство, особенно из Соединенных Штатов и из Европы, они всегда были под контролем. КГБ был самой большой организацией в мире по численности, по финансированию и по всем другим параметрам. И по количеству, кстати, агентуры иностранной.

Вам могу назвать одну цифру – до 1962 года, по-моему, советская разведка имела в Соединенных Штатах несколько сот американцев, которые работали на советскую разведку. В основном они сотрудничали по идеологическим причинам. Они хотели строить когда-то социализм и коммунизм в этой стране, в Америке, но еще не успели стать членами Компартии. Компартию США нам нельзя было трогать. С определенного момента было указание: Компартию не трогать. Она и так под контролем ФБР была. Нельзя было дискредитировать ее совершенно. Но члены Компартии могли давать нам советы.


Калугин: Трамп – бизнесмен, довольно успешный, но, когда он был в Москве, там он встречался с какими-то советскими, как говорится, товарищами женского пола, и какой-то оставил след. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com


Я, кстати, помню, я встречал одного из руководителей Компартии, когда еще работал здесь, и он мне сказал: «Слушай, Олег, у меня есть один знакомый, у него сын, молодой парень, он хочет стать сотрудником разведки. Может быть, ты с ним поговоришь?» Я встретился с этим молодым парнем. Ему было 18 лет. Мы с ним поговорили, я говорю: «Знаешь, ты напиши, что ты хочешь, почему… А я передам людям, которые этим занимаются, потому что я этим не занимаюсь». Это я для проформы сказал. И вот он написал, я помню. Мы послали это в Москву тогда, а в Москве сказали: «Так он же молодой совсем, 18 лет». Правильно, говорю, когда ему будет 25, он, может быть, уже будет работать в ЦРУ или в ФБР, в Пентагоне… Так что он стал трудиться на нас…

Но это было очень давно, я не знаю, где он сейчас. Но в свое время советская разведка в основном была сильна тем, что на нее работали люди с идеологически левыми взглядами. То есть, скажем, шантаж, деньги – это было не главное. Главное были симпатии к Советскому Союзу, к системе. Я помню, я ему сказал: «Только не вступай в Компартию США, потому что она находится под полным контролем ФБР и ты просто себе карьеру сломаешь». Он говорит: «Хорошо, не буду, так и быть»…

– Предположение, что Трамп был в фокусе советских спецслужб, правильное?

– Трамп – бизнесмен, довольно успешный, судя по размаху, но, когда он был в Москве, там он встречался с какими-то советскими, как говорится, товарищами женского пола, в частности, и какой-то оставил след.

– Он бывал в Москве начиная с 1970-х годов…

– Да, он давно уже…

– И был в поле зрения КГБ?

– Естественно…

– В связи с тем, что он встречался с какими-то девушками?

– Да.

– Вы это знаете откуда?

– Я это знаю с тех пор, когда я еще работал в КГБ.

– То есть это из каких-то докладных записок?

– Да, потому что я был руководителем Службы внешней контрразведки. И ее первая задача была – проникновение во все иностранные спецслужбы: разведка, контрразведка, полиция во всем мире. Но Соединенные Штаты, естественно, были на первом месте, НАТО, страны Европы – на втором и так далее. Китай тогда еще не был в поле зрения.

– И вы помните Трампа?

– Я помню. Это было давно и он был замечен еще тогда.

– Если это были 1980-е годы, то эта информация относилась к периоду поездок Трампа…

– Еще Советский Союз существовал… До развала, до «исторической катастрофы», как ее Путин назвал, геополитически самой крупной…

– Да, «самая крупная геополитическая катастрофа в мире». Из этого следует, что Трамп мог быть завербован уже тогда?

– Нет, из этого не следует, что он мог быть завербован. Но то, что на него ГБ имела материалы – это точно.

– И что в таких случаях обычно происходило?

– В таких случаях могло и ничего не произойти, по крайней мере на тот период времени. Но на каком-то этапе истории или жизни могли вспомнить об этом. ГБ в этом смысле всегда отличалась хорошей памятью.

– Могли вспомнить или обязательно вспомнили бы?

– Могли. Не обязательно, но могли.

– А в какой момент обязательно бы вспомнили?

– Если бы, например, он был в какой-то мере близок к российским делам, то обязательно. А если он где-то там на отшибе…

– Он стал близок к российским делам. Он занимался бизнесом, в том числе в России…

– Поэтому к нему был интерес еще в те времена, в старые времена. И, кстати, вы знаете, он очень дружелюбно к Путину относится, и я думаю, в этом есть определенный резон.

– Вот мы и пытаемся разобраться в том, почему он к Путину так относится.

– Я думаю, что, в частности, поэтому – то, о чем я говорю.

– Потому что он знает, что есть компромат?

– Знает, да.

– А в каком формате этот компромат существует? Видеозаписи? Показания? Свидетельские показания?

– Этого я не знаю.

– Есть информация о том, что в поле зрения чешских спецслужб была первая жена Трампа.

– Вполне возможно. Но если она была в поле зрения чешской ГБ, то она была и в поле зрения советской. Потому что чехословацкая разведка, контрразведка была одной из самых близких, в отличие, скажем, от поляков или венгров. Чехи были братья по оружию, по всем параметрам, по крайней мере до чехословацких событий, до Пражской весны.

– Это как раз было уже позже, в 1970-е годы.

– Но в 1970-е все было в порядке. Собственно, все было нормально до развала Советского Союза. То есть «нормально» в смысле отношений. За исключением… Вот поляки в этом смысле себя вели всегда самостоятельно, но это понятно. Венгры на каком-то этапе… Самые, конечно, хорошие ребята, надежные – это болгары.

– Скажите, пожалуйста, если верно предположение, что Трамп находился в поле зрения российских спецслужб…

– Как и все американцы в те годы, это было неизбежно.

– Если, как вы сказали, в отношении него был компромат…

– Об этом можно только догадываться.

– Вы просто сказали, что вы знаете, что у него были «шуры-муры»…

– Были, да, как и у многих американцев, «шуры-муры». Я читал архивные материалы. Между прочим, это было уже в Ленинграде, когда я работал первым замом начальника Ленинградского управления КГБ и имел доступ абсолютно ко всей информации, в том числе и к историческим разным документам. И в Ленинграде, поскольку это была не менее важная столица, чем Москва, я очень много интересных материалов прочитал, в том числе и о Соединенных Штатах, разумеется, и о Великобритании.

– А что конкретно там было описано, вы не помните?

– Я не помню, какие-то встречи с девушками… Это было типично для американцев…

– А эти девушки были случайные или они были подложены?

– Могли быть и случайные, но из этих «случайных» девушек, которые работали, т.е. спали с иностранцами, как правило, подавляющее большинство находилось под контролем ГБ. Были, конечно, и волонтеры… Но они рано или поздно становились информаторами. Либо их наказывали за проституцию, либо говорили: давайте информаторами будете.

– То есть предполагать чистую любовь мы не должны?

– Я не думаю, что должны. То есть все бывает на свете. «В нашей жизни всякое бывает, набегает с тучами гроза» (строка из песни. – Ю.Ф.). (Смеется).

– А модельные агентства, из которых очень многие эти девушки выходили, сами модельные агентства находились в поле зрения спецслужб?

– Да, именно внутренней службы. Внутренней службы госбезопасности. Вы знаете, в наше время она контролировала все, кроме партийного аппарата. Это единственное, чего нельзя было делать.

– Я спрашиваю, потому что две жены Трампа по некоему совпадению – из модельных агентств.

– Да. И при том, как говорится, славянского происхождения.

– А правомерно предположение, что они могли быть завербованы еще до того, как познакомились с Трампом?

– Исключать этого нельзя. Я не знаю, но исключать нельзя.

Ельцин в свое время хотел меня сделать начальником ГБ, но он правильно рассуждал: «Я боюсь, что мы таким образом не сделаем КГБ лучше. И мы расколем ГБ

– Хорошо, и вот этот человек, на которого есть компромат, про которого известно, что он был в России, связывался с девушками, становится кандидатом – пока еще кандидатом в президенты от Республиканской партии. Что, по-вашему, в связи с этим должно было происходить в этот момент в Москве, на Лубянке?

– В Москве как раз не возражали бы. Напротив… Им Хиллари не нужна была, это точно. А ее противник, республиканец на месте президента – это было вполне подходяще.

– Предположение, что Москва Трампу помогала во время предвыборной кампании правильное?

– Это можно предположить, но я не располагаю конкретной информацией. Но допускаю.

– А можно предположить, что Москва смотрела на все это со стороны, зная про Трампа, зная, что на него есть компромат, и ничего не делала?

– Наверное… Пусть избирают, а потом будет виднее, после избрания.

– То есть вы предполагаете, что Москва не влияла на выборы Трампа?

– Я думаю, что она не влияла с точки зрения каких-то специфических действий, но сам кандидат в президенты осознавал, что Москва может повлиять, потому что от Москвы можно чего угодно ожидать в любое время. Может быть полоний, может быть еще что-нибудь…

– То есть это был молчаливый союз или какие-то действия все-таки совершались?

– Я этого не знаю. Я допускаю, что могли быть какие-то действия, но я не знаю об этом. Но тот факт, что нынешний президент дружелюбно относится к российскому лидеру – это один из показателей, по-моему, заставляющий думать: «А чего это они так дружелюбны?»

– Нас как раз на днях немного удивили, по крайней мере меня, выводами расследования Мюллера о том, что сговора между кампанией Трампа и российским правительством не нашли. Что вы думаете об этом?

– Они не обязательно должны были что-то найти – ГБ всегда в этом смысле отличалась.

– А что они искали и что могли найти?

– Возможно, какие-то материалы. Ведь были же разные перебежчики из Советского Союза и люди, которые с документами уходили. Как Литвиненко. Я его, кстати, когда он жил в Лондоне и начал рассказывать про Путина – он с Путиным был знаком – я ему позвонил и сказал: «Саша, ты зря такие вещи в прессу даешь, у тебя могут быть неприятности». И через полгода его не стало. Это, увы, факт. Вот он как раз трепался о том, о чем не надо было трепаться, и получил полоний. Он был не единственный, но, поскольку он жил все-таки в Лондоне, история прошла очень громко…

– А если Майкл Флинн, американский генерал, ездит в Москву, там встречается, в том числе с Путиным… Это октябрь – ноябрь – декабрь 2015 года. Если потом он получает деньги за официальное сотрудничество от каких-то российских структур, в том числе от российского телевидения, от Russia Today… Если потом он становится советником по национальной безопасности американского правительства, если до этого он встречается с Кисляком и пытается установить канал независимой связи, о чем все это вам говорит?

– В данном случае, конечно, можно по-разному толковать. Но обычно такую связь через послов не устанавливают. Хотя, с другой стороны, Кисляк – он человек, очевидно, проверенный. Такая организация. Послы ведь так просто не назначаются. Флинн, видимо, рассчитывал на что-то.

Я, кстати, когда работал в Вашингтоне, мой посольский начальник был Анатолий Добрынин. Он был прекрасный человек, очень толковый, я бы сказал образцово-показательный. Его Андрей Громыко даже, тогдашний министр, немного побаивался, потому что у него была реальная возможность стать министром. Поэтому его держали в США все время. Он проработал послом чуть ли не 15 лет. Я его знал. У меня были с ним очень хорошие личные отношения.

Я был тогда руководителем вашингтонского нашего бюро, «исполняющий обязанности» руководителя, вернее. Почему «обязанности исполнял», а не руководителем был – потому что такой был журналист Андерсон, и еще журналист Дрю Пирсон. И когда моя активность, видимо, была уже слишком для американских спецслужб неприемлема, Джек Андерсон вместе с Дрю Пирсоном – колонка у них была тогда – написали: «А вот Калугин, который якобы является пресс-атташе советского посольства, а на самом деле из ГБ, в то время как его жена готовит ему обед, совращает американских девушек, чтобы их пристроить в Госдепартамент». Такая была публикация. (Смеется). Но в Москве это восприняли спокойно. Они просто побоялись, что меня после этого из США выставят, но меня не выставили. Все было в порядке. Сказали: «Немного сократи, чуть-чуть, свою активность, но не беспокойся».


Калугин: Я, кстати, когда сам работал, американцев вербовал, которые в то время не имели ни к чему доступ, но со временем они могли его получить. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com


– Кстати, про «совращает девушек»… Мне уже после того, как я опубликовал статью про Дмитрия Саймса, позвонила одна моя знакомая, пожилая женщина, и сказала: «А я знаю, как Саймс отстраивал отношения в Вашингтоне – он поставлял девушек американским политикам».

– Да, я слышал такой вариант.

– Такое возможно?

– Почему нет. Все может быть.

– Вы ничего об этом не знаете?

– Нет, я об этом не помню. Саймс, когда я был с ним знаком, он меня как-то побаивался. То есть не по-американски себя вел.

– Вы с ним знакомы были после 1991 года?

– Да-да…

– То есть тогда, когда он уже знал, что вы из КГБ «ушли»?

– Он от меня отходил в сторону – «предатель, зачем общаться».

– Сейчас он в Москве ведет программу вместе с Вячеславом Никоновым.

– Вы знаете, что Никонов – это внук Молотова…

– Знаю, что внук Молотова и сын партсекретаря КГБ.

– Да, совершенно верно.

– Он был представителем Ельцина в КГБ после 1991 года.

– Да-да. Кстати, Ельцин в свое время хотел меня сделать начальником ГБ, когда он президентом был, но он правильно рассуждал: «Я боюсь, что мы таким образом не сделаем КГБ лучше, потому что я знаю точно, что там, условно говоря, половина сотрудников Олега уважает, восхищается, а другая половина терпеть не может, считает предателем. И мы расколем ГБ». Ельцин правильно сказал.

– Я не думаю, что он рассуждал правильно. Мы в результате получили то, что имеем.

– Да, но это уже другое дело. Ельцин был человеком слишком доверчивым. Но, между прочим – это то, что вычеркнуто из всех его мемуаров – Ельцин, когда он был уже на пенсии, с ним было интервью, по-моему, в «Аргументах и фактах», в хорошем таком либеральном российском издании. У Ельцина интервьюирующий товарищ среди многих вопросов спросил: «А вот, оглядываясь назад на свою жизнь, какие вы совершили ошибки, из-за которых вы особенно чувствуете себя неудобно, чувствуете стыд?» Ельцин сказал: «Я столько ошибок в своей жизни сделал, что вспоминать не хочу». «Ну, хотя бы парочку назовите». И он назвал: «Это война в Чечне и выборы моего преемника».

– Хорошо, что он это хотя бы перед смертью понимал…

– Он, к сожалению, «страдал» – много слишком брал на борт…

– В смысле алкоголизма?

– Да. Он был честный мужик, но вот эта проблема, она его и свела ни к чему. Между прочим, я слушаю иногда русские программы. У меня телевидение есть российское, несколько каналов. Владимир Соловьев 27 марта, по-моему, сказал, что Ельцин – это предатель. У меня записано. Я прямо с экрана записал. Я не ожидал такого: Соловьев, ведущий нынешних российских телеканалов…

– Наверное, это было согласовано?

– Разумеется, он сам не мог этого брякнуть. И я почему-то подумал, что, видимо, до нынешнего российского руководства дошли высказывания Ельцина, что его главные две ошибки «это война в Чечне и выбор моего преемника» – это были слова Ельцина.

– Был такой дипломат – Евгений Николаевич Макеев. Он работал в свое время в Нью-Йорке с 1971-го по 1980 год, и на довольно высокой должности. Я знаю, что это нетипично долгий срок – девять лет.

– Да, это не типично для МИДовских.

– Совершенно верно. В какой-то момент он был чуть ли ни заместителем генсека ООН. Но у меня вопрос вот какой: я знаю, что дипломаты жили в специальном комплексе для дипломатов.

– Да.

– А он жил в отдельном, достаточно фешенебельном небоскребе…

– Да, это тоже показательно.

– Близко от Миссии, впрочем, примерно два блока. И в этом же здании в те же годы жил Трамп.

– Я где-то это читал.

– Это совпадение?

– Я точно не знаю. Это может быть и совпадение.

– А это может быть не совпадение?

– Может быть и нет. Я просто не знаю, но допускаю и тот и другой вариант.

– А может оказаться, что уже с 1970-х годов, хотя Трамп еще…

– Не представлял никакой политической силы…

– А, тем не менее, уже его вели?

– Это вполне возможно. Я, кстати, когда сам работал, американцев вербовал, которые в то время не имели ни к чему доступ, но со временем могли его получить.

– Это совпадает с периодом, когда он знакомится со своей первой женой, то есть это как раз 1970-е годы.

– Вполне возможно. Я точно не могу сказать, потому что не знаю. Но это возможно, потому что я, когда работал последние годы в КГБ, руководил операциями международного характера, во всем мире. Например, у меня – то есть не у меня, а в ГБ, где я был начальником – был один из руководителей австралийской разведки. Австралия далеко. Но Австралия – член союза: США, Великобритания, Новая Зеландия, Австралия… Он имел доступ к таким документам, от которых обалдеть можно было – к английским документам. Он нам передавал их. Я лично с ним ездил в Австралию встречаться.

За мной всегда был Андропов – председатель КГБ. Я был приближенным человеком, причем не с точки зрения своего формального положения. Просто он мне доверял. Крючков тогда был начальником разведки. И он меня за это возненавидел

– Если, допустим, есть какой-то компромат на Трампа…

– Да, вполне возможно.

– Чего боится такой человек? Чего боится Трамп? Он боится публикации сообщений о том, что он в 1970-е годы девушек водил в гостиницы?

– Я думаю, что любой здравомыслящий человек, заботящийся о своей карьере и личной семейной жизни, не хотел бы такого рода публикаций, где бы то ни было и когда бы то ни было.

– И этого достаточно для того, чтобы так подчеркнуто внешне проявлять любовь и уважение к Путину?

– Да. Я думаю, это одна из причин его особого дружелюбия к некоторым российским руководителям.

– Вы считаете, это достаточная причина или, может быть, есть что-то еще?

– Возможно, есть и еще что-то. Но это одна из серьезных причин. Я, кстати, когда работал в этой организации, у меня был свой подход к такого рода проблемам. Если б меня застали где-то в постели с девушкой и пытались бы вербовать, я бы сказал этому вербующему: «Слушай, какие интересные фотографии, ты можешь мне сделать копии, я приятелям подарю?» Эта реакция сразу обезоруживает, понимаете? То есть ты показываешь, что тебе в общем все равно. Я бы так и сделал, это не шутка.


Калугин: Я этого человека «вербанул», и он мне принес совсекретные материалы и образцы твердого топлива. Тогда еще в СССР только шли его разработки. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com


– А если происходит вербовка иностранца?

– У меня тогда было другое положение: за мной всегда был Андропов – председатель КГБ. Я был приближенным человеком, причем не с точки зрения своего формального положения. Просто он мне доверял. Крючков тогда был начальником разведки. И он меня за это возненавидел, потому что Андропов по прямой линии звонил мне: «Олег, зайди!». Я иду, а Крючков думает: «Что он там делает? Почему? Я же начальник разведки!» А Андропов мне: «Давай, Олег, давай, выпей, расскажи, что делается». И я в таком дружелюбном хорошем плане, конечно, не мог ему ничего врать, и рассказывал ему все, как я считал, было.

– А что такое «завербованный иностранный гражданин»? Чем отличается завербованный иностранец от незавербованного?

– Завербованный иностранец или любой человек – это тот, кто выполняет указания или просьбы завербовавшего его агента.

– Как происходит вербовка? Это что-то формальное? Это подписанная бумажка? Это под честное слово?

– Это может быть бумажка, но не обязательно. Иногда это не нужно. Вот я, например, вербовал нескольких американцев. Я никогда не требовал от них какого-то формального заявления, что «я на вас буду работать». Например, первый человек, которого я завербовал – это было, может быть, случайно. Я еще тогда был студентом Колумбийского университета. Это был 1958 год, уже Хрущев выступил в 1956-м со своим разоблачением «сталинских преступлений».

В 1958 году я иду по территории Колумбийского университета, вдруг ко мне подходит какой-то мужик и говорит: «Я вас видел на телевидении». Я говорю: «Ну и что?» «Ваш Хрущев – сволочь, предатель». Со своей стороны, советского гражданина, я мог ему сказать: «Пошел отсюда вон». Но я ему говорю: «Слушай, что стоять на улице, пойдем в пивную, поговорим!» Пошли в пивную, поговорили. В общем, через месяц оказывается, что он имел доступ к совсекретным материалам, причем тогда это было твердое топливо для ракет. Тогда в России это было только в стадии разработки, и я получил образец и документы, как это делать. Это был тот человек, который сказал, что «Хрущев ваш – сволочь, предатель» и прочее.

– Вы считали, что завербовали его, потому что он вам что-то передавал?

– Он просто мне рассказал о себе. Я сразу же написал в Москву, что такой-то человек работает в таком-то месте и может оказаться очень интересным. Из Москвы пришел ответ: «Олег, ты молодой еще, неопытный. Это ФБР, это подставное лицо. Ты попался. Тебя схватят». Я ответил: «Вы знаете, я думаю, что ФБР не знает так хорошо тонкостей и нюансов советской идеологии. Он слишком хорошо разбирается в советских делах. Так что этого не может быть». И был прав, потому что это сейчас от ЦРУ можно такого ожидать, но не от ФБР. Тогда Гувер был руководителем. У него народ был «tough», но и они много чего не знали. Снова написали в Москву. В Москве сказали: «Очень подозрительно. Но, с другой стороны, учитывая потенциальную важность материалов, разрешаем встретиться».

Я пошел встречаться с ним, как договорились, с этим парнем, и тут стоит – я издалека его узнал – сотрудник посольства, представительства в Нью-Йорке. Он стоял на всякий случай, как я уже потом выяснил, если вдруг ФБР решило бы меня арестовать. Он бы мог броситься на них со словами: «Как вы смеете? Будет скандал, я доложу!» То есть это было запрограммировано уже. Я сам-то даже не осознавал этого, и вдруг я его заметил. Думаю: «Что такое?» Так вот, я этого человека «вербанул», и он мне принес совсекретные материалы и образцы твердого топлива. Тогда еще в СССР только шли его разработки.

– Он понимал, что совершает преступление?

– Да. При этом он назвал Хрущева предателем. Я с чего и пошел с ним: если Хрущев предатель, то надо подумать, а что он имеет в виду. Так вот оказалось, что он за старую советскую систему…

– То есть он был сталинистом.

– Совершенно верно, он был сталинистом. Причем американец был с допуском, со всем прочим. Кстати, когда много лет спустя (я уже в Москве был) кто-то из наших бежавших сотрудников, кто знал об этой истории – не детально, но имел доступ к этому агенту – здесь, в США, к нему «сделали подход». Но он вовремя сумел смотаться в Европу – улетел на следующий день, а из Европы уже пришел к нашим и «ушел» в Советский Союз. Я его, помню, принимал уже в СССР, но тогда уже Крючков был начальником разведки. Он страшно человек подозрительный был, и он посчитал, что это двойник, что он специально сбежал, якобы его там обижают, а на самом деле он и сейчас работает на американцев.

И вот его под предлогом, что у него была валюта – а тогда валюту нельзя было менять, это было преступление, а он какие-то доллары продавал – его за это посадили в тюрягу. Это было просто формальное основание. Когда начали рассматривать это дело, Андропов меня вызвал: «Олег, это ведь твой человек». Я говорю: «Да. Я думаю, что это какая-то серьезная ошибка». «Ну, ты пойди с ним поговори, может быть он тебе сейчас признается».


Калугин: Крючков поэтому меня и ненавидел – он считал меня конкурентом, считал, что его куда-то пошлют, а я стану начальником разведки. Такая ситуация была возможна. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com


Это был редкий случай в моей жизни. Я прихожу много лет спустя в тюрьму в Лефортово к нему на встречу. Он меня увидел, руки поднял. Я подошел: «Здравствуй, здравствуй, дорогой, ты что же тут наделал-то, зачем же ты занимался валютными операциями?» И он просто стал рыдать, буквально. Я его стал обнимать… Он говорит: «Меня считают агентом ФБР или ЦРУ». Я говорю: «Я тебе помогу». Я пошел к Андропову на следующий день, говорю: «Юрий Владимирович, тут серьезная ошибка. Поверьте, человек бы не стал ради каких-то там долларов…» Тем более, он не за деньги работал на нас. И вот тогда Андропов сказал: «Олег, ты молодой, неопытный…» А это Крючкова была идея, потому что Крючков хотел доказать, что я был завербован через этого мужика. Как обычно, этакая штука…

– Чем закончилось?

– В общем, выпустили его из тюрьмы. И я его помню уже, когда я был свободным человеком, кандидатом в депутаты Верховного Совета. Я был депутатом, я его встретил случайно где-то на московской улице, году в 1989-м. Я говорю: «О, привет, слушай, ты жив, здоров!» Он: «Да». Я говорю: «Слушай, тебя посадили, надо эту систему менять. Ты понимаешь, что советская система требует очень серьезных радикальных реформ?» А он мне сказал: «Слушай, Олег, ты меня извини… Я уже отсидел, я не хочу принимать участие ни в каких реформах, спасибо». Я его обнял… С тех пор я его не видел. Вот такая ситуация была. Человек просидел пять лет за то, что его заподозрили…

– То есть он пять лет в тюрьме просидел?

– Он сидел несколько лет. Я ж говорю, что я когда об этом узнал, я с Андроповым об этом говорил… Он ко мне очень хорошо относился.

– Но, видимо, не настолько хорошо, чтобы доверять.

– Крючков поэтому меня и ненавидел – он считал меня конкурентом, считал, что его куда-то пошлют, а я стану начальником разведки. Такая ситуация была возможна. Андропов звонил за спиной Крючкова и говорил мне: «Олег, зайди, расскажи, как дела…», а Крючков – мой начальник и не знает, почему вдруг меня приглашают.

– Он вызывал вас к себе после этого, Крючков?

– Нет. Но он мне как-то сказал: «Ты вот ходишь, а мне ничего не рассказываешь». А я говорю: «Вы же меня ни о чем не спрашиваете, вы меня спросите, я вам все расскажу».

– Но он не спрашивал?

Нет. Он просто меня возненавидел. Вот тогда у него эта идея возникла, что я был завербован, еще когда был студентом, и с тех пор работал на американцев. В общем, у Крючкова была такая проблема. Поэтому он и кончил плохо.

То, что сотни, если не тысячи, американцев пользовались услугами российских девушек, уличных девочек, было известно. И, конечно, советские службы, и российские, могли этих девушек использовать целенаправленно

– Олег Данилович, Трамп в поле зрения российских спецслужб был?

– Был.

– Был на протяжении какого-то времени в поле зрения российских спецслужб.

– Как и все американцы, иностранцы.

– Если есть задача его завербовать, как эта вербовка происходит? К нему кто-то приходит и вербует?

– Обычно это люди, которые имеют возможность не формально как-то с ним встретиться, а где-то в частной обстановке. Для этого находят пути. В частной обстановке могут сказать что-то или напомнить.

– Как ему об этом напоминают: «Господин Трамп, у нас есть компромат»?

– Нет, так не говорят, это слишком грубо… Надо сказать: «Мы с вами так давно не общались, о вас хорошо помнят». В общем, сделать намек, что на него есть материалы – он это понимает. Прямой попытки человека шантажировать – я никогда этим не пользовался.

– Трамп в тот момент – всего лишь богатый человек. Чем он интересен?

– Богатый человек… У меня, например, был один человек, который стал моим другом – он умер неделю назад в возрасте 98 лет. У меня его фотография висит, он вместе с бывшим директором ЦРУ Колби. Он был миллиардером. Он мне как-то сказал: «Олег, я сделаю для тебя все, что ты хочешь». Ему деньги не нужны были, просто симпатия.

– Из дружеских побуждений?

– Да, чисто дружеские отношения. Кстати, мне сказал мой еще один товарищ (сейчас уже могу сказать об этом – я не уверен, что говорил об этом публично), один из, так скажем, сотрудников ФБР, который занимался советскими делами, что, Олег, если бы я тебя знал раньше, я бы работал на тебя. Я у него был на похоронах, когда его хоронили…

– Он имел в виду, что он стал бы советским шпионом?

– Думаю, что да. Из чисто дружеских симпатий. А насчет шантажа – я лично никого никогда не шантажировал.

– Хорошо, допустим, никто Трампа не шантажировал.

– Могли… Но в данной ситуации вряд ли… Могли просто напомнить. И это сразу у человека вызывает чувство настороженности и желание как-то разрешить эту проблему мирным путем, не дожидаясь скандала.

– Но что от него могут хотеть? Он всего лишь богатый человек в те годы. Занимается недвижимостью…

– Богатый человек – это инвестиции в российскую экономику или в советскую, причем не напрямую, а через какую-то подставную организацию, которую КГБ может создать искусственно, либо уже существующую организацию такого рода.

– Так это с него хотят деньги получить или ему пытаются заплатить?

– Ему заплатить деньги, если надо. Но от него главное – информация нужна, не деньги. Деньги у России всегда были.

– А какого рода информацию может дать бизнесмен Трамп?

– Он имел выходы на каких-то чиновников. Возможно, он представлял себе реальную ситуацию экономическую в стране лучше, чем, скажем, другие.

– То есть он мог быть источником информации.

– Да, источником информации.

– Не обязательно секретной?

– Да. У меня был такой один, доктор политических наук. Он был старше меня лет на 15, наверное. Он был одинокий человек – у него ни женщин не было, ни друзей. Я, когда с ним случайно познакомился, почувствовал, что он очень грамотный, знает много. Я решил с ним подружиться и решить его проблемы. И вот когда мы пару раз встретились, он мне сказал: «Олег, слушай, ты для меня просто открытие в моей жизни. Я для тебя сделаю все, что хочешь». Я сказал: «Ты мне пришли анализ ситуации. Я буду тебе очень благодарен, потому что меня в Москве оценят за это, и тебе приятно будет». Он: «Олег, для тебя сделаю».


Калугин: Еще есть такое простое слово – шантаж. Но я уже говорил, что, например, на меня бы шантаж никогда не подействовал, но это зависит и от характера, и от подготовки. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com


– И что это было?

– Это был его анализ, основанный на знании материала по данной тематике.

– Было указано, что этот анализ сделал такой-то?

– Нет, этого никогда не пишут, никогда не подписываются.

– То есть это был документ анонимный?

– Совершенно верно. Тогда это было для меня открытие, что он стал сотрудничать.

– Мы можем предположить, например, что если от Трампа ожидалась какая-то информация, то его тоже просили писать?

– Может быть, хотя и не обязательно. Можно ведь документы передать.

– Если есть человек типа Трампа, который сообщает информацию, то есть и какой-то постоянный человек из КГБ в США, с которым он постоянно общается и которого ради этого держат в Америке?

– Да, может и так быть, да, конечно.

– А возможно, что Макеева держали в Америке, потому что Трамп жил с ним в одном здании?

– Этого нельзя исключать, но утверждать тоже так нельзя голословно. Нельзя исключать, потому что разведка – это такое дело сложное. Тут всякие бывают нюансы.

– Если у вас есть завербованные вами люди в Америке, они общаются только с вами или на самом деле вы их передаете кому угодно?

– Они общаются только со мной на каком-то этапе, а потом, когда я уезжаю, когда совсем уже все закончилось либо отпуск на месяц-полтора…

– Отпуск – месяц-полтора – они могут подождать?

– У нас был человек, он работал в Национальном агентстве безопасности в свое время… Я тогда работал замрезидента в Вашингтоне, исполняющим обязанности резидента. Так вот, он работал вне зависимости ни от чего. Во-первых, есть такая форма общения, как тайники: закладываете в определенном месте. Я в этом деле очень преуспел. Я одного мужика только один раз в жизни встречал, но документы от него получал очень ценные, когда здесь работал. Он оставлял их в парке, позади камня. Он мне нарисовал это место. Я проверил, узнал. А я ему под камень клал деньги, тысячу или сколько там долларов, в зависимости от обстановки.

– Таким образом, если человек завербован, его ведет один человек?

– Да. Кстати, в этом смысле в ГБ всегда была очень жесткая дисциплина сохранения источников информации.

– И сколько лет он может вести этого человека и из-за этого сидеть в Америке?

– Я рассказывал вам про одного, которого я вел несколько лет, а потом его заложил один из наших перебежчиков, причем он не знал ни фамилии, ни имени, но он сообщил содержание информации, которую тот передавал, и на него вышли – стали проверять, посмотрели: что-то денег у него много, болтается по всему свету… Он тогда уехал в Москву. Его тут же посадили, потому что Крючков считал, что он двойной агент. То есть тут судьбы человеческие в этом плане, в разведке, очень находятся в подвешенном состоянии. Мне повезло, что Андропов мне верил, а если бы этого не было, то Крючков бы меня в тюрьму посадил или устроили бы какую-нибудь автомобильную аварию, как это бывало. Вот такая ситуация была.

– И какое у вас сейчас, после этих двух лет, впечатление от Трампа?

– Он пытается, и даже это очевидно, найти общий язык с Путиным. Это ясно.

– У вас есть какие-то свои объяснения этому?

– У меня есть один из вариантов, который я упомянул: когда он был в Москве в свое время, то мог оставить след, и, соответственно, этим воспользовались. Потому что его дружелюбие к нынешнему российскому руководству несколько необычное, я бы сказал так, для американского руководителя. Несколько необычное, слишком сердечно теплое.

– Хорошо, можно предположить, и, собственно, эти предположения делались неоднократно, что есть компромат на Трампа.

– То, что на него был компромат, – это я точно знаю. Но использовался ли он – это мне неизвестно.

– А есть что-то в действиях Трампа, что указывает не просто на компромат, а на вербовку?

– Его дружелюбное отношение к нынешнему российскому руководству, конечно, вызывает вопросы.

– На ваш взгляд, как человека, работавшего в КГБ всю жизнь, это поведение человека, который знает, что на него есть компромат на уровне девочек, с которыми он переспал, или это поведение человека, являющегося завербованным агентом?

– Это может быть и то и другое. Он, может быть, не завербован, просто боится. И это используется как повод, как фактор. Если это было, если попытка такая была, то это было давно. В свое время были для того основания.

– Для вербовки?

– Для подхода с вербовочными предложениями. Еще есть такое простое слово – шантаж. Но я уже говорил, что, например, на меня бы шантаж никогда не подействовал, но это зависит и от характера, и от подготовки.

– Люди, которые располагают информацией о «Трампе в Москве», это какого уровня люди?

– Это очень высокого уровня люди. Потому что это было давно, и такие документы в специальных архивах, к которым нет доступа любого работника, который хочет узнать что-то. Я вспоминаю эпизод из своей собственной жизни, когда меня перевели на работу из Москвы в Ленинград, причем в Москве я занимал высокую позицию, с прямым доступом к Андропову.

Мне он так сказал: «Слушай, Олег, ты знаешь, ты прекрасный работник, но ты жил все время за границей, ты не знаешь собственной страны. Поезжай в Ленинград, будешь там вторым человеком, узнаешь нашу родину. Вернешься, я тебе обещаю, через пару лет, не больше». Но Андропов умер через два года, а я там просидел семь лет. Но я был первым замом начальника Ленинградского управления КГБ.

Для меня это было очень полезно, потому что я узнал реальный социализм в его полном исполнении в Ленинграде, общаясь с нашими: советской интеллигенцией, на разных уровнях, с рабочим классом – ну, не совсем рабочим… Как раз ленинградский опыт привел меня к выводу о том, что в Советском Союзе надо менять систему – она не пригодна. Перемены во мне не от Америки произошли, а от познания собственной страны, так как я имел доступ ко всем людям, к материалам Ленинграда, ко многим вещам.

– Было предпринято несколько попыток: одна через Флинна и Кушнера, когда они говорили с Кисляком в посольстве России, и затем уже позже, когда Трамп стал президентом – несколько откровенных попыток самого Трампа поговорить с Путиным один на один, без участия американской стороны, о чем это вам говорит? В Финляндии в первый раз была сделана такая попытка, затем во Вьетнаме…

– Да, потом уже пошло…

– О чем им нужно поговорить с Путиным один на один?

– Установить такие отношения, чтобы он не чувствовал себя потенциальной жертвой какого-нибудь шантажа. В силу того, что он когда-то…

– Трамп?

– Да.

– Трамп должен что-то Путину прошептать и договориться о чем?

– Конечно, это имело значение. О том, что «мы будем вести себя по-товарищески, при всех различиях в наших системах и прочее, взглядах, но мы останемся такими верными друзьями в плане личном». И в данном случае Путин себя повел очень правильно.

– То есть вы считаете, что попытки поговорить один на одни могут быть связаны с наличием компромата на Трампа?

– Не обязательно. Это могут быть и другие причины: просто познать человека в реальном виде, а не то, что тебе докладывают.

– Но для этого он может с Путиным встретиться в присутствии американского переводчика и госсекретаря.

– Да, я понимаю. Очевидно, есть какие-то для этого причины у него. Но какие – можно только гадать.

– И что же нам гадать?

– А гадать – что это связано с его пребыванием в Москве когда-то. Я лично так считаю. Что это связано с его московским опытом. Но это я высказываю свое мнение.


Калугин: С американцами я более аккуратен… Я имею в виду «аккуратен» – в смысле сдержан. Фото: Феликс Розенштейн / Gordonua.com


– Хорошо. Вот мы смотрим на Трампа уже два года. Ваше мнение: он агент или не агент?

– Я не знаю, я не могу этого сказать. Но то, что он оставил след в документах ГБ того времени – это несомненно. В этом я не сомневаюсь.

– А вы помните, что это было? Это докладная записка на одной странице, это толстый том?

– Есть такое 7-е управление КГБ, в СССР было. Это то, которое ведет физическую слежку, потом они пишут отчеты о том, с кем он там общался, куда он там заходил. А уже оперативные работники анализируют, с учетом имеющихся материалов, что бы это могло значить, была ли это случайность или в этом какой-то есть смысл.

То, что сотни, если не тысячи, американцев пользовались услугами российских девушек, уличных девочек, было известно. И, конечно, советские службы и российские, которые знакомы с этой ситуацией, они могли этих девушек использовать целенаправленно, чтобы они зарабатывали, как они это делают, но еще зарабатывали дополнительно. Плюс их не арестуют за проституцию на улице.

– Вам кто-нибудь звонил из американских журналистов с вопросами про Трампа?

– Мы разговаривали, но я обычно никогда не углублялся… Это я с вами так, Юрий. Нет, с американцами я более аккуратен… Я имею в виду «аккуратен» – в смысле сдержан.

– Не то, что вас все мучили вопросами про Трампа?

– Иногда пытались, но я находил способы уйти от ответа. Это с вами я говорю так… Вот такая жизнь. Ну что, по рюмочке?

– С удовольствием. Большое спасибо.


Комментарий бывшего подполковника КГБ Владимира Попова

Непростой вы мне вопрос задали. Непростой, потому что эта тема, если угодно – лекция о том, как работают спецслужбы любой страны. Возможно, вас удивит, но мне Калугин в интервью не показался противоречивым. Наоборот, в нем он предстает как типичный сотрудник спецслужб, к тому же с длительным опытом работы в разведке. Для людей этого толка порой важнее промолчать или говорить опосредованно, с тем чтобы, как говорили в КГБ, не прихватили за язык. В силу этого опыта он и отвечал вам эзоповым языком. Он же не случайно (как правило, зачастую самое главное произносится в конце беседы или письма) вам подчеркнул, что с американцами он еще более сдержан. Уверен, что он сказал истинную правду.

Теперь бегло о том, как вербуют спецслужбы, и затем о волнующем вас вопросе о Трампе.

Ни одна вербовка не похожа на другую. Всегда разные мотивы являются побудительными в части выражения согласия на работу на спецслужбу, в особенности на разведку другой страны. И действительно, очень важен психологический контакт сотрудника спецслужбы с потенциально вербуемым, независимо от того, являются они гражданами одной страны или представителями разных государств.

Дает ли вербуемый при акте вербовки подписку (терминология КГБ) о сотрудничестве или нет – зависит от обстоятельств вербовки предшествующих. Как правило, письменное подтверждение о согласии требовалось при вербовке на основе компрометирующих материалов. Делается это как бы про запас, на случай отказа в дальнейшем от сотрудничества, как еще один элемент шантажа с возможной компрометацией.

О Трампе. Как я уже писал вам ранее, любой нерядовой иностранец, въезжавший на территорию СССР и нынешней России, оказывался и оказывается в поле зрения советско-российских спецслужб. Изучение начинается с момента обращения за визой в консульский отдел посольства. Именно поэтому должности вице-консулов, а нередко и консулов, занимают сотрудники внешней разведки. C момента обращения за визой иностранного гражданина первоначально проверяется наличие информации в отношении него в соответствующей резидентуре разведки, после чего следует запрос в штаб-квартиру о наличии материалов в отношении этого лица и рекомендации о взятии его в изучение при наличии сведений о нем, что он занимает определенное положение в обществе (политик, бизнесмен, журналист и так далее).

В отношении Трампа лично я могу с полной уверенностью заявить, что во время его визитов в СССР и затем в Россию он интенсивно изучался тамошними спецслужбами. Подобное изучение не велось сразу же с перспективой последующей вербовки. Для спецслужб важно выяснить психологический портрет человека, его политическую ориентацию, отношение к своей стране и стране, в которую он прибыл с какой-то целью. И уже накопив обстоятельный оперативный материал (а это целый комплекс мероприятий: наружка, слуховой и видеоконтроль за местами проживания, агентурное изучение, включая «медовые ловушки»), на основе его анализа принимается решение о переводе изучения в вербовочную разработку с созданием условий для нее (возможно, через компромат или же через добровольное согласие), или же все заканчивается обработкой иностранца в выгодном для страны, спецслужбы которой вели его изучение, свете, для придания позитивного образа этой страны у него на родине.

Как я писал ранее, высока вероятность того, что Трампа в СССР или же в России вербовали, так как во время его визитов туда вел он себя неосмотрительно вольно. Однако однозначный ответ на этот вопрос можно получить, только имея доступ к его досье, которое, вне всякого сомнения, есть на него у российских спецслужб.

Стремление оказаться с Путиным наедине, возможно, объясняется желанием Трампа сказать своему визави, что его антироссийская позиция является для него условием выживания на посту президента США.

Изменник Родины не отказывается от российского гражданства. – Интервью и бэкграунд Олега Калугина – Новости – Научно-образовательный портал IQ – Национальный исследовательский университет «Высшая школа экономики»

Впервые в истории бывший генерал-майор Комитета государственной безопасности СССР, кавалер 22 наград, обладатель нагрудного знака «Почетный чекист СССР», присягнул на верность США. Речь идет об Олеге Калугине, который год назад был осужден Мосгорсудом на 15 лет лишения свободы за измену Родине. Перед тем как стать американским гражданином, он прошел тест на знание истории США и сдал отпечатки пальцев. Но, как заявил Калугин в интервью ГАЗЕТЕ, отказываться от российского гражданства, он не собирается.



— Когда вы подали документы на получение американского гражданства?
— Еще в апреле 2003 года. Сдал в управление иммиграции и натурализации анкету, отпечатки пальцев. Затем меня пригласили на собеседование для уточнения данных анкеты. Спрашивали, был ли я членом КПСС, имею ли уголовное прошлое. Я честно признался, что в партии состоял, а в России меня приговорили к 15 годам. Никаких дополнительных вопросов по этому поводу мне задавать не стали.

— Что было потом?
— После этого был тест на знание истории США. С этим у меня, слава богу, все в порядке, так что на десять вопросов я ответил без ошибок. Последний экзамен заключался в написании предложения на английском языке.

— Как проходила церемония принятия присяги?
— В минувший понедельник меня пригласили в отделении Службы иммиграции и натурализации в Балтиморе. Вся процедура заняла минут десять. Подняв руку, я вслед за судьей зачитал текст присяги, и после этого мне выдали сертификат, где написано, что я являюсь гражданином США. Также вручили поздравительное письмо от имени президента Буша.

— Помимо американского президента с получением гражданства США вас кто-то уже поздравил?
— Первым был мой 21-летний внук, который находился в зале вместе со мной. Потом посыпались поздравления от дочери, друзей, знакомых.

— А из России кто-то звонил?
— Нет, из России пока никто не поздравлял. Но наверняка будут. Ведь там об этом узнали, судя по вашему звонку, только сейчас.

— От российского гражданства отказываться не собираетесь?
— Нет. Во-первых, в США признают факт двойного гражданства, кроме того, я надеюсь, что когда-нибудь смогу приехать в Россию. Пока такой возможности у меня, к сожалению, нет.

Карьерный чекист
Олег Калугин стал сотрудником КГБ СССР в 1958 году, в 24-летнем возрасте, совмещая службу с учебой на пятом курсе филологического факультета ЛГУ. Госбезопасность завербовала его для того, чтобы в 1959-м отправить на стажировку в Колумбийский университет в рамках первой программы студенческого обмена между СССР и США. Эта программа стала одной из ярких примет “оттепели” — американцы прислали в Москву и Ленинград студентов, а чекисты отправили в Вашингтон хорошо подготовленных студентов в штатском. С такой стартовой позиции Калугину лежала прямая дорога: в явной жизни — к должности радиокорреспондента в Нью-Йорке, а затем в первые секретари советского посольства; в тайной — к погонам старшего офицера. Из Вашингтона его перевели в управление “К” Первого главка КГБ (контрразведка при внешней разведке). На новом месте службы Калугин первым делом “свалил” секретаря парткома управления Николая Штыкова, который имел неосторожность высказать сомнение в том, так ли уж необходимо доскональное изучение и конспектирование трудов Брежнева. Калугин добился снятия Штыкова с должности и перевода в другой главк, расчистив себе дорогу к посту главы управления “К” и генеральскому чину. Но, несмотря на существенное карьерное продвижение, Калугин в огромном аппарате КГБ оставался одним из многих.

Ордена и погоны: из рук в руки
Заметной фигурой генерал стал в эпоху горбачевской перестройки, когда главой госбезопасности сделался Вадим Бакатин, автор книги “Избавление от КГБ”, декларировавший сотрудничество спецслужб и отказ от стереотипов “холодной войны”. Калугин повел двойную игру: с одной стороны, он начал открыто претендовать на один из высших постов в КГБ, с другой — снискал себе славу разоблачителя методов ведения тайной войны, борца за истинную демократию. В 1989 году Калугину было предложено уйти в отставку, в 1990-м указом президента СССР за действия, порочащие честь и достоинство сотрудника органов госбезопасности, он был лишен госнаград. Год спустя Михаил Горбачев вернул генералу ордена, медали и почетные знаки. Окончательное лишение воинского звания и наград состоялось в июне 2002 года решением суда, признавшего Калугина виновным в госизмене и вынесшего постановление о том, что прошлая и настоящая деятельность Калугина нанесла и продолжает наносить вред национальной безопасности России, так как он выдал США сведения, составляющие государственную тайну. Но к тому времени Калугина в России уже не было — приговор был вынесен заочно.

Как сдавать своих
Отставной генерал-майор начал выступать с обличениями и разоблачениями в 1990 году, став народным депутатом. Он сообщал о десятках сбитых над Вьетнамом американских летчиков, которых лично допрашивал. Раскрывал шифры внешней разведки и каналы, по которым в Западную Европу доставлялись оружие, снаряжение, документы. Делился подробностями сотрудничества КГБ с разведками соцстран. Делился информацией о том, что советские ученые готовили по заданию спецслужб сейсмический взрыв на дне океана в районе Калифорнии с целью вызвать землетрясение, которое сокрушило бы США. Исчерпав возможности дозволенного в России, в 1995 году Калугин подписал контракт с американской компанией “Интеркон”, по условиям которого становился главным консультантом телесериала о борьбе КГБ и ЦРУ. Тогда он выехал в США по рабочей визе и поселился в пригороде Вашингтона. Именно в Америке вышли его книги “Первое главное управление”, “Вид с Лубянки”, “Сжигая мосты” и “Мои 32 года разведки и шпионажа против Запада”. Публикация мемуаров привела к целому ряду арестов граждан США, Канады, Австралии по обвинению в шпионаже в пользу СССР. Есть все основания полагать, что Калугин приложил руку к арестам в США агентов СВР России Олдрича Эймса, Эдвина Мура, Роберта Хансена и Роберта Липки. В июне 2001 года Калугин выступил свидетелем на процессе по делу бывшего полковника американской армии Джорджа Трофимофф. Последний на основании показаний Калугина был признан виновным в шпионаже в пользу СССР и Российской Федерации и приговорен к пожизненному заключению.

Сообщивший все эти факты мировой общественности бывший генерал КГБ до сих пор отвергает предъявленные ему обвинения в госизмене, заявляя о политическом преследовании со стороны российских властей. В 2000 году президент России Владимир Путин публично назвал Калугина предателем. Тем не менее бывший генерал-майор КГБ еще надеется вернуться на Родину. Пусть и предателем.

Присяги генерала Калугина

Текст присяги, которую Олег Калугин принимал в 1952 году:
«Я, гражданин Союза Советских Социалистических Республик, вступая в ряды Вооруженных сил, принимаю присягу и торжественно клянусь быть честным, храбрым, дисциплинированным, бдительным воином, строго хранить военную и государственную тайну, беспрекословно выполнять все воинские уставы и приказы командиров и начальников. Я клянусь добросовестно изучать военное дело, всемерно беречь военное и народное имущество и до последнего дыхания быть преданным своему народу, своей советской Родине и советскому правительству. Я всегда готов по приказу советского правительства выступить на защиту моей Родины — СССР, и как воин Вооруженных сил я клянусь защищать ее мужественно, умело, с достоинством и честью, не щадя своей жизни для достижения полной победы над врагом. Если же я нарушу эту мою торжественную присягу, то пусть меня постигнет суровая кара советского закона, всеобщая ненависть и презрение трудящихся».

Присяга, принятая генералом Калугиным в 2003 году:
“Я клянусь в верности флагу Соединенных Штатов Америки и республике, символом которой он является. Клянусь перед Богом в верности единой нации и стране — неделимой, свободной, одинаково справедливой для всех”.

Газета

Гражданство нашло героя. Олег Калугин стал американцем

Вчера в Москве стало известно, что бывший генерал КГБ Олег Калугин, осужденный за измену родине на 15 лет, в понедельник стал гражданином США. Однако, как заявил в интервью «Коммерсанту», сам новоявленный американец, он еще может вернуться в Россию и быть реабилитированным – «если Путин не пройдет на следующих выборах».

Церемония посвящения Олега Калугина в американцы состоялась еще в понедельник в отделении службы иммиграции и натурализации в Балтиморе. Все было предельно скромно: у бывшего советского шпиона спросили, как и предписывает протокол, состоял ли он в коммунистической партии и имел ли судимость. Олег Калугин ответил, что был членом КПСС, а сейчас осужден на 15 лет лишения свободы. Его ответы, молча, зафиксировали и сразу допустили к церемонии принесения присяги звездно-полосатому флагу.

Олег Калугин родился 6 сентября 1934 года в Ленинграде в семье работника НКВД. После окончания филологического факультета Ленинградского госуниверситета в 1958 году начал работать в КГБ СССР. В 1972 году получил звание генерал-майора, став самым молодым генералом КГБ. После ухода в отставку в 1989 году начал публичную критику КГБ. Участвовал в работе движения «Демократическая Россия», был избран депутатом Верховного совета СССР. В июне 1990 года указом Михаила Горбачева лишен и звания генерал-майора. Прокуратура СССР возбудила в отношении его уголовное дело по факту разглашения гостайны. После августа 1991 года Борис Ельцин вернул ему звание и награды, уголовное дело было прекращено. Господин Калугин работал советником председателя КГБ Вадима Бакатина. В конце 1995 года уехал в США на работу по контракту с коммуникационной компанией Intercon.

Как рассказал Ъ Олег Калугин, нынешние трения с властью начались у него еще в 1998 году. Тогда из Совета безопасности РФ был уволен его зять. Это, по словам экс-генерала, во многом сподвигло его подать документы на получение грин-карты в США. Ходатайство было удовлетворено, причем в кратчайшие сроки – в том же году (в то время обычным сроком ожидания грин-карты было около трех лет).

Новая волна диссидентства началась для Олега Калугина с приходом к власти Владимира Путина. Полузабытый экс-чекист снова превратился в актуальную фигуру, когда в начале 2000 года, еще до избрания президентом, в интервью Ъ Владимир Путин так охарактеризовал экс-генерала КГБ: «Калугин – предатель. Калугина я видел в свое время в Ленинграде, он был замначальника управления. Абсолютный бездельник».

Человек, удостоенный главой государства такой оценки, за считанные месяцы стал одним из излюбленных на Западе «экспертов по Путину», объяснявших, who is новый российский президент. В день президентских выборов в России Олег Калугин написал открытое письмо Владимиру Путину, а через неделю опубликовал статью, озаглавленную «Триумф КГБ», в которой говорил о возвращении в России «Чекизма и Большевизма». Ответ последовал год спустя.

В марте 2001 года военной прокуратурой было вновь возбуждено уголовное дело против бывшего генерала, который обвинялся в госизмене. Олег Калугин от защиты, как и от путешествия в Россию, отказался, а процесс от начала до конца проходил за закрытыми дверями. Основной уликой против генерала была его книга «Первое главное управление» (в русском переводе – «Прощай, Лубянка»). По совокупности всех прочих обвинений господина Калугина приговорили к 15 годам лишения свободы без конфискации с отбыванием наказания в колонии строгого режима и лишили воинского звания и всех наград, включая ордена Красного Знамени и Красной Звезды.

На приговор Олег Калугин тогда отреагировал с оптимизмом. «Я нахожусь в политической эмиграции, и у меня нет абсолютно никакого желания ехать в Россию. Особенно при товарище Путине. Зачем мне возвращаться? Мне и тут хорошо»,– заявил он в интервью Ъ. Однако озаботился проблемой получения американского гражданства. Кстати, в прошлом году Олег Калугин особо упирал на то, что отсутствие у него американского гражданства является доказательством его невиновности: «Всякий здравомыслящий человек понимает, что, будь я шпионом и предателем, как меня обзывают, я бы уже давно имел гражданство»,– убеждал он Ъ.

Вчера, уже став американским гражданином, господин Калугин рассказал корреспонденту Ъ, что сразу после вынесения приговора в Москве его друзья стали отправлять в адрес иммиграционных властей США петиции с просьбой ускорить получение им гражданства. Сам экс-генерал подал заявление четыре месяца назад и, по его словам, «в ответ получил письмо с вопросом ‘Согласен ли я принять гражданство США?’, на которое я ответил согласием». «Я уже проходил такую же историю в 1990 году при Горбачеве,– продолжил он.– Правда, тогда я был реабилитирован через полтора года, и мне даже предложили стать заместителем председателя КГБ». По мнению господина Калугина, еще одна реабилитация возможна. «Может быть, это произойдет не через полтора года, а несколько позже. Я вполне верю, что Путин может не пройти на следующих выборах или отказаться от участия в них. На Путина есть серьезный компромат, который может появиться в российской прессе осенью»,– намекнул экс-генерал.

В ожидании реабилитации Олег Калугин собирается преподавать в Центре контрразведки и исследования проблем безопасности. Сейчас он работает профессором центра и читает там курс «История современного шпионажа в России», основанный, как особо подчеркнул экс-генерал, «только на открытых и доступных материалах». А еще он работает гидом на автобусных экскурсиях «По шпионским местам Вашингтона».

Церемония в Балтиморе вызвала крайне эмоциональную реакцию в Москве. «Это американское гражданство – те же самые тридцать сребреников, которые в свое время получил Иуда за предательство Христа»,– заявил «Интерфаксу» руководитель пресс-бюро СВР Борис Лабусов, имея в виду сданных генералом Калугиным работавших в США советских агентов. «Для того чтобы в Америке получить грин-карту, а тем более гражданство, необходимо доказать, что человек не представляет опасности для страны. Как это мог доказать бывший сотрудник советских спецслужб, работавший ранее в США?»

Гражданство в обмен на информацию

11 июля 1938 года резидент НКВД в Испании Александр Орлов (настоящее имя – Лев Фельдбин), опасаясь начавшейся чистки рядов в своей организации, бежал во Францию. Впоследствии он перебрался в США, где за сотрудничество с американской контрразведкой получил гражданство страны.

7 июля 1959 года командир эсминца Балтийского флота капитан 3-го ранга Николай Артамонов бежал с любовницей-полькой в Швецию, где попросил политического убежища, однако был вывезен в США резидентурой ЦРУ. Получил американское гражданство и паспорт на имя Николаса Джорджа Шадрина и работал в аналитическом подразделении Пентагона и в ЦРУ. В 1965 году перевербован КГБ. Однако через некоторое время Москва заподозрила его в двойной игре. В 1975 году в Вене Николай Артамонов был похищен группой внешней разведки КГБ. При попытке перевезти его в Чехословакию шпион скончался от передозировки сильнодействующих препаратов.

В феврале 1964 году сотрудник 7-го отдела 2-го Главного управления КГБ капитан Юрий Носенко, находясь в Женеве как эксперт советской делегации на совещании международного комитета по разоружению, попросил политического убежища в США. Допрашивавшие его сотрудники ЦРУ пришли к выводу, что он ведет двойную игру. Пять лет Носенко жил в США под наблюдением, прежде чем его информации стали доверять. В 1974 году получил американское гражданство.

6 сентября 1976 года старший лейтенант ВВС Виктор Беленко угнал истребитель МиГ-25 с советской авиабазы на Дальнем Востоке на американскую базу в Японии. Через несколько месяцев ему было предоставлено гражданство США.

6 апреля 1978 года замгенсекретаря ООН по политическим вопросам в ранге чрезвычайного и полномочного посла СССР Аркадий Шевченко попросил убежища в США. В своих мемуарах, опубликованных в 1985 году, он признался, что на протяжении 32 месяцев передавал ЦРУ информацию о советской позиции по сокращению ядерных вооружений. Получил гражданство США в 1986 году.

Дмитрий Сидоров, Михаил Зыгарь — Коммерсант

7 августа, 2003 г.


Подпишись на IQ.HSE

Из советского героя в предателя

В течение месяца, когда его судили за измену, Олег Калугин проводил выходные в своей квартире в Оушен-Сити с дочерью и 12-летним внуком, которые приехали сюда из Москвы. Он отправился на свои обычные дальние океанские заплывы.

Вернувшись в Вашингтон, бывший генерал-майор КГБ, как обычно, читал лекции о российской политике и разведке, занимался своим консультационным бизнесом и опробовал новые Fresh Fields недалеко от своего дома в Серебряном источнике.

И иногда 67-летний Калугин проверяет Интернет, чтобы узнать последние новости о своем закрытом судебном процессе в Москве, где его представляет адвокат, с которым он никогда не разговаривал, и где ожидается, что коллегия из трех судей передаст его приговор сегодня. Прокурор просит 20 лет.

«Меня это не волнует», — сказал Калугин вчера, проводя мирный выходной в своем тихом пригородном районе. «Я не виновен. Моя совесть не обременена. И я живу в США, у которых нет договора об экстрадиции с Россией.«

Суд над ним, говорит Калугин, «является актом политической мести», сведением старого счета. «Я никогда не был перебежчиком. Я никогда не предавал Россию. Но я сделал все, что мог, чтобы уничтожить этого монстра, КГБ».

Калугин говорит, что видел в Интернете сообщения от россиян, в которых предлагалось похитить, отравить или, возможно, убить ледорубом — судьба, которую Иосиф Сталин давно устроил изгнанному сопернику Льву Троцкому.

«На самом деле, я думаю, это просто разговоры», — говорит Калугин.

Обвинения, выдвинутые против Калугина, по-видимому, вызванные его показаниями в прошлом году в ходе судебного процесса по делу о разведке в США, являются еще одним свидетельством того, как президент Владимир Путин, кадровый офицер КГБ, восстановил влияние служб безопасности. КГБ, сильно запятнанное в конце 1980-х годов разоблачениями СМИ, в 1991 году получил сокрушительный удар, когда его тогдашний председатель Владимир Крючков был заключен в тюрьму за руководство неудавшимся переворотом против президента-реформатора Михаила Горбачева.

Но Путин продемонстрировал свое уважение к тому, что он называет «гордыми традициями» КГБ.В январе, когда он проводил в Кремле празднование основания советских спецслужб Владимиром Лениным, Крючков сидел в первом ряду.

«Я считаю, что суд над Калугином важен, — сказала Эми У. Найт, автор нескольких книг о КГБ и адъюнкт-профессор Карлтонского университета в Онтарио. «Это показывает, что при всем так называемом реформизме Путина и его прямолинейном подходе к Западу службы безопасности обладают большим влиянием».

Реабилитация Путиным КГБ не предвещала ничего хорошего для Калугина, который переехал в Соединенные Штаты в 1995 году, чтобы продолжить преподавательскую работу в Католическом университете в Вашингтоне и в телекоммуникационном предприятии с AT&T.;

Еще до суда, сказал Калугин, возвращаться в Россию стало слишком опасно. Путин заявил журналистам, что считает Калугина предателем. Калугин, который вспоминает Путина как «бледного, невыразительного, послушного» младшего аппаратчика в КГБ, в ответ назвал его «военным преступником» за то, что он вел войну в Чечне.

В своеобразных перекрестках, оставшихся после холодной войны, нет никого, похожего на Олега Данилловича Калугина.

Самый молодой генерал КГБ в истории, он много лет руководил агентами советского посольства в Вашингтоне, прежде чем стать начальником иностранной контрразведки.Он курировал дело Джона А. Уокера-младшего, перебежчика ВМФ, который 19 лет шпионил в пользу Советского Союза. Он руководил легендарной британской шпионкой Ким Филби после того, как Филби сбежал в Москву. Он передал подчиненным приказ своего начальника КГБ предоставить зонтик с ядовитым наконечником, который использовался для убийства Георгия Маркова, болгарского диссидента, в Лондоне в 1978 году.

Затем, после того как Крючков в 1980 году отвлек его карьеру в разведке, его перевели в другое место. в Санкт-Петербург (тогда Ленинград), где он воочию стал свидетелем роли КГБ как внутренней политической полиции.Его разочарование завершилось сенсационным появлением на политическом собрании в Москве в 1990 году.

Прежде чем удивить российских и иностранных корреспондентов, Калугин представился только что вышедшим на пенсию офицером КГБ и начал осуждать пагубное влияние агентства на советскую жизнь. Хотя его бывшие боссы КГБ подготовили против него дело о государственной измене, Калугин быстро победил на выборах в советский парламент, получив иммунитет от судебного преследования.

Когда Калугин переехал в США, он разозлил сотрудников ЦРУ и ФБР, отказавшись раскрыть подробности советских шпионских операций.«Я сотрудничал не так, как они хотели», — говорит Калугин. «Я бы не стал называть имена агентов».

И все же, даже разочаровав некоторых нынешних офицеров американской разведки, он стал другом выдающихся пенсионеров, включая двух директоров ЦРУ, Ричарда М. Хелмса и Уильяма Э. Колби, с которыми он сотрудничал в компьютерной шпионской игре. Сейчас он преподает с бывшими офицерами ЦРУ и ФБР в Центре контрразведки и исследований безопасности в Александрии, штат Вирджиния, а также вместе с другими входит в правление Международного музея шпионажа, который откроется в Вашингтоне в следующем месяце.

В своих мемуарах 1994 года «Первое управление» он рассказал о нескольких тогда еще неизвестных американцах, которые работали советскими агентами, включая сотрудника Агентства национальной безопасности 1960-х годов, которого он не назвал.

В 1996 году, когда Роберт Липка был арестован по обвинению в шпионаже, прокуратура намекнула, что книга Калугина оказалась полезной. Фактически, документы показывают, что ФБР получило имя Липки от другого перебежчика до того, как книга вышла в свет.

В прошлом году, когда отставной полковник запаса армии СШАГеоргия Трофимова судили за шпионаж в пользу Советского Союза и России в течение 25 лет, федеральная прокуратура вызвала Калугина для дачи показаний. Калугин неохотно согласился, потому что решил искать гражданство США.

Хотя показания Калугина о том, что Трофимов был важным шпионом, не имели решающего значения для его осуждения, они взбесили бывших коллег Калугина по КГБ.

По словам назначенного судом адвоката Калугина, который не удосужился позвонить своему клиенту, дело об измене основано в основном на показаниях Калугина против Трофимова и неясном упоминании Липки в его книге.

Но Калугин не любит долго останавливаться на неприятностях. Обаятельный, разговорчивый мужчина с большим и готовым смехом, он предпочитает суетиться, демонстрируя сувениры из жизни шпиона. Есть благодарность в рамке, которую он получил в 1959 году по случаю его годичного прохождения стипендии Фулбрайта в Колумбийском университете, и фотография, на которой он с советским лидером Никитой Хрущевым в 1960 году работал корреспондентом Радио Москвы в ООН.

Это были его первые прикрытия. Он делал их так хорошо, что The New York Times написала о нем профиль, назвав его «настоящим личным ребенком».

Затем есть справка КГБ 1979 года о внесении его в «книгу почета», где указано, что его портрет будет висеть в специальной комнате в штаб-квартире КГБ вместе с портретами других главных шпионов.

Россия признала бывшего шпиона виновным в измене.

Спустя семь лет после того, как он покинул родину, чтобы писать о шпионаже, встречался с бывшими сотрудниками ЦРУ и жил в районе Вашингтона, где он когда-то был исполняющим обязанности главы КГБ, генерал-майор России в отставке Олег Калугин был осужден за измену вот среду и заочно приговорили к 15 годам лишения свободы.

Это был один из немногих дел со времен распада Советского Союза, в котором судебное разбирательство проводилось заочно, и это было воспринято здесь как знак того, насколько ненавидят Калугина некоторые из его бывших коллег по КГБ за то, что он якобы разлил секреты агентства на Западе.

Помимо приговора к лишению свободы, суд лишил Калугина воинского звания и государственных наград, которые он приобрел за годы руководства контрразведкой КГБ.

«Торжество правосудия в советском стиле», — сказал Калугин о приговоре в телефонном интервью газете The Times из США.«Это был случай политического возмездия и мести, осуществленный старой гвардией КГБ, которая теперь вернулась к власти».

Калугин указал, что его приговор был вынесен только через день после того, как Верховный суд России оставил в силе обвинительный приговор в отношении государственного журналиста, который сообщил о сбросе ядерных отходов российскими военно-морскими силами, и это дело вызвало обеспокоенность правозащитников.

Приговор был с искренним восторгом встречен Владимиром Крючковым, жестким руководителем КГБ с 1988 по 1991 год, который помог организовать неудачный переворот против тогдашнего советского лидера Михаила С.Горбачев в 1991 году. В редком интервью Крючков назвал своего бывшего подчиненного «явным предателем».

«Он предал нашу Родину, которую он, как офицер КГБ, должен был беречь и защищать … Он отверг и предал все то, чем он был обязан своей Родине. Он также предал своих бывших друзей и коллег, которые работали с ним плечом к плечу », — сказал Крючков.

Суд постановил, что деятельность Калугина «наносит вред национальной безопасности России» и что он предоставил секретную информацию Соединенным Штатам.Суд также установил, что Калугин опубликовал секреты о серии прошлых действий советской разведки, направленных на дискредитацию ЦРУ, директора ФБР и контрразведки США.

Обвинения основывались на информации, содержащейся в книге Калугина «Первое управление: мои 32 года в разведке и шпионаже против Запада», опубликованной в США в 1994 году.

Калугин покинул КГБ в 1990 году и публично осудил организацию как угроза, которую необходимо было устранить.Он стал объектом повышенного внимания после избрания в 2000 году президента России Владимира Путина, который сам был бывшим офицером КГБ, что повысило политический авторитет КГБ и его внутреннего правопреемника — ФСБ.

Начальник ФСБ Николай Патрушев сказал репортеру в марте, что Калугин нанес «колоссальный ущерб» российской разведке, очевидно, имея в виду показания Калугина в прошлом году во Флориде по делу о шпионаже в отношении отставного полковника армии США Джорджа Трофимова, который был признан виновным в шпионаже в пользу России и Советского Союза.

Калугин, который заявил, что явился на этот процесс неохотно, утверждает, что его показания не имели решающего значения для обвинения.

В своем решении в среду суд отклонил обвинения в государственной измене, связанные с показаниями Калугина на суде над Трофимовым, заявив, что у него нет доступа к протоколам судебных заседаний в США.

Назначенный судом адвокат Евгений Бару заявил, что намерен оспорить приговор Калугину. Но в своем телефонном интервью Калугин дал понять, что не намерен добровольно возвращаться в то, что он назвал «путинской Россией».

Калугин сказал, что некоторые видные деятели в США обращаются к Атти. Генерал Джон Эшкрофт о предоставлении ему гражданства. «Если это произойдет, я буду по-настоящему счастлив».

Калугин впервые приехал в США в качестве стипендиата программы Фулбрайта после того, как был завербован КГБ; Позже он работал корреспондентом Московского радио в Нью-Йорке в начале 1960-х годов. С 1965 по 1970 год он официально был пресс-секретарем советского посольства в Вашингтоне, но фактически был исполняющим обязанности главы КГБ и руководил сетью анти-U.С. шпионов.

Отозванный в Москву, Калугин быстро поднялся в иерархии КГБ, став самым молодым генералом организации и главой зарубежной контрразведки. Ему было поручено распространять дезинформацию о Западе и управлять перебежчиками высокого уровня. Решение о заочном суде Калугина было принято после того, как он отказался от повестки посольства России в Вашингтоне о возвращении на родину. Юридический кодекс, разрешающий заочное судебное разбирательство в крайних случаях, заменяется 1 июля, и такое производство будет отменено.

ИНФИЛЬТРАЦИЯ СОВЕТСКОГО ОБЩЕСТВА КГБ БЫВШИМИ ГЕНЕРАЛЬНЫМИ УБИЙЦАМИ

МОСКВА, 16 ИЮНЯ — КГБ под руководством Михаила Горбачева продолжает проникать на все рабочие места, в церкви, творческие союзы и политические группы в Советском Союзе, хотя разведывательная организация сейчас заполнена по словам бывшего генерал-майора КГБ Олега Калугина, много диссидентов.

Калугин, некогда пресс-атташе советского посольства в Вашингтоне в 1960-х годах, а затем начальник контрразведки МИДа, сегодня ошеломил съезд сторонников коммунистической партии в группе Демократической платформы, когда он поднялся на трибуну на октябрьском мероприятии. Театр, чтобы описать его карьеру в хитросплетениях и «нездоровых» махинациях КГБ.

«Роль КГБ не изменилась. У него новый имидж, но это все та же старая лошадь», — сказал Калугин позже в интервью. «КГБ повсюду, они вездесущи, и это верно сегодня. Пока они являются инструментом {Коммунистической} партии, они будут делать это».

Критика всех государственных органов стала широко распространенной в Советском Союзе, но никто с таким высоким званием в органах безопасности никогда не подвергал КГБ такой жестокой публичной критике.В последние годы КГБ очень старался завоевать расположение советской и иностранной прессы, заявляя, что переключил свое внимание с слежки за советскими гражданами на борьбу с подлинной преступностью. Но Калугин назвал пиар-кампанию при Горбачеве и директоре КГБ Владимире Крючкове «фарсом».

Калугин, который три месяца назад был «на пенсии» в возрасте 55 лет из КГБ, сказал, что он написал Горбачеву письмо в 1987 году, в котором говорилось, что КГБ был «таким же, каким был пять или 15 лет назад.Мы никого не убиваем по политическим мотивам, но мы можем убить человека с характерным убийством. Тысячи и тысячи человеческих жизней и карьер разрушены из-за манипуляций КГБ ».

Калугин сказал, что он« не одинок »в иерархии КГБ как« диссидентский »офицер, который хочет, чтобы агентство отделилось от Коммунистической партии. и прекратить свою роль сторожевого пса для каждой группы от Академии наук до Союза композиторов. Но подавляющее большинство КГБ во главе с Крючковым игнорируют все недавние сообщения о более доброжелательном агентстве и на самом деле с большим подозрением относятся к радикальным реформы.

«КГБ — очень консервативная организация, — сказал Калугин. «Его обучили борьбе с международным империализмом, сионизмом, Ватиканом, Радио Свобода, Amnesty International, титоистами, маоистами и шпионскими организациями. И теперь они остались без работы. Все эти дурные имена исчезли с горизонта. иди налево, как я, и я не один. Но большинство из них идет направо. Они говорят, что страну предают, страна разваливается. Они говорят, что мы должны стоять и бороться до конца.

Но признаки инакомыслия есть. Когда Крючков и другие лидеры КГБ были кандидатами на выборах, чтобы представлять партийную организацию КГБ на 28-м съезде партии в следующем месяце, сотни офицеров проголосовали против них. «Этого не могло быть. пять или десять лет назад, — сказал он.

Калугин сказал, что Горбачев продемонстрировал свою опору на КГБ, когда сделал Крючкова полноправным членом Политбюро партии. слева «, — сказал Калугин, добавив, что отношения Горбачева с Крючковым были» плохим предзнаменованием «.«

Он сказал, что Крючкову не хватало опыта в качестве специалиста по разведке и у него инстинкты« партийного человека ».

« На самом деле Крючкову никогда не нравилась эта организация, хотя, возможно, она нравится ему сейчас », — сказал Калугин. По словам Калугина, новые попытки контролировать деятельность КГБ через Верховный Совет были «безнадежными». Законодатели, по его словам, «просто боятся КГБ».

После нескольких стычек с руководством за последние несколько лет, Калугин сказал, что в конце концов его выгнали из КГБ после того, как в прошлом году он написал в журнале International Life статью без разрешения агентства, в которой косвенно критиковал КГБ за его операции за рубежом.По его словам, это «взбесило» Крючкова. В статье Калугин назван генерал-майором, «долгое время занимавшимся вопросами дипломатической деятельности».

Вместо того, чтобы ухаживать за своим огородом и «выращивать помидоры», Калугин сказал, что он решил выступить публично и присоединиться к «Демократической платформе», ведущей организации, выступающей за радикальные реформы в Коммунистической партии. Но, по его словам, если партия существенно не изменится после съезда партии в следующем месяце, он выйдет из партии.

Калугин внешне похож на актеров с остриженными волосами и голубыми глазами, которые играют русских шпионов в фильмах о Джеймсе Бонде. Он прекрасно говорит по-английски и сказал, что также свободно говорит на немецком и арабском языках. Когда Калугин был студентом по обмену на факультете журналистики Колумбийского университета в 1958 году, в профиле New York Times он был описан как «настоящий ребенок с личностью». Сегодня в Театре «Октябрь» он, казалось, упивался своей новообретенной знаменитостью. После своего выступления Калугин раздал десятки автографов делегатам Демократической платформы.

Зарплата Калугина когда-то составляла 1000 рублей в неделю, а теперь он получает пенсию в размере 350. Он сказал, что потерял «продовольственные льготы» в спецмагазине КГБ, но все еще живет в многоквартирном доме среди сотрудников КГБ в Кунцевском районе Москвы. а по выходным на даче в комплексе КГБ к югу от города. Он сказал, что его так избаловали как агента КГБ, что, когда он вышел на пенсию, у него «не было машины и он забыл накопить, чтобы купить ее».

По словам Калугина, он знал Кима Филби, Джорджа Блейка и других западных агентов, которые перешли на сторону Москвы.И он сказал, что также знает Бориса Юрченко, известного перебежчика, который прошел долгие допросы в штаб-квартире ЦРУ в Лэнгли, но затем перебежал, сбежав от своих кураторов в ресторане в Джорджтауне и оставив после себя след замешательства.

«Юрченко был в моем ведомстве. Я знаю его лично и считаю его стопроцентным предателем», — сказал Калугин. «Я видел его на проспекте Калинина несколько недель назад. Мы кивнули друг другу в знак признания. Я думаю, что он сейчас профессор в Институте КГБ.«

Калугин сказал, что руководство КГБ обычно отрицает свои обязанности и недостатки, даже если они стали жертвой колоссального обмана. Он сказал, что не может понять, как Крючков мог не уйти в отставку после« например »одного из сотрудников КГБ. Ведущие агенты в Лондоне Олег Гриновский оказался британским агентом.

Он также сказал, что испытывает отвращение к тому, что почти все офицеры, которые вели операции против диссидентов и отказников в 1960-х и 1970-х годах, продолжают продвигаться по службе.

Калугин родился в Ленинграде, был активным членом Коммунистического союза молодежи и изучал американскую литературу в Ленинградском университете. Он пошел добровольцем в КГБ — естественный жест, по его словам, для идеологически преданного молодого человека, хорошо знающего языки. «Как и многие молодые люди моего поколения, я верил в окончательную победу нашего общества, и я был готов, я хотел способствовать этой победе», — сказал он.

В статье New York Times за 1958 год говорилось, что «советские органы образования» устроили Калугину время на факультете журналистики Колумбийского университета, но теперь он говорит, что это было частью его подготовки в КГБ: «Изучение американских обычаев и привычек и так далее.«Как пишет Times, одним из любимых развлечений Калугина в Нью-Йорке было красться за кулисами Линкольн-центра и фотографировать балерин,« иногда в неприглядных позах ».

В Колумбийском университете Калугин дружил с молодым аспирантом, который согласился бы. Днем стал ближайшим советником Горбачева, Александром Яковлевым. Двое мужчин были изображены сидящими вместе на ступенях Колумбийской библиотеки в статье Times о советских студентах по обмену. Калугин сказал, что даже сейчас он «разговаривает» с Яковлевым, хотя он » сомневался, «одобрит ли Яковлев его призыв ликвидировать КГБ в его нынешнем виде.

Невозможно задокументировать всю карьеру Калугина, а тем более его секретную деятельность. И пытаться подтвердить такую ​​историю здесь, в пресс-службе КГБ, бесполезно. {Но представитель ЦРУ Марк Мэнсфилд в Вашингтоне подтвердил, что некогда Олег Калугин был когда-то генерал-майором КГБ, отвечавшим за контрразведку, сообщает Associated Press.}

Калугин сказал, что с 1960 по 1964 год он работал на советское радио корреспондентом в ООН. , классический вид прикрытия КГБ.Затем в качестве пресс-атташе посольства в Вашингтоне Калугин использовал свой безупречный английский и обаяние, чтобы получить информацию от многих известных журналистов, включая Уолтера Липпмана, Макса Франкеля и Карла Роуэна.

«Я всегда знал, что Олег был сотрудником КГБ, потому что он был очень умен. Умные всегда оказывались в КГБ», — сказал Стивен Розенфельд, обозреватель и заместитель редактора редакционной страницы The Washington Post. «Я помню, как он задавал мне множество вопросов о том, как США могут отреагировать, если {бывший кремлевский лидер Леонид} Брежнев посетит Штаты после советского вторжения в Чехословакию.«

Калугин, со своей стороны, сказал, что он вспомнил, как получил телеграмму из Москвы, в которой ему было сказано проинформировать тогдашнего советского посла Анатолия Добрынина, что войска Варшавского договора на следующий день подавят« Пражскую весну »». — сказал Калугин, — сказал Калугин.

Он сказал, что и он, и Добрынин были возмущены известием о неминуемом вторжении. , он сказал: «О, какой глупый поступок.

Незадолго до того, как Калугин уехал из Вашингтона в Москву в 1970 году, синдицированный обозреватель Джек Андерсон написал колонку, в которой обвинил Калугина в попытке проникнуть в группы антикастровцев в Нью-Йорке и Никарагуа, а через соблазн секретаря — в офис ФБР. Андерсон написал, что шутка была о «Русском Ромео», потому что секретарша на самом деле была службой ФБР. Что касается его соседей, Андерсон писал, «у тех немногих, кто знает правду об Олеге Калугине, есть смутное ощущение, что за ними наблюдают. .»

Калугин сказал, что вернулся в Москву, чтобы работать оперативником КГБ в Министерстве иностранных дел. Он сказал, что у него были проблемы в 1979 году, когда он пытался защитить ученого, ложно заключенного в тюрьму.

Десять лет спустя в качестве депутата Глава КГБ Ленинградской области, он снова привлек внимание, когда написал письма в ЦК, описывая случаи взяточничества и коррупции среди партийных чиновников, сотрудников милиции и прокуратуры.

Калугин сказал, что он ожидал, что будут «последствия». за его выступление на съезде Демократической платформы и трехчасовую сессию с небольшой группой западных репортеров.Он держал в секрете свои планы «выступить» до тех пор, пока не добрался до холла, «чтобы по дороге на Форум не случилось ничего смешного».

«Я сказал заместителю Крючкова перед тем, как покинуть {КГБ}, что Крючков совершил ошибку, выгнав меня в моем возрасте», — сказал он. «Если бы мне было 65 или 70 лет, возможно, я бы молчал».

Когда интервью закончилось, репортеры пошутили о слежке за иностранными журналистами в течение многих лет в Москве, а Калугин рассмеялся.

«Я полагаю, у них есть досье на каждого из вас», — сказал он.«У всех нас есть один. Давайте будем реалистами».

Возрождающийся КГБ | Новости | The Moscow Times Archive

В России возрождают КГБ. После избрания Владимира Путина в России воцарился страх. Открытое письмо бывшего генерала КГБ Олега Калугина Путину, в котором он обвиняет нового президента в том, что он снова поставил Россию на тоталитарный путь, поразило как громом.

Калугин написал письмо, потому что Путин назвал его предателем в предвыборном интервью «Коммерсанту».Адвокат Путин без суда назвал Калугина предателем, игнорируя презумпцию невиновности. Это логика КГБ. Как демократ, назначенный Борисом Ельциным, Путин должен был бороться с такими взглядами; вместо этого он цинично использовал их, заставляя нас понять, что КГБ будет главным органом власти в России.

Интерпретируя заявление Путина как опасность для российской демократии, Калугин объявил о своем решении попросить политического убежища. «Я не вернусь в Россию В.«В. Путин, преступник и коррумпирован, с его карманным правосудием и судебной системой», — написал Калугин.

Многие газеты боялись печатать письмо, а службы безопасности сделали все, чтобы оно не увидело свет. популярный еженедельник «Версия» решил опубликовать весь текст. Это вызвало ужас в залах спецслужб.

Демократия в России сегодня находится под угрозой. К власти снова приходит КГБ. Хотя различные активисты в первой волне демократическое движение — покойный, бывший св.Мэр Петербурга Анатолий Собчак и бывший советник Ельцина Сергей Станкевич — реабилитированы, Калугина, также входящего в эту первую волну, продолжают преследовать. Генералы КГБ стремятся поймать его, потому что в конце 1980-х он уничтожил КГБ одним словом: «правда». После публикации разоблачений Калугина КГБ утратил моральную поддержку общества. Привыкший к рабскому послушанию общества, КГБ оказался не готов к критике и начал разваливаться.

Калугин совершил мужественный, самоотверженный поступок.Отмена КГБ сыграла положительную роль в истории России: она позволила демократическим реформам продолжаться.

Десятки высокопоставленных генералов лишились своих постов из-за Калугина. Не имея возможности ничего другого, кроме как «управлять», они вынуждены жить на скудные пенсии. В своем бессилии они выливают на Калугина кучи грязи. Обиженные генералы появляются по телевидению, а сам Путин огласил их беспочвенные обвинения в предательстве Калугина. Среди генералов есть участники августовского переворота 1991 года, в том числе Владимир Крючков и Виктор Грушко.По словам Калугина, именно Грушко угрожал ему в конце 1980-х, говоря, что за его высказывания в адрес КГБ Калугина объявят невменяемым. Но судьба распорядилась иначе: Грушко обвинили в нелояльности к власти и отправили в тюрьму. Оказывается, в сегодняшней России лучше быть организатором переворота в 1991 году, чем демократом первой волны, который поставил страну на путь демократии и свободы.

Это не случайно. Преследование Калугина стало фоном для возрождения КГБ.Это месть спецслужб за десятилетие унижений со стороны демократов. Нет оперативной необходимости в создании мощного органа контрразведки в России; цель здесь чисто политическая, попытка спецслужб занять «должное» место в обществе.

Но это также попытка скрыть реальный статус спецслужб: каждая переживает свой глубокий кризис. Это особенно верно в отношении сбора разведданных, порождения железного занавеса.Создавая его, советские лидеры защищались от иностранной информации, заглядывая через эту завесу, чтобы увидеть, что о них говорят.

После падения «железного занавеса» уловки разведывательного сообщества были разоблачены. Сегодня это не лучшие времена; Информация из газет никому в Кремле не нужна.

Сообщество научно-технической разведки, подразделение «Т», переживает не лучшие времена. Военно-промышленные секреты, которые он украл, было трудно внедрить в наш разрушающийся военно-промышленный комплекс.

Еще есть сбор экономической информации, созданный в конце 1980-х одним из моих знакомых; он не был экономистом, а умелым придворным и советником Крючкова. Он убедил начальство создать новый отдел, задачей которого было бы раскрыть экономические секреты буржуазии. Используя этот секрет, Коммунистическая партия смогла вывести советскую экономику из кризиса и сохранить свою руководящую роль.

Разведывательное сообщество начало заниматься чуждыми ему вещами, например.г., издавая политические декларации. Он стал инициатором антизападных настроений в России, что позволило ему играть большую роль во внешней политике.

Кризис не оставил равнодушным ни Федеральную службу безопасности, ни ФСБ. Сейчас он занимается вопросами, в которых КГБ не имел большого опыта: борьбой с мафией, торговлей наркотиками, коррупцией, терроризмом. Она была вынуждена уступить свои позиции, приняв на вооружение некоторые из полицейских методов.

Вновь возродившийся КГБ будет использовать старые методы КГБ: создание культа секретности, «наведение порядка» в отношениях с иностранцами, поездки за границу.Не всем это понравится. Диссиденты появятся снова. Это именно то, что нужно службам безопасности: кого-то, над чем можно поработать, пойти на компромисс, арестовать.

Преследование генерала Калугина раскрыло опасный процесс возрождения КГБ и повышения роли спецслужб в политической жизни России.

Константин Преображенский — бывший подполковник КГБ, автор будущей книги «ФСБ сегодня». Этот комментарий он предоставил The Moscow Times.

Крупнейшее предательство ВМФ | Журнал военно-морской истории

Чтобы услышать это от самого печально известного военно-морского шпиона Соединенных Штатов, если бы не его бывшая жена Барбара — слабое звено, о котором его предупреждали советские кураторы, — его шпионаж мог бы продолжиться. Однако на самом деле поиски Джона Уокера продолжались слишком долго. Еще несколько лет, и если бы он работал на обычной работе, он мог бы выйти на пенсию. Действительно, он уже получал пенсию ВМС США после ухода в отставку в 1976 году в качестве старшего прапорщика.

Военно-морской флот, в котором Джон Уокер прослужил 20 лет, был сильно поврежден его шпионажем. Министр обороны Каспар Вайнбергер пришел к выводу, что Советский Союз добился значительных успехов в военно-морской войне, которые можно отнести на счет шпионажа Уокера. По словам Вайнбергера, его шпионаж предоставил Москве «доступ к оружию и данным датчиков, а также к военно-морской тактике, террористическим угрозам, а также к надводным, подводным и воздушным тренировкам, готовности и тактике». Спустя четверть века после ареста Джона Уокера интересно вернуться к истории его военно-морской шпионской сети, как с точки зрения того, что она показывает о шпионаже против безопасности, так и с точки зрения того, как она подчеркивает амбиции и слабости, лежащие в основе шпионажа.

Построение морской карьеры

Джон Энтони Уокер-младший родился в 1937 году, был средним сыном киномаркетолога Warner Brothers и матери итальянского происхождения. По прозвищу «Улыбающийся Джек» он посещал католическую школу и стал прислужником; однако его детство было травматичным. Его отец погрузился в адский алкоголизм и потерял работу. Обанкротившаяся семья переехала к бабушке и дедушке мальчика в Скрэнтон, штат Пенсильвания. Предприимчивый Джон-младший обеспечил бумажный маршрут, продавал товары для дома от двери к двери, работал кинопродюсером и в свой 16-й день рождения купил автомобиль на свои сбережения.

В конце 1955 года Уокер поступил на флот в качестве радиста и служил на борту эсминца эскорта, прежде чем присоединиться к экипажу авианосца USS Forrestal (CV-59). Во время отпуска на берегу в Бостоне зимой 1957 года он встретил Барбару Кроули. Вскоре они поженились, и к 1960 году у них появились дети, а к 1960 году — три дочери. После обучения в школе подводных лодок Уокер был направлен в Razorback (SS-394) для развертывания в Тихом океане. Во время службы в ней Уокер, тогда еще младший офицер, получил свое совершенно секретное криптографическое разрешение и прошел Программу надежности персонала, психологическую оценку, чтобы гарантировать, что только самый надежный персонал имеет доступ к ядерному оружию.

Его подводная лодка участвовала в наблюдательных операциях у советского порта Владивосток и в составе флотилии, наблюдавшей за высотным ядерным испытанием «Морская звезда» в июле 1962 года. Отчеты Уокера по эффективности всегда были превосходными, и он был назначен в синюю команду подводной лодки с баллистическими ракетами Polaris Andrew Jackson (SSBN-619), которая в то время строилась на военно-морской верфи Mare Island. На борту лодки Уокер произвел такое сильное впечатление на старшего офицера, что, когда его назначили командиром золотой бригады Simon Bolivar (SSBN-641), он нанял старшего офицера, чтобы тот возглавил его радиорубку.Впервые Уокер получил квалификацию по техническому обслуживанию криптографического оборудования в начале 1963 года. Попутно он сдал экзамены на получение степени общего образования в средней школе, а также тесты на продвижение военно-морского флота, поднявшись по классам до старшего старшины и унтер-офицера. Это были задатки хорошей военной карьеры. Десять лет спустя Джон Уокер прослужил с отличием на борту полдюжины судов, был владельцем доски на паре «бумеров», получил звание прапорщика и руководил радиотехническим цехом атомной ракетной подводной лодки.

Жизнь, однако, терзала Улыбающегося Джека. Уокеру не нравился безличный характер своих больших кораблей, и его членство в сплоченных командах меньших судов уже давно позади. Длительное подводное патрулирование на подводных лодках с баллистическими ракетами, во время которого было лишь несколько коротких сообщений с домом, испытали его.

Эти круизы были тяжелыми для его семьи, в которой к настоящему времени был сын Майкл Лэнс. Снова встречаться с детьми после патрулирования было трудно для всех, и, по словам Уокера, он обнаружил, что Барбара развлекается с членами семьи, игнорирует домашнее хозяйство и — все больше и больше пьёт его отец.Уокер, похоже, презирал флот за разжигание алкоголизма среди моряков и их семей. Он вложил свои сбережения в землю за пределами Чарльстона, Южная Каролина, планируя построить автостоянку, чтобы дать жене возможность для конструктивного отдыха. Позже вместо этого он открыл бар на территории отеля, но это незначительное предприятие оставило уорент-офицера Уокера без денег. Пытаясь найти способ поправить свое финансовое положение, он водил такси и курсировал по городам на арендованных машинах, но этого было недостаточно.

Вторая карьера

Шпионаж стал выходом для Уокера, хотя в его явном политическом недовольстве также сыграло роль.Он подозревал, что убийство Джона Ф. Кеннеди было спланировано лидерами правительства и корпораций, стремящимися помешать президенту смягчить холодную войну. В своих мемуарах Уокер рассказал о своей интеллектуальной эволюции от Джона Бирчера 1950-х до отрицателя холодной войны. Он сказал, что начал понимать, что Советы не были тем агрессивным противником, которого опасались американцы. «Фарс холодной войны и созданная ею нелепая военная машина, — прокомментировал он, — были для меня все более жалкой шуткой».

В один прекрасный осенний день в октябре 1967 года старший уорент-офицер Уокер, тогда назначенный вахтенным офицером в штабе подводных сил Атлантического флота в Норфолке, решил исправить военный баланс — и уравновесить свою чековую книжку — утечкой сверхсекретной информации в Москву.Сделав первый шаг, он сделал ксерокопию документа в штаб-квартире и сунул копию в карман. На следующий день он запрыгнул в свой красный спортивный автомобиль MG 1964 года выпуска, поехал в Вашингтон, вошел в советское посольство и попросил о встрече с сотрудниками службы безопасности.

Яков Лукасевичс, специалист по внутренней безопасности посольства, понятия не имел, что делать с американцем, который пришел с документами и сказал, что хочет шпионить. Бумаги, однако, нуждались в оценке, поэтому он позвонил резиденту КГБ или начальнику участка Борису А.Соломатин. KGB rezidenturas (станции) настороженно относились к проникновению лиц, спонтанно предлагавших свои услуги. Советский Союз даже использовал термин «доброжелатели» для обозначения таких людей. И идея американского шага прямо в советское посольство в Вашингтоне, которое находилось под постоянным наблюдением ФБР, сразу же натолкнула на ловушку.

«У меня здесь есть интересный человек, который вошел с улицы», — сказал Лукасевич Соломатину. «Должен прийти тот, кто лучше говорит по-английски.«

Другой сотрудник КГБ сейчас разговаривал с Уокером, который представился и сказал, что хочет заработать деньги и «договориться о сотрудничестве». Затем офицер КГБ отнес документы наверх к Соломатину. Так получилось, что 43-летний резидент был флотом, выросшим в черноморском порту Одессы. Соломатин признал, что некоторые документы Уокера касались американских подводных лодок, судов, которые особенно страдали советский флот. Что еще более важно, в документе Агентства национальной безопасности (АНБ), украденном Уокером перед уходом с работы, перечислены настройки американского шифровального устройства KL-47 на следующий месяц.Советский Союз уже получил несколько документов АНБ от другого шпиона, и после сравнения маркировки и формата понял, что документ с настройками Уокера, называемый списком ключей, был подлинным.

На месте Соломатин решил рискнуть. Для начальника отделения КГБ личная встреча с предполагаемым агентом была беспрецедентной, но следующие два часа Соломатин провел в частном разговоре с Уокером. Американец произвел на него благоприятное впечатление, ничего не сказав о любви к коммунизму, которую подчеркивало большинство фальшивых.Это был сугубо бизнес. Уокер получил несколько тысяч долларов в качестве первоначального взноса и был вывезен из посольства на машине. Так началось самое разрушительное дело о шпионаже ВМФ.

Соломатин, ранее не обращавший особого внимания на ВМС США, теперь сосредоточился на этой теме.
Он держал в узде операцию Уокера, назначив Олега Калугина, своего заместителя по политической разведке (Line PR), менеджером американца, а Юрия Линкова, военно-морского шпиона, своим оперативным сотрудником.Калугин провел недели, разъезжая по Вашингтону, чтобы определить и тщательно зафиксировать места «мертвых точек», места, где Уокер мог складывать пакеты с разведданными и забирать деньги и инструкции. Во время встречи у универмага на севере Вирджинии в течение месяца после посещения посольства Уокера уорент-офицер передал большую стопку документов ВМФ, и Линьков назвал ему места для первых нескольких выездов, а также дополнительные деньги. Это были единственные личные встречи КГБ с Джоном Уокером за десять лет.Некоторые версии сказки утверждают, что его шпионаж начался в 1968 году; однако Соломатин, Калугин и Уокер соглашаются, что это началось в октябре 1967 года в советском посольстве.

Лишь горстка других чиновников КГБ когда-либо имела какое-либо отношение к Уокеру. Из дымохода его материалы поступали заместителю начальника Первого управления, отделу внешней разведки КГБ и всего нескольким помощникам. Награжденный орденом Красного Знамени за вербовку Уокера, Соломатин дослужился до заместителя начальника разведки.В 1968 году, когда КГБ создал Шестнадцатое управление, его аналог АНБ, дело Уокера перешло от Line PR к новому агентству, но строгие меры безопасности, окружающие его, были сохранены.

До сих пор не ясно, воспользовалось ли КГБ ключевым списком Уокера KL-47. Однако в начале января 1968 года шпион доставил Советам список ключей для шифровальной машины KW-7, который быстро пригодился. Позже в том же месяце Северная Корея захватила шпионский корабль USS Pueblo (AGER-2) в международных водах и вместе с ним устройство KW-7 вместе с руководствами и другими документами.По словам историка Митчелла Б. Лернера, ведущего авторитета в этом деле, в течение двух дней после захвата Pueblo Северная Корея отправила в Москву самолет с почти 800 фунтами груза, предположительно с корабля-разведчика. КГБ быстро отправил группу экспертов по разведке в порт Вонсан в Северной Корее, куда было доставлено судно. Разведка США обнаружила передачу в Москву огромного факса, предположительно текстов руководств к криптографическому оборудованию на борту Pueblo .После этого Москва сохраняла доступ к американским военно-морским коммуникациям до тех пор, пока система США не была полностью изменена.

Жизнь как шпион

Тем временем утечка информации Джона Уокера превратилась в наводнение. По словам Уокера, он в основном снабжал Советский Союз старыми ключевыми списками — не говоря уже о том, чтобы его тщательно охраняли, — и КГБ никогда не требовал от него текущих или будущих. Фактически, Советы посоветовали Уокеру избегать будущих материалов, а также руководств по техническому обслуживанию. Кроме того, их план тайных поставок предусматривал только два раза в год, и он утверждал, что КГБ никогда не требовал более частых обменов, что означает, что их получение текущих / будущих материалов должно быть ограничено парой месяцев в год.

Уокер также утверждал, что большая часть того, что он дал Советам, касалась таких устаревших систем, как KL-47 времен Второй мировой войны, в котором была установлена ​​семироторная шифровальная машина, подобная немецкой Enigma, и KW-37, ранняя онлайн-версия. , или автоматизированная система шифрования. Что касается системы KW-7 более позднего поколения, Уокер сказал, что он предоставил Советам свои списки ключей только на случайные даты в будущем. Наверное, немногие комментаторы принимают его версию того, что он передал. Если его утверждение о том, что КГБ не проявляло желания получать нынешние или будущие ключи, верно, оно проливает интересный свет на советские выгоды от его шпионажа.

Тем не менее,

Уокер предоставил противнику Америки в период холодной войны огромное количество других секретных документов ВМФ и США. Сюда входили оперативные приказы, военные планы, технические руководства и сборники разведывательных данных. КГБ разработал и снабдил своего шпиона электронным устройством, которое могло считывать проводку ротора KL-47, и дал ему миниатюрную камеру Minox. В Норфолке он использовал свой статус курьера вооруженных сил, чтобы переправить документы из штаб-квартиры в свою комнату холостяцкого офицера (BOQ), где он их сфотографировал.Был такой поток бумаг, что приходилось выбирать. Уокер подсчитал, что для фотографирования только 20 из сотен сообщений, которые приходили на его стол во время вахты, потребовалось бы более 100 рулонов пленки за шесть месяцев, но изначально все, что он оставил в тупике, должно было поместиться в одной банке с газировкой.

Позже, во время тренировок в Сан-Диего, Уокер имел меньше доступа к совершенно секретным документам и вынужден был полагаться на секретную библиотеку. Контрабанда материалов означала прохождение их через несколько контрольно-пропускных пунктов, укомплектованных охраной морской пехоты.Он также подделал документы, необходимые для подтверждения возобновления допуска к секретной информации. Этому шпиону невероятно повезло.

Но удача Джона Уокера с его семьей закончилась. Иногда он проводил ночи в BOQ вместо семейного дома. Барбара Уокер заподозрила своего мужа в сексуальных приключениях — правда, так случилось, — и просмотрела его вещи. Финансовые проблемы семьи, казавшиеся непреодолимыми, внезапно разрешились. Уокер указал на то, что он подрабатывает как источник денег, но Барбару это не убедило.А затем, через год после того, как ее муж стал шпионом, она нашла сумку с продуктами, в которой Уокер спрятал стопку секретных документов. Столкнувшись с открытием, он признался в своем шпионаже и взял Барбару с собой в один из своих мертвых мест в сомнительной попытке вовлечь ее в свое преступление. С самого начала КГБ предупредил Уокера никогда ничего не рассказывать жене или другим членам семьи. Хотя Барбара ничего не сделала немедленно, семена падения Джона Уокера были посеяны.

На Западном побережье, когда шпион был приписан к боевому складу Ниагарский водопад (AFS-3), поездки шпиона, чтобы передать свои пожертвования в КГБ, стали гораздо более обременительными.Одно падение в 1972 году потребовало перелета из Вьетнама в Соединенные Штаты, краткого прикрытия, приезда домой, а затем возвращения на его корабль в Гонконге. Когда Уокер вернулся в Норфолк, чтобы работать в штаб-квартире Amphibious Force Atlantic летом 1974 года, проблемы были улучшены, но перевод противоречил его желанию остаться на плаву и подальше от Барбары.

Решение морского шпиона заключалось в увольнении из флота. Он считал, что тогда он мог бы работать более эффективно в качестве сетевого администратора, доставляя Советам информацию, собранную другими.К тому времени, когда он уволился со службы, Уокер уже начал заниматься частным расследованием. Позже он устроился на работу в Wackenhut, а затем открыл собственную фирму. Он также развелся с Барбарой, но не раньше, чем снова привел ее с собой на одно из своих мест.

Строительство кольца

Сеть Джона Уокера началась со старого друга ВМФ, старшего старшего старшины Джерри Уитворта, также радиста, который оставил службу, но повторно завербовался осенью 1974 года. Затем он добровольно вызвался на работу в Диего-Гарсия, где раньше работал. станция.Уитворт был активен к лету 1975 года, когда Уокер ушел на пенсию. Более опытный шпион отправил в КГБ множество пакетов с разведданными Уитворта. Возможно, лучший результат его поездки на борт Ниагарского водопада на том же посту, который когда-то проводил Уокер. Когда корабль вошел в сухой док, Уитворт был переведен в военно-морской центр связи Аламеда. Однако там он обнаружил, что нелегально фотографировать документы труднее. Уокер купил фургон, за который Советы возместили ему деньги, в котором Уитворт мог снимать, пока он стоял на стоянке рядом с работой.

Поскольку Уокер после выхода на пенсию мог свободно путешествовать, а Уитворт доставлял товары, начальник разведки предложил Советам более частые поставки разведданных. И снова КГБ категорически отказался, хотя он пригласил Уокера на личную встречу в Касабланке летом 1977 года, во время которой его советский контакт осудил его вербовку нового агента. Уокер согласился проводить ежегодные тайные встречи в Вене и больше не приглашать агентов. Позже он утверждал, что во время одной из встреч на тротуаре в австрийской столице он был спрятан и допрошен группой людей, в которую входил председатель КГБ Юрий Андропов.Другие утверждают, что Андропов лично руководил шпионажем Уокера, что было маловероятным.

В конце 1980 года визит в Аламеду группы Военно-морской следственной службы (NIS) для раскрытия дела об изнасиловании напугал Уитворта. Он стал не только пугливым, но и очень накапливал деньги, намеренно испортив партию своих фотографий, пытаясь заставить КГБ заплатить дважды. Витворт унес стопку документов высотой в фут со своего последнего поста на борту Enterprise (CVN-65) с намерением продолжить доставку своего потока секретной информации после ухода с ВМФ, что он и сделал в октябре 1983 года.Среди материалов, полученных от него Советским Союзом, были кабельные сообщения, а также фотографии и некоторые ключевые списки для криптографических систем KW-7, KY-8, KG-14, KWR-37 и KL-47. Хотя преобладали более старые криптографические установки, взятая включала данные о новейшей защищенной телефонной системе США.

Зная о растущем нежелании Уитворта шпионить и вопреки обещаниям Уокера, данным КГБ, в 1983 году начальник шпионской службы обратился к своему сыну Майклу, только что отчеканенному йомену на борту Nimitz (CVN-68), который работал в судовой администрации.(В 1979 году он попытался, но не смог привлечь свою младшую дочь, Лору Уокер Снайдер, которая тогда служила в армии, но была беременна и планировала оставить службу.) Майкл скопировал более 1500 документов для КГБ, включая материалы по системам вооружения. , контроль над ядерным оружием, процедуры командования, методы идентификации и скрытности противника, а также списки целей на случай непредвиденных обстоятельств. Он также включил такие обычные предметы, как экземпляры судовой газеты Nimitz .

Из-за денег начальнику шпионской сети Артуру Л.В игру играл Уокер, старший брат Джона, бывший капитан-лейтенант ВМФ в отставке, работавший на подрядчика по обороне. Он подготовил записи о ремонте некоторых боевых кораблей, а также инструкции по устранению повреждений для другого. Помимо объяснений Джона Уокера, этот подход «шпионской семьи» к шпионажу был брешей в системе безопасности, которая должна была произойти, поскольку подозрение в отношении любого члена семьи, скорее всего, привело бы к допросу других, и главный шпион прекрасно знал, что Барбара Уокер не таит в себе ничего, кроме болезней. — будет к нему.

Конец шпионажа Уокера

Наиболее тревожным аспектом дела Уокера является то, как оно могло продолжаться 18 лет, если бы власти не обнаружили утечку. Нет никаких указаний на то, что контрразведка вообще знала о сети Уокера, не говоря уже о том, чтобы вступать в бой. Норфолкский шпион ФБР Роберт У. Хантер утверждал, что знал, что «неуловимый главный шпион… был там», но на Уокере не обращали внимания, пока он не был выдан.

Операционная безопасность Джона Уокера наконец взломала в 1984 году, и трещины открылись на каждом шве.В мае того же года Джерри Уитворт, испытывая чувство вины или желая заключить сделку, начал анонимную переписку с ФБР в Сан-Франциско, используя имя «РУС» и раскрывая темные секреты. Однако Витворт не мог заставить себя довести дело до конца, а задействованные специальные агенты ФБР не смогли его выследить. В конце концов, буквы RUS будут связаны с Джоном Уокером, но только постфактум.

Затем Барбара Уокер сообщила ФБР о своем бывшем муже. В ноябре, после того как дочь Лаура убедила ее поговорить с властями, Барбара сообщила полевому отделению ФБР в Бостоне, что у нее есть важная информация, и 29 ноября специальный агент из Хайанниса взял у нее интервью.Бывшая жена шпиона рассказала ему о растущем подозрении в отношении мужа еще в 1960-х годах, его признании в шпионаже и ее сопровождении Уокера в тупик под Вашингтоном. Она описала действия в этих поставках, которые увязаны с методами КГБ.

Агент, однако, отметил в своем отчете, что Барбара, похоже, пила, когда приветствовала его у своей двери, и что во время интервью она выпила большой стакан водки. Она также уклонилась, когда ее спросили, почему она не сообщила о шпионаже раньше.Он предположил, что ее утверждения могли быть результатом злоупотребления алкоголем и недоброжелательства к бывшему мужу, оценил ее информацию как не заслуживающую последующих действий и отправил отчет в Бостон, где он был сохранен.

Месяц спустя инспектор ФБР, проводивший плановую ежеквартальную проверку неактивных файлов, заметил отчет Барбары Уокер и отправил его в офис бюро в Норфолке, поскольку предполагаемый шпионаж был сосредоточен именно там. Джозеф Р. Вулфингер, ответственный специальный агент в Норфолке, получил разрешение штаб-квартиры на начало расследования.25 февраля он поручил дело Роберту Хантеру, который довел до его сведения бостонский отчет.

Затем части быстро встали на свои места. Лора Уокер Снайдер дала интервью о попытке отца завербовать ее и добавила подробности к рассказу ее матери, хотя было признано, что у Лоры и Барбары есть личные проблемы, из-за которых они не могут быть полностью заслуживающими доверия свидетелями. В начале марта штаб санкционировал полное полевое расследование под кодовым названием Windflyer с участием его иностранного подразделения контрразведки.Военно-морская следственная служба также вступила в игру, так как Майкл Уокер, подозреваемый к тому времени, был матросом действующей службы. Лаура Снайдер позвонила отцу по приказу ФБР, которое записало разговор, в котором он проявил интерес к ее возвращению в армию или, возможно, в ЦРУ. ФБР прослушивало телефоны Уокера, а NIS опросило сотни людей, которые его знали, и получило признание от Майкла на борту Nimitz .

Конец для Джона Уокера наконец наступил 20 мая, когда ФБР арестовало его после конфискации 127 секретных документов из «Нимица», которые он оставил в тупике.В ходе обыска в его доме было обнаружено множество доказательств существования шпионской сети, включая записи о платежах «D» (Джерри Уитворту), который сдался властям 3 июня. Брат Артур также был арестован.

В обмен на ограничение своих обвинений, Джон Уокер заключил сделку, чтобы подробно обсудить свой шпионаж и признать себя виновным, а Майкл также принял заявление о признании вины. Артура Уокера судили в августе и признали виновным. Весной 1986 года Витворт предстал перед судом. На суде Джон Уокер отомстил за письма RUS, которые предали бы его, описав участие своего друга в самых жестких выражениях.Признанный виновным, Уитворт был оштрафован на 410 000 долларов и приговорен к 365 годам тюремного заключения. Что касается Уокеров, Артур был приговорен к трем пожизненным срокам плюс штраф в размере 250 000 долларов, Джон получил пожизненный срок, а Майкл — 25 лет. В феврале 2000 года Майкл Уокер был освобожден за хорошее поведение. Между тем, в 2015 году Джон и Артур Уокеры получат право на условно-досрочное освобождение.

Оценка ущерба

Многие наблюдатели считают, что шпионская сеть Уокера создала самую разрушительную брешь в системе безопасности времен холодной войны. Директор военно-морской разведки контр-адмирал Уильям О.Студеман заявил, что никакой приговор, который суд не может вынести, не искупит его «беспрецедентный ущерб и предательство». Министр ВМС Джон Х. Леман попытался отменить соглашение о признании вины Джона Уокера, но его сдержал министр Вайнбергер. Олег Калугин, офицер КГБ, первым руководивший Уокером, написал, что его дело было «безусловно самым зрелищным шпионским делом, которое я расследовал в Соединенных Штатах». Уокер и его коллеги раскрыли огромное количество секретов. Джонатан Поллард, еще один военно-морской шпион, задержанный в 1985 году, в Год шпиона, предоставил Израилю большее количество документов (оценивается в 1.2 миллиона страниц), но материал Уокера с его криптографическими секретами следует рассматривать как худшую потерю.

Глава советской разведки Борис Соломатин предложил более тонкую перспективу, когда автор Пит Эрли брал у него интервью в Москве почти через десять лет после ареста Уокера. Отказавшись сравнивать дело Уокера с делом бывшего офицера контрразведки ЦРУ Олдрича Эймса, еще одного известного шпиона Советского Союза, он заметил, что об агентах следует судить по содержанию информации, которую они предоставляют.Эймс назвал имена русских, шпионящих в пользу Соединенных Штатов, и таким образом повлиял на шпионскую войну КГБ и ЦРУ. По его словам, информация Эймса «могла бы быть использована для выявления предателей». «Это разовое мероприятие. Но информация Уокера не только дала нам текущие разведданные, но и помогла нам со временем понять и изучить, как на самом деле думают ваши военные». Джон Уокер был ключевым источником Советского Союза по подводным ракетным силам ВМФ, которые Соломатин рассматривал как главный компонент американской ядерной триады.Начальник разведки КГБ также отметил, что Уокер помог обеим сверхдержавам избежать ядерной войны, позволив Москве оценить истинные намерения США — цель, которую американцы сформулировали как одну из своих целей.

Среди все еще неясных аспектов дела Уокера — вопрос о том, какое влияние его разведка оказала на войну во Вьетнаме. Находясь на борту Niagara Falls , Уокер служил на театре боевых действий, поэтому считается, что он скомпрометировал настройки шифра театра военных действий. Олег Калугин утверждал, что разведка Уокера принесла пользу северному вьетнамцам.Наблюдатели утверждали, что Москва предоставила Ханое данные, позволяющие Северному Вьетнаму предвидеть удары B-52 и операции военно-морской авиации. Однако Соломатин это оспаривал.

В качестве заместителя начальника Первого управления КГБ, Соломатин сам помог решить, какая разведка отправлялась в Ханой, а также в другие союзники Советского Союза. Он утверждал, что мало что было поделено, и это было дано в самых общих выражениях, именно для того, чтобы не разоблачить призового агента КГБ. Логика неизбежна. Таким же образом можно было бы провести операцию ЦРУ.

Даже без заряда B-52 шпионская сеть Джона Уокера нанесла огромный ущерб безопасности Соединенных Штатов. В истории шпионажа времен холодной войны лишь горстка шпионов действовала до тех пор, пока Уокер (чиновник британской разведки Ким Филби и агент ФБР Роберт Ханссен — очевидные сравнения), и ни один из них не имел сопоставимого доступа к военным секретам. Ни одна шпионская сеть никогда не функционировала, пока Уокер не узнал об утечке. Хотя некоторые особые секреты, раскрытые во время холодной войны, такие как информация об атомной бомбе, по своей сути были более ценными, чем Уолкер, ни один агент не предоставил столь неизменно качественную разведку в течение эквивалентного периода времени.Как заметил Борис Соломатин: «Вы, американцы, любите называть его« шпионом десятилетия ». Возможно, ты прав «.


Источники:

Кристофер Андрей и Василий Митрохин, Меч и щит: Архив Митрохина и тайная история КГБ (Basic Books, 1999).

Джон Бэррон, Разрыв кольца: Причудливый случай шпионского кольца семьи Уокеров (Компания Houghton-Mifflin, 1987).

Говард Блюм, Я клянусь верностью.. . Правдивая история ходоков: американская шпионская семья, (Simon & Schuster, 1987).

Питер Эрли, Семья шпионов: Внутри шпионского кольца Джона Уокера (Бантам, 1988).

Питер Эрли, «Интервью Бориса Соломатина», Криминальная библиотека на сайте truTV.com, http://www.trutv.com/library/
Crime / Terrorists_spies / spies / solomatin / 1.html? Print + yes

Роберт В. Хантер и Линн Дин Хантер, Охотник за шпионами: изнутри расследования ФБР по делу о шпионаже Уокера (Naval Institute Press, 1999).

Олега Калугина, Первое управление (St. Martin’s Press, 1994).

Митчелл Б. Лернер, Инцидент Пуэбло : Корабль-шпион и провал американской внешней политики (University Press of Kansas, 2002).

Рональд Дж. Олив, Поимка Джонатана Полларда: как один из самых отъявленных шпионов в американской истории был привлечен к ответственности (Naval Institute Press, 2006).

Джон Прадос, Советская смета: У.С. Анализ разведки и советские стратегические силы (Princeton University Press, 1986).

Фрэнк Дж. Рафалько, изд. Читатель контрразведки: т. 3, После Второй мировой войны до конца 20-го века (Национальный центр контрразведки, 2004).

Джон А. Уокер-младший, Моя жизнь как шпиона: один из самых известных шпионов Америки наконец рассказал свою историю (Prometheus Books, 2008).

Морские шпионы с 70-х годов

Джон Прадос

Не считая глубины и продолжительности своей измены, Джон Уокер не был уникальным среди военно-морских шпионов.Несколько десятков лиц, связанных с Морскими службами, были арестованы за шпионаж с 1970-х годов. Все были солдатами, большинство из них — матросы (в том числе немало старшин), пятеро — морские пехотинцы и полдюжины — гражданские лица. Многие передали криптографический материал, но ни один из них не был настолько масштабным, как Уокер. Советские или русские были получателями украденных материалов примерно в трети этих случаев, но клиентами были Филиппины, Китай, Южная Корея, Южная Африка, Израиль и Саудовская Аравия.Помимо ключей шифрования, похищенные предметы включали технические руководства, документы и спутниковые фотографии. В одном эпизоде ​​охрану морской пехоты вывели из строя, чтобы дать Советам доступ к посольствам Соединенных Штатов.

Американская безопасность не так уж плоха. Почти в трети случаев подозреваемые были задержаны до передачи секретной информации. У них были секретные материалы, и они рассматривали возможность их продажи, либо они попали в ловушки, расставленные Военно-морской следственной службой (NIS, известной после 1992 года как Морская служба уголовных расследований), ФБР или местной полицией.В одном случае советские разведчики были взяты под стражу, поскольку они собирали якобы секретную информацию. Ниже приведены несколько наиболее интересных случаев.

Командир с двумя агентами

В 1977 году, когда лейтенант-командир Артур Линдберг высадился с советского круизного лайнера на Бермудских островах, он передал офицеру записку, в которой предлагал обменять информацию на деньги. Это был первый ход в продолжавшейся год операции ФБР с участием двойных агентов, в которой командир служил «болтуном» агентства.«КГБ связался с Линдбергом, и он начал предоставлять Советам данные о противолодочной войне, предоставленные ему специалистами ВМФ. В мае 1978 года ФБР поймало трех офицеров КГБ, опорожняющих тупик Линдберга в Вудбридже, штат Нью-Джерси. Один из них имел дипломатическую неприкосновенность и покинул лагерь. страны; двое других в конечном итоге были осуждены и осуждены, но власти США обменяли их на пятерых советских диссидентов.

Будущий писатель

В разведывательном центре флота Европы и Атлантики в Норфолке, специалист по разведке второго класса Брайан П.Хортон разработал пакеты целей для заранее запланированных морских воздушных ударов, включенных в Единый комплексный оперативный план (SIOP) — основной план ядерной войны США. В 1982 году Хортон сделал серию телефонных звонков в советское посольство, предлагая обменять данные SIOP на наличные. Роберт Келли, агент контрразведки ФБР, взявший на себя ответственность за идентификацию Хортона, объединился с НИС, чтобы поймать его. Арестованный до того, как какие-либо данные перешли из рук в руки, Хортон предстал перед военным трибуналом в январе 1983 года. Его защита утверждала, что он просто искал материал для шпионского романа, но был признан виновным и приговорен к шести годам каторжных работ.

Подрабатывающий военно-морской аналитик

Внук известного военно-морского историка контр-адмирала Сэмюэля Элиота Морисона, Сэмюэл Лоринг Морисон был гражданским аналитиком в Центре поддержки военно-морской разведки (NISC), а также по совместительству редактором журнала Jane’s Fighting Ships и членом группы экспертов. советовал начальнику военно-морских операций по именованию судов. Морисон, однако, вызывал недовольство коллег из NISC, используя рабочее время для внеклассных занятий.После десяти лет в разведывательном центре он ушел в 1984 году. Примерно в то же время он передал Jane’s секретные спутниковые фотографии KH-11 строящегося советского авианосца класса Kiev , которые опубликовали их в Jane’s Defense Weekly . в том июле. Расследование NIS привело к Морисону, и в ходе обыска ФБР в его квартире было обнаружено несколько сотен официальных документов, в том числе два засекреченных. Морисона судили в окружном суде США за кражу государственной собственности и раскрытие секретной информации в соответствии с Законом о шпионаже, хотя получателями были средства массовой информации, а не иностранные правительства, и другие случаи раскрытия спутниковых изображений не преследовались аналогичным образом.Он утверждал, что драматизирует советскую угрозу, чтобы побудить США к увеличению расходов на оборону, но был признан виновным и приговорен к двум годам тюремного заключения. Его апелляции были отклонены, в том числе Верховным судом. Морисон был помилован президентом Уильямом Дж. Клинтоном в январе 2001 года.

Шпион с полным отзывом

Хотя формально это был гражданский служащий Агентства национальной безопасности (АНБ) и бывший летчик, а не матрос, Рональд У. Пелтон включен сюда, потому что его арест был еще одним кульминационным моментом в 1985 году «Года шпиона», и его Раскрытие информации раскрыло важный проект ВМФ, ЦРУ и АНБ под кодовым названием Ivy Bells.В нем подводные лодки прослушивали советские подводные телефонные кабели в Охотском море. Пелтон впервые связался с советским посольством в Вашингтоне в 1980 году и, как сообщается, за следующие пять лет заработал более 35000 долларов, причем не за документы, а за то, что он мог рассказать из своей явно прекрасной памяти. Шпионаж Пелтона раскрыл полковник КГБ Виталий Юрченко во время его кратковременного бегства в США. В интервью ФБР Пелтон поделился информацией, которая привела к его аресту.Его судили в 1986 году и приговорили к трем пожизненным срокам одновременно.

Аналитик Intel, который был шпионом

Шпионаж, осуществленный Джонатаном Дж. Поллардом, штатским служащим, первоначально работавшим в NISC, вызвал одни из самых жарких споров в шпионском мире не только потому, что он шпионил в пользу Израиля (некоторые считают это менее виновным), но и потому что, когда его задержали, Поллард работала аналитиком разведки в самой Военно-морской следственной службе в ее Центре оповещения о терроризме.Поллард перешел на работу в NIS после того, как выяснилось, что его попытки связаться с южноафриканскими службами привели к лишению доступа к секретным службам, позволяющим ему работать в NIS. В течение немногим более одного года Поллард и его жена Энн Хендерсон Поллард предоставили израильтянам огромное количество разведданных. У НИС возникли подозрения из-за многочисленных запросов Полларда о материалах, которые, казалось, не имели отношения к его работе. Тайное телевизионное наблюдение за его столом показало, что Поллард изолирует секретные материалы, а наблюдение выявило более сомнительную деятельность.Когда 18 ноября 1985 г. его остановили для допроса, его поймали с 60 секретными документами. Шпионаж не был очевиден сразу, Полларду разрешили уехать, после чего он и Анна сначала обратились за помощью к своему израильскому сотруднику, ведущему дела, а затем попросили убежища в израильском посольстве, которое им отказало. Затем пара была арестована, и их дело стало третьим событием Года шпиона. Оба признали себя виновными 4 июня 1986 года. В следующем году Поллард был приговорен к пожизненному заключению, а Энн Поллард — к пяти годам тюремного заключения.С тех пор были предприняты многочисленные усилия для освобождения Полларда.

Матрос, который ушел

Параллели между делом помощника фотографа Гленна М. Саутера и Джона Уокера поразительны. В 1980 году, через четыре года после службы в ВМФ, Саутер вошел в советское посольство в Риме, где тогда находился сотрудник КГБ Борис Соломатин, и вызвался стать шпионом. В то время Саутер был приписан к Шестому флоту и имел доступ к секретной информации. Получив почетное увольнение, он вошел в военно-морской запас в 1982 году и был направлен в разведывательный центр военно-морского флота в Норфолке, где снова имел дело с секретными данными.В то время он учился в колледже в Университете Олд Доминион, где специализировался на русском языке. Между тем жена Саутера заявила NIS, что, по ее мнению, ее бывший муж был шпионом, но служба отклонила обвинения. Обвинения также не имели никакого значения в следующем году, когда Следственная служба Министерства обороны провела проверку Саутера, чей уровень допуска к секретным данным должен был быть повышен до совершенно секретного. В конце 1984 года Саутер стал гражданским служащим в Центре разведки флота в Европе и Атлантике.Морской офицер, женившийся на бывшей жене Саутера, поднял о нем вопросы в течение Года шпиона, но NIS снова их отклонил. Поскольку Саутер был гражданским лицом, он направил обвинения в ФБР, и в мае 1986 года специальный агент Бутч Хольц взял интервью у резервиста, который отрицал, что является шпионом. При отсутствии доказательств Южному не было предъявлено обвинение, и через две недели он сбежал в Москву. В июне 1989 года советская пресса сообщила о самоубийстве Михаила Орлова, впоследствии признанного южанином.Сообщается, что он был похоронен со всеми воинскими почестями в форме майора КГБ.

тоскующий по любви морской пехотинец

Член отряда морской пехоты при посольстве США в Москве в 1984 году, капрал Клейтон Дж. Лонетри стал жертвой классической техники провокации КГБ, поддавшись «ласточке», женщине-агенту, которая становится любовницей жертвы, чтобы создать эмоциональную связи с СССР. Агент, Виолетта Сейна, представила Лонетри контролеру КГБ, изображающему из себя дядю.Влюбленный морской пехотинец предоставил КГБ инсайдерскую информацию о работе посольства, подробности об офисе посла, кто был женат на ком? И, как сообщается, позволял советским агентам входить в посольство в некоторые ночи, когда у него была вахта. Переведенный в Вену, Lonetree предоставил аналогичные данные, хотя, как сообщается, не предоставил доступа. 14 декабря 1986 года он разыскал начальника отделения ЦРУ в Вене и признал свою деятельность. Хотя ЦРУ хотело, чтобы Лонетри стал двойным агентом, министерство обороны вместо этого передало дело в NIS.Он и его друг, капрал Арнольд Брейси, предстали перед военным трибуналом. Лонетри был приговорен к 30 годам тюремного заключения, но, учитывая его сотрудничество, последующие проверки неоднократно сокращали его приговор, и он был освобожден в феврале 1996 года.

Учитель с секретами

Инструктор военно-морской школы ядерной энергетики, старшина первого класса Курт Г. Лессентин, как сообщается, начал заниматься поиском секретных документов в 1991 году. Несколько лет спустя в телефонном разговоре с российским посольством он предложил продать материалы о передвижениях У.С. подводные лодки. Морская полиция и ФБР встали между предполагаемым шпионом и русскими, а тайные агенты представились контактами. Его засняли на видео, когда он пытался обменяться документами в отеле аэропорта Орландо, Флорида. Арестованный 3 апреля 1996 года, Лессентин был признан виновным и приговорен к 27 годам тюремного заключения.


Бывший генерал КГБ говорит, что шпионское агентство все еще проникает в советское общество

КГБ под руководством Михаила Горбачева продолжает проникать на все рабочие места, в церкви, творческие союзы и политические группы в Советском Союзе, хотя в настоящее время разведывательная организация заполнена многими офицерами-диссидентами, по словам бывшему офицеру КГБ.Генерал-майор Олег Калугин, пресс-атташе советского посольства в Вашингтоне в 1960-х годах, а затем начальник контрразведки МИДа, ошеломил съезд сторонников коммунистической партии в группе Демократической платформы в субботу, когда он поднялся на трибуну Театр «Октябрь», чтобы описать свою карьеру в маневрировании плащом и кинжалом и происках КГБ.

«Роль КГБ не изменилась. У него новый имидж, но все та же старая лошадь», — сказал Калугин в интервью.«КГБ везде, они вездесущи, и это верно сегодня. Пока они являются инструментом партии, они будут это делать».

Критика всех государственных органов стала широко распространенной в Советском Союзе, но никто с таким высоким званием в органах безопасности никогда не подвергал КГБ такой жестокой публичной критике. В последние годы КГБ очень старался завоевать расположение советской и иностранной прессы, заявляя, что переключил свое внимание с слежки за советскими гражданами на борьбу с подлинной преступностью.Но Калугин назвал пиар-кампанию при Горбачеве и директоре КГБ Владимире Крючкове «фарсом».

Калугин, который три месяца назад был «на пенсии» в возрасте 55 лет из КГБ, сказал, что он написал Горбачеву письмо в 1987 году, в котором говорилось, что КГБ был «таким же, каким был пять или 15 лет назад. Мы никого не убиваем по политическим мотивам». оснований, но мы можем убить человека с характером убийства. Тысячи и тысячи человеческих жизней и карьеры сломаны из-за манипуляций КГБ.«

» КГБ — очень консервативная организация, — сказал Калугин. — Ее обучили борьбе с международным империализмом, сионизмом, Ватиканом, Радио Свобода, Amnesty International, титоистами, маоистами и шпионскими организациями. И теперь они остались без работы. Все эти дурные имена исчезли с горизонта. И поэтому они либо уходят налево, как я, и я не один. Но большинство из них идут вправо. Они говорят, что страну предают, страна разваливается. Говорят, надо стоять и бороться до конца.

Тем не менее, признаки инакомыслия есть. Когда Крючков и другие лидеры КГБ были кандидатами на выборах, чтобы представлять партийную организацию КГБ на 28-м съезде партии в следующем месяце, сотни офицеров проголосовали против них. «Этого не могло быть. произошло пять или десять лет назад «, — сказал Калугин.

Он сказал, что Горбачев продемонстрировал свою опору на КГБ, когда сделал Крючкова полноправным членом Политбюро партии. слева «, — сказал Калугин, добавив, что отношения Горбачева с Крючковым были» плохим предзнаменованием «.«

Он сказал, что Крючкову не хватало опыта в качестве специалиста по разведке и у него инстинкты« партийного человека ».

« На самом деле Крючкову никогда не нравилась эта организация, хотя, возможно, она нравится ему сейчас », — сказал Калугин. По словам Калугина, новые попытки контролировать деятельность КГБ через Верховный Совет были «безнадежными». Законодатели, по его словам, «просто боятся КГБ».

После нескольких стычек с руководством за последние несколько лет, Калугин сказал, что в конце концов его выгнали из КГБ после того, как в прошлом году он написал в журнале International Life статью без разрешения агентства, в которой косвенно критиковал КГБ за его операции за рубежом.По его словам, это «взбесило» Крючкова. В статье Калугин назван генерал-майором, «долгое время занимавшимся вопросами дипломатической деятельности».

Вместо того, чтобы ухаживать за своим огородом и «выращивать помидоры», Калугин сказал, что он решил выступить публично и присоединиться к «Демократической платформе», ведущей организации, выступающей за радикальные реформы в Коммунистической партии. Но, по его словам, если партия существенно не изменится после съезда партии в следующем месяце, он выйдет из партии.

Калугин сказал, что он ожидал, что его выступление на съезде Демократической платформы и его трехчасовая встреча с небольшой группой западных репортеров будут иметь «последствия». Он держал в секрете свои планы «выступить» до тех пор, пока не добрался до холла, «чтобы по дороге на Форум не случилось ничего смешного».

Как это делает Путин | Американский институт предпринимательства

Когда Владимир Путин стал исполняющим обязанности президента России после отставки Бориса Ельцина в канун Нового 1999 года, отставного генерал-майора КГБ Олега Калугина, в то время уже проживавшего в Вашингтоне или его окрестностях, спросили о бывшем подполковнике КГБ.«Никогда о нем не слышал», — ответил Калугин. Калугин, самый молодой начальник контрразведки в советской истории, возможно, хотел подчеркнуть разницу между ними в достижениях и званиях. (С тех пор Путин никогда не называл Калугина иначе, как «предателем». Через два года после первого срока Путина Калугина судили заочно, признали виновным в государственной измене и приговорили к 15 годам.) Тем не менее, не говоря уже о профессиональной ревности, Калугин может говорить правду. Лучшие и самые яркие представители советской разведки были отправлены в «капиталистические» страны: прежде всего в Америку, затем в Великобританию, затем в Скандинавию.Путин оказался в ГДР — и то не в Восточном Берлине, недалеко от Стены и боевых действий, а в глухой части Дрездена. Его работа, если ему повезет, заключалась в вербовке заблудших левых из Западной Германии или стран третьего мира. По другим оценкам, записка Путина была еще менее гламурной: он был всего лишь посредником между Штази и Пятым управлением КГБ, которое занималось внутренним инакомыслием. Подобные ему легионы были в подсобных помещениях секретных полицейских служб стран «социалистического лагеря».

Неизвестность — лишь один из многих факторов, делающих путь Владимира Путина к власти таким же, как у многих современных автократов: скромное начало, упорство, дисциплина, упорный труд, образование, назначение в вооруженные силы или тайную полицию, сильная воля. , безжалостный, но далеко не зрелищный бюрократический подъем — и, как всегда, последний удар удачи.

Помимо этих банальных деталей, есть еще одно препятствие для амбиций биографа: а именно сам человек, который, по общему мнению, контролируемый, саркастичный, холодный, раздражительный и молчаливый.Создание даже слегка захватывающего повествования о «восхождении» такого человека — довольно трудная задача, но Маша Гессен мужественно принимает вызов в Человек без лица (Riverhead Books, 336 страниц). Вдали от задуманного — и, в конце концов, довольно тонкого — разоблачения, которое она намеревалась написать, ее книга является мощным напоминанием о том, на что на самом деле похож «партнер» Белого дома Обамы в Кремле. Гессен мало что говорит нового, но, учитывая нашу не впечатляющую способность помнить прошлое и нашу склонность постоянно «начинать заново», было бы неплохо пересмотреть руководящий образ мышления России, особенно когда мы пытаемся еще раз «перезагрузить» с помощью Кремль.

Трудно представить русского журналиста, более подходящего для этой задачи. Гессен, ведущий репортер-расследователь 1990-х годов, прожила материал своей книги. И требуется мужество, чтобы написать такую ​​книгу, как ее, и при этом настаивать на том, чтобы жить в сегодняшней России, где после переизбрания Путина в прошлом году санкции за превышение черты резко возросли. Тем не менее, даже для писателя, обладающего опытом и агрессивностью Гессена, препятствия высоки и не могут быть полностью устранены. Как и любой, кто пишет биографию российского лидера, советского и постсоветского, она была ограничена, а иногда и заражена лживым духом места, где почти каждый источник, находящийся у власти или вне ее, сейчас или был рабом. и тиран, жертва и обидчик, предатель и преданный.То, что Исайя Берлин сказал о Mitteleuropa, прежде всего верно для мира выживших из Кремля: «ужасная искривленная [земля], в которой нет ничего прямого, простого, правдивого, все человеческие отношения и все политические взгляды искажены в ужасные формы этими ужасными жертвами. , которые из-за своих калек не признают в мире ничего чистого и твердого! »

К ее чести, Гессен стремилась к чему-то чрезвычайно редкому в своей охоте: информации, которая была бы одновременно новой и правдивой. Она разыскала и взяла интервью у бывшего агента КГБ в Восточной Германии в 1980-х годах; Бывший личный экономический советник Путина Андрей Илларионов; и экс-премьер Михаил Касьянов.Увы, в конце концов, вся эта работа мало что добавляет к унылому детскому повествованию, которое возникло из книги интервью с Путиным, опубликованной в 2000 году, и нескольких мемуаров, которые просочились с тех пор. Это ужасающая нищета кишащей крысами коммунальной квартиры в полуразрушенном здании XIX века в послевоенном Ленинграде, городе, который все еще оправляется от невообразимых страданий 900-дневной блокады, в результате которой от голода и бомбардировок погиб миллион человек. Три семьи сгрудились в квартире без отопления, горячей воды и ванной.(Купались над импровизированным туалетом на лестнице, вода нагревалась на газовой плите.)

Маленький, но упорный «хулиган», дрался при малейшей провокации, молодой Володя окончил школу, пошел добровольцем в КГБ, и ему сказали сначала получить образование. Он подал документы на юридический факультет Ленинградского государственного университета и каким-то образом (он не был отличным студентом) сдал сложные вступительные экзамены. Попутно он преуспел в советском боевом искусстве самбо, прежде чем перейти к дзюдо.К его радости, по окончании учебы он был замечен КГБ и стал полевым офицером нижнего звена в Ленинграде. Со временем его отправили в Академию Андропова в Москве, где он обучался немецкому языку, а затем отправили в Дрезден. После падения Берлинской стены Путин, к тому времени женатый и имеющий двух дочерей, вернулся в Ленинград и вошел в администрацию первого избранного мэра Ленинграда, головореза перестройки (и профессора права Ленинградского государственного университета) Анатолия Собчака.

Путин впервые был назначен руководителем внешнеэкономических связей Ленинграда, и его свободное владение немецким языком, по-видимому, было ключевым фактором при назначении.К тому времени, когда Собчак проиграл переизбрание в 1996 году, Путину помогли его связи с некоторыми высшими советниками Ельцина из Санкт-Петербурга (а также его связи в КГБ) и он получил должность в администрации президента в Москве, где он дослужился до заместителя начальника. В 1998 году он был назначен главой преемника КГБ — ФСБ. Год спустя, в августе 1999 года, очевидно впечатленные его лояльностью, профессионализмом и кажущейся неподкупностью, окружение Ельцина назначило его премьер-министром.В течение следующих нескольких месяцев серия драматических событий сделала никому не известного человека самым популярным политиком России. После трех месяцев в качестве исполняющего обязанности президента Путин легко победил на относительно свободных выборах в 2000 году.

Гессен умело передает почти невероятный энтузиазм духовного освобождения, который революция гласности принесла Ленинграду в период с 1988 по 1991 год. Ее краткое изложение августовского переворота 1991 года, испытаний и невзгод 1990-х годов — одно из лучших, что я прочитал, на английском или Русский.У нее есть увлекательная история, которую нужно рассказать, и она очень хорошо ее рассказывает. (Сводки, как известно, трудно поддерживать в точности, но я заметил только одну фактическую ошибку: Украина провозгласила независимость не в июне 1991 года, а в начале декабря, после общенационального референдума.)

Как и многие писатели, не работающие в книгах, политики редко интересны вне политики. А Путин так же далек от Черчилля, Линдона Джонсона или Ельцина по цвету, как Владивосток от Москвы. Даже журналист калибра Гессена не может сделать его интересным.Путин оживает в своей политике, гораздо более суровой и убедительной в своих указах и законах, которые он продвигал через Думу, чем в тысячах интервью. Можно вздохнуть с облегчением, когда в середине книги Гессен оставляет «человека», чтобы сосредоточиться на «его временах».

Главную цель режима Путина можно резюмировать как восстановление политических, экономических и геостратегических активов, утраченных в результате распада Советского Союза. Это то, что можно назвать «доктриной Путина». Он не неокоммунист или тоталитарный строитель империи, ни Петр Великий, ни Сталин.Вместо этого он, кажется, думает, что его миссия состоит в том, чтобы вернуть российскому государству, по крайней мере частично, то, что он считает его достоянием, его жемчужинами: право собственности на политику, СМИ и суды; контроль над экономикой — прежде всего, газом и нефтью; и безоговорочное политическое, экономическое и военное господство над бывшим Советским Союзом.

Gessen ведет хронику реализации этой программы с вниманием к деталям. Путин организовал восстановление государственного гимна Советского Союза, его мелодию и текст, которые были тщательно изучены и лично одобрены Сталиным в 1943 году, и дополнены новыми словами.(Никто не знает слов, но мелодия, все еще заложенная в генах миллионов вместе с ужасом и трепетом, узнается мгновенно — что, конечно, было именно в этом суть.) Верхняя палата парламента, Совет Федерации, не была избирается прямым голосованием, но назначается. Государство перешло под контроль самых популярных телеканалов страны — НТВ и Первого канала. Чтобы зарегистрироваться для участия в выборах, кандидаты в президенты должны были собрать два миллиона подписей за несколько недель. Началось мягкое удушение протодемократии России.

Затем последовало дело ЮКОСа: разделение и эффективная национализация крупнейшей и самой современной частной компании в России и арест ее руководителя, Михаила Ходорковского, который осмелился думать, что контролирует свою собственную компанию (он был близок к тому, чтобы продать ее Exxon. или Chevron без явного разрешения Кремля) и на свои собственные деньги (он финансировал оппозицию по всем направлениям, слева направо). Осужденный за «мошенничество» и «уклонение от уплаты налогов» и приговоренный к восьми годам заключения, Ходорковский будет снова судим в 2009–2010 годах, за два года до окончания срока наказания, и будет приговорен к пяти годам лишения свободы, на этот раз за хищение 218 миллионов тонн. масла от его собственной компании.(Его приговор был позже сокращен на два года после рассмотрения апелляции.)

Это никогда не «просто бизнес» между Путиным и его звездными жертвами, как Крестный отец ; это тоже «личное». В случае с Ходорковским спорить с Путиным в Кремле перед другими «олигархами» было непростительным преступлением. («Господин президент, ваши министры воры и взяточники» — самая известная цитата из этого обмена.) Если Ходорковский будет освобожден, когда истечет срок его приговора в 2014 году, что маловероятно, пока Путин находится в Кремле. , он будет в самой суровой и самой отдаленной тюрьме или лагерях в течение 11 лет.В сегодняшней России можно было бы избежать наказания за убийство с более коротким сроком наказания.

Ограбление ЮКОСа сработало именно так, как задумал Путин. После захвата наиболее продуктивных активов ЮКОСа государственной компанией «Роснефть» контроль Кремля над нефтяной отраслью был подтвержден. Не менее важно, что не только «олигархи», но и бизнес сверху донизу по всей России всегда боялись финансировать политические партии, организации гражданского общества или СМИ без одобрения Кремля.Не имея независимых средств для обеспечения своих связей с электоратом, российская политика превратилась в потемкинский пейзаж, усеянный картонными логотипами разрешенных («зарегистрированных») партий, которые Кремль может в любой момент свергнуть, запретить или уничтожить.

Ключевые взгляды Путина можно также почерпнуть из того, как он справлялся с некоторыми кризисами с заложниками, спровоцированными террористами с мусульманского Северного Кавказа, региона, который при Путине был охвачен восстаниями фундаменталистов.Рассказы Гессена о двух крупнейших трагедиях, произошедших в этом регионе, являются мастерскими.

23 октября 2002 г. около 800 зрителей были взяты в заложники в московском театре 40-50 чеченскими террористами, многие из которых были женщинами в хиджабах. Вскоре были освобождены несколько десятков маленьких детей и иностранцев. В течение следующих 58 часов неправительственные переговорщики приходили и уходили, время от времени вынимая одного-двух заложников или договариваясь пропустить воду и сок (которые так и не достигли заложников, потому что власти не смогли договориться о протоколе).Требования террористов, пишет Гессен, «почти до смешного легко выполнить». Они хотели, чтобы Путин объявил о своем намерении положить конец войне в Чечне и приказал вывести войска из любого района их крошечной родины.

Рано утром третьего дня через вентиляционные отверстия был закачан газ, и через несколько минут все потеряли сознание. Зайдя в здание, российские спецназовцы убили всех захвативших заложников выстрелами в голову. Взрывчатка, которой чеченцы угрожали взорвать театр, так и не сработала.Позже независимые следователи правдоподобно предположили, что «черные вдовы» носили «пустышки» мучеников.

Отравленных, потерявших сознание, недосыпающих и сильно обезвоженных заложников вынесли из здания и вместо того, чтобы доставить в соседнюю больницу, положили на ступеньки театра на спину. Многие умерли там, не приходя в сознание, подавившись рвотой. Позже мертвых и без сознания погрузили в автобусы, направлявшиеся в центр Москвы. Их перевозили сидя.Еще больше задыхались, когда их головы запрокидывались назад. Еще больше людей умерло по прибытии в больницы, поскольку власти отказались сообщить врачам состав дезинфицирующего газа. В итоге 129 заложников погибли.

Два года спустя, 1 сентября 2004 года, в североосетинском городе Беслан боевики, в основном чеченцы, взяли в заложники более 1000 детей и их родителей в первый же день учебы в школе. Отчет Гессена, основанный на свидетельствах независимых экспертов, о том, что за этим последовало, душераздирающий и изобличающий.С самого начала похитители заложников были готовы к переговорам и назвали несколько человек, с которыми хотели бы поговорить. Одному из них, президенту Северной Осетии Александру Дзасохову, российские войска не разрешили войти в здание. Но бывшему главе соседней Ингушетии Руслану Аушеву все же удалось попасть. Вместе с 26 женщинами с младенцами он выдвинул требования террористов. Это была обычная вступительная заявка: независимость Чечни, вывод войск и прекращение войны.«Президент» самопровозглашенной Чеченской Республики («Ичкерия»), а затем, возможно, самый разыскиваемый человек в России, Аслан Масхадов, согласился приехать в Беслан для переговоров.

Когда террористы, заложники и тысячи членов семей за кордоном войск ждали Масхадова на третий день осады, в здании школы прогремели два взрыва. Здесь рассказ Гессена категорически противоречит официальной версии. По ее словам, то, что заложники помнят как «гигантский огненный шар», произошло не от взрывчатки террористов, а от российских гранатометов, выпущенных прямо по переполненному школьному спортзалу.Затем захватчики приказали тем, кто мог пройти, пройти в школьную столовую и встать в окна, чтобы показать, что войска стреляют по женщинам и детям. Войска, по словам Гессена, ответили танковыми снарядами, гранатами и огнеметами «в упор». Поскольку террористы неоднократно пытались переместить женщин и детей в еще не горящие комнаты, местная полиция тщетно умоляла российские войска прекратить стрельбу. В итоге погибли 334 человека, из них 186 детей.

Из этих примеров вытекает оперативная схема: спасение заложников — вопрос третичного уровня; переговоры — признак слабости; Ключевым моментом является убийство всех захватчиков заложников как можно быстрее, независимо от их требований или желания вести переговоры.Гессен пишет:

Как только произошел захват заложников, правительственные оперативные группы, действующие под непосредственным контролем Путина, сделали все, чтобы кризис закончился как можно более ужасающим образом — чтобы оправдать продолжение войны в Чечне и дальнейшие репрессии против СМИ и оппозиции в России и, наконец, чтобы подавить любую возможную критику со стороны Запада, который после 11 сентября был вынужден признать в Путине соратника по борьбе с исламским терроризмом. Есть причина, по которой российские войска как в Москве, так и в Беслане действовали таким образом, чтобы максимизировать кровопролитие; они фактически стремились умножить страх и ужас.Это классический образ действий террористов, и в этом смысле можно с уверенностью сказать, что Путин и террористы действовали согласованно.

Три месяца спустя, сославшись на необходимость единства и безопасности, Дума приняла закон об отмене губернаторских выборов. Отныне все губернаторы области должны были назначаться Кремлем. В том же месяце поправка к конституции отменила прямые выборы в Думу; к тому времени половина мест была заполнена.Весь парламент должен был быть заполнен депутатами, избранными из списков одобренных Кремлем («зарегистрированных») партий. Гессен проницательно отмечает, что был только один чиновник, напрямую избранный российским народом: президент.

Она могла бы добавить что-нибудь еще к этой мощной коде. Обращаясь к нации по телевидению на следующий день после окончания испытаний в Беслане, Путин заявил, что терроризм — это всего лишь прокси-война против России со стороны неустановленных международных злоумышленников. Эти неназванные, но малоизвестные злодеи — поколения, выросшие на антиамериканской пропаганде, его аудитория, конечно же, не подозревала ни Францию, ни Германию — «хотели бы оторвать от нас сочный кусок пирога», — сказал Путин.«Другие им помогают. Они помогают, мотивируя это тем, что Россия по-прежнему остается одной из крупнейших ядерных держав мира и как таковая по-прежнему представляет для них угрозу. И поэтому они считают, что эту угрозу нужно устранить. Терроризм, конечно же, всего лишь инструмент для достижения этих целей ». Россия как осажденная крепость, валы которой мужественно держит Путин, станет ключевой темой легитимации его режима.

В том же пятиминутном обращении было еще одно плохое предзнаменование. «Мы показали себя слабыми, — сказал Путин.«А слабых бьют». Последняя фраза была лишь слегка измененной цитатой из знаменитой речи Сталина в феврале 1931 года, в которой он оправдал свою убийственную «индустриализацию»: «Отсталые побиты. Вы отстаете, вы слабы, значит, вы можете быть избиты и порабощены ».

Гессен пишет портрет Владимира Путина, который раздражителен, прихорашивается, вечно страдает от предполагаемого пренебрежения со стороны Соединенных Штатов, одержим холодной яростью и способен настойчиво и эффективно мстить. Но он не Саддам Хусейн, не говоря уже о Сталине.Он не стремится искоренить любое инакомыслие путем массовых убийств. До сих пор «красные линии» проводились редко, и только две из них означали гибель тех, кто осмелился их пересечь. Один обошел ЮКОС и Ходорковский. Другой пострадал от четырех взрывов жилых домов (два из которых в Москве) в сентябре 1999 года — трагедии, которая прославила Путина.

Убив 300 и ранив еще сотни, взрывы, которые произошли в течение нескольких недель после назначения Путина премьер-министром и были немедленно обвинены Кремлем в чеченских сепаратистах, повысили популярность молодого и, казалось бы, жесткого главы правительства, который, как известно, обещал « тереть [чеченцев] в сортире.”

Сторонники теории заговора против режима почти сразу связали взрывы с попытками ФСБ укрепить имидж Путина как спасителя России. Эту версию следовало бы отвергнуть как слишком чудовищную, чтобы ее можно было вообразить, если бы не тот факт, что оперативники ФСБ были пойманы с поличным, когда они закладывали мешки со взрывчаткой в ​​подвале многоквартирного дома 22 сентября в городе Рязань, в ста милях к юго-востоку. Москвы. Официальное объяснение — что это были тренировочные упражнения — было пронизано слишком многими несоответствиями, чтобы в них можно было поверить.

Правда о взрывах не станет известна до тех пор, пока ответственные лица не дадут показания на судебных процессах или на заседаниях Комиссии по установлению истины в постпутинской России. Но аргументы в пользу причастности директора усиливаются из-за смертности тех, кто упорно продолжал расследовать взрывы. Либеральный депутат Госдумы Сергей Юшенков был застрелен на одной из улиц Москвы в апреле 2003 года. Два месяца спустя Юрий Щекочихин, журналист-расследователь и заместитель редактора оппозиционной газеты «Новая газета », заболел с жалобами на «жжение». по его телу.Он умер в течение нескольких дней после того, как ему был поставлен диагноз «аллергический синдром», вызванный «неизвестным токсином», после того, как его кожа отслоилась, а волосы выпали.

Два года спустя настала очередь Анны Политковской. Ее застрелили в лифте своего многоквартирного дома. Возможно, самый известный российский журналист-крестоносец, Политковская публично разглашала всевозможные некомпетентность, коррупцию и жестокость режима, особенно в ходе судебного преследования чеченских войн и кризиса с заложниками в театре.Но ее убийство, как и убийства Юшенкова и Щекочихина, с такой же вероятностью могло быть вызвано ее связью с бывшим сотрудником ФСБ по имени Александр Литвиненко, который поставил целью своей жизни разобраться в причинах взрывов жилых домов.

Будущий осведомитель, заявивший о коррупции и некомпетентности ФСБ, Литвиненко сбежал в Лондон до того, как предстал перед судом. Используя связи и опыт ФСБ, которые он приобрел во время работы там, он собрал воедино доказательства причастности организации к взрывам и опубликовал об этом книгу.(Он также установил, что среди похитителей театра находился информатор ФСБ, предполагая, что российские спецслужбы знали о планируемой операции заранее. Литвиненко даже выяснил имя информатора и передал информацию Юшенкову и Политковской.)

Через три недели после убийства Политковской Литвиненко заболел. Как и Щекочихин, он чувствовал жжение в горле, пищеводе и желудке. Он не мог пить, и его постоянно рвало.Его волосы начали выпадать. Перед тем, как впасть в кому, Литвиненко продиктовал заявление, которое будет выпущено после его смерти:

Думаю, пришло время сказать несколько слов человеку, ответственному за мое текущее состояние. Возможно, тебе удастся заставить меня молчать, но за это молчание приходится платить. Теперь вы доказали, что являетесь именно тем безжалостным варваром, которым вас выставляли самые суровые критики. Вы продемонстрировали, что не уважаете человеческую жизнь, свободу или другие ценности цивилизации.Вы показали, что не заслуживаете занимать свой пост и не заслуживаете доверия цивилизованных людей. Возможно, вам удастся заткнуть рот одному человеку, но шум протеста во всем мире будет эхом звучать в ваших ушах, г-н Путин, до конца вашей жизни. Да простит вас Бог за то, что вы сделали не только мне, но и моей любимой России и ее народу.

Через несколько часов после смерти Литвиненко полиция Лондона установила, что он был отравлен полонием-210: высокорадиоактивным изотопом, смертельным при проглатывании и производимым почти исключительно в России, где его производство жестко контролируется федеральными властями.Добыча даже небольшого количества должна быть разрешена на самом высоком уровне. Полиция проследила радиоактивный след к гостиницам и ресторанам, определила бизнесмена и бывшего офицера ФСБ Александра Лугового как главного подозреваемого в отравлении и потребовала его экстрадиции. Реакция была винтажной для Путина: он избрал Лугового в Думу по списку Кремлевской партии «Единая Россия», что обеспечило ему иммунитет от судебного преследования.

Путин, предполагаемый «авторитарный модернизатор» (и, как таковой, герой многих U.С. «реалист»), фактически руководил демодернизацией практически всех аспектов существования страны. Откат все факторы, определяющие политический, социальный и экономический прогресс в 21 веке: гражданские и политические свободы, демократическое самоуправление, независимость СМИ и рыночная экономика. Это была классическая реакционная полуреставрация.

Путин выбрал природный газ и нефть в качестве ключей к развитию России на следующие полвека. Россия стала крупнейшим производителем нефти в мире, добывая более 10 миллионов баррелей в день, и цена этого «черного золота» резко выросла с 18 долларов за баррель в начале президентского срока Путина до 147 долларов за баррель в 2008 году.ВВП России пошел по сырьевой траектории. Реальные доходы страны выросли в два с половиной раза от ее размера. Бедность сократилась вдвое. Отражая динамику богатства России, рейтинги Путина с 2000 по 2008 год были астрономическими и безупречными.

Но, как всегда, пришлось заплатить свою цену. Россия при Путине стала все больше и больше походить на нефтегазовое государство со всеми тонкостями, связанными с такими политиками: авторитарная консолидация, раздувание военных и полицейских бюджетов, застопорившаяся мобильность и иммиграция молодых и хорошо образованных.Между тем качество образования неуклонно снижалось, как и расходы на здравоохранение, которые и без того были неприлично низкими по отношению к ВВП. Сегодня наука и технологии неуклонно отстают даже в сфере обороны — той области, в которой Советский Союз стремился оставаться современным. В настоящее время российский флот покупает французские вертолетоносцы по 600 миллионов долларов за корабль, а испытания баллистических ракет нового поколения терпят неудачу за неудачей. В 2012 году с неба упал российский спутник.

И еще есть коррупция. Русские постоянно говорят социологам, что подлость и продажность сейчас намного хуже, чем в поздний Советский Союз или в «проклятые» 1990-е. (В 1997 году Ельцин уволил нескольких высокопоставленных помощников после того, как тогда свободные СМИ сообщили, что они получили по 15000 долларов в качестве гонорара за книгу, которую они будут соавтором. Министры Путина, вероятно, потратят столько же, если не больше, на вино в Москве. бесчисленное множество сверхдорогих ресторанов.) В прошлом году Россия заняла 133-е место из 176 стран по индексу «восприятия коррупции» Transparency International — баллу, равному показателям Ирана, Казахстана, Гондураса и Коморских островов.Страна приближается к тому моменту, когда коррупция не только препятствует, но и парализует экономические и социальные институты. При всех присущих им ограничениях Горбачев и Ельцин пытались апеллировать к лучшим инстинктам русского народа. Путин ищет самое низкое. Сверху донизу Россия погрязла в цинизме, невиданного даже при Брежневе.

Воруют больше не отдельные чиновники. Были «приватизированы» целые ведомства или даже министерства. В ноябре этого года российские власти объявили, что около 200 миллионов долларов было украдено в рамках программы космического агентства, в то время как другое расследование преследовало мошенничество на 100 миллионов долларов в Министерстве обороны.В 2009 году президент Дмитрий Медведев сообщил, что из бюджета ежегодно крадется триллион рублей (или около 30 миллиардов долларов). Спустя три года Счетная палата пришла к такой же оценке.

Гессен пересказывает историю, пожалуй, самого заметного из мошенников: в 2007 году налоговое управление Министерства финансов украло 230 миллионов долларов из российского казначейства по сложной схеме, в которой участвовали несколько судебных решений и фиктивные компании. Налоговый бухгалтер по имени Сергей Магнитский, который раскрыл эту схему, был фактически убит в тюрьме после того, как его почти ежедневно избивали и отказывали в медицинской помощи из-за болезни сердца и панкреатита.Единственным человеком, которого судили за убийство, был тюремный врач, которого оправдали. 26 ноября прошлого года Конгресс США принял Закон Сергея Магнитского об ответственности за соблюдение законности, который отказывает в выдаче виз российским официальным лицам, причастным к убийству Магнитского ( при замораживании их активов в Соединенных Штатах), а также другим виновным в коррупции и нарушениях прав человека.

«Рыба портится с головой », — гласит русская пословица; рыба гниет с головы вниз.Пытаясь вернуться к голове, Гессен посвящает один из самых длинных сегментов своей книги работе Путина в Санкт-Петербурге. Утверждается, что он подписал с десяток контрактов на сумму 92 миллиона долларов на доставку продуктов питания из Германии в голодающий город в обмен на нефть, лес, металлы и другие товары. Натуральная оплата была произведена, но мясо так и не было доставлено. Лидер демократически избранного городского совета Санкт-Петербурга Марина Салье заявила, что установила вину Путина, и передала документы в Москву.Ничего не вышло. (Смертельно опасаясь возмездия Путина, Салье годами пряталась в отдаленной деревушке, где ее нашел Гессен и попытался взять у нее интервью.)

В конце концов, нет никакого курительного пистолета. Действительно, через 22 года после рождения новой России почти не осталось дыма, это обычный дурно пахнущий смог всеобщего обмана и предательства, окружающий Кремль. Но использование силы — это последнее и объективное испытание. Сегодня друзья и соратники Путина (большинство из Санкт-Петербурга и почти все из ФСБ или его клуба дзюдо) владеют или контролируют некоторые из самых прибыльных предприятий страны: банки; медиа-конгломераты; монополия на экспорт оружия; сотовые сети; РЖД; крупнейший в мире производитель природного газа — Газпром; и крупнейшая в мире (по объему добычи) публичная нефтяная компания «Роснефть».Четвертая по величине нефтетрейдерская компания Gunvor, которая экспортирует не менее одной трети российской нефти и приносит ориентировочный доход в 80 миллиардов долларов в год, принадлежит давнему партнеру Путина по дзюдо Геннадию Тимченко. В том, что американо-российский ученый Николас Гвоздев назвал «Россия, корпорация», слияние власти и собственности достигло уровня, на котором, как выразился директор Московского центра Карнеги Дмитрий Тренин, «те, кто сегодня правят Россией, владеет Россией ».

При официальной зарплате в 120 000 долларов Путину удалось собрать коллекцию роскошных часов на 700 000 долларов.(Говорят, что он особенно неравнодушен к белому золоту Patek Philippe за 60 000 долларов). По оценкам, он «имеет доступ» к 20 дворцам и виллам, 58 самолетам и 4 яхтам. Об истинном личном богатстве Путина можно только догадываться. Эксперты оппозиции оценили его в 40–70 миллиардов долларов, что сделало бы его одним из трех самых богатых людей в мире. (Почти невероятная цифра становится более правдоподобной, если в журнале Forbes нам напомнить, что Геннадий Тимченко стоит более 9 миллиардов долларов. Другой давний партнер Путина по дзюдо, Аркадий Ротенберг, чья фирма поставляет трубы большого диаметра для государственного Газпрома. pipelines, по оценкам, имеет личное состояние не менее 1 миллиарда долларов.)

Как сказал Гессен, история с виллой Путина на берегу Черного моря стоимостью 1 миллиард долларов, с 16 зданиями, несколькими бассейнами и вертолетными площадками, кажется парадигмой того, как «Россия, Inc.» действует. Вскоре после избрания Путина президентом в 2000 году некоторых из самых богатых российских «олигархов» «попросили» пожертвовать сотни миллионов долларов на благотворительность для покупки медицинского оборудования. Они были завышены примерно на треть, с той разницей, что они были вложены «в российскую экономику» компанией, 94% акций которой принадлежали Путину.Постепенно, по словам бывшего владельца бизнеса по производству медицинского оборудования Сергея Колесникова, который несколько лет назад обнародовал эту историю (и у которого Гессен взял интервью), для инвестиций становилось все меньше и меньше денег, поскольку средства все больше направлялись на «Маленький личный проект» с «домом Путина». В конце концов, Колесникову сказали закрыть все счета, так как каждый доллар и рубль был потрачен на строительство.

Есть разница, заключает Гессен, между клептоманией — патологическим желанием обладать вещами, даже теми вещами, для которых мало пользы — и плеонексией, которую она описывает как ненасытное желание иметь вещи, которые по праву принадлежат другим.Она диагностирует у Путина последний недуг.

Самые интересные страницы этой удручающей саги находятся в эпилоге, посвященном массовым антипутинским демонстрациям в Москве, разразившимся после самых наглых манипуляций на выборах в Государственную Думу в России в декабре 2011 года. Здесь Гессен использует самый сводящий с ума повествовательный прием. , также распространенное в предыдущих разделах книги: безжалостное навязывание себя самого в собственном повествовании.

На протяжении всей книги, абзац за абзацем, первое лицо единственного числа появляется в каждой или каждой другой строке: «Я сказал», «Я подумал», «Я ужинал с», «Я брал интервью», «Я спросил» , »« Координировал освещение.«Субъект — Путин; героиня — Гессен. Мы точно знаем, где она была и что делала, когда происходят ключевые события повествования. Она прерывает свой отпуск на Черном море. Она плачет за своим столом, когда слышит о захвате заложников в Беслане 1 сентября 2004 года. Заботливый сослуживец дает ей банку колы.

Мы узнаем, что Гессен — жесткий и бесстрашный репортер, но при этом, естественно, остается чувствительным человеком. Мы выясняем, что рассказы, которые она написала в 1990-е годы, «никто не рассказывал раньше» и что они часто появлялись на обложках журнала, в котором она работала.Читателю предлагается подробная хронология карьеры Гессен, которая разворачивается вместе с карьерой Путина: она прошла путь от ведущего репортера-расследователя журнала Итоги до начальника московского бюро US News & World Report до редактора неназванного «Московского еженедельника». »Редактору политического сайта редактору глянцевого журнала Snob редактору издательства. И давайте не будем забывать о Herald Tribune , в которой она «регулярно участвует». Гессен усыновляет мальчика («Вова», стандартное уменьшительное русское слово «Владимир») и рожает (это девочка, милый читатель, это девочка).Она «тревожится» и, бросив детей в школу, ложится спать. Она «волнуется», слушая радио, когда едет с дачи домой. Она ведет свою семью в «банальную американскую комедию в дорогом торговом центре в центре Москвы». Она катается на велосипеде на работу. Она ходит в спортзал.

По мере того, как разворачивается эпилог, похоже, что нас ждет все больше и больше этого. «Что-то происходит», — заявляет она своей только что проснувшейся девушке накануне выборов. Она повторяет то же предсказание на следующей странице своему коллеге по случаю дня рождения, «умному молодому репортеру из президентского пула ведущей деловой ежедневной газеты».После голосования (сфотографировав бюллетень и загрузив фотографию в Facebook), она уезжает на вечеринку по случаю дня рождения, где ее окружает своего рода «смешанная», но сверкающая толпа, в которой она, кажется, всегда находится: «книга- издатели, журналисты, дизайнеры и по крайней мере один богатый производитель ».

Но продолжайте движение, и в конечном итоге вы получите один из лучших письменных отчетов о «Зимней революции», начиная с первой демонстрации 5 декабря 2011 года, когда Гессен внезапно почувствовал «подъем страха», до той славной субботы в Болотная площадь 10 декабря, когда постсоветский средний класс России, казалось, достиг политического возраста.Достигнув беспрецедентного экономического благополучия и личной свободы, они начали требовать достойного демократического гражданства. Это было второе национальное нравственное пробуждение России, первым из которых стала гласная революция 1987–1991 годов.

Как и ее друзья, Гессен приехала на Болотную, не зная, чего ожидать, и оказалась среди десятков тысяч сограждан (100 000 — часто принимаемая оценка) после многих лет веры в то, что лишь несколько десятков разделяют ее взгляды. Узнав в Facebook, Twitter и LiveJournal о вновь обнаруженных символах протеста, многие несли белые воздушные шары и носили белые шарфы, белые шляпы и даже, в мороз русской зимы, белые брюки.«Я слышал миллион анекдотов, и все они были забавными!» она услышала, как молодой человек кричал в свой мобильный телефон. «В окружении десятков тысяч единомышленников действительно хочется услышать сразу миллион смешных анекдотов», — пишет Гессен. Внезапно полиция стала вежливой, и телеканалы правдиво сообщили о протесте. «Я осознаю то, что наблюдал в других странах, когда писал об их революциях», — пишет Гессен. «Наступает день, когда вы включаете телевизор, и те самые головорезы, которые вчера извергали в вас пропаганду, сидя в тех же студиях на тех же самых декорациях, начинают говорить на человеческом языке.”

Конечно, победа была недолгой. После того, как его переизбрали три месяца спустя, Путин ясно дал понять, что режим не сдастся без затяжной и жестокой борьбы. Он организовал рассчитанную и эффективную контратаку, направленную на маргинализацию, запугивание и преследование оппозиции. Подобно тщательно выверенным поворотам винта, законы ужесточили кандалы. За участие в «несанкционированных демонстрациях» назначаются тюремные сроки или огромные штрафы. Определение «измены» расширилось до такой степени, что получение информации от организации, считающейся «враждебной» России, могло привести к тюремному заключению на срок до 20 лет.Интернет регулярно подвергается цензуре, а культурная память о терроре и шпиономании была возрождена заявлением, что гражданские и правозащитные организации, финансируемые из-за границы, являются «иностранными агентами». В кулуарах кремлевские головорезы преследовали посла США Майкла Макфола, и Кремль изгнал Агентство США по международному развитию через 20 лет, а миллиарды долларов налогоплательщиков США были потрачены на продвижение демократии и гражданского общества — без единого протеста со стороны Белый дом.

Не встретив международного сопротивления в отношении домашнего ареста и продолжающегося судебного процесса над двумя высшими лидерами оппозиции, Сергеем Удальцовым и Алексеем Навальным, режим, скорее всего, доведет судебное преследование до почти определенного завершения длительных тюремных сроков. Навальному грозит 10 лет лишения свободы (по обвинению в хищении 13000 кубических футов древесины у государственной компании), и одному Богу известно, сколько лет будет дано Удальцову, обвиняемому в организации массовых беспорядков с целью свержения государства. правительства и обращения за финансовой помощью к властям Грузии.В октябре соратник Удальцова был похищен российскими спецслужбами в Киеве и доставлен в Москву, где на него надели наручники и держали без воды, еды и доступа к туалету, пока он не уличил Удальцова. Мы узнаем достаточно скоро, знаменуют ли такие репрессии отход режима от относительно мягкого авторитаризма Франко и Салазара к авторитаризму Маркоса, Мугабе и Дювалье, и если да, то вызовут ли они ответную реакцию со стороны оппозиции, которая до тех пор, пока теперь упорно придерживается ненасилия.

Но в тот волшебный декабрь свободная, процветающая и стабильная Россия, наконец-то живущая в мире со своим собственным народом и миром, казалась Гессен и десяткам тысяч ее соотечественников в пределах досягаемости. Хотя эта мечта разбилась, исторически они имеют твердую почву. Украденные выборы — очень плохое предзнаменование для тех, кто их проводит. Оскорбление никогда не прощается полностью и в конечном итоге разрушает преступный режим — будь то за недели, как в Грузии в 2003 году, или за месяцы, как на Украине в 2004 году, или через четыре года, как в Сербии Милошевича в 2000 году, или почти через десять лет. полтора, как на Филиппинах Маркоса в 1986 году, или даже в течение двух десятилетий, как в Мьянме, переходный период которой еще не завершен.

Если не произойдет еще один мировой кризис и связанное с ним падение цен на нефть, Путин может продержаться до 2018 года. Тем не менее, когда он затем настаивает на продолжении правления, с его рейтингом одобрения на самом низком уровне за 12 лет и с миллионами россиян, которые уже говорят социологам, что они выступают против того, чтобы он баллотировался на следующий шестилетний срок (что сделало бы его общее количество равным 24 годам Сталина), он, вероятно, спровоцирует политический кризис, который может свергнуть режим.

Что бы ни случилось, декабрьские протесты привели к чему-то чрезвычайно важному.Они позаботились о том, чтобы сюжет истории Путина, который он создал для России, больше не находится под его безоговорочным контролем.

/ * Определения стилей * /
table.MsoNormalTable
{mso-style-name: «Table Normal»;
МСО-стиль-строка-размер-полосы: 0;
mso-tstyle-colband-size: 0;
МСО-стиль-ношоу: да;
mso-style-priority: 99;
родительский-стиль MSO: ””;
mso-padding-alt: 0in 5.4pt 0in 5.4pt;
МСО-пара-маржа-верх: 0 дюймов;
МСО-пара-маржа-право: 0 дюймов;
МСО-пара-маржа-дно: 10.0pt;
МСО-пара-маржа-слева: 0 дюймов;
высота строки: 115%;
МСО-пагинация: вдова-сирота;
font-size: 11.0pt;
font-family: «Calibri», «без засечек»;
mso-ascii-font-family: Calibri;
МСО-ascii-тема-шрифт: второстепенный латинский;
mso-hansi-font-family: Calibri;
mso-hansi-theme-font: minor-latin;}

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.