Кремирование в россии: Можно ли самостоятельно кремировать умершего родственника?

Содержание

Можно ли самостоятельно кремировать умершего родственника?

Погребение умерших регулируется Федеральным законом «О погребении и похоронном деле». В соответствии с этим законом и санитарными требованиями, тело умершего человека должно быть захоронено, то есть должно быть осуществлено погребение останков.

Вот некоторые из статей закона, которые относятся к вашему вопросу:

Статья 3. «Погребение»

Настоящий Федеральный закон определяет погребение как обрядовые действия по захоронению тела (останков) человека после его смерти в соответствии с обычаями и традициями, не противоречащими санитарным и иным требованиям. Погребение может осуществляться путём предания тела (останков) умершего земле (захоронение в могилу, склеп), огню (кремация с последующим захоронением урны с прахом), воде (захоронение в воду в порядке, определённом нормативными правовыми актами Российской Федерации).

Статья 4. «Места погребения»

1. Местами погребения являются отведённые в соответствии с этическими, санитарными и экологическими требованиями участки земли с сооружаемыми на них кладбищами для захоронения тел (останков) умерших, стенами скорби для захоронения урн с прахом умерших (пеплом после сожжения тел (останков) умерших, далее — прах), крематориями для предания тел (останков) умерших огню, а также иными зданиями и сооружениями, предназначенными для осуществления погребения умерших. Места погребения могут относиться к объектам, имеющим культурно-историческое значение.

Статья 25. «Организация похоронного дела»

1. Организация похоронного дела осуществляется органами местного самоуправления. Погребение умершего и оказание услуг по погребению осуществляются специализированными службами по вопросам похоронного дела, создаваемыми органами местного самоуправления.

Соответственно, просто сжечь тело умершего человека однозначно нельзя. Кремация умерших может осуществляться только в крематориях на основании гербового свидетельства о смерти, выдаваемого органами ЗАГС (федеральный закон «Об актах гражданского состояния») силами похоронной организации с использованием специалистов, оборудования и в специально отведённом месте.

мировые традиции кремации. Отношения к кремации религии

 Многие люди считают кремацию естественным видом погребения, объясняя это тем, что они не желают осознавать факт, что тела их родных и близких будут долгое время разлагаться в земле. Но многие задаются вопросом: как происходит кремация, что будет с душой человека после кремации, не затруднит ли столь быстрый распад тела переход усопшего в иной мир, и как относится к этому церковь.

Процесс кремации

Существуют разные модели кремационного оборудования: работающие на газе, жидком топливе или электричестве. В зависимости от этого, процесс сжигания длится от 80 до 120 минут. Температура внутри печи – от 872 до 1092 градусов по Цельсию. Наиболее высокая температура достигается в газовой печи, однако пепел при кремации не образуется. Тело усопшего разрушается всего лишь на мелкие фрагменты — кости. Сотрудник крематория при помощи магнитного устройства извлекает из праха металлические предметы, — например зубные протезы или штыри, соединяющие суставы после прижизненно сделанных медицинских операций, затем вручную или с помощью специального устройства измельчает останки костей, либо помещает в центрифугу, в которой останки тщательно просеиваются в урну.

Считается, что прах должен быть однородным, следовательно, более крупные не измельчённые органические фрагменты будут удалены. С точки зрения кремации, тела усопших отличаются друг от друга тем, что количество времени, которое требуется для сжигания – не одинаково. Например, гораздо дольше горят ткани употреблявших при жизни сильные медицинские препараты, умерших от туберкулёза, а также наркоманов. Тела умерших от раковых опухолей, горят, в среднем, на полчаса дольше, — не зря медики в последнее время говорят об информационной природе этих заболеваний.

Урны для праха

Урны для праха – это вазы, кубки, шкатулки, изготовленные из камня, дерева или керамики, декоративно украшенные орнаментом религиозной тематики. После кремации родственникам предлагается поместить урну в колумбарий, захоронить в землю, забрать с собой, либо, если это возможно, развеять прах на специальной площадке.

Отношение к кремации в различных религиях

Кремация и православие

Православная церковь не приветствует кремацию, но и особо не осуждает её. Ещё Патриарх Алексий заявлял, что этот способ не противоречит православным канонам. Ведь кладбища загрязняют окружающую среду, и в первую очередь — источники питьевой воды. В российских крематориях проводятся службы по отпеванию умерших. Однако любые вмешательства в процесс распада человеческих тел: как замедление – бальзамирование, так и ускорение – кремация, являются серьёзным нарушением всех христианских обычаев. При этом грех ложится на родственников или на тех, кто вдохновил их на этот путь.

Кремация и иудаизм

Иудеи категорически отрицают кремацию и считают, что процесс распада останков умершего должен быть естественным, а сжигание обрекает душу на страшные мучения.

Кремация и мусульманство

Мусульмане считают кремацию диким языческим обычаем, проявлением неуважения к усопшему, абсолютным грехом.

Кремация в Индии

В Индии сожжение трупа считается обычаем, не процессом – а обрядом, который сохранился неизменным с незапамятных времен. Погребальный костёр разжигают на пирамиде из дров, добавляют в него ароматические масла и произносят молитвы. Хлопок раскаленного в огне, расколовшегося черепа означает, что душа умершего устремилась в небо. Церемония происходит публично на берегах вдоль священной реки Ганг. Не сгоревшие до конца останки выбрасываются в воду, что является признаком вопиющей антисанитарии.

Кремация и буддизм

Проповедники буддизма считают кремацию единственной формой погребения. В Японии 98% покойников предают кремации. По традиции буддизма из золы вынимают зубы, так же как и Зуб Будды, якобы извлечённый из пепла сожженного тела этого божества. Зуб Будды — единственная буддийская реликвия. Японское мировоззрение гласит о том, что любой человек – это несостоявшийся Будда, имеющий возможность проявиться в будущем. Поэтому зуб каждого человека может оказаться зубом будущего бога.

Сегодня кремация обязательна в странах Юго-восточной Азии, широко распространена в Европе и Северной Америке. В Чехии кремируют около 95% покойников, в Великобритании – 69%, в Дании 68%, в Швеции 64%, в Швейцарии 61%, в Австралии 48%, в Голландии 46%.

Роль кремации в оккультных науках

С точки зрения эзотерики и парапсихологии процесс умирания естественно захороненного тела в землю — сложен и проходит несколько этапов: сначала сознательная сущность человека всё ещё занимает эфирное тело, затем эта сущность начинает медленно распадаться. Эфирное тело неотделимо от физического и полностью повторяет его очертания, поэтому, когда процесс распада эфирного тела завершится, только тогда астральное тело – душа, вместе с метальным телом обретает свободу. Однако и это тело остаётся ещё некоторое время поляризованным. В случае духовной неразвитости умершего, астральное тело может долго пребывать по соседству с разлагающимся трупом, так как притяжение его ко всему материальному достаточно велико.

В одеянии астрального и ментального тел, душа старается растворить и эту совокупность энергий; происходит конфликт между сознательной сущностью «Я», имеющей свои индивидуальные чувства и страсти и абсолютной мыслящей сущности, которая уже не имеет интерес к форме и переносит своё внимание внутрь. В связи с этим, уничтожение отжившей физической оболочки облегчает астральному телу умершего переход на новую фазу существования на другом плане бытия. Кремация способствует быстрому рассеиванию всех этих тел, минуя все стадии, которые, возможно, мучительны, — особенно для тех людей, которые жили далеко не по божественным законам.

Кремация: ответы на вопросы | Похоронный дом №1

1. Сколько людей выбирают кремацию?







Ответ

В городах России, где есть крематории, число кремированных достигает 60% от числа всех умерших.







2. Какие религии не приемлют кремацию?







Ответ

Ортодоксальные евреи, греческая православная церковь и мусульмане не позволяют кремацию.

Все христианские конфессии, сикхи, индуисты и буддисты не против кремирования умерших.

Кремация это грех в провославии или нет? Нет, православная церковь не высказывается негативно по поводу кремации и не накладывает вето на подобный способ погребения.







3. Что дешевле — похороны или кремация?







Ответ

Из-за острой нехватки места для традиционных похорон цена на кремацию ниже.

Стоимость кремации различается в разных городах России. Всё зависит от того, есть ли крематорий на территории области или приходится огранизовывать перевозку тела в другой город. 

В Санкт-Петербурге имеется собственный крематорий. С этим связана невысокая цена на кремацию в Санкт-Петербурге в 2018 году. 

Для уточнения расценок, пожалуйста, обратитесь к нашим распорядителям похорон.







4. Нужно ли оформлять какие-то специальные документы для кремации?







Ответ

Список документов для кремации не отличается от тех, что нужны для традиционных похорон.

Если смерть была неестественной (травма, преступление) для кремации потребуется разрешение прокуратуры.

В остальных случаях Вам потребуется удостоверение личности, паспорт умершего, гербовое свидетельство о смерти, медицинское свидетельство о смерти.







5. Нужно ли снять ювелирные украшения перед кремацией?







Ответ

Некоторые материалы (стекло, некоторые металлы, ПВХ) не допускаются при кремации.

Если Вы хотите положить что-то в гроб умершего — проконсультируйтесь с распорядителем похорон.

По кодексу кремирования гроб не открывают после того, как он доставлен в крематорий. Заранее позаботьтесь об ювелирных украшениях или вещах в последний путь.







6. Как я могу организовать прощание?







Ответ

Прощание с умершим в залах крематория может быть организовано по Вашему желанию.

Это может быть религиозный ритуал с участием приглашенного священника.

Любой ритуал должен пройти в отведенное для этого время аренды зала — 45 минут.

Чтобы все прошло с почтением и без суеты мы советуем заехать в церковь по дороге в крематорий.

Если Вам требуется пригласить религиозного деятеля, то распорядитель похорон поможет с этим.







7. Через сколько после прощания происходит фактическая кремация?







Ответ

Кремация происходит в день прощания, как правило через несколько часов.

В отдельных случаях родственник или близкий человек может присутствовать при кремации, как того требуют некоторые религии.

Это требует отдельной договоренности.







8. Что происходит с гробом после прощания?







Ответ

Сотрудники крематория переносят гроб из зала прощания в помещение предварительной подготовки. Табличка с данными умершего сверяется с документами и прикрепляется к печи.

Табличка остается на печи в процессе кремации и до момента извлечения из нее праха умершего.

По кодексу кремации гроб не открывается во время его перемещений по крематорию. Вы можете не беспокоится о сохранности вещей, которые Вы положили умершему в последний путь.







9. Как происходит процесс кремации?







Ответ

Гроб помещается в крематорную печь. Температура в ней остается очень высокой на протяжении всего процесса. Время кремации — порядка 90 минут.

После из печи извлекаются оставшиеся небольшие фрагменты костей. Их помещают в специальную машину и размалывают до консистенции пепла.

Затем весь прах помещают в герметичную упаковку и запечатывают в урну.

На урну прикрепляется табличка с данными умершего.







10. Как я могу быть уверен, что прах моего близкого не смешается с другим?







Ответ

Крематорная печь предназначена только для одного гроба за раз. После завершения процесса кремации прах извлекается и помещается в изолированную камеру для охлаждения. После прах извлекают и помещают в индивидуальную герметичную упаковку.

Кодекс кремации не допускает нахождения пепла нескольких человек в одном помещении на всех этапах процесса.





11. Как мне сообщить, что я хочу быть кремированным?







Ответ

В первую очередь сообщите о своем решении близким, родным или человеку, который будет заведовать Вашими похоронами. Так же Вы можете написать завещание и заверить его у нотариуса. Оно будет прочитано только после Вашей смерти и должно быть исполнено. Завещание является Вашей последней волей. Если оно заверено, то имеет юридическую силу.

Так же Вы можете заранее спланировать свои похороны, обратившись в выбранное похоронное бюро. Распорядитель похорон поможет Вам все спланировать.

Этим вариантом часто пользуются пожилые или тяжело больные люди с целью снять со своих близких тяжелый груз организации похорон.







12. Где находится крематорий?







Ответ

Крематорий для жителей Санкт-Петербурга и Ленинградской области находится по адресу Шафировский проспект, 12.

Проезд общественным транспортом: городской автобус №138 от станции метро «Площадь Мужества» до конечной остановки «Крематорий».







Профессионально и квалифицированно организуем обряд кремации.
Позвоните по телефону +7 (812) 425-35-01 и получите бесплатную консультацию.

«Фонтанка» сообщила об очередях из гробов в петербургском крематории :: Общество :: РБК

Мощность учреждения позволяет кремировать около 200 тел в сутки, ежедневно туда привозят около 300 умерших, сообщил бывший сотрудник. По его словам, печи не справлялись с объемом работы и в первую волну пандемии, но тогда умерших было меньше и в учреждении установили холодильник, а сейчас его не используют.

В свою очередь, представитель ООО «Похоронная служба», бизнесмен и юрист Александр Лашер заявил, что, по его данным, в крематорий ежедневно привозят около 400 умерших. «Смертность сильно действительно выросла сейчас. Понятно, что тела скапливаются, но, честно говоря, я не вижу в происходящем ничего такого, что можно было бы назвать недостойным обращением с умершими», — добавил он.

Читайте на РБК Pro

В ГУП «Ритуальные услуги» «Фонтанке» не стали комментировать ситуацию, спецпредставитель губернатора Петербурга Александра Беглова по вопросам ритуальной сферы Сергей Смирнов также отказался от комментариев.

Беглов ужесточил карантинные ограничения в Петербурге после Евро

«Крематорий не является подведомственным учреждением комздрава», — сообщили РБК в пресс-службе комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга. РБК направил запрос в ГУП «Ритуальные услуги».

Как писала «Фонтанка» в октябре, цех № 2 крематория на Шафировском проспекте с начала пандемии был выделен для кремации умерших с COVID-19. Издание сообщало со ссылкой на реестр записей о кремациях умерших с коронавирусом, что официальные данные об умерших с коронавирусом в городе расходятся с числом проведенных кремаций. В Смольном разницу объяснили тем, что в официальную статистику не попадают две категории умерших, на которых распространяются особые условия кремации — это те, у кого коронавирус был сопутствующим заболеванием, и пациенты, проходившие лечение в перепрофилированном под COVID-19 стационаре, но умершие от внебольничной пневмонии.

В Петербурге с конца июня фиксируют рекордную смертность от коронавируса: оперативный штаб ежедневно сообщает о более 100 умерших за сутки (за исключением 5 и 6 июля, когда сообщалось о 100 и 99 летальных исходах соответственно). Максимальный показатель зафиксировали 29 июня, когда в городе скончались 119 человек с COVID-19. Общее число жертв с начала пандемии, по данным штаба, составило 17 290 человек.

Заболеваемость коронавирусом в городе также продолжает расти: 9 июля в городе выявили 1951 случай заражения, всего с начала пандемии — 485,9 тыс. Как ранее пояснял РБК Петербург вирусолог Александр Семенов, рост числа заболевших связан с распространением штамма коронавируса «дельта» (индийский), который быстрее заражает клетки человека. «За счет большей скорости развития болезни люди от него болеют, как правило, тяжелее», — заявил вирусолог.

Вице-премьер России Татьяна Голикова объяснила резкий рост заболеваемости коронавирусом в Петербурге чемпионатом Европы по футболу (Евро-2020) — в городе состоялось семь матчей турнира. По словам Голиковой, власти контролируют ситуацию.

С 13 июня, через день после окончания Евро, в Петербурге запрещается проведение любых массовых мероприятий численностью свыше 75 человек. Ограничение не затронет культурные и зрелищные мероприятия, проводимые в театрах, концертных залах, цирке и кинотеатрах по согласованию с комитетом по культуре Санкт‑Петербурга, а также спортивные и физкультурные мероприятия, проводимые по согласованию с комитетом по физической культуре и спорту. На спортивных мероприятиях смогут присутствовать только спортсмены, тренеры, судьи и технический персонал, которые должны иметь либо отрицательный ПРЦ-тест, сделанный не более чем за три дня до даты мероприятия, либо сертификат о вакцинации.

После прочтения сжечь: как крематории спасли Россию во время пандемии коронавируса

Новая болезнь вскрыла проблемы в сфере ритуальных услуг, которые накапливались в стране на протяжении десятков лет. Выяснилось, что российские крематории, которые оказались так нужны в тяжёлый период, стали заложниками ситуации. «Октагон» пообщался с представителями отрасли и специалистами, чтобы узнать, как и что нужно менять в этой области.

Резкий рост

В России от коронавируса умерли больше 24 тысяч человек. Вместе с тем регионы отмечают рост числа кремаций и погребений на протяжении последних месяцев: глава оператора столичных кладбищ ГБУ «Ритуал» Артём Екимов в начале октября сообщил, что количество кремаций в Москве с введением ограничительных мер из-за коронавируса повысилось на 38 процентов. В крематориях ощутили увеличение нагрузки, в том числе потому, что в отдельных регионах настоятельно рекомендовали проводить кремацию, а не захоронение умерших с диагнозом «COVID-19». Одна из возможных причин такого положения может быть связана с тем, что процесс кремации менее опасен во время эпидемии, считает директор Новосибирского крематория Борис Якушин.

«Кремация инфицированного тела безопаснее, чем погребение. Но это верно, если речь идёт об опасных инфекциях. COVID-19, по данным учёных, не живёт долгое время, как, например, чума или сибирская язва, которые обнаруживаются в захоронениях спустя сотни лет».



Борис Якушин
директор Новосибирского крематория

– Однако не факт, что мы знаем всё о новом вирусе. Где гарантия, что через время не обнаружатся способности выживать и у коронавируса? Поэтому предпочтительнее кремировать инфицированное тело, чтобы полностью уничтожить инфекцию, – комментирует Якушин. – Урна с прахом остаётся уже без элементов какого-то вируса, там нет ничего. Она опасности для людей не представляет ровным счётом никакой. Её можно транспортировать, похоронить в могиле, подождать, пока закончатся ограничения. Безусловно, это намного удобнее для многих людей.

Однако ситуация изменилась не во всех регионах. Как рассказал директор открывшегося три года назад крематория Нижнего Новгорода Владимир Ворошуха, если нагрузка и выросла, то незначительно. Изначально при открытии крематорий рассчитывал на 5 процентов кремаций от общего числа смертей в регионе – этот показатель сохранился и с наступлением эпидемии.


Роспотребнадзор запретил проводить церемонии прощания с усопшими большими группами. Кроме того, умерших от коронавируса разрешали хоронить только в закрытом гробу.Фото: Александр Демьянчук/ТАСС

По словам Якушина, кремация решает ещё одну проблему, которая вскрылась только с наступлением пандемии: родственники умерших не хотят, чтобы их близкие находились рядом с погибшими от COVID-19.

Что изменилось

В работе крематориев с начала пандемии произошли заметные изменения, которые касались санитарной защиты. Требования Роспотребнадзора к работе крематориев были направлены в первую очередь на безопасность родственников умерших. Санитарное ведомство запретило проводить торжественные церемонии прощания с усопшими, собираться большими группами. Более того, последний раз родственники видели близкого человека только на фотографии, которую ставили на закрытый гроб.

С одной стороны, решение о том, что во время прощания умерший от коронавируса должен находиться в закрытом гробу, делает процесс более безопасным, так как количество людей, контактировавших с усопшим, сведено до минимума: патологоанатом, санитар морга и похоронная бригада, которая транспортирует тело к месту похорон. С другой – родственники не видят, кто или что находится под закрытой крышкой гроба. В связи с этим не исключены ошибки санитаров морга или похоронных служб, которые могут перепутать тела умерших, и близкие никак не смогут убедиться в том, что в гробу находится их родственник.

И такие скандалы были. Один из последних случаев вскрылся в Кемеровской области, где в закрытом гробу, как «ковидник», по документам оказался похоронен живой человек.

Однако случай этот – скорее исключение. Если перепутаны тела умерших людей, истина будет погребена вместе с покойником.

Рекомендации Роспотребнадзора и местных администраций во многом осложнили работу крематориев. Возникла необходимость в дополнительной дезинфекции, применении средств индивидуальной защиты, специальной одежды и приспособлений – всё это привело к новым расходам. Однако в отрасли на это не жалуются – в крематориях и похоронных домах меры инфекционной безопасности лишними не бывают.

– COVID-19 не самая опасная инфекция на Земле. Например, туберкулёз – более контагиозное заболевание и не менее распространённое. От мёртвого тела живому человеку могут передаваться ещё несколько десятков заболеваний. И меры защиты должны быть максимальными в любое время в любом месте, где есть контакт с мёртвым телом, – объясняет Якушин.


Предписания Роспотребнадзора коснулись и работников крематориев, и без того всегда соблюдающих меры инфекционной безопасности: дополнительная дезинфекция, средства индивидуальной защиты, спецодежда.Фото: Marco Ugarte/AP/TASS

Новосибирский и нижегородский крематории объединяет одна общая деталь – в них привозят на погребение умерших из разных регионов страны. В Новосибирск транспортируют тела из Красноярска, Томска, Омска, Кузбасса. В Нижний Новгород приезжают из Чебоксар, Ульяновска, Кирова и других городов. Во всех этих регионах нет своих крематориев. И если ещё год назад это создавало трудности лишь для небольшой прослойки населения, то в период пандемии и рекомендаций санитарных врачей проблема стала острее.

Не лучшие времена

Перевозка тела из одного региона в другой – трудоёмкий процесс. Если в Сибири, где расстояние между населёнными пунктами относительно небольшое, возможна транспортировка без накладок, то в средней полосе России ситуация иная. Эксперты уверены: это одна из причин, понижающих спрос на кремации.

– Посмотрите на карту: Москва и Нижний Новгород находятся на расстоянии 400 километров на восток. Весь сектор (север, северо-восток, немного юго-восток) – это все регионы, которые обслуживаем мы. Если людям из Ульяновска, Кирова, Чебоксар нужна была кремация, то они ехали в Москву. Сейчас они чисто по логистике попадают к нам. То же самое касается Саратова, Самары и даже иногда Сыктывкара. А другой крематорий находится аж в Екатеринбурге, но там он старый и работает с советских времён. Раньше туда ездили. Понимаете, речь идёт о расстоянии в тысячи километров – от Екатеринбурга до Москвы сколько? У нас нет столько крематориев. Откуда там возьмётся кремация? – объясняет Владимир Ворошуха.

Однако причина нежелания людей пользоваться крематориями связана не только с невозможностью сделать это в регионах. На это влияет количество мест на кладбище, религиозные или финансовые причины. Между тем отношение к кремации у представителей различных конфессий неодинаково.

Русская православная церковь, хоть и не запрещает такой метод погребения, не считает его нормой. Строже взгляд на кремацию в исламе или иудаизме, где она запрещена полностью.

Несмотря на это, считает Борис Якушин, восприятие процесса заметно меняется со временем.

– Статистика кремации в России неуклонно растёт, как и количество крематориев. За последнее десятилетие их стало уже около 30. Это означает одно – люди всё больше выбирают кремацию в качестве способа погребения своих близких. Это связано и с более высокой культурой прощания в крематориях, и с проблемами нехватки и дороговизной земли на кладбищах, и с усилением в мире экологического мировосприятия, и с аспектами безопасности, – комментирует эксперт.

Действительно, в стране с каждым годом растёт число крематориев. Это подтверждает президент Ассоциации крематориев России, доктор экономических наук Алексей Сулоев. Согласно его исследованию, которое было проведено в прошлом году, в РФ на сегодняшний день существует 26 действующих крематориев. Специалист отмечает, что с каждым годом количество кремаций также увеличивается, однако если учитывать международный опыт, то становится ясно, что Россия отстаёт от остального мира в десятки раз.

Главная проблема

Главной сложностью для российских крематориев стали пробелы в законодательстве, уверен директор крымского учреждения Михаил Ремез. По его словам, муниципалитетам невыгодно развивать крематории. В то же время это один из действенных способов переломить тенденцию к нехватке мест на кладбищах.


В европейских странах кремация более распространена из-за нехватки земли под обычные кладбища. Например, в Германии за последние 75 лет не открыли ни одного нового кладбища.Фото: Оксана Мамлина/ТАСС

– Градостроительный комплекс регламентирует строительство объектов похоронного назначения только на определённых участках земли. И многие города, составляя градостроительные планы, даже не закладывают новые территории под кладбища. Например, Ялта устроена таким образом, что мест под захоронения почти нет. В градостроительном плане, к сожалению, не учтены новые места, а старые уже переполнены. И это касается не только Ялты, – говорит Ремез.

Эксперт приводит в пример Германию, где за последние 75 лет не открыли ни одного нового кладбища. По мнению Михаила Ремеза, России тоже нужно стремиться к таким показателям.

– Если посмотреть статистику по городам, где присутствуют крематории, то там цифры кремации достигают 60 процентов. Люди уже понимают, что это один и тот же ритуал с той лишь разницей, что в одном случае – погребение в землю, в другом – с помощью огня, – рассказал директор крымского крематория.

Ремез утверждает, что крематорий, хоть и играет важную роль в сохранении территорий под захоронения, не является единственным фактором. Специалист уверен, что в первую очередь к этому должны добросовестно относиться муниципалитеты.

Земля, выделенная под кладбища, по закону может находиться только в городской собственности, но, как правило, все работы отдают на аутсорс специализированной похоронной службе. А уже она не пускает других участников рынка на свою «поляну».

– Участники рынка похоронных услуг делятся на две группы: до кладбища и на кладбище. На кладбище муниципалитет присутствует монопольно и никого не пускает. До кладбища город позволяет торговать памятниками, цветами, гробами, но и здесь хочет иметь свою долю. И тут мы приходим к главной проблеме: в законе сказано, что крематорий – это не только похоронный объект, но и место погребения. Здесь и происходит конфликт интересов: кладбище тоже является местом погребения. То есть мы строим крематорий и заходим на ту территорию, куда муниципалитеты никого не пускают, – продолжает директор крымского крематория.

Несмотря на бюрократические сложности, спрос на услуги крематориев постоянно растёт, отмечает Михаил Ремез. Его учреждение открылось два года назад и начало с 80 кремаций в месяц, а сейчас этот показатель приближается к 300. В то же время директор организации подчёркивает: коронавирус повлиял на популярность кремации в меньшей степени, чем естественное желание людей пользоваться услугами крематориев.

Монополия на конкуренцию

Согласно подсчётам Алексея Сулоева, в России кремируют не больше 15 процентов умерших людей. Среди стран, где применяется такой метод погребения, это самый низкий показатель.

Сулоев отмечает, что подобные подсчёты могут быть некорректными из-за того, что большинство российских регионов не имеет доступа к учреждениям кремации. Впрочем, эксперт уверен: наличие крематориев в городах неизбежно приводит к повышенному спросу на их услуги. Это также следует из графика: число кремаций в некоторых регионах достигает уровня, сравнимого с европейским.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что кремация тела не является для россиян чем-то новым, несмотря на доводы о религиозных предрассудках или финансовых проблемах. Более того, отношение населения России к этой процедуре на протяжении последних лет неуклонно меняется.


Не секрет, что кладбища и похороны для кого-то являются бизнесом. И порой очень выгодным.Фото: Владимир Смирнов/ТАСС

Согласно опросу общественного мнения, в котором принимали участие почти 4,5 тысячи человек, 69 процентов из них выбрали бы именно кремацию в качестве способа погребения. На захоронение в гробу согласились бы лишь 20 процентов респондентов. Из результатов того же опроса следует, что почти 80 процентов опрошенных положительно относятся к кремации.

Притом что россияне, очевидно, положительно относятся к кремации, процедура остаётся в стране непопулярной. Алексей Сулоев предполагает, что тому есть несколько причин, и одна из них связана с монополией кладбищ. Исходя из его исследования, в России по состоянию на прошлый год насчитывалось около 600 тысяч кладбищ. При этом точных данных государственные органы не приводят.

Несмотря на то, что кладбища могут быть исключительно частными или государственными, эксперт подчёркивает: от 50 до 90 процентов из них нигде не зарегистрированы либо находятся на частной земле, которую контролируют предприниматели. По его мнению, это приводит к беспорядку на кладбищах: отсутствию инфраструктуры, безопасности, качественных условий. Именно по этой причине, считает Сулоев, кладбища не выдержат никакой конкуренции с крематориями в том случае, если число последних в стране вырастет.

Как церковь относится к кремации?

Содержание статьи

Когда близкий человек умирает, его родственники и друзья могут подойти к захоронению двумя способами: похоронить стандартным методом или предать его кремированию. Каждый из них имеет право на существование, но конечный выбор стоит сделать близким или самому умершему перед окончанием жизни. Но, для верующих людей важно знать, как церковь относится к тому, что в последний путь тело умершего отправится в пламя огня для кремации.

История этого ритуала

Первая мысль о таком обряде, как одному из вариантов захоронения и избавления от телесной оболочки после смерти, возникла у населения планеты, которые жили в период 300-30000 лет до нашей эры. Изначально подобные способы были довольно редкими, но с 1200 г до нашей эры оно происходило почти во всех случаях.

Как проводили церемонию разные народности:

  • в Др. Индии – Будда был сожжен, а его прах разместили в чеди и разослали по Индии;
  • в Греции древних веков верили, что благодаря огненному пламени можно очиститься и жить далее спокойной в загробном мире;
  • от греков эта традиция перешла к римлянам, которые хранили пепел в колумбарии;
  • в Ветхом Завете также существует упоминание о таком ритуале, но он был в практике язычников.

На сегодняшний день сожжение также популярно, как и раньше. Но, если в Древние века оно зачастую происходило на костре, то сейчас покинувших этот мир помещают в специальную печь, расположенном в крематории. Но исключение – современная Индия, там до сих пор пользуются стандартными способами, а именно – костер.

Интересно, что в Западной Европе упокоившихся кремировали пока христианство не получило своего распространения. В 785 году процедура была запрещена, поскольку она противоречила христианской морали. Нарушившие наложенный запрет, оказывались под страхом смертной казни. Такая тенденция наблюдалась до 18 ст.

Мнения РПЦ

Большинство конфессий, исповедующих христианство, прилагают усилия, чтобы спокойной относиться к кремации и не критиковать принятое решение и не запрещают ее. Но священники, которые проповедуют католицизм и православие, советуют отказаться от сжигания покойного без острой необходимости на это. К таковым обстоятельствам относится вероятность того, что его тело является источником распространения опасного заболевания. Чтобы избежать печальных последствий, его стоит уничтожить.

Более щадящим захоронением, по их мнению, – трупоположение. Святые, а также простые люди, которые были упомянуты в Библии, не сжигались на кострах, а похоронены. Например, если бы Лазаря сожгли, то он бы не воскрес. Священники православия и католицизма убеждены, что если покойника поместить в подготовленную могилу, то это будет более человечно к его родственникам. Поэтому, если говорить о том, как именно в приходе относятся к кремированию, то вопрос спорный.

Как православие относится к процедуре

Обычаи относительно сжигания усопшего – поклонение идолам, а христиане связывают погребение с символом дальнейшего воскресения. В человеческом теле находится Святой Дух, который прячется в нем словно в сосуде. По этой причине Павел в послании Коринфянам призывает заботиться о нем. После окончания жизни и на похоронах покойнику отдают различные почести и хоронят его в землю для дальнейшего воскрешения.

Элементы плоти Господа Бога сохраняются, чтобы они обрели новую жизнь в день Воскресения. Иисус Христос после распятия был погребен, поэтому и верующих крестьян надо также похоронить.

РПЦ не признала кремирование как один из видов погребения, но покойники, которые были сожжены, а не похоронены традиционным образом, поминовения не лишены. Более детально расписано в писании «О христианском погребении усопших».

Решение о том, как поступить с телом умершего решается еще при жизни или уже после, оставив для этого завещание, или его родные. В последнем случае следует учитывать образ жизни покойного.

В библии существует одно условие для погребения, которое необходимо выполнять – чтение заупокойной по умершему, а значит в крематорий надо приглашать священнослужителя для погребальной службы. Но можно отказаться от этого, если скончавшийся был атеистом и не придерживался церковного писания. Прах нужно не развеивать, а захоронить в земле. Но все равно обязанность служителей храма – отговорить прихожан от этого шага.

Когда РПЦ относится к испепелению тел снисходительно

Представители церковных канонов не исключают, что когда сожжение произошло по независящим от кремированного причинам, ритуалы, связанные с похоронами, сохраняются. Речь идет об отпевании, оплакивании, возложении венков и пр.

Но сжигать перешедших в иной мир категорически нельзя мусульманам, иудеям, а также грекам, которые прошли через таинство крещения в греко-православной церкви.

Заседание совета РПЦ относительно кремирования

Синод Русской православной церкви заседал весной 2005 года – мероприятие касалось вопросов кремирования. Все, кто присутствовал на собрании, обсуждали возможность преданию огню тела как одного из методов захоронения верующего человека, т.к. они убеждены, что с точки зрения христианства такой исход для мертвого нельзя назвать правильным.

В итоге обсуждения был принят и подписан документ, в котором в подробностях описывали традиционную ингумацию, а также ситуации, когда огонь все же выход. При упокоении людям допустимо пользоваться им как руководством.

Смысл меморандума

Похороны отошедших в Царствие небесное – одна из неотъемлемых сторон жизнедеятельности человечества и существования церковных канонов. Учитывая эти факторы, синод через документ провозгласили:

  • тело – храм Божий, значит и отношение к нему соответствующее;
  • похоронные обряды связывают с верой, что мертвые воскрешают в их физоболочке, им уже сотни тысяч лет;
  • Всевышний способен снова подарить жизнь всем, без учета того, сохранилось их плоть или нет. При этом указывается, что представители Божьего храма в сожжении не видит ничего страшного, но лучше, если верующие не будут отступать от установившихся правил;
  • кремация нежелательна, но ее допускают при некоторых обстоятельствах. К таковым относят запрет законодательством страны, где проживал упокоившийся, другого варианта похорон или, когда его нет возможности отправить на родину;
  • церковные служители обязаны сообщать родственникам кремированного об отношении религии к их выбору;
  • прах после кремирования должен быть захоронен, а не развеян;
  • церковь не отказывается от молитв за христиан, по этой причине за людей, которых предали огню, священнослужители молятся одинаково, как и за тех, кого не удалось обнаружить вследствие природных катаклизмов.

Когда отпевание невозможно непосредственно над умершим, то можно провести его заочно. Подобные моменты также оговариваются в меморандуме. Церковные деятели призывает близких покойного участвовать в совместной молитве в храме, если он был предан огню. Нередко такая молитва – первое общение с Всевышним.

Невзирая на то, что церковь относится к кремированию не положительно, иногда этот обряд является необходимым. Когда покойник был сожжен, не стоит переживать, что не удастся прочесть заупокойную молитву и провести нужные обряды. Христианин, который чтил православные церковные каноны, будет отпет.

Почему кремация приобретает популярность в России

В Российской Федерации функционировать первый крематорий начал еще в Дореволюционный период. В нем сжигали японцев, которые погибали во время военных действий, и тех, кто проживал на территории государства постоянно. На данный момент довольно часто сжигают усопших, особенно эта практика присуща в больших населенных пунктах. Причины для этого следующие:

  • не хватает места – в урбанизации существуют свои негативные стороны, которые касаются не только живых людей, а и мертвых. Так, на кладбищах нет достаточно места, чтобы хоронить всех, кто отошел в мир иной так, как положено;
  • близкие не способны ухаживать за могилой, живут на дальнем расстоянии или вовсе переехали на пмж за границу – при таком развитии событий надо сделать выбор между стандартным упокоением и кремированием;
  • похороны – затратное мероприятие. Место для захоронения должно предоставляться бесплатно, но это не соответствует действительности. Кроме этого, требуется заплатить немалую сумму за гроб, венки и прочую атрибутику для похорон. В этом случае кремация обойдется намного дешевле;
  • люди не чтят традиции – все больше горожан все чаще отходят от православных обычаев, нередко они вообще не знают их.

В РФ вопрос о предстоящем кремировании не такой острый, как в развитых европейских государствах с большой численностью населения. Например, даже христианство в Америке и Франции положительно относится к сожжению трупа.

Что выбрать: кремирование или трупоположение?

Выбрать то, как следует поступить с человеком после его кончины, должен он сам. В случае, когда он свою волю не оставил в завещании, этим вопросом занимаются родственники. Если упокоившийся был истинным верующим, то его предают земле. Это позволит всем желающим проститься с ним с соблюдением всех обычаев.

Но если законодательством определено, что традиционные похороны невозможны т.к. родные не могут себе позволить это исходя их финансовых возможностей, то ситуацию усугублять никто не будет. Что касается религии православия, то кремирование – не повод отлучить от церкви. При этом также не стоит осуждать родных покойного, которые приняли решение о сожжении его.

Бог все равно воскресит всех, кто достоин этого. При этом не имеет значения, избранные были погребены или принято решение сжечь их.

кремация как технология чистоты в раннесоветском дискурсе


Anna Sokolova. “Instead of Being Eaten by Worms, We Will Burn the Corpses of People in Crematoriums”:
Cremation as a Technology of Purity in Early Soviet Discourse
[1]


Приход большевиков к власти в октябре 1917 года и последовавший за ним
проект радикального переустройства мира затронули самые разные сферы
жизни бывших граждан Российской империи. Реформы первых лет советской
власти касались семейной жизни, быта, имущества, управления и муниципального администрирования, школы, алфавита, календаря и времени и многого другого. Не осталась в стороне и такая консервативная и маргинальная
тема, как похоронная обрядность. Проект похоронной реформы, сформулированный в Декрете СНК «О кладбищах и похоронах» от 7 декабря 1918 года,
включал в себя целый ряд положений, однако едва ли не самым известным и
резонансным из них была легализация кремации [Декрет 1968: 163—164] [2].


Вопрос о возможности кремации в России до революции долгое время
оставался вне открытого обсуждения. Доминирующим способом погребения
в Российской империи было трупоположение, которое, с точки зрения Православной церкви, в наибольшей степени соответствовало евангельскому «доколе не возвратишься в землю, из которой ты взят, ибо прах ты и во прах возвратишься» (Быт. 3: 19) [Белякова 2013: 537]. Несмотря на отсутствие прямого
запрета на кремацию, равно как и указания на правильный способ погребения
как в Священном Писании, так и в Священном Предании, что неоднократно
отмечалось православными авторами с момента появления дискуссии о кремации в России, кремация считалась несовместимой с православной верой. Захоронение тела в виде пепла, с точки зрения иерархов Православной церкви,
противоречило идее о воскрешении в телах во время грядущего Страшного
суда, когда «земля извергнет мертвецов» (Ис. 26: 19) и «посеянное в тлении
восстанет в нетлении» (1 Кор. 15: 42). Библейская максима «Дотоле же возвратится прах в землю, чем он и был; а дух возвратится к Богу, Который дал его»
(еккл. 12:7) трактовалась Церковью совершенно однозначно и делала кремацию неприемлемой для человека православного вероисповедания [О христианском погребении 2015]. Законодательство того времени не просто не разрешало строительство крематориев на территории Российской империи, но и
запрещало вывоз тел российских подданных для кремации в других странах
[Олещук 1927: 2], а наличие в личной библиотеке текстов о кремации могло
быть отягчающим обстоятельством при судебном разбирательстве [3].


Несмотря на негативное отношение церкви, вопрос о легализации кремации неоднократно поднимался до Революции. Так, в 1909 году, а позже
в 1914 году Министерство внутренних дел выступало с предложением о введении нового похоронного устава, предполагавшего легализацию кремации,
однако законопроект принят не был [Белякова 2013: 537].


Конечно, после прихода к власти большевистского правительства, с его открытой антирелигиозной повесткой, вопрос о позиции Синода в отношении
вопроса кремации терял всякое значение. Декрет Совета народных комиссаров РСФСР от 20 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и
школы от церкви» полностью избавлял кремационистов от необходимости соотносить свою деятельность с учением церкви и вообще интересоваться ее
мнением по данному вопросу. Тем не менее антиклерикальные идеи играли
значительную роль в раннесоветском кремационном дискурсе. Антирелигиозные организации и издания уделяли значительное место этому вопросу, а лозунг «Крематорий — кафедра безбожия» до сих пор остается дискурсивно
значимой характеристикой истории введения кремации в СССР. Неудивительно, что большинство исследователей и публицистов говорят о введении
кремации в СССР как о нарочито антирелигиозном проекте [Кашеваров 1999;
Шкаровский 2006; Малышева 2016]. Несомненно, немаловажную роль в этом
сыграл и тот факт, что наиболее известный и успешный опыт строительства
крематория в СССР был связан с переоборудованием под крематорий церкви
Св. Серафима Саровского и Анны Кашинской на новом кладбище Донского
монастыря в Москве в 1927 году. Проекты перестройки монастырей или церквей под крематории, многочисленные публикации о кремации в антирелигиозных изданиях, таких как «Безбожник», о «крематории как кафедре безбожия», несомненно, свидетельствуют о том, что новая погребальная практика
действительно воспринималась как инструмент атеистической пропаганды.
Однако, насколько позволяют судить документы, атеистический потенциал
кремации никогда не становился аргументом при разработке или продвижении проектов. На мой взгляд, использование кремации как инструмента
атеистической пропаганды было глубоко вторичным, возникавшим непосредственно внутри советских атеистических институтов вокруг уже имевшейся
кремационной повестки.


Кремационный проект оказался точкой пересечения нескольких важных
идеологем нового советского строя, включавших в себя преодоление технологической отсталости [Сидорчук 2018], новый урбанизм [Соколова 2018], антиклерикальные идеи. Но едва ли не самой значимой из них была идея чистоты,
которая помещает советский кремационный проект в одну плоскость с более
ранними кремационными проектами в Европе и Америке.


Задача этой статьи показать, что в основе первых кремационных проектов
в Советской России лежали не столько атеистические или антиклерикальные,
сколько гигиенические идеи, а также проследить преемственность этих идей
от более раннего европейского кремационного движения.

Кремация и концепт «чистоты»
в европейском контексте


После тысячелетнего доминирования трупоположения как основной похоронной практики в христианских странах идея сжигания человеческих трупов
приобретает актуальность к середине XIX века. Более-менее одновременно
кремационное движение начинает развитие в Германии, Италии, Англии и
других странах Европы. Как отмечает американский историк Томас Лакер,
причинами популярности кремации в Европе второй половины XIX века были
не изменившиеся практики повседневности, а серьезные трансформации понимания человека и его смерти, начавшиеся в XVII веке и достигшие апогея в XVIII веке в эпоху Просвещения [4]. Первым изменением, произошедшим
в этой области, стал переход от множественности смертей к Смерти как общему, универсальному концу жизни всех живых существ. Теряя христианский
метафизический аспект смерти как отделения бессмертной души от бренного
тела, смерть всех живых существ, включая человека, начинает восприниматься
одинаково — как «такого рода разрушение жизненных органов, после которого
они не могут быть оживлены». Смерть человека постепенно перестает восприниматься как особенное явление, отличное от смерти любого другого живого
существа. Таким образом, мертвые тела человека, лошади, коровы или свиньи
больше ничем не отличаются друг от друга и требуют одинакового к себе отношения — скорейшей утилизации.


Все эти изменения приводят к биологизации смерти. Если смерть больше
не воспринимается как момент разлучения души и тела, то как мы можем теперь определить, что смерть действительно наступила? Мертвое тело человека
больше не является «собственностью» церкви, оно начинает восприниматься
как часть науки о жизни, как инструмент и источник знаний о живом. Мертвое
тело дает нам возможность изучить болезни и придумать лечение, и именно
поэтому на этот период выпадает расцвет патанатомии.


Внимательное наблюдение и изучение тех процессов, которые происходят
с телом после смерти, приводит к еще одной трансформации. Мертвец — это
больше не красивое тело, чинно выложенное для прощания, теперь это разлагающаяся плоть, которая заражает окружающее пространство. «Мертвое
тело кишит жизнью, но это не его собственная жизнь», — говорит по этому поводу сэр Генри Томсон, один из виднейших энтузиастов кремации в Англии.
Смерть становится диагностической категорией, а вопрос о том, что значит
быть мертвым, переходит в сферу технических навыков, равно как и вопрос
о том, как полностью и наиболее гигиеничным образом уничтожить всю заразу, которая исходит от мертвого тела.


В рамках складывающихся представлений мертвое тело все больше и больше отождествляется с мусором/отходами, а потому проблема надлежащего обращения с ним решается закономерным способом: так же как и мусор, мертвое
тело должно быть уничтожено, и как можно быстрее, безопаснее и технологичнее. И лучшим средством избавиться от этой нечистоты является огонь.

гигиенический пафос кремации
и развитие инфекционизма


Рост городов в эпоху промышленных революций, ухудшение санитарной обстановки, эпидемии и переполненность городских кладбищ действительно
послужили на рубеже XVIII—XIX веков отправной точкой для изменения похоронных практик по всей Европе [Jupp 2006: 23—30]. Традиционный способ
захоронения в землю рассматривался как возможность для инфекций распространяться все дальше и дальше. Однако, несмотря на общий гигиенический пафос кремационного движения, всплеск интереса к новой погребальной практике в 1870—1880-х годах не был напрямую обусловлен серьезными
гигиеническими или санитарными проблемами, связанными с похоронами.
Большая часть проблем такого рода, однако, была к этому времени успешно
решена: новые и старые кладбища не были переполнены, а многие кладбища,
которые когда-то действительно представляли санитарную опасность, были
к этому времени закрыты и превращены в парки или застроены новыми городскими кварталами [Laqueur 2015: 510].

Таким образом, хотя кремационное движение в целом вполне можно считать продолжением стремления эпохи Просвещения избавиться от грязных
мертвых тел наиболее технологичным образом в интересах общественного
здоровья, в реальности мертвые тела и зараза, распространяемая ими через
кладбища, перестали нести угрозу задолго до появления первых кремационных активистов.


Развитие медицины и открытие в 1878—1884 годах Робертом Кохом бацилл сибирской язвы, туберкулеза, холерного вибриона, а также биологических источников других инфекционных заболеваний делали мертвое тело человека, особенно умершего от инфекционных заболеваний, все более и более
опасным. Кладбища с сотнями разлагающихся и распространяющих инфекцию трупов, хотя и не несли в действительности никакой угрозы горожанам,
представлялись все более и более опасной частью городской среды [Ibid.: 510].
И именно кремация воспринималась как та технология, которая могла уничтожить мертвое тело еще до того, как живущая в нем зараза начнет распространяться [Ibid.: 512].


Развивая эти идеи гигиенисты второй половины XIX века, такие как Вильям Эсси и Эдмунд Паркс, все больше и больше сближают мертвое тело с городскими отходами. Именно в этот период идея сжигания городского мусора,
как бытового, так и человеческих экскрементов, и трупов животных, приобретает все большее и большее практическое значение. Неудивительно поэтому,
что технологически кремация вписывается и развивается параллельно с идеей
технологической борьбы с городским мусором путем его сжигания.

Такой способ позволял уничтожать все виды мусора без остатка, избегая
трудоемкой процедуры его предварительной сортировки. Начиная с 1870-х годов этот метод переработки мусора успешно применяется в британских и европейских городах, а в следующем десятилетии нашел применении и в Америке.
«Разрушитель мусора», как окрестили американские газеты мусоросжигательную станцию в британском Лидсе, мог уничтожить шестьдесят тонн отходов в течение суток. Мусоросжигательная станция, представленная (и одновременно перерабатывающая ее отходы) на Колумбийской выставке в Чикаго
в 1893 году, описывалась как способная переработать «любые отбросы, жидкие нечистоты, отходы, мусор, навоз и тела животных», не выделяя при этом
ни запахов, ни копоти, ни дыма [Strasser 2000: 248—250]. Такого рода преимущества были крайне сходны с теми, которые отмечали пропагандисты кремации в отношении нового вида погребения. Более того, мусоросжигательные
станции даже назывались sanitary garbage cremators, а сама печь для сжигания мусора и человеческих останков обозначалась одним словом, incinerator.
Как и в случае сжигания человеческих тел, толчком к созданию «мусорных
крематориев» часто оказывались эпидемии. так, например, мусоросжигательная станция в Лоуэлле (Массачусетс) была открыта после эпидемии холеры
[Strasser 2000: 251].


Несомненно, развитие идей кремации стало результатом четкого и ясного
запроса эпохи — «мертвые должны принадлежать исключительно… тем, кто
мог наиболее эффективно и гигиенично утилизировать органические отходы
(химикам, санитарным инженерам, металлургам, врачам и техническим специалистам различных специальностей) и никому другому» [Laqueur 2015: 501].
И инженеры здесь играли важнейшую роль. Кремация развивается не только
рука об руку с развитием мусороперерабатывающих технологий, но и с развитием техники в целом. Регенеративные печи Фридриха Сименса, совершившие
в 1856 году переворот в металлургии и стекольном производстве, оказались
в 1874 году наиболее пригодными для одной из первых публичных кремаций.
В незначительно перестроенной печи Сименса было сожжено тело 24-летней
леди Дилке [Ibid.: 501]. Печально известная немецкая фирма-производитель
кремационных печей «Топф и сыновья» первоначально специализировалась
на производстве отопительных систем и пивоваренного оборудования, а позже
расширила свое производство, включив в него мусоросжигательные и кремационные печи.

Похоронные практики и концепт «чистоты»
в контексте первых лет советской власти


Кремационное движение в Советской России имело совершенно иной опыт.
Острейший социальный и экономический кризис, охвативший страну в первые послереволюционные годы, позволил всем и каждому увидеть ту опасность, которую таили в себе мертвые тела. Неожиданные и невиданные ранее
перемещения больших масс людей, ставшие результатом революции, выхода
из мировой войны и начинающейся гражданской, политики военного коммунизма и продразверстки, голода и общего распада социальных структур, толкали людей в большие города. Эпидемии тифа, холеры и других болезней, сопутствовавшие этим миграциям, заставили городские власти по всей стране
столкнуться c проблемой резкого роста абсолютного числа смертей. Городские
муниципалитеты и похоронные службы оказались в силу ряда причин не в состоянии справиться с огромным числом трупов, заполнивших больницы, мертвецкие, кладбища и обочины железнодорожных линий. Справиться с проблемой не удавалось в течение нескольких месяцев, что грозило еще большей
санитарной катастрофой с наступлением тепла поздней весной и летом. Описание ситуации в отчетах и воспоминаниях современников рисовало действительно ужасающую картину.


В Москве пик похоронного кризиса приходится на зиму 1918/19 года.
Сотни трупов несколько месяцев оставались непогребенными в больницах и
моргах [Merridale 2002: 132]. Ситуация в других городах была еще хуже. Зимой
1919/20 года в разгар гражданской войны Новониколаевск (Новосибирск),
крупнейший город Сибири, был охвачен эпидемией тифа. Жертвами болезни
стала почти половина населения города. Городским властям требовалось срочно захоронить десятки тысяч (!) тел, большая часть которых не была опознана.
Историк Елена Красильникова приводит в своей книге воспоминания «старого
большевика» А. Денисова, участвовавшего в «очистке» города после отступления из него армии Колчака:

Мы получили в наследство 62000 трупов. Могилы мы делали сразу на 8000 трупов, а потом заливали их известкой, чтобы не распространялась зараза. Частично
сожгли их в гофмановых печах. Опускали туда трупы сверху через люк… В каждом доме почти были расположены белогвардейцы, в каждом доме был тиф. Чтобы не хоронить мертвых, жители закапывали их в снег, вывозя на улицу,
больше на Базарную площадь. Выйдешь, а из снега то ноги торчат, то еще что-нибудь. Мы свозили их к Военному городку. Когда эти 62 тысячи были сложены
в штабеля, то получилась колоссальная скала, горы настоящие. Это было что-то
кошмарное [Красильникова 2015: 121—122].


Как и во время похоронного кризиса в Москве, в Новосибирске значительная
часть тел поступала с железной дороги. В город прибывали целые вагоны тел
людей самого разного происхождения. Среди них были и солдаты армии Колчака, и беженцы, и пленные, и партизаны. Даже разгрузка этих вагонов, не
говоря уже об утилизации тел, требовала колоссальных ресурсов, которых
в условиях гражданской войны и вытеснения из города Колчака не было. Специальная комиссия, созданная для борьбы с эпидемией и ее последствиями, — Чекатиф — вынуждена была прибегнуть к использованию горожан в качестве
рабочей силы, созывая субботники для разгрузки этих вагонов [Красильникова 2015: 121—122].


Как отмечает Красильникова, в результате этих событий «пошатнулось
традиционное восприятие самого кладбища как святого места. Теперь оно
ассоциировалось с “кучами” трупов, тифозной заразой и гуманитарной катастрофой, в которой вынуждены были выживать любой ценой десятки тысяч
человек» [Красильникова 2015: 121—122]. Для европейских кремационистов
второй половины XIX века зараза, распространяемая трупами, была своего
рода аналитической категорией, теоретическим знанием, полученным в результате развития наук о природе и человеке. Для советских работников коммунального хозяйства, инженеров и просто горожан это была реальность, с которой они столкнулись лицом к лицу. Сотни и тысячи тел людей, погибших от
эпидемических заболеваний, не только продолжали распространять заразу,
но и привлекали к себе зверей — крыс, собак, кошек, волков. А с наступлением
теплых месяцев усилившиеся процессы разложения и гниения грозили окончательно превратить жизнь выживших в ад. Эти тела должны были быть погребены не только как можно скорее, но и как можно гигиеничнее.


Аналогичным образом на практики body disposal в Европе повлияла Первая мировая война. Массовая гибель людей вдали от дома и семьи, несомненно, существенно повлияла как на позиции церкви в обществе, так и на изменение отношения к смерти. Скорбь в отсутствие физической возможности
похоронить своих близких переводит смерть и похороны из общественного
события в более приватный регистр. Усталость от огромного числа жертв, их
дистанцированность, невозможность осмыслить эти события в привычных
категориях религии и обрядности — все это приводит к тому, что привычный
и монолитный сценарий смерти и похорон распадается, давая возможность
каждой семье принимать решение о способе похорон и церемониале самостоятельно [Jupp 2006: 98—101]. В ситуации похоронного кризиса 1918—1920 годов, когда значительная (и даже большая) часть тел даже не была опознана,
эти решения должны были быть приняты не на уровне семей, а на уровне городских и муниципальных властей. Горы скопившихся деформированных,
частично объеденных животными тел — это переживание, которое невозможно осмыслять через традиционные практики. В такой ситуации выход из гуманитарной катастрофы не мог быть найден в индивидуальных захоронениях
по традиционному обряду.


Первым и наиболее очевидным способом решения задачи утилизации
«штабелей из трупов» [Красильникова 2015: 121—122] были коллективные захоронения. Практически все свободные площади на кладбищах Москвы были
заняты в этот период братскими могилами. Аналогичным образом проблема
решалась в Петрограде и Казани [Malysheva 2017]. Однако в сибирские города
были гораздо менее пригодны для этого. Рыть огромные братские могилы
в мерзлой земле Новониколаевска было невозможно [Красильникова 2015:
121—122]. Стоит отметить, что коллективные анонимные захоронения в этот
период не были настолько шокирующей практикой, какой они воспринимаются в настоящее время. Так, многие захоронения в Лондоне оставались
коллективными вплоть до Второй мировой войны [Jupp 2006: 104].

Кремация как технология «чистоты»


Бессилие в решении проблемы традиционными методами захоронения в землю заставляет власти и просто энтузиастов в различных городах обратиться
к альтернативному пути решения — технологии кремации. Новая, запрещенная ранее практика воспринимается теперь как своего рода технологическая
панацея перед лицом коммунального бессилия новых властей. Сожжение тел
инфекционных больных позволяло остановить распространение заразы, которую они продолжали распространять и после смерти. Однако сжигание сотен
и тысяч тел в городах прямо на открытом воздухе было бы не меньшей социальной травмой, чем штабеля мертвецов, лежащих на кладбищах. Кроме того,
это потребовало бы огромного расхода топлива, которое также было в этот период в дефиците. И хотя в некоторых ситуациях власти прибегали к такому
способу кремации [Красильникова 2015: 121—122], это не могло, конечно, стать
систематической практикой. Такого рода утилизацию тел нельзя было назвать
не только «удовлетворяющим чувства эстетики и уважения к умершему» [БСЭ
1937], но и просто гигиеничной и технологически эффективной.


Кремация как новая погребальная практика представляла собой нечто
иное. В первую очередь это была новая и интригующая технология. Общая
очарованность технологиями, в целом свойственная этому периоду, делала
кремацию особенно пленительной, заставляла воспринимать ее не просто как
ситуативное решение проблемы, но как гигиеническую панацею. Однако, как
бы ни была пленительная эта новая технология, она не была разработана на
практике, а самым близким технологическим решением оставались печи для
сжигания мусора.


Специальная комиссия Народного комиссариата государственного контроля, обследовавшая похоронное дело в Москве в середине января 1919 года,
пришла к выводу, что положение дел весьма плачевно и, помимо других мер,
необходимо возбудить вопрос о «сжигании трупов, хотя бы и не всех, а лишь
умерших от эпидемических болезней, если предавать их земле не представляется возможным в кратчайшие сроки» [5].


Наличность значительного числа неубранных трупов, накопившихся в лечебных
заведениях Москвы благодаря холодам в настоящее время не проявляется в виде
усиления эпидемических заболеваний, но несомненно, что такое «благополучие»
окончится с наступлением весны, когда не убранные своевременно или ненадлежащим образом убранные трупы (незначительная глубина зарытия в землю)
представят серьезнейшую угрозу населению став источником новых бед для города, санитарное состояние которого и без того неблагополучно [6].

Так начинается первое представление о «практическом осуществлении кремации» в Москве, составленное в феврале 1919 года гражданским инженером
Виктором Антоновичем Гашинским для Коллегии похоронного подотдела Московского центрального рабочего кооператива, ответственного в тот момент
за похоронное дело в Москве. «Поэтому, — продолжает Гашинский, — естественно, что в Отделе санитарной помощи военнопленным Центр. Рабоч. Кооператива возникла мысль об уборке трупов не только обычным зарыванием
в землю, но и кремацией как дополнительным к первому способом» [7].


Отношение к кремации как к дополнительному, резервному методу погребения, первейшей задачей которого является предотвращение тотальной санитарной катастрофы, — важнейшая черта кремационных проектов 1919—
1920 годов. Предполагая определенное сопротивление новому виду погребения со стороны обывателей, похоронные активисты воспринимают кремацию
в первую очередь как способ захоронения «тех, кто без роду без племени», то
есть массы невостребованных тел, скопившихся в различных учреждениях
здравоохранения.


Строительство крематория становится в эти годы санитарной утопией, позволяющей не только решать текущие проблемы захоронения невостребованных тел, но и обезопасить город в будущем. Поэтому строительство даже временного, опытного крематория является крайне важным делом:


…кремация в целях борьбы с трупным «засильем» заслуживает того, чтобы этот
способ не был оставлен без внимания и осуществлен хоть бы в небольшом опытном масштабе ибо кто знает какие беды еще ожидают Москву при ея неблагополучии санитарном и экономическом [8].

Кремация и санитария городов


Утопическое видение кремации делает ее двойным инструментом санитарии
городов — не только «осуществление уборки трупов кремацией» [9], но и утилизация мусора. Вопрос о том, на каком топливе будет работать крематорий, был
также не праздным. Похоронный кризис шел в городах рука об руку с кризисом снабжения, и ни один из видов топлива, который мог бы использоваться
при кремации, не был широко доступен. Хотя при разработке проектов рассматривалась возможность использования «топлива высшей тлетворной способности», такого как кокс или нефть, все же с учетом необходимости создания
запасов топлива для бесперебойной работы печей преимущество отдавалось
традиционным дровам [10]. Однако были и более прагматичные соображения:


При разработке данного вопроса быть может возможно было бы соединить работу
по очистке Москвы от мусора использовать последний как топливо. Такое соединение деятельности по уборке трупов и очистке Москвы от мусора имело бы
большое значение как для дела оздоровления Москвы, так и для эксплуатации
крематория [11].


В этом смысле санитарный потенциал кремации оказывается, несомненно,
частью мощнейшего гигиенического дискурса рубежа веков. Рост городов заставляет коммунальные службы столкнуться с проблемой увеличение объемов
нечистот и их утилизацией. Наряду с традиционными способами популярность приобретает новый, более технологический — строительство мусоросжигательных станций. И хотя этот вид утилизации мусора был распространен
в России явно в меньшей степени, чем в Европе и Америке, интерес к нему
среди инженеров и гигиенистов был огромен. Среди станций для сжигания
бытового мусора отдельно выделяются станции для сжигания человеческих и
животных экскрементов, а также влажных и жидких нечистот. Некоторые из
таких станций даже назывались крематориями [12]. Именно эти разработки оказываются наиболее близкой референцией при обсуждении проектов будущих
крематориев, а значительная часть инженеров, входивших в комиссии по постройке первых крематориев, имела ранее отношение к разработке мусоросжигательных станций. Недаром сам Гашинский инициировал строительство
крематория в городе, обосновывая это именно своим опытом строительства
такого завода и разработкой печи для сжигания навоза и инфицированного
крупного рогатого скота [13]. В то же время инженеры, входившие на первых этапах в состав Комиссии, не делали отсылок к дореволюционным работам,
осмыслявшим технический опыт европейского кремационного движения и содержавшим подробные описания разного рода печей, предназначенных непосредственно для сжигания человеческих трупов.


Именно отношение к кремации как к естественному элементу городской
санитарии и гигиены, особенно в состоянии яркого миграционного кризиса,
заставляет ставить вопрос о возможности одновременной кремации нескольких
тел. В этом случае речь идет, несомненно, не о трансгрессии человеческой индивидуальности [Малышева 2016; Malysheva 2017, Лебина 2011], а лишь о практике утилизации невостребованных тел. В ситуации, когда сотни неопознанных,
невостребованных и полуразложившихся тел ежедневно прибывали в города
по железнодорожным путям, речь не шла не только об индивидуальности, но
и шире — о кремации как ритуале. При этом, «считаясь с бытовой стороной и
с тем, что дело кремации новое для России» [14], при разработке проекта первого
крематория в Москве было принято решение о строительстве одновременно
четырех кремационных печей [15], двух для массового сожжения и двух — для
одиночного с общей пропускной способностью — 50 трупов в день [16].


Как показал опыт, строительство даже одной стабильно работающей кремационной печи оказалось делом крайне затратным и технически сложным.
Однако утопическое видение кремации как санитарной панацеи оставляет
в стороне все возможные технические преграды, и взвешенное восприятие
кремации как дополнительного способа утилизации тел сочетается с крайне
легкомысленным отношением к технической стороне вопроса. Членов Комиссии по практическому осуществлению кремации не пугает ни конструкция здания крематория, ни техническая конструкция кремационных печей: «Что
касается выбора типа и конструкции печи и постройки ея, то эта задача не
представляет значительной сложности для московских технических сил, несмотря на то, что перед нами техниками, может предстать подобная задача
впервые» [17].


К 1 мая 1919 года похоронный кризис в Москве в целом удалось преодолеть,
и проблема захоронения скопившихся тел была решена. Однако крематорий
не сыграл в этом никакой роли. К этому времени Комиссия лишь смогла в целом сформировать план строительства, предполагающий перестройку под крематорий здания бывшей электростанции на Бегах. Сметы на строительство
были подписаны только в июле 1919 года, разработка конструкций печей продолжалась до середины зимы 1920-го. Несмотря на личную поддержку Семашко и общее одобрение деятельности Комиссии со стороны Моссовета и ЦК партии, в ходе строительных работ по переоборудованию электрической станции
в крематорий постоянно возникали разнообразные проблемы инфраструктурного характера, связанные в первую очередь с кризисным состоянием общества в этот период времени. Строительство Первого крематория на Бегах не было
доведено даже до пробных испытаний, однако опыт работы Комиссии оказался крайне важным и был использован аналогичными комиссиями в других городах. Работа комиссии, а также информация о проекте, распространявшаяся
по разным каналам (через СМИ, партийные организации, профессиональные
корпорации), создали важный прецедент выбора трупосожжения как оптимальной практики body disposal в первую очередь с точки зрения санитарии и
гигиены больших городов.


Опыт строительства кремационных станций как объектов первостепенной
санитарной важности отнюдь не ограничивался московским похоронным кризисом. При строительстве первого крематория в Петрограде в 1918—1921 годах,
проект которого виделся Комиссии по его постройке как «крематориум-храм» [18], инженеры и санитарные врачи неоднократно обращали внимание Комиссии на важность новой похоронной практики в контексте острой эпидемической ситуации в городе, утверждая, что «этот вопрос принял характер вовсе
не той спешности, какую… требуют от него условия данного момента» [19]:


Казалось бы надвигающаяся гроза должна сдвинуть вопрос о кремации в сторону
скорейшего устройства районных трупосожигательных станций, как к мере экстренного характера, в виду грозной опасности.

Если мы примем во внимание, что холодное лето и осень 1918 года способствовали [нрзб.] мух, этих главных разносителей болезнетворных бактерий, особенно
кишечно-желудочных заболеваний (холера, брюшной тиф, дизентерия и пр.), то
мы можем с уверенностью рассчитывать, что невозможное санитарное состояние
дворов, улиц и жилищ, благодаря массам мусора и невывезенного конского навоза, лучшей питательной среды для размножения личинок мух, гарантируют
в 1919 году пышный расцвет эпидемий.

Если к общей картине полного развала санитарной части населенных центров
прибавить наличие непохороненных покойников, то явления принимают кошмарный характер.

Если все старания санитарных властей привести города в порядок и сейчас разбиваются о разные препятствия вроде отсутствия транспорта, рабочих и пр., то
что же нас ожидает летом, когда эпидемии начнут косить сотнями и тысячами
в сутки [20].

Гражданские инженеры, уже известные и зарекомендовавшие себя специалисты по строительству мусоросжигательных станций, Н.Н. Козлов, Н.Н. Епишкин представляют в Комиссию свои проекты кремационных печей, временных
трупосжигательных станций и приспособления отдельных производственных строений (сгоревшая тюрьма Литовский замок, одно из зданий Патронного завода на Выборгской стороне) для нужд постройки крематория [21], рассматривая их как средства, «которые могли бы принести большую экономическую и санитарную пользу до постройки предполагаемого грандиозного
Крематориума» [22].

Кремация как часть «научной организации
быта рабочих»

Гигиенический пафос раннесоветского кремационного движения был среди
прочего и важной составной частью идеи прогресса и преобразования отсталого общества в современное. Отсутствие крематориев в России воспринимается
активистами кремационного движения как отставание страны как в техническом, так и в гигиеническом развитии: «…однако, как бы мы ни ограничивались
стеною от успехов гигиены, в конце концов и наши большие города, наряду
с канализацией, водопроводами и другими санитарными сооружениями, будут вынуждены устроить крематории и обратиться к сожиганию покойников»
[Енш 1910: 24—25]. Кремация — не просто еще один способ погребения, а погребение, имеющее под собой научное основание [Б.К. 1921: 37].


Кремационный проект прекрасно вписался в раннесоветские утопии «городов будущего» с их строгим функционализмом и отсутствием «лишнего»
[Хан-Магомедов 1996; 2001]. Рационализм кремации как идеального научного
способа погребения вполне соответствовал рационализму нового городского
планирования. Кремация как технология позволяла преодолеть множество
проблем. Преимущества кремации как «культурного, разумного, экономного и
красивого способа погребения» [Бартель 1925: 4] дополнялись возможностью
более рационального использования территорий. В представлении современников, введение кремации должно было сохранить земли для нужд сельского
хозяйства и полностью освободить города от новых захоронений и кладбищ:
«Вместо кладбища надо построить крематорий, а на месте кладбища разбить
парк. Парк с театром, кино и культурными развлечениями. Кладбища из места пьянки, разврата и разбоя должны превратиться в места подлинного отдыха рабочего» [Зудин, Мальковский, Шалашов 1929: 70—71]. Таким образом,
строительство крематория оказывается в одном ряду с новым видением урбанизации и городского планирования. Основанные на примате «научной организации быта трудящихся», оба эти проекта призваны создать новую, принципиально иную среду для советских трудящихся, среду, основу которой составят
чистота, рациональность и здоровье.


Строительство Донского крематория в Москве, ставшего первым успешным проектом крематория в СССР, также было теснейшим образом связано
именно с этим комплексом идей. Традиционно исследователи обращают большее внимание на тот факт, что крематорий был построен на территории Донского монастыря, а само его здание было перестроено из церкви [Лебина 2011;
Шкаровский 2006]. На мой взгляд, гораздо большее значение для понимания
места Донского крематория в культуре того времени играло то, каково было
новое, советское окружение постройки. Донской крематорий строится в центре нового Шаболовского рабочего поселка, который не только отличался от
окружающих построек в архитектурном плане, представляя собой своего рода
манифест конструктивизма, но и предлагал совершенно иное понимание повседневной жизни рабочих, основанное на «научной организации быта трудящихся». Приступая к разработке проектов жилой застройки, архитекторы-конструктивисты стремились предусмотреть все возможные потребности будущих
жителей и найти им место в будущих постройках. Дома включали не только
жилые ячейки, но и столовую, клуб, ясли, детский сад. Отдельное место в научной организации быта трудящихся занимал вопрос социальной гигиены.
Понимаемая крайне широко, социальная гигиена включала в себя самые разные формы, многие из которых сейчас мы могли бы обозначить выражением
«здоровый образ жизни». От физической культуры и необходимости ежедневных упражнений, гигиены тела и до необходимости создавать будущим жителям все возможности для более здоровой окружающей среды. Именно поэтому
новые кварталы были оборудованы соляриями, душевыми и физкультурными
площадками, а сами корпуса Хавско-Шаболовского жилмассива были расположены не традиционным образом по краям квартала, а развернуты под углом
45 градусов для достижения максимальной инсоляции помещений.


Именно в этом, а совсем не в антирелигиозном контексте предстает перед
нами крематорий в публицистике 1920-х годов. Это один из важнейших кирпичиков строительства нового города, нового мира, построенного на научных
началах, мира полного торжества рационализма [Маллори 1927: 16].


Донской крематорий становится в определенном смысле воплощением
утопии, а строительство крематория в центре нового Шаболовского рабочего
поселка говорит нам о значимости этого типа погребения как части жизни человека будущего. Так же как обобществленный быт или радио.

Таким образом, новые принципы застройки района находились в удивительном созвучии с основополагающими идеями кремационного проекта. Советские гражданские инженеры, разрабатывавшие и продвигавшие кремационный проект, считали свою деятельность неотъемлемой частью работы по
созданию нового мира, в котором чистота и гигиена будут верными спутниками трудящихся. Неслучайно, что одним из «пионеров кремации», активнейшим членом Общества развития и распространения идей кремации (ОРРИК)
и идеологом строительства крематория становится бывший сотрудник Института социальной гигиены Гвидо Бартель. В своих многочисленных записках,
докладах и отчетах именно научную организацию быта рабочих Бартель называет основным контекстом необходимости развития кремационного движения. Именно как одну из сторон научной организации быта трудящихся представляет кремацию в своей радиобеседе «Как хоронят по-новому» известный
эколог и пропагандист Н.Н. Подъяпольский:


Кремация может дать много нового и полезного для организации быта трудящихся на научных началах. Тут и экономия места за счет мертвых в интересах живых. Тут и борьба с заразными болезнями. Тут и сбережение денег. Таким образом,
кремация дает возможность избежать ничем не оправдываемые траты, которые
имеют место при захоронении в земле [23].


Начиная с этого, вполне невинного тезиса, Подъяпольский заканчивает свою
беседу довольно радикальным пассажем, отсылающим нас, однако, к гигиеническому кремационному дискурсу периода похоронного кризиса:


Кремация, конечно, большой шаг в деле оздоровления нашего быта, его организации на научных началах. Но шаг этот не последний. Дело в том, что кремация
еще оставляет место для прежнего отношения и в самой процедуре захоронения
праха. При ней еще возможны и религиозные обряды, и напыщенная торжественность похорон, которая в сущности, никому не нужна и только всем в тягость. Возможны и поклонение могиле, и, совершенно не нужные покойнику и
обременительные для живых, расходы на сожжение и погребение. Нужно надеяться, что сознательность людей будет расти, и вся религиозная мишура со временем будет ликвидирована. На человеческий труп установится трезвый взгляд,
как на животный отброс, имеющий определенную ценность и способный не
только требовать расходов на его ликвидацию тем или иным способом, но могущий дать и известную выгоду при его утилизации, т.е. переработке в удобрение
и проч. Об утилизации животных отбросов и ее значении в деле научной организации быта трудящихся услышите в моей следующей беседе [24].

Хотя тезис Подъяпольского о том, что человеческое тело может после переработки «дать известную выгоду», звучит для нас достаточно дико, это был тот
круг вопросов, который действительно волновал современников. Так, ОРРИК
был вынужден сделать специальные запросы в утилизационный завод Мясохладобойни и в Институт социальной гигиены для того, чтобы подготовить ответы на ряд вопросов, часто задаваемых посетителями экскурсий в крематорий, в частности: «Если труп утилизировать, на какую сумму можно получить
веществ? Какие вещества? Что полезнее для круговорота веществ в природе —
закапывание трупа или пепла сожженного?» [25] В целом мысль о том, что из
мертвого тела можно извлечь максимальную пользу, превратив его в удобрение, была вполне в духе эпохи [Laqueur 2015: 502, 519—520].


* * *


История кремации в довоенном СССР часто представляется как единовременный эксцентричный опыт, нашедший отражение в строительстве московского
Донского крематория в перестроенном здании церкви. Однако в действительности это было совсем не так. За историей самого известного и единственного успешного (завершенного и стабильно работавшего) крематория стояла не
только широчайшая общественная дискуссия о необходимости скорейшего и
широчайшего внедрения кремации, но и многочисленные опыты по проектировке и строительству крематориев в разных городах Советской России, в силу
различных причин не доведенные до конца. Вопреки распространенному мнению, за большинством из этих проектов стояли не антирелигиозные идеи или
попытка подорвать христианские ценности при помощи новой погребальной
практики, а восприятие кремации как идеального способа погребения в первую очередь с точки зрения санитарии и гигиены, идеи, широко утилитарные
в принципе.


Примат гигиенического подхода позволял относиться к кремации как к эффективной, но гибкой технологической возможности утилизации тел, оставляя в стороне необходимость архитектурного оформления нового вида погребения. Так, после долгой работы над различными проектами первый крематорий
в Петрограде была переоборудован из бывших бань на Камской улице. Для
сжигания тел были перестроены банные печи. При решении похоронной проблемы в Новониколаевске в 1920 году власти сначала пытались сжигать тела открытым способом, а позже переоборудовали в крематорий одну из печей кирпичного завода. В 1925 году, в момент активного обсуждения идей кремации
в связи со строительством московского Донского крематория, этот опыт был
описан в журнале «Коммунальное хозяйство» как «весьма остроумный» [Красильникова 2105: 121—122]. Двадцать лет спустя именно печи кирпичного завода будут использованы для утилизации тел жителей блокадного Ленинграда.

Библиография / References


[Б.К. 1921] — Б.К. Сожигание человеческих
трупов (кремация). Петроград: Госиздат,
1921.


(B.K. Sozhiganie chelovecheskih trupov (kremaciya).
Petrograd, 1921.)


[Балугьянский 1878] — Балугьянский А.М. Очищение городов посредством сжигания нечистот. М.: Тип. и лит. И.Н. Кушнерев и К°,
1878.


(Balug’yanskij A.M. Ochishchenie gorodov posredstvom szhiganiya nechistot. Moscow, 1878.)


[Бартель 1925] — Бартель Г. Кремация / Под
ред. Ф. Я. Лаврова. М.: М.К.Х., 1925.


(Bartel’ G. Kremaciya / Ed. by F.Ya. Lavrov. Moscow, 1925.)


[Белякова 2013] — Белякова Е.В. Церковный
суд и проблемы церковной жизни (Серия: Церковные реформы). М.: Круглый
стол по религиозному образованию и
диаконии, 2013.


(Belyakova E.V. Cerkovnyj sud i problemy cerkovnoj zhizni (Seriya: Cerkovnye reformy). Moscow, 2013.)


[БСЭ 1937] — Кремация // Большая советская
энциклопедия. Третье издание. Т. 13. М.:
Советская энциклопедия, 1937. С. 373.


(Kremaciya // Bol’shaya sovetskaya enciklopediya.
3rd edition. Vol. 13. Moscow, 1937. P. 373.)


[Декрет 1968] — Декрет СНК «О кладбищах и
похоронах» // Декреты Советской власти. М.: Госполитиздат, 1968. Т. 4. С. 163—164.


(Dekret SNK «O kladbishchah i pohoronah» // Dekrety Sovetskoj vlasti. Moscow, 1968. Vol. 4.
P. 163—164.)


[О христианском погребении 2015] — Документ «О христианском погребении усопших», одобренный Священным Синодом 5 мая 2015 года // http://prichod.ru/
church-documents/21417/ (дата обращения: 29.03.2020).


(Dokument «O hristianskom pogrebenii usopshih»,
odobrennyj Svyashchennym Sinodom 5 maya
2015 goda // http://prichod.ru/churchdocuments/21417/ (accessed: 29.03.2020).)


[Енш 1910] — Енш А.К. Очерки санитарной
техники. Кремация. Санкт Петербург: Типография АО «Слово», 1910.


(Ensh A.K. Ocherki sanitarnoj tekhniki. Kremaciya.
Saint Petersburg, 1910.)


[Зудин, Мальковский, Шалашов 1929] — Зудин И., Мальковский К., Шалашов П. Мелочи жизни. Ленинград, 1929.


(Zudin I.I., Mal’kovskij K., SHalashov P. Melochi zhizni. Leningrad, 1929.)


[Зуев 1900] — Зуев В.И. Очистка городов:
Удаление твердых домовых отбросов и
их сжигание. Одесса: Тип. Исакович и
Бейленсон, 1900.


(Zuev V.I. Ochistka gorodov: Udalenie tverdyh domovyh otbrosov i ih szhiganie. Odessa, 1900.)


[Кашеваров 1999] — Кашеваров А.Н. Церковь
и власть. Русская Православная церковь
в первые годы советской власти. СПб.:
СПбГТУ, 1999.


(Kashevarov A.N. Cerkov’ i vlast’. Russkaya Pravoslavnaya Cerkov’ v pervye gody sovetskoj vlasti. Saint Petersburg, 1999.)


[Козлов 1895] — Козлов А.К. Дезинфекционная печь А.К. Козлова для сжигания нечистот: Привилегированна в Европе и
Америке. Казань: Скоропечатня Л.П. Антонова, 1895.


(Kozlov A.K. Dezinfekcionnaya pech’ A.K. Kozlova
dlya szhiganiya nechistot: Privilegirovanna
v Evrope i Amerike. Kazan’, 1895.)


[Красильникова 2015] — Красильникова Е.И.
Помнить нельзя забыть? Памятные места и коммеморативные практики в городах Западной Сибири (конец 1919 — середина 1941 г.) Новосибирск: НГТУ, 2015.


(Krasil’nikova E.I. Pomnit’ nel’zya zabyt’? Pamyatnye mesta i kommemorativnye praktiki v gorodah Zapadnoj Sibiri (konec 1919 — seredina 1941 g.) Novosibirsk, 2015.)


[Лебина 2011] — Лебина Н. «Обрядность красного погребения» (о социокультурном
контексте первого советского крематория) // Теория моды. Одежда. Тело.
Культура. 2011. № 20.


(Lebina N. «Obryadnost’ krasnogo pogrebeniya»
(o sociokul’turnom kontekste pervogo sovetskogo krematoriya) // Teoriya mody. Odezhda.
Telo. Kul’tura. 2011. № 20.)


[Маллори 1927] — Маллори Д. Огненные похороны // Огонек. 1927. № 50. С. 16.


(Mallori D. Ognennye pohorony // Ogonek. 1927.
№ 50. P. 16.)


[Малышева 2016] — Малышева С. Красный
танатос: некросимволизм советской культуры // Археология русской смерти. 2016.
№ 2. С. 22—46.


(Malysheva S. Krasnyj Tanatos: nekrosimvolizm sovetskoj kul’tury // Arheologiya russkoj smerti.
2016. № 2. P. 22—46.)


[Мальцев 1910] — Мальцев А.М. Удаление
твердых домовых отбросов и их сжигание. Санкт-Петербург: Тип.-лит. т-ва
И.Н. Кушнерев и К°, 1910.


(Mal’cev A.M. Udalenie tverdyh domovyh otbrosov
i ih szhiganie. Saint Petersburg, 1910.)


[Молчанский 1913] — Молчанский В.А. Деструктор для сжигания отбросов и конфискованного мяса скотобойни г. Франкфурта-на-Майне. Киев: Тип. т-ва И.Н. Кушнерев и К°,
1913.


(Molchanskij V.A. Destruktor dlya szhiganiya otbrosov i konfiskovannogo myasa skotobojni
g. Frankfurta-na-Majne. Kiev, 1913.)


[Олещук 1927] — Олещук Ф. Огненное погребение // Безбожник. 1927. № 15. С. 2—4.


(Oleshchuk F. Ognennoe pogrebenie // Bezbozhnik. 1927. № 15. P. 2—4.)


[Сидорчук 2018] — Сидорчук И.В. «Вместе
с автомобилем, трактором, электрификацией»: к истории кремации в России // Социология науки и технологий.
2018. Т. 9. № 3. С. 51—67.


(Sidorchuk I.V. «Vmeste s avtomobilem, traktorom,
elektrifikaciej»: k istorii kremacii v Rossii // Sociologiya nauki i tekhnologij. 2018. Vol. 9. № 3.
P. 51—67.)


[Соколова 2013] — Соколова А.Д. «Нельзя,
нельзя новых людей хоронить по-старому!» Эволюция похоронного обряда
в Советской России // Отечественные
записки. 2013. № 5(56). С. 191—209.


(Sokolova A.D. «Nel’zya, nel’zya novyh lyudej horonit’ po-staromu!» Evolyuciya pohoronnogo
obryada v Sovetskoj Rossii // Otechestvennye zapiski. 2013. № 5(56). P. 191—209.)


[Соколова 2018] — Соколова А.Д. Новый мир
и старая смерть: судьба кладбищ в советских городах 1920—1930-х годов // Неприкосновенный запас. 2018. № 1 (117).
С. 74—94.


(Sokolova A.D. Novyǐ mir i staraya smert’: sud’ba
kladbishch v sovetskih gorodah 1920—
1930-h godov // Neprikosnovennyj zapas.
2018. № 1 (117). P. 74—94.)


[Соколова 2019] — Соколова А.Д. В борьбе за
равное погребение: похоронное администрирование в раннем СССР // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2019. № 1-2. С. 594—621.


(Sokolova A.D. V bor’be za ravnoe pogrebenie: pohoronnoe administrirovanie v rannem SSSR //
Gosudarstvo, religiya, cerkov’ v Rossii i za rubezhom. 2019. № 1-2. P. 594—621.)


[Соколовский 1911] — Соколовский С.Н. Сжигание нечистот в универсальных кремационных печах системы инж. С.Н. Соколовского. Москва: Тип. Тальман, Отто и
К°, 1911.


(Sokolovskij S.N. Szhiganie nechistot v universal’nyh
kremacionnyh pechah sistemy inzh. S.N. Sokolovskogo. Moscow, 1911.)


[Станевич 1901] — Станевич Ц.К. Удаление
твердых домовых отбросов и их сожигание. Вильна: Вилен. Мед. о-во, 1901.


(Stanevich C.K. Udalenie tverdyh domovyh otbrosov i ih sozhiganie.Vilna, 1901.)


[хан-магомедов 1996] — Хан-Магомедов С.
Архитектура советского авангарда. Книга первая: Проблемы формообразования. Мастера и течения. М.: Стройиздат,
1996.


(Han-Magomedov S. Arhitektura sovetskogo avangarda. Vol. 1: Problemy formoobrazovaniya.
Mastera i techeniya. Moscow, 1996.)


[Хан-магомедов 2001] — Хан-Магомедов С.
Архитектура советского авангарда. Книга вторая: Социальные проблемы. М.:
Стройиздат, 2001.


(Han-Magomedov S. Arhitektura sovetskogo avangarda. Kniga vtoraya: Social’nye problemy.
Moscow, 2001.)


[Хрусталев 1897] — Сжигание твердых и жидких экскрементов по системе гражданского инженера В.В. Хрусталева. Харьков: Тип. губ. правл., 1897.


(Szhiganie tverdyh i zhidkih ekskrementov po sisteme grazhdanskogo inzhenera V.V. Hrustaleva.
Kharkiv, 1897.)


[Шкаровский 2006] — Шкаровский М. Строительство Петроградского (ленинградского) крематория как средство борьбы с религией // Клио. 2006. № 3. С. 158—163.


(Shkarovskij M. Stroitel’stvo Petrogradskogo (Leningradskogo) krematoriya kak sredstvo bor’by s religiej // Klio. 2006. № 3. P. 158—163.)


[Эрисман 1900] — Эрисман Ф.Ф. Сожигание
и обезвреживание мусора (домового
и уличного сора). Санкт-Петербург:
К.Л. Риккер, 1900.


(Erisman F.F. Sozhiganie i obezvrezhivanie musora
(domovogo i ulichnogo sora). Saint Petersburg,
1900.)


[Jupp 2006] — Jupp P.C. From Dust to Ashes Cremation and the British Way of Death. Palgrave
Macmillan, 2006.


[Laqueur 2015] — Laqueur T. The Work of the Dead:
A Cultural History of Mortal Remains. Princeton
University Press, 2015.


[Malysheva 2017] — Malysheva S. The Russian Revolution and the Instrumentalization of Death.
Slavic Review. 2017. № 76 (3). P. 647—654.


[Merridale 2002] — Merridale C. Night of Stone. Death
and memory in twentieth-century Russia. New
York; London, Penguin Books, 2002.


[Mokhov, Sokolova 2019] — Mokhov S., Sokolova A.
Broken infrastructure and soviet modernity: the
funeral market in Russia // Mortality. Promoting
the interdisciplinary study of death and dying.
2019. P. 1—18.


[Strasser 2000] — Strasser S. Waste and Want:
A Social History of Trash. New York: Picador
Paper, 2000.

Список сокращений

ГАРФ — Государственный архив Российской Федерации

ГАМО — Государственный архив Московской области

ЦГА МСК — Центральный городской архив Москвы

ЦГА СПБ — Центральный городской архив Санкт-Петербурга



[1] Статья написана в рамках проекта РНФ № 18-18-00082.


[2] О других инициативах большевиков в области похорон см.: [Соколова 2013; 2018; 2019; Mokhov, Sokolova 2019].


[3] ГАРФ. Ф. 112. Оп. 2. Д. 2040.


[4] Здесь я следую за анализом, изложенным Томасом Лакером на с. 502—510 его книги [Laqueur 2015].


[5] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 13 об.


[6] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 7.


[7] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 7.


[8] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 8.


[9] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 7 об.


[10] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 7 об.; Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 8.


[11] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 8.


[12] См., например: [Эрисман 1900; Станевич 1901; Соколовский 1911; Мальцев 1910; Хрусталев 1897; Балугьянский 1878; Козлов 1895; Молчанский 1913; Зуев 1900].


[13] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 7 об.


[14] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 51. Л. 2.


[15] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 51. Л. 24.


[16] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 51. Л. 3.


[17] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 1. Д. 53. Л. 8.


[18] Подробнее об этом: [Шкаровский 2006].


[19] ЦГА СПб. Ф. Р—2815. Оп. 1. Д. 320. Л. 16.


[20] Там же.


[21] ЦГА СПб. Ф. Р—2815. Оп. 1. Д. 320. Л. 16—17; Л. 21.


[22] ЦГА СПб. Ф. Р—2815. Оп. 1. Д. 320. Л. 21.


[23] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 8. Д. 644. Л. 50.


[24] ГАМО. Ф. 4557. Оп. 8. Д. 644. Л. 52.


[25] ЦГА МСК. Ф. Р—2512.

Кремация — Похоронные услуги

Цена: договорная

Кремация в России — самый экономичный вид захоронения. Захоронение урны с прахом в нише колумбария позволит сэкономить на расходах, связанных с обычным захоронением, таких как покупка участка на кладбище, установка памятника, уход за участком и так далее. Захоронение урны в земле имеет свои преимущества: потребуется участок меньшего размера (и по цене) и придется ждать окончания 15-летнего санитарного периода.В Москве функционируют три государственных крематория: российские крематории расположены на Николо-Архангельском, Митинском и Хованском кладбищах.

Цена кремации в России

Цена кремации в Москве утверждается городом и одинакова во всех государственных крематориях столицы. Услуга кремации взрослого через специализированную городскую ритуальную службу ritualnieuslugi-az.ru стоит 13 433 рубля (цена указана на февраль 2020 года), ребенка и подростка — 150 руб.Это цены при заказе через официальную городскую ритуальную ритуальную службу ritualnieuslugi-az.ru. При организации кремации через коммерческие похоронные компании стоимость кремации в России может быть выше.

В комплекс кремационных услуг, оказываемых специализированной городской ритуальной службой ritualnieuslugi-az.ru , входят:

  • организация кремации;
  • устранение внешних неэстетичных дефектов, образовавшихся при транспортировке трупа умершего;
  • аренда поминального зала вместимостью до 100 человек на 20-минутную церемонию погребения;
  • музыкальное сопровождение церемонии покидания в погребальном зале крематория;
  • кремация умершего;
  • опломбирование урны с золой внутри;
  • гравюра памятной надписи на ритуальной урне.

Стоимость хранения урны с прахом в крематории после кремации

В 2020 году стоимость хранения урны с прахом после кремации в Митинске, Хованске, Николо-Архангельском крематориях города Москвы составляет:

  • до 40 суток включительно — бесплатно
  • от 41 суток — 50 руб. в сутки
  • Невостребованный прах захоронен в братской могиле невостребованного праха через год.

В коммерческом Николо-Архангельском крематории:

  • до 40 дней включительно — бесплатно
  • от 41 дня — 20 руб. В день
  • Невостребованный прах захоронен в братской могиле невостребованных прахов через год.

Транспортировка трупа в другой город

Крематории открыты до 2020 года в двадцати двух городах России. Помимо столицы, они функционируют в Балашихе, Санкт-Петербурге, Архангельске, Артеме, Барнауле, Владивостоке, Волгограде, Екатеринбурге. А также города Магнитогорск, Нижний Новгород, Нижний Тагил, Новокузнецк, Новороссийск, Новосибирск, Норильск, Ростов-на-Дону, Симфертеополь, Челябинск, Тула, Хабаровск.

Цены кремации

Цены кремации в этих городах отличаются от московских.Например, стоимость кремации в Екатеринбурге составляет 7465 рублей, а стоимость кремации в Санкт-Петербурге — 6100 рублей.

Если человек умер в Москве и его труп нужно перевезти в другой город для кремации и захоронения, потребуется перевозка груза 200. Огромный опыт и государственный статус сервиса «ritualnieuslugi-az.ru» позволяет быстро и в срок перевезти труп умершего на большие расстояния для кремации … Транспортировка осуществляется в крематорий.

Сколько стоит кремация москвичам и жителям Подмосковья?

Кремация взрослого жителя Москвы и Московской области стоит 13 433 рубля (цена указана на февраль 2020 года) при заказе через ritualnieuslugi-az.ru — специализированная городская панихида.

Стоимость кремации в Москве для жителей других городов

Никакой дискриминации в цене кремации для москвичей и жителей других городов нет. Если вы заказываете кремацию в московских крематориях через ритуалниеуслуги-аз.ru — официальное городское похоронное агентство, стоимость кремации для всех желающих составит 13 433 рубля.

Кто поможет организовать кремацию трупа в Баку?

ritualnieuslugi-az.ru специализированная городская ритуальная служба поможет Вам провести кремацию по официальным ценам в удобное для Вас время. Получить и заказать консультацию по кремации можно, позвонив в круглосуточную городскую справочную.

Донское кладбище и крематорий, Москва

3-й Донской проезд.Кладбище находится в центре Москвы, в 7 км к юго-востоку от Кремля.

Примечание: Кладбище также называют Новым кладбищем Донского монастыря и его не следует путать с соседним, гораздо более крупным Старым Донским кладбищем, с Донским монастырем. Новое кладбище находится к юго-востоку от старого и в нескольких минутах ходьбы от монастыря.

Донской крематорий был построен в 1927 году как первый крематорий в России. Он был закрыт в 1973 году и перестроен в 1990 году под церковь.С 1935 по 1953 год здесь сжигали и хоронили казненных жертв сталинского террора.

Братская могила №1. Могила дополнена индивидуальными надгробиями, установленными потомками погибших, и образует личный и прочный памятник. Могила была идентифицирована первой, когда поиск массовых захоронений был разрешен в России в конце 1980-х годов. Братская могила №1 также является старейшей из братских могил Донского кладбища. На мемориальном камне выгравирован следующий текст: «Здесь похоронены останки невинных замученных и казненных жертв политических репрессий 1930-42 годов.Пусть они никогда не будут забыты ».

Памятная книга, помещенная у братской могилы номер три, с именами более 5000 опознанных жертв, которые, как известно, здесь похоронены. Из-за запрещенного доступа к архивам КГБ очень сложно найти точные имена остальных жертв.

Братская могила номер три, использовавшаяся с 1945 по 1953 год. Это могила последних казней, в том числе многих иностранцев. Мемориальные камни на заднем плане были установлены, в частности, в память о жертвах из Германии, Китая и Японии.В период с 1950 по 1953 год было казнено более 900 немцев. В этой могиле также находится прах руководителей КГБ Ягоды, Ежова и Берии, которые несли основную ответственность за террор и массовые казни с 1935 по 1953 год. Все они были казнены. Ягода и Ежов — их бывший начальник и ближайший соратник Сталин. Берия сторонниками Никиты Хрущева, который должен был последовать за Сталиным в качестве лидера Советского Союза. Здесь, в нескольких метрах от братских могил, находится семейная могила одного из главных судей Сталина, генерала Блохина.Он был членом комитета из трех человек, который подписывал приказы о казни, а также был главой коммандос.

Донское кладбище — одно из главных захоронений людей, убитых сталинским режимом с 1935 по 1953 год, особенно в годы Большого террора 1937 и 1938 годов. Это были люди, застреленные или замученные до смерти в главных тюрьмах КГБ Москвы, Лубянка и Бутырка. Тела ночью доставили в Донской крематорий и сожгли. Прах был сброшен в близлежащие ямы, теперь известные как братские могилы номер один, два и три.

Большой террор был спланирован и направлен самим диктатором Иосифом Сталиным и главой КГБ Ецовым, казненным позже, когда он впал в немилость Сталина. Он также похоронен здесь, на Донском кладбище.

По оценкам, около 10 000 человек были сожжены и похоронены на Донском кладбище во время Большого террора. Цель заключалась в том, чтобы «раз и навсегда» покончить с «врагами народа», среди которых были независимые фермеры (кулаки), политические оппоненты, предполагаемые последователи царского режима (так называемые «бывшие люди»), коммунисты с разными политическими взглядами. взгляды на Сталина («противники»), жен и семьи «врагов народа», священников и других религиозных деятелей, а также на иностранцев из многих стран («потенциальные шпионы»).

Около 40 000 человек были убиты в Москве во время Большого террора и не менее 700 000 в Советском Союзе в целом. Кроме того, в ГУЛАГы отправили около миллиона человек, в основном на 10 лет.

Россия, Огайо Услуги кремации | Стоимость кремации

Чего ожидать от кремационных услуг в Россия, Огайо

Услуги кремации в Россия, штат Огайо полностью понимают, как вы будете опустошены утратой
любимого человека и потребуется помощь в организации кремации.

Одна из основных причин того, что люди регулярно предпочитают кремацию захоронению, связана с затратами на кремацию.
в Россия, ОН . Окончательный счет за кремацию человека обычно намного ниже, чем стоимость кремации.
организация захоронения, потому что не нужно платить за землю, ее подготовку, а затем и долгосрочное содержание.

По всей Америке быстро растет число кремаций как наиболее популярного варианта захоронения, и это
предсказал, что более 50% людей выберут кремацию в течение следующих 20 лет или около того.Точная и полная цена
список будет передан лицу, организующему кремацию, чтобы вы полностью понимали всю кремацию
стоит в Россия, ОН .

Почему люди выбирают кремацию в Россия, Огайо ?

Когда вы пережили, что стоите у могилы, когда тело опускают на землю, это опыт
что многие предпочитают забыть. Совершенно другой и менее драматичный опыт посещения кремации фокусируется на
больше о человеке, который умер, а не о мероприятиях, организованных Россия, Огайо кремация
услуги
.

По мере роста семей многие люди уезжают на большие расстояния, и многие люди предпочитают жить за границей. Это означает
что меньше людей доступно для ухода за могилой. Выбрав кремацию, пепел можно разложить, и никто
требуется, чтобы живые цветы оставались в определенном месте для сохранения памяти.

Некоторые религии принимают только кремацию как единственный вариант погребения, и это будет объяснено следующим образом:
услуги кремации в Россия, Огайо .В прошлом другие религии не
принимают кремацию как альтернативу, но в наше время большинство религий полностью признают
используемый метод кремации.

Если бы вы провели обследование, вы бы обнаружили, что современные кладбища считаются чрезвычайно стерильными и в них отсутствуют
отличный характер, и если вы живете в более холодном районе, могилу трудно посетить из-за погоды,
особенно снег и тем более в северном штате.Это объясняет, почему многие люди смотрят на
Россия, Огайо стоимость кремации и выберите ее как лучший вариант

Для крайних прогрессивных мыслителей они не хотят, чтобы их ДНК была доступна в будущем, и когда прах
были разбросаны, возможность исчезнет навсегда.

Что происходит во время кремации?

В большинстве штатов вы можете ухаживать за умершим у себя дома, но большинство людей предпочтут
что услуги кремации в Россия, штат Огайо возьмут на себя объект.

Россия, Огайо Служба кремации объяснит, что тело умершего
помещен в контейнер, который может быть гробом или шкатулкой, но простой и подходящий контейнер — это все, что закон
требует. В крематории сотрудники снимут украшения и медицинские устройства, например, кардиостимуляторы, чтобы уменьшить
угрозы безопасности для процесса кремации. Используется эффективная система тегов, чтобы человек мог
всегда быть правильно идентифицированным.

Человек будет кремирован в печи при температуре от 1400 ° F до 2000 ° F в течение 2 дней.
до 3 часов, когда тело полностью превратится в мелкий порошок, преимущественно серого цвета. Это пепел
которые затем возвращаются назначенному лицу как часть расходов на кремацию в Россия, OH .

Планирование мемориальной службы примерки

Поминальная служба может проводиться сразу после кремации или спустя несколько дней или недель в то время, когда
удобно для всех членов семьи.Многие люди обнаружат, что поминальная служба
чрезвычайно терапевтический, потому что у людей есть возможность встать и поговорить о жизни и любви
человек, который умер при этом, в свою очередь, персонализирует услугу.

Все варианты, связанные с поминальной службой, будут тщательно обсуждаться с
Россия, Огайо услуги кремации .

Как мне получить прах?

В расходах на кремацию Россия, Огайо будет указано, будет ли крематорий поставлять
стандартная урна, чтобы вернуть вам прах, или выбрали ли вы модель для демонстрации, которую вы можете
решили использовать в течение нескольких лет.

Человека всегда кремируют в одиночку, поэтому вы можете быть уверены, что возвращаемый вам прах всегда
правильно, и все процедуры будут подробно объяснены Россия, ОН кремация
услуги
.

Религиозные вопросы в Россия, Огайо

Некоторые религиозные группы требуют, чтобы кремация была завершена в течение 24 часов после смерти человека.
Это будет организовано распорядителем похорон и включено в кремацию Россия, штат Огайо.
затрат после завершения всей юридической документации.

Если человек был особенно религиозным, распорядитель похорон свяжется с соответствующим духовенством и
Отпевание может проводиться в собственном храме или в частной часовне крематория. Этот
часовня также может быть использована там, где требуется нерелигиозная панихида, а также служба может быть проведена
в другом месте.

Есть так много вещей, о которых вам нужно подумать после того, как кто-то умер, поэтому вы не должны беспокоиться о
опираясь на навыки и опыт, предлагаемые Россия, Огайо кремация
услуги
.

Путеводитель по православным похоронам — Русский православный женский монастырь — Ново Дивеево

Дело христианина — не что иное, как всегда готовиться к смерти. Санкт-Ириней

В наше время, к сожалению, мы все больше отдаляемся от основных событий жизни и смерти. Оба мероприятия все чаще передаются людям, предлагающим свои услуги, поэтому нам не нужно об этом заботиться.Хотя, с одной стороны, это, безусловно, помощь, а иногда и необходимость, в большинстве случаев мы настолько отдаляемся от начала и конца жизни, что нам становится труднее относиться к этому; и особенно когда дело доходит до конца жизни, способность справляться и горевать надлежащим образом и сохранять христианское отношение к этому.

В Православной церкви мы верим, что Бог — наш Создатель и единственный Податель Жизни, и Тот, Кто имеет единственную власть допустить нашу смерть. Православная церковь, основанная на этой основной истине, направляет своих детей с момента их рождения, на протяжении всей их жизни и до самой могилы.

Когда дело доходит до конца нашей жизни, важно знать, как Православная Церковь обеспечивает своих членов и какие шаги нужно знать, как это спланировать (насколько это возможно). Следующее руководство представляет собой попытку дать некоторые рекомендации. Конкретные шаги могут потребовать корректировки в определенных случаях. Ваш священник — тот, кто может направить вас в таких случаях.

На самом деле уход за умирающим начинается еще до его наступления. Если человек заболел и больше не может посещать церковь, следует связаться со священником, чтобы он мог посещать его регулярно во время болезни.Он там, чтобы утешать больных в молитве, исповедоваться и причащаться.

Следует также рассмотреть тайну Соборования. Эта тайна предлагается для тяжелых заболеваний и обычно применяется только один раз во время болезни. Его не следует рассматривать как тайну «последнего обряда», а лучше применять на ранних стадиях болезни. Эта тайна не требует неизлечимой болезни, но предназначена для тяжелых болезней, когда мы особым образом просим Бога об исцелении и утешении.

Если смерть неминуема, следует немедленно снова вызвать священника; если смерть внезапна, то как только человек узнает о ней. Священник придет и помолится об уходе души из тела, послушает и утешит умирающего и, конечно же, людей, присутствующих с ним. Если человек все еще в сознании, ему снова будет предложено исповедание и Святое Причастие.

После смерти священник отслужит первую панахиду (поминальную службу) по усопшим прямо на месте гибели.

Нет причин спешить в похоронное бюро. У присутствующих есть время попрощаться и привыкнуть к тому, что произошло. Так как держать кого-то за руки, когда он болен, было нормальным, совершенно нормально прикасаться к телу после того, как душа покинула его.

Похоронное бюро, скорее всего, позаботится о подготовке тела к похоронам. В некоторых штатах требуется нанять похоронного директора, но какие именно услуги требуются, не регулируются законом.В некоторых похоронных бюро есть свои внутренние правила, но они могут сильно отличаться от похоронных бюро к похоронным бюро, и в большинстве случаев с ними также можно договориться.

Чтобы избавиться от этого во время смерти, когда человек более уязвим и занят скорбящим умом, лучше всего спланировать это заранее, например, с планом похорон.

При планировании похорон следует учитывать следующие особенности православных похорон:

  • Из глубокого уважения к творению Божьему, поскольку это тело было создано Самим Богом и было «храмом Святого Духа» Святым Мирозданием, Православная Церковь не допускает кремации. Похороны с кремацией невозможны, равно как и похороны, когда известно, что тело будет кремировано после этого.
  • В США очень распространено бальзамирование тел. Бальзамирование не является предпочтительным способом лечения тела в Православной церкви, но не считается препятствием для православных похорон. Правила похоронного бюро часто запрещают проведение похорон в открытом гробу, если тело не бальзамировано, но следует четко отметить, что нет ни федерального закона, ни закона штата, требующего бальзамирования.Предпочтительны альтернативные способы замедления разложения организма (охлаждение, сухой лед).
  • Особенно, если смерть была внезапной, мы часто испытываем искушение восполнить свою потерю сложным внешним украшением, особенно гробом. Однако для православного христианина гораздо важнее молиться за душу умершего. Шкатулка должна быть простой, скромной, но достойной. Подойдет простая деревянная шкатулка из сосны с крестиком на крышке. Было бы идеально, если бы крышку гроба можно было полностью снять во время похорон.Человек должен быть одет в скромную одежду, по выбору родственников.
  • Должны быть в наличии простой крест, плащаница и венец, которые будут надевать на усопшего после похорон. В шкатулку также принято вкладывать иконы Спасителя, Пресвятой Богородицы и покровителя усопших.

Тело принято приносить в церковь не позднее, чем вечером накануне похорон. Шкатулка ставится посередине церкви, а усопший стоит лицом к алтарю.Подается панахида и есть возможность навестить усопшего. Когда нет служения, семья может принять участие в чтении псалма, что создаст атмосферу молитвы. Чтение псалма может продолжаться всю ночь, покойник остается в церкви до момента похорон.

На следующее утро священник совершит отпевание. Панихида — это служба для умерших, нуждающихся в наших молитвах, а также для присутствующих, которые узнают, что такое христианская жизнь, и утешатся в своем горе надеждой на всеобщее воскресение.Проповедь будет проводить священник. Восхваление семьи и / или друзей не является обычной практикой на православных похоронах. Если это желательно, для этого есть время у могилы после того, как тело бросят в землю. В конце похорон священник произнесет прощальную молитву над умершим, и все выйдут вперед и поцелуют умершего «в последний раз».

После панихиды мы сопроводим тело к месту погребения и будем петь Трисвятение: «Святый Боже, Святый Могущественный, Святый Бессмертный, помилуй нас!» Поклонников можно выбрать из семьи и друзей.

Прибыв на место захоронения, священник освящает могилу (если это не православное кладбище) и совершается короткое отпевание. В идеале шкатулка должна быть открытой со стороны могилы, чтобы священник мог помазать тело маслом. Если это невозможно, священник сделает это в конце отпевания в церкви. Затем гроб опустят в могилу, и каждый выйдет вперед, чтобы выразить свое последнее почтение, бросив землю в могилу.В традиционной обстановке, по возможности, участники погребения помогут закрыть могилу, распевая гимны воскресения. Сторона могилы должна быть отмечена крестом. Положение гроба должно быть таким, чтобы покойный был лицом к кресту со стороны погребения.

Люди, побывавшие на православных похоронах, могут засвидетельствовать, что это одна из самых красивых и богатых служб, которые предлагает Православная Церковь. Он богат богословием и ярким свидетельством нашей веры в воскресшего Христа, ниспровержения вечной смерти и надежды на всеобщее воскресение.Это подтверждает, что смерть не отделит нас от наших умерших, и что, поскольку мы заботились о них при их жизни, мы также заботимся о них в их смерти, в то время как наши братья сейчас ждут, как посаженное в землю зерно пшеницы, чтобы воссоединиться. в душе и теле.

Источник: https://ss-sergius-herman-valaam.org/funeral


Репатриация в Россию — Rowland Brothers International

В Rowland Brothers International мы осознаем, что в условиях этой пандемии у всех нас есть опасения и опасения за безопасность наших семей и близких.К сожалению, смерть и горе не останавливаются во время кризиса. Более 145 лет Rowland Brothers заботится о членах этого сообщества, и мы готовы помочь вам сейчас. Мы будем оставаться открытыми, и наш опытный заботливый персонал продолжит оказывать помощь семьям в это критическое время.

Мы принимаем меры предосторожности, чтобы создать безопасную среду для вас, чтобы почтить память тех, кого вы потеряли. В соответствии с директивами правительства и ВОЗ были внедрены следующие передовые методы:

  • Мыло для рук и дезинфицирующее средство будут доступны для всех посетителей похоронного бюро.
  • Наши сотрудники будут проявлять особую осторожность при дезинфекции всех общественных мест и поддержании надлежащей санитарии в наших часовнях, оборудовании и сооружениях.
  • Перед началом смены весь персонал будет проверен на предмет повышенной температуры.
  • Дополнительные возможности для организации услуг будут доступны, в том числе по телефону или видеоконференцсвязи.
  • Похороны, посещения и другие собрания, проводимые в наших Часовнях, будут иметь ограниченное количество участников в соответствии с действующими правительственными постановлениями.
  • Рекомендуемые методы социального дистанцирования будут поощряться для всех посетителей нашего предприятия.

Прямая трансляция похоронных услуг будет доступна семьям в крематориях, где это возможно. Возможно, есть дополнительная услуга.
Мы доступны 24/7, чтобы ответить на любые вопросы и проблемы, которые могут у вас возникнуть, и продолжим следить за правительством, NHS и ВОЗ. Рекомендации также рассматриваются Национальной ассоциацией ассоциации похоронных бюро.

Прежде всего, помните, что во времена неопределенности важно полагаться друг на друга и объединяться как сообщество.Для Rowland Brothers International большая честь быть частью сообщества Кройдон, и мы сделаем все возможное, чтобы быть здесь для вас на протяжении всей пандемии COVID-19.

С уважением

Тони и Стив Роуленд

Что такое урна для кремации?

В традиционных захоронениях гроб используют точно так же, как в кремациях — урну. Оба хранят останки любимого человека, и мы можем показать их на похоронах или поминальной службе. Но что такое урна для кремации? Несмотря на то, что кремация в последние годы набирает популярность, вы можете удивиться, узнав, что использование урн может быть более древним, чем сама практика кремации.

Имея доказательства того, что кремации могли начаться в раннем каменном веке в 3000 г. до н.э., свидетельства содержания останков в урне можно найти на тысячи лет раньше. В Китае были найдены керамические урны, датируемые примерно 7000 г. до н.э., содержащие останки.

История кремации в том виде, в котором мы ее знаем, началась в Европе и на Дальнем Востоке, со свидетельствами из информационных находок славянских народов на западе России. Артефакты, найденные в этих местах, включают урны для кремаций глиняной посуды, которые не были чрезмерно украшены.Они использовали урны после кремации, чтобы выразить уважение к умершему.

По мере того, как практика кремации распространилась по Европе и даже Северной Америке, так же распространилось и использование урн для кремации. В Англии было обнаружено захоронение урны, датируемое бронзовым веком. К 1000 году до нашей эры кремации стали обычным явлением в Греции, и греки использовали сложные методы захоронения с использованием урн.

Во времена Римской империи кремация считалась наиболее гигиеничным типом похорон. Затем они поместили урны в колумбарий, который часто частично или полностью находился под землей.Кремация оставалась широко распространенной практикой в ​​течение сотен лет, но первые христиане считали ее языческой, а еврейская культура предпочитала традиционные гробницы.

Современная кремация может указывать на Италию в конце 1800-х годов в качестве отправной точки, и с ее относительным ростом в Северной Америке в 1913 году спрос на урны для кремации вырос. То же самое чувство остается и сейчас, как и 100 лет назад, когда люди хотят надежную и подходящую урну для своих любимых.

Сегодня мы можем делать урны из многих материалов, включая керамику, мрамор, бронзу, дерево, латунь, нержавеющую сталь или стекло.Существуют разные формы, стили и размеры, а останки можно хранить даже в украшениях.

Несмотря на то, что конкретные методы кремации изменились с течением времени, одно остается неизменным: вам в помощь предоставляется услуга «Простая кремация и похороны». Наша миссия — предлагать безупречное обслуживание, обеспечивая при этом сострадание, искренность и понимание, необходимые семьям, которым мы служим.

Почему большевики хотели заменить похороны кремацией

История 08.01.20 Почему большевики хотели заменить похоронную кремацию

В любое время после смерти тело умершего либо кремировали (сжигали), либо неисчислили (закапывали в землю).В России до прихода советской власти кремация большим спросом не пользовалась, так как церковь к ней относилась неодобрительно и даже в случае кремации рекомендовала прах захоронить. Поэтому кремировали русских только в санитарных целях — например, во время эпидемий кремировали умерших от чумы. Все изменилось в 1920-х годах. Большевики вели решительную борьбу с религией. Основанная в 1925 году Лига воинствующих атеистов высмеивала и критиковала любые церковные обычаи и предрассудки, включая правила похорон.Во главе с старым коммунистом Емельяном Ярославский атеисты занимались антирелигиозной пропагандой и заменой религиозных праздников на светские (то есть советские).

Другой инициативой атеистов было создание национального кремационного общества в 1927 году. Общество, участвовавшее в распространении идеи кремации как лучшего способа захоронения, разработало методы и программы для строительства крематориев и продвигало производство соответствующей бумаги. Как обычно, главные коммунисты страны (Сталин, Калинин и другие видные большевики) выдавали членские билеты Общества с первым номером.Они должны были показать пример всему социалистическому обществу (ни Сталин, ни Молотов, ни Калинин после смерти не были кремированы). Очень понравилась работа Общества кремации Льва Троцкого (который вслед за Лениным тоже одобрил кремацию и даже издал указ о преференции, хотя его не сожгли). По замыслу советских лидеров, настоящий коммунист должен был отказаться от старого капиталистического прошлого с его религиозным атавизмом, помогая поддерживать эксплуататорскую социальную структуру.

Несмотря на усилия Общества кремации и энтузиазм revolsinii, большинство людей, хотя и согласились «неохотно» на замену крестов на звезды и отмену похорон, но не спешили сжечь своих мертвецов.Как пели кремации не только советские журналисты. Один из них, одессит Д. Мэллори, написал такую ​​оду: «Крематорий — зияющая дыра в китайской стене человеческого невежества и суеверий, о которой спекулируют священники всех вероисповеданий». Мэллори утверждал, что крематорий окончательно положит конец всем реликвиям и «чудесам», а также упростит похороны и сохранит землю (выход под кладбищем) для нужд живых. «А когда мы умрем, — писал он, — пусть отвезет нас в крематорий, на зараженные кладбища земли, всюду переполненную, трепещущую от радости и юношеской свежести жизни!».В целом сторонники кремации усмотрели в нем некоторые преимущества. Однако часто в первом массовом крематории, Московском Донском (вопреки священникам он был построен в закрытом храме преподобного Серафима Саровского Донского монастыря) сжигали не настоящих коммунистов, как «врагов народа», расстреливали. НКВД во время Большого террора. Сожгли их тела в печах немецкого «Топфа». Почти попал туда сам Мэллори, расстрелянный в 1937 году. Там был сожжен и главный в результате массовых репрессий (а потом попал под них и расстрелян) нарком Н.Ежов, М. Горький, В. Маяковский, В. Чкалов, маршал Михаил Тухачевский. Позже кремировали и таких знаменитостей, как маршал Жуков или Юрий Гагарин.

В Москве Общероссийскому кремационному обществу все же удалось добиться определенных успехов, и несколько лет кремация была в моде у жителей столицы. Но в 1930-е годы руководство страны переключилось на задачи более важные, чем введение массового обряда кремации усопших, а во время Великой Отечественной войны Сталин даже пошел на уступки Православной церкви.Тогда фактически сошла на нет работа Союза воинствующих атеистов, и в 1947 году организация официально не закрылась. Атеистическая пропаганда в Советском Союзе продолжалась, но такие агрессивные нападения на религию, оказавшиеся во время войны, являются важным моральным ресурсом общества, прекратились. Остался один и древний способ хоронить людей: не нужно лишний раз раздражать население. В конце концов, от старых религиозных традиций и людей уже отвыкают (редко стали крестить детей, праздновать Рождество, поститься, нырять в нору и т. Д.). Как отмечает историк Е. И. Уфимцева, «практика атеистической социализации» полностью заменила старые модели духовного развития. Даже советских руководителей после Сталина похоронили в могилах. Теперь кремация стала доступна только в нескольких крупных городах, чтобы похоронить человека, что не является идеологически «предпочтительным». Кремировали сегодня в России больше всего, где труднее и дороже найти землю на кладбище: в первую очередь, в Москве и Санкт-Петербурге.

Константин Дмитриев

Источник:
© Русская семерка

см. Также: выбор редакции «Русской семерки», о чем КГБ договорился с ворами перед Олимпиадой в Москве5 восстаний 1961 года в СССР: их спровоцировала «Мороз» вошла в список 100 худших исторических фильмов, чтобы понять, что белок тела Дефицит Рекомендуемая статья для публикации: Комментарии Комментарии к статье «Почему большевики хотели заменить похороны кремацией» Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий! br>
Поделиться в Tumblr

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.